Александр Голенко

Так нельзя

+ -
+27

1.
 
 Детско-юношеская спортивная школа расположилась в зелёном районе города. К ней примыкал стадион и парковая зона. Это было трёхэтажное здание советской постройки с тремя рингами на каждом этаже, душевой и сауной в подвальном помещении, и медицинским пунктом. Тренерский состав представлял известных в прошлом спортсменов. Мне посчастливилось заниматься в группе мастера спорта Дудина Валерия Александровича. Из тренеров он был самый молодой. Воспитанник спортивного общества "Динамо". Всё дальнейшее повествование связано с появлением в нашей группе довольно симпатичного парня. Увидев его, тёплая волна счастья заполнила всё моё существо. Им нельзя было не любоваться. Я ловил себя на мысли, что слишком часто думал о нём. Наблюдая за ним на тренировках, в душевой, сауне, внутри у меня возникало страстное желание познакомиться с ним поближе. Но у меня не было ни повода, ни решительности. Три раза в неделю я мог видеться с Игорем на тренировках. Так звали этого парня. При встрече с ним глазами, меня не покидало ощущение неуверенности и беспокойства.
В его глазах я улавливал лёгкое волнение.

 В тот день я опоздал на тренировку и в раздевалке было мало ребят: Колька, Игорь и ещё пара пацанов из другой группы. Я не успел войти, как Колька начал язвить.
  - А, красавчик, ну мы тебе на соревнованиях попортим мордашку...,- проржал Колька.
  - Да пошёл ты, урод,- вырвалось у меня.
  - Что ты сказал, говнюк?,- вскочил Колька и сжал кулаки. - Здесь только жестокость гарантирует общую дружбу и уважение. Запомнил?
  - Толстый, заканчивай,- услышал я голос Игоря.
  - Ты что, втюхался в этого симпатюлю?
  - А тебе завидно, что ты не попал в круг моих предпочтений?,- слова Игоря повергли меня в шок. Мне было приятно услышать это от него и в тоже время мне казалось, что он никогда не обращал на меня внимания.
Колька знал вспыльчивый характер Игоря и не рискнул раскручивать ссору, а только кинул выходя с парнями из раздевалки:
  - Ладно, жюжжите дальше, пчёлки.
Мы остались вдвоём. Я ещё не придумал, что сказать, а он опередил:
  - Не подумай, что я слишком мню о себе, но мне не хотелось бы разрушать твои "песчаные замки". Улыбка возникла в уголках его глаз и достигла рта лишь через несколько секунд.
  - Пусть эта проблема тебя не волнует, Игорёк.
  - Я не это имел в виду... то есть..., просто ты достоин лучшего. А я самоуверенный дурак.
При взгляде на него моё сердце забилось сильнее. Мне вдруг показалось, что он способен улавливать мои чувства на расстоянии. Невидимая сила толкнула нас навстречу друг другу. Обнимая прильнувшего ко мне Игоря, я понял, что это начало бесконечного пути.
  Меня распирали такие чувства, такие эмоции, что я просто не могу передать словами.
  - Игорь, больше года я нахожусь рядом с тобой, но ты меня не видишь, не замечаешь... Я до мелочей помню тот день, когда ты пришёл в нашу группу. Меня словно током поразило. Я несколько раз пытался заговорить с тобой, но каждый раз мне что-то мешало... Все это время я жил лишь тобой.
  - Ты так мучился и страдал,- произнёс Игорь,- а в любви всё очень просто. Так приятно любить и быть любимым. Зачем же страдать? Но почему же не ответить на любовь, если сердце свободно?

 Тренировка прошла, как в тумане. Разминка, ОФП, бой с тенью и двухминутный спарринг на ринге. Волею судьбы тренер поставил меня с Колькой в паре. Размолвка в раздевалке не предвещала ничего хорошего и я вдруг почувствовал, что добром это не кончится. Я видел, как блестят глаза соперника. Несколько раз мои удары достигали цели и слышно было как скрипят Колькины зубы о капу. В какой-то момент я потерял бдительность и видимо пропустил удар. Всё перед глазами поплыло. Пришёл в себя от резкого запаха аммиака. Открыл глаза: передо мной лицо Игоря, я лежу на ринге в окружении ребят.
  - Как ты?,- первое, что спросил Игорь.
  - Ничего.
 Меня подняли и посадили на лавочку. Из носа показалась струйка крови. Кто-то принёс вату из аптечки.
Игорь приложил её к носу.
  - Держи так и запрокинь голову назад,- сказал подошедший тренер и обратился к Игорю,- отведи его к медсестре, нужен компресс.
  - Хорошо, Валерий Александрович.

 Домой мы возвращались вдвоём. Ещё слышался в носу запах крови, но настроение было хорошим. То-ли от того, что я услышал сегодня признание любимого парня, то-ли от его тёплого участия. Мы не торопясь шли
к трамвайной остановке. Игорь первым нарушил молчание:
  - Я как чувствовал, что Колька проявит неуважение к сопернику, зная твой мягкий характер.
  - Игорёк, спасибо тебе за твоё отношение.
  - Да какое на фиг отношение? Если бы ты знал, что со мной творилось, когда он тебя вырубил. На соревновании я с ним поквитаюсь.
  - Не стоит, Игорёк, не опускайся до его уровня.
  - Ладно проехали.
 Всю дорогу он развлекал меня анекдотами. Мы долго не могли проститься, провожая друг друга.
 
 
* * *

 Я шёл вдоль квартала, в котором родился и вырос, шёл и думал о том, что произошло, и пытался привести мысли в порядок, но ничего не получалось.
 В эту ночь я долго не мог уснуть. Я улёгся спать на диване, ещё не зная, что нынешней ночью заканчивается отпущенное мне время относительного покоя и начинается другое время. Совсем другое время.
 Лежал, затаив дыхание, боясь спугнуть рождающуюся  во мне мысль. Головокружение прошло, безумная лёгкость рассеялась, но ощущение необычности происходящего  никак не покидало. В первый раз за всю свою сознательную жизнь меня коснулось, обожгло это сладкое чувство, ощущение лёгкости, какое бывает у человека в полусне, когда мозг не обременён логикой. Уже юношами мы были не свободны от наших вкусов и симпатий. Я много раз говорил себе: "Ну почему я не оставлю его в покое? Он не такой, как все остальные, но это потому, что он лучше всех."
 Мне нравилось, что он так живо интересовался моими успехами, нравились его сосредоточенность и удивительная быстрота понимания. Это была интеллектуальная любовь.
 Я любил в нём всё: его манеру одеваться, ходить, разговаривать и кокетливые ужимки. Он так идеально вписывался в окружающую действительность. Когда ты живёшь для кого-то, то отношения  с другими остаются поверхностными. Влюблённость, как взбесившаяся лошадь, опрокидывает любой рассудок. В детстве мы познаём мир всеми органами чувств: зрением, обаянием, вкусом. Иногда мы познаём вечно расширяющуюся вселенную другими органами. И как тяжело спорить с телом, когда оно: захотело спать, есть или пить, или.... И мир начинает приобретать другие насыщенные цвета.
  
* * * 
2. 
 
 На следующей тренировке я столкнулся с Игорем в спортзале, где он таскал "железо". Он заканчивал разминку. С каким же трудом мне пришлось скрывать свои чувства к нему от посторонних взглядов.
  - Санёк, привет.
  - Привет, Игорёк.
  - Ты тренера не видел?
  - Нет, а что?
  - Он интересовался тобой, а толстому сделал предупреждение и пообещал выгнать его из группы, если ещё раз такое повторится.
  - Игорёк, у тебя какие планы после тренировки?
  - Никаких...
  - Тогда я тебя буду ждать в раздевалке.
  - А я всё равно без тебя не ушёл бы.

 Когда мы вошли в квартиру, он закрыл за собой дверь и, приблизив губы к самому моему уху, прошептал:
  - Я давно мечтал побывать у тебя в гостях.
  - Есть хочешь?- почему-то спросил я.
  - Нет, разве что чай.
  - Я мигом поставлю.
Мы сидели на диване и рассматривали фотографии в альбоме. Я наблюдал, как его рука поглаживала обивку дивана, и поймал себя на том, что представил эту руку на своём теле. На кухне засвистел чайник.
  - Пошли чай пить с бутербродами.
  - Саш, мне понравилось одно твоё фото, подари мне на память,- произнёс Игорь за чашкой чая.
  - Конечно возьми.
 В комнате играл магнитофон. Игорь стоял у аквариума с рыбками спиной ко мне. Я подошёл сзади и наблюдал за рыбками через его плечо.  У меня появилось сильное искушение спросить, не противно ли ему, что мои руки сейчас прикасаются к нему. Но он внезапно обернулся, приподнял мой подбородок и поцеловал в губы.
  - Чёрт возьми, ангел мой, ты мне нравишься.
Лёгкая улыбка играла на его лице.  Взгляд юноши переместился в сторону, прячась под длинными ресницами.
  - Сань, а почему ты со мной никогда не спаррингуешься?- вдруг поинтересовался он.
  - Я не смог бы ударить тебя по лицу.
  - Ты знаешь, я догадывался. А если нам придётся боксировать в финале? Глупо...
  - Я об этом не думал.
Он резко притянул меня к себе и медленно и нежно поцеловал. Меня накрыло знакомое беспокойство. Я не замечал времени и не ощущал собственного существования. Нас бросило друг к другу без всяких прелюдий. Его рука скользнула туда, где собралось моё возбуждение, любопытство, нежность...
Игорь судорожно нащупал молнию на моих джинсах. Через минуту, убрав все помехи, он овладел мной и я почувствовал облегчение от того, что скоро это свершится.
 Слышно было только тиканье часов и тяжёлое дыхание. Мне хотелось, чтобы всё происходило долго и никогда не кончалось. Но от избытка чувств всё произошло быстро. Игорь поднял на меня глаза:
  - Саша, ты мне очень нравишься. Но я же не железный. Я давно хотел тебя. Прости если что не так.
  - Игорёк, родной, всё так, всё очень так.
Притянув к себе, я ещё раз ощутил вкус его губ.
  - Я теперь хочу тебя ещё больше,- почти шёпотом вырвалось из меня.
Я машинально делал всё, что нужно делать, запустив руки под его рубашку ласкал шелковистую гладкую кожу, касаясь губами лица и шепча нежные слова, наблюдая за ним, чтобы точно понять, что он хочет и получить всё сполна по полной программе. Когда всё закончилось, он поцеловал меня и откинулся на спинку дивана, прерывисто дыша.
  - Я тоже очень этого хотел, Игорёк.
  - Знаю, не раз замечал, как ты смотришь на меня в парилке.
Я начал подниматься с дивана.
  - Нет!- он схватил меня за руку,- постой. Какой я был раньше дурак.
 Это был очень важный момент, к которому мы шли долго и с большой осторожностью. Ничто не заставляло нас спешить, ничто не вынуждало идти дальше, чем каждому из нас казалось допустимым и возможным, но сегодня всё вдруг изменилось. Мы оба почувствовали, что готовы сделать решительный шаг.
  - Никогда не надо оставлять приятное на потом,- подвёл итог моим мыслям Игорь.
 Я провёл рукой по стальным мышцам его груди, по животу, подбираясь к волосам на лобке и почувствовал, что, несмотря на то, что дважды за этот час мы занимались любовью, его плоть зашевелилась в ответ на прикосновения. Мои губы оказались там, где только-что лежала рука. Он замер и застонал.
Знание собственной судьбы обязательно изменит реальность.
Страницы:
1 2

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.