GM-Valery

На закате

+19
"- Ничего я не сделал совсем, ничего не сумел.
Да и сколько теперь мне осталось на этой планете?..
На доске своей жизни теперь я раскрошен, как мел,
Проезжая транзитом всю жизнь по чужому билету…"
(Валентин Веткин)


«Яркое пятно солнца коснулось горизонта и постепенно расплавилось, растёкшись красным воском по всему небу на западе, совсем вытеснив голубую краску…»
Нет. Не так…
Рука нервно зачеркивает написанное в потрепанном блокноте и торопливо выводит другое…
«Ветер вконец выдохся и природа насторожилась перед надвигающимся мраком ночи.
Чем глубже в пропасть горизонта уходил медный диск солнца, тем ярче разгорался кровью весь небосвод на западе. «К ненастью» - мелькнула мысль»…
Хотя какая, в сущности, разница как будет описан мой последний день?
Кому вообще суждено это прочесть, если блокнот будет погребён вместе со мной?..
И всё же…
А вдруг кто-нибудь его найдет и тогда…
А что тогда?
И не всё ли равно мне будет потом?..

Я сижу на коряге среди пожухлой болотной травы и сосредоточенно слежу за паденьем светила. Мне кажется (нет, я даже уверен), что эта заря - последняя в моей жизни и никогда не придётся больше встретиться с тающим солнцем.
Ни при закатах, ни при рассветах…
Заканчивался этот долгий трудный день…
Заканчивалась осень.
Завтра по прогнозу обещали первый снег…
Подошла к концу и моя жизнь…
Стекают последние крупинки в символических песочных часах.
Время не остановить, как этот пылающий шар на горизонте.
Уже и не шар… Виден лишь его верхний краешек.
Еще несколько быстрых минут и останется только воспоминание…

* * *

Воспоминания…
Их тьма…
И в то же время недостаточно…
Ведь так многого не случилось в моей беспутной жизни, о чем мечталось, чего исступлённо хотелось…
Но теперь уж все равно остались только воспоминания (уж какие есть).
Промчались десятилетия с того первого удивлённого вздоха и истошного крика неприятия ещё незнакомого мира. Мира вне мамы…
Десятки лет страданий и любви, карьеры и безделья, успехов и жестоких поражений…
Всё было.
И промчалось…
Местами протащилось…
И не осталось ничего. Даже разочарования…
Просто усталость, пустота… да мои воспоминания…
Их бесконечная лента всё крутится в мозговом проекторе перемешанными кусками, не вызывая уже ни ностальгии, ни желания вернуть хоть часть ушедшего.
Перегорело в пепел и развеяно предзимним ветром.
Видимо, совсем уже близок конец…
Финита ля…
Усталому актеру пора на покой.
Как и редкому зрителю, дождавшемуся занавеса…
«Ау, зритель!..»
…Зал пуст...

* * *

Почему такие мысли – спросите вы?
Да просто ничто и никто уже не держит меня на этом свете со вчерашнего дня.
Когда покинула его последняя близкая душа. Мой любимый славный Руди. Шикарный породистый котяра рыжего окраса с благородным именем Рудольф.
В пересчете на «человеческие годы» он был глубоким старцем. Не все коты доживают до восемнадцати лет…
Господи! Где ж вы мои восемнадцать?..
Каким глупым и чистым я был тогда…
Казалось бы самый пик для любовных романов, флирта, ухаживаний напропалую за всеми подряд…
Для поцелуев под луной, фонарём, солнцем… Где угодно и с кем угодно…
Но у меня ничего этого не было.
Девчонок я жутко стеснялся.
Да и не привлекали они меня в той мере, как…
Вот тут и забит тот толстый ржавый гвоздь в мою дальнейшую судьбу.
Ребят я стеснялся тоже…
Даже гораздо больше, чем одноклассниц.
Рефлекторно краснел даже при мимолетном общении…
Это вгоняло меня в ступор и смешило сверстников.
Со временем привык к их шуточкам и обзываниям «девочкой».
Злость душила, но томилась внутри.
Никак не хотел я быть похожим на девчонку.
Моими кумирами и партнерами в мокрых снах были лишь они – крепкие, уверенные в себе парни, благородные и сильные мужчины…
Этому идеалу я и хотел подражать.
Но при этом ничегошеньки не делал…
Скорее из лени?..
А может просто из-за неверия, что это вообще достижимо?..
Со временем понял, что причина и в том, что никогда не знал отца.
Не было у меня в жизни рядом мужчины, с которого можно брать пример.
Не то, чтоб отца не было совсем – я не из пробирки.
Хотя какая разница между пробиркой и мужиком на одну ночь, с которым зачала меня мама.
Она никогда не была замужем и отважилась на ребёнка от случайного самца уже в 35.
Так и прожили мы с ней бок о бок всю жизнь…
Она – для меня, а я – для неё…
Несколько раз слышал за спиной обидное: «маменькин сынок»…
А разве плохо быть любящим сыном?..
Хотя как раз в моём случае эта привязанность сыграла злую шутку.
Мама сызмальства оберегала от всех несчастий и тягот жизни. Пыталась заменить для меня обоих родителей сразу.
И я привык быть «за стеной».
Принять ответственное решение для меня было не просто мучением, а повергало в панику, переходящую в депрессию.
Может быть поэтому не добился особых высот на службе, до пенсии проработав бухгалтером?.. «Бухгалтер, милый мой бухгалтер…» Слушая эту разбитнУю песенку 90-х годов, я всегда грустил… Потому что мне таких слов никто не говорил.
Мамы к этому времени уже не стало, а своя семья так и не появилась.
Пока был молод, девчонки клеились частенько. В институте, а потом и на работе…
Лицом, в принципе, бог не обидел, а фигура в женитьбе не очень существенна.
Не пью, не курю… По существу, весь комплект положительных качеств.
Только не о девчонках думала моя голова…
Глаза помимо воли, как пчёлы в варенье, застревали на симпатичных парнях…
Меня колотило от бархата мужского голоса, от энергии и задора встречавшихся ребят на улице.
Я – не фанат футбола – специально брал абонемент на весь сезон и исправно ходил на матчи поорать и потолкаться в общем азарте мужиков. Пусть и незнакомых, но там все были равны и всех сближала общая страсть к игре.
Я ни черта не понимал что делалось на поле, не знал игроков, однако тащился от временного случайного единения с самцами, меня окружавшими.
Так же истошно орал и свистел, так же взлетал вместе со всеми трибунами, крича: «Го-о-ол!..»
Я был искренне счастлив в эти вечера.
Мне даже казалось, что я стал таким же веселым беззаботным парнем, как тысячи вокруг.
И что они все мои друзья. А я - их…
Потом мне надоело себе врать и я оставил футбол…
В совковое время даже помыслить было преступно о голубых связях.
Да тогда геев и не называли еще голубыми. Пи&арасами, пидарами, гомосеками – да.
И над всеми мечом висела статья за мужеложство...
До сих пор помню громкий процесс, взбудораживший весь наш город, когда судили целую группу гомосексуалистов. Там был комсомольский секретарь крупного завода, районный судья с сыном… Еще несколько сошек поменьше.
В коридорах ехидно шушукались, смакуя просочившуюся информацию из зала суда, типа - кто для кого был пассивом…
А мне было жаль их…
И страшно за себя.
Ведь и меня тянуло на запретное.
Но я не хотел всеобщего позора разоблачения, поэтому практически насильно в очередной раз уводил взгляд от смазливого парня или мужчины, загоняя всё глубже свою нереализованную похоть.
С тех пор не умею смотреть в глаза собеседнику.
Да и вообще в лица людей…

Когда подвалил полтинник, я впервые отважился попробовать ЭТО…
В тот год стало особо тоскливо.
Умерла мама и я остался на этом свете совсем один.
В четырех стенах торчать было совершенно невыносимо, даже если врубить до отказа музыку.
И как-то вечером меня понесло посмотреть на местную «Плешку»…
Странно, но о том месте знали все в городе, кроме меня.
Один сослуживец обронил о ней в разговоре, скабрезничая, и это сразу засело в голову…
Не знаю как подобные «плешки» устроены в обеих столицах, но у нас это маленький замызганный парк с такой же кафешкой.
На ватных не гнущихся ногах, трепеща всем телом, я прошелся для начала по аллее, явственно чувствуя, как ножом водили по моему телу взгляды сидящих по лавочкам.
Слышал реплики и откровенный ржач за спиной…
Хотелось сию же секунду умчаться прочь от стыда и неприятия!
Но что-то задержало…
Может быть тот грустный безнадёжный взгляд мужчины, одиноко курившего у дерева?..
Не знаю как я вообще его увидел в полумраке парка.
Скорее, наверно, нутром ощутил…
Он молча стоял, никого не обсматривая и, судя по всему, никого не ожидая.
Просто тупо курил.
И я почувствовал как ему хреново здесь (на Земле).
Мы были одинаковы в своем одиночестве…
- У вас найдётся сигарета? – услышал я свой голос и не поверил…
(Ведь я же никогда не курил!)
Да и подойти к незнакомому человеку на улице для меня, что выйти в открытый космос без скафандра.
Мужчина мутно глянул и протянул пачку.
Затем, видя мою неопытность, сам достал сигарету и щелкнул зажигалкой.
- В первый раз? – спросил он (то ли о сигарете, то ли о моём посещении этого злачного местечка).
- В общем… да. – ответил на оба вопроса сразу.
- И как?..
- Не втянулся еще…
- Ну, было бы желание…
- Думаю, все-таки одного желания маловато… Общая хреновость еще должна быть…
Я слышал себя со стороны.
Даже, по-моему, видел.
Всё, что я делал и говорил, мне не принадлежало.
Я как бы раздвоился в тот вечер и наблюдал за собой, все больше и больше поражаясь нахальству, мне не свойственному.
- Игорь, - протянул руку мужчина с сигаретой.
- Антон, ответил я первым, попавшимся на язык именем.
- В «теме» давно?
- В какой? – глупо уставился я немигающим взглядом.
Да. Наверно, я точно обкурился с непривычки и скоро потеряю сознание – пронеслось в голове…
- Ясно. Значит здесь в первый раз… - констатировал незнакомец.
– Тогда могу ввести в курс дела. Всё равно делать не хрен. Те, что на насесте, - он махнул рукой в сторону скамеек. – Это пидовки. Им нужен трахальщик. Ты на это вряд ли сгодишься. Да и они тебе ни к чему. Та пацанва тоже не про тебя. Возраст у тебя, прости, уже помят… Остаются редкие одинокие старички типа меня.
- Какой же вы старик? – благородно встрепенулся я. – Вам наверно нет еще пятидесяти…
- Сорок три…- горько усмехнулся Игорь и я совсем смутился.
- Не тушуйся. Сам знаю, что не фонтан. Три раза женат. И трижды разведён… Есть взрослый сын. Убил бы сразу, если б здесь увидел засранца!..
- Почему? – моя наивность переходила все границы.
- Да потому что сюда не приходят за счастьем. Здесь скользкое грязное болото. Не хочу ему такую судьбу. Сам-то как сюда забрёл? Только не пизди, что заявился кофе попить в местную «тошниловку».
- А про кофе – это, кстати, идея!.. Может зайдем? От сигареты совсем сухо в горле…
Вместо ответа Игорь стрельнул окурком, снайперски попав в урну и спортивной походкой направился к двери.
А у него неплохое тело – отметил я, плетясь следом.
Нормальные плечи, узкая талия, уверенный шаг вразвалочку…
- Ладно, раз не хочешь говорить, тогда слушай, - начал он, уткнувшись в чашку.
- Рассказываю это только потому, что мы незнакомы. Попи&дЕли и разбежались. Одиноко мне, понимаешь?
- Да. Мне тоже…
- Я хожу сюда уже два месяца. Почти каждый вечер. Некоторые даже начали здороваться. Всякую шваль отвадил еще в первую неделю. Встречаются и нормальные дядьки. Вон тот армянчик с усами, видишь? Начальник охраны в гипермаркете. Порядочный семьянин. Тоже сын есть. Но частенько появляется здесь. Уходит каждый раз с разными…
- Куда уходит – не понял я.
Игорь посмотрел на меня, как на безнадёжного идиота.
- А ты что, не трахался еще с мужиками?
- Нет – испугался я и густо покраснел.
Мне сказать-то это язык бы не повернулся, не то, чтоб представить.
- Оуу!.. Целочка? Как же тебя так угораздило, братуха?
- В смысле? – совсем растерялся я.
- Тебе сколько лет? – вопросом на вопрос ответил Игорь.
- Так много, что самому страшно.
- Давай-ка возьмем бутылочку и может все-таки расскажешь свою богатую биографию?..
Та бутылка оказалась не единственной за вечер.
Да, собственно, и вечер закончился для нас уже под утро.
Мы сидели на скамейке в опустевшем парке и вспоминали свои никчёмные жизни...

С тех пор стали перезваниваться.
Иногда встречаться…
Не для секса, а просто поболтать, пропустить рюмочку-другую, побродить по городу…
Хандра ушла.
В моей жизни появился смысл в виде друга.
Да, мы уже открыто говорили, что дружим…
Однажды Игорь позвонил и предложил пойти в сауну.
Не скажу, чтоб я загорелся этой идеей. Ведь к стыду своему никогда в саунах еще не был, поэтому воспринимал это, как вариант городской бани.
Да и стрёмно мне было показываться голяком перед посторонними.
Но Игорь мягко уболтал и мы встретились…
Как раз тогда и случился мой первый секс…
После двух кружек пива всё стало похер и я с воодушевлением принял предложение Игоря попробовать сразу ВСЁ!..
И мы всё попробовали…
Но в самом начале было не до расслабухи.
Меня буквально заколотило в лихорадке, когда входная дверь двухместного номера сауны закрылась и мы оказались вдвоем.
Впервые в жизни я остался один на один с мужчиной!..
Как много раз я проигрывал кучу вариантов подобных встреч, но почему-то никогда не думал про сауну.
Мой друг в какую-то секунду лишился одежды и, ухмыляясь, заинтересованно уставился как я нарочно тяну время.
- Может тебе помочь?
- Прости, жарко здесь…
- Так сауна же… Могу окно открыть?
Моя робость и тормознутость объяснялась скорее не скромностью, а тем впечатлением, которое произвело голое тело Игоря.
Лицо его действительно было здорово помято годами, но всё, что было ниже шеи, принадлежало скорее юноше.
Упругое мальчишеское тело, лишённое пивных отложений.
Гладкая светлая кожа манила дотронуться ладонью и провести от груди вниз к…
Тут я совсем задохнулся от зрелища!..
Почти впервые (не считая нескольких случаев в далёкой юности) передо мной стоял совершенно голый мужчина с красивыми яйцами и задорно покачивал колбасиной!..
Дыхалку перехватило и я пребывал практически на грани инсульта, потому что вся кровь хлынула в голову. Но, впрочем, не вся…
Остальная успела накачать бугор в плавках.
Поэтому я и тянул время, стесняясь оголиться.
- Ну чо ты? – Игорь подошел и, бесцеремонно проведя по ляжке, сжал в пригоршне мой стояк.
Сам не пойму почему я не кончил сразу...
Но та свойская бесцеремонность и мужская ладонь на запретном месте окончательно сломили.
Враз ушли многолетние страхи и желание захлестнуло, как океанская волна во время прилива…

С Игорем мы прожили пять долгих счастливых лет.
Пять лет, равных пятидесяти!..
Он ушел к парню почти на двадцать лет моложе себя.
Я не осуждаю его.
Не вправе…
Разве мог я подарить столько же драйва и задора, как тот сопляк Мишка?..
Слёз не было.
Обнялись на прощанье и…
Все слёзы были позже…
Каждую ночь…
О бездарности прожитой жизни, об упущенном времени, о пролетевшем мимо счастье…
О несбывшихся мечтах и ушедшей любви…
Ведь я очень любил своего Игорёшу…
От него мне остался только рыжий кот Руди, которого он еще котёнком притащил с собой в мою квартиру вместе с чемоданом шмоток.
Его я воспринимал частью моего парня.
Ему посвятил свою оставшуюся жизнь…
Вчера и его не стало…
Зачем тогда жить?..

На Плешку больше не ходил.
Не хотел разочарований…
А несколько лет назад открыл для себя окно в необъятный пёстрый мир, забравшись в Интернет. Особенно зацепили литературные сайты…
Да еще и эротические…
Сколько же здесь свалено всяких историй и судеб человеческих!..
Появились знакомые, которым также одиноко жилось.
Они тоже жаждали общения…
Но суррогат виртуальной дружбы никогда не заменит живое дыханье в подмышку, тёплую ладонь на плече, прищур смеющихся глаз…
Я не исключение.
Подобно мне наверно заканчивают жизнь большинство геев.
В одиночестве, в непроходящей тоске, дымном мареве с бутылкой напротив (курить меня тоже приучил Игорёк)…
Да, в обычных семьях также случается всякое.
Но там все-таки ЧТО-ТО СЛУЧАЕТСЯ!!!
А у брошенных и всеми забытых старых геев нет ни будущего, ни настоящего…
Есть только воспоминания о прошлом…
Впрочем и прошлое, как у меня, тоже бывает не всегда…

Заледенелыми руками дописываю последнюю страничку блокнота…
Костер почти догорел…
Бросаю последний прощальный взгляд на маленький холмик могилки Руди под берёзой и смыкаю усталые веки…
ТЕПЕРЬ ВСЁ…
Суждено ли явиться на эту Землю еще раз?
В ином облике…
И что ждёт меня в другой жизни?
Может беззаботное счастье блондинки или никчёмная, но яркая жизнь гангстера?..
А может тихая келья затворника?..
Да у меня, собственно, и эта жизнь прошла в затворничестве.
Без семьи, без любви, без счастья…

PS: Нашедшему этот блокнот - просьба опубликовать в Интернете.
Может кто-то сделает свои выводы…
Прощайте…
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

1 комментарий

+1
uhuhuh Офлайн 8 марта 2015 21:33
какая то безнадега . очень тяжелое послевкусие-но читается хорошо. спасибо.