Олларис

Я это сделаю! (Влюбленные в море)

+ -
+41



«Когда долго смотришь на море,
начинаешь скучать по людям,
а когда долго смотришь на людей – по морю».

Харуки Мураками


Солнце медленно, словно большая и ленивая галапагосская черепаха, поднимается на бело-розовый небосклон и там, в пористых, как белый шоколад, облаках, зависает, словно устав от ежедневных обязанностей освещать и согревать землю. Молодой ветер, озорной мальчишка, весело бегает над искрящейся морской гладью и пытается заигрывать с ленивыми волнами. Вдоль берега будто декорации в театре тянется изящный скалистый мыс, в прорехах которого видна небольшая деревенька с редкими симпатичными домиками. На скалах отдельными островками расположились лохматые желто-зеленые шапки кустов. Извилистой тонкой лентой тянется витиеватая тропка, ведущая на самую вершину, откуда становится видна небольшая одинокая бухта. Песчаный берег здесь редкость, но в этой бухте у подножья скалы рыхлый песок ровным ковром уходит прямо в море. Редкие искристые ракушки, словно осколки фарфоровой чашки, поблескивают в лучах сонного утреннего солнца.

Две одинокие фигуры стоят на самом краю скалы и держатся за руки. Озорной ветер, достигнув макушки утеса и не на шутку разыгравшись, начинает трепать светлые волосы юноши, стараясь заодно зацепить расстегнутую рубаху и посмотреть на его загорелое тело. Рубашку высокого брюнета, завязанную узлом на загорелом животе, ветер-проказник с силой надувает, словно это парус фрегата, идущего на всех парах в открытое море навстречу горизонту.

Серьезное загорелое лицо брюнета покрыто тенью сомнения и раздумий. Сосредоточенный взгляд направлен за далекий острый горизонт, разрезающий морской пейзаж на две половины: живую и влажную внизу и невесомо-воздушную над головой.

- Ты меня понимаешь? – повернув голову и заглянув в глаза белокурого юноши, парнень ждет ответа.
- Стараюсь…
- Я так больше не могу!

Вздохнув и прикрыв глаза, блондин крепче сжимает руку любимого и закусывает губы. Через несколько мгновений нежное ангельское лицо юноши загорается румянцем и становится решительным.

- Тогда я с тобой.
- Нет, ты не должен это делать! Ты же здесь ни при чем!
- Я тебя одного не оставлю!

По щекам юного создания с волосами цвета лилий начинают катиться крупные слезинки, которые заботливый ветер-кавалер тут же старается высушить.

- Я же – мужчина, в конце-то концов!
- Но я тебя люблю! И ты не должен этого делать!
- Все решено…

Брюнет поворачивается к дрожащему юноше и смотрит в его испуганные глаза. Освободив руку, он поправляет его золотистые, словно пшеничное поле, усеянное солнечным светом, танцующие на ветру волосы.

- Не делай этого, ради меня…
- Я дал слово, милый.
- К черту все слова! Я тебя люблю!

Блондин, ударив кулаками в широкую грудь любимого и сделав шаг назад, отворачивает голову и пристально всматривается в холодную полоску горизонта.

- Прости, я уже все решил. Так будет правильно…
- А как же я? Тебе меня не жалко?
- Ты не должен переживать, у тебя все будет хорошо…

Парень делает несколько шагов и, взяв любимого за кисти рук, притягивает к себе и крепко обнимает.

- Почему ты мне ничего не рассказал?
- А что бы это изменило?
- Возможно, смог бы тебя отговорить…

Стоя на краю утеса и переплетя, словно молодая лоза, руки, влюбленные замирают на некоторое время, и становятся слышны лишь редкие всхлипы. Они сливаются в замысловатую мелодию вместе с тоскливым завыванием ветра-трубача и печальными криками одиноких чаек. Птицы кружатся совсем близко, словно воздушные змеи, запущенные в воздух. Кажется, протянешь руку и сможешь дотянуться до гордых и независимых свидетелей морских штормов и спутников усталых кораблей…

- Я это сделаю...
- Нет, я запрещаю! – ветер подхватывает громкий крик юноши, жонглирует им над обрывом и бросает вниз.
- Лучше уйди, тебе не нужно этого видеть…

Вырвавшись из объятий любимого, юное создание поднимает свои тонкие руки и, схватившись за голову, сильно лохматит свои светлые волосы. Глаза хаотично блуждают, а на лице, словно на лакмусовой бумаге, медленно, но отчетливо проявляется решимость, ладони сжимаются в кулачки. Все его тело напряжено настолько, что, кажется, он зазвенит как хрусталь, если до него легонько дотронуться. Будто услышав громкий пароходный гудок, юноша вздрагивает и, разжав кулаки, расправляет руки как гордая птица, открывающая свои крылья. Еще мгновение и он, прошептав: «Тогда и я…», делает два шага и сильно отталкивается от края угрюмой скалы. Словно шторм в океане, заставивший путников бороться со стихией, калейдоскоп эмоций охватывает тело и разум брюнета, заставляя сделать необдуманный шаг. Будто в кошмарном сне, мучаясь и не имея возможности проснутся, парень, повинуясь ужасу и желанию остановить время, прыгает с обрыва за своим любимым…



Ласковое море, искристо поблескивая, словно дискотечный шар, размеренно и игриво перекатывает свои волны. Подпевая грустной песне чаек, оно напевает свою мелодию, мелодию шумного прибоя. Пустынный теплый берег, словно дирижер, управляет симфонией быстрой воды, ограничивая продолжительность бега волн и заглушая их, как только те коснутся рыхлой песчаной полоски.

На пустынном берегу тихой бухты стоит одинокая женская фигура. Солнце припекает, словно намеривается поджарить яичницу к завтраку. Горячие камни и валуны редким хороводом растянулись по пляжу. Волны, словно танцуя неспешный вальс на три счета, пытаются попасть в такт и заигрывают с берегом, лаская его белой пеной. Загорелая женщина, в цветастом платье, приложив одну руку козырьком к лицу, смотрит на игривое море. Можно увидеть, как за ее спиной по скалистой тропинке сбегает белобрысый мальчуган. Оказавшись у подножья и ступив босыми ножками на горячий и рыхлый песок, малыш, замедлив шаг, направляется в сторону моря и тоненьким голосом зовет женщину:

- Ма-а-ам! Ну, мам! Я уже поел. Теперь-то я могу уже идти купаться?

Подбежав к женщине и подергав ее за подол юбки, малыш, щуря от яркого солнца глаза и прикладывая к ним ладошку, спрашивает:

- Мам, а где они? Ты их видишь?

Улыбнувшись и потрепав по светлым волосам сынишку, женщина прищуривает глаза и подымает вверх руку. Прикрыв лицо ладонью, чтоб спрятать глаза от палящего солнца, второй она машет двум купающимся и начинает их звать:

- Эй! Прыгуны! Хватит купаться! Пора выходить!

- Мам! Я это сделал! – из воды видна только голова парня с темными мокрыми волосами, ветер-помощник доносит его хрипловатый голос до берега. - Я спрыгнул с утеса! Теперь меня не будут хлюпиком называть! – выкрикнув это и помахав руками в сторону скалы, парень ныряет под воду.

- Да, мы вместе это сделали! – ветер-озорник, подхватив звонкие нотки, уносит тоненький голосок блондина подальше от берега.

Женщина, улыбнувшись и помахав рукой, тихонько, словно песку под ногами и чайкам в небе, говорит:

- Ох, где же мои шестнадцать лет…

- Мам, а мам! А где мои шестнадцать лет? – малыш, подняв вверх ручки, ждет, пока мама подхватит его и прижмет к себе.

Подняв на руки мальчугана и звонко поцеловав его в румяную щечку, женщина идет к воде, чтоб окунуться в прохладное и прекрасное море. Море, которое разделяло с ней всю ее жизнь, которое было свидетелем детских шалостей, юношеской влюбленности, зрелых поступков. Теперь и влюбленность старшего сына, такая неожиданная и странная, была положена на морской алтарь, чтобы сродниться с водной стихией и призвать ее в свидетели своей любви. Уже сегодня загадочное и бескрайнее море входит в жизнь ее детей, еще таких маленьких, но уже влюбленных в море…

Рекомендуем

Не-Сергей
Прибой
Олег Игорьин
Мусорщик
Миша Сергеев
Песчаный

5 комментариев

0
Иштар Офлайн 11 ноября 2015 05:30
Так красиво, будто клип смотришь. Ох и душевно Вы всегда море описываете, прямо чувствуется соленый вкус брызг и тепло солнца (или любви). Спасибо, Олларис, что согрели и рассказом и картинкой в дождливое холодное утро!
0
Олларис Офлайн 11 ноября 2015 09:25
Цитата: Иштар
Так красиво, будто клип смотришь. Ох и душевно Вы всегда море описываете, прямо чувствуется соленый вкус брызг и тепло солнца (или любви). Спасибо, Олларис, что согрели и рассказом и картинкой в дождливое холодное утро!


Чудеса, да?)) Иногда так хочется чего-то, что начинаешь усиленно фантазировать и всё придуманное невероятным образом вдруг превращается в совершенно реальное, даря самые настоящие эмоции.
Спасибо, Иштар, что в дождливое осеннее утро захотели попробовать моё лето!
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
0
любопытная Офлайн 11 ноября 2015 09:44
Солнце, ветер, море, юность - счастье!
Так кстати погреться в чужих лучах.
Ведь как- то надо пережить полгода зимы.))
В обложке прям что то рериховское увиделось.
Хотя вообще- то редко обращаю внимание на обложки.
Спасибо за такую "солнечную прививку"!)))
0
Олларис Офлайн 11 ноября 2015 09:52
Цитата: любопытная
Солнце, ветер, море, юность - счастье!
Так кстати погреться в чужих лучах.
Ведь как- то надо пережить полгода зимы.))
В обложке прям что то рериховское увиделось.
Хотя вообще- то редко обращаю внимание на обложки.
Спасибо за такую "солнечную прививку"!)))


Приятно быть "доктором" именно в смысле позитивно-солнечных прививок лета)
Спасибо тебе, Катюш! Очень приятно, что и настроение, и и эмоции, и даже визуальное виденье тебе понравилось. Вот так, под занавес осени очень кстати приходят такие тёплые воспоминания)

P.S. за Рериха отдельное спасибо)))
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
+1
Олларис Офлайн 2 декабря 2016 04:21
Цитата: Thomas.
Шепчет волна, набегая на берег песчаный:
"Не уходи, останься со мною..."
Быстро растают следы босых ног на песке...

Мне начало казаться, что я уже начал вас понимать.
Хотя нет, показалось)
Всё равно спасибо.
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.