Улыбки лета

+28
Samuel.D.Roe.Cynus
 
Улыбки лета
 
 
В классе у меня еще не было настоящих друзей – мы только недавно переехали с родителями из другого города.
 
 
 
***


Впервые он улыбнулся, когда учитель напомнил, что это скоро - летние каникулы. И, хотя эта улыбка длилась какие-то секунды, как будто робкий лучик солнца, случайно прорвавшийся сквозь плотный покров сумрачного леса, на мгновение осветил крохотный, с трудом пробивающийся из земли росток, это вселяло в меня уверенность, что когда-нибудь он снова обретет душевный покой и будет счастлив.

Я тайком наблюдал за ним в течение нескольких месяцев, ни разу с ним не заговорив. Не мог я, не имел права рассказать ему о своих чувствах, ибо знал, что боль была слишком реалистична, и я, даже если бы он принял меня, не сумел бы стать полноценной заменой тому, что он потерял. Я наблюдал за ним, то и дело думал о нем, не пытаясь объяснить себе, что меня к нему влечет. Свое влечение я оправдывал тем, что не могу переносить, когда вижу его страдания, и единственное мое желание - облегчить эту боль.

Он улыбнулся, но улыбка исчезла, как догорающий день за секунду перед наступлением ночи.

Лето

Я не мог дождаться, когда, наконец, наступят каникулы, чтобы вытряхнуть из мозгов все интегралы и алгоритмы, забросить подальше книжки и тетрадки. Наверное, это чувство свойственно всем четырнадцатилетним подросткам, что и отличает нас от более юных мальчишек. Каникулы - это реальная свобода, хотя у ребят постарше больше перспектив, например, возможность устроиться на работу, а не клянчить деньги у родителей.

У меня появилось несколько друзей, хотя, если честно, они были слишком несерьезными, чтобы пригласить их в совместное путешествие, или посвящать в сокровенные тайны. Родители мне выделили неплохое, как по моим меркам, денежное пособие, но в силу ранее указанных причин, тратить деньги мне предстояло единолично.

Две недели я провел в блаженном "ничегонеделании", большую часть, лежа на кровати и предаваясь мечтам, но в один прекрасный момент сказал себе: "Стоп! Я сам Властелин Своей Судьбы, и все зависит только от меня". Мне были известны некоторые места, где собираются мои сверстники, и у меня есть все шансы найти настоящего друга, который бы соответствовал моим критериям. Я незамедлительно приступил к реализации идеи. Вывернул из тумбочки всю одежду, выбрав подходящее, затем частично опустошил свой "банк", и помчался за велосипедом. Менее чем через пятнадцать минут я был уже в общественном бассейне (в отделении для детей) и присоединился к "мокрому сообществу". Многих я узнавал - они были из моей школы.

Я присоединился к группе незнакомых ребят, и включился в водный поединок, и уже через минуту веселился, словно маленький ребенок. Когда я смеялся и играл вместе с ними, вдруг подумал, был ли я прав, избегая контакта с тем мальчиком из моего класса? Возможно, если бы я повел себя более решительно, он был бы теперь с нами.

Я извинился, сказав новым друзьям, что мне необходимо в уборную, хотя, если честно, мне требовалось собраться с мыслями. Снова мою память взбудоражила мимолетная улыбка. По идее, воспоминания должны били бы улетучиться через мгновение, но этого не происходило...

Оглядевшись по сторонам, я понял, что реально вижу эту улыбку. Бассейн расположен у основы холма, в середине городского парка, и окружен группой роскошных платанов, отбрасывающих тень на скамейки, где сидел тот мальчик из моего класса. В руках он держал книгу и улыбался, глядя на детей в бассейне, только сейчас мне показалось, как будто он улыбался только для меня.

Не знаю, встретились ли наши взгляды, но когда я улыбнулся в ответ, мальчик поспешно закрыл книгу и направился в противоположную сторону от холма. Я сопровождал его взглядом, пока он не исчез из поля зрения, задаваясь вопросом, не я ли являюсь причиной его ухода? Не зная, что думать, я простился со своими новыми друзьям, пообещав придти на следующий день. Я собрал свои вещи и направился за велосипедом, собираясь домой.

Мысли мои вертелись вокруг недавнего события, и я переживал, не зная, что подумать, и как объяснить то, что после моей улыбки мальчик ушел. На мои глаза навернулись слезы, когда я, остановившись на светофоре, подумал о возможно утраченном шансе. Задумавшись, я пропустил момент переключения светофора, и очнулся после надрывного рева клаксонов автомобилей. Отбросив дурные мысли, я собирался переключить все внимание на дорогу, как снова увидел его - он как раз входил на городское кладбище.

Я спрыгнул с велосипеда, и, покатив его в руках, спустился к низкой каменной стенке, отделявшей тротуар от земли мертвых. Любопытство брало верх над переживаниями, а дурные мысли развеялись также быстро, как и высохли слезы.

Я чуть было не натолкнулся на него, рискуя выдать себя, - он как раз опустился на колени перед могилой мальчика, которого так любил. Когда он коснулся рукой надписи на надгробной плите, то разразился громким рыданием. Я спрятался за деревьями, не в силах отвести своего взгляда.

Я буквально пожирал его взглядом, хотя прекрасно понимал, что вольно, или невольно вторгаюсь в чужую жизнь. Во мне сейчас боролись два чувства, и я не мог выбрать, что мне делать: подойти ли, и утешить мальчика, или же бежать без оглядки...

Вскоре рыдания прекратились, и он, восстановив контроль над своими эмоциями, заговорил. Если бы этот разговор происходил в другом месте, не у кладбищенской надгробной плиты, то его вполне можно было бы принять за обычное общение по телефону, когда посторонний наблюдатель может слышать только одну сторону.

А потом он улыбнулся. Это была такая же светлая улыбка, которую мне посчастливилось увидеть тогда, в преддверие летних каникул. Сейчас эта улыбка имела несколько другую смысловую окраску - он рассказывал о том, как провел день, что постоянно думал о нем. Затем он обратился ко мне.

- Ты не должен прятаться. Я знаю, что ты здесь.

Его заявление застало меня врасплох. Я посмотрел в его сторону, и, увидев, что он смотрит прямо на меня, в панике спрятался, упершись спиной в ствол огромного дерева. С трудом, стараясь восстановить прерывистое дыхание, я посмотрел в сторону своего велосипеда, который, как оказалось, оставил на открытой местности, и теперь, чтобы его забрать, мне непременно придется показаться ему на глаза. Переборов внутреннее волнение, я вышел из своего укрытия.

Он по-прежнему улыбался, хотя сейчас это была не та "улыбка лета", скорее, от нее повеяло осенью. В этой улыбке угадывалась грусть и печаль, как будто лето умирало внутри него.

Когда наши взгляды встретились, я почувствовал, как будто он просил меня остаться. Несмотря на свой страх, я был не вправе ему отказать, ведь мой отказ мог причинить ему боль. Сделав глубокий вдох, я решительно шагнул к нему. В этот момент в его глазах загорелась искорка счастья, и улыбка снова стала наполняться теплотой.

Когда я приблизился к нему вплотную, он, несколько нервозно, отвернулся от меня, легким кивком указав на надгробие. Я последовал за его взглядом и тихо прочитал имя. Я слышал это имя раньше - его шепотом произносили, когда мальчик проходил мимо. Все знали об их отношениях, и это не было тайной даже для самых маленьких. Рассказывали разное, но я никогда не вникал в эти сплетни, и мне было глубоко наплевать, что там у него в прошлом, пусть даже, каким темным оно не было бы.

- Я видел, как ты смотрел на меня, - нарушил он тишину, вырвав меня из страны грез, возвращая в реальность.

Я не смотрел на него, но чувствовал его взгляд.

- Ты думаешь... - нервно спросил я и осекся.

Это было все, и не было никакого смысла отрицать правду, вернее, догадывался, так что толку уклоняться от вопроса?

- Да... - подтвердил он, глубоко вздохнув, но затем остановился, не в силах закончить мысль.

Я начал еще больше нервничать, когда он признался: "Я был слишком замкнут в своих мыслях, чтобы сказать тебе что-нибудь раньше". Потом он повернулся ко мне и протянул руку.

- Кстати, меня зовут Кристиан, впрочем, ты, наверное, и так знаешь?

- Да, - ответил я быстро, взяв его за руку.

Его ладонь была поразительно теплой и мягкой, и прошло не менее минуты, прежде чем я пришел в себя, сообразив ответить.

- Ой, я Ник, - сказал я, почувствовав, как мое лицо заливает густой румянец.

Он благосклонно улыбнулся в ответ, одарив теплом своей души.

- И я догадывался... - сказал Кристиан с усмешкой.

Тогда он покраснел и опустил взгляд на могильный камень, а через минуту продолжил: "я немного удивлен, что ты последовал за мной сюда ".

- Я тоже, - ответил я, и мои щеки приобрели пунцовый оттенок.

- Так бывает, - задумчиво произнес мальчик.

- Я действительно не знаю, почему это сделал, но теперь, после нашего знакомства, рад, что решился.

- И я, - прошептал он, посмотрев на меня снова.

Пауза молчания продолжалась несколько минут, прежде чем я решился задать вопрос.

- Как он умер? - спросил я, сделав глубокий вдох.

- Пьяный водитель, - ответил он без эмоций, - мы только что отпраздновали нашу первую годовщину, и никто не мог даже и подумать, что это наш последний день.

- Извини, - сказал я - не могу себе представить, как это чувствовать...

Потом он задумчиво, часто останавливаясь, как бы подбирая нужные слова, начал свой рассказ.

"Сама смерть... Через три месяца с этим я смирился". Он посмотрел на надгробную плиту, и его глаза увлажнились, наполняясь слезой. "Самое тяжелое - это его отсутствие, понимание того, что его уже нет, и никогда не будет. Мы были так счастливы вместе... Я знаю, что большинство людей не понимают, что можно встретить настоящую любовь в тринадцать. Но мы... Это действительно была любовь... Наша любовь". Он обернулся ко мне и улыбнулся, несмотря на грусть в его глазах. Вытирая слезы со щеки, он продолжал: "Он был моим лучшим другом, и даже больше. В эти летние дни я постоянно посещаю те места, в которых бывали вместе. Я не могу смириться с мыслью, что его больше нет, и я чувствую, что если я перестану думать о нем, он исчезнет навсегда".

Потребовалось некоторое время, чтобы переварить в мозгу услышанное, прежде чем я заметил:

- Я слышал, как ты с ним разговариваешь, как будто он живой, и рядом.

- Да... - произнес он, вытирая слезы, и улыбка на миг исчезла с его лица, - может быть, я просто сумасшедший?

- Нет, - уверенно заявил я.

Перехватив его удивленный взгляд, продолжил: "Нет, ты не сумасшедший! ". Сделав паузу, не теряя зрительного контакта, чтобы он не усомнился в искренности моих слов, а аргументировал свое заявление: "В том нет ничего плохого. Он все еще жив в твоей памяти, так и должно быть".

- Спасибо, Ник, - через мгновение ответил он, и я был вознагражден его благодарной улыбкой.

- Пожалуйста, - без колебаний ответил я.

Вновь воцарилось молчание, на этот раз его инициатором был Кристиан, в душе которого, казалось, происходит какая то внутренняя борьба, и он хочет что-то сказать, но никак не может решиться.

Я только собирался сказать ему, что все еще ожидаю, и готов выслушать его мнение, когда он повернулся и обратился ко мне с вопросом.

- Могу я тебя спросить?

- Конечно, все что угодно.

- Почему ты наблюдал за мной?

Это был неожиданный вопрос, но я уже не смел отступать, и должен был открыть ему правду.

- Когда я впервые увидел тебя, то захотел стать твоим другом.

- Я тоже хотел бы, - ответил он, - но почему?

- Сначала я увидел, как тебе тяжело и грустно, и я хотел сделать так, чтобы ты смог почувствовать себя лучше.

Закончить мысль я не смог, так как тяжело было подыскать правильные слова, чтобы выразить наполнявшие меня чувства. Но Кристиан не собирался делать мне поблажек.

- А потом?

- Потом я увидел твою улыбку, - краснея, ответил я.

- Моя улыбка? - он приподнял брови.

- Ты улыбнулся при мысли о лете.

Осознав, что он все еще понятия не имел, что я имею в виду, я продолжил: "Я увидел, как ты улыбнулся, когда учитель напомнил, что летние каникулы не за горами. Вот тогда я и принял решение".

Он кивнул, но я еще не закончил свою мысль.

- Я хотел видеть эту улыбку на твоем лице каждый день.

Далее, краснея, и усилием воли преодолев желание отвернуться, смотря ему в глаза, с улыбкой добавил: "Я хотел, чтобы лето навсегда поселилось в твоем сердце".

Вид у Кристиана был такой, будто он готов был расплакаться, и он таки вытер рукавом слезы с глаз, но потом снова заулыбался. Улыбка лета вернулась к нему, и мое сердце затрепетало, когда он заговорил, сопровождая каждое слово лучезарной улыбкой.

- Слушай, ты же новичок в нашем городе. Давай, я покажу тебе наши достопримечательности. В конце концов, сейчас ведь летние каникулы!

Когда мы выходили из кладбищенских ворот, я понял, что он держал меня за руку. С удивлением я переводил взгляд, с наших рук на него, и обратно. Это был незабываемый момент - лето снова вернулось.

Рекомендуем

Алексей Агатти
Туман
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

2 комментария

+1
Вика Офлайн 13 мая 2015 19:10
Очень добрый рассказ.Юношеская дружба перерастающая во что-то большее,а может они так и останутся только друзьями.
Перевод мне понравился,читается легко.Только хорошо бы было указать автора рассказа.
Рома,а обложка будет?
+1
Роман Свиридов Офлайн 13 мая 2015 19:29
Автор, какой то Cynus. У него есть еще несколько рассказов - посмотрю что стоит переводить. Обложка? я не планировал - постараюсь для других рассказов делать.