Захария Катц

Абсолютная территория

+83

Я всегда считал его своим. Своей собственностью, своим рабом. Мне не приходило в голову, что он может уйти, покинуть меня. Он был моим. Тем, кто покорно подставлял щеку, когда я должен был кого-то ударить. Он всегда принадлежал мне. Я хранил его тайну, оберегал его от всякого говна вокруг, вытаскивал его из двух депрессий и одного суицида. Я был его ангелом с***а хранителем! Он мирился с моей злостью, заклеивал порезы от моего ножа пластырем и улыбался мне так, что хотелось придушить. Любого, кто на него смотрел, я ненавидел, как и его самого. За б***й взгляд, за его вечные улыбочки, галстучки и стихи Лорки, которые он читал вслух, сидя в соплях и слезах на моем подоконнике. Возможно, мне просто надо было его трахнуть, но он никогда этого не хотел, как и я. Мне было достаточно владеть им. Он называл меня другом, а я представлял, как всаживаю кулак в белое лицо, а потом вытираю кровь с его разбитых губ. А он улыбался. Когда он раздевался, я с наслаждением смотрел на его синяки. А потом шел в дом его отца, вооружившись битой. Этот воняющий дерьмом старый м***к ненавидел и боялся меня. Он всегда получал битой, иногда еще — сапогом. И всегда вытирал с лица мою слюну или мочу. Я тридцать раз доносил на него полиции, но те давно забросили в сортир и это дело, и свою совесть. Отец пытался поиметь его регулярно, бил, связывал и обещал продать каким-то своим дружкам. Но он должен был жить там, иначе оказался бы в приюте, а там еще паршивей, уж я-то знал. Мой щенок не протянул бы там и дня со своими пухлыми губами и задницей модели.
Как же я мечтал, чтобы прошло еще несколько лет, а потом он пойдет работать и снимет комнату в каком-нибудь дерьмовом районе этого города. Он-то, конечно, мечтал о Гарварде, а я смеялся ему в лицо, мысленно решив убить его, если он поедет куда-то.
Он был моим. Был…
Потому что сейчас я стоял за спинами парней и смотрел, как моя собственность сосется с каким-то п***м. И оба они такие довольные, что у меня сразу внутри закипала ненависть. Вот он оторвался от губ другого парня и быстро нашел меня взглядом. Я скривился, но он заулыбался, словно для него это было одобрением и наградой.
На поклон я не вышел. В задницу все это театральное дерьмо. Он и так получил сполна, уговорив меня поучаствовать в его с***й постановке. Натягивая толстовку, я смаковал свою ненависть, как конфетку обсасывал. Даже слюны стало больше, пришлось заткнуть рот сигаретой и сразу затянуться.
— Вик, ну куда ты! — он повис на мне со спины, жарко ткнулся губами в ухо.
— О***сь, Нед! — я оттолкнул его, саданув локтем назад. Не знаю, получил он или нет, но виснуть перестал, отскочил и вздохнул, — я сваливаю, давай сюда бабло.
Закатив глаза, он сунул руку в задний карман и вытащил несколько смятых бумажек. Не глядя, сколько там, я сгреб все и пошел к двери. Нед побежал за мной.
— Вик, ты видел его? Просто сладкий! Мы же не должны были взаправду целоваться, но я увидел его взгляд и попробовал… И он ответил! Зрителям понравилось! Это была не игра!
Вообще отпад, сейчас подохну от счастья.
— С чего ты взял, что мне интересно то, как ты с кем-то сосешься? — я повернулся, выдыхая в его лицо.
Нед помахал рукой, отгоняя дым, потом вытащил сигарету из моих губ и затянулся сам. Вот же б***дь. Пришлось доставать новую и прикуривать. В рот я ничего после него не возьму. Бесит. Бесит все. Его улыбочки, сладкие вздохи, привычка откусывать от моего бургера или это воровство сигарет. А если бы она была последней?
— Не кипятись, — Нед помахал сигаретой, — я же знаю, что у тебя всегда есть еще.
— З***л читать мои мысли, — огрызнувшись, я развернулся и толкнул дверь, вываливаясь на улицу. Он в своей тонкой черной футболке не пошел следом, ну и спасибо.
— Эй, Вик! — нет, смотри-ка, все же выскочил! Тупица.
— Вали на ***й отсюда, — я даже не смотрел на него.
— Вик, ты классно играл. Я серьезно.
Пришлось взглянуть. Нет, реал, он же это в самом деле говорит.
— Этот г***н тебе мозг высосал, что ли?
Больше не слушая, что он несет, я просто ушел в ночь. Не хватало мне еще и этого дерьма. Театр. Я согласился только потому, что был на мели, и лишние деньги очень оказались кстати. Смогу купить пожрать и завалюсь спать сытым. А завтра толкну магнитолу на барахолке, получу немало, товар совсем новый.
Снова придется искать работу. С последнего места меня выгнали совсем недавно. Придурки. Не было у меня желания стоять и мыть их грязную посуду. Еще начальник… м***к конкретный. Схватил меня один раз за задницу… Ну я и окунул его в воду, а сверху добавил из шланга. Так в этом еще и меня же обвинили. Козлы. Ненавижу.
В магазине мигала лампочка. Это действительно был удачный момент, чтоб стащить что-нибудь, но на меня вдруг навалилась усталость, словно я не по сцене бегал, а вагоны разгружал. Не хотелось думать, что Нед сейчас обжимается со своим дружком где-нибудь в темном уголке. Тот сделает что-то плохое. Все они делали ему что-то плохое. Обижали, уходили, оказывались натуралами, бежали, узнав о его отце… И всегда, всегда Нед приползал ко мне. Скулящий и жалкий. И я всегда поднимал его и отмывал от соплей. Придурок, когда же он поймет, что никакой гребаной любви просто не существует. И его эти мальчики — это так, потрахаться и разбежаться. Какой же он наивный дурак. Однажды меня достанет все это дерьмо — и я застрелю его, чтобы больше не страдал.
Удивительно, но Нед не прибежал ко мне на следующее же утро. И потом тоже не появился. Телефон его оказался вне зоны. Это было странно и непонятно, поэтому я отправился его искать. Начал, разумеется, с его обожаемого клуба. Но его там не видели с момента постановки. Дома у отца его тоже не было, а старый м***к орал, что сдерет с Неда шкуру. За день я облазил все его любимые места. Под мостом, в книжном, на крыше, в заброшке, сходил даже к колледжу. Нед словно сквозь землю провалился. Меня это в самом деле начинало беспокоить.
А потом я увидел их у своего дома. Нед прижимался к стене и выгибался навстречу парню, целовавшему его. У меня словно пелена перед глазами появилась. Ублюдок.
— Эй, Вик! — хриплый голос догнал меня у подъезда.
Не оборачиваясь, я ушел во тьму, стал быстро подниматься по лестнице. Но я знал, что этот идиот поймал дверь и забежал следом. Нет, ему ничего не мешало сделать это раньше. Опять играет, опять демонстрирует себя. Шлюха. Он просто шлюха. Пальцы сжали нож в кармане, погладили кнопочку. Если я просто приложу кулак к его горлу и нажму на нее — лезвие войдет быстро и без усилий. Даже замахиваться не нужно. Просто коснуться шеи Неда рукой. И я смогу еще смотреть в его стекленеющие глаза. Он, наверное, даже будет улыбаться в этот момент.
Облизывая губы, я открыл дверь и вошел в квартиру. Нед и его сосунок зашли следом.
— Ну, Вик, — заныл Нед сразу, цепляясь за мою руку, хотя знал, что получит.
Я уже даже развернулся, чтобы ударить эту тварь, но он поспешно отскочил. Видимо, чтобы его *** этот глазастый не ввязался в драку, в которой я его просто прирежу. Надо же. Дорожит шкуркой своего нового увлечения.
— Вик, я у тебя переночую, ладно?
— Ага, — кивнул на глазастого, — а он нет.
— Вик, пожалуйста… Я же не могу Дэньку отвести к себе домой…
— Твой отец, кстати, сдерет тебе шкуру, — сообщил я и открыл холодильник. Выудил оттуда бутылку минералки и ушел в свою комнату, включил музыку погромче. Я не собирался слушать, как они трахаются. А они будут это делать, потому что их стояки исчезать не собирались.
Я все равно их слышал. Даже сквозь музыку и собственную ненависть. Я узнавал голос Неда. Его смех и его стоны. Минералку пришлось заменить на виски. Хотел я его приберечь для чего-то серьезного, но нажраться был обязан именно сейчас. Как же хе***о вот так сидеть и знать, что его сейчас кто-то так сладко трахает. Руки тряслись, поэтому я несколько раз обжегся, пока прикуривал.
Тонкие пальчики вытянули сигарету из моих губ. Я перехватил его запястье, сжимая так, чтобы остались синяки. Он выпустил сигарету, и та упала мне на колено.
— ***я, Нед! Какого х***а опять!
В его глазах я увидел только покорность и тепло. Тварь-тварь-тварь! Сопротивляйся мне! Ударь меня в ответ, ну сколько же ты можешь прогибаться!
Он со вздохом, когда я отпустил запястье, склонился и подобрал сигарету с пола. Подул на тлеющую часть, чтобы горело ровнее.
— Ты меня искал?
— Зачем ты отключил телефон?
Он пожал плечами.
— Не хотелось отвлекаться. Мы гуляли, ели мороженое… Было так круто, — Нед подтянул стул и уселся, а руки сложил на моем колене, — он заснул.
— Мне вообще п***й, Нед, — я снова отвернулся к окну, стараясь не шевелиться на подоконнике, чтобы он опять не выронил сигарету мне на ногу. Хорошо еще, что я в шортах теперь, а не в штанах.
— Он утром уйдет.
— Лучше бы сейчас, — буркнул я, глянув на его макушку внизу. Рука почти потянулась потрепать его по волосам, но я вовремя удержался. Просто толкнул его, чтобы свалил с моей ноги.
— Прости, что напрягаю тебя. Я могу дать денег…
— Можешь бабло своему дружку в задницу засунуть. Я не буду брать деньги за ваш трах в моей комнате.
— Я не могу вернуться домой… Меня два дня не было там, он взбесится опять.
— Не взбесится. Я с тобой зайду, — усмехнулся я, глянув на него такого задумчивого и почти голого, — жопа не мерзнет?
— Жопа у меня как раз в трусах, не язви, жрать хочешь? Я сделаю.
— Если найдешь, из чего, — хмыкнув, я удобней устроился на подоконнике и продолжил курить.
Ночь он провел в постели со своим глазастым. Не помню его имя. Да и на***ть. Не знаю, трахались они еще или нет, меня после виски просто отрубило до утра. Как Нед и обещал, его глазастого утром в доме уже не было. Впрочем, его самого тоже не было. Зато телефон он оставил включенным, я сразу проверил. Вот и умница, нечего мне тут вы***я лишний раз.
Домой мы к нему пошли вдвоем. Отец вякал, но я просто поигрался с ножом при нем, и эта жирная туша дерьма убралась в свою комнату. Я проверил комнату Неда. Все было в порядке. Иногда его отец ссал на его постель или ломал мебель, но сейчас, кажется, решил не рисковать. Я сидел рядом, пока Нед занимался и переписывался со своим глазастым. Ночью я свалил, надо было работать. Очередная работа. Скоро закончатся компании, согласные меня брать, и вот тогда реально будут огромные проблемы с баблом. Оставался Ос, конечно, который обещал подкинуть деньжат взамен на кое-какие услуги, так что запасной вариант у меня в любом случае был.


С появлением глазастого видеть Неда я стал редко. Они даже потрахаться ко мне заходили далеко не всегда. Пропадали вдвоем на каких-то тусовках. Нед не отключал телефон, но отвечал мне не каждый раз. Я бесился, говорил ему, что прирежу его и его сосунка, но Нед советовал мне завести бабу и не е***ть ему мозги. С***а. Он был моим. Как он этого не понимает?
Нед перестал улыбаться. Я заметил это через месяц. Он не вис на мне, а настороженно смотрел и кривился, когда видел, что я злюсь. Он не пытался успокоить меня и не ждал под дверью, как верный щенок. Он просто съ***я из моей жизни, а я не знал, какого хрена происходит. Через какое-то время он перестал мне звонить ночами и просить помочь. А потом и вовсе перестал появляться в моей жизни. Поначалу я обрадовался — я больше не увижу его вместе с глазастым х***м. А потом меня окатило ледяной ненавистью. Он променял меня на какого-то п***а.
Найти его оказалось не так уж и сложно. Все пути, оказывается, приводят в тот дом. Вот только я тут бывал всего два раза в жизни. И никогда не думал, что именно здесь придется найти Неда. Он сидел, прислонившись к стене, с блаженным лицом обдолбыша. Его глазастый дрочил рядом. Не знаю, как я не блеванул.
Кажется, меня кто-то пытался остановить, но мне было с***ть. Кажется, я даже сломал этому кому-то нос, ударив ботинком, благо рожа находилась на уровне колена.
Нед был холодным и влажным. На губах запеклась кровь. И этот бессмысленный взгляд… Я даже избить его не мог. Ему сейчас на все п***й совершенно, он не поймет, за что его бьют. Если вообще поймет, что происходит. Я знал, что делать. Был опыт кое с кем другим, никогда не думал, что мне придется делать это с Недом. Он всегда был умнее всякого дерьма.


Когда его стало отпускать, я нацепил на него собачий ошейник, пристегнул его руку к батарее и оставил на полу. Мне нужно было идти к Осу. Деньги закончились несколько дней назад, а Неда надо было кормить и пичкать лекарствами. Он вопил, плевался, несколько раз бил меня ногами и кусался, поэтому иногда приходилось его связывать. Я наловчился это делать. И плевать, что это было похоже на похищение. Только я мог ему помочь выбраться из того, во что он стал превращаться. Меня не волнует, кто что думает. Он будет здесь, даже если придется держать его возле батареи вечно.
Когда я вернулся, Нед следил за мной молча. Но не сомневаюсь, что он заметил порезы на груди, когда я переодевался. Я покормил его, отвел в туалет и в душ. Потом усадил на постель и заглянул в глаза:
— Что чувствуешь?
— Я тебя ненавижу, Вик, — хрипло шепнул он.
Внутри как ржавую монтировку провернули.
— Знаю.
— Сними это, — он дернул руками, скованными наручниками, потом поднял их и потянул за ошейник, — и это!
— Я не разрешал тебе орать на меня, — сообщил я ему тихо.
— Ты, урод, у***к, тварь! Отпусти меня, извращенец с***й! — закричал Нед, вскакивая.
Видимо, пришло время. Наконец. Выдохнув, я размахнулся и от всей души залепил ему в челюсть. И только в последний момент раскрыл ладонь, чтобы он получил удар, а не сломанную кость. Впрочем, Неду хватило. Заткнулся он мгновенно, когда его швырнуло на кровать. Щека его начала опухать просто сразу. Какой же он слабак и трус. И во взгляде — ненависть. Умница, мальчик. Наконец ты начал понимать, кто я такой. И что я могу с тобой сделать.
— Вик…
— Заткнись.
Я забрался на кровать, вставая на колени, расстегнул штаны и потянул его за волосы ближе:
— Соси.
— Вик! Я…
— Соси, б***дь, — я дернул его за ошейник так, что он захрипел, когда плотная кожа надавила на горло.
Он взял меня в рот осторожно, словно боялся снова получить удар. От наслаждения у меня чуть ноги не подогнулись. Бесславная была бы смерть моего ***. Горячий язык, жадные движения этого б***о рта. Он умел сосать. И сейчас старался. Очень старался. Ему очень не хватало рук, но я не собирался помогать. Пускай работает ртом. Тем более, у него отлично получалось. Вскоре я его остановил, дернув за волосы слегка. Нед послушно отпустил меня и поднял взгляд.
— Ты не кончил… — шепнул он, не двигаясь, хотя по подбородку стекала слюна.
— Ты плохо сосешь, потому и не кончил, — я толкнул его на пол.
Нед рухнул и утерся руками, болезненно глядя на меня. Застегнувшись, я вытащил из кармана нож. Выщелкнул его, давая понять, что это тот самый, мой любимый. Зрачки Неда стали просто огромными. Отлично. Это все просто отлично. Я сел на край кровати и поднес нож к его глазу.
— Сейчас ты будешь дрочить. Нет, не мне. Себе. Да, я не сниму браслеты. Вперед. Иначе я вырежу тебе глаз. И снова заставлю дрочить.
— Вик, пожалуйста…
— И заткнись. Чтобы ни звука.
Я медленно провел кончиком лезвия под его глазом, и Нед сразу стал стягивать с себя штаны. Он стоял на коленях и гладил себя. Какой умница. Послушный и верный. Он не сомневался, что я действительно сделаю это, поэтому дрочил себе и крепко сжимал зубы. Вскоре его бедра стали дрожать, а задница сжималась. Толкнув ногой, я повалил Неда на пол, сдернул с него штаны и сложил нож. Выудил из кармана презерватив. Глаза Неда были такими удивленными. Что, неужели он думает, что я буду его е***ть? Буду. Но не совсем я.
Нож вошел в его задницу легко. Нед не шевелился. Правильно.
— Дрочи. И постарайся быть очень осторожным. Лезвие очень легко выйдет и пропорет твою жопу.
Ему было совершенно не удобно. Я видел это, понимал и наблюдал. Он гладил и сжимал себя, стараясь не дернуться, не шевельнуть лишний раз бедрами. Какой же послушный и милый мальчик он теперь. Таким он мне всегда нравился. Я чуть двинул ножом туда-сюда, и Нед содрогнулся.
— Я не разрешал останавливаться.
Удивительно, но он не издал ни звука. Теперь он касался себя едва-едва, а я легко двигал нож в нем, помогая. И вовремя вытащил свою игрушку, заменяя ее пальцами. Он был такой горячий там. Хватило всего нескольких движений и поглаживаний, чтобы Нед сорвался, выгибаясь и дергаясь, сжимая мои пальцы в себе. И он молчал! Он все еще отчаянно сжимал зубы и молчал. Я вытащил пальцы и обтер их о его штаны. Нед тяжело дышал. Я расстегнул рубашку и провел ладонью по его животу, по груди, а потом с силой сжал горло. Грубая кожа ошейника вдавилась в нежную шею Неда. Глаза его распахнулись, а руками он попытался меня оттолкнуть. Смешной. Я поцеловал его, когда воздух в его легких закончился. Поцеловал и вдохнул в его рот:
— Ты мой.
Он дрогнул, пытаясь ответить, но я душил его так, чтобы ни звука не вырвалось из этого б***о рта. Я не буду слушать его. Не буду пытаться уберечь его от себя. Хватит. Он мой. Теперь он должен это узнать.


Нед кончил в моих руках еще несколько раз. Я делал ему больно, пускал кровь, имел его пальцами и целовал, почти не давая дышать. Я заставлял его молчать и оставлял на бледном теле синяки. После каждого раза взгляд Неда менялся все сильнее. И после последнего раза он уже смотрел на меня с ожиданием. Он быстро учился понимать меня. И я позволил ему довести меня до оргазма. Ртом. То, с чего мы с начали. Вот только отпускать его я не собирался. Я усадил его на себя и приказал двигаться. Нед обнял меня за шею, наручники задели кожу и вызвали какие-то слишком сладкие ощущения. Как и вид побитого, но с горящими глазами Неда.
— Медленней… — прошептал я, когда он стал двигаться резче. Да, ему не терпелось. Но для меня это был тот самый первый раз. И я хотел ощутить его целиком.
— Вик… — еле слышно выдохнул он, не смея меня поцеловать, но потянувшись к губам.
Мой сладкий.
Я целовал его горячо и больно, удерживая за затылок рукой, чтобы не смел избежать укусов. Я чувствовал кровь и кусал его снова, сплетая наши языки и толкаясь в его рот так, как толкался в задницу. Сильнее-сильнее, чтобы он стонал уже из последних сил, а потом медленней, ощущая, как влажно там, как горячо и тесно, когда он сжимается, чтобы удержать меня, чтобы двинуться с силой, когда я все же позволял ему это. Я кончил, слушая, как он стонет мое имя. За то, что он заговорил, я его еще накажу. Позже.
Я оставил его на полу, расстегнув ему руки, но не снимая ошейник. Нож я убрал подальше, чтобы ни у кого из нас не возникало лишних мыслей и желаний. Я чувствовал себя наконец свободным и удовлетворенным. Наконец все было так, как я хотел.


Нед заполз на кровать. Я ощутил, как прогнулась постель под ним, но не открыл глаза. Он осторожно залез под одеяло и улегся там спиной ко мне. Дав несколько минут на то, чтобы устроиться, я резко сгреб его и прижал к своей груди. Прижал с силой, кусая за шею над ошейником. Нед застонал, изогнувшись и вжимаясь в меня так, как только смог.
— Вик…
— Слушаю тебя, Нед, — я чувствовал, что он плачет.
— Я твой, Вик…
— Умница. А теперь заткнись.
Он всхлипывал, а я прижимал его к себе, понимая, что никогда не сумею отпустить. Он моя собственность. Я убью любого, кто прикоснется к нему.
 
 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

4 комментария

0
GM-Valery Офлайн 26 февраля 2015 13:31
Пятьдесят один оттенок серого...
+2
Захария Катц Офлайн 26 февраля 2015 21:33
Цитата: GM-Valery
Пятьдесят один оттенок серого...

Не читал, не знаю, считать это критикой или комплиментом) судя по отзывам знакомых - стоит считать чем-то крайне сопливым и девчачьим)
0
Ah-Anastasia Офлайн 14 января 2016 19:48
Кровавый след маниакальной любви. Надеюсь, они закончат жизнь не по вине друг друга и счастливыми.
0
indiscriminate Офлайн 14 января 2016 20:54
Что называется, янипонил, но понравилось.
--------------------
Под латаным знаменем авантюризма мы храбро смыкаем ряды!