Kazaj

Расстройства влечений

+16
Глава 1


В тот день я возвращался с работы в ужасном настроении — во-первых, потому что не успел закончить доклад, который должен был появиться на столе шефа ещё на прошлой неделе, но до сих пор там так и не появился, вызвав справедливый гнев последнего, который обрушился на мою бедную голову, а во-вторых... Как же я ненавижу общественный транспорт! Ненависть к нему появилась давно, но с тех пор, как несколько дней назад сломалась моя машина, она стала такой сильной, что пару раз я даже всерьёз задумался о том, чтобы бросить работу — добираться с одного конца города в другой в душном, переполненном автобусе, где каждый норовит наступить на ногу как можно больнее и толкнуть как можно сильнее... Да ещё и с такими пробками, когда одну остановку едешь полчаса, ну, как тут не злиться?
В общем, вывалившись из автобуса, я пребывал в таком состоянии, что был готов кинуться на любого, кто посмеет разозлить меня, пусть даже каким-нибудь пустяком. Во-первых, я был уставший и страшно голодный, так как не успел пообедать, в судорогах вникая в сущность того самого доклада. Во-вторых, и это самое главное, у меня закончились сигареты, а так как курю я довольно редкую марку, мне не удалось купить их ни в одном из трёх магазинов, куда я заходил по дороге. Правда, недалеко от моего дома есть замечательный киоск, где всегда в наличии то, что мне нужно, но ведь до него ещё далеко, курить же хочется так, что, не побоюсь этого выражения, уши пухнут. Вообще, моя зависимость от никотина весьма своеобразна — стоит мне не покурить пару часов, как у меня тут же начинается абстинентный синдром, с головокружением, тошнотой, тряской в ногах и что самое интересное, в этот момент у меня появляется такая агрессия, что порой хочется кого-нибудь побить. Ну, или хотя бы послать куда подальше.
Несколько моих друзей уже испытали это на себе и теперь, если я слишком раздражён или злюсь на что-то, они тут же спрашивают меня, когда я курил в последний раз. Более того, открою один секрет: однажды мой приятель Алмас вполне серьёзно пострадал, когда пришёл ко мне в гости и нечаянно разбил напольную вазу в коридоре, потому что был не совсем трезв. На его беду в тот день я потерял сигареты по дороге с работы, а киоск почему-то закрылся раньше времени... Потом мне было очень стыдно за своё поведение и пришлось целых пять раз просить прощения за синяк под глазом, с которым он ходил целую неделю. Алмас в итоге простил меня, а я после того случая подумал, что наверное, стоило бы показаться доктору — такая раздражительность и агрессия, сопровождающие никотиновое «голодание» явно патологичны.
- Эй, смотри куда идёшь! - гаркнул я девушке, которая выходя из подземного перехода засмотрелась на экран своего телефона и больно ударила меня локтем в грудь. - Больно вообще-то!
- Извините. - пробормотала она, меняясь в лице — видимо, не привыкла к такому обращению со стороны парней. Да, по фигу на неё, я хочу курить, вот что главное! И жрать тоже хочу, так, что уже прямо желудок сводит!
Идя по тёмному переходу я с наслаждением представлял, как сейчас забегу в тот самый киоск и уже через несколько минут окажусь дома, где меня ждёт вкусный обед. Поднимаясь по ступенькам, я полез в карман, чтобы найти мелочь на сигареты, достал монеты и принялся считать их. Видимо, я слишком увлёкся этим занятием, потому что вдруг споткнулся обо что-то и в ту же секунду растянулся на ступеньках, ударившись носом так, что у меня потемнело в глазах. Вся мелочь, которую я держал в руке при этом разлетелась по переходу.
- Монетки вот сюда надо класть. - вдруг послышался чей-то голос.
От неожиданности я вскрикнул и подняв голову, увидел, что прямо передо мной стоит молодой парень в больших тёмных очках и держит в руке картонную коробку, в которой лежат несколько монет.
- Какие на фиг монеты! - огрызнулся я, вставая и потирая нос. - И что значит надо? Совсем охренел, молодой такой, а подаяния просит! Да на тебе пахать надо, ты вон здоровый какой! - зло бросил я. Потом до меня дошло, что споткнулся я судя по всему, о его ногу и меня прямо затрясло от злобы. - И какого хрена ты тут стоишь, на дороге прямо? Я из-за тебя чуть инвалидом не стал! Ой, как же нос больно!
- Извините. - пробормотал парнишка. - Мне очень жаль.
- Ну-ну, жаль ему! Может, ты вообще специально мне подножку подставил, а?
- Да вы что!
- Чего тогда не посторонился? Видишь же, человек бежит, торопится...
- Не вижу. - тихо ответил он, почему-то опуская голову.
- Ну да, в таких очках я бы тоже ничего не увидел! Тут и так темно. Зачем ты их нацепил? - спросил я.
Парень ничего не ответил и отвернулся. Чертыхнувшись, я принялся собирать монеты, рассыпавшиеся по полу.
- Подайте мне на еду, я сегодня ещё ничего не ел... - сказал он вдруг жалобным голосом.
- Ещё чего! Я тоже вот с утра самого ничего не ел! И не курил уже часа три, наверное, и ничего! А ты это брось, кто такому здоровому парню подавать будет,? И, вообще, как тебе не стыдно! Все работают, а ты тут тунеядствуешь!
Парень пробормотал что-то нечленораздельно, когда я уже был наверху. Что он там бормочет? Никак меня обзывает! Вернуться что ли и показать ему, кто есть кто? Я в нерешительности остановился, но потом желание закурить взяло верх и ноги сами понесли меня к вожделенной торговой точке.
Дома меня ждал ещё один неприятный сюрприз — открыв мне дверь, мать почему-то ойкнула и с испугом уставилась на меня.
- Мама, ты чего?
- Дениска, кто это тебя так?
Я бросил взгляд в зеркало и застонал — мало того, что нос распух, увеличившись в размере раза в два, так ещё и на левой щеке было несколько ссадин, из одной из которых сочилась кровь, смешанная с грязью. Ничего себе! И как это я ничего не почувствовал?
- Да упал я сам, в переходе... ну, точнее, не совсем сам, там чудик один стоял, я об его ногу споткнулся.
Мать покачала головой и отправилась в комнату за ватой и зелёнкой, а я прошествовал на кухню, где с жадностью накинулся на обед. Остаток дня я провёл за компьютером, слушая музыку и переписываясь с одним парнем. Да, совсем забыл сказать, что уже несколько лет девушки не вызывают у меня ничего, кроме отвращения, в то время как парни... Вначале, когда я понял, что я гей, мне стало страшно и на меня накатила такая депрессия, что если бы не работа, то неизвестно, чем бы всё это закончилось, но потом я как-то смирился с этим. Ну, гей так гей, подумаешь! Что в этом такого страшного? Времена инквизиции давно прошли, так что на костёр меня никто не отправит, да и в тюрьму тоже не посадит, тогда чего бояться-то? Я начал переписываться с парнями, с несколькими даже встретился и мы очень неплохо провели время, но... Оказалось, что извращённая никотиновая абстиненция не единственная моя особенность — я вдруг понял, что после пары встреч с парнем мне становится элементарно скучно и что он уже больше не привлекает меня, а только раздражает и вызывает единственное желание — сбежать от него как можно быстрее и подальше. Потом искать кого-то другого, и так до бесконечности. Покопавшись в интернете, я узнал, что на языке медицины это называется расстройством влечений, которые могут быть самыми разнообразными начиная от пиромании и заканчивая тем, что есть у меня, а именно — патологическое желание постоянно менять полового партнёра. Правда, это не особо огорчило меня, так как город у нас большой, как-никак бывшая столица, на сайтах знакомств столько парней, что если встречаться с каждым раза по два, то хватит их надолго, ну а там видно будет.
Вот как раз на той неделе я во второй раз встретился с Даулетом, мы провели целую ночь на квартире, которую сняли, заплатив напополам, а утром я, чувствуя, что он потерял для меня всякий интерес, быстренько ретировался, лихо соврав ему, что уезжаю из города очень надолго. Вроде поверил. Хотя, если даже и нет, это его проблемы.
«Давай встретимся сегодня.» - написал мне Кайрат, с которым я познакомился пару дней назад. Я страшно обрадовался, но увидев своё отражение, понял, что смогу встретиться с ним как минимум, через несколько дней. Во чёрт! Если бы не этот хмырь в переходе, всё было бы в ажуре! «Ты знаешь, я сейчас не в городе, вернусь только в выходные.» - соврал я, страшно злясь из-за того, что удовольствие откладывается. «Хорошо, напишешь тогда, когда вернёшься в Ату.» Дальше мы стали обсуждать то, чем займёмся когда увидимся и это настолько увлекло меня, что я просидел за компом чуть ли не до полуночи.
- Денис, ты чего не ложишься? Тебе же завтра на работу рано. - послышался с порога голос матери.
- Я доклад пишу, не отвлекай меня, пожалуйста. - вспомнив гневные крики шефа, я вздрогнул и быстренько попрощавшись с Кайратом, полез в папку с надписью «Работа»...


Глава 2


Утром я чувствовал себя как после тяжёлого похмелья, потому что лёг около трёх часов ночи и совершенно не выспался. Пробегая по подземному переходу, я вспомнил вчерашнее и подумал, что если сегодня вечером тот парнишка в очках снова будет здесь, то я покажу ему своё опухшее лицо и ссадины, пусть полюбуется. Да за такое с него денег стребовать надо, за физический и моральный ущерб, который он мне причинил! Хотя, что можно получить с бомжа, просящего подаяние на улице?
На работе мне не только пришлось ловить на себе удивлённые взгляды коллег и объяснять всем, что произошло с моим лицом, но и страшно унижаться перед шефом, клятвенно заверяя его, что доклад будет закончен уже завтра. Блин, значит весь этот вечер мне придётся просидеть за компом и отнюдь не для того, чтобы провести его в приятной беседе с каким-нибудь парнем!
Сегодня я возвращался домой позже, чем вчера, потому что после работы встретился с другом и мы немного погуляли по центру, посидели часок в кафе, поэтому я думал, что если тот парень в очках и был в переходе, то он уже наверняка ушёл. «Ну а если нет, то я скажу ему всё, что о нём думаю! Будет знать, как ноги свои выставлять и ронять людей!» - злорадно подумал я, спускаясь по ступенькам. Не смотря на поздний час, парнишка был там, на прежнем месте.
- Помогите мне... - начал он, услышав мои шаги.
- Я тебе сейчас помогу так, что мало не покажется! - взорвался я и подскочив к нему, схватил его за воротник курточки. - Ты что, сюда теперь как на работу ходишь, да? Ты какого хрена вчера костыли свои выставил? Я из-за тебя чуть нос не сломал, у меня теперь такой вид, что люди надо мной смеются! Я даже на свидание пойти не могу! - выпалил я, чувствуя, как мной овладевает праведный гнев.
- Простите, я же не специально... Вы сами в меня врезались, надо было под ноги смотреть...
- Ни фига себе, ты меня ещё учить будешь, что мне делать! Да я тебя сейчас! - я несколько раз тряхнул его так, что он ударился головой о стену и закричал.
- Ай, больно же! Вы что творите!
- Молодой человек, как вам не стыдно! - послышалось сзади и обернувшись, я увидел толстую тётку в цветастом платье с авоськой в руках. - Больного человека избиваете!
- Да в каком месте он больной, вы мне скажите! Он здоровее всех нас вместе взятых!
- Слепой он. - со вздохом ответила женщина. - Неужели не видите? Или может от причинения боли инвалидам вы удовольствие получаете, а?
Я отпустил парня и недоверчиво покосился сначала на тётку, а потом на него. Как же до меня сразу не дошло! Вот почему он в очках!
Мне почему-то стало так стыдно, что я пулей выбежал из перехода и снова чуть было не упал, споткнувшись о полуразрушенную ступеньку. Да что же это такое? Если так пойдёт, то ещё немного и я сам стану инвалидом, как этот хрен в очках!
Вечер выдался напряжённым — я не только устроил сеанс одновременной игры, переписываясь сразу с двумя жигитами (парнями), но и судорожно пытался закончить доклад, понимая, что если завтра шеф не увидит его, то мне будет очень плохо. Всё это затянулось далеко за полночь, потом парни уже отправились спать, а я всё сидел и писал, прихлёбывая кофе и куря прямо в комнате, чего не делал уже очень давно. Несколько раз мать заходила ко мне и кричала, что я превратил квартиру в курилку и что все нормальные люди выходят на площадку или на балкон. В итоге это так достало меня, что я не сдержался и сильно нагрубил, как делал это часто в последнее время. Она заплакала и ушла на кухню, а мне вдруг стало так хреново, что самому захотелось разреветься. Господи, ну что за жизнь?
Около трёх часов я наконец закончил свой труд и выйдя в туалет, с удивлением обнаружил, что в зале горит свет. Едва я открыл дверь, мне в нос ударил резкий запах Корвалола.
- Мама, ты прости меня, я не хотел тебе всего этого говорить, просто так получилось...
Мать, сидевшая перед телевизором с выключенным звуком неожиданно расплакалась и мне пришлось успокаивать её. В итоге, когда я наконец оказался в постели, часы уже показывали четыре утра. Не смотря на то, что было так поздно, и я страшно устал, спать совсем не хотелось. Подумав, что это от кофе, я пообещал себе, что больше никогда не буду пить его после пяти часов вечера и достав планшет, принялся лазить по разным сайтам знакомств, любуясь на парней. Двум из них я написал, что хотел бы с ними познакомиться, но естественно, они не ответили, потому что были не в сети. Потом моё внимание привлекла одна анкета с очень даже откровенными фотографиями и я почувствовал, что начинаю самым пошлым образом возбуждаться. Пришлось пойти в ванную и прибегнуть к помощи правой руки... В половине пятого я снова лёг, предварительно покурив на кухне у открытого окна и с ужасом понял, что так и не хочу спать. К тому же я почему-то подумал о том парнишке из перехода. Интересно, где он сейчас? Есть ли у него дом или он живёт в каком-нибудь подвале? Хотя, мне-то что до этого? Мало ли у нас таких сирых и убогих, если каждого жалеть, то самого инфаркт стукнет. Да и денег не хватит, чтобы всем им подавать. И потом, они же наверняка пенсию получают, раз такие ущербные, что не могут работать. Вообще, наверное это очень страшно быть слепым...
Я уже проваливался в сон, когда мне вспомнилось, что после того, как я отпустил парнишку и стал подниматься наверх, та тётка не ушла, а обняла его и погладила по голове — я увидел это краем глаза, как раз перед тем, как споткнулся. Что она сказала ему? Кажется, что-то типа «Не плачь, Маратик, хороших людей много, а такие как этот...» Вот скотина! Представляю, как она меня обозвала! Хорошо, хоть что я этого не услышал!

Глава 3


Четверг начался ужасно, причём, в этот день негатив сыпался на меня, как из рога изобилия и не успевал я придти в себя после одного события, как тут же происходило другое и в итоге под вечер мне стало казаться, что ещё немного и я просто сойду с ума.
Рано утром, пока я завтракал, заливая в себя очередную порцию кофе, чтобы прогнать усталость после бессонной ночи, матери вдруг стало плохо — резко поднялось давление. Врач со скорой поставила острый гипертонический криз и сказала, что обязательно нужно ехать в больницу. Я понял, что скорее всего это произошло из-за нашего вчерашнего скандала и меня накрыло такое чувство вины и стало так тяжко, что захотелось завыть по-волчьи. По дороге в больницу я не переставал просить у матери прощения, а она говорила, что давно простила меня и уже не злится, но я чувствовал, что это не так. Из больницы я помчался на работу, где с ужасом обнаружил, что потерял флешку с докладом.
- Если завтра же ты мне его не принесёшь, ты тут больше не работаешь. - гаркнул шеф и хлопнул с дверью с такой силой, что у меня зазвенело в ушах.
После работы я забежал в кафе, где наскоро перекусил и пошёл на остановку. Пропустив два набитых автобуса, в которые мне не удалось втиснуться не смотря на мои крайне скромные габариты, я снова начал заводиться и тут же полез в карман за спасительными сигаретами, но тут зазвонил мой телефон — оказалось, мою машину наконец-то отремонтировали.
- Ну вот, хоть что-то положительное за сегодня! - пробормотал я и зашагал к метро, надеясь, что в подзёмке в этот час не будет столько народу. Однако я ошибался — меня прижали со всех сторон так, что казалось, ещё немного и совсем раздавят. Утешало одно, домой я поеду на своём автомобиле с таким комфортом, который сейчас даже сложно представить.
Вот только радость от обретения побывавшего в ремонте транспортного средства длилась недолго — недалеко от дома, как раз рядом с тем самым переходом я умудрился врезаться.... в припаркованный в правом ряду трактор. Удар был не таким уж сильным, но перед авто приобрёл такой вид, что на него нельзя было взглянуть без слёз, к тому же, я больно ударился о руль... носом, который всё ещё болел у меня после моего бесславного падения на ступеньках перехода. В ожидании дорожной полиции я залез в планшет и увидев, что на сайте у меня два новых сообщения, уже было обрадовался, но... «Извини, ты не в моём вкусе.» - писал один из парней. Подумаешь, какой! Сам-то тоже далеко не Апполон. Ну и фиг с ним! Так, а что второй написал? Уж ему-то я точно должен понравиться! «Привет, работничек хренов! Вот ты значит чем занимаешься, вместо того, чтобы доклад писать! Короче, ты уволен, мне на фирме такие трудяги не нужны!» - у меня внутри всё похолодело. Но, как? Ведь тут на фото совсем другой парень!
- Он разместил не свою фотку... - в ужасе пробормотал я, почему-то даже не удивившись тому, что оказывается, что оказывается, мой шеф тоже испытывает интерес к лицам своего пола. Ну, нравятся ему мужики, и фиг с ним, со мной-то что теперь будет! Если даже он пошутил, то после такого я всё равно никогда уже больше не появлюсь в офисе, так что я остался без работы! Вот дурдом!
И тут я окончательно слетел с катушек. Так и не дождавшись полицию, я вышел из машины и направился в магазинчик на остановке — я знал, что если срочно не выпью чего-нибудь такого, то будет очень плохо. Решив, что пиво в таком состоянии меня не возьмёт, я выбрал бутылку вина, попросил удивлённую продавщицу открыть её и прямо с ней в руках вышел на улицу. В этот момент пасмурное небо, ещё с утра обещавшее дождь, разразилось такими потоками воды, что я вмиг промок и вначале бросился к машине, но потом, сообразив, что до неё слишком далеко, решил схорониться в переходе.
Как и следовало ожидать, парнишка был там, только на этот раз, когда я подошёл к нему, он почему-то не завёл свою привычную песню о помощи, а опустил голову и отвернулся. Это очень удивило меня и даже натолкнуло на мысль: что если он на самом деле не слепой?
- Эй, ты чего это отворачиваешься? Думаешь, все такие тупые, один ты умный, да? Не хрена ты не слепой, ты всё прекрасно видишь!
- Простите, зачем вы так? Я правда ничего не вижу.
- Ну, конечно! Ты узнал меня, поэтому и отвернулся! Кто-то может и поверит тебе, но меня ты не проведёшь! Как ты мне надоел уже, не представляешь даже! Да ты знаешь, сколько всего у меня из-за тебя произошло? - мне вдруг почему-то стало казаться, что этот Марат и впрямь виноват во всех моих несчастьях. Отхлебнув из бутылки, я шагнул к нему. - Я тебе сейчас морду разобью, чтобы ты тут больше не тусовался и людей не обманывал!
- Не надо! - взмолился он жалобным голосом. - Не бейте меня, я ведь ничего плохого вам не сделал! И никого я не обманываю!
- Ну-ну, как же тогда ты меня узнал?
- По запаху. - просто ответил тот. - У вас такие духи редкие, я их сразу запомнил.
- Так я тебе и поверил! Сейчас мы это проверим! -я провёл рукой перед его глазами. Никакой реакции. Тогда я замахнулся на него бутылкой, которая остановилась в нескольких сантиметрах от его лица. Тот же результат. Надо же, или он долго тренировался и хорошо вошёл в этот образ или действительно ничего не видит.
- Пожалуйста, не надо! Что вы хотите со мной сделать? Не надо ничего проверять! - с этими словами он повернулся ко мне и снял очки.
Мне стало нехорошо. К горлу подкатила тошнота, а ноги затряслись мелкой дрожью.
- Пацан, ты это... одень их обратно! - пробормотал я и снова припал к бутылке, чувствуя, что если ещё раз увижу это, то точно грохнусь в обморок. - Да одень же ты эти чёртовы очки, мать твою!
- Теперь вы мне верите? - с грустной улыбкой спросил он, снова закрывая очками верхнюю часть лица, которая делала его похожим на актёра, сбежавшего со съёмочной площадки какого-нибудь ужастика. - Я ведь правду говорил, никого я не обманывал.
- Да вижу уж. Только не надо было мне это показывать. - сказал я, с содроганием вспоминая увиденное. - Я и так ночами плохо сплю, а уж теперь, после всего, что случилось, вообще не усну.
- Ну, извините меня, пожалуйста. А что мне ещё оставалось делать? И, что у вас произошло? Может, я вам помогу... советом хотя бы?
- Нет уж, спасибо, помог уже! - рявкнул я. - Не надо мне такой помощи! Лучше бы вообще я тебя не встречал никогда, тогда, возможно, ничего бы этого не было!
- Да в чём дело-то? Может, всё же расскажите?
- Не надо мне выкать, я не такой уж и старый, мне двадцать шесть всего.
- Я просто привык обращаться к незнакомым людям на «вы».
Я потянулся за сигаретами и неожиданно сам для себя рассказал ему всё. Нет, естественно я умолчал о том, что мне нравятся парни и что из-за этого я только что потерял очень даже не плохую работу. Уж об этом ему знать совсем не обязательно.
- Ой, надо же как получилось! Мне жаль, правда, только, я здесь вроде как не причём. Мама ваша... твоя в больнице, но так ведь ты на неё сам накричал, вот ей и плохо стало от этого. И шеф тебя уволил из-за этого доклада, не из-за меня же. И авария эта, не я же там этот трактор поставил.
- Если бы позавчера ты бы так не разозлил меня, то ничего не случилось бы! Я бы не поругался с мамой, её бы не увезли в больницу, я бы не потерял флешку с этим чёртовым докладом, сегодня не попал бы в аварию, потому что не был бы в таком состоянии, а вчера не написал бы... - я чуть не проговорился о том, что опозорился таким ужасным образом перед шефом да и перед всеми сотрудниками офиса, которым тот, наверняка не замедлит рассказать о случившимся.
- Кому ты написал? Что ещё случилось?
- Да так, ничего, это я о своём... С девушкой я поругался со своей, вот! Злой страшно был из-за тебя, вот и написал ей много чего неприятного и мы из-за этого расстались! - вдохновенно соврал я.
- Вы... ты правда считаешь, что во всём этом виноват я? - вдруг спросил он тихим голосом. - Ну, побей меня, если тебе от этого легче станет, только по голове не надо, у меня и так недавно сотрясение было, когда я по улице быстро шёл и в металлическую трубу врезался.
- Ну, ты это брось, хорош ерунду-то говорить! Чтобы я инвалида такого беспомощного бил, это уж слишком, ты за кого меня принимаешь? - впервые за всё это время я вдруг почувствовал нечто, похоже на жалость к нему. - Я же не зверь какой-нибудь, чтобы... - тут я сообразил, что слово «инвалид» ровно как и «беспомощный» звучит слишком обидно и осёкся. - Ты это, извини меня, ладно? - я снова сделал большой глоток из бутылки, чувствуя, что уже потихонечку начинаю пьянеть. - И вот что, где там эта твоя коробка? Давай я туда акша (деньги) положу, типа, подам тебе.
- Не надо, у тебя же сейчас у самого такая ситуация : и работы нет, и мама в больнице, и машину опять ремонтировать надо.
Слова парня поразили меня. Блин, не думал, что на свете ещё остались люди, способные думать о других! Да ещё и в таком-то положении! Вначале я собрался дать ему несколько монеток, но затем передумал и протянул ему купюру в две тысячи.
- Вот, возьми, а то из этой твоей коробки кто-нибудь схватит!
- Ой, да ты что! - паренёк вздрогнул, ощупывая купюру. - Это пятьсот тенге, да? Мне столько никогда не давали! Не надо, забери обратно!
- Вот ты какой чудной! Говорят же: бьют беги, дают, бери! Две штуки это, неужели не видишь, то есть, не чувствуешь? Вы, слепые, вроде же как умеете щупать как-то там. Да и по размеру они совсем разные.
- Еки мын! (Две тысячи!) - пробормотал он и улыбнувшись, добавил:
- Просто у меня так редко в руках бумажные деньги бывают, что уже забыл, какие они на ощупь. Я уже и не помню, когда в последний раз столько в руках держал! Как тебя зовут?
- Денис. - пробормотал я, удивляясь его словам. - А что?
- Дениска, спасибо тебе большое! Мне никогда никто столько не подавал и не подаст! Спасибо прямо огромное. Слушай, можно я тебя обниму?
- Да ладно, не надо. - признаться, перспектива оказаться в его объятиях не вызвала у меня восторга, это даже показалось мне неприятным — парень наверняка редко моется, возможно у него вши или ещё какая-нибудь гадость, да и одежда у него не совсем чистая. К тому же я снова вспомнил, как он выглядит без очков и меня передёрнуло.
- Ну да, тебе, наверное, не приятно такого как я обнимать. - он будто прочитал мои мысли. - Дай я тебе хоть руку пожму, что ли. Или тоже не хочешь?
Я пожал его тёплую, чуть влажную ладонь, отметив про себя, что ногти у него подстрижены аккуратнее моих. Хотя, что в этом странного? Наверное, мать постригла, или ещё кто-нибудь.
- Люди добрые, да что же это такое творится! Опять вы к нему пристаёте, креста на вас нет! - раздалось сбоку.
Вздрогнув, я увидел ту же самую тётку в розовом платье.
- Я сейчас полицию позову, вон, там наверху как раз машина стоит. Маратик, солнышко, что он тебе сделал?
- Да ничего я не сделал вашему Маратику! - рявкнул я, сообразив, что видимо, наконец приехали сотрудники дпс, которых я вызвал около часа назад. К счастью, у меня хватило ума оставить бутылку в переходе и полицейские почему-то даже не заподозрили, что я уже не совсем трезв...
Домой я попал поздно, страшно уставший и голодный. Быстро поужинав, позвонил маме узнать как она. Давление удалось снизить и она сказала, что возможно, уже завтра вернётся домой. Я тут же представил, что будет, когда она узнает, что я остался без работы и решил пока не говорить ей об этом. На сайте не было ни одного входящего сообщения. Я хмыкнул, подумав о том, что теперь долго не решусь писать первым. Вдруг ещё на кого-то напорюсь, на соседа, например, или на бывшего однокурсника, ведь среди них тоже могут быть геи.
- Блин, но ведь они и сами могут меня найти! Фотка-то там моя висит! Значит, придётся удалить! - заключил я и полез в настройки профиля. - Да, и как я теперь с парнями знакомиться буду?
Всю ночь меня терзали кошмары — вначале за мной гнался какой-то парень с пустыми глазницами в сопровождении огромной собаки, потом та самая тётка в платье вражеским танком наступала на меня и хищно улыбаясь, грозила пальцем с длинным розовым ногтем, а под утро приснился Даулет, парень, с которым мы встречались на прошлой неделе. Вроде как мы лежим в кровати в полумраке, я наклоняюсь, чтобы поцеловать его и тут оказывается, что это совсем не Даулет, а Марат из перехода. Он вдруг резко снимает очки и я начинаю кричать в полный голос чувствуя, что сейчас задохнусь от ужаса.
Спокойно, это всего лишь сон! - сказал я себе, вскакивая на кровати и вытирая липкий пот со лба. - Ну зачем он вчера показал своё лицо обезображенное, ну, кто его просил, а? Теперь этот кошмар будет меня каждую ночь мучить!

Глава 4
(прошло три месяца)


Нет, так не бывает. Такого просто не может быть. Так не должно быть... И тем не менее, есть. «Я влюбился!» - эта мысль не покидает меня уже почти два месяца, она терзает меня и порой мне кажется, что ещё немного, и я просто сойду с ума. Хотя, это вряд ли. Разум, его я уже давно потерял, а как иначе можно объяснить то, что со мной происходит? Мало того, что влюбился в парня, чего прежде никогда не бывало, так ещё и... И зачем я снова пошёл в тот чёртов переход, зачем пригласил его в кафе недалеко от остановки, после того, как он сказал, что от голода у него кружиться голова? Зачем потом долго гулял с ним по парку, болтая обо всякой ерунде и прислушиваясь к его неповторимому голосу, который вдруг стал задевать за какие-то струны в самой глубине сердца? Какого лысого я, спрашивается, всё это делал?
Да, я влип по крупной, это уже понятно. И как и раньше, хочется найти виноватого во всём этом, хотя бы для того, чтобы было на кого злится. Ну, конечно, можно обвинить моего бывшего шефа, из-за которого я не только убрал своё фото с сайта знакомств, но вскоре и совсем удалился оттуда, чувствуя, что у меня началась самая настоящая паранойя — мне стало казаться, что за любой анкетой может скрываться какой-нибудь знакомый, готовый разоблачить меня и поднять на смех в любой момент. Ещё можно обвинить моего друга Сабита, которому я взял и рассказал не только про себя, но и про свои желания.
- Если бы мы с тобой не друзья были и я бы не знал тебя столько, убил бы, честное слово. - ответил он железным голосом, когда пригласив его домой и выпив пива, я предложил ему заняться чем-нибудь поинтереснее, чем игра в гонки от которых он был просто без ума не смотря на свой возраст. - Короче, будем считать, что этого разговора не было. Я забуду об этом, но если ты снова что-то такое мне предложишь...
Да, наверное, отчасти он тоже виноват в этом. Если бы он смог заполнить пустоту, появившуюся в моей жизни после того, как я перестал встречаться с парнями из Интернета, возможно, ничего этого не было бы. Я бы не бегал каждый день в тот злополучный переход, как на работу, чтобы пообщаться с Маратом, дать ему немного денег, погулять с ним по городу и угостить его чем-нибудь вкусненьким, испытывая от этого трудно поддающееся описанию удовольствие.
Я попросил напарника сесть за кассу и в очередной раз вышел покурить. Проливной осенний дождь буквально опустошил улицы — стоя на крыльце магазина я не увидел ни одного прохожего не смотря на то, что было совсем не поздно. Вздохнув, я вспомнил, что такой же вот ливень был в тот день, когда мы виделись в последний раз. Это было ещё в конце августа.

***


Немного погуляв по городу, мы зашли в кафе и почти сразу начался сильный дождь.
- Смотри, какой ливень, прямо как будто... - начал было я, глядя в окно, но тут же осёкся. - Прости.
- Да ничего, ты же не специально. - грустно ответил он и улыбнулся.
Марат как всегда с жадностью набросился на пищу, я же рассеянно ковырялся вилкой в тарелке, страшно злясь на самого себя за то, что никак не могу решиться на этот разговор, который, без сомнения, должен был стать самым главным в моей жизни.
Когда дождь прекратился, мы вышли на улицу и сели на лавочку рядом с цветочной клумбой. Я в очередной раз сказал себе, что тянуть больше нельзя, глубоко вдохнул и уже открыл было рот, но тот Марат неожиданно сказал:
- Ты знаешь, у меня хорошая новость есть...
- Правда? И какая же?
- Я познакомился с девушкой, она тоже слепая. Ты рад за меня?
Меня бросило в жар и сердце сжалось так, что стало трудно дышать. Судорожно сглотнув, я повернулся к нему и пристально посмотрел на него. Если бы в этот момент он мог увидеть выражение моего лица, думаю, он бы сильно удивился. Да, наверное, не только он, а любой, кто увидел бы меня тогда.
- Что молчишь? Ну, да, для тебя это совсем не важно, наверное, но мог бы хотя бы для приличия сказать, что рад за меня.
- Я рад. Правда. - выдавил я из себя, а сам подумал, что самым страшным будет если я сейчас разревусь, как баба. Как же мне хочется плакать! Кажется, такого у меня никогда не было даже в детстве! Почему всё так вышло? Я наконец-то влюбился в парня, не смотря на его серьёзный недостаток и готов ради него очень на многое, а он... Хотя, что он? Разве Марат виноват в том, что он такой как все, точнее, как большинство и что ему нравятся девушки? Он ведь нормальный в отличие от меня.
- По твоему голосу так не скажешь. Наверное, не нужно было тебе этого говорить.
- Да почему же, просто я... - у меня не нашлось слов, чтобы продолжить. Я достал сигареты и щёлкая зажигалкой, вдруг подумал, что будет лучше, если мы перестанем общаться. Да, так будет лучше, по крайней мере, для меня.
- Марат, у меня для тебя тоже есть новость, правда, не думаю, что она тебе понравится... Я уезжаю из города.
- Надолго? - спросил он сразу погрустневшим голосом. Ну, правильно, оно и понятно, я ведь стал его единственным другом и конечно же, ему не хочется терять меня. И потом, кто ещё будет проводить с ним столько времени, угощать его в кафе и давать столько денег за раз, сколько он в лучшем случае собирает за неделю? Такого друга ему теперь не найти, это точно. Хотя, когда у парня появляется девушка, друзья, как правило отходят на второй план, с ними уже не встречаются так часто и не уделяют им столько времени. Но я ведь не просто друг!
- Навсегда. Мы продаём квартиру и переезжаем в столицу. - при мысли о том, что мы действительно больше никогда не увидимся, хотя и будем по-прежнему жить в одном городе, мне стало так хреново и тошно, что захотелось умереть. Закрыв глаза и чеканя каждое слово, я продолжил:
- У нас в Астане родственники, они нашли мне работу, мама всё равно на пенсии, так что... Я и пришёл сегодня, чтобы попрощаться. Марат, мы больше никогда не увидимся. - тут мой голос дрогнул и я замолчал, сжал пальцами окурок так, что он сломался на две половинки и прожёг мне куртку, но я даже не обратил на это внимания.
- Денис, что у тебя с голосом? Ты как будто плачешь.
- Нет, ты что! С чего бы мне плакать? Это я... дымом просто подавился. - и в подтверждении своих слов я несколько раз кашлянул.
- Ну, хорошо, а то я уж было подумал... Я вот, кстати, рад за тебя: ты теперь будешь жить в столице, там и денег больше платят, и воздух, говорят, почище.
- Слушай, ладно, ты лучше про себя расскажи. Как девушку-то зовут? И что, вы теперь будете жить вместе?
- Не знаю пока, может быть. Айсель её звать.
- Марат, ты кстати, так и не рассказал мне где и с кем живёшь. У тебя ведь есть родители?
- Ты прости, но я не хочу об этом говорить. И тебе лучше не знать, где я живу, правда.
- Почему?
- Давай больше не будем об этом, пожалуйста! - взмолился он, сильно удивив меня этим. Блин, он по-любому что-то скрывает, только вот что и зачем? Неужели так трудно сказать где он живёт и кто из родственников у него есть? Хотя, теперь это уже неважно, ведь мы больше никогда не увидимся. Теперь уже ничего не важно.
- Прощай, Марат! - я встал и не дожидаясь ответа, быстро зашагал к автобусной остановке, чувствуя себя так, словно внутри меня что-то умерло.
Страницы:
1 2

Рекомендуем

Глория Клим
Вкус смерти
Роберт Сирховский
Голубой десант в действии
Алексей Агатти
Постскриптум
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

0 комментариев