Инамото Кирикидзо

Стихи, посвящённые златокудрому музу по имени К.С.В.

+ -
+15

Момент Истины, или Серая лестница

Сегодня мой сон был разрушен тобой,
Внезапным твоим появленьем.
Спала на ходу, позабыв про дела -
Усталое сопротивленье.

Вот серая лестница. Вниз - я, ты - вверх,
Как будто столкнулись случайно.
Сегодня мои все мечты о тебе
Наполнены светлою тайной.

И сколько теперь нам при встречах молчать,
Без чувства смотря друг на друга?
Как видно, мне первой пожать суждено
Тебе твою милую руку!

На каждой руке у тебя по кольцу -
Серебряных, тонких, изящных,
А локоны дважды собраны в хвост,
Что золота солнцем горящий.

Но стОит идти: и двигаться вверх,
И вниз уходить по ступеням,
Бежать и на "стилах" стирать каблуки,
Чтоб больше не верить сомненьям.

Хочу твои локоны я распустить,
Отбросить на нежные плечи.
Февраль, но во мне полыхает весна...
До встречи, мой ангел, до встречи!
11 февраля 2011 г.


Узники Системы

На стене - пятно из крови,
Из ствола струится дым:
Поломала нас Система.
Я расстреляна, как ты.

Навязали нам шаблоны,
Ткнули носом в образцы.
Я иду по этой жизни,
Разбивая всем мечты.

Моё сердце из металла
Уж давно раскалено,
Но с тобой мы будем вместе -
Так и быть вовек должно!
13 февраля 2011 г.


Короткая цепь

Я верю себе и только себе.
От страха с разбитым быть сердцем
Я изобрела, куя по ночам -
Звено за звеном - одно средство.
Сожмёт оно то, что слева, в груди,
И выйдет наружу змеёю.
Замкну провода - нам ничто не грозит,
Я больше не чувствую крови.

Короткая цепь -
Титановый сплав,
И сердце справляется с ролью.
Мы прожили Смерть,
Мы выпили яд,
Сорвали все маски-пароли.

Нам не разойтись, как ты ни моли,
Как я ни решу отделиться.
Короткая цепь - и сердце в куски:
Взорваться - нельзя разлучиться.

Короткая цепь -
Наш общий конец,
Единство Любви и Кошмара.
Смертельна она
Для обоих сердец,
Повязанных кармой и карой.
13 февраля 2011 г.


Экспромт 1

Изображая солнце
С лучами золотыми,
Я думаю всё время,
Что мы с тобой другие,
Что мы с тобою - люди,
Живущие на свете,
Что мы, как братья, любим
Жить на большой планете.
19 апреля 2011 г.


Ничтожный раб

"Встань на колени, златокудрый раб!
Смотри в глаза, раскрой души глубИны!
Стремясь своею красотой очаровать,
Ты очень подло прЕдал господина.

Стой на коленях, милое дитя!
Тебе прощаю все грехи на свете..."
Но разум трезв. В руке моей петля
Вмиг обратится жёсткой чёрной плетью.

"Ты с первых дней меня очаровал
Невинным обликом и простодушным видом.
ИзО дня в день ты господина забывал,
Нанёс душе его навек обиду".

По нежной коже струйкой льётся кровь.
Да, ты - предатель, но и мне так больно.
На эту рану жарких слёз поток
Моих прольётся... Было - и довольно!

И, зарастая, рана зашипит.
Ты застонал, меня покорно обнимая:
"Прости за всё меня, мой господин!" -
Ты плачешь, на коленях умоляя.

"Дитя, узри ничтожество своё, -
Ответил я, твою покорность призывая. -
В моих руках твоя танцует жизнь,
И смерть ты примешь, если я желаю".

"Так неужели хочешь смерти ты? -
Спросил мой раб, взор округляя нежно. -
Мой господин, мы смертны. Посмотри:
Ничто не живо в мире бесконечно.

С рождения очарованьем наделён,
Я двигаюсь, влекомый злою страстью.
Меня не держит ни один закон,
Не стрАшны ни оковы, ни напасти.

Как бабочка, порхаю средь цветов,
Беру нектар и краски поглощаю.
Мой господин, иначе не могу:
По острой бритве, словно в танце, я ступаю".

"Чудеснейшие локоны твои
Меня влекли повсюду, где б я ни был.
Дитя, пока тебя я не узнал,
Мне были чужды и земля и небо.

Я пил вино, но - тщетно! - не пьянел,
Я резал руку - шрамов не осталось.
На кой мне свет, когда я знаю, ЧТО есть Тьма?
Увы, в страданьях я одних скитаюсь".

"Чего желаешь, мой жестокий господин?
Я ублажу тебя своею смертью.
Вяжи меня, ошейник надевай
И избивай, как сам ты знаешь, плетью!"

"Наивный! Я жесток, но я не глуп.
Смерть - это средство чересчур простое.
Предатель мой, я накажу тебя -
Приговорю твоей же красотою!"

Я взял флакончик серной кислоты,
Снял пробку смело - дым струёй завился.
"Ну что, мой гнусный раб, не ожидал?" -
Дрожа от страха, в угол ты забился.

"Мой господин, смени свой гнев на плеть!
Мне слаще жженье крови от ударов.
Я не хочу теперь не умереть,
Чтоб для себя вмиг диким стать кошмаром".

"Прости, дитя, но я неумолим.
В осколки моё сердце разбивая,
Самоуверенно не думал ты тогда,
Что я об этом раньше всех узнАю.

Тебя клеймом не смел я осквернить
И локоны твои я не обрЕзал,
Но в моём сердце поселилась боль
Страшнее оружейного железа".

"Прости, прости меня, мой господин!" -
Ты обнимаешь слёзно и так нежно.
Я отстраняюсь - я теперь один,
Познавший цену фальши бесконечной.

"Прощение дарю!" - я взял сосуд.
Один лишь взмах - и лик потёк прекрасный.
Всё то, что было в счастье создано,
Вмиг стало так уродливо-ужасно.

"Простись навек со злою красотой
И истинную мне яви личину!
Дитя, я помню: ты прекрасен был -
Это возмездья главная причина".

Но снова раны на твоей спине
РазорвалИсь и, кровью истекая,
Ты, мой ничтожный златокудрый раб,
Ко мне, стремясь спастись, переползаешь.

Исчерпан силы твой теперь сосуд.
Ты стонешь, ты прощён, ты много знаешь...
Но за предательство бесчестное своё
От рук моих жестоко умираешь.
1 августа 2011 г., около 3:00 утра


На тему Апрельской

Прекрасней золотого льна,
В тройном хвосте - волос волна,
И распустить её бы мне,
Чтоб воплотить в реальность мир из сна.
Глаза - в смущеньи изумруд,
Косуха - молний лабиринт...
Апрель - твой месяц, милый друг!
Со мной скорей в весенний мир иди!..

Так в груди забилось смело
Сердце, словно под прицелом.
Каждый день тебя я вижу -
К альтер-эго я всё ближе...

Лишь только руку сжать твою -
И сразу стану я сильней!
И волны лишь твоих волос,
И солнце - это мир дневных огней.
Со вкусом персика во рту
Губами сок снимаю с рук...
Наш мир - воскресный мир весны,
Что так прекрасен в свете дня вокруг.

Так в груди забилось смело
Сердце, словно под прицелом.
Каждый день тебя я вижу -
К альтер-эго я всё ближе...
5 сентября 2011 г.


Жизненное

НЕ ЗНАЮ, ЧТО СО МНОЙ ТВОРИТСЯ –
НЕ ЕМ ПЕЧЕНЕК И КОНФЕТ.
Я ТАК СТРАДАЮ: ДРУГ В БОЛЬНИЦЕ,
И В СЕРДЦЕ СЧАСТЬЯ БОЛЬШЕ НЕТ.
Я УЛЫБАЮСЬ ДЛЯ ПРОФОРМЫ,
СЕБЯ ДИЕТОЙ ИЗВОЖУ
И ТРЕТИЙ ДЕНЬ В ОДЕЖДЕ ЧЁРНОЙ
КОНСПЕКТЫ В РЮКЗАКЕ НОШУ.

НО СНОВА СВЕТИТ В НЕБЕ СОЛНЦЕ,
ДАРЯ ТЕПЛО И ЯРКИЙ СВЕТ.
ИДЁТ НАВСТРЕЧУ МНЕ МОЙ АНГЕЛ,
КОТОРОГО ПРЕКРАСНЕЙ НЕТ!
Я УДИВЛЁН И ОЧАРОВАН:
ВСЁ ЗАВЕРШИЛОСЬ ХОРОШО!
И ДЛЯ МЕНЯ НЕТ БОЛЬШЕ СЧАСТЬЯ,
ЧЕМ АДВОКАТОМ БЫТЬ ЕГО!
28 сентября 2011 г., 12:08, перед лабой в универе


Black Ravens

Вовремя вОроны
Да на все стороны
С ветром расстанутся,
В небе останутся.
У последней черты -
Там где я, там и ты.
Мы летим стрелами,
Чёрными перьями.

Плотью бескровною,
Кровью бесплотною,
Тьмою осеннею -
Вот они, вот они.
Слава нам добрая
Да во все стороны!
Мы с тобой - верные
Чёрные вОроны.
9 ноября 2011 г.


Моё безумие

Чужие скорби - в радость мне,
Душа чужим смертям так рада.
Приди, безумие, ко мне
И помоги забыть утрату!

Меня ты предал, младший брат,
Отверг и вверг в земную мУку,
Хотя недавно с теплотой
Пожал ты мне при встрече руку.

Проснулся чёрный зверь во мне
И жутким рыком разразился -
И гимн прекрасный Сатане
Над Аграгонтом раскатился.

Теперь иду по головам
И с треском шей рву жизней нити.
Коль так бесценны они вам,
Скорее с плеч вы их снимите!

В утробе нужно эмбрион
Убить, чтоб не рожать уродов.
Аборт придумал Человек -
И на коленях вся Природа.

Глуха душа моя к мольбам,
Металлом сердце обрастает...
Насилие, кошмар и смерть
Мой хрупкий мир перерождает.

Я женщин не могу терпеть -
Они мне жизнь отравили,
И не могу я их простить,
Хоть они все меня простили.

Однажды взявши в руки меч,
Не можешь ты остановиться.
Так дай же трупной красотой
В миг твоей смерти насладиться!

Твоей прекрасной голове
От пули в треск не разлететься,
Ведь я стрелял и точно в цель
Попал тебе, конечно, в сердце.

Погаснет свет зелёных глаз
И локонов краса смертельна...
Свинцовый гроб давно уж стал
Твоей последнею постелью.

Я жил, любил и выживал
За счёт смертей, и слёз, и скорби,
И напивался допьяна
Прекрасной, тёплой, алой крови.

Но ты теперь лежишь в гробу -
Предатель, местью умерщвлённый,
А над тобой растут цветы,
Порхают Смерти Легионы.

Приди, безумие моё!
И брата возроди нежданно.
Хоть я его и застрелил,
Молюсь и каюсь беспрестанно.
2 декабря 2011 г., начало суток


Возлюбленный Нарцисс

Порок приносит наслажденье.
Скрываешься - и вот он вновь:
Любовь ко всем прекрасным девам
Затмила к юноше любовь!

Ты весь свой дух стремишь всечасно
К порочно-сладостным мечтам -
И снится: страстно льнёшь губами
К его изогнутым устам.

Он холоден, как белый мрамор;
Прекрасна локонов волна,
Что для насмешливой интриги
Двойным хвостом закреплена.

Ты распускаешь их так нежно,
Вдыхая сладость и любовь,
В глазах его светло-зелёных
Читая равнодушье вновь.

"О, боги! Я себе не верю...
Возлюбленный, ты - ангел мой!
С твоим исчезли появленьем
И равновесье, и покой!"

Нежно-коричневые точки -
На шее родинки его.
Рубашки шёлк спустив, целуешь
Его прекрасное плечо.

Рыдайте, девы! В теле вашем
Нет совершенной красоты,
И ваша не затмит улыбка
Его прекрасные черты.

Теперь глаза его закрыты,
А руки - на плече твоём.
О, счастья миг великодушный,
Когда вы с ним теперь вдвоём!

И пробуждается в нём трепет,
Когда, прильнув к его груди,
Твердеть ты нежно заставляешь,
Когда-то впалые, соски.

Губ с языком касаньем влажным
Ты сладострастно к ним приник -
И нежно-розовое алым
Становится в кратчайший миг.

"Как локоны твои прекрасны!
Сверкают золотом они.
Но также взор мой восхищают
Твои кудрявые вискИ..."

Последние одежды пали,
И обнажённые тела
В экстазе долго остывали,
Преодолев порог стыда.

Волос прекрасным водопадом
Ты любовался, как сейчас:
Небрежно волны на подушке
Луч солнца золотил в тот час.

Его глаза слегка прикрыты,
А тело - влажный бриллиант,
Покрытый бусинками пота -
Любовной влагою услад.

Есть сила в теле худощавом,
Которому ты дал любовь.
Смотри же, как теперь прекрасны
Жемчужинки его сосков!

Он чуть коварно улыбнётся
И, вдруг очнувшись, от стыда
Прикроет бёдра покрывалом,
В томленье опустив глаза.

"Я не любил тебя, - он скажет. -
Но ты мне сделал хорошо.
Я чувствую себя свободно,
Безумно, нежно и легко.

Да, я всегда мечтал однажды
Со смертным страсти разделить,
В глазах чужих свой нежный образ
Ещё сильнее полюбить...

Ты был со мной - теперь довольно,
Не жги огнём свою судьбу.
Я одинок - к себе на ложе
Я никого не призову.

Осталось нам забыть друг друга,
Как сказку, как чудесный сон,
Что явлен был однажды только.
Забудь - и будешь ты спасён!"

"Нарцисс! - с презреньем ты ответил,
Свой гнев теперь излить спеша. -
В прекрасной оболочке тела
Сокрыта чёрная душа.

Но я люблю тебя так страстно,
Что не способен позабыть.
Да, мы обречены расстаться
И зло взаимное простить".

Проснулся ты, а утро в окна
Давно несёт свой юный свет.
Что тебе снилось, что остался
В глазах твоих лишь влажный след?

"О, девы, собирайте розы,
Идите в дальние края,
Чтобы поведать всему миру,
Как был обманут страшно я!

Да, я упрям, и женщин боле
Как не любил, так не люблю:
Я златокудрому созданью
Навек отдал всю страсть мою!"
3 декабря 2011 г.


Про няшечку

У моих клопяшек вновь непонимание:
Я фигею с тела Милого Создания.
Раковинки ушек, нежные сосочки -
Уже год который мне не спится ночью.

Водопад безумный золотых кудряшек...
Боже, расскажи мне, КАК ваяют няшек?
Почему тела их кажутся бесценны,
Если спящий разум понижает цену???
17 августа 2012г., начало суток


Суицид Милого Создания

На крюке повисла петля,
В пистолет заряжен патрон.
Мне кажется смутно: он
Чем-то похож на тебя.
Я знаю: это конец,
И звон убитых сердец -
Осколки разбитого ветром стекла.

Пусть злое сердце твоё
Уже не болит, не зовёт -
Оно хотя бы теперь
Помолчит.
Я не буду тебя спасать -
Я просто не буду мешать
Тебе совершать суицид.
Я не буду тебя спасать -
Я просто не буду мешать
Тебе совершать суицид.

Верёвка висит с потолка,
Пистолет всё ещё на столе,
Кровавым пятном на стене
Застыла навек пятерня.
Я помню, ты говорил,
Что не было больше сил
Идти от кошмаров снов к свету дня.

Пусть злое сердце твоё
Уже не болит, не зовёт -
Оно хотя бы теперь
Помолчит.
Я не буду тебя спасать -
Я просто не буду мешать
Тебе совершать суицид.
Я не буду тебя спасать -
Я просто не буду мешать
Тебе совершать суицид.
26 сентября 2012 г.


Нелюдимый

Как дверь, что в небо раскрывает
Свой вековой потенциал,
Ищу тебя во тьме напрасной
Сквозь пламенеющий Астрал.

Под снегом застывает Вечность
И всё, что превратилось в лёд.
Исчезла ночь и бесконечность,
Лишь мёртвый день который год.

Теперь обглоданные кости
В замёрзшей не зарыть земле:
Припорошить их все бы снегом
Иль дома спрятать, в хрустале.

Трясясь над мёртвою находкой,
Сметая пыль во мгле с костей,
Ты Апокалипсис встречаешь
Среди оскаленных зверей.

Глаза твои - кинопроектор,
В зрачках их - череда картин.
Ты, одиноко-нелюдимый,
Как и хотел, совсем один.

Ты, разметавшись на кровати,
Средь длинных локонов своих,
В мученьи Время проклинаешь,
Слагая бесконечный стих.

Отвергши дружескую помощь,
Решился сам идти на дно,
Где темнота царит и холод,
Где всё давно уж решено.

Устав от жизни этой бренной,
Глаза зароешь навсегда -
И снятся: резаные вены,
Портвейн, погасшая звезда;

Крик ужаса, глухая совесть,
Однажды вырванный каприз;
Из всех страданий и бессонниц -
Скелеты фей и толстых крыс.

Нет ни живых, ни мёртвых больше,
Для всех - обглоданная кость,
Но не подняться тебе больше:
Торчит из сердца острый гвоздь.

Не хоронили в чёрном прахе -
В гробу у Вечности лежишь.
Одно, но прОклятое лето
Средь серых будней мёртвых крыш.

Я дверь захлопнул. Всё, Пандора,
Бери ларец назад с собой!
Теперь в нём тихо истлевает
Твой длинный локон золотой.
27 декабря 2012 г.


Расстрел куклы

Рукою в перчатке белой
Я куклу сажаю на стол,
Потом из глубокого шкафа
Беру самый мощный свой ствол.

Глаз смотрит в прицел. Я недвижим,
А кукла от страха пищит.
Но мне уж её не услышать -
Маньяка рука не дрожит.

Два выстрела, пара патронов -
И кукла взорвалась в куски.
Я ТОЧНО попал в те два слова,
Что краской писал на груди.

Мой почерк не каллиграфичен,
Похож на арабскую вязь.
Два слова, два горестных слова
На кукле: "Валерио - мразь"!

Я сяду в старое кресло
И виски в стакан налью.
Поминки по старым осколкам...
Хоть мразь, но всё так же люблю!
12 января 2013 г.


Я красой восхищаюсь клопов

Я красой восхищаюсь клопов
И при этом кляну человечество.
Задержав свой на локонах взгляд,
Восхищаюсь моральной увечностью.

Пусть глаза его светлые лгут -
Златокудрая сволочь прекрасна!
Мною списан с него персонаж,
Хоть в реале его жизнь напрасна.

Падать лучше физически в грязь,
Чем потворствуя пошлым желаньям.
Я красой восхищаюсь клопов.
Лучше трахать, но в подсознаньи.
29 января 2013 г.


Растворяясь и теряясь, или С середины и до края

Тело жаждет чьих-то ласк,
Растворяясь и теряясь.
Твой бессмысленный приказ...
Ты идёшь, к земле склоняясь.

Наважденье и кошмар,
Телефон, тела и позы.
Чтоб понять - один удар,
Из кровИ завьются розы.

Лишь прими невинный вид:
За тебя всё скажет тело.
Досчитай до десяти...
Оторвались, полетели!..

Возбуждаю твою плоть
И покусываю нежно...
От меня нельзя уйти
С твоим сердцем белоснежным.

Каплями падут на снег
Доказательства позора.
Нагота не аргумент,
Только тема разговора.

И, кончая в целый мир,
На груди змею сжимая,
Ты отбросишь простыню
С середины и до края.
31 января 2013 г.


Мы были почти близнецами. Heartbeating

Мы были почти близнецами,
Мы братьями были с тобой.
Магнитными, мля, полюсами
Нас мир разлучил большой.

Давно уж закончилось лето
И съеден последний арбуз...
Но жив этот дьявол-художник
И вечно страдающий муз!

Коньяк полюбил я и виски,
Всё витиеватей мой стих..
Но в зверском стою ожиданье:
Один средь портретов твоих!

Тебя ведь я в скромных одеждах
В реальности серой видал,
Но вот обнажённым и нежным
В картинах запечатлевал.

Похитить тебя бы скорее
И напрочь всю память стереть...
В руках моих бешеных пляшет
Кнут для лошадей*, а не плеть.

Признавши во мне господина,
Увидишь картины мои.
Зароюсь я в нежные локоны...
Созданье, навеки молчи!

Пускай говорит здесь художник
И кнут заставляет робеть:
На все твои же портреты
Тебя заставляю смотреть.

Пусть ты от стыда покраснеешь,
Их сжечь все ты будешь молить -
Я только яой и рисую,
Тебе меня не изменить!

Но всё же я милосерден:
Пугаю тебя, но не бью.
Закрывши глаза на обиды,
Как младшего брата люблю.

А сердце моё из металла
Вчера уж забилось быстрей.
Мы были почти близнецами
С тобой, Коновалов Сергей!
8 февраля 2013 г.
______________
*См. в самой последней строке фамилию человека, которому посвящается стих.


Когда мастурбирует ангел...

Раздетый до пояса ангел,
Отбросивший в сторону меч...
И локоны вьются златые
До талии, а не до плеч.

Напротив старинного зеркала
В священном молчанье стоит:
На отражение тела
Он заворожённо глядит.

Влюблённый в себя безраздельно
И в каждую родинку, он
Объятий чужих не приемлет,
Вниманья извне он лишён.

Глаза его полузакрыты,
Рука его мягко скользит -
Сосок, нежно-розовый, плоский
Жемчужинкой твёрдой стоит.

Он сладко облизывал губы
От радости и от стыда...
Всё ниже и ниже по телу
Скользила, скользила рука...

Секунда - и с бёдер повязка
Упала - и обнажены,
А он восхищённо вздыхает
При виде своей наготы.

Всё то, что священным покровом
Скрывала тончайшая ткань,
Раскрыто, как древняя тайна -
Открыт путь на выход за грань.

Всего девятнадцать, но тело
Бесстыдной не знало любви.
Прекрасные длинные пальцы
Огонь зажигали внутри.

Отбросив свой страх перед новым,
Рукою скользя по "копью",
В мечтах о безУдержной страсти,
Он в мир изливает струю.

Потоки и водопады! -
Всё в капельках млечной воды.
Среди птичьих трелей и пены
Уже вырастают плоды.

Расслаблен он... тело прекрасно
Покрыл бриллиантами пот.
Дыхания бег возвращая,
Снижает свой ангел полёт.

Вопросы о вечном и новом:
Кто мёртв, ну а кто ещё жил?
Когда мастурбировал ангел,
Он Света Конец отменил.

В итоге весь Апокалипсис
Делил с ним вселенскую страсть;
Когда мастурбировал ангел,
Смерть прочь от Земли унеслась.

В себя пришёл златокудрый,
Спокойно-приветливым стал.
Повязкой зелёною с бёдер
Любовный он сок промокал.

Но жажда проделать всё то же
В его стройном теле живёт.
Когда мастурбирует ангел,
На Севере тает весь лёд!
10 февраля 2013 г.


Когда снятся страшные сны

Когда снятся страшные сны:
Через космос фрактальный полёт,
На кудрях - венок чёрных роз
Или мёртвый весенний лёд, -

Я зарою тебя в пустоте,
В одеяло сверну из звёзд,
Где по топкой болотной воде
Уплывает раздолбанный мост.

Чей-то выкидыш - жалкий пустяк,
Хоть и кровью зарделась кровать.
Я уйду в свой кошмарный сон,
Где тебя мне так просто догнать.

Словно бы осознав вину,
Извиняясь, что больше не здесь,
Ты заклёпки подаришь мне -
На напульсник звёзды с небес.
11 февраля 2013 г.


Мёртвые боги

Мёртвые боги в хоккей не играют -
Их крылья упали на самое дно.
Они стали смертны, как все в мире люди,
Они всё творили, а ныне - ничто.

Их статуи Вечность и Плесень глодают
До мраморных, белых ракушек-костей.
Все мёртвые боги почили в музеях -
Немые останки великих идей.

Но где-то внутри им так страшно и больно,
Хоть боль эту датчик не снял ни один.
Музеи искусства и антропологии...
Там каждая статуя - заложник витрин.

И я одержимый, как Микеланджело,
Что юношей женщинам предпочитал.
Я сОздал себе златокудрого бога
По образу плоти того, кто предАл.

Пускай я люблю его нежно, как брата,
Без слёз и страстей, без цветов и конфет.
Разлука - не смерть, хоть ужасна утрата,
Ведь кары сильней для художника нет.
12 февраля 2013 г., 00:39 ночи


Моя душа - незаживающий порез

Моя душа - незаживающий порез,
ЗаткнУтый наспех ветошью из радуг.
Расстались мы - и создал я роман,
Порок мне другом стал среди немых тетрадок.

Забыть твои глаза, черты лица
Так просто, хотя было помнить важно,
Но не забыть мне золото волос,
До талии заколотое дважды.

Идти во тьме - увидеть вскоре свет.
Туннель короткий - я в метро всего лишь.
Неужто вспомнить зримый образ твой
Ты и сейчас мне больше не позволишь?

Кого любить среди безумных дней?
Кого искать мне там, где лица - рыла?
Я - мрак, я - тьма, я - боль души твоей!
Я ведь тебя ЛЮБИЛ... или ЛЮБИЛА.
15 февраля 2013 г.


Похвала предательству

Посвящается Валерии Гай Германике (у которой сегодня день рожденья) и, конечно, Коновалову Сергею Вадимовичу.

Люблю на избитых младенцев
До самозабвенья смотреть;
Люблю я, когда между пальцев
Кружится покорная плеть.

Люблю, когда по экрану
В мою сторонУ льётся кровь:
Учило меня предательство
И чуть не сгубила любовь!

Возлюбленный мой равнодушный,
Посмевший соврать и предать,
Меня научил беспристрастно
Ненужных людей отсекать.

И пусть был с рожденья заказан
Мне путь во дворец к королю,
Но я златокудрую сволочь
Всё так же безвольно люблю!
1 марта 2013 г., 01:21 ночи


Мерзкое мясо, или Артхаус Валерио Прейзера

Мы ели прощальный ужин
Среди обалдевших трупов.
Нам песенки птички пропели
Не нежно, но и не грубо.

Теперь я - вожак в этом стаде,
Едящем себе подобных.
Какое нежное мясо
У выкидышей утробных!

Здесь два новичка изрыгАли -
Еду не воспрИнял желудок.
Над чьей-то кишкою толстой
Мой втайне смеялся рассудок.

Кому-то попалась личинка -
Не глядя, сожрал солитёра.
Блевотиной ярко-зелёной
Раскрашены зимние горы.

Средь нас златокудрый блондинчик
Так робко просил клубничку,
Что перепугал на клёне
Лазоревку, то есть синичку.

Над няшечкой я потешался,
Не трогал рябины грозди,
Бросал я ему, как собаке,
До ужаса гладкие кости.

Он, снеговичка лепивши,
Из них ему сделал ручки;
Потом рассказал нам, стесняясь,
Как жил в роли милой он сУчки.

Он спал с томагавком в обнимку -
Я сделал отличное фото.
Во сне он ко мне обратился:
"Любимый маньяк Инамото!"

Наверное, вишенки снились
Ему в очень яркой бумажке,
Раз плакал во сне отчего-то
Блондинисто-милый бедняжка.

...Едва лишь на Севером утро
Пожрало ночные все звёзды,
Очнулся в кроватке блондинчик,
В глазах его - нежные слёзы.

Так смутно он помнил, что было
Средь ночи на том перевале,
Но горло взрывалося болью,
И тонкие руки дрожали.

Мешал, как шаман, он лекарства,
И дрянь в рот вливал себе клизмой.
Как вредно сырое мясо
Столь нежному организму!

Пусть в доме до чёртиков мыла,
Осталась всего одна спичка,
Лишь после отравы хотелось
Съесть вишенку или клубничку.

"Как прав был маньяк Инамото!
Уж лучше съесть горького перца,
Чем тырить из местного морга
Забытого всеми младенца!

Я вспомнил, что мерзкое мясо
Из всех отказался я есть.
Неужто теперь Инамото
Свершит надо мной ту же месть?!"

Достав из-за полочек пыльных
Стаканчик с остатком поп-корна,
Блондинчик смотрел в нон-стопе
Два диска с рисованным порно...

"По-моему, вечером прошлым
Успел скрыться я за сугробом", -
Блондинчик кривился от сцены,
Ведь был он всегда гомофобом.

Схватив томагавк верный в руки,
Стервозно рубил телевизор,
Пока не взорвалось со вспышкой
Картинка, и порно, и шиза.

Но в тело блондинчика нежно
Вошли в этот миг перемены -
Он в ванной ласкал себя долго
И спермою выбелил стены...

Навеки забудет блондинчик,
Что есть в этом мире покой:
Хлестала от счастья из носа
Кровь алою, страстной строкой.

В содомских грехах погрязнув,
Блондинчик давился клизмой...
Не каждого жизнь ублажает
Артхаусным эстетизмом!
9 марта 2013 г.


Никого не люби навсегда

Что любовь? - Полусгнивший причал.
Что душа? - Полустёртая нить.
По закону, никто никого
Навсегда не обязан любить.

Я живу в своём мире луны,
Где гуляют дома-города,
Где, средь масок и мишуры,
Я не смог полюбить навсегда.

Он был мне, точно младший мой брат,
Но меня не желал он любить.
Я отточенным остро ножом
Разрубил его жизнь - эту нить.

Здесь - качели взлетают вверх,
Там - металлом выгнулся мост.
Никого не люби навсегда -
Сей закон как жесток, так и прост.
9 марта 2013 г.


Уникальный в своей бездарности

Уникальный в своей бездарности,
Позабыв навсегда сомнения,
Состязаешься с кем-то в дальности -
Кровью пишется объявление.

Златокудро-зеленоглазое,
Всем созданиям ты - создание.
Видя образ твой нежно-ангельский,
Онанирует Мироздание.

Розовеют соски от нежности,
Напрягается то, что расслаблено -
Жизнь Обыденной Бесконечности
В миг единый тобою отравлена.

Страсть порочная не измеряется:
Мера ей - не деньга бумажная.
Возбуждает нагими формами
Твоё тело, до пошлого влажное.

От стыда, лепестками красными
Прикрываешь места постыдные,
Но не липнет к ним бархат розы,
Словно к векам слёзы обидные.

Застонав, млечно-белым потоком,
Расслабляясь, ты вскоре излился.
Позабыв про компЫ и про кофе,
Целый мир на тебя воззрился!
9 марта 2013 г.


Прощение безумного блондинчика

Почувствовав гнойную сладость
На остром нейроне ножа,
Захлопают крылья из ваты,
За мёртвую руку держа.

Прорезанное огражденье
И кем-то затопленный мост...
Тянулся безумный блондинчик
До выпитых ересью слёз.

Холодных ступеней касалась
Его очень нежно рука,
Стекает сок приторно-сладкий
С немеющего языка.

Средь вод этих сине-зелёных,
Теперь уже донных руин,
Валерио в страсти экстаза
Себе быть позволил один.

И радостно так, и печально,
И море - кровавая муть.
С моста затоплённого больше
В глубИны воды не шагнуть.

Не сделать опасного сальто
К заполненной гноем воде:
В ней вся драгоценная смальта
Сгорела на белом огне.

А может быть, стать мазохистом,
Моллюсков собою кормить
И прахом - бредовым, но чистым -
Весь мир без людей удивить?

Увы, опустели бокалы!
Увы, идеалы в огне!
А низко влекущие страсти
Блондинчика тянут к воде...

Сменилось кровавое жёлтым,
Как кислый, незрелый лимон,
Сожжённый безжалостным солнцем
Сквозь наспех заученный сон.

Блондинчик одежды распустит
И скинет, как каторжный груз,
А стыдно-беспечное чувство
На губы прольёт сладкий вкус.

Рубины в пространстве рождений,
Их свет в этой жёлтой воде,
Вобравшей мильоны эрекций
На самой большой высоте.

Здесь все популяции мира,
Здесь пенисы собраны в трость,
Скелеты намЕртво срастИлись
Друг с другом в огромную кость.

Раскинувши руки, как крылья,
В природной своей наготе,
Валерио в жёлтые воды,
Падёт, отдав дань красоте.

Средь брызг и всех райских растений
Он вынырнет в полдень весны...
С моста того же все люди
Смотрели всеобщие сны.

"Смотрите, наш бог появился!" -
Один из них скажет, дрожа.
И злоба его испарится,
И лезвие треснет ножа.

Валерио, дико краснея,
Попросит прикрыться платком,
Но смехом лишь диким ответят,
Швырнув лепестки пред лицом.

Здесь все - в белоснежных одеждах,
А в чёрном один лишь из них,
Наверное, главный и важный,
Отличный во всём от других.

Валерио смотрит, не веря,
Забыв про свою наготу:
В одеждах единственный чёрных
Знаком человек здесь ему.

Великий маньяк Инамото,
В глазах - интерес и азарт,
Как будто Валерио Прейзер
Одной из очковых стал карт.

"Устроит быть двойкою бубен?" -
Спросил Кирикидзо его.
В ответ тот упал на колени,
Не помня уже ничего.

"Вставай же, дитя, не кривляйся, -
Сказал Инамото ему. -
Я буду твоим Тёмным Лордом,
Служить будешь мне одному".

Лишь жест - и в одеждах зелёных
Блондинчик в сиянии встал.
"Мой мир, это наш мир, Валерио", -
Его Инамото обнял. -

Поскольку все люди здесь - братья,
Теперь неуместна война.
Мы выпьем за нашего бога
Теперь коньяку иль вина!"

Лорд медленно пил тёмный виски
Средь пьяных, упоротых лиц,
Что взяли себе на закуску
Жаркое из всех райских птиц.

Валерио трезво таращил
На эти кошмары глаза,
Из персика сок его сладкий
Давно подсолила слеза.

"Скажи, Инамото, неужто
К тебе я попал прямо в рай?
А где же здесь райские кущи
И делает ЧТО здесь сарай?"

Ответа не удостоин,
Валерио горько дышал,
Но вскоре вдруг Лорд Инамото
Разбил на кусочки бокал.

"Всё это престранное действо,
Поверь, вовсе не волшебство:
Из мира разрух и кошмаров
Я спас лишь тебя одного.

Когда-то знакомы мы были,
Хотя не любил ты меня,
Но в сердце холодным металлом
Тоска убивала меня.

Сейчас наконец-то мы вместе
Средь пьяно-весёлой толпы,
Но этом всём стаде животном
Мне нужен теперь только ты!"

Он, слушая речь Инамото,
Как маленький мальчик, рыдал,
Слезами вселенского счастья
От виски был склеен бокал.

Блондинчик в зелёных одеждах
Вдруг Тёмного Лорда обнЯл -
СловА "Инамото, спасибо!"
Он тысячи раз повторял.

Не слушая пьяные песни,
Сквозь чей-то горячечный стон,
Ответил ему Инамото:
"Валерио, знай: ты прощён".
10 марта 2013 г.


Все герои под контролем

Все герои под контролем,
Под прицелом каждый гуль.
Кто-то скажет "обманули",
А я - в сердце вихрь пуль.

В сладких муках он забьётся,
В каждом всхлипе - боль и страсть,
А я тихо улыбаюсь,
В каждом взгляде - смерть и власть.

Непокорный, но подавлен
И закрылся в тесный мир.
Как ни сложно, но заставлю
Небо целовать до дыр.

Проиграв с бубновой мастью
Из забытых ветром карт,
Обезглавленным свалился
Мёртвый голубь на асфальт.

Я хотел твои сосочки
Под футболкой белой сжать
И, покусывая нежно,
Ушки-рАкушки ласкать.

Карты вьются диким смерчем,
Птичий трупик облетя, -
И от счастья вдруг Созданье
Зарыдает, как дитя!
1 апреля 2013 г., 01:00 ночи


Свободный от безумья рваных истин

Благодарю за то, что я не вижу,
Как ты стареешь на моих глазах.
Свободный от безумья рваных истин,
Я побеждаю сильный детский страх.

И кто-то в белом в темноту посмотрит,
Надует белый свой воздушный шар,
Но эту сферу - слишком тонкий латекс -
Сожжёт скоропалительный пожар.

Весна и мрак. Всё небо - только серость,
Но кое где - уже голубизна.
И златокудрый лик уносит Вечность,
И пьётся что-то кем-нибудь до дна...

Лишь чёрный мех - и гаснут все светила,
Движенье и эмоции - всё транс.
Я сам остановил дыханье мира,
Когда в кромешной тьме вошёл в экстаз.
9 апреля 2013 г.


Пацифистское

Презрев геноциды, идти к суициду,
Но крылья уж не защищать.
Не верящий в небо... Твой взгляд - где бы ни был -
Я буду всю жизнь вспоминать.

В пространстве небесном, средь гор, но всё ж тесном
Ты тонешь, отринув меня:
Без боли и страха стать именем-прахом
Спешишь в свете нового дня.

Здесь - серое небо. Ты - там, где я не был,
Ты - мир, ты - предатель и брат.
Я больше не каюсь, хоть снова печалюсь,
Что в жизни твоей виноват.

Не надо патронов, базук, автоматов -
Я мир объявляю Войне.
Оставьте сомненья! Приди, утешенье,
Ко всем, кто рыдает во сне.
2 мая 2013 г.


Праздник сна и похмелья

Когда невозможна любовь, френд-зона - это лучшее, чего можно себе желать.
Спасибо, Милое Создание, что автор данного стиха когда-то любил тебя.

Когда я любил всем сердцем,
ОН хотел, чтоб имели в зад.
Всё - праздник сна и похмелья,
Вся жизнь - карнавал, псевдо-ад.

Рассыплются брызги златые
На окнах от вискаря,
Но спермой молочно-белой
Туда ЕГО брызнет струя.

ОН, раб златокудрый и верный,
Отставивши в сторону эль,
Попробует, словно фанатик,
Из виски и спермы коктейль.

В жилище моём, на стенах,
Цветёт пышный сад - просто гниль!
Теперь ни в одно печенье
Я не положу ваниль.

Когда ночь над городом мерзким
Расцветится морем огней,
ОН вишенку плесенью серой
Закусит, чтоб было вкусней.

...Какой то был день? - Я не помню.
ОН умер. Реальна лишь пыль.
Я в гроб ЕГО сгнивший сосновый
Початую брошу бутыль.

Спи крепко, мой раб, ты навеки,
Всё - тлен, суета, пошлый мир.
"Black Label" тебе отдаю я
Как дань, о, мой верный кумир!
9 мая 2013 г.


Смотри, смотри, смотри!

Смотри, смотри, смотри! -
Это лживые, лживые руки,
Что от скорби тебя не спасут,
Наполняя жизнь тленом и скукой.
Перманентный оскал красоты!
Твои волосы - лживые нити,
Что составили хвост двойной,
Умоляя меня: "Распустите!"

Поцелуй, поцелуй, поцелуй! -
Твои розовые сосочки
Простят снова твёрдо восстать -
И во сне расплываются строчки.
В простодушно-пустые глаза
Я не смел посмотреть, хоть пытался
Помирить с правдой гнусную фальшь,
Но сильнее лишь ты отдалялся.

Зачеркни, зачеркни, зачеркни! -
Весь роман мой написан был болью,
Ведь любовь - бесконечный обман,
Где неволя - лишь вред для здоровья.
Я смотрел, как ты таял во тьме,
Как молил, чтоб простил я смиренно...
Я остался в живых. Всё - туман.
Твоей кровью окрашены стены.
3 июля 2013 г.


Всё тело твоё состояло из волн

"Is it shameful for your nipples to stand up and show their joy so plainly, like this?" - Louise licked his tongue around Hagen's nipple.*
CG "Absolute Obedience" ("Zettai Fukuju Meirei")

Всё тело твоё состояло из волн,
И сердце разбилось на части,
Когда я насильно заставил любить
Сквозь путы навязанной власти.

Закрыты глаза, но мелодии стон
Я слушал, внимал с наслажденьем:
Ты так неохотно признал свою страсть,
Покорный стыдливым сомненьям.

Но что же постыдного,если соски
Твердеют от счастья невольно,
Когда ты - легчайшим касаньем руки -
Озвучился вскриком довольным?

Игра - это жизнь, исполнение грёз,
Без жалкого привкуса мела.
Ну так и позволь своей хрупкой душе
На миг оторваться от тела!

Танцуй среди роз, обнажённым рождён,
Плескаясь в тени водопада;
Остынь, возбудившись: пусть тело твоё
Наполнит святая прохлада...

Закат и восход. Ты откроешь глаза:
Любовь может только лишь сниться.
И только восторга немая слеза,
Как жемчуг, скатилась с ресницы.
22 июля 2013 г., 00:50 ночи
_______________________________
*"Твоим соскам стыдно вставать, показывая радость так искренне, как сейчас?" - Луизка провёл языком вокруг соска Хагена.


Архангел небесный

Архангел небесный,
Мой грешный, неправильный,
Обколотый звёздами
Цвета воды!
Бессмертные письма,
Безумная проповедь
Наполнена совестью
И блеском руды.

Архангел небесный,
Прекрасно-отчаянный,
Чьи крылышки снежные
Остались на дне!
Со мною расставшийся,
Меня опечаливший,
Ты снишься отчаянно
Мне в сумрачном сне...

И кажется, кажется,
Будто знамение
С небес подаёт мне
Немая звезда.
Но сердце моё -
Сердце чёрного гения,
Где, вместо архангела,
Теперь Сатана.
17 августа 2013 г., 23:30


Я всесилен сражаться

Я любил тебя - вот и всё.
группа "Белый Орёл"

Вы твердите: "Забудь! Это к лучшему только,
Что расстался ты с ним год назад навсегда!"
В сердце вырос моём сейф из прошлых историй,
Греет душу металл и немая весна.

Ты не мог быть моим: нас судьба разводила;
Одинаков был модуль, различался лишь знак.
В сумме круглым числом станет ноль лаконичный,
А два полюса вместе не сойдутся никак.

Я всесилен сражаться, побеждать зимний холод,
Моя воля сильна, ведь сумел я простить
И понять как-то смутно того человека,
Что не мог никогда меня просто любить!
27 сентября 2013 г.


Among all wars and doors

I ask you to come back...
Don't leave me and my life!
This wound in my heart...
It likes a poisoned knife!

You followed me today...
I see you in my dreams.
I loved and still love you.
Don't leave along me, please!

Come back! Well, I forgive
All your mad complaints.
We had one crazy life
And found own ways

Among all wars and doors,
Among the shining sky...
I've lost my passion love
And now I cannot cry.
13 сентября - 17 октября 2013 г., 02:09 ночи


Чёрный трон

Я взошёл на чёрный свой трон
И смотрю на тебя с высоты.
Слишком долго, чтобы вернуть
Разрушителя чистой мечты.

Слишком ярко, чтобы забыть
Тебя, словно не значащий сон.
Я смотрю на весь мир с высоты -
Ты не видишь чёрный мой трон.

Моё сердце - чернёный титан,
Целый мир спит в моих руках,
Мне подвластна любая мечта:
Я - твой самый отчаянный страх!

Я не знаю, каков же мой пол:
Не мужчина, не женщина я -
Ладно, пусть... так и быть... скажу:
Я люблю, словно брата, тебя.

Помню всё: горечь, радость и смех,
Прошлый год, подаривший печаль.
Я так рад, что знаком был с тобой,
И, поверь, расставанья не жаль!

Чёрный трон, имена, облака,
Фолиант в моих сильных руках...
Строчки пляшут... почти близнецы...
Слёзы страха в твоих глазах.

Выше, дальше, но тяжек твой путь,
И никто не даст руку тебе.
Умирая, ты вспомнишь меня,
Пожалев о злосчастной судьбе.

Чёрный трон. Только разум и сталь.
Я - опасный, коварнейший зверь.
Ты - моё золотое "ВЧЕРА",
То, что тает в чёрном "ТЕПЕРЬ"!
17 октября 2013 г., 01:17 ночи


Явилась мне не дева и не бог

Явилась мне не дева и не бог,
Быть может, ангел... Как сказать - не знаю.
Твои глаза - ожесточённый мир,
По лезвию - всё криво и по краю.

Всё это - сон и бешенство стихий.
Сквозь чёрный холст я вижу твою нежность.
Туман ползёт, как белая змея...
Не помню - помню - помню бесконечность.

Всё неизбежно, что у нас внутри.
Всё - краткий миг, картинка из журнала,
Который, нам в насмешку, здесь Судьба
Прочла, а после в клочья изорвала.

Сон или явь, но вижу образ твой,
И локоны златым соблазном вьются...
Я ослеплён твоею красотой,
Но в мир реальный вынужден вернуться.

Любовь - всего лишь слово на песке,
Его поглОтит вожделеющее море.
У самых волн, чтоб смыла всё вода,
Я начерчу четыре буквы - ГОРЕ.

Я знаю, что любви неведом пол,
Что сердце, расположенное слева,
Не будет одинаковым внутри,
А счастью нет границ и нет предела.

Со мной давно играла злая власть.
Святой Антоний - я, повержен искушеньем,
Но тёмный разум был разбужен мой
Твоим отчаянным исчезновеньем.

Смотрю на чёрный оникс перстня я.
Не знаю, ТАК ли ты сейчас прекрасен.
Мой взгляд сжигает, губит зеркала,
Где мир слащав, обманчиво прекрасен.

Ну что, мой бывший, поищи подвох
В моих поступках и начни сначала
Чертить ту карту на земле большой,
Которая нас вечно разлучала!

Я неустанно буду рисовать
Твой образ, пусть обманчивый, но нежный.
Я - Лорд, и не тебе учить меня
Изображать блеск глаз твоих безбрежных.
17 октября 2013 г., 02:02 ночи


Ты снова вспомнил красоту себя

Ты снова вспомнил красоту себя
На старых фотографиях иллюзий.
Ты скажешь, что ТОГДА ещё не жил,
Ну а теперь - всего лишь жалкий лузер.

Твоя война - компьютерный дисплей,
Твои страдания - младенческие слёзы.
Ты потерял очарование своё,
И возвращать его, конечно, поздно.

Как прежде, в твоей жизни смысла нет:
Твой календарь пестрит пустыми днями.
Но, если бы ты не отверг меня,
Мы бы расстались добрыми друзьями.
11 марта 2014 г.


Я люблю своего врага

"Вор и воровка в одной мышеловке" (с). Не бойтесь признаваться в собственных чувствах хотя бы себе! Надо любить, а не лезть из кожи вон, чтобы быть любимым. В противном случае, вы рискуете сдаться и признать своё поражение. Белый - это всего лишь цвет фона олимпийского флага, где собраны кольца всех цветов. Так будем же и мы, как этот могущественный флаг: объединяя свои лучшие качества, оставаться честными людьми перед самими собой так же, как перед нашими оппонентами.

Я люблю своего врага,
Но его же я ненавижу.
Сколько длится наша война?
Мы не стали ни дальше, ни ближе.
Помню: были мы вместе весной,
Веселились, не зная подвоха,
И играли со смертью с тобой:
Тебе - кайф, а мне тоже неплохо.

Висишь на крючке,
Да с пронзённым ребром,
Да ругаешься матом от боли.
Ты представь себе: я
На твоей стороне.
Вы достойны друг друга, герои!

Я люблю своего врага,
Словно он - мой двойник зеркальный.
Только руки свои распусти -
И лишишься всей силы ментальной.
Что ты выберешь - мне плевать,
Это будет петля иль могила.
Ни одна ещё сука меня
До конца так и не победила!

Висишь на крючке,
Да с пронзённым ребром,
Да ругаешься матом от боли.
Ты представь себе: я
На твоей стороне.
Вы достойны друг друга, герои!

Я люблю своего врага,
Я люблю своего врага...

Он висит на крючке,
Да с пронзённым ребром,
Да ругается матом от боли.
Он представил себе,
Утопившись во сне,
Словно был он святым изгоем!
4 апреля 2015 г.


Когда хоронят апрель

Посвящается прототипу Милого Создания - К.С.В.

Куда укатится мир
Из-под железных колёс,
Когда уходит любовь,
Когда весна не всерьёз?
Когда хоронят апрель
И в дерзком трауре май
Мне шлёт последний привет
И многоточье "прощай"...

Мы расстаёмся навсегда -
Всем не скучать,
И со слезами на глазах
Не вспоминать.
Когда лик неба снова чист,
Из облаков
Четыре буквы сложим - LOVE -
По-английски "любовь".

Когда твой дом далеко,
А ты снова не в нём,
Весь мир поход на Мунка "Крик"
Под чёрным дождём.
Настанет утро - календарь
Ускорит лет счёт,
А ты на юге ждёшь снегов,
Но пока жив ещё.

Мы расстаёмся навсегда -
Всем не скучать,
И со слезами на глазах
Не вспоминать.
Когда лик неба снова чист,
Из облаков
Четыре буквы сложим - LOVE -
По-английски "любовь".

Беспечен ветер и упрям
На твоей высоте,
А ты мечтал себя зарыть,
Да тут зЕмли не те.
Золото локонов и блеск
Зелёных тех глаз...
А я похитил образ твой
Из разодранных фраз.

Мы расстаёмся навсегда -
Всем не скучать,
И со слезами на глазах
Не вспоминать.
Когда лик неба снова чист,
Из облаков
Четыре буквы сложим - LOVE -
По-английски "любовь".
1-2 мая 2015 г.


Если Вас пиарят за спиной

Стихотворение написано как стёб над брюзжанием одного персонажа - прототипа Милого Создания. Стиль, похожий на песню Семёна Слепакова, предполагает исполнение сего шедевра под гитару.

Если Вас пиарят за спиной,
Вы не потеряетесь в толпе:
Ваше неизвестное лицо
Станет популярным по стране.
В очередь автограф получить
Соберутся толпы чуваков -
Вы, на них всех глядя, как баран,
Обзовёте грязно чудаков.

Ваш портрет по почте Вам пришлют -
Вы там разодеты, как павлин.
А художник - вовсе не Дали -
Станет Вам врагом номер один.
И какой-то выскочка-поэт
Вам напишет оду в сто страниц
Или, может быть, большой роман...
Вы вопите: "Нет, остановись!"

На ушах стоИт весь Голливуд:
Брюс Уиллис меряет парик,
Чтобы в новом фильме Вас сыграть.
Вы кричите: "Я же не старик!"
Даже в добрый мультик "Губка Боб"
Образ Ваш добавят неземной,
Чтобы знал весь мир Вас и страна,
Кто Вы есть, красивый и тупой.

Вы в отчаянье идёте на вулкан,
Чтоб от славы в лаву прыгнуть вниз,
Но не тут-то было: пробегал
Оператор с камерой - сюрприз!
Он задаст дурацкий Вам вопрос,
Со скандалом снимет интервью
И простит за трёхэтажный мат,
И за пробегавшую свинью...

В общем, если Вас пиарят за спиной,
Значит Ваш мордас прекрасен и ушаст.
Не к лицу устраивать дебош -
Пусть Вас улыбнёт Ваш копипаст.
Пусть Ваш уникальнейший портрет
Сквозь века оценит Эрмитаж.
Если Вас пиарят за спиной,
Вы - особо ценный персонаж.
8 мая 2015 г., 2:00 с чем-то ночи


Мы связаны вечно

Как сетью, опутан
Ты собственной ложью
И смотришь в мир с еле
Скрываемой дрожью.
По чёткому, тонкому
Лезвию бритвы
Вовек ты не сложишь
Прощальной молитвы.

Мы связаны вечно
Неведомой силой,
Погибельно-красной
И чёрно-красивой.
Но Солнце и Тьма -
Это части страницы,
Летящей и вырванной,
Вольной, как птица.

Так дай же мне знать,
КТО ты: "ДА" или "НЕТ",
Иначе забудешь ты,
Сколько же лет
Ты виснешь, дрожишь
В стальной паутине,
Пока твоя суть
Умирает в картине.
10 октября 2015 г.


Во Вселенной - одна география

Покажи мне свой путь, наведи на цель,
Дай хоть капельку мне вдохновения!
Через белый кошмар, через чёрный рассвет
Не забудь передать откровение.
Говори всё, как есть - без жестоких прикрас,
Без намёков из глянца и пошлости,
Без метафор, эпитетов - просто рассказ,
Не лишённый предосторожности.

Затерялась одна фотография,
Там, где прошлое было правильным,
Где не резали разум мой графики.
Во Вселенной - одна география.

Где бы ни был в пространстве и времени ты,
Я почую и сквозь расстояние,
Как стареют и тлеют черты красоты
И становятся пылью желания.
Где закончится век золотистых кудрей,
Где глаза угасают от горести.
Покажи мне свой путь, пока ты ещё жив
Средь иллюзий хрустальной бесполости.

Затерялась одна фотография,
Там, где прошлое было правильным,
Где не резали разум мой графики.
Во Вселенной - одна география.
16 октября 2015 г.


Ты лжёшь себе

You lie yourself that you're strong,
But all your goals were achieved in your mind,
Not in your life.
You think you're brave,
And you don't know how painful to be kind.

You tell yourself that you forgot
All your mistakes, and love, and image
In the past.
But you can't see through racing time
How all your years short to be so fast.

Ты лжёшь себе, ты видишь свет
От ламп дневных -
Ну чем не солнце! - в хрустале.
Ты слишком стар, чтоб быть собой
И чтоб не знать, с кем ты висишь в одной петле.
23 октября 2015 г.
 
Графическое оформление - Инамото Кирикидзо

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.