Соня Саммервил

Габриэла Мистраль

+ -
+10
«Жизнь без тебя пуста и бессмысленна – писала Габриэла Мистраль, - Ты мой дом, мое сердце принадлежит лишь тебе». Эти трогательные,  нежные, полные любви слова спустя почти полвека после смерти поэтессы повергли в шок Латинскую Америку. Адресованы они были Дорис Дана, помощнице поэтессы, Niña Errante, как ласково ее называла Мистраль за пристрастие к путешествиям.

Меня потрясла судьба этой удивительной женщины, которая была и остается для всех загадкой, сочетанием, казалось бы, несочетаемого: простая сельская учительница и лауреат Нобелевской премии, женщина, не имевшая детей и написавшая удивительные по силе и пронзительности чувства стихи о материнстве и лесбиянка, скромная провинциалка и государственный деятель.

Говоря о ней приходится говорить как бы о двух совершенно разных людях. С одной стороны это трезвый рассудок, стремление к покою и равновесию, сделавшие ее преуспевающим общественным деятелем, карьере которого многие могут позавидовать. С другой – высокая духовность, мятущаяся, страстная душа, моральный максимализм, неутоленная потребность любви и материнства и обреченность на потерю любимых. (с) С одной стороны - смиренная христианка, с другой …

Габриэла Мистраль (р.1889 – ум. 1957) – псевдоним чилийской поэтессы и педагога Lucila Godoy Alcayaga. Она  стала для своей родины и для всей  Латинской Америки  иконой образования и материнства. Мистраль  прошла путь от сельской учительницы до члена Комитета по правам человека при ООН, была  реформатором системы  образования в  Мексике,  писала статьи для газет и журналов разных  стран,   не  раз  представляла  Чили на  международных  форумах; в  ранге Пожизненного  Консула нашей  страны  занималась делами культуры в Бразилии, Италии и Соединенных Штатах.  В 1945 г. ей была присуждена Нобелевская премия по литературе «за поэзию истинного чувства, сделавшую ее имя символом идеалистического устремления для всей Латинской Америки».

В испаноязычных странах, где стихи Габриэлы знают в каждом доме (1) и почитают ее почти как национальную святую, открывшиеся факты биографии Мистраль произвели эффект разорвавшейся бомбы. Мать латиноамериканской нации, чьи стихи прославляли материнство,  стали символом духовного объединения и возрождения нации, оказалась «Queer Mother of the Nation»,  как назвала ее американский исследователь Licia Fiol-Матта. Латинская Америка оказалась не готова принять  тот факт, что поэтесса состояла в греховной связи с женщиной.  На тему обсуждения гомосексуальной ориентации Габриэлы Мистраль и по сей день в Чили наложено табу.   

Несмотря на запрет, сотни писем, составлявшие переписку Мистраль и Дорис Дана, были опубликованы в книге Педро Пабло Зегерса, куратора Национальной библиотеки Чили. Выход издания в свет породил волну возмущения. "Вы оказываете поэту медвежью услугу, если говорите о сексуальной стороне его жизни», - сказал в интервью газете "Эль Меркурио"  известный чилийского литературный критик Cedomil ГОИК. – «Мистраль была очень чувствительной женщиной, и речь идет всего лишь о ее эмоциональной привязанности, не более того».  Вместе с тем, интимная тональность писем, сила чувств и эмоций, раскрывающаяся в переписке ошеломляет,  не оставляет сомнений в характере взаимоотношений двух женщин.

У меня на книжной полке  одинаково уютно многим писателям и поэтам, но Габриэла Мистраль занимает там особое место. Она говорит о том, что мне близко. Читая ее стихи и прозу,   я понимаю ее  душевную неудовлетворенность, тоску по большой, настоящей любви и неизбежное одиночество. Она говорит о любви теми словами и с таким эмоциональным накалом, как это сделала бы я, если бы умела писать стихи. Но я, увы, умею их только любить.

Я не знаю, может кто-то после обнародования доселе неизвестных фактов биографии Мистраль открестится от своей любви к творчеству поэтессы, обвинив ее в лицемерии, кто-то устыдится признаться в своей привязанности, каждый решает для себя сам. Но мое отношение к творчеству поэтов и писателей никогда не определялось ни сексуальной ориентацией, ни конъюнктурными соображениями или общепринятой значимостью.   Мой выбор определяется лишь тем, какой отклик находит его творчество в моей душе. Произведения «от головы», какими бы гениальными они не были, мне не интересны. Но те, которые затронули душу, останутся навсегда в ее неизведанных глубинах, время от времени всплывая на поверхность.

Какие астральные законы или какое колебание волн притягивает читателей и поэтов? Трудно и даже невозможно объяснить разумом возникновение той или иной привязанности. Любовь – самое загадочное из всех чувств. Счастлив тот, кого оно посетило. Потому что мы забываем «…бранясь и пируя, для чего мы на землю попали…». И душа наша не всегда живет на нужной ей для счастья высоте. Благо тем, кто ее создает. Они становятся родными и близкими, конкретными и очень живыми, независимо от времени и места их явления миру.(с).

«Многие стихи Мистраль звучат как молитва, – писал в 30-е гг. Франциско Донозо, чилийский писатель и священник. – Иногда в этой молитве слышна любовь, а иногда, когда в душе ее возникает трагическое видение, – отчаянный призыв».  Мы обращаемся к Богу в тяжелые минуты: «Или, или, лама савахвани». Бог есть любовь, любовь без различия пола, возраста и чинов. Человек создан по Его образу и подобию, ему дано право выбора кого любить…

Под ветхий шорох осени-калеки,

где дряхлость рощ прикрыта желтизною,

я подымаю горестные веки,

и мой Господь встает передо мною.

Горечь и страдание, трагедия женщины страстно желавшей ребенка…  Может ли это кого-то оставить равнодушным?

 «Сына, сына, сына! В минуты счастья земного

 сына, чтоб был твой и мой, я хотела;

 даже в снах повторяла твое каждое слово,

 и росло надо мной сияние без предела.

В предисловии к сборнику  "Отчаяние” Мистраль  писала: "Да простят мне эту горькую книгу Господь Бог и те из читателей, для которых жизнь — радость”. В этой сотне стихотворений кровоточит мучительное прошлое, которое будоражит, пропитывая кровью, мою Песнь, чтобы мне стало легче. Я выбираюсь из этого прошлого, как из сумрачной котловины, и по склонам кротости подымаюсь к тем духовным просторам, где щедрый свет падет на мои дни. Оттуда я скажу слова надежды. Скажу, как того желал Всемилостивый, чтобы «принести утешение людям». И все-таки не горечь определяет суть ее поэзии, а сила, напор, энергия.

Кровь басков, индейцев, евреев, как уверяла сама Габриела, кипела в ней, не давая принять общепринятое: несправедливость, любовь без ответа, неотвратимость смерти.

В изданных сборниках ее поэзии нет ни явных ни скрытых гомосексуальных мотивов.  Она словно принесла себя в жертву на алтарь общественной деятельности, оставив в тени личную жизнь. Вместе с тем, это еще  не все литературное наследие поэтессы. Еще 27 коробок с 40 тысячами архивных документов хранятся неразобранными и неисследованными в недрах Национальной Чилийской библиотеки. Возможно, когда-нибудь нам раскроется еще одна грань творчества Мистраль, еще одна ее тайна…  Когда-нибудь. А пока в Чили голубого цвета только небо, и розовый только закат.

Нет сомнений в том, что читать любого поэта лучше в подлиннике. При переводе от нас ускользают  неуловимые особенности смысла и , что немаловажно, звучания стиха, обедняя наши впечатления от прочитанного. На родном, испанском,  языке звучание стихов Мистраль  напоминает мне горную реку. То быстрый поток несется, сметая на пути все препятствия, увлекая течением каменные валуны, пропиливая в твердых породах каньоны, то неспешно бежит по древним пескам долин и низовьям долин. Сплетение архаичных оборотов времен инков, кечуа, народной речи и неологизмов образуют неповторимую прелесть, космичность звучания языка Габриэлы. Живого, образного,   резкого. Перевод всего лишь отражение смысла, образов и звуков…

В коротенькой заметке трудно рассказать о всем многообразии творчества Габриэлы Мистраль, передать своеобразие, яркость и краски ее поэзии.  Но мне хочется поделиться их малой толикой.

     Достался трон вчерашней побирушке,

     так диво ли, что я от страха вою,

     что всюду мне мерещатся ловушки:

     -- Ты не ушел? Ты здесь еще? Со мною?

     Встречать бы счастье радостным доверьем

     и отвечать на взгляд беспечным взглядом,

     но и во сне, привычная к потерям,

     твержу: -- Ты не ушел? Ты здесь? Ты рядом?

С её произведениями можете ознакомиться в версиях epub и fb2.

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.