Олег Игорьин

Жизнь новогодней игрушки

+63
Аннотация
Все мы родом из детства. Сентиментальный гей-рассказ о далеком и милом времени. Рассказ-сказка для взрослых мальчиков.

(Рассказ-сказка для взрослых мальчиков).


Сначала были темнота и пустота. Не было ничего: ни времени, ни света. Затем был голос Великого Закона. Великий Закон сказал: не проявляй чувства!
Время и свет возникли одновременно. Время затикало и побежало, а свет появился в виде фабрики мягких игрушек, где что-то глухо шумело и стрекотало. Затем родилась новая игрушка - плюшевый мишка. Он ничем не отличался от таких же, как он, братьев-мишек. Разве что, какая-то улыбка была на его мордочке; но никто ее не замечал, кроме него. Мишки лежали в коробках на складе и тихо ждали своей очереди на жизнь. Одни уходили, другие приходили. Дошла очередь и до нашего мишки - его и еще несколько игрушек упаковали, загрузили и куда-то повезли. Затем, после долгой тряски, достали из коробок и выставили на витрины шумного, большого и очень светлого магазина. В нем было все - так показалось мишке. Его посадили рядом с большой нарядной куклой. Кукла была красивая, с длинными блестящими волосами, красивым ярко-красным платьем; она даже умела говорить слово «мама», когда ее переворачивали. Кукла этим очень гордилась, и поэтому у нее был задран нос. Но она была глупая - как многое в этом мире бывает красивым и глупым. Мишка сидел рядом с ней, да и вообще на витрине совсем не долго. Одному дядечке, зашедшему в магазин, он так понравился, что тот захотел купить его своему сынишке. Дядечка долго рассматривал его, вертел в руках, ощупывал со всех сторон, даже почему-то понюхал. При этом продавщица уверяла, что это эксклюзивная вещь, и больше таких нет. Хотя в подсобке лежало еще несколько таких же мишек. Папа достал кошелек, вздохнул и купил мишку. Он очень любил своего сына и хотел ему сделать подарок.
Наступал Новый Год. Темные, заснеженные улицы были пусты и ждали боя курантов. Дома глядели в ночь ярко-желтыми ожидающими окнами. И в них мелькали люди на фоне украшенных елок и мигающих цветных гирлянд. Была слышна веселая музыка, перебивающаяся громкими голосами и взрывами хохота.
Где-то далеко вверху небо было закрыто плотными черными тучами, и шел некрупный мягкий снег. Он падал мишке на нос, на шерсть, было щекотно и интересно. Снежинки не таяли, а медленно опускались и замирали, образуя маленькие сугробики на игрушке.
Когда мишку занесли в теплый дом, снежинки превратились в капельки, которые отряхнули, и его шерсть заблестела. А на самых кончиках образовались маленькие бриллиантики, которые вскоре исчезли.
Папа внес игрушку в яркую шумную комнату, где была большая зеленая украшенная елка, возле которой стоял праздничный стол. Мальчики и девочки, дяди и тети обрадовались приходу папы и окружили его. И мишка был в центре внимания - каждый хотел его потрогать. Папа позвал самого маленького мальчика, которого звали Митечка. Он был одет в белую рубашку и короткие черные штанишки.
Митечка спрятался за мамину юбку, обняв ее своими маленькими ручками, и смотрел восторженными глазенками-бусинками на подарок. Он очень стеснялся и очень хотел мишку. Папа подошел к мальчику и торжественно вручил ему игрушку. Мишка был по высоте чуть-чуть меньше Митечки. И когда тот его обнял, показалось, что обнимаются два маленьких мальчика, потому что мишка тоже обнял ребенка.
Игрушка пахла чем-то добрым и новогодним – свежим морозом, мандаринами, рядом с которыми он лежал, шоколадкой, привязанной к его шее, и еще чем-то вкусным и сладким. Наверное - детством.
Митечка уже не выпускал игрушку из своих ручек, и когда дети пошли хороводом, мишка тоже участвовал в нем. Он кружился, танцевал, веселился вместе с детьми. Его обнимали, целовали, дети даже пытались его кормить тортом и поить сладкой газировкой.
А ночью он лежал в кроватке рядом с Митечкой. Мишка улыбался в темноте, зная, что никто его не видит. Он еще часто потом улыбался, но только наедине – он не хотел нарушать Великий Закон.
Теперь мальчик с ним уже не расставался.
- Я тебя люблю, - говорил он и крепко прижимал мишку к себе.
Он всегда обнимал и спал с мишкой - без него не мог заснуть. И мама уже знала всегда, чтобы успокоить сына, нужно дать ему мишку. Слезы моментально высыхали, ребенок успокаивался и делал всегда то, что нужно. А мишка, прижавшись к щеке, промакивал собой слезы и делал лицо Митечки сухим.
Мишка стал жить в квартире на правах члена семьи. Его все любили и гладили. У него появилось множество друзей: вначале это были погремушки, пластмассовые рыбки и птички, бесполые пупсики. Затем появились машинки, самолетики, танки и даже железная дорога. Но со временем все они по очереди куда-то исчезали; мишка не знал куда, да и не хотел знать.
Нельзя было сказать, что у него все было хорошо. Мишка не любил животных - они доставляли множество беспокойства и страха. Он пытался всегда спрятаться от них, но они всегда находили его. Собаки любили грызть его и кусать, а если никто не видит, то таскали по полу и собирали не его шерсть всю пыль. Он после них долго вздыхал и чесался. Кошки относились по-разному. Но тоже не доставляли удовольствия. Они царапали, чистили когти, поднимали хвосты и брызгали на него вонючей жидкостью, оставляя несмываемые пятна. Некоторые лежали на нем, оставляя шерсть и блох. Но хуже всего была моль. Она подлетала и грызла его, оставляя на нем неисправимые дыры.
А любил он, когда мама чистила его щеткой, собирая всю ненужную грязь и пыль. Он от этого тихонько урчал. И потом долго улыбался в темноте.
Время шло. Митечка стал Димочкой, затем Димой. Он уже был намного больше мишки. А мишка, наоборот, становиться все меньше и меньше. Он теперь не был таким свежим и блестящим - он потускнел, швы от укусов, царапаний, погрызов немного разошлись. На нем появились разные пятна, которые ничем нельзя было вымыть. Теперь его место было не в маленькой кроватке, которую выкинули вместе со многими игрушками, а на кресле, рядом с диваном, на котором спал хозяин. Дима все еще любил его и иногда обнимал и клал с собой. Мишка лежал и улыбался.
Однажды ночью он услышал, как хозяин сильно засопел во сне, и мишка почувствовал влагу. Ее было немножко, и она резко пахла. Но не мочой, как иногда бывало у хозяина. Хозяин дернулся и затих. А та штучка, что была у него и не была у мишки стала большой и влажной. Хозяин затих и заснул. Утром хозяин увидел желтоватое пятно на простыни и небольшое на лапке у игрушки. Он не мог понять, откуда оно взялось. Пятно не исчезало, пока мама не поменяла простынь. А на мишке оно осталось навсегда. Такие пятна стали чаще появляться в диминой постели. А потом исчезли. Мишка видел со своего кресла, как хозяин сам стал выпускать влагу, когда никого не было дома или когда дверь была заперта. Он стал делать это часто, почти каждый день, а то и по нескольку раз в день. Вместо игрушек соседями мишки стали глянцевые журналы с голыми людьми. Он ничему не удивлялся: ведь он видел голого хозяина. Дима раскрывал журналы, ставил на мишку и опускал трусы. Его штука увеличивалась, становилась красной, смотрела вверх, а затем из нее, из самой дырочки, брызгала белая мутная влага. Если хозяин успевал, он ее сразу прикрывал. А если нет, влага попадала на журнал, а иногда и на мишку. После этого хозяин натягивал трусы и прятал журналы. Несколько раз влага не брызгала, а оставалась в прозрачной игрушке, которую хозяин надевал на свою штуку. Она обхватывала его полностью, и мутная влага оставалась в ней.
К Диме часто стал приходить его друг, который называл хозяина Димоном. Он любил гладить мишку. Затем он однажды стал гладить Диму. Они целовались постоянно, чтобы никто не видел, и засовывали руки друг другу в трусы. Дима закрывал свою комнату и раздевался. Его друг опускался перед ним на колени и целовал его в штуку. Затем Дима брызгал не него, как он обычно брызгал на глянцевый журнал. Друг делал тоже самое ему. Мишка находился рядом и видел, как они стонали. Друг стал чаще приходить. Они раздевались полностью и делали разные движения, как заводные игрушки, пока не кончался завод. Они засовывали свои штуки во все отверстия и вымазывали их мутной влагой. Потом стал приходить еще один мальчик, и они втроем делали все это. Мальчиков стало появляться больше, одни приходили, другие уходили. А глянцевые журналы, как и прежние игрушки, куда-то пропали.
На день рождения хозяина мишку гладило множество руки и целовало множество губ. Когда все ушли, осталась девочка, которая обняла мишку и сидела с ним. Она целовались с Димой, а затем ее маленькая ручка проникла в Димины штаны. Она долго что-то там делала. Но видно у нее что-то не получалось, тогда девочка разозлилась.
- Ты неудачник и импотент! - крикнула она, кинув на него тем, что ей попалось под руку - мишкой. И убежала, хлопнув дверью.
Прошло много лет… Дима однажды пропал, и стал появляться очень редко. Мама сажала мишку на димин диван, в центре, и окружала множеством маленьких разноцветных подушек. Подушки молчали, потому что были глупые. А мишка теперь постоянно смотрел на противоположную стену с висячими детскими часами, которые секундной стрелкой отщелкивали время.
Иногда мама садилась на диван, о чем-то думала, грустила, даже иногда тихо плакала и обнимала мишку, уткнувшись в него лицом и нюхая его и запах далекого детства.
А потом мамы не стало. Мишку положили в мешок и занесли в темное помещение.
Он лежал в пыльной темноте и ожидал хозяина. Но Дима не приходил, и время остановилось.
И вдруг распахнулась дверь, хлынул поток света, подняв застоявшуюся пыль. Мишка обрадовался – сейчас придет хозяин и обнимет его. Он не видел, где он находится и что происходит. Но стало очень жарко и очень светло.
Все искажалось в огне. Вещи вокруг вдруг начали надуваться, блестеть, как при рождении. Было безумно весело и ужасно. Мишке тоже стало радостно от большой температуры, он решил нарушить Великий Закон и улыбнулся. И вдруг его шерсть приобрела первоначальный цвет, но затем она сморщилась, и мишка стал превращаться в черный пузырчатый комок, который лизнул язык пламени. И он исчез, превратившись клубок черного дыма. Исчез навсегда.
А Дима… Теперь уже Дмитрий Иванович имеет семью, детей. Счастлив ли он? - трудно сказать. В его возрасте счастье человека в стабильности. А она у него есть. У него хорошая престижная работа, нежная и хозяйственная жена, несколько пухлых детей разных возрастов. Дети имеют свои игрушки – современные, электронные, с множеством разноцветных огней и функций. Игрушки могут разговаривать и двигаться туда, куда нужно.
На стене, в большой комнате, среди множества фотографий висит снимок из далекого митиного детства. На нем изображены папа, мама, он - в центре, обнимающий мишку. Все улыбаются, и мишка тоже.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

4 комментария

Alek
0
Alek 10 декабря 2011 19:33
Красивая и грустная история о том, как сильно меняется жизнь. О счастливом детстве, бурной молодости и всем, что с этим связано. Конец игрушки - лишь переход от одного к другому. Но игрушку было жалко.)
0
Ия Мар Офлайн 11 декабря 2011 03:37
В древности переход человека из одного жизненного периода в следующий приравнивался к смерти: умирал мальчик - рождался юноша, умирал юноша - рождался муж... В наше время старинные обряды инициации не соблюдаются, но жизнь все равно меняется, уходит в прошлое отрезок жизни и вместе с ним умирают вещи, сопровождавшие и символизирующие этот период.
Рассказ напомнил мне миниатюру Михаила Осоргина "Вещи человека":
Пока маленький храм его духа был нетронут, - человек жил в пачке писем, в трубке, в полужетоне с французской надписью, в огрызке карандаша. <...>
И было велико смятение его любимых вещей, согнанных с отведенных им мест, сваленных в кучу, обреченных на уход - сегодня ли, завтра ли. Осколки храма стали мусором.
Много раньше, чем белая рука решила их дальнейшую участь, - еще живя в материи, - умерли в духе вещи человека.

Только у Осоргина с уходом человека вещи умерли окончательно, а в этом рассказе мишка остался, пусть только в душе, только в воспоминании, на старой фотографии. Пока жив человек, живы и его "вещи". Прекрасный рассказ, щемяще грустный и обнаженно правдивый...
0
Маша Маркова Офлайн 13 декабря 2011 19:03
В детстве мне всегда казалось, что игрушки - живые, чувствуют и думают, совсем как люди, я никогда их не выкидывала, было жалко,поэтому восприняла рассказ близко к сердцу,тем более , что здесь всё происходящее показано глазами плюшевого мишки, с которым люди поступили жестоко. вобщем грустно(((
0
talullah Офлайн 11 января 2012 19:56
Оригинальный, необычный рассказ.