Безымянный читатель

Сияние в венах

+ -
+59
Аннотация

Парень на грани жизни и смерти...Все закончилось? Нет, все только началось, когда один неравнодушный прохожий решается приютить его всего лишь на ночь... Чтобы затем оставить навсегда.



Poison in my head,shining in my vein...

I've got the poison in my head...
The shining in my vein...
Scratch Massive

...Он сидел на скамейке, низко опустив голову, запустив тонкие пальцы в волосы, небрежно одетый в темную куртку и джинсы, шарф обвивал шею, впрочем, абсолютно ее не закрывая. Все бы ничего, да только сейчас два часа ночи, и, кажется, этот мальчишка замерз и ему некуда идти.
-Эу, парень, ты живой?
В ответ хриплый голос:
-А что, не видно?
-Нет.
Оба молчим. В конце концов, что я ему должен? Пускай бы себе дальше мерз. Одним лузером больше, одним меньше...
-Пошли ко мне.
Он так резко вскидывает голову, что становится боязно, не отвалится ли.
-А ты педофил, что ли?
Я оскорбленно фыркаю. Ну да, мне уже не пятнадцать, а всего лишь двадцать пять, но это же не повод обзывать меня педофилом.
-Нет. Впрочем, как хочешь.
Я отхожу от него и спокойно иду дальше.
-Зачем ты это делаешь?
Я останавливаюсь.
-Что конкретно?
-Подходишь к незнакомому парню посреди ночи и предлагаешь переночевать.
-Страдаю синдромом повышенной заботы о братьях наших меньших, - фыркнул я. - Не хочешь, не надо. Мерзни на здоровье.
Я стоял и смотрел на его худенькое бледное лицо с глазами неопределенного цвета, острым носом и чуть припухшими губами. Волосы стояли торчком, явно нуждаясь в расческе. Этот мальчик-парень еще балансировал между тонкой гранью детскости и взрослой жизнью.
-Только без приставаний, - немного помедлив, сказал мальчишка, кое-как поднимаясь со скамейки и встряхиваясь, словно замерзший зверек.
-Я что? Так похож на голубого?
Паренек чуть покраснел.
-Нет, но должен же я хоть немного соблюдать осторожность.
Мы неторопливо ползли по пустым улицам, скрепя ботинками по свежевыпавшему снегу. Я достал сигарету и закурил - первый признак нервозности. И что меня толкнуло подобрать этого щенка с улицы? Определенно, вышеупомянутый синдром. Спрашивать, что да как, мне не хотелось, еще подумает, что я ему в папани навязываюсь. Пускай уж как есть. Подросток жадно смотрел на тлеющую в моих руках сигарету.
-Что, брат? Курить хочется?
Он сглотнул.
-Да на, затянись разок. Это последняя.
Он несмело берет из моих рук сигарету и тут же жадно затягивается, прикрыв глаза от наслаждения. Во фанаты пошли... Хотя, его дело. Я ведь тоже не Моисей...
Мальчишка возвращает сигарету и вздыхает. Хотя нет, это у него такой хрип.
Парень вдруг закашлялся, притом так мощно, что я не на шутку перепугался.
-У тебя случайно нет пневмонии?
-А хз. Сегодня началось...
-Ясно. Пришли как раз.
Мы подошли к одной типичной серой пятиэтажке. В подъезде было темно. Лифта, конечно, не было и мы кое-как поползли на пятый этаж. Мне в этом плане с квартирой "повезло".
Я поковырял ключом в замке и вошел. Оглянулся: он стоит и топчется на пороге.
-Ну чего ты. Заходи, не очкуй.
Он, наконец, зашел. Я скинул куртку, ботинки и пошел на кухню ставить чайник.
-Ну ты там раздеваешься или мне помочь? - крикнул я, порядком раздражаясь его нерешительностью. В коридоре тут же послышалась возня.
-Так-то лучше...
Я вышел к нему, насмешливо посмотрел на покрасневшее лицо парнишки.
-Чего ты очкуешь? Я же с тебя не требую деньги за съем комнаты. Тебя, кстати, как зовут?
-Сэм.
-А я Саша. Будем знакомы.
Я протянул ему ладонь и он несмело, но все же пожал ее.
Одет он как... не знаю. Будто с последнего бомжа шмотки стянул.
-А ты... ты почему так одет? - не выдержав, спросил я. Он прямо посмотрел мне в глаза, словно дикий волчонок, и процедил сквозь зубы:
-В интернате другую одежду не дают.
Вау!!!! Так вот откуда мой мальчонка... Стало быть, сбежал из любимого интерната, не выдержав прелестей местной жизни. Плевать на все...
-Пошли, одежду тебе найду...
Он смотрел удивленно и дико.
-А ты что, обратно меня не отправишь?
Ха-ха, какой наивный вопрос.
-А ты туда хочешь вернуться?
-НЕТ!
-Спокуха, не хочешь, не надо. Я тебя туда силком не верну.
Я взял его за запястье, и он вдруг охнул. Ну что еще... Я закатал рукав вверх. Нуууу, все понятно.
-Значит, там тебя еще и били.
Он не ответил. На запястье красовался здоровенный синяк, словно кто-то наступил ему на руку, да еще и потоптался.
-Надеюсь, они тебя искать не будут? - спрашиваю я, попутно роясь в шкафу.
Он за моей спиной.
-Нет.
-Ну тогда ладно. Вот, померяй.
Я выудил из шкафа неплохую рубашку и уже старые, но вполне приличные джинсы. Он даже не стал играть со мной в обмен любезностями и стянул с себя ужасающий, дырявый, неопределенного цвета свитер.
Мама дорогая... Вся грудь в синяках.
-Ну-ка повернись спиной.
Агаааа... Вот она, виновница происшествия, вероятно, та самая причина его побега. Страшного вида рана под лопаткой.
-Подожди, не одевайся, я за аптечкой.
Копаюсь в шкафчике на кухне, где когда-то хранил все необходимое в случае неприятностей. Выудил бинты, спирт(да-да) и, на всякий пожарный, анальгин. Сэм уже переодел штаны и сидел теперь на диване ко мне спиной.
-Кто ж тебя так отделал?
-Ай... Неважно. Черт!
Я спиртом обработал рану. Мальчишка покорно терпел.
-Руки подними.
Я заметил еще пару синяков на боках, пока перевязывал его бинтом.
-Зачем ты все это делаешь? - спросил парень тихо и подозрительно.
-А, по-твоему, я должен быть похож на фашиста?
Он усмехнулся.
-Спасибо.
Я удивленно посмотрел на него.
-Да не за что... Жрать будешь?
Он обернулся ко мне и с надеждой захлопал ресницами.
-Да ладно, не строй уже из себя пай-мальчика. Пошли на кухню.
Я был доволен своей работой. Сэм накинул мою рубашку и как-то сразу преобразился. Симпатичный парень, с девушками у него проблем не будет, зато с образованием...
-Парень, а как у тебя с образованием?
-Так же, как у тебя с личной жизнью.
Я не удержался и заржал, едва не пролив себе кипяток на носки.
-Чего лахаешь? - спросил Сэм, явно недоумевая.
-Ловко подметил. Но, знаешь ли, мне неплохо живется без жены, - я не смог сдержать улыбку. Он недоуменно посмотрел на меня, но тут же его лицо сделалось непроницаемым.
Я с интересом разглядывал его смущенную мордашку и испытывал неимоверное желание взъерошить ему и без того стоящие торчком темные волосы.
-Нееет, просто... Ты уже взрослый.
О, я не могууууу. Валидолу мне!
-Значит, мне срочно нужно найти себе бабу-домохозяйку, завести детей и отрастить пивное брюшко.
Я хохотнул, представив себе подобную картину. Он улыбнулся и взял у меня чашку с кипятком. Я открыл коробку чая, закинул в кастрюлю пельмени.
-Что теперь будешь делать? - поинтересовался я, заваривая себе чай. Сэм напрягся.
-Не знаю.
Я смотрел на этого подростка, у которого в жизни ничего нет: ни дома, ни семьи, ни друзей, ни нормальной жизни. Жалко его... Сэм мешал сахар в чашке и время от времени бросал на меня косые взгляды. Я взъерошил себе волосы и выключил плиту. Минуту спустя Сэм уже вовсю уминал пельмени, обжигая язык и проглатывая почти не жуя. Напрашивался логичный вопрос.
-Ты давно ел?
Он на секунду оторвался от еды.
-Вчера утром.
Я выпучил глаза, но ничего не сказал. Неудивительно, что на нем кожа да кости. Ничего, откормлю. Будет красавец. Лицо у него симпатичное, хоть немного худоватое, глаза с каким-то интересным странным разрезом, серовато-зеленые, нос тонкий, губы бледные, круглый подбородок чуть выдвинут вперед - гордый...
Наверное, он останется у меня на неопределенный срок, ибо какой тогда смысл был его обогревать, кормить и одевать. Впрочем, что ни делается - все к лучшему. Живу я неинтересно, работаю менеджером в небольшой, но вполне успешной компании, зарабатываю деньги, романов не кручу, хотя мог бы - сплошная хрень. Зато интересно будет его на ноги ставить.
Сэм доел и сам помыл посуду. Я с интересом наблюдал за ним.
-Уже часа три ночи, так что спать.
Я сам уже начал позевывать. В моей двухкомнатной квартире места нам хватит вполне.
-Иди на мой диван, он в зале.
-А ты?
Я улыбнулся: какой заботливый.
-Я в своей комнате буду на кровати. Хочешь, приходи.
Я с наслаждением проследил на его лице стыдливый румянец и, вручив ему одеяло, пошел в свою комнату.
-Спокойной.
-Ага. И тебе.
Ночь прошла спокойно, парнишка даже не сопел, настолько выдохся. А я спал не крепко, время от времени просыпаясь и думая о чем-то постороннем.
Утро пришло внезапно, когда я только нормально уснул. Будильник затрещал и я поспешно его выключил. Не просыпаться же парню со мной за компанию в 6 утра. Я кое-как оделся и тихо прошел на кухню. Сделал завтрак, поел, оставил Сэму немного и, написав записку, ушел. В записке я его информировал о том, что холодильник в его распоряжении, а если не терпится, то запасной ключ на гвоздике в прихожей рядом с выключателем. Хотя навряд ли он решит уйти. На улице метель и минус двенадцать.
Сэмом меня звали, сколько себя помню. По инициалам: Синевский Эдуард Михайлович. Однако же придумали мне имечко, интернатовские скотины. И с самого начала жизни я был обречен на никчемное существование сперва в школе-интернате, а потом, если повезет, в норе, если я дождусь своей очереди на получение жилья. Думаю, не стоит вдаваться в подробности моего школьно-интернатного жития и сразу перейду к главному, а именно к тому самому моменту, когда я понял, что больше бежать не могу, да и некуда вообще-то.
Я стоял посреди улицы, в незнакомом мне городе. Уже давно было темно, редкие прохожие проходили мимо меня, торопясь скорее попасть домой. Как же я им завидовал! Мне бы свою нору иметь...
Я огляделся, пытаясь понять, в какую сторону лучше идти. Можно было бы, конечно, заскочить в какой-нибудь подъезд, но долго же мне придется торчать под дверью. Вряд ли кому-то приспичит в час ночи выйти погулять.
Я оказался в безвыходном положении: идти некуда, моя драная и хилая куртка не спасет меня от холода, я не ел со вчерашнего дня - короче, мне хана. На жалость тоже некому давить. Значит, я могу достойно принять смерть хотя бы вон на той лавочке, рядом с фонарем. Смерть - это образно говоря.
Ноги гудели от усталости. Я, наконец, сел на скамейку и немного отдохнул.Встать с места и попрыгать я не мог, тело сковал холод. Да и какая уже разница. Никто по мне убиваться не будет, а уж тем более выяснять, откуда я и кто такой...
-Эу, парень, ты живой?
Взрослый бархатный голос вывел меня из мрачных размышлений.
-А что, не видно?
-Нет.
Я молча посмотрел на моего невольного собеседника. Высоченный такой парень, лукаво улыбается мне, одет прилично, стройный. Все равно странно. С чего бы это вдруг моей судьбой кто-то заинтересовался?
Совершенно неожиданно он предложил мне переночевать у него. Я занервничал, но все-таки я не в том положении, что могу выбирать.
Кое-как поднялся со скамьи, разминая затекшие ноги, и побрел за ним...

And so what?...
Pink

- Сонечка, сделай кофе... А то внутренности не размораживаются...
- Бегу.
Я поздоровался с сотрудниками и прошел в свой кабинет. Обстановка у меня тут уютная: кресло кожаное, евроремонт, все как положено. Я уселся в кресло и начал потихоньку разгребать макулатуру на столе, выуживая из общей кучи все необходимое, чтобы настрочить отчет. Дверь открылась и высокая блондинка на шпильках принесла кофе.
-А, пасиб.
-Еще что-нибудь, Александр Максимович?
-Да, называй меня Преподобный...
Сонечка глубоко оскорбилась:
-Но мое положение обязывает называть вас по имени-отчеству.
-А мое положение обязывает меня отменить твое положение хотя бы из уважения к твоему каторжному труду.
-Ай, да вы что. У вас сегодня хорошее настроение, - обрадовано проинформировала меня Сонечка.
-Сам вижу. Ладно, буду работать.
-Ага.
Сонечка, цокая каблуками, вышла из кабинета и пошла занимать свой пост.
Хорошее настроение, впрочем, продержалось недолго, через три часа я уже сам на себя не был похож, к тому же сказывался мой хронический недосып. Как там поживает моя жертва жестокого обращения, позвонить, что ли...
Я набрал номер. Гудки... Что-то долго не поднимает... Хотя...
- Алло, - несмелый голос все же возникает в трубке.
- Привет, это я. Ты как там? Все нормально?
Он сдавленно молчит, потом, наконец, отвечает.
-Да все нормально вроде, - чуть усмехается. - Я думал, это кто-то другой звонит.
-Знаешь, мне звонят нечасто, - нехотя сообщил я, - только когда что-то важное. Хотя теперь я уже даже не одинок.
Я довольно заулыбался.
-А я тебе не буду мешать?
-В смысле?
-Ну я теперь у тебя надолго завис, наверное...
-Не парься. Мне не сложно содержать кого-то, с финансами у меня все ладно.
Он, чувствуется, смутился.
-Да что ты как не знаю кто? Или ты боишься, что я чего-то от тебя потребую, типа отрабатывать долги домохозяйкой?
-Не шути, это не смешно. Просто... Кроме тебя у меня больше никого нет.
Я замер, явственно ощущая, как кровь гудит в венах.
-Нет - так будет! Сделаю из тебя человека, - пообещал я.
-Угум...
Не верит.
-Ладно, вернус - обсудим.
-Ну давай. Пока.
-Пока.
Дверь кабинета открылась и показалась белобрысая лохматая голова Славки, моего дружка и по совместительству коллеги.
-Ааааа... Я все ждал, когда же ты притащишься, - поприветствовал я друга и тот, довольный, вошел в кабинет.
-Как твое ничего? Да ты сияешь... - вот за что люблю Славку, так за проницательность!
-Рыбы объелся, знаешь ли.
-Шуууутишь, это хорошо. Признавайся, никак бабу себе нашел, - Славик улыбнулся, сверкая зубами.
Я всерьез задумался.
-Нууу, это спорный вопрос. Вряд ли он похож на бабу, - улыбнулся я, вспоминая своего непутевого Сэма.
Славик выпучил глаза и ткнул в мою сторону пальцем:
-Так ты...? Это...Ну! Голубой...?
-Фу, Слава, откуда ты таких слов нахватался? Ужас...
Он с подозрением на меня уставился.
-Да не голубой я! Подобрал его с улицы, голодного, холодного и вдобавок избитого.Этот парнишка из детдома сбежал, а я его и пригрел...
-Добрая душа. Но зачем это? Я не врубаюсь, - Славик почесал затылок.
-Да, действительно, зачем? Пускай бы помер там на скамейке, - я не понимал, что такого странного есть в моем поступке для Славы.
-Ну просто это странно. А куда ты его потом?
-Куда-куда.. На работу устрою и пускай живет у меня. Он парень смышленый, подружимся, будем вместе виагру пить в старости, - я заулыбался.
-Ну, как хочешь. А ты собираешься вообще жениться?
-Неа. Начерта мне это? Одно только слово "жена" вызывает у меня нервный тик. Обойдусь как-нибудь.
-Правильно, - Славик одобрительно хлопнул меня по плечу и, сославшись на дела, поспешно слинял к себе в кабинет. Все-таки Славик нормальный парень, мы с ним уже давно дружим, с детства. Вместе девок за косички дергали, вместе начали курить, вместе поступили, короче, друзья не разлей вода. Славик никогда меня не предавал, вытаскивал меня из депресняков, парень что надо.
Я собрал в кучу бумаги, запихнул в папку. Отнес к шефу документы и удрал.
Снег скрипел под ногами, валил на головы людей, снег - повсюду. Погода не радовала уже вторую неделю. Снегоуборочные машины не справлялись с завалами, люди месили ногами серо-коричневое месиво. К счастью, два месяца зимы мы уже пережили, остался один - и можно переходить на легкую куртку и ботинки полегче.
На город фиолетовым туманом опускаются сумерки, немного перекрывая запах бензина и газов на автостраде; желтые огни машин мешаются с ним и облака смога приобретают бурый оттенок, тяжелой пеленой закрывая синее морозное небо. Идиллия...
Я ковырнул ключом замок своей квартиры и вошел. До чего приятно чувствовать, что кто-то ждет меня... Просто кайф. Даже стенки будто потеплели. Из-за угла осторожно высунулся тонкий нос и, наконец, показалась и вся голова. Я не выдержал и хихикнул.
-Шпионишь за мной?
Сэм вышел и молча осмотрел меня с ног до головы своими странными глазами. Я даже неловко поежился.
-Неа. Просто смотрю.
Угум.
-Ну и как ты тут?
-А, нормально. Нехилая у тебя нора, - он с интересом колупнул стенку ногтем и чуть порозовел. И с каких это пор меня так потянуло на парней? Правда, не хватало еще, чтобы он заметил мой плотоядный взгляд.
-Мне с рождения было суждено торчать в детдоме. Каким образом я оказался в этом царстве, да еще и в обществе абсолютно нормального человека - вопрос поинтереснее.
Меня назвали нормальным? Мама, роди меня обратно!
-Ай, перестань, ты меня смущаешь, - я действительно чувствовал некое тепло от восхищенного тона моего невольного соседа по "норе".
-Ел? - я как раз повесил куртку на крючок и поставил ботинки на коврик рядом с дверью.
-Неа.
-А чего?
-Т...Да так.
-А сейчас будешь?
И тут, как по команде, его желудок заурчал.
-Все с тобой ясно. Пошли жрать.
Я легонько хлопнул его по плечу, и мы пошли на кухню. Я достал макароны из шкафчика, вытащил из холодильника банку шпрот и спросил.
-Ты+ это, пить будешь?
-Что пить? - удивился парень, округлив глаза.
-Ну, у меня тут коньяк. Обмоем твою новую квартиру, - довольно сказал я, ставя на стол темно-янтарную бутылку.
Сначал мы, конечно, поели, потом пошло похлеще. Этот юный и невинный мальчик по неопытности залпом выпил сперва один стакан, потом другой и, даже несмотря на то, что желудок был не пустой, не на шутку забалдел.
-Ты почему мне не сказал... - пьяно пробормотал Сэм.
-Не сказал что? - я тоже немного надрался, но был еще способен нормально мыслить.
-Что я напился...
-Ты напился, - покорно сказал я и, шутки ради, кинул в него комочком салфетки. Тот засмеялся и швырнул по обратному адресу.
-Ах, ты...! - я не успел ругнуться и, кое-как поднявшись, пополз в зал.
-Стой, пьянчуга! - Сэм, хохоча, побрел за мной. В зале я взял подушку и от души треснул ему по пятой точке. Тот возмущенно заорал и, схватив вторую подушку, тоже на меня кинулся. Мы с великим энтузиазмом молотили друг по другу и, утомившись, повалились на диван. И тут я протрезвел. Сэм сидел ко мне вплотную и смотрел на меня абсолютно трезвыми, блестящими от возбуждения глазами. Я оторопело моргнул и все поменялось. Он снова был как прежде. Что-то пролепетал мне на ухо и так и засопел у меня на плече. Я чувствовал, как его горячее тело прижимается к моему и чуть не помер от желания обнять его. Впрочем, не так-то он прост, как кажется. Хитрец. Пьяным нельзя быть временными промежутками, если уж забалдел, то часа на три точно.
Я осторожно поднял его на руки и отнес к себе в комнату. Накрыл и, постояв немного рядом, пошел в зал смотреть зомбоящик.
Мда, хлебну я с ним проблем.
Странное чувство... Словно я с ним уже давно живу. Может, я гомик? Или нет, гомик звучит похабно. Закрыли тему. Только вот почему у меня, нормального вроде мужика, не возникает никакого возмущения по поводу гомосексуальных отношений - загадка.
Зомбоящик орал, хрипел и пенился, а я все думал о нем, о его будущем, о его жизни, и уже тогда сам себе поклялся, что никуда его не отпущу. Раз связал с ним свою жизнь, значит, мне с ним идти до конца. Но сперва надо придумать ему занятие, а то он прокиснет у меня, сидя дома на диване.
Я выключил коробку и, недолго думая, уснул прямо на диване, свесив руку к полу. Спал как убитый.

Утро пришло быстро. Я проснулся только в 11 часов и тут же обнаружил, что Сэм все еще спит. Ну, так не пойдет.
-Эу... Сэмми, подъем... Родина ждет...
Я осторожно коснулся кончиками пальцев его бархатной щеки и тут же отдернул руку. Хоть бы он ничего не подумал...
Сэм открыл припухшие веки. Со сна у любого человека темный ободок радужки становится еще темнее, глаза мутные и какие-то темные, губы чуть припухают, лицо красивое и такое сонное... Я только себя по утрам таким видел и то не замечал, а теперь я пялился на него и тихо млел. Он заворочался, промямлил приветствие и едва не свалился на пол. Я вовремя его поймал и поставил на ноги. Он пошатнулся и схватил меня за плечи. Я сглотнул...
-У тебя есть анальгин?...
-Да, конечно. Пошли на кухню.
Я дал ему анальгин и налил воды.
-Зря я тебя вчера так напоил. У тебя же опыта никакого... - я нежно смотрел на его темные вихры, всклокоченные со сна, худое тело, утонувшее в моей рубашке, и старательно убеждал себя, что эти чувства - братские.
-Вах-вах, сам вчера надрался...
-Ну, я же в состоянии стоять ровно, - я засмеялся, а он обиженно выпятил губу и с презрительным видом допил воду.
Пора решать, что с ним делать. Только вот как с подростком серьезно говорить на тему образования?... Ни у кого нет Фрейда на полчаса? Ладно...
-Сэм...
-А?
Он вскинул голову и посмотрел мне прямо в глаза. Я нервно достал из кармана сигарету.
-Как дальше жить будем?
-А я знаю?
-Не, ну я серьезно. Ты учился в своем интернате вообще?
-Ну так, чуть-чуть.
-Да уж, кто ж за вас серьезно возьмется, если спонсировать вас богатые мамки и папки не будут... А тебе, кстати, сколько лет?
Сэм нервно дернулся.
-Ну, семнадцать. В марте восемнадцать будет.
Я призадумался. Не знаю, как у него с образованием. Может и знает, а может и нет. Шансы у него поступить в универ - пятьдесят на пятьдесят, если он не ленился, что вряд ли.
-Я, конечно, попробую тебя к нам пристроить на посыльного, но не факт, что получится...
-Это типа как мальчик на побегушках? - переспросил Сэм язвительно.
-Ну да. Можно, конечно, контролером тебя в трамвай или в автобус, но долго ты там не проработаешь.
Сэм попытался что-то вставить, но я опять его опередил:
-О! Придумал, я тебя к тете Вале на замену уборщицей пристрою! Едва она концы отдаст...
Сэм выпучил глаза и открыл рот.
-Хотя нет... Теть Валя конкурентов на свою кошачью зарплату не потерпит и вышвырнет тебя нахрен. Остается последнее... - Я сделал зловещий взгляд и оскалился. -Расклеееееейщик объявлеееений!!
(Злобный смех).
-НЕТ! Я согласен! Согласен!
-На что? - я едва сдерживал смех.
-Ну, на посыльного...
-А я тебя туда еще не пристроил, - задумчиво сказал я, жадно оглядывая его всего с ног до головы. Сэм совсем смутился и как-то морально обмяк.
-Да не парься ты так, - я достал зажигалку и закурил. - Никуда не денешься, работать будешь. Я выдохнул дым ему в лицо тонкой струйкой и он оглушительно чихнул. Я потрепал его по голове пятерней и пошел в зал пялиться в зомбоящик.
Сэм потоптался на месте и, как заблудший щенок, поплелся за мной. Я насмешливо на него посмотрел, затягиваясь душным Камелом. А он стоял передо мной, переминаясь с ноги на ногу, и явно хотел что-то сказать.
-Ну, говори.
- А это... Сигаретку не дашь?
Мне как раз пришла в голову одна идея, как мне его совратить без последствий и для собственного же удовольствия.
-На, держи...
Я достал сигарету и протянул ему. Он сел рядом и выжидающе на меня посмотрел.
-Что еще? - я лениво на него покосился.
-У меня зажигалки нет, - прошепелявил он сигаретой.
-Да не вопрос.
Я быстро обхватил его за шею ладонью и притянул к себе. Кончик моей тлеющей отравы ткнулся в конец его сигареты, которая незамедлительно задымила. При этом всем я томным взглядом смотрел ему в глаза и наслаждался видом зарозовевших щек.
-Эээ... Спасибо...
Он круглыми глазами уставился в зомбоящик. Кайф. Занимался бы этим на завтрак, обед и ужин. Голь на выдумки хитра...
До чего красивый пацан... И как его мать бросила, не пойму.
-Слушай, может, пошли, проветримся? А то ты уже два дня сидишь дома. Прокиснешь еще...
-Ну пошли.
Когда парнишка стал натягивать свою бомжацкого вида куртку, я выпучил глаза и возмущенно забулькал:
-Ты в этом на улицу собрался? Хочешь, чтобы у половины города инфаркт миокарда случился? Неееет, дарагой, снимай свою тряпку.
К счастью, у меня нашлась еще одна куртка, немного длинноватая для него, но вполне цивильного вида.
-Дарю,- я вручил ему куртку и Сэм, радостно улыбаясь, натянул ее на себя.
-Так. А это что за хрен?
Сэм вытаращился на меня.
-Какой?
-Да вон, к ногам прилипло.
-А...- Сэм покраснел и скривился. - Это, типа, ботинки.
Я нервно засмеялся. Видно, плохо тогда в темноте разглядел, во что нарядили мальчонку.
-Ты из какого приюта удрал?
Сэм побледнел.
-Да говори. Не бойся.
-Ай, не надо, Сань... - тихо пролепетал парень, медленно сползая по стенке на пол.
Все обошлось тем, что я нашел в шкафу свои новые черные ботинки на шикарной толстой резиновой подошве и преспокойно отдал их Сэму. Потом мы торжественно выкинули его старые вещи на помойку и пешком поползли в "Ригу".
Сумерки упали на город быстро, на этот раз особо не затягивая столь интимный момент. Это произошло так внезапно, что небо даже не успело заплыть отвратительным грязно-желтым туманом. Город мгновенно включил все свои яркие, привлекательно сверкающие неоновые плазменные экраны, улыбался лукаво моргающими красно-синими лампочками вывесок. Каждый захудалый домишко, магазин, многоэтажка как могли принаряжались, чтобы достойно встретить на прохладных заснеженных улицах ночных хищников, включали желтую и оранжевую подсветку, которая мгновенно скрывала сероватую некрасивость зданий. Этот неприметный, серый город буквально расцвел, едва стрелка часов переползла рубеж шести часов вечера. Ночная жизнь только-только начиналась.
Хотя я вас утомил, наверное, своей болтовней. Я живу только ночью и поэтому не могу не рассказать, как просыпается город.
Я шел рядом с Сэмом, который, раскрыв рот, с восторгом наблюдал за метаморфозами каменных пространств. Я наблюдал за ним и молча радовался огонькам в его глазах. Я уверен - он впервые почувствовал настоящий вкус свободы только сейчас. Как я ему завидую...
-А пошли в клуб! - вдруг с энтузиазмом предложил Сэм, хватая меня за рукав и увлекая за собой в первое же попавшееся заведение этого типа. Я, не особо сопротивляясь, поскакал за ним, заплатил за вход и нырнул в темный проход.
В зале играл хаос, прожекторы то и дело прорезали облако никотина яркими разноцветными лучами, тела на танцполе извивались в такт музыке, половина столиков пустовала.
-Отметим твою свободу? - лукаво предложил я, заказывая абсент и наслаждаясь красотой лица своего спутника. Он весело на меня глянул.
Мы пили и пили. Музыка была слишком тихой, дыма мало, выпивки еще меньше, безумие растворило мне кровь, в венах тек чистейший абсент, в голове - яд...
Чем больше я нахлестывался алкоголем, тем сильнее хотел Сэма, который, стоя напротив, смотрел мне прямо в глаза мутным взглядом и повторял без устали "За тебя, за свободу... За тебя, за свободу..."
Когда мы выползли из клуба и, шатаясь, поплелись домой, было уже далеко за полночь. В глазах все расплывалось, но отходил я определенно быстрее Сэма, а потому и тащить его тоже пришлось мне.
Сэм слабо что-то бормотал, цепляясь за мою шею, и время от времени хихикал. Я тоже подхихикивал, впрочем, смутно чувствуя, что тащить его не обнимая, становится уже непосильной задачей.
Как мы добрались домой, помню плохо и отрывками. Едва дверь открылась и мы ввалились в квартиру, оказалось, света нет. В полной темноте, путая одежду и разбрасывая обувь во все стороны, мы кое-как разделись и вместе протащились в зал. Сэм бессовестно оттолкнул меня бедром и первым повалился на диван.
-Ннеээ поньл.. .Пдвинулся, шпана.
Я без зазрения совести плюхнулся на него, и он возмущенно зашипел, как придавленная кошка. Я чуть посторонился, и мы бухнулись друг на друга. Сэм тяжело дышал на меня абсентом и мутно хлопал длинными темными ресницами.
-Слезь с меня... - прохрипел парень и облизал пересохшие губы. И тут меня перебило, унесло, сплющило... Называйте, как нравится. Нимало не смущаясь, я, задыхаясь, припал ртом к его замешкавшимся, удивленным и мягким губам, задумчиво провел языком по ровной кромке зубов, вжался чуть сильнее губами и... отпрянул.
Даааа... у него стояк. Это очевидно. Я с интересом уставился на его выпирающую ширинку и заржал, когда чуть-чуть протрезвевший Сэм, краснея, как самая натуральная девица, вскочил и, бросив на меня пылающий взгляд, рванул в ванную.
Зашелестела вода. Я чувствовал, что уже могу нормально мыслить и потому сразу задал себе напрашивающийся вопрос: Что со мной?
Не знаю. Никогда не замечал за собой особой тяги к парням, хотя и девушки меня мало интересовали, а тут такооооое... Мое отношение к нему чем-то напоминает игру. Забавляет задирать его, а уж наблюдать за реакцией... Отдельный разговор. А может, я влюблю в себя этого паренька ненадолго? Это будет забавно. Будь он убежденным натуралом, я бы его и пальцем не тронул, дружили бы как все нормальные мужики, но что-то в нем не такое, как у всех. Посмотрим...
Из ванной послышался негромкий "бум". Я, пошатываясь, поскакал туда и улыбнулся, когда увидел Сэма спящим прямо на дне чугунной ванной. Он милашка, когда вот так сопит с приоткрытыми губами.
Я поднял его на руки и отнес к себе на кровать. Накрыл одеялом, не удержался и провел рукой по щеке...
Я схожу с ума, пойду отосплюсь...

I just wanted to feel this way...
Tranzisions

Я проснулся рано. Башка болела, но не сильно, а значит, можно было обойтись и без опохмелки. Я встал с пола(никак не избавлюсь от привычки грохаться с дивана) и пошел будить Сэма. Но оказалось, Сэм сам справился и встал без моей помощи.
-Сэээээм... - прохрипел я, сам поразившись собственному голосу.
-А?
Ясно, он на кухне. Я поправил покрывало на кровати и пополз на кухню. Сэм, совершенно растрепанный, в моей рубашке, слегка съехавшей на бок и оголявшей смуглое бархатное плечо, стоял у плиты и, кажется, варил гречку. Я подошел сзади и заглянул в кастрюлю: так и есть, гречка. Да я Кассандра, мать мою.
Сэм вздрогнул и повернул голову. Вот кого природа одарила красивыми глазами. Темно-серый ободок, обрамляющий прохладно-серебристую гладь радужки и восхитительная светло-зеленая "корона" вокруг зрачка, и все это великолепие прикрыто удивительными темными пушистыми ресницами. Любая девушка в обморок от зависти упадет.
Я хитро улыбнулся.
-Домохозяйничаем?
Сэм фыркнул.
-Ну, надо же нам что-то жрать?
-Верно... Надо.
Я, кажется, опять поплыл... Жарко дохнул на смуглое плечо, чудом не задев его губами, и едва не коснулся кожей его щеки. Едва крышу не сорвало. Я отступил и мысленно поздравил себя с финальной стадией шизофрении.
Ели в тишине. Хотя и недолго.
-Тебе сегодня надо на работу? - неожиданно спросил Сэм, быстро глянув на меня серыми искрами.
-Неа. А что?
-Да так.
Я не стал допытываться и преспокойно доел гречку. Сэм ежился, нервничал, моргал глазками и, наконец, выдавил:
-Может, на ульку?
Хм-хм. Интересно, интересно.
-Ну, пошли... Правда, сейчас ничего интересного нет, в клубах пусто...
-А нахрен клубы. Просто прошвырнемся.
-Ну давай.
На улице все медленно текло, снег осел и покрылся серой пылью, недалеко шумела автострада.
-Куда пойдем? - при ярком дневном свете особенно отчетливо выделялся темно-серый ободок и зеленая корона глаз, и потому я прослушал вопрос.
-Эу, прием.
-А?... Ну давай хоть к Славке.
-А это кто?
-Мой лучший друган, - я довольно улыбнулся и бросил снисходительный взгляд на Сэма.
Славик жил от меня недалеко, всего-то пять остановок на троллейбусе и сто метров пешком. Сэм буквально расцвел, сияя мимолетной улыбкой, и с интересом осматривался.
-Ты что, никогда троллейбусов не видел? - спросил я, с интересом наблюдая за парнем.
-Да видел. Я просто впервые в этом городе.
-А раньше где был? - меня несколько сбило с толку то, что он, оказывается, из другого города.
-Раньше?... Мммм.
Он замолчал.
-Ясно. Не хочешь - не говори. Я не заставляю.
Сэм вдруг остановился и вгляделся мне в лицо. Я невольно покраснел.
-Я из В***а. Тебе можно доверять.
Я улыбнулся. Все-таки потрясный парень. Сам в него скоро втюрюсь.
На остановке толпились люди: девушки в мини и с красными острыми носиками, бабульки с авоськами, представительного вида мужи с дипломатами и всякое остальное. Тролль приехал быстро и мы, недолго думая, в него загрузились. Народу было много и нас потихоньку оттеснили к стене. Сэм прижался ко мне и как-то притих. Я мучительно нервничал, но двигаться было проблематично. И, кажется, у меня началось... Так. Скорее думать про Любку.
Любка - это, кстати, соседка по этажу. Невысокая, полная и вдобавок абсолютно тупая. Когда у меня случался по утрам торчок, мысли о ней обычно помогали.
Только вот интересно, в чем же причина сего явления сейчас? Неужели мягкие темные волосы, которые щекотали мне подбородок? Вероятнее всего. Скорей бы на выход.
К счастью, приехали быстро. Впопыхах вывалившись из тролля, мы с Сэмом, наконец, вздохнули полной грудью. Мирно болтая, мы месили ногами грязный, полурастаявший снег и болтали ни о чем.
Славка жил в высокой и крутой многоэтажке, издалека чем-то напоминающей сахарный леденец. Мы поднялись на восьмой этаж и я позвонил в 150-ую. Долго ждать не пришлось, и дверь нам открыл слегка небритый, в уютной домашней майке и самых обычных штанах Славик.
Мы шумно поприветствовались.
-О. А это твой преемник? - улыбаясь, осведомился Славик, с интересом рассматривая Сэма.
-Угум.
Славик пожал руку парню, и мы ввалились в его квартиру. Друг жил как король. Три большие и светлые комнаты, все уютное, крутой комп и телек. В общем, здорово. А Сэм вообще выпал в осадок, он ведь никогда подобной роскоши не видел. Славик взахлеб интересовался его жизнью, попутно вытаскивая заначку и разную закуску. Сэм отвечал невпопад и продолжал глазеть на евроремонт, медленно умирая.
Мы все собрались вокруг небольшого столика в зале, и Славик откупорил виски. О да! Именно виски. Наш король не приемлет дешевого шампанского. Мы уютно устроились с Сэмом на кожаном диване, напротив Славика, и, громко чокнувшись, выпили за знакомство.
Потом Славик притащил карты и мы азартно начали резаться в дурня, пока не захотелось чего-нибудь погорячее. Славик, уже будучи достаточно поддатым, вдруг весело промямлил:
-А давайте сыграем на что-нибудь?
-На что? - незамедлительно откликнулся Сэм, азартно поблескивая глазками.
-Да на что угодно. Хоть на поцелуи!
И тут сам Славик, кажется, опешил от того, что сказал.
-Мы что, уже похожи на баб в таком состоянии? - хохоча, спросил я у Славика.
-Ну пащему... А те слабо? - Славик нашел, наконец, чем зацепить нас.
-Нет! - тут же дернулся Сэм, и мы увлеченно зашлепали картами по столу.
Сам не понимаю, что на Славку нашло. Он же геев на дух не переносит, почему вдруг решил на такое сыграть. Впрочем, не страшно. Нашел, чем испугать.
Колода быстро разлетелась, пока еще не в конец пьяные, мы кое-как мухлевали, но отбой был заведомо перемещен на край стола, дабы ручонки загребушшие не утащили оттуда козырей. Я подметил, что в колоде еще осталась пара карт, а туза еще никто не забрал, и молился, чтобы вытащить его первее. Однако, Славик нас с Сэмом опередил и мы с парнем с треском проиграли.
Славик торжественно заржал:
-Ну, давайте, что ли! Не тормозите!
Сэм, бледный, как смерть, даже не мог на меня посмотреть, а я вдруг почувствовал, как кровь прилила к голове. Славик ждал.
-Ай, была не была!
Я быстро притянул Сэма за шею к себе и без лишних ахов и охов прикоснулся губами к его губам. Момент, всего момент удивления, и я с силой прижал его к себе, углубляя поцелуй до максимума.
Славик присвистнул.
-Это ж до какой степени надо нажраться, чтобы так страстно целоваться с мужиком, - выдохнул он в полном востроге.
А я совершил глупость. Я... просто закрыл глаза. Это был кайф, рай, нега или что-то в этом духе. Сэм, конечно, отдернулся от меня буквально через несколько секунд, но несложно было понять, что он сделал это лишь потому, что рядом был Славик. Я почувствовал досаду на лучшего друга.
-Все, Славик, прячь заначку. На сегодня хватит, - грубо сказал я, не глядя на Сэма.
-Да я уже понял.
Больше к этому мы не возвращались. В двенадцать ночи я с Сэмом распрощался со Славкой и ушел. Всю дорогу мы молчали, я пытался завести разговор, но как-то не сложилось. Подтаявший снег неприятно хлюпал под ногами, ветер трепал и без того растрепанные волосы Сэма.
Не нужно было затевать все это: пить втроем, соглашаться на такое, и вообще не нужно было подбирать Сэма. Господи, что я несу!... Сэм - лучшее, что могло со мной случится на протяжении всей моей жизни. Я почувствовал себя с ним живым, как можно было такое подумать о нем.
-Прости... - слово само собой вырвалось из горла. Сэм удивленно на меня посмотрел, свет фонарей еще сильнее посеребрил его глаза.
-За что?
-За этот... За это... - я впервые в жизни почувствовал дефицит слов.
-Не извиняйся. Ничего страшного не произошло. Это был всего лишь поцелуй.
Этот голос... Он меня убивает. Я уже давно протрезвел, а желание еще раз прижаться к его губам так и не выветрилось из головы. Я бы, наверное, согласился на цирроз печени, если бы, будучи пьяным, мне разрешили его целовать. Осознание того, что я к нему не равнодушен, впервые пришло мне в голову.
Как глупо: влюбиться в того, кого любить нельзя. Люди такую любовь не воспринимают. Для них нетрадиционная любовь - обязательно извращение, недопустимое и запретное.
Но я, назло всему миру, не отрекусь от нее. Плевал я на всеобщее мнение. Есть только я и Сэм. Пусть даже он меня не любит, но он будет рядом. А этого уже достаточно.

Страницы:
1 2

Форма добавления комментария

автору будет приятно узнать мнение о его публикации.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

3 комментария

+ -
0
Ф_Бобчинский Офлайн 20 января 2012 15:07
Кстати, к теме женского слеша.
По-моему, типичный образец.

Очень понравились сцены в офисе, классно выписанные автором. Чувствуется, что автору не понаслышке знакомые.

"Агаааа... Вот она, виновница происшествия, вероятно, та самая причина его побега. Страшного вида рана под лопаткой. ("где-то" я убрала, а то ерунда получается - "вот она" (рана) - и "где-то" "
Если честно, то я совсем с другой целью выделил этот абзац. И при чтении даже не обратил внимание на "убрала".
Я к тому, что очень жаль, что автор не продолжает игру с читателем в редакторские правки. Они бы добавили изюминку в текст.

И, конечно, масса огрехов. Я не собираюсь перечислять огрехи в психологических описаниях, но даже "страшного вида рана под лопаткой" потом бесследно исчезает, как и прочие синяки, которые заживают на герое в течении суток.
--------------------
Желание находит сотню возможностей, нежелание - тысячу причин.
+ -
0
Ия Мар Офлайн 20 января 2012 15:14
Феликс! Вы страшный человек! wink
Убрала эти редакторские правки. Чтоб не отвлекали читателей. smile
+ -
0
Ф_Бобчинский Офлайн 20 января 2012 15:33
Та... Вы не поняли:(

Я сказал про ИЗЮМИНКУ. Я сам к ней прибегаю довольно часто. Даже в "Тезках", которые лежат в этой библиотеке, автор врывается в идиллические отношения героев и вступает с ними в полемику.

А я - совсем не страшный. Я просто ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ! *скромненько и со вкусом*
--------------------
Желание находит сотню возможностей, нежелание - тысячу причин.