Ирина Гартман

Богатый внутренний мир

+ -
+51
- ЭТО твой подарок?
Макс не мог поверить своим глазам. В свои тридцать шесть он уже давно избавился от излишнего романтизма, поэтому заявление Димки о том, что тот хочет по-особому отметить их первый совместный День Святого Валентина, воспринял весьма прохладно, однако все-таки согласился. Он даже приготовил подарок - флакон дорогого одеколона, на который тот жадно облизнулся два месяца назад, но купить себе не позволил из гордости. У самого Димки, еще студента, денег на такие изыски не хватало, но он был человеком принципиальным, со своими четкими понятиями о жизни, в которые не входило жить на содержании у любовника. Максим такие выверты не очень понимал - ему нравилось заботиться, и он не видел ничего страшного в дорогих подарках, но мнение Димки уважал и не настаивал. Праздник показался отличным поводом все-таки презентовать гордецу вожделенную вещь, и Макс, получив от продавщицы завернутую в упаковочную бумагу коробку, даже ощутил своеобразный "дух Рождества". То есть - Святого Валентина.
Утром, перед уходом на работу, он торжественно вручил подарок, получил в ответ отменный сеанс сексотерапии и обещание сюрприза вечером, по возвращении домой. Это воодушевляло и пугало одновременно. Димка отличался буйной фантазией и бьющим через край темпераментом, излишки которого изливались прямо на голову Макса, вовлекая его в совершенно безумные эксперименты. Нельзя сказать, что он был очень против. Даже, скорее, "за", но иногда приходилось напоминать, что ему уже не двадцать лет, и что с утра на работу и, вообще, старость надо уважать, а не трахать без перерыва. Димка в ответ смеялся и отшучивался, а потом снова удивлял его новой идеей, в сравнении с которой меркли все предыдущие.
Сегодня же, стоя в прихожей собственной квартиры, Максим истово желал, чтобы сюрпризом оказался стриптизер, танцующий с анакондой, или костюм Бэтмена, который ему необходимо было напялить, или даже секс в ванной обычной типовой квартиры, совершенно не приспособленной для таких выкрутасов. Кажется, в последний раз они едва не обвалили полку, когда Димка случайно сел на зажженную ароматическую свечу, взвыл от боли, подскользнулся, уронил на себя Макса, а тот, пытаясь удержаться на ногах, вцепился в полочку, повиснув на ней всеми своими восьмьюдесятью семью килограммами... В тот день он особенно порадовался своим хирургическим навыкам, когда зашивал глубокий порез на Димкином бедре - стеклянная полка соскочила с креплений и разбилась вдребезги. Тот морщился, а затем, посмеиваясь, вспоминал историю их знакомства.
- Зато нам никогда не скучно, - подытожил он и охнул, когда тяжелая ладонь хлопнула его по заднице. - Хотя, иногда можно бы и поменьше экстрима...

К сожалению, сегодня все было не так. Глядя на изящные меховые полусапожки, украшавшие пол в прихожей, и стоявшие рядом грубые ботинки сорок седьмого размера, Максим с грустью вспоминал те времена, когда его жизнь была скучна и предсказуема. Боже, какая же это была сказка!
- Не надо было тебя тогда спасать, - ворчливо заметил он, передавая Димке куртку. - Что ты им сказал?
- Что у меня для них сюрприз, - лучезарно улыбнулся донельзя счастливый обормот и, повесив одежду на вешалку, потянулся за поцелуем. - Брось, Макс, это всего лишь мои родители. Славные люди. Тебе они понравятся.
- А я им? - мрачно поинтересовался Макс, уже предвкушая ошарашенные лица "тестя" и "тещи". Димка еще раз быстро поцеловал его и отстранился.
- Главное, что ты нравишься мне. А они привыкнут. Просто... мне надоело врать, что я снимаю квартиру с другом и отбиваться от дочек маминых подруг. Надоело, понимаешь? Я хочу, чтобы они знали, что я счастлив. Что у меня есть ты. Можно было, конечно, и просто так им сказать, но... я побоялся, что они меня убьют.
- И ты рассудил, что погибнуть вдвоем будет романтичнее? - Макс скептически покачал головой и вздохнул, заметив умоляющий взгляд. - Горе мое. Так что ты им сказал?
- Что познакомлю их с любимым человеком, - радостно возвестил Димка, и Максу до смерти захотелось обратно в больницу. Отступать, однако, было некуда.
- Ладно, - скрепя сердце, сказал он и, словно приговоренный к эшафоту, двинулся в гостиную.

- Мама, папа - это Максим, - представили его сидевшей на диване паре. Мама Димы - элегантная, ухоженная женщина - приветливо улыбнулась ему, а отец, поднявшись, протянул руку.
- Сергей Иванович, - представился он. Его пожатие было сильным и уверенным, а сам мужчина, несмотря на возраст, смотрелся весьма крепким. Макс мысленно подвел итоги своей жизни, теперь почему-то ставшей казаться весьма короткой, едва начавшейся и еще не успевшей преодолеть не то что половину, а даже хотя бы треть. Умирать таким молодым было чертовски обидно.
- Вера Валерьевна, - представилась мать. - Вы сосед Митеньки?
- Мама! - возмутился Димка, который терпеть не мог это сокращение. - Прекрати!
Та виновато развела руками.
- А мы думали, это Митина девушка пришла, - сообщила она Максу, и тот едва не закашлялся. - Вы уж простите, что мы так, все тут заняли. Вы, наверное, будете у себя?
Макс даже не успел ничего ответить на это совершенно откровенное предложение освободить территорию - Димка отреагировал первым.
- Нет, мама, - сказал он. - Макс будет ужинать с нами. И девушка никакая не придет.
- Но, как же так? - растерялась та. - Митя! Ты же обещал, что познакомишь нас со своей девушкой!
- Нет, мама, я обещал познакомить вас с любимым человеком, - поправил ее Димка, а потом, набрав в легкие побольше воздуха, выпалил на одном дыхании:
- Макс - это он и есть. Знакомьтесь.
В комнате воцарилась тишина.
Часы мерно отсчитывали секунды до катастрофы, равнодушные к терзаниям Макса, на которого были устремлены два потрясенно-недоверчивых взгляда. Первым опомнился отец. Он натужно рассмеялся и хлопнул Макса по плечу, показывая, что оценил шутку.
- Все веселишься, - погрозил он пальцем сыну. - Шутки шутишь. Где девушка-то? Неужто забоялась?
- Папа, - вздохнул Димка и, подойдя к накрытому столу, налил в рюмку водки и протянул ее отцу. - Ты выпей, а? Я, вообще-то, совсем не шутил.
- Ну-ка, дай мне, - внезапно потребовала Вера Валерьевна и, перехватив рюмку на пол пути к супругу, залпом опрокинула ее в себя. - Господи... - сказала она, сморгнув выступившую слезу. - Дмитрий...
- Мама, ты только не нервничай, - затараторил Дима, ошеломленно наблюдавший за этим процессом. - Все же хорошо, никто не умер, не заболел... А Макс - он очень хороший, правда! Замечательный даже! Он обо мне так заботится, ты не представляешь! Вчера даже кофе в постель принес, когда я сказал, что он меня так затр... То есть, когда я сказал, что устал и сам не дойду.
Последнюю фразу он совсем скомкал, стушевавшись под взглядами родителей. Макс мысленно дал ему подзатыльник и приготовился к неминуемой казни, которая не замедлила начаться.
- Дмитрий... - басовито прогудел отец, грозно хмуря брови, но его перебил пронзительный голос матери.
- Митя! Немедленно скажи, что это все неправда! Как ты можешь?!
- Мама! - попытался перекричать ее Димка, и все голоса внезапно слились в один поток, тонким сверлом ввинчивающийся в мозг. Макс, которому изрядно все это надоело, шагнул вперед.
- Может быть, сядем за стол? - громко поинтересовался он, перекрывая шум, и все, как по волшебству, смолкли.
- Что? - непонимающе переспросила Вера Валерьевна, и Макс спокойно, как ребенку, пояснил:
- Я вот, например, с работы. Есть хочу ужасно. Давайте сядем за стол как культурные взрослые люди. Все обсудим, на все вопросы ответим. Но спокойно, без крика.
Димкины родители растеряно переглянулись, а затем синхронно кивнули. Макс облегченно выдохнул. Первый раунд можно было считать выигранным.

- И давно вы встречаетесь? - поинтересовалась Вера Валерьевна, с остервенением терзая ножом и вилкой буженину, приготовленную хозяйственным Димкой. Макс поежился, бросив взгляд на несчастный раздраконенный кусок мяса, и тихо порадовался, что не находится на его месте.
- Восемь месяцев, - ответил он и доброжелательно улыбнулся. - Хотите вина?
Вера Валерьевна, однако, его дружелюбие не оценила.
- И как, позвольте узнать, вы познакомились с моим сыном? - резко спросила она и ожесточенно хрустнула соленым огурцом. Макса передернуло. Он покосился на Димку, крайне поглощенного содержимым своей тарелки, и, поняв, что отдуваться придется самому, тяжело вздохнул и отложил вилку.
- Ну... - протянул он, делая вид, что вспоминает, - сперва я узнал его... так сказать... изнутри.
Димка фыркнул и закашлялся, подавившись листом салата, и тут же снова уткнулся в тарелку, пытаясь не смеяться. В груди толкнулся шальной азарт. Страх перед неизбежным четвертованием за совращение невинного младенца внезапно ушел, как не было, и Макс почувствовал себя куда увереннее, чем минуту назад. В конце концов, чего ему бояться? Димка, к счастью, совершеннолетний и самостоятельный, они у себя дома, а не в гостях, а родителям, как правильно сказал "невинный младенец", целовавший его в коридоре, придется привыкнуть. Макс выпрямился и расправил плечи.
- Да? - с сомнением протянула Вера Валерьевна, изучающе окинув его взглядом. - И что же вы там такого увидели?
- Весьма богатый внутренний мир, - с серьезным видом ответил Макс, и Димка, не выдержав, расхохотался в голос. Мать посмотрела на него осуждающе.
- Я не вижу ничего смешного, - строго сказала она. - Это... это... У меня нет слов! А вы, Максим, - повернулась она к Максу, видимо разочаровавшись достучаться до тихо ржущего сына. - Как вы можете? Митенька еще совсем ребенок! Вы понимаете, что портите ему жизнь? Вы же старше! Наиграетесь и бросите его, а у мальчика вся жизнь пойдет наперекосяк! Как это подло - воспользоваться его молодостью, незнанием жизни и совратить!
- Мама! - оборвал ее Димка, мгновенно посерьезнев. - Прекрати немедленно. Если хочешь знать, это я совратил Макса. Он-то сопротивлялся до последнего, нес всю эту чушь про возраст, мои перспективы и загубленную жизнь. И вообще, если бы не Макс, меня бы уже не было.
- Что ты имеешь в виду? - внезапно подал голос молчавший все это время отец. Димка повернулся к нему.
- Помнишь, когда вы в отпуск уезжали, меня с аппендицитом прихватило? Меня тогда скорая прям о с института увезла. Вот, Макс меня и оперировал. Говорят - с того света достал. Вот там, на столе и познакомились. В одностороннем порядке. Он мне нутро все зашивал. Так что, вы бы ему спасибо сказали, что ли.
- Это правда? - Сергей Иванович посмотрел на Макса, и тот пожал плечами. Ответить ему было нечего. - Мда... Интересные дела.
- Но... - растеряно протянула Вера Валерьевна, по-очереди переводя взгляд с Макса на сына и обратно. - Митя... Как ты мог? Человек ведь в возрасте, а ты... Ты же ему жизнь испортишь! У тебя-то еще все впереди, а он уже и не женится!
- Мама, - серьезно и веско произнес Дима, куда-то вдруг растерявший всю свою детскость и непосредственность. - Никто никому ничего не портит. Мы оба знаем, что делаем, и хотим быть вместе. Я, веришь ли, не всех своих лечащих врачей соблазняю. И он, поверь, не всех своих пациентов трахает. Так что, у нас все серьезно.
Воцарилось молчание. Макс примеривался, сможет ли со своего места незаметно дать пинка распоясавшемуся любовнику, родители молча переваривали услышанное.
- Дим, - неожиданно миролюбиво произнес Сергей Иванович. - Я тебя понял, конечно, но... Не мог бы ты в следующий раз объяснять, не употребляя слов типа "трахать" и ему подобные?
- Извини, папа, - присмирев, повинился Димка и снова уткнулся в тарелку, посчитав, видимо, свою миссию выполненной. Все внимание моментально переключилось на Макса. Тот, чувствуя себя как под прицелом телекамер, широко улыбнулся.
- Хотите вина? - предложил он, и на этот раз никто не отказался.

- Давай условимся, - сказал он, забираясь в кровать и с блаженным стоном вытягивая ноги. - Никаких сюрпризов на ближайшую неделю. Боюсь, с меня хватит сегодняшнего, чтобы еще очень долго не скучать.
- Брось, - захихикал Димка, устраиваясь рядом. - Все прошло очень даже ничего. Зато теперь мы можем не прятаться и не врать. Вот, через месяц, например, у мамы юбилей, соберутся все родственники...
- Дима, - Макс внезапно напрягся, почувствовав подвох, - ты ведь не хочешь сказать, что мне придется туда идти? Димка! Урою!
- Помни, - сделав страшные глаза, зашептал Димка, - у меня богатый внутренний мир! Побои навредят ему!
- Господи! - застонал Макс, закрыв лицо подушкой. - Почему в тот день была именно моя смена? О чем я только думал?
- Кстати, - живо заинтересовался Димка, отобрав у него подушку. - А о чем ты думал, когда я лежал на столе? Небось о том, что никогда еще не видел такого красивого парня...
- Честно? - поднял бровь Макс. - Вообще-то я думал о том, что еще ни разу не видел столь безнадежного случая. Тебя привезли практически в последний момент, шансов было катастрофически мало... Но я почему-то был уверен, что справлюсь. Что ты должен жить. Вот, справился на свою голову.
- Моя версия была романтичнее, - вредным голосом отозвался Димка и улегся, пристроив голову ему на плечо. Мгновенно стало тепло и уютно. Макс просунул руку у него под шеей и обнял, притягивая к себе плотнее.
- Тогда остановимся на ней, - шепнул он, прижавшись щекой к лохматой макушке.

Рекомендуем

Кирилл Йодис
Лешка
Алексей Агатти
Сокровенные слова
Алексей Агатти
Времена года
Алексей Агатти
Свет солнца

4 комментария

0
Миша Сергеев Офлайн 29 сентября 2013 22:50
Если бы Автор сейчас видел выражение моего лица - он бы почувствовал себя Гением. Причем, вполне заслуженно.
0
палата№6 Офлайн 30 сентября 2013 00:29
Весело.По-моему это юмористический гей- рассказ.Сразу хочется почитать еще,спасибо.
--------------------
elion
+1
schepin1 Офлайн 20 октября 2013 05:54
Хороший рассказ, оптимистичный!
0
Анатолий Мерлинд Офлайн 24 октября 2013 17:43
Хороший, добрый рассказ) smile И читается довольно легко...
Спасибо)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.