+17
Аннотация
Загадочный парень. Жизненно необходимые очки. Случайная встреча. Способности, в которые трудно поверить. Со всем этим и предстоит встретиться главному герою.

1.
Вечереет. Пустой трамвай, неспешно скользя по рельсам, порой издавая тихий скрежет, приближает меня к дому. Я очень устал после долгого и утомительного рабочего дня. К счастью завтра выходной, и я наконец-то отосплюсь. Прикрыв глаза и прислонившись к прохладному стеклу, мечтаю поскорее оказаться дома, выпить кружечку горячего чая и завалиться спать. Я очень хочу спать. Мои веки слиплись, не желая возвращать в окружающую действительность, словно темным щитом закрыли от тусклого света трамвая. Но сладостная дрема, которая уже поспешила навалиться на меня, была наглым образом изгнана. На остановке в салон транспорта ворвался шум и смех нескольких подростков. Я, словно выныривая из морских пучин, встряхнув головой, наполнил воздухом легкие и, распахнув глаза, огляделся. Через несколько сидений от меня и расположилась шумная компания парней лет восемнадцати. С виду обычные парни. И только я собрался снова прикрыть глаза, как их громкий смех привлек внимание.
–«Уроды!» - злился отчего-то я. Хотя и сам несколько лет назад, вот так беспечно, не задумываясь об окружающих, мог громко ржать, выражаться нецензурной лексикой. Да вообще жить и дышать полной грудью. С годами это проходит. Работа, дом, семья. Правда последнего у меня так и не появилось. Вернее мне это и не нужно. Достаточно ни к чему не обязывающих отношений. Лишь родители, все еще тепля надежду на мою женитьбу, упорно пытаются меня с кем-нибудь познакомить. То с дочерью соседки, то с племянницей подруги, при этом упрекая меня: « Сынок, тебе уже 30 лет, а ты все один. Наверное, мы так и не дождемся внуков!» - Я понимаю их желание повозиться с детьми. Но только пока я не встречу ту единственную, я не решусь создать, так важную моим родителям, ячейку общества под названием – семья.
Прижимаюсь снова лбом к стеклу и, вглядываясь в темень за окном, соображаю, сколько еще остановок осталось мне ехать.
- Отдай! – Внезапный крик на весь салон одного из парней снова привлекает мое внимание, и я неосознанно наблюдаю за происходящим. Один из парней, самый высокий в их компании, с вытянутой рукой вверх, в которой я увидел очки в черной оправе, уворачиваясь от паренька с растрепанными темными волосами, бегал по салону трамвая. Остальные просто ржали, не двигаясь с места.
- Да ладно, че ты! Я тока померяю и отдам! – Проговорил дылда.
- Да ты как напьешься, постоянно их берешь! Задолбал, тебе они ради забавы, а мне жизненная необходимость. – Злился темненький. Пока они скакали минут пять по салону, я успел разглядеть обиженного и взъерошенного паренька. Он был примерно одного роста со мной, не выше 175 сантиметров, карие глаза, которые он щурил, пытаясь разглядеть обстановку. На нам была одета обтягивающая черная футболка и узкие джинсы. Сейчас многие так ходят. Я, если честно, не понимаю моду молодежи. К чему обтягивать свои кривые ноги?! Ну да ладно, не в этом суть. У каждого поколения найдется что-нибудь смешное в гардеробе. Но крики и появление парней закончились так же быстро, как и начались. На остановке вся компания вывалилась на улицу, в буквальном смысле. Пока я рассматривал так пристально паренька, не заметил, как у них началась драка, и товарищи, все это время хихикающие в сторонке, присоединились. Естественно кондуктор, не желая иметь в свою смену пострадавших в транспорте, скомандовала им удалиться. Только они вывалились не по ее прихоти. Сначала, увлекшись игрой и дракой, оступившись на ступеньке, выскочил на улицу дылда, за ним полетел хозяин очков, ну и вдогонку последовали остальные. Я облегченно вздохнул и собирался уже отвернуться снова к окну, как в салон, на пол, в закрывающуюся дверь влетели те самые очки.
- Вот паразиты! – возмутилась грузная баба-кондуктор и, не заметив очков на полу, прошла на свое законное место.
Я выходил на следующей остановке и, не удержавшись, все-таки наклонился и поднял жизненно необходимую вещь незнакомого мне паренька. Я аккуратно сложил их, сунул в карман своих широких джинсов и зашагал прямиком к дому.
Вечер прошел как обычно - горячий чай, детективный сериал и крепкий сон. Только вот зачем я выложил очки на прикроватную тумбочку, я так и не смог понять.
-«Ну да ладно, утро вечера мудренее». А утро действительно мудренее некуда оказалось.
 
 
***
Не успел я проснуться, как мне позвонил начальник и попросил срочно появиться в салоне, мол какой-то важный клиент должен подъехать и работать он намерен только со мной.
- Ну что за идиотизм! Ну не такой уж я важный человек в этом деле! Неужели кроме меня никто не сможет справиться! – Крикнул я от досады. Но делать нечего. Не то чтобы мне важна была эта работа или я держался за приличный заработок, нет. Просто начальник - друг моего отца, и поэтому пользуясь этой ситуацией, он постоянно возлагал на меня самые важные проекты и переговоры. А я в свою очередь боялся подвести своего отца. Как бы смешно и по-детски это не звучало, но факт оставался таковым – я не желаю падать в глазах отца лицом в грязь, и поэтому соглашаюсь на любую работу.
Собравшись, наспех вылетаю из подъезда, и снова трамвай, снова тот же путь. Пора бы своей машиной уже обзавестись, но то ли лень, то ли нежелание менять привычный уклад жизни. Дом - трамвай – работа, и в обратном направлении. Доехав до дверей своего офиса, влетаю и натыкаюсь на взволнованного начальника,
- Ну, Дима, где ты ходишь? Он давно уже ждет! И мы тебя давно уже ждем! – Метал он молнии глазами.
- Алексей Иванович, я не побегу вперед трамвая. – Попытался ему улыбнуться. Во оборзел. Мало того, что меня вызвал в мой законный выходной, так еще и упрекать вздумал.
- Статус то повышать пора, хотя бы «копейкой» обзавестись. – Съязвил он ухмыляясь. – Ну все, меньше слов - больше дела, пошли. – Снова командный тон. Если бы я не выспался или случилось бы очередное расставание, я бы списал произошедшее на это, но, увы, на сон мне хватило и восьми часов, а женщины у меня уже месяц не наблюдалось. Хотя, вот наверное и причина – гормоны бесятся.
- Да пошли вы все! – Я не двинулся с места. - Я несусь на чертову работу в свой законный выходной, а вы еще и упрекать меня вздумали! – Я чувствую, что впервые повысил тон на Алексея Ивановича.
- Дима, не время тут истерить девчиной, потом обговорим. Да и оплачу я твой выходной. Шевелись, клиент ждет! – Начальник, показав свою широкую спину зашагал к лифту, я же по прежнему не шелохнулся.
- Да пошел ты к черту! И ты, и твои деньги, и клиенты твои, и переговоры. Как меня все это задолбало! – Не желая слушать ни крики, ни упреки в свой адрес, вышел на улицу. Конец мая. Жара. Свобода! Я наконец-то освободился. Мне не нужна ни придуманная мной зависимость от одобрения отца, ни деньги, достающиеся мне потерей нервов, сна и вообще себя. Я так давно мечтал освободиться от обязательств перед родителями. Я хочу просто жить. Жить, а не пересчитывать пролетевшие однообразные дни. Пожалуй, сегодня прогуляюсь по городу. Как давно я не бродил по улицам, все трамвай и полумрак за окном, либо утренний туман, оттеняли мне краски окружающего мира. Я наконец-то смогу увидеть и дома, и парки, и скверы, и лица улыбающихся людей не сквозь запотевшее или замерзшее стекло, а прямо перед собой. За все эти годы моей вечной занятости я забыл, как улыбаться людям и получать такую же искреннюю улыбку в ответ.
Я несколько часов бродил по улицам, пока не услышал характерное урчание в животе, напоминающее о том, что позавтракать я сегодня так и не успел. Завернув в ближайшее кафе, устроился за столиком в углу. Как же я давно не бывал в таких вот не вычурных кафешках. Заказав кофе и кусок шоколадного торта, обожаю сладкое еще с детства, наслаждаясь каждой минутой свободы, позавтракал, вернее уже пообедал. Но, как только я проглотил последний кусочек торта и запил оставшимся подостывшим кофе, как заорал мой телефон. Мне так не хотелось разговаривать сейчас ни с кем, но понимаю, что убегать, это совсем уж ребячество, поэтому пару секунд помедлив, принимаю звонок.
- Только не ори. – Предупреждаю отца. Он никогда не умел со мной спокойно разговаривать. По его мнению, только громкий крик может вразумить мою глупую голову.
- Ты совсем охренел! Я так уговаривал Алексея принять тебя в свою фирму, а ты так решил меня отблагодарить!? А ну живо оторвал свою задницу и пока еще не поздно вернулся и упал в ноги Алексею. – Я спокойно слушал крики отца. Надо же, впервые я никак не реагировал на него.
- Чего молчишь! Дебил! – Провоцировал он меня, а я равнодушно смотрел на улицу в небольшое окно заведения. Мимо проходили то мамочки с колясками, то влюбленные подростки, ведь скоро каникулы и многие старшеклассники уже сейчас, пропуская подготовительные занятия к экзаменам, бродили по городу. Вдруг один из проходящих парней мне показался знакомым. Точно это тот самый, из трамвая, что потерял свои очки.
- Ты меня понял!? – Не унимался мой отец, а я уже давно потеряв суть его нравоучений, поспешно ответил. – Я ушел и не вернусь. Мне некогда. –Оставив деньги на столике, поспешно выскочил из кафе.
К счастью, паренек никуда не спешил, и что-то рассматривая на экране телефона, медленно перебирал ногами. А я, только сейчас осознавая глупость всей ситуации, так же медленно поплелся позади.
Во я действительно недоумок! Ну подойду к нему, и что скажу? Привет парень, я подобрал твои очки, но они у меня дома, пойдем ко мне домой, и я их отдам! Выглядело, как будто я маньяк какой-то, который заманивает маленьких мальчиков к себе домой, для непотребств всяких. Нет, думаю зря я поплелся за ним, да и наверняка у него есть запасные очки, ну или линзы. Точно, он может ведь и линзы носить. Мда, зря я поплелся за ним. Как только я решил оставить затею с возвратом очков и вернуться домой, меня окликнул знакомый по вчерашней поездке в трамвае голос.
- Вы - маньяк? – Ухмылялся черноволосый парень. Его волосы по-прежнему торчали в разные стороны и, надо отметить, одет он был так же как и вчера.
- Нет. – Машинально ответил я.
- Значит вы тоже тут живете? – Улыбается он.
-Нет. – Отвечаю и тут же осознаю, что размышляя о дальнейших своих действиях, не заметил, как свернул в незнакомый мне двор.
- Короче, мужик, ты попал. Если не свалишь, я закричу и обвиню тебя в насилии. А так как я несовершеннолетний, тебя упекут и надолго. – Нагло ухмылялся паренек.
- Чего?! – Не верил я своим ушам. Я, как последний придурок, плелся и размышлял, что бы такого сказать и как бы вернуть очки бедненькому мальчику, а он тут еще и угрожает мне.
- Я говорю вали, пока я не заорал. – Его карие глаза, без страха проникая под кожу, сначала осмотрели меня с ног до головы, а потом устремились и к моему взгляду навстречу. Немая сцена не продлилась долго, я, осознав еще раз глупость своей затеи, молча развернулся и отправился на оживленную улицу. Только сделав пару шагов, сам не зная зачем, не оборачиваясь, крикнул.
- Я вчера в трамвае ехал с тобой. Очки хотел вернуть. – И ускорил шаг.
- Они у тебя? – Остановил меня взволнованный голос и рука, схватившая меня за плечо.
- Да. – И, обернувшись, встречаюсь с огромными, теперь светившимися от счастья глазами паренька.
- О! Ты даже не представляешь, как я сейчас рад! – Парень улыбнулся, его нахальности и след простыл. – Ну давай, где они. – Поторапливал он меня.
- Кхм. Они у меня дома. – Да уж, получается, я действительно маньяк заманивающий детей домой.
- О! Ну тогда идем к тебе домой! – Радостно заключил паренек. – Ну, где твой дом?!
- Ахахахаха – Я заржал не в силах остановиться. А паренек непонимающе смотрел на меня.
- Если ты сейчас скажешь, что обманул, я заору! – внезапно радость с его лица исчезла. Только остановить мой смех его угрозы были не в силах.
- Помогите. – Внезапно заголосил парень, при этом прижавшись ко мне спиной, прижимая мою ладонь к своему паху, так что со стороны это смотрелось так, будто я действительно удерживаю подростка, нахально трогая за орган, спрятанный за плотно облегающими джинсами.
- Не ори. Я все объясню. – Его крик заставил меня зажать ему рот второй свободной рукой и перестать истерично смеяться.
-Эй, ты чего делаешь, старый пидор! – Орала женщина, проходившая не так далеко от нас, но отчетливо слышавшая крик и видевшая мои попытки остановить паренька. Только со стороны это действительно смотрелось иначе. Одна моя рука по-прежнему закрывала рот парня, а вторая все еще лежала на его ширинке. Черт! Глупая ситуация. Я моментально отпустил парня, и тот, как ошпаренный, отскочил от меня в сторону.
- Ну ты придурок! – Крикнул он зло мне в след.
- Сам идиот! Ну поржал, что с того!? Ну дома у меня очки, только выглядит это все, будто я тебя на конфетку поймал. – попытался я зачем-то оправдаться.
-А-а-а. - Протянул он. – Так бы сразу и сказал, что не хочется тебе выглядеть передо мной педофилом. – Подмигнул он мне зачем-то.
- Да пошел ты! – Не дожидаясь ответа, я поспешным шагом оправился прочь из этого двора.
- Погоди. Ну сглупил. Только мне, правда, очки нужны. – Не отставал от меня паренек.
- Пошли уже. – Ответил я не оборачиваясь, и мы отправились на ближайшую остановку трамвая. А пока добирались до моего дома, я сам себе зарекся, что больше никогда не буду поднимать чужие вещи, чтобы потом вернуть их владельцу.
Всю дорогу до моей квартиры мы больше не обмолвились и словом. Парень, поднявшись со мной на пятый этаж, остался ждать, когда я вынесу ему его пропажу, на лестничной клетке. Я даже был мысленно благодарен ему за нежелание войти на порог моей квартиры, хотя и предложил, как требуют того правила этикета, пройти, но он улыбнулся и вежливо отказался. Не разуваясь, дабы не заставлять паренька ждать, прошел в спальню за очками, они по-прежнему лежали на тумбочке, хотя куда бы им деться, если я их туда сам и положил. Вернув пареньку его драгоценный предмет, потому как карие глаза паренька засияли, словно яркая лампочка, я понял, что очкам нет цены и еще раз приняв от него слова благодарности, проводил взглядом удаляющуюся фигуру, весело вприпрыжку спускающуюся по ступенькам. Вот так и закончился мой сумасшедший день. День, с которого и началась моя свободная жизнь.


2.
На утро второго дня, свободного от каких либо обязательств, я проснулся очень рано. Думаю, привычка вскакивать по будильнику дала о себе знать. Не так просто избавиться от того, что с годами тебе навязывалось, и подчинило себе, словно дикую зверушку, заставляя жить в клетке по определенному графику, делая все в одно и тоже время. Подъем, завтрак, дорога к месту, где усердно трудишься в ожидании денежного вознаграждения, производимого два раза в месяц – аванс и заработная плата. Потом обратный путь до дому. И так из года в год. Словно робот. Нет, скорее человек, которого введя в гипноз о мнимой зависимости от денег, заставляют выполнять определенные действия. Но я освободился от этого. Не знаю, надолго ли хватит моей смелости и воли к свободе, надеюсь, мое очередное порабощение произойдет еще не скоро.
Еще немного насладившись мягкой подушкой и теплым одеялом, решаю все-таки подняться. Сварив кофе и приготовив яичницу, устраиваюсь с тарелкой и кружкой напротив телевизора. Не люблю есть на кухне, дурацкая привычка, нести тарелки в гостиную и, устроившись на диване, просматривать передачи, медленно пережевывая пищу. Гостиная у меня небольшая, и соединена с кухней арочным проемом, что в принципе очень удобно, как ни посмотри. В свое время я мечтал приобрести квартиру-студию, и не возводя стен, оставить огромное помещение. Я очень люблю простор, по этой причине в моей квартире совсем мало мебели молочного цвета, а стены и пол белые. И, к слову, я не педантичен, но минимальный порядок и чистоту в состоянии поддерживать. Медленно пережевывая яичницу и не желая узнавать что-то новое, происходящее в мире, я переключаю выпуск новостей на музыкальный канал. То, что надо! Помогает проснуться, настроиться на отличный предстоящий день, ну и, возможно, в голове снова, как заевшая пластинка, будет вертеться какая-нибудь мелодия, от которой невозможно будет избавиться весь день. Кого-то это может и раздражает, но мне всегда казалось забавным напевать весь день одну и ту же песню, словно заклинание, придающие сил в трудные минуты. Интересно, какая же песня сегодня поселится в моей голове?! Ну, позже и узнаем. Доев свой завтрак и помыв посуду, решаю снова сегодня прогуляться по городу. Только прежде, чем выйти из дому, думаю, дождусь звонка от мамы. Я уверен, она обязательно мне сегодня позвонит. Я сходил в душ, высушил волосы, одел свою любимую белую рубашку с коротким рукавом, темные джинсы и присел на диван. Странно все это. Обычно, после любых даже мелких ссор с отцом, она на следующий день обязательно звонит мне, а сегодня что-то запаздывает. Я бы плюнул на все и не стал даже дожидаться звонка матери, но отчего-то не хотелось разговаривать с ней, когда сольюсь с дыханием города, вольюсь в его вены-улицы. И наконец-то мой телефон ожил. И к гадалке ходить не надо, звонила мама.
- Да. – И я готов выслушивать и очередные упреки, и мольбу одуматься, и рыдания.
- Сыночек, любимый мой, что же ты с нами делаешь!? – Надрывным голосом матери прозвучал вопрос в пустоту. Потому как отвечать на него я не собирался, то мать продолжила. – Я прошу тебя, Димочка, извинись перед отцом. Он знаешь как за тебя хлопотал!? Выбил у Алексея тебе отпуск недельный, так что можешь отдыхать, а потом с новыми силами на работу. Только и перед Алексеем извинись. Хорошо!?
-Нет. Мама, прости, но я не вернусь туда, и перестаньте за меня хлопотать. Я вам что маленький сопляк?! Неужели вы думаете, что я не смогу сам о себе позаботиться?- Пытался я сдержать голос.
- Димочка, никто не считает тебя ребенком, просто мы немного помогаем тебе. – Тут же ответила мама.
- А я вас просил? Я вас вообще когда-нибудь о чем-нибудь просил? – Терял я самообладание.
- Димочка, а нас и просить не надо, мы и так знаем, что тебе нужно! Семья тебе нужна! – Взялась мать за старую пластинку.
- Мама, прекрати! Я сам разберусь, что мне нужно! – Разговор плавно переходит на повышенные тона.
- Нет, не знаешь! Вот была бы у тебя жена, детки, так и не выдумывал бы номера всякие, работал бы как все и носил бы деньги в дом. –Тяжело вздохнула мама, а меня ее слова еще больше разозлили.
-Мама, я не вернусь на прежнюю работу, и позволь мне самому решать, что нужно! – Сдерживаюсь из последних сил.
- Если бы мы позволили тебе самому решать, то вон, как наш сосед, стал бы алкоголиком и наркоманом. – Злилась мать и все еще пыталась вразумить неразумное тридцатилетнее дитя.
- Конечно, а еще бы связался с плохими мальчиками и провел бы остаток своих дней за решеткой. – Внезапно я засмеялся.
- Вот так бы все и было. И ничего смешного тут нет. – С обидой в голосе проговорила мама, а я решив закончить этот пустой разговор, посмеявшись, отвечаю.
- Мама, я не вернусь обратно. И, пожалуйста, больше не вмешивайся в мою жизнь.
- Сынок, ты принимаешь наркотики? – Неожиданный вопрос ввел меня в ступор.
-Нет, мама, я бухаю беспробудно, так что не мешай мне скатываться по наклонной. Я хочу жить так как хочу. – И не дожидаясь очередных вопросов, прерываю наш разговор. Откинув телефон на диван, выхожу на улицу. Майское тепло приняло в свои объятия, а городские улицы позволили в себе раствориться. Я потерял счет времени. Я ни о чем не думая, шел и напевал. Действительно я напевал песню услышанную утром, и это оказался старый хит:

What is love
Baby don't hurt me
Don't hurt me no more
Baby don't hurt me
Don't hurt me no more
(Haddaway)

 
 
Я так увлекся мысленным пением, что не заметил, как оказался в сквере, расположенном в другой части города. Присев на скамейку, я запрокинул голову назад и прикрыл глаза. Свежий воздух, пение птиц, что еще для счастья надо!? Внезапно мое умиротворенное состояние нарушило странное ощущение, что на меня кто-то пристально смотрит. Открываю глаза, оглядываюсь, и никого. Странно, но стараясь не заморачиваться на ощущениях, прикрываю глаза, снова откидывая голову, только ощущение пристального взгляда не дает покоя. Снова открываю глаза, и кажется передо мной, метрах в десяти в кустах, я заметил кого-то. Первое желание было подняться и проверить, кто же там прячется, но вспомнив тут же нелепость вчерашней ситуации с очками, отметаю эту мысль. Сославшись на свою фантазию, привстаю и отправляюсь в ближайшее кафе. Заказав кофе и кусочек яблочного пирога, устраиваюсь по привычке в углу помещения. Оказывается, очень здорово сидеть в таких точках, чтобы был максимальный обзор окружающего пространства. Неторопливо отпивая кофе, замечаю некое движение за окном напротив. Стараясь не выдать себя, украдкой наблюдаю. И действительно за окном черные взъерошенные волосы и глаза, высматривают мое местоположение. Мысленно улыбаюсь, узнав в партизане вчерашнего знакомого. Допив кофе и доев вкусный кусок пирога, убедившись, что паренек все еще за окном, и стараясь быть незамеченным мной, наблюдает за моими действиями. Я, расплатившись и заказав стакан апельсинового сока, прохожу к выходу, партизан тут же встрепенувшись исчезает. Но я не спешу выходить, вернувшись к барной стойке забираю стакан, и отойдя ближе к выходу, встав так, чтобы меня не сразу можно было разглядеть из окна, жду возвращения паренька. Минут через двадцать, не дождавшись видимо моего выхода из кафе, взъерошенная макушка и широко раскрытые глаза, сканирующие помещение, вновь появляются в окне. Я, отдав проходившему мимо официанту пустой стакан, выбегаю на улицу. Ну точно, вот он стоит и, вглядываясь в помещение кафе, ищет мой силуэт.
- Ты не меня ждешь?! – Улыбаясь, интересуюсь. Парень от неожиданности отпрыгивает от окна.
- Что ты тут делаешь? – его вопрос поставил меня в тупик.
- Вообще-то это я должен спросить тебя, что ты тут делаешь? – И медленно приближаюсь к нему.
- Я мимо шел. – И паренек, развернувшись, зашагал прочь от меня, словно действительно так мимо пробегал.
- А ну, стоять! Отвечай, зачем следишь? – Нагнал я парнишку и крепко схватил его за предплечье.
- Эй! Ты чего? Отпусти, а то я… - Я не дал ему договорить.
- Ага, знаю я, будешь кричать и изображать жертву! – Я подмигнул ему.
- А что, проверенный способ, люди пугаются и отпускают. – Поделился он своим опытом.
- Часто людей так пугал? – Я все еще не отпускаю его предплечье.
- А тебе то что? Отпусти, не убегу. – И я, поверив, отпускаю его и мы идем неторопливо рядом, словно давние друзья.
- Просто однажды и крик не поможет. Так что будь осторожен. – Зачем-то предостерегаю его.
-Без твоих советов обойдусь. – Произносит он обиженно.
- Да я просто, ну это… - и замолкаю, хотел было ляпнуть, что забочусь, только вот он же не просил моей заботы. Да и глупо такое было говорить незнакомому парню.
- Кстати, раз мы снова встретились, может уже и познакомимся? Я - Дима. – продолжаю свои мысли.
- Илья. – отвечает он.
- Ну так вот, Илья, теперь рассказывай, зачем следил? И что тебе от меня нужно? – Перехожу к насущным вопросам.
- Да у тебя мания величия! Ты чего, совсем придурок, раз думаешь, что за тобой кто-то следит? А у тебя случаем нет мании преследования? Тебе никто не угрожает? – С издевкой и наигранной заботой произносит Илья.
- Конечно, а ты не знал? Я открою тебе секрет, только ты никому не говори. Иди ко мне поближе. – И, приблизившись, наклоняюсь к его уху. Сразу же замечаю несколько мелких колечек в мочке уха. Зачем-то облизнулся, словно собирался сделать что-то непристойное, и прошептал. – Меня преследуешь ты. – и отчего-то, заигравшись сам с собой, последнее слово произнес на выдохе, подавая при этом горячую струю ему в ухо. Илья все это время, ожидавший то ли откровений с моей стороны, то ли просто позволив мне сделать это, закрыв ухо ладонью, отскочил от меня.
- Ты совсем дебил? – Кричит он, а щеки его словно майский красненький флажок, зарделись.
- Ну да, у меня же мания преследования! – И я ржу опять. Странно, это вторая наша встреча, а я опять смеюсь, так легко и непринужденно, как никогда раньше не смеялся.
- Да пошел ты! – Илья, разозлившись, зашагал прочь. Мне почему-то не захотелось так быстро распрощаться с ним, и я нагнал паренька.
- Ладно, пошутили и будет. Куда пойдем? – Надеюсь, что он все-таки проведет со мной еще немного времени, хотя причин у него оставаться со мной не было, но мне очень хотелось, чтобы эти самые причины, пусть и не известные мне, у него обязательно нашлись. Странный я, наверное, но думать об этом совсем не было желания.
-Хоть куда. – Все еще играя обиженного мальчика, отвечает он.
- Ну, раз нет предложений, просто прогуляемся. – А что еще делать? Снова приглашать домой, ну уж нет, это лишнее.
-Нет. Давай пойдем к тебе? – Его предложение меня обескуражило. Надо же я тут всячески стараюсь не выглядеть опять идиотом и не зову его на кружечку чая, а он, каков наглец, сам напрашивается на приглашение.
- С чего это? – Уточняю, стараясь поймать его взгляд, и он его от меня не прячет.
- Не хочу гулять. Устал. Надоело. Давай приглашай уже к себе домой. – Требует Илья, пронзая меня карими глазами.
- Вот ты какой скромный мальчик. - Пытаюсь его подколоть.
- Не смешно. – Он снова, обидевшись, отвернулся, но шаг не прибавил. Уже хорошо. Бежать не собирается.
- Ладно, идем. Кстати, а где твои очки? – Вспомнил я о его сокровище.
- Дома. – Спокойно отвечает он, не смотря в мою сторону.
- И как ты без них ходишь? Они же так были тебе нужны?! – Останавливаюсь, и он словно по команде останавливается тоже.
- Ты о линзах что-нибудь слышал? – Его наглый взгляд вновь буровит во мне дырку.
- Ты давай не груби. Нормально разговаривать начинай уже. – Мне одновременно и надоела и веселила его наглость.
- Я сегодня одел линзы. Очки ношу редко. – совершенно спокойно ответил Илья, словно и не знал что такое грубость.
- Ну вот, молодец! Хороший мальчик, умеешь ведь разговаривать нормально! – Не удержался я от того, чтобы не подколоть.
- А ты, видимо, уроки вежливости прогуливал?! – К нему снова вернулся ехидный тон.
- Так если ты носишь линзы, очки то тебе зачем? – Пытаюсь сгладить свою язвительность.
- А это не твое дело. – И опять карие глаза просверлили во мне дырку. Кажется, мне нравится его буровящий и нагловатый взгляд.
- Стой! - Внезапно Илья остановился и схватил меня за запястье.
-А? – Я не понял его намерений.
- Нам туда нельзя! – Вполне серьезно проговорил парень.
- Почему? – Я все еще не понимаю его.
- Потому что я так говорю. Пойдем другой дорогой. – И он потянул меня в другую сторону. Только в тот момент во мне взыграла недавняя гордость, и разговор утренний с матерью вспомнился сразу. Опять за меня решают, куда идти и что делать.
- Ага, тебе надо туда, ты и иди, а я как шел так и пойду.
- Я говорю, что нам туда нельзя, значит нельзя! – Едва не кричит Илья.
- Отстань. Где мой дом ты знаешь, так что иди там, где тебе можно, а я пойду тут. – И, освободившись от его теплых и тонких пальцев, крепко сжимающих мое запястье, отправился дальше.
- Ну пожалуйста. Пойдем со мной. – Я удивился тому, каким может стать его лицо, не наигранно обеспокоенным с мольбой в глазах. Только почему-то тогда даже это на мое решение не подействовало. И я направился к пешеходному переходу. Благополучно миновав перекресток, зашагал вдоль витрин очередного магазина. Только Илья, сжавшись в комочек, словно маленький щеночек, с поднятой головой вверх, высматривая что-то на крыше дома, плелся следом.
- Ну пожалуйста пойдем тогда на другую сторону улицы. – Не унимался он.
- Кого ты боишься? – Не в силах смотреть на щеночка позади себя, останавливаюсь и снова ловлю его взгляд, но он упорно рассматривает что-то наверху.
- Что там? – Интересуюсь и направляю свой взгляд в то же направление что и Илья, только ничего рассмотреть я так и не успел, потому как Илья отпихнул меня в сторону, я, падая, схватился за его руку, по инерции мы полетели вместе на асфальт, и в этот же миг в каких-то паре сантиметров от нас упал стеклопакет. А позже сверху раздался мат и крики:
- Вы живы? – Да. Кричу в ответ высунувшимся в окно мужчинам. И опускаю взгляд на Илью, который оказался лежащим на мне.
-Ты жив? – Интересуюсь у него.
- Ну ты же уже решил, что мы живы, значит жив. – И он улыбнулся.
Как только мы поднялись с асфальта к нам выбежал навстречу мужчина и затараторил о возмещении нам морального ущерба, суя при этом белый конверт. Мы, переглянувшись с Ильей, забрали конверт и поспешили удалиться. Живы и ладно. Добрались до дому мы быстро, почти не разговаривая, и лишь когда сидя на диване в гостиной выпили по кружке чая, я решил задать просившийся с момента падения стеклопакета, вопрос.
- Илья, ты поэтому не хотел там идти? – Внимательно смотрю на его реакцию, но он не дергаясь, вполне серьезно ответил.
- Да. Только не спрашивай сейчас, откуда я знал. Все равно не скажу. А если скажу, то не поверишь. – Его мягкий взгляд теперь не буровил меня, а легонько скользил по моему телу.
- А ты попробуй рассказать. Вдруг поверю. – Пытаюсь приободрить его.
- Может быть потом. – Произносит Илья тихо, и так же почти бесшумно привстав, направился к выходу.
- Уже пора? – Интересуюсь вдогонку, следуя за ним в прихожую. Илья молча обулся, и лишь когда открыл двери и обернулся, наши глаза снова встретились.
- Я расскажу тебе, но только не сегодня. Пока. – Секундные, немые переглядки, и за ним захлопнулась дверь. Я снова остался один, но ощущение того, что Илья обязательно вернется, так и не покинуло меня.


3.
Новый день и новые приключения. Не успел я проснуться и принять душ, как в мою дверь настойчиво позвонили. Я, взглянув в зеркало в прихожей и зачем-то взъерошив коротко стриженые каштановые волосы, поспешил открыть дверь тому, кто так настойчиво пытался увидеть меня.
-«Только бы не родители.» - Пронеслось в голове, пока я отпирал замок, а стоило входной двери распахнуться, как в моей прихожей оказался, все такой же растрепанный Илья.
- Ты должен мне помочь! – Заявил с порога он. Сегодня на нем была серая футболка, те же джинсы.
- Может пройдешь для начала? – Я рад и раздражен одновременно. С чего это он вдруг решил, что можно вот так вот врываться ко мне в квартиру, но все-таки его присутствие меня радовало больше.
-Не могу! Ты должен мне помочь немедленно! –Настаивал Илья, не двигаясь с места, застыв словно статуя у порога.
- Что за срочность?! Пошли хоть чайку попьем. – Надеюсь, что он все-таки решит пройти и позволит мне позавтракать, но видимо зря я рассчитывал на его снисходительность, потому как он мало того, что не сдвинулся с места, так и меня схватил за руку.
- Пожалуйста, Дима, нам нужно немедленно выйти из дома, иначе будет поздно. – Снова жалобный взгляд и умоляющий тон. Вспомнив вчерашнее его поведение и последствия моего своенравия, я молча обулся, и мы спустились во двор.
- Ну, куда идем? Кого спасать? – Подмигиваю Илье.
- Идем искать мои очки. – Ответил Илья и, внезапно остановившись, заглянул в мои глаза.
- Какие очки? – Не сразу сообразил я.
- Ну, мои очки, с черной оправой. Ну, ты их видел уже. – Объясняет он мне, словно маленькому мальчику, тоном взрослого человека.
- Погоди, так я же тебе их отдал. – Я все еще не могу вникнуть в происходящее.
- Ну, ты отдал мне их позавчера, а сегодня они потерялись. – Поясняет он вновь, а я не могу понять, какая роль отведена мне в этом событии.
-Ну а я то тут причем? И вообще сам потерял, сам и ищи. – Начинаю внезапно раздражаться. – Прям Маша-растеряша.
- Я пропущу мимо ушей «Машу-растеряшу», потому как, кроме тебя их никто не сможет найти. – Спокойным тоном отвечает Илья, и его взгляд дырявит мою переносицу.
- Я тебе, что собака – ищейка? – возмущаюсь, но Илья по-прежнему спокоен.
- Не кричи, все равно ты найдешь. – Уверенно произносит он.
- Так, или ты мне сейчас объясняешь все по порядку, или я иду домой. – Надеюсь, что угроза на него подействует.
- Ну, что тут не понятного? Утром я отправился на занятия, и по дороге очки вылетели из кармана. Поэтому ты должен мне помочь их найти. – Спокойно поясняет Илья, а я так и не могу сообразить, моя роль в этом всем, собачки ищейки, что ли.
- Я еще раз говорю, где потерял, там и ищи. Все я домой. – Не понимаю я его просьбу. У меня пропало какое-либо желание помогать ему.
- Дима, пожалуйста, как только мы найдем очки, я обещаю все тебе рассказать. Только нам нужно поспешить, пока не поздно. – Его щенячьи глазки, как мне показалось в тот момент, готовы были наполниться слезами, но он стойко сдерживался.
- Хорошо, но позже буду ждать подробного рассказа. – Сжалился я над парнишкой, может действительно он не в силах самостоятельно разыскать свою пропажу и, подмигивая, интересуюсь. – Ну, куда идем?
- А куда ты скажешь, туда и пойдем. – Глаза Ильи, моментом забыв, что готовы были еще несколько секунд назад намокнуть, просияли от радости.
- Не понял. Ты не можешь сказать, где конкретно проходил, когда очки выпали? – странный он все-таки мальчик.
- Их там нет. Поэтому ты иди, а я за тобой. Ну же пошли, мы и так потеряли много времени. – Схватив меня за руку, словно маленький ребенок, потащил к оживленной улице, и я, молча повиновался ему. Нет, это я странный, раз позволяю несовершеннолетнему пареньку так ловко манипулировать мной. Поддаюсь на его уговоры. Я действительно странный.
- Ну все, теперь ты сам должен пойти, я не могу тебе помочь. – Отпускает мою руку Илья, едва мы вышли из двора.
- А я, по-твоему, учую запах твоих очков!? – И я наигранно стал принюхиваться к запахам, витавшим в воздухе. Илья рассмеялся, а потом серьезным тоном продолжил.
-Хватит идиотничать. Просто иди уже куда-нибудь. Это все, что от тебя требуется. – И я, прекратив свои попытки обыгрывания комичности ситуации, развернувшись от паренька, быстрым шагом направился на поиски какого-нибудь кафе, ведь я так и не позавтракал. И, самое удивительное, Илья так и не проронил больше ни слова. Он молча плелся следом. Словно я действительно способен привести его к очкам. И если, поначалу, меня раздражала эта ситуация, то теперь мне и самому стало интересно, чем закончатся наши поиски. Через пару перекрестков нам на пути попалось небольшое кафе, и я, не раздумывая, вошел внутрь. Илья вошел следом. Я, заказав нам по кружке кофе и по куску шоколадного торта, присел к пареньку, занявшему место у окна.
- Ну, пока я все правильно делаю? – Не смог удержать я вопрос.
- Да. И скоро сам все увидишь. – Илья радостно улыбался, посматривая то на меня, то в окно.
- Ну и славно. – Я отвлекся от парня на кофе и торт, который заботливо и услужливо подала нам официантка. Только вот Илья, пока и не притрагивался к тому, что ему принесли.
-Эй, ты давай ешь, что ли?! – Отрываю я его от рассматривания прохожих за окном.
- Ага, сейчас буду. – Не поворачивая ко мне взъерошенной головы, произносит он.
- Как знаешь. – Не люблю холодный кофе, поэтому оставив Илью в покое, пью горячий напиток.
- Ну, что я говорил! Вот и очки нашлись! Я сейчас. – Илья, выскочив из-за стола, убежал на улицу. Я машинально повернул голову к окну. Илья подбежал к девочке лет четырнадцати, в руках которой была сумка ярко-розового цвета. Илья, улыбнувшись, что-то сказал, и девочка в ответ протянула ему очки в черной оправе. Теперь паренек точно от меня не отделается, пока подробно не объяснит мне происходящего. А Илья между тем, все также улыбаясь, подмигнул девчонке и вернулся в кафе.
- Ну вот, теперь можно и поесть. – И он со счастливым видом, принялся поглощать остывший кофе и кусок шоколадного торта.
- Я помог тебе вроде как, поэтому теперь жду объяснений. – Напоминаю ему о выполнении данного обещания.
- Ага, только пошли к тебе, а то много ушей посторонних. – Серьезно ответил Илья.
-Пошли. – Соглашаюсь с парнишкой, и мы возвращаемся домой. Сегодня я заметил одну особенность нашего с ним времяпрепровождения. Пока мы шли до дому, между нами не возникло никакого диалога, мы оба молчали. Только наше молчание меня никак не напрягало. Даже так идти рядом с ним по улице, доставляло мне спокойствие и умиротворение.
- Ну давай, я жду подробного рассказа со всеми деталями происходящего. – Мы сидим на моем диване, а у меня в руке опять кружка с кофе. Знаю, что вредно в таком количестве употреблять этот напиток, но моя зависимость от него в разы превышает все доводы о наносимом вреде огромного количества кофеина.
- Ну-у, я не знаю с чего начать то. – Задумчиво проговорил Илья.
- Позволь подсказать. Не поведаешь ли ты мне тайну вчерашнего своего поведения и предостережения меня об опасности, которую нам удалось избежать. – Странно, но мои издевки прошли мимо его ушей, и он серьезным тоном ответил.
- Дима, ты можешь мне не верить или думать, что я псих, но я вижу будущее. Вчера я знал, что нам не стоит проходить мимо того дома. – Илья умолк.
- А теперь еще подробней. Как ты его видишь? – Вот фантазер то он какой, оказывается. Интересно, а у него все в порядке с головой. А Илья, сделав глубокий вдох, продолжил свой рассказ.
- Я очень часто вижу вещие сны, которые сбываются в этот же день. Вчера я увидел, как ты шел мимо того дома и на тебя свалился стеклопакет, нанеся при этом тебе повреждения не совместимые с жизнью. Короче, в моем сне ты покойник. Поэтому я и следил за тобой. Только ты, упрямый идиот, не послушал меня и поперся сам навстречу смерти. Сегодня я увидел, как мы с тобой сидим в кафе, и мимо проходящая девушка с розовой сумкой идет в моих очках. А так как по кафешкам я не блуждаю, то именно ты и должен был привести меня в то кафе. – Илья умолк. А в моей голове поселился бардак из многочисленных запутанных клубочков мыслей. Получается, вчера он спас меня, хотя и не обязан был этого делать. Он мог бы просто прийти и предупредить меня, а вместо этого шатался за мной по городу. Зачем ему это? Зачем последовал за мной по той самой улице, подвергая опасности и свою жизнь тоже. А если бы он не успел вовремя среагировать, и стеклопакет свалился бы нам двоим на голову? Зачем ему все это? И вообще разве такое возможно – видеть будущее?
- Послушай, даже если на минуту принять во внимание, что такое возможно, как предвидеть будущие события, ты то зачем рисковал собой? Ну предупредил меня об опасности и валил домой. А если бы не отскочил вовремя? Собирали бы тебя вчера по частям с асфальта. – Мои руки дрожали и, чтобы не выронить кружку, мне пришлось поставить ее на пол.
- Не знаю. – Не меняя серьезного тона ответил Илья. Я пытался понять, о чем он сейчас думает, но, к сожалению, у меня нет способности читать мысли, а жаль.
-Посмотри на меня. – И жду, когда же он наконец-то повернет ко мне свое лицо. Илья нехотя разворачивается и смотрит без страха в мои глаза.
- Пообещай, что никогда не будешь подвергать себя такой опасности. А то так увлечешься игрой в спасателя, что не заметишь, как тебя самого спасать надо будет. Ты слышишь меня? – И жду от него ответа.
- Слышу. – Шепчет Илья, рассматривая теперь уже обивку моего дивана, пряча свой взгляд в ворсинках ткани.
-Ты понял, что я сказал? – Начинаю злиться.
- Я не всех спасаю. – Тихо отвечает он.
- И меня не надо было. – Сам не понял, что сказал. Так-то я вообще умирать еще не собирался и был благодарен парнишке за свое спасение. Просто моментально в голове нарисовалась картина, как он оттолкнул меня, а я не успел схватить его за руку и, отлетев на асфальт, увидел, как падающее стекло разрезает Илью на несколько частей. И от фантазии моей мне самому же и стало худо. А еще меня внезапно удивило то, что я с легкостью поверил Илье, не задумываясь. А если он мне лжет? А если все подстроено? Какая для него выгода в этом? Черт, мне показалось, что я начал сходить с ума.
-Надо. – Прошептал Илья, поднимая на меня печальный взор.
Внезапный звонок в дверь вывел меня из задумчивости и помешал нашей беседе.
- Иди открой, твоя мама пришла. – Илья, проговорив это, звонко засмеялся. Я впервые слышал, как он смеется.
-Откуда ты знаешь? – Интересуюсь, забыв о его откровении минутами раньше.
- Догадайся. – Его глаза вернули себе нахальность и дерзость.
-Ладно, потом еще поговорим. – Я отправился открывать дверь, а Илья, не растерявшись, схватил пульт и включил телевизор.
Открыв дверь, я отчего-то совсем не удивившись, увидел свою мать.
- Здравствуй, Димочка. Я вот решила тебя проведать. – Улыбнулась мама, но я знаю цель ее визита, стоит лишь впустить ее на порог, так она в несколько минут обойдет мою «двушку», заглядывая в каждый угол в поисках компрометирующих меня вещей. Ну после нашего последнего телефонного разговора не трудно догадаться, что искать она будет шприцы и пустую тару от выпитых мной спиртных напитков. Я с удовольствием бы не впустил сейчас мать, пока она не выбросила бы из головы мысли о моем падении на дно, только похоже у меня пока нет выбора. Поэтому впускаю ее в квартиру и надеюсь, что вскоре она, ничего не обнаружив, уберется восвояси.
- Здравствуй, мама. – И широко раскрываю дверь, тем самым приглашая ее в свое убежище. Как я и думал, мать, едва разувшись, поспешила в кухню, а затем и перешла в гостиную.
-Кто это? – Уставилась она на Илью.
-Мой друг. – Ну логично же предположить, что ко мне может в гости наведаться приятель.
- Ты дружишь с детьми? – Удивленно смотрит на меня матушка.
- Мне уже 18. – Отвечает Илья, улыбаясь моей маме. А я понимаю, что до этого момента, так и не поинтересовался ни о его возрасте, ни вообще, кто он такой?!
-Димочка, что может быть у вас общего? Он же малолетка, а тебе уже 30 лет. Он продает тебе наркотики? – Мысли моей мамы снова направились в определенное русло. Она постоянно всех моих друзей подозревала, если не в наркомании и алкоголизме, то в разбойных нападениях. В общем, по ее мнению, у меня так никогда и не было хороших друзей, одни бандиты.
- Мама, не начинай придумывать того, чего нет на самом деле. – Снова раздражаюсь.
- Сынок, немедленно прекрати это! Ничем хорошим общение с мальчиками не закончится! – Мать снова повышала голос. Илья, старательно игнорируя нас, вглядывался в экран телевизора.
- Мама, ты вообще, что хотела то? – Пытаюсь прекратить весь этот балаган.
- Пришла проведать. Я ведь чувствовала, что ты опять спутался с кем-то. Опять влез в плохую компанию, только я никак не ожидала увидеть у тебя мальчика. – Мать внезапно замолчала, а потом с округлившимися глазами и отвисшей челюстью вниз, посмотрев то на меня, то на Илью проговорила. – Ты любишь мальчиков? – Я чуть не присел на пол.
- Мать, ты чего? – вот уж не думал, что похож на педика. Меня и симпатичным то с трудом назвать можно было. Зеленые глаза, каштановые волосы, фигура не атлетического сложения. Худоват, и кубиков пресса не имею. Да и лицо совсем обычное. И меня в принципе это вообще не волновало. Случались периодами сексуальные связи, которые длились недолго, я и этим был вполне доволен. Мой взгляд переместился на Илью, который оторвавшись от просмотра клипов на музыкальном канале, смотрел с интересом за моей реакцией. Кажется, его забавляла сложившаяся ситуация. Не к месту я отметил, что вот Илья куда симпатичней меня будет. Черные волосы, торчащие в разные стороны, придавали ему некий шарм, огромные карие глаза. Интересно, а как он выглядит в очках. Мне отчего-то захотелось увидеть на нем те самые очки. Илья несомненно заметил, как я разглядываю его, и улыбнулся. Да у него и улыбка милая. Тьфу, о чем я только думаю! А мать уже причитала о том, куда я скатился, и что внуков ей так и не дождаться, как жить дальше, если сын не той ориентации, как рассказать отцу, как посмотрят окружающие. Что это болезнь и она лечится. Меня достали ее неверные выводы, навеянные невесть чем, и я решаю подыграть ей. Раз она уже решила, что сын ее гей, что ж не буду ее в этом разубеждать.
- Да, мама, я сплю с мальчиками. Довольна?! – Смотрю на ухмылку Ильи и перевожу взгляд на растерявшуюся мать. Возможно она надеялась, что я начну приводить веские аргументы, пытаясь разубедить ее в обратном, но мне надоело постоянно отчитываться перед ней и доказывать свою правоту, так что я решил, пусть так нелепо позволить ей наконец-то убедиться в своей правоте и оставить меня в покое, хотя бы на какое-то время, брезгуя со мной разговаривать, стыдясь раскрытия правды перед ее кругом общения и моим отцом.
- С ним спишь! – Кричит она. Впервые за многие годы я слышу ее крик.
- Нет, он друг парня, с которым я сплю. – Мне не хотелось вмешивать Илью в мои непростые отношения с родителями, поэтому я и сказал это.
- Димочка, ну зачем ты маме врешь. – Илья внезапно ожил, сладким голосом проговорив, улыбаясь поспешил ко мне. – Раз уж сказал А, то и говори Б. Да, я сплю с ним. Я его парень. Он очень не хотел вам говорить о нас, чтобы вы не расстроились. Но раз все раскрылось, то будем знакомы, я - Илья. – При этом мой новоявленный парень обнял меня стоя за спиной, сложив в замок свои теплые тонкие пальчики у меня на животе.
- Что? - Закричала мать моя.
- Ну вот как-то так. – Я пожимаю плечами и еле сдерживаю смех, рвущийся наружу. А этот нахал, прижимающийся ко мне, вдруг расцепляет свои пальцы и, повернув аккуратно мою голову к себе, целует, едва касаясь моих губ своими сухими губами.
- А ну прекратить! – Кричит снова мама. А я, словно превратившись в подростка, делаю все наоборот, теперь мои губы в ответ коснулись губ Ильи. Мама, не выдержав такого поворота событий, пулей выскочила из квартиры. И вот тут я, отойдя от Илья, присев на попавшийся под руку стул, громко заржал. А когда смеяться не осталось сил, то вытерев тыльной стороной ладони глаза, из которых во время смеха вырвались слезинки, обнаружил Илью на том же месте в кухне, где и оставил его. Все это время, пока я позволял истерическому смеху владеть мной, Илья стоял и наблюдал за мной.
- Ты прости, что втянул тебя в это. Надо же, как интересно все вышло. Теперь она думает, что я гей. Ну да ладно. – Последние слова я бурчал уже себе под нос. А потом решил еще раз извиниться перед Ильей, ну поблагодарить его за мое спасение. – Спасибо тебе, брат. Выручил. Только последнее, думаю, было лишним. – И уже серьезно добавил. - Не стоило целовать меня, и так она поверила. А то теперь у тебя, наверное, неприятные ощущения остались. Если хочешь рот помыть, раковина за тобой.
- Ты - придурок! – Крикнул внезапно Илья и, выбежав из кухни и поспешно обувшись, исчез из моей квартиры, при этом громко хлопнув входной дверью. Я хотел было догнать его и извиниться еще раз. Только он же первый начал весь этот спектакль. Я же не хотел его впутывать, чего сам то полез!? Еще и поцелуй этот. Он же первый начал. Только сейчас до меня и дошло, что я целовался с парнем. Пусть это был не глубокий поцелуй, а легкое соприкосновение губ, но мне не было противно. Меня вообще не напрягал этот факт поцелуя, так же как если бы я целовал девушку. Странный я, наверное. Эх, думаю, Илья больше не вернется. Жаль, конечно. С ним и весело было и напряжно одновременно и непредсказуемо-волнительно. Повеселились и будет. Пора начинать свою новую жизнь заново.


4.
Когда я проснулся на следующее утро, первая мысль, что ворвалась в мой просыпающийся мозг – появится ли сегодня Илья. Но стоило мне окончательно вырваться из объятий сна, как осознание того, что мы возможно больше никогда не увидимся, развеяло наивные мыслишки о нашей встрече.
- Что ж! Отдохнул, пора и делом заняться! – Скомандовал я себе, и после стандартных утренних водных процедур и завтрака в виде овсяной кашки, уселся за компьютер. Так как я еще и по совместительству был инвестором, хотя почему был, еще и остаюсь им, то пора бы уже проверить доход от купленных не так давно акций. Ну, как и ожидалось, курс их медленно, но уверенно растет вверх, да и прогнозы были благоприятные. Так что без денег я не останусь. Выключил компьютер, не зная, чем бы мне еще заняться. Раньше была работа, на которой я пропадал почти ежедневно, поэтому, когда выпадали редкие выходные, я отсыпался и бездельничал весь день, иногда назначал встречу какой-нибудь женщине на разовый секс. А теперь я уже третий день без дела, и не знаю, чем бы мне заняться. Правда, предыдущие дни меня развлекал Илья. Ну вот, мои мысли снова вернулись к нему. И чего он так разозлился? Стоп, и почему вчера я не подумал о том, что он же знал о приходе моей мамы. Он наверняка знал и что будет дальше. Или я ошибаюсь!? Он же сам рассказывал о своих способностях. Нет! Чего я как наивное дитя поверил его словам. Возможно, он вчера просто угадал о появлении мамы, потому как в эти два дня он не видел, чтобы у меня был кто-то, ну это я о второй половинке. Поэтому ко мне только и может наведаться утром лишь мама. Ну как то так что ли выходит. Так, ладно, этому я нашел объяснение. И с очками наверняка он решил меня разыграть, подстроил все это. Не зря же он так радушно улыбался той девчонке. Мне он ни разу еще так не улыбнулся. Да и черт с этой улыбкой. Какого хрена он ворвался в мою жизнь?! И умудрился из нее так же внезапно исчезнуть!? Вот мне теперь до жути интересно, действительно ли он спас меня или все это тоже случайность, сыгравшая ему на руку. И вообще, что ему от меня было нужно?! Ладно, пора действительно хоть чем-нибудь заняться, иначе так и буду думать об Илье. Ну был мальчик, и нет его. И пошел он на хрен тогда!
Чтобы хоть как-то занять себя, пока не придумаю более интересное занятие, усаживаюсь снова за компьютер иЭ открыв чистый документ, пробую что-нибудь написать, только что, еще не решил. Вообще я в школьные и студенческие годы неплохо сочинял небольшие рассказы. Сокурсникам нравились. Ну парочку давал и преподу по литературе читать, тот тоже похвально похлопал меня по плечу и сказал, не бросать это дело, мол напишу обязательно шедевр. И я, поверив в свои силы, сел писать не маленькие рассказы об отношениях людей, а придумал новый мир, новую вселенную, со своими законами, устоями и нравами. Исписал не одну тетрадь. Только, к моему сожалению, весь этот мир рухнул, так же быстро, как и появился. Тетради нашла мама. Тем же вечером они с отцом устроили мне допрос с пристрастием. Зачем писал? Это нельзя показывать людям. Это вообще нельзя даже излагать в письменной форме. Естественно все тетради сожгли этим же вечером. С тех самых пор я зарекся больше никогда не излагать ни свои мысли, ни фантазии в письменной форме. И не потому, что я боялся новых криков и допросов от родителей, нет, просто я понял, что кроме меня, мой мир и его жители никому не нужны. А сегодня я решил снова попробовать создать что-то новое, только перед глазами возникла взъерошенная черная макушка и дерзкий взгляд. Эх, Илья, а мы могли бы и правда подружиться. Хотя действительно мама права, что может быть общего у подростка со взрослым дядей. Просидев у монитора около часа и так не написав ни одного предложения, решаю прогуляться. Все же я утратил способность к написанию еще в тот день, когда родители без сожаления сожгли мой мир, вместе с ним и часть меня.
Мне действительно нужно развеяться. Отогнать грустные воспоминания, и возможно тогда в мою голову проникнет какая-нибудь идея о дальнейшей моей судьбе. Беру деньги, ключи, телефон и выбираюсь из душных стен дома на майский воздух. Стоило мне полной грудью вдохнуть и улыбнуться весеннему солнцу, как мой телефон ожил в кармане, вибрируя и издавая громкую мелодию. Не нужно быть экстрасенсом, чтобы догадаться, кто звонит. Потому как, зная матушку, могу с твердой уверенностью сказать, что в покое она меня не оставит, пока не перепробует всяческие способы вытаскивания меня со дна мирского, а, по ее мнению, я сейчас именно там, на самом дне. Для нее, после вчерашнего, я последний человек, сравнимый с наркоманами и убийцами.
-Да. – Нехотя отвечаю на звонок телефона.
- Димочка, ты же вчера так пошутил? – Мама как обычно начинает с того, что интересно ей в первую очередь.
- Нет. – Отвечаю, пусть не думает, что сдамся так просто и признаюсь ей в своем умении юморить.
-Ох, горе то, какое! Ох! Что же делать то!? – Запричитала мать.
- Мама, перестань. Если ты за этим звонила, то я отключаюсь. – Совсем нет настроения слушать ее нытье.
-Сынок, ты должен бросить его. Ты меня слышишь!?- Завела мать опять ту же пластинку.
- Конечно мамочка, брошу и женюсь на девочке! – Говорю ласковым голосом, а потом усмехнувшись, продолжил. - Ты же это хотела услышать!? Только мой ответ иной. Я останусь с ним, а если не с ним, то найду другого мужика и буду иметь его, как и когда мне этого захочется! – Последние слова я отчего-то кричал так громко, что только по удивленным глазам прохожих я понял, что они их услышали. Да и пофиг. Раз начал игру в гея, то уж и пойду до конца. Пусть мама наконец-то поймет, что я имею право жить, так как хочу. Пусть наконец-то оставит мне право выбора, не требуя беспрекословного подчинения. Я и так столько лет жил как они с отцом хотели.
- Ты, ты, ты! Да анафеме тебя придать надо! – Услышал я разъяренный крик матери и, усмехнувшись, проговорил.
- Мама, да делай все, что хочешь, только в терновый куст не бросай. – Рассмеявшись, я услышал вместо ответа частые гудки. Ну, надеюсь, некоторое время она не будет писать мне, и успокоится наконец.
Ну вот, с мамой разговор закончен, надеюсь теперь меня никто не отвлечет от моих любований зелеными улицами города. Решил дойти до какого-нибудь скверика, может быть там созерцание природой поможет собраться с мыслями и собрать по крупицам, вытащить из пепла ту часть меня, без которой невозможно мое дальнейшее существование. Я действительно очень хочу найти тот мир, что уничтожили мои родители, и вместе с ним надеюсь найти и себя.
Усаживаюсь поудобнее на скамеечке в глубине сквера и, наслаждаясь запахом зелени, прикрываю глаза. Кажется, я полюбил прогулки в сквере. И почему я раньше не выбирался из своих стен, чтобы подарить себе эти мгновения.
- Люха, иди сюда быром! – Неподалеку крикнул грубоватый мужской голос.
- Да погоди ты! Успеем еще! – А вот этот голос мне показался очень знакомым, и я невольно открыл глаза.
- Ага, если не поторопимся, они свалят скоро, и мы к ним подкатить не успеем. – Высокий парень поторапливал знакомого мне паренька с взъерошенными волосами и очками в черной оправе на переносице. Кажется, он тоже заметил меня. Оба шли неподалеку, и вот-вот должны были поравняться со скамейкой, которую я занял.
- Тебе надо, ты и беги, а у меня настроения нет. – Пробурчал Илья своему товарищу, а сам искоса поглядывал на меня. Ему, оказывается, очень шли эти очки, придавая ему серьезный и представительный вид. А если учесть, что он был одет в брюки и белую рубашку, хоть и с закатанными рукавами и слегка расстегнутым воротом, то вполне приковывал взгляд как мой, так, наверное, и окружающих. Он действительно симпатичен. Черт, опять странные мысли посетили меня. И зачем я рассматриваю его в последнее время?! Пока я увлеченно пялился на него, Илья наспех попрощался с другом и, дождавшись, когда тот поспешно скроется за зеленеющими деревьями и кустарниками, присел рядом.
- Я знал, что ты тут будешь сидеть. – Говорит он.
- Приснилось? – Меня забавляла наша встреча, а еще я отчего-то был рад, очень рад видеть Илью.
-Ты не веришь мне. – Разочарованно произносит Илья и отворачивается от меня.
- Ну, ты то сам понимаешь, что в такое не верят?! – Пытаюсь объяснить свою позицию.
-Угу. Просто я хочу, чтобы ты верил. – Бурчит он, не поворачивая головы.
- Ну, может потом и поверю, а что еще ты видел во сне? Расскажи, и если это произойдет, то больше вероятности получить мое доверие. – Я и сам не знаю, мне то отчего такая необходимость верить ему?! Зачем я хочу ему поверить?!
- Этот сквер, скамейку и тебя. А потом… - Он замолчал. И вместо этого резко повернувшись ко мне, придвинулся ближе.
-Ну, а потом то, что? – Он разжигал во мне интерес. Но вместо слов, Илья придвинулся еще немного и снова поцеловал меня, так же осторожно и невинно, как и в первый раз. Я снова почувствовал прикосновение сухих губ.
- Вот это. – Отстранившись от меня, пряча взгляд, проговорил Илья и, не дожидаясь ответа, оставив меня в обалделом состоянии, направился прочь от меня. А я, вот идиот, даже когда он целовал меня, не оттолкнул его, не попытался остановить. Я просто позволил ему это сделать. Не испытывая ни капли отвращения, разрешил ему снова поцеловать меня. Или я действительно странный или я ничего не понимаю. Мне необходимо объяснение этого поступка Ильи. Я подрываюсь с места и спешу его нагнать. Ну, догнал я его, иду следом по тенистой тропинке, которая вот-вот выведет из сквера на шумную улицу. А там я вряд ли решусь спросить его о поцелуе.
- Илья, стой! – Окрикиваю парнишку, и он останавливается, но по прежнему стоит ко мне спиной. Молчит.
- Илья, я как бы жду объяснений, твоему поступку. – И делаю шаг навстречу.
- А ты еще не понял? –Илья повернулся ко мне и как раньше просверлил меня широко распахнутыми глазами. Все-таки ему очень идут очки.
-Нет, поэтому и жду объяснений. Вчера мы просто устроили спектакль перед моей мамой. А сегодня то, что? – Действительно, сегодня то, что случилось, или он просто свой сон таким образом мне продемонстрировал?! Ничего не понимаю.
- Ты тормоз! – Усмехается Илья и тоже шагает навстречу. Между нами теперь всего несколько сантиметров. Мы смотрим неотрывно друг другу в глаза. Этот нахально улыбающийся парнишка вновь целует меня. Только в этот раз не просто касаясь сухими губами моих губ, но и подключая свой язык, который пробежавшись по моим губам, слегка попытался пробраться вовнутрь, но я, испугавшись, крепко сжал губы, да и зубы тоже. Мои пальцы неосознанно схватились за предплечья Ильи и оттолкнули его.
- Теперь ты понял? – Крикнул он. А я не смог ничего ответить. И даже когда фигура Ильи скрылась в густеющей зелени сквера, я так и оставался на месте. Черт! И что все это значит!?
Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

2 комментария

tyson
0
tyson 24 марта 2014 05:18
Вообще-то, меня мало интересуют отношения с малолетками. Поэтому, начав читать, я не был уверен, что доберусь до конца. Особенно, когда речь зашла о предвидении и вещих снах. Подумалось: не хватало еще хрустального шара, черной кошки и прочих атрибутов. Но в одном месте мое отношение изменилось и некоторые наивные, на мой взгляд, моменты перестали напрягать. Главное, что мне понравилось – так это оптимизм автора, его уверенность в том, что каждый должен быть хозяином самому себе, жить так, как считает нужным. И не оглядываться назад. Прошлое должно оставаться в прошлом. Мне лично это очень близко. И я говорю автору: Спасибо!
0
Кто-то Ктотов Офлайн 20 апреля 2014 21:47
Цитата: tyson
Вообще-то, меня мало интересуют отношения с малолетками. Поэтому, начав читать, я не был уверен, что доберусь до конца. Особенно, когда речь зашла о предвидении и вещих снах. Подумалось: не хватало еще хрустального шара, черной кошки и прочих атрибутов. Но в одном месте мое отношение изменилось и некоторые наивные, на мой взгляд, моменты перестали напрягать. Главное, что мне понравилось – так это оптимизм автора, его уверенность в том, что каждый должен быть хозяином самому себе, жить так, как считает нужным. И не оглядываться назад. Прошлое должно оставаться в прошлом. Мне лично это очень близко. И я говорю автору: Спасибо!

И вам спасибо за столь содержательный отзыв!