Amadeo Aldegaski

Провокация Уильяма Сатклиффа

+ -
+20
Недавно я прочитал повесть Уильяма Сатклиффа «Новенький». Читал, по большей части, в транспорте, пугая рядом сидящих пассажиров неожиданными взрывами смеха, а иногда гримасничая, от скабрезностей и не совсем понятных, с моей точки зрения, действий героя.

Если в двух словах, то это очередная повесть о нравах частных английских школ, этакий путеводитель по сложному до абсурдности миру современного подростка. Нет, она не бьет под дых, не заставляет, когда закрыта последняя страница, мысленно возвращаться к перипетиям и хитросплетениям сюжета. Она как добротный ситком заставляет смеяться в нужных местах. Порой у автора самоирония перерастает в самоуничижение, а сатира в сарказм, но все это тоже в рамках жанра. Высмеивая мещанский, но уютный мирок английского среднего класса, где главное – это производить правильное впечатление, главный герой, как и любой «нормальный» подросток протестует против родительского «болота». Рисуя нелепую иерархию школьного общества, понимаю всю смешную и странную подноготную отношений в детском коллективе, герой, как и любой «нормальный» подросток стремиться занять в этой иерархии определенное положение. И вот в это, наполненное гормонами, страхами и протестом пространство проникает инородное тело в облике прекрасного «новенького» Барри. Само совершенство, пренебрегающее абсурдными нормами и правилами поведения в частной школе, переворачивает жизнь главного героя - Марка. Сам же Марк, к слову, позиционирует себя как уродливого еврейского юношу: «я – мечта антисемита», чья популярность в школе прямое следствие его недюжего интеллекта и чувства юмора.

Вообще, тема еврейства тонкой красной нитью, подобно той, что носят на запястье поклонники каббалы, проходит через все повествование. Еврейские мамаши, еврейское остроумие, еврейская хитрость, еврейский интеллект: «…таких как наш священник христиане считают сильными личностями, а мы, евреи, предпочитаем называть ослами.»  Марк, потерявший голову от новенького, начинает мучительную и, мне совершенно непонятную, «борьбу» за его внимание. Вернее, мне эта «борьба» была бы понятной, если бы автор позиционировал Марка как гея или бисексуала. Но его реплики достаточно гомофобны. В то же время он, то мечтает спасти Барри из Темзы, сделав ему дыхание рот в рот, то пялится на его зад в раздевалке, то испытывает жесточайшую эрекцию только от созерцания этого красавца. В общем, вожделение и отрицание этого вожделения: «У моего мозга случился оргазм…Так началась наша дружба.» Или так, обращаясь к читателю: «Должно быть вы думаете, что Марк – гомик, но это не так»…а через несколько страниц, в обращении Марка к Барри читаем: «…Мы все поголовно мечтаем прыгнуть к тебе в постель и тебя трахнуть». Должно быть так Сатклифф наводит нас на мысль о борьбе гомо и гетеросексуальных начал в человеке в пубертатный период.

Мне, как гею, эта «борьба» показалась более чем странной, потому что мой собственный опыт был совершенно иным. Сделавшись подростком, я четко осознавал свои сексуальные приоритеты, не метался и не думал о своей непохожести как о чем-то отталкивающем и пугающем. Но я знаю и других геев, пришедших к осознанию своей гомосексуальности через печальный гетеросексуальный опыт. Кстати, именно такой опыт и приобретает Барри с учительницей миссис Мамфорд, которая теряет от него голову. Уходит от мужа и детей, совершает просто-таки coming out перед классом (вот этот момент кажется мне попросту неправдоподобным), увольняется с работы (вернее её увольняют за аморалку) и бурно переживает вторую молодость. Впоследствии, осознав, что шаг был несколько поспешным, возвращается к мужу, оставив Барри с разбитым сердцем.   Все это было бы просто мелодраматической фигней с примесью гомоэротизма, если бы не оказалось, что Барри - гей. Да, это выясняется на последних страницах повести! Более того, его бойфрендом становится…(барабанная дробь) – брат главного героя. Они долго это скрывают, боясь гнева, ревности или чего-нибудь ещё со стороны Марка. Но после с помощью его подруги раскрывают правду. Раскрывают и получают большущую порцию гнева, ревности, обвинений и прочей обиды. Такой расклад меня совершенно обескуражил.  Да, он, конечно, неожиданный, да, он, конечно, забавный…но, простите, он какой-то совершенно странный и неправдоподобный. Конечно, он неожиданный: мы ведь ждали, что Марк, окончательно потеряв голову поймет наконец-то, что он гомосексуал. Ан-нет, он оказался махровым натуралом.  

С другой стороны, все в себе разобрались, все счастливы и даже последняя реплика главного героя: «я по-прежнему общаюсь со своим старшим братом, и это доказывает, что я не гомофоб» звучит очень оптимистично и толерантно! Вот такая история – провокация, в которой, казалось бы латентный гей на поверку оказывается завзятым натуралом, а гетересексуальный красавчик – соблазнительным геем. История, рассказанная довольно легко и без занудств, правда, явно с перекосами в излишнюю сексуальную озабоченность. Впрочем, чем ещё заняты мысли у пятнадцати – восемнадцатилетнего подростка, кроме грез о соитиях. О, молодость, молодость…

Уильям Сатклифф
Новенький

1 комментарий

0
Norfolk Офлайн 26 марта 2013 19:10
Согласен. Есть в этом произведении некая провокационность. Только лично я не берусь судить сделано ли это специально или получилось, так сказать, в процессе.
--------------------
хороший рассказ должен заканчиваться раньше чем интерес к нему...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.