Эрос Стоянов

НЛО. Неопознанный ласкающий объект

+ -
+14

1
Он проснулся, но открывать глаза почему-то не хотелось. Хотелось лежать и наслаждаться приятными ароматами, доносимыми легким сквознячком с кухни. Он потянулся и сладко зевнул. Хороший день! Наверняка за окном светит солнышко, и поют птички, хотя вот уже несколько дней шел проливной дождь. Это, конечно же, временно. Сегодня, именно сегодня все будет хорошо. Уверенный в прекрасном начале дня он открыл глаза и…тут же зажмурился. Перед глазами маячило НЕЧТО: огромное, блестящее с круглыми выпученными зенками и орущее до боли знакомым голосом. А вот что именно ОНО желало ему сообщить, понять так и не довелось, потому что он уже сам орал так, как, наверное, никогда в жизни. Между ног стало горячо и сыро, и он заверещал еще сильнее от обиды.

- Сюрприз! – Выкрикнул Димка, тыча в лицо младшему братику надувного Лунтика, и тут же тяжелая отцовская рука отвесила смачный подзатыльник.
- Ты, что – идиот?
Еще один шлепок пониже спины от сестренки Масяни.
- Дурак! Ты же Егорушку напугал!
Мама ничего не сказала, но гневный взгляд в сторону непутевого сыночка все-таки бросила. Она укачивала Егорушку, а тот продолжал орать, захлебываясь соплями и штаны его, до этого мокрые, еще и подозрительно отвисли на заду.
- Жесть! – Буркнул Димка, швыряя надувного Лунтика в освободившуюся кроватку. – Я ж как лучше хотел. Извини, брательник, если чё ни так.
- Это что еще за «чё»! – Взвизгнула мама. – Ты совсем со своими дружками и с этой интернетой разговаривать разучился!
- Интернетом, мам. А друзей у меня давно нет. Последний уехал полгода назад.
Димка почесал ушибленный затылок и направился к выходу из детской.
- Пойду телик позырю.
- Я те позырю! – Возопил отец. – Иди вон порядок в комнате наведи! Живешь как дервиш!
Димка похлопал глазами и спросил:
- Чё?
Отец вместо ответа снова угостил сына оплеухой и вытолкал за дверь. А младшенький, уже успокоившийся, с интересом поглядывал на занявшего его кроватку фиолетового лунного пчёла.

Димка пнул носком домашнего тапка невостребованный уже несколько месяцев футбольный мяч и с тяжелым вздохом опустился на кровать. Отец ввалился следом и присел рядом. Помолчал. Потер ладони. Посопел. Покряхтел. Поерзал.
- Па, мож хватит. Чё хотел то?
Отец пристально посмотрел в глаза сына и спросил:
- Дима, сколько тебе лет?
Димка недоуменно открыл рот.
- Нет. Ты не думай. Я не впал в маразм. Просто я хочу знать, что ты в курсе.
Димка захлопнул рот и кивнул.
- Да, па, я в курсе. Мне семнадцать. А чё?
Отец поморщился, как от зубной боли и покачал головой.
- Давай без этих твоих сленговых «чё», да «ваще». Давай по-человечески поговорим.
Димка покачал ногой и кивнул. Отец обрадовался, но, явно смущаясь, продолжил.
- Сын. Тебе уже семнадцать лет. Ты человек взрослый и…
Отец замялся и вытер о штаны вспотевшие ладони.
- Па?
- Я хотел поговорить с тобой о…
- Пестиках и тычинках? – Хихикнул Димка. – Так я все знаю уже. Хош тебя научу?
Отец вскочил с кровати и заходил по комнате.
- Я тебе научу! – Потрясал он в воздухе кулаком. – Ты… ваще! Тьфу ты черт лысый! Нахватался!
Димка, посмеиваясь, скинул тапки и поджал под себя ноги. Схватил один из журналов, усеивавших кровать, и принялся перелистывать глянцевые страницы.

Вот один футболист Р. объявил, что является гомосексуалистом. Тренер заявил, что команда больше не нуждается в его услугах. Вот некая певица Т. родила мальчика и назвала его Fuck. Говорит, что в Европе демократия и теперь можно все.

Отец выдернул из рук сына журнал и швырнул в угол.
- Меня слушай, а не эту муть разглядывай! – Проворчал отец и плюхнулся на кровать.
Димка послушно уставился на раскрасневшееся лицо родителя.
- Не смотри на меня! – Прорычал отец. – Смотри вон в окно.
Димка перевел взгляд на покрытое каплями мелкой осенней измороси стекло. Серо, холодно, отвратительно!
- У тебя есть девушка?
Вопрос отца заставил вздрогнуть. Димка потупил взор и поковырял пальцем плюшевое покрывало.
- Понятно. – Выдохнул отец и, придвинувшись ближе, заговорил доверительным шепотом. – Я понимаю, сынок, как в твоем возрасте сложно наладить отношения с противоположным полом. Девушки… они такие разборчивые. Но ты у нас ведь не урод и язык подвешен…

Димка снова взглянул в окно. Там свобода. И пусть холодно и моросит дождь. За то нет душевыворачивающих разговоров.
- И есть у девушек… и у женщин… ну, в общем…
«И что отец так надрывается?» - думал Димка, скользя взглядом по серому, затянутому свинцом небу.
- И они любят, когда мужчина проявляет… ну… инициативу. И нужно быть напористей. Подошел так и… ну, конечно же, не сразу лапать там…
«И там и здесь лапать они себя вряд ли позволят» - думал Димка.
- Вообще, нужно быть осторожнее, когда… предохраняться там…
- Па! – Прервал поток натужных речей Димка и встал с кровати. – Я только что вспомнил. У меня свидание с… одной девушкой. Ее Ви… Вика зовут, ага. Я пойду?
Отец вскочил и судорожно сжал Димкину ладонь. Потряс и пробормотал:
- Конечно-конечно! И что же ты сразу-то не сказал?! Беги! Только осторожнее, ага?
- Ага. – Ответил Димка и опрометью выскочил в прихожую.

Димка два часа бродил под мелким дождем. Бесцельно меряя шагами улицы. Куда идти? В глаза бросилась вывеска: «Кафе Парсек за пять сек» чай, кофе, легкие закуски. То, что надо! Димка смело шагнул внутрь.

Кафе пустовало. Лишь за стойкой стояла полная тетка лет сорока и протирала несвежей салфеткой стакан. Димка приблизился и, взгромоздившись на неудобный высокий стул, кивнул. Тетка ответила кривой ухмылкой и буркнула:
- Чего хотел, малыш?
Димка пожал плечами.
- Чайку бы. Может бутер какой.
- Сейчас. – Вздохнула тетка и поплыла прочь, виляя крепким круглым задом.
Димка уставился на колышущиеся полушария, пытаясь вызвать в себе ну хоть какие-нибудь эмоции.
- Круглый. Твердый. Нет, упругий. Теплый и…
Безрезультатно. Корма официантки не вызывала никаких ответных чувств.

На стойке появилась чашка ароматного горячего чая и огромный бутерброд с колбасой и сыром, присыпанный сверху зеленью. Димка с удовольствием откусил приличный кусок и вдруг понял, что уже не один. По спине пробежал легкий холодок, словно открылась входная дверь и впустила осеннюю прохладу. Но Димка отчетливо осознавал, что это не возможно, так как колокольчик безмолвствовал. Димка застыл, не в силах понять, что его так напугало.
- Не занято? – Раздался возле самого уха приятный мужской голос.
- А… не… - Выдохнул Димка, с трудом проглотив ставший вдруг невероятно жестким кусок бутерброда.
Он наждаком прошелся по горлу и застрял где-то на середине пути. Димка закашлялся, а незнакомец дружески огрел его по спине.
- Лучше?
- Ага… - Просипел Димка, хватая ртом воздух.
- Симпатичное местечко, не правда ли?

Димка с трудом повернул голову в сторону говорившего, и глаза его поползли на лоб. Рядом сидел чернокожий, совершенно лысый человек в непроницаемых темных очках и длинном кожаном френче. Он постукивал пальцем по стойке и не сводил с Димки невидимого под очками взгляда.
- Мать! – не выдержал Димка.
Ему казалось, что вот еще немного и незнакомец протянет ему на розовой ладони две капсулы – синюю и красную, и предложит выбирать.

Незнакомец поправил очки и запустил руку за пазуху.
- Вах! – Выдохнул Димка, увидев пресловутые капсулы.
«Морфиус» досадливо поморщился и швырнул пилюли на пол.
- Ты можешь о чем-нибудь другом подумать? – Буркнул он. – А лучше не думай совсем.
Димка быстро закивал. Ему совершенно не хотелось спорить с этим типом. Парень тут же активно принялся НЕ думать. Надо признать, получалось у него отменно.

«Морфиус» вздохнул с явным облегчением и жестом подозвал официантку.
- Масла, пожалуйста, растительного, стаканчик.
Тетка выкатила глаза и переспросила:
- Чего?
- Масла. – Терпеливо повторил незнакомец. – Желательно кукурузного. Если нет, то сойдет и подсолнечное. Рафинированное, дезодорированное, один стакан. Спасибо.
Димка наравне с теткой впал в ступор, но «Морфиус» этого даже не заметил. Стряхнул невидимую пылинку с плеча и протянул затянутую в черную перчатку руку:
- Десятый.
- А? – Тупо моргая, переспросил Димка.
- Десятый. – Терпеливо повторил незнакомец. – А ты – Димка. Особь мужского пола. Семья из…
Незнакомец ненадолго задумался, потом махнул залпом масло из принесенного теткой стакана и продолжил:
- Пяти особей. Три – мужского пола, две – женского. Только Димка соответствует всем параметрам.
- Каким к чертям параметрам?! – Завопил Димка. – Какие особи?!
Десятый, сохраняя каменное спокойствие, взял Димку за запястье и, наклонившись к самому лицу, проговорил:
- Подросток с высокой сексуальной активностью. Ты летишь со мной.
- Куда?! – Хотел спросить Димка, но не успел.
Кафе вдруг куда-то исчезло, и он провалился в кромешную тьму.

2
Димка пошевелил рукой. Точнее попытался, но безуспешно. Вторая рука, равно как и ноги отказывались подчиняться. Веки дрогнули и все-таки открылись, хотя с большим трудом. Хотелось спать, спать и никогда не просыпаться. Димка ощущал себя маленьким эмбрионом в теплой утробе матери, хотя понятия не имел, откуда у него возникли подобные ассоциации.

Глаза никак не хотели фокусировать изображение и плавали, словно два надувных шарика в тазу с водой.
- Не скажу куда гляжу… - хихикнул Димка и усилием воли заставил глаза смотреть в одну точку.
Хотя собственно точки никакой не было. Был свет, но не яркий, не ослепляющий, а… Какой собственно? Димка в жизни не созерцал такого света. Он отчетливо понимал, что здесь (куда бы он не попал) было светло, но Димка ничего не видел. Как такое возможно? Неизвестно. Димка поморгал. Попробовал протереть глаза ладонью, но рука не слушалась. Складывалось впечатление, что тела не было вовсе.
- Я умер. – Спокойно констатировал Димка. – Я – труп.

- Неправда.
Хрипловатый женский голос заставил поверить, что это действительно так.
- Где я? – С надеждой спросил Димка и вдруг по глазам ударил ослепительный свет.
Димка зажмурился и задергался, но высвободиться так и не получилось.

Лица коснулось что-то мягкое и теплое, и голос произнес:
- Открой глазки. Теперь можно.
Димка распахнул одно око и осторожно осмотрелся. Перед ним стояла Лара Крофт. Да, да. Это была именно она: чувственный рот, большие глаза и не менее большие… Хм. В общем, бюст тоже был внушительный. Он зазывно покачивался на лишенном какой либо одежды торсе. Парень открыл второй глаз и теперь оба его расширенных зрачка упирались в округлые холмы. Нет. Холмищи! Взгляд медленно сполз на пышные бедра, облаченные в символические шортики.
- Нравится? – Промурлыкала Лара и немного попрыгала на месте.
Димка сглотнул и поспешно перевел взгляд на свое бренное тело.

Тело было на месте и каким-то невероятным образом поддерживалось в вертикальном положении мутноватой, похожей на полиэтилен пленкой. С первого взгляда, она казалась совершенно мягкой, но, ни одна попытка высвободиться не увенчивалась успехом.
- Где я? – Спросил Димка, стараясь смотреть в глаза Ларе. – Что это за дрянь?
Лара покачала головой и, задумавшись на мгновение, выдала:
- Дрянь – это пакость, гадость, хлам, нечистоты. Это – девушка указала пальчиком на пленку – не ДРЯНЬ. Это – коллоидная пленка.
- А. – Протянул Димка. – Это все объясняет. Так вытащи меня из этого свертка! Я те чё – школьный завтрак?!
Девушка захлопала длинными ресницами и наклонила голову в бок. На красивом личике отразилось искреннее недоумение.
- «Те чё»? Что это значит? А! Течет! Что течет?
Димка тяжело вздохнул.
- Ядрен макарон! Крыша у тебя течёт, клуша! Выпусти меня! Чё пялишься?
Лара подошла вплотную к Димке, коснувшись его груди своим внушительным бюстом. Заглянула в глаза, положила ладони ему на виски и…

Димка вдруг увидел, да именно увидел, как содержимое его черепной коробки, а точнее зарождающиеся в ней мысли, надежно хранившиеся воспоминания, плавно перетекают в голову этой странной полуобнаженной девицы. Информация была похожа на радужную масляную пленку на осенней луже. Девушка с удовольствием впитывала ее, покачиваясь, словно в трансе.
- Ну, вот и все. – Сказала она, наконец, отпустив Димкину голову. – Если б я знал о Гришке, никогда бы не приперся в таком виде.
Димка икнул.
- Девятый. – Сказала девушка, протягивая парню руку. – Во блин! Ты ж не того… А. Пока рано. Посиди пока так. Хотя нет, постой. Кое-что нужно поправить.
С этими словами Девятый провел(а) ладонью по Димкиной груди и вниз… и еще ниже…
- Эй! – Только и успел выкрикнуть Димка, а пленка уже послушно разошлась в стороны, обнажив грудь и живот пленника. Судя по легкому холодку, оголился не только живот, но и то, что под ним.
- Вы чё меня раздели что ли, извращенцы! – Завопил Димка, но девушка не обратила на его вопли, ни малейшего внимания.
Она пристально разглядывала открывшееся ее взору тело, постукивая тонким пальчиком по пухлым губам.
- А это чё? – Спросила Лара и коснулась ладошкой татуировки на левом боку. – Похоже на глитилианский. Только они рисуют такие каракули своими кривыми щупальцами.
- Это китайский! – Возмутился Димка, кося глазами на надпись.
- И что это значит? – С любопытством заглядывая в глаза парня, спросила Лара.
- 友–дружба, друзья навек. – Сам не зная почему, ответил Димка, хотя до этого упорно хотел молчать.

Девушка сощурила глаза, и кивнула, таинственно улыбнувшись.
- Я знаю. Гришка, да?
Димка, в который раз, ощутил себя изнасилованным. В его мозгах покопались и весьма основательно.
- Я не буду об этом говорить. – Буркнул он и как партизан на допросе резко дернул головой.
Но, похоже, слишком резко, так как почувствовал боль в шее. Пришлось снова посмотреть на обнаженную мучительницу. Ее глаза сузились, а губы сложились в жесткую линию.
- Я – веско объявила девица – Девятый.
- И чё? – С вызовом ответствовал Димка, чувствуя, что начинает по-настоящему бояться.
- Я пришел к тебе, чтобы провести первичный осмотр – взгляд скользнул по оголенному паху – и решить, не несешь ли ты угрозы остальному зверинцу и способен ли заниматься… Как вы это называете? А! Сексом.

Димка открыл рот. Девятый снова приблизился и положил руку на грудь пленника. Мягкая девичья ладошка заскользила вверх-вниз, а пухлый ротик продолжал вещать:
- Ты – Димка. Девственник…
- Эй! – Возмутился пленник.
Девятый сжал кулак и быстро задвигал им, изображая неприличное действие. Димка покраснел.
- Гришка, с которым у тебя китайская дружба – многозначительный кивок на татуировку - не считается.
Димка окончательно скис. Ему казалось, что его вывернули наизнанку, и теперь потрошат. Не было теперь ни одной тайны, ни одной сокровенной мысли не доступной этому монстру в красивой оболочке.
- Кто вы? – Простонал Димка.
Девятый ухмыльнулся и ответил:
- Мы? Называй нас как хочешь. Мы – чистый разум. Мы – высшие существа. Мы – величайшие творения космоса. Что больше нравится?

Димке, сказать по правде, не нравилось ничего. Ему было бы гораздо спокойнее, если бы он валялся сейчас на своей кровати и пролистывал очередной журнал, похищенный у двоюродной незамужней сестренки. Мистер Март! О! А мистер Апрель – это совсем!
- Я не могу менять облик, как перчатки! – Заволновался Девятый. – Как жаль! От тебя идет такой колоссальный заряд!
Димка вздрогнул и вынырнул из воспоминаний, со стыдом ощущая напряжение внизу живота.
Девятый провел пальчиком по напрягшемуся пенису.
- М-м! Это, к сожалению тоже недоступно.
- Почему? – Искренне удивился Димка.
Девятый отошел в сторону и скрестил руки под пышным Лариным бюстом.
- Ты что – тупой? Я же сказал, мы – чистый разум! Мы не имеем тел. То, что ты видишь – аватар, и только. Мы не можем ничего ощущать при помощи этих оболочек. Я считал этот образ из мозга твоего предшественника. Он мне так понравился, что я не хотел с ним расставаться. К тому же, он всегда безотказно действует на особей мужского пола. Вернее, действовал. Тебе бы больше подошел Гриша, не так ли?
- И что ты примахался к этому Гришке! – Возмутился Димка, невольно погружаясь в воспоминания.

3
Жаркий июльский вечер. Шестнадцатилетний Димка как всегда бездельничает. Валяется на кровати с комиксами, а уши заткнуты огромными наушниками. Мембраны сотрясает нервическая пульсация рока.

Масяня толкает брата в бок и тычет в лицо мерцающий мобильник. На экране отчетливо прорисовывается улыбающаяся симпатичная мордаха и надпись: «Гришка».

Димка порывисто срывает наушники и хватает трубку.
А мы не ангелы, парень.
Нет, мы не ангелы.
Темные твари…
Надрывается мобильник и вдруг замолкает.
- Твой Гришка-мартышка уже полчаса трезвонит. «Люди глядят на наличие перьев»! – Передразнивает Масяня, но Димка уже не слышит.
Он набирает номер друга, чувствуя, как откуда-то из глубины его юного естества поднимается горячая волна. Бьет в голову и падает, угнездившись внизу живота.
- Дим?
- Я.
- У меня мать с этим на юг свалила. Мож придешь?
«Этот» или «тот» в зависимости от ситуации – отчим Гришки. Лет на десять моложе матери, Самец Бруталыч и жуткий наглец. Но мать его обожает, и теперь вот решила порадовать поездкой в Геленджик.

Димка смотрит на часы. Половина десятого вечера.
- Гриш. Поздно.
Друг тяжело вздыхает, а Димка задирает футболку и проводит кончиками пальцев по татуировке, которую они сделали вместе с Гришкой полгода назад на одной подпольной квартирке. Друзья навек! Гришка смельчак выбил тату на плече. Пусть мать побесится! А Димка испугался и спрятал иероглифы под одеждой.
- Я приду. Жди.

Димка сидит в уютной гостиной друга, а Гришка рассказывает, как мать поругалась с «этим» прямо накануне отъезда.
- Поездка могла сорваться. – Вздыхает Гришка и подливает Димке вермута.
- Не! – Пытается сопротивляться изрядно захмелевший парень. – Мне того… Хватит!
Но Гришка не приклонен.
- Мы – ты и я, просто обязаны прикончить этот пузырь!
Он салютует ополовиненной литровой бутылкой. Димка обреченно кивает и опрокидывает в себя спиртное.

Парни сидят на полу плечом к плечу. Димка чувствует, что еще немного и просто вырубится.
- Дим?
- У?
- Ты… настоящий друг!
Рука Гришки накрывает Димкину ладонь.
- Угу.
- Дим?
- У?
- А можно я… Можно я тебя поцелую?
Димка моргает и недоуменно смотрит на друга.
- Чё?
Вместо ответа Гришка поворачивается к нему и, встав на колени, берет Димкино лицо в свои ладони.
- Я давно… мечтал… чтобы вот так… наедине и вот…
Димка открывает рот, чтобы хоть что-то возразить, но не успевает. Гришка закрывает его своими мягкими губами. Ладони медленно спускаются на плечи и замирают. Димка продолжает сидеть с широко распахнутыми глазами, пока Гришка целует его, нужно признать весьма умело.

Димка сдается. Закрывает глаза и немного откидывает голову назад. Гришка прижимается к его торсу, впечатывая спиной в стоящий позади диван. Руки теперь опустились на талию и шмыгнули под футболку.
- Гриш! Подожди!
Димка стыдится собственной слабости. Он в замешательстве.
- Что?
Гришка неохотно отрывается от губ друга, но рук из-под футболки не убирает, продолжая поглаживать плоский живот и поигрывать резинкой шорт.
- Гриш, это… ну, мы перепили в общем… Не надо может?
Гришка наклоняется к самому лицу Димки и вместо ответа снова целует. На этот раз страстно, не давая зародиться сомнениям.

Димка чувствует, как горячая рука пробегает по татуировке и проникает под резинку шорт.
- Гриш!
- Ш-ш! – Шипит Гришка и ловко обхватывает его давно готового дружка.
- М-м!
Гришка продолжает целовать Димку, лаская его одной рукой, а второй орудуя у себя в штанах.
Страницы:
1 2

Рекомендуем

Денс Данко
Первый поцелуй
Алексей Агатти
Телефонное
Алексей Агатти
Сокровенные слова

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.