Виталий Шмелёв

Надежды

+ -
+78

Я сидел на веранде старой профессорской дачи в кресле-качалке, и смотрел на закат. Друзья позвали меня немного развеяться за город, видя мои бессмысленные и безрезультатные потуги войти в колею, так сказать, вернуться в лоно обычной и повседневной жизни. Они вытягивали меня из воронки чёрной печали и тоски, которая засасывала всё сильней и сильней, как могли.

С Оксанкой мы вместе учились в институте, и с тех пор часто встречаемся, поддерживаем друг друга, выступаем периодически в роли жилетки. То она, то я. Ксюха — она классная, озорная, неунывающая, с кудрявыми рыжими волосами и изумрудными глазами. Огонь. Вышла замуж и переехала жить к мужу в Подмосковье, куда я частенько наведываюсь. Её муж Пашка полная её противоположность — тихий, спокойный, рассудительный. Мы сразу нашли с ним общий язык, и наша дружба только крепла.

— Всё, Алька, мне до чёртиков надоело видеть твою кислую физиономию. Ты мужик или где? Хватит уже себя жалеть и ныть! В эти выходные ждём тебя на даче. Соберётся весь наш истринский «бомонд». Приезжай, будем подбирать тебе невесту из наших местных красоток, — прошелестела Ксюха в трубку телефона. – Всё, ждём. Отговорки не принимаются.

И вот я здесь. Весь вечер меня окучивали Оксанкины подруги. То ли им последовало задание не оставлять меня ни на минуту и следовать по пятам, то ли я и правда их заинтересовал. Вот только не понятно чем. Печальным видом страдающего, влюблённого Пьеро? Или, может быть, в них проснулся материнский инстинкт? Я галантен, чёрт возьми, меня так воспитали, но своими вопросами и советами достали они меня знатно. Но раз послать далеко и надолго я не мог, то улучшив момент, сбежал на веранду и спрятался там, усевшись в огромное кресло.

Закутался в плед, который нашёлся тут же — видимо часто пользовались этим старинным, плетёным, еще дедовским креслом, стараясь создать комфорт и уют.

Устроившись и пригревшись, я сонными глазами рассматривал открывшийся перед моим взором пейзаж. Уже начинало смеркаться, день клонился к своему завершению. Небо было спокойно и безоблачно, даже казалось каким-то бездонным, бесконечным. Кое-где стали проклёвываться звёзды, а в уголке примостилась луна-рожок. Величественный и печальный — под стать мне — закат, разливал брусничные тени на горизонте. А от самого горизонта тянулась тропинка, которая торопилась поскорее привести домой загулявшихся путников. С одного края дорожки выстроился частым, глухим забором лес, не пропуская сквозь себя даже лунный свет. Лес готовился к зимовью. Шурша листьями, которыми была усыпана тропинка, по направлению к деревне, где и находилась дача, шёл мужчина.

Казалось, ему всё равно куда он идёт. Ноги словно сами вели его, а мысли были заняты чем-то совершенно другим. Он был ещё слишком далеко, поэтому я не мог рассмотреть его лицо. Накинутая небрежно спортивная куртка скрывала его фигуру, а на голову был накинут капюшон. Трудно было разглядеть хоть что-то в этом приближающемся силуэте, но отчего-то моё сердце стало биться очень неровно, даже как-то урывками. Оно, то замирало, то билось с бешеной скоростью. Что-то неуловимо знакомое чудилось мне в этом человеке. Что-то близкое и до боли родное. Моё. Ко мне. Он шёл ко мне… О, Боги! Это ОН! Руки затряслись, как у последнего пьяницы. Колотило так, что я не мог успокоиться, не мог вздохнуть, лишь судорожно двигался и глухо стонал. Мужчина приближался всё ближе и ближе, не отрывая взгляда, а я следил за каждым его движением. Вдруг он откинул капюшон, и я увидел чёрные, как смоль волосы, которые трепал нежный ветерок. Я помнил их на ощупь, помнил каждую прядку, помнил, как пропускал их сквозь свои пальцы. Помнил чудный запах. Запах моря, морской соли и, почему-то, лаванды. Вот такая смесь. Он всегда так пах.

Приблизившись к дому и открыв калитку, он прошёл в глубину двора, всё время глядя в мои глаза своими. Прожигающими, полуночными, цыганскими. На усталом лице отразилась улыбка, которая согревала даже в злые морозы. На лбу пролегла морщинка, которую я не помнил, не знал — она поселилась там во время его долгого отсутствия, путешествия в поисках истины и ответов на вопросы. Я коснулся её рукой, разглаживая, трогая, лаская. Как же мне хотелось спросить: «Нашёл ли ты то, что искал?»

— Привет! …

— Это ты! Я знал… Я ждал… — взяв его ладони в свои, уткнулся в них лицом, — Мишка, мой Мишка, как я скучал. Даже подумать боялся, что будет, если ты никогда…

Михаил опустился передо мной на корточки, обняв мои ноги и положив голову мне на колени:

— Как я устал, Виталь, как же я устал бороться со всеми. С самим собой, со своей виной. Устал нести этот груз один. Помоги мне, прошу помоги. Сил моих больше нет. Боль, она здесь, — Михаил положил свою руку мне на грудь, указывая на сердце. — Я понял, что она не пройдёт, не утихнет, и там, где я был — мне не легче. Там, наоборот, всё напоминает. Каждое слово молитвы бьёт в цель, попадая метко в самую рану, расковыривая её, не давая зажить. Не могу, Виталь, прости меня за всё, прости и прими обратно.

Я сидел, не шевелясь, а слёзы катились по моим щекам. Они были горючие, злые, горькие, но в то же время благодатные, облегчительные, признательные. Обхватив его лицо руками, я стал гладить по нему кончиками пальцев, едва касаясь и не веря, что это случилось, что это наяву и он здесь со мной. Миша приподнялся и потянулся ко мне. Его блестящие, то ли от слёз, то ли от возбуждения, глаза сказали мне всё. Они манили и завораживали. Он стал осыпать меня поцелуями, лихорадочными и беспорядочными, дыхание прерывалось. Я попытался ему что-то сказать, но из горла вырывались звуки, похожие на полукрики-полурыки.

Как же давно я не чувствовал ничего подобного! А тело… Оно помнило твои руки, губы, твои прикосновения. Я млел, плыл по течению страсти и нежности…

— Виталь… Виталик.

Открыв глаза, встретился с Ксюхиными зелёными. Я не мог ничего понять. Как она оказалась здесь? Где Мишка? Что вообще происходит?

— Алька, проснись! — привела меня в чувство моя боевая подруга.

Проснись? Вот в чём дело! Я уснул и мне всё это только приснилось. Господи, за что?

— Мы спохватились, что тебя нет, а на улице похолодало. Виталь, пойдём в дом, сейчас будем пить чай с пироженками. Я сама испекла. Пойдём, замёрз ведь, как суслик.

— Окса, принеси мне сюда вискаря бутылку, пожалуйста! Мне надо! Очень! Не спрашивай ни о чём! Просто принеси.

Оксанка хоть и была удивлена, но молча вышла, вернулась через пять минут, поставила рядом со мной на столик бутылку «Чивас Ригал», какой-то еды в тарелке и так же молча удалилась. Она всегда чувствовала моё настроение. В этот раз тоже.

— Ну что, Господь! Пью за тебя! — я поднял бокал с виски и отсалютовал в небесном направлении. — Знатно ты меня развёл и теперь потешаешься, глядя на меня сверху! Да? Что ж, ты победил! Я сдаюсь… Я ухожу с твоего пути…

Рекомендуем

Твирлова
Skin of the Night
Алексей Морозов
Странный
Антон Ромин
Лучшая подруга

13 комментариев

+2
Vasilisa Офлайн 22 ноября 2015 14:36
Даже не знаю,что сказать( очень бОльная история, просто мучительная...

Спасибо.
0
Виталий Шмелёв Офлайн 23 ноября 2015 01:24
Да, Вы правы, как-то так...
Спасибо что зашли, прочитали!
+1
Иштар Офлайн 23 ноября 2015 05:46
По_моему, "шутка" сверху была весьма уместна, как некий ментальный пинок в сторону излечения героя от чувств, мешающих двигаться дальше, не зацикливаясь на прошлом. Спасибо, Автор!
+1
Виталий Шмелёв Офлайн 23 ноября 2015 10:05
Цитата: Иштар
По_моему, "шутка" сверху была весьма уместна, как некий ментальный пинок в сторону излечения героя от чувств, мешающих двигаться дальше, не зацикливаясь на прошлом. Спасибо, Автор!


Вы так считаете?
Считаете излечение возможно? ГГ полностью растворился в чувствах, они единственное, что его держит на плаву, в этом мире, что дает силы, силы жить и не потерять себя...
Надежды нет?
Спасибо за ваше мнение, возможно, Вы и правы!
+1
Александр Пархоменко Офлайн 24 ноября 2015 15:05
Цитата: Шмель Мохнатый


Вы так считаете?
Считаете излечение возможно? ГГ полностью растворился в чувствах, они единственное, что его держит на плаву, в этом мире, что дает силы, силы жить и не потерять себя...
Надежды нет?
Спасибо за ваше мнение, возможно, Вы и правы!

Рассказ замечательный, спасибо. Я думаю, надеяться все же надо, куда мы без этого? И если это единственное, что держит на плаву.. То забывшись, можно запросто пробить дно. Лучше цепляться за то, что дает нам силы жить, чем полностью опустить руки.
Но это опять же личное мнение, конечно же)
0
Виталий Шмелёв Офлайн 25 ноября 2015 09:21
Цитата: Александр Пархоменко
Цитата: Шмель Мохнатый


Рассказ замечательный, спасибо. Я думаю, надеяться все же надо, куда мы без этого? И если это единственное, что держит на плаву.. То забывшись, можно запросто пробить дно. Лучше цепляться за то, что дает нам силы жить, чем полностью опустить руки.
Но это опять же личное мнение, конечно же)


Мне приятно, что Вы зашли ко мне. Спасибо за Ваши слова, я полностью с ними соглашусь, поскольку тем и живу, что верю и надеюсь. А пока есть надежда, пусть далекая, зыбкая, иллюзорная, но она есть... и я за нее цепляюсь!
0
любопытная Офлайн 25 ноября 2015 17:20
"Время собирать камни" на меня большое впечатление произвел.
Этот же напомнил "Овода" Войнич. Борьба с Всевышним за любовь...
И надежды, к сожалению, я не увидела ((
Герой вроде наоборот, все глубже в прошлое погружается, в страдания.
Очень хочется пожелать ему найти силы выбраться и жить не прошлым, просто жить.
Это, конечно, сугубо мое личное впечатление.
Автору же спасибо, равнодушным не оставил, точно!
+1
Виталий Шмелёв Офлайн 25 ноября 2015 17:35
Цитата: любопытная
"Время собирать камни" на меня большое впечатление произвел.
Этот же напомнил "Овода" Войнич. Борьба с Всевышним за любовь...
И надежды, к сожалению, я не увидела ((
Герой вроде наоборот, все глубже в прошлое погружается, в страдания.
Очень хочется пожелать ему найти силы выбраться и жить не прошлым, просто жить.
Это, конечно, сугубо мое личное впечатление.
Автору же спасибо, равнодушным не оставил, точно!


Ого, какие сравнения. Э.Войнич, это сверхпохвала)) Но я очень далеко от этого гениального автора)
Надежда в названии лишь потому, что это всё же сон, и всё ещё возможно!
Но хотел сперва назвать рассказ "Неоправданные надежды", наверное так надо было бы!
Спасибо Вам большое за такие, необходимые сейчас, слова))
0
Анастасия Л. Офлайн 1 декабря 2015 10:11
Очень хочется пожелать счастья, что я и делаю. Уверена, у Виталия будет все хорошо. Не может не быть. Нельзя опускать руки, хотя это очень тяжело. И прошлое не изменить. Но пришла пора встряхнуться, раз снятся такие сны, расправить плечи и посмотреть в будущее, не оглядываясь.
Счастья) /обняла опять/
0
Виталий Шмелёв Офлайн 1 декабря 2015 10:59
Цитата: Анастасия Л.
Очень хочется пожелать счастья, что я и делаю. Уверена, у Виталия будет все хорошо. Не может не быть. Нельзя опускать руки, хотя это очень тяжело. И прошлое не изменить. Но пришла пора встряхнуться, раз снятся такие сны, расправить плечи и посмотреть в будущее, не оглядываясь.
Счастья) /обняла опять/


Спасибо большое!
Да, у Виталия все налаживается, все будет хорошо))) Он верит))
+1
солнышко Офлайн 5 декабря 2015 01:08
Понравилось как вы пишите,прочитала обе истории,очень красиво описана природа,а также чувства и эмоции героев.Три года ,это ещё очень мало,для того, чтобы Михаил пришёл в себя и вернулся к обычной жизни,церковная система,а тем более монастырский уклад засасывает как воронка,мне понадобилось 10 лет ,чтобы вернуть саму себя ,но при этом не потерять Веру.В нашей церковной среде часто случаются истории подобные этой.Какой-нибудь священник возомнивший себя "старчиком",этаким" вершителем людских судеб ",видя безутешное горе человека,приправленное виной за"О,ужас!"такой якобы страшный грех(а кто же Михаила создал таким особенным как не Бог),из-за которого(это ж надо до такого додуматься),по его мнению ребёнок умер от рака,советует замаливать грехи в монастыре,а ещё лучше стать там послушником,и это все предлагается человеку, который" без году неделя" в Церкви,и пришёл туда не по зову души и со свободной волей,а из-за горя своего.Вряд ли что путное из этого выйдет,в монастырь не уходят ,а приходят, по призванию и никто от самого себя ещё не убежал,и постриг не спасёт и никто удержать не сможет.Только,вот я написала уже выше,что вся эта система затягивает,лишает свободной воли,мы слушаем священника как последнюю инстанцию,а он всего лишь человек,и может заблуждаться,или оказаться фанатиком,живущим по букве.Только ведь Бог нас создал всех разными,и самое главное свободными ,и мы не должны быть тупым стадом баранов,должны думать своей головой.Возвращаясь к вашей истории,уныние и печаль тоже очень плохие союзники для Виталия,появятся либо озлобление, либо апатия,только время покажет что будет дальше,и Михаил скорее всего вернётся,только могут годы пройти перед этим,и это может быть абсолютно другой человек,скорее всего с болезненным неприятием себя гея,Виталию самому может быть попробовать молиться за Михаила,просто,своими словами,и не обязательно только в храме,да хоть где,Бог видит сердце человека и может послать неожиданное утешение.Извините автор за такое многословие,так как тема мне близка, не могла пройти мимо вашей истории.
+1
Виталий Шмелёв Офлайн 5 декабря 2015 13:10
Цитата: солнышко
Понравилось как вы пишите,прочитала обе истории,очень красиво описана природа,а также чувства и эмоции героев.Три года ,это ещё очень мало,для того, чтобы Михаил пришёл в себя и вернулся к обычной жизни,церковная система,а тем более монастырский уклад засасывает как воронка,мне понадобилось 10 лет ,чтобы вернуть саму себя ,но при этом не потерять Веру.В нашей церковной среде часто случаются истории подобные этой.Какой-нибудь священник возомнивший себя "старчиком",этаким" вершителем людских судеб ",видя безутешное горе человека,приправленное виной за"О,ужас!"такой якобы страшный грех(а кто же Михаила создал таким особенным как не Бог),из-за которого(это ж надо до такого додуматься),по его мнению ребёнок умер от рака,советует замаливать грехи в монастыре,а ещё лучше стать там послушником,и это все предлагается человеку, который" без году неделя" в Церкви,и пришёл туда не по зову души и со свободной волей,а из-за горя своего.Вряд ли что путное из этого выйдет,в монастырь не уходят ,а приходят, по призванию и никто от самого себя ещё не убежал,и постриг не спасёт и никто удержать не сможет.Только,вот я написала уже выше,что вся эта система затягивает,лишает свободной воли,мы слушаем священника как последнюю инстанцию,а он всего лишь человек,и может заблуждаться,или оказаться фанатиком,живущим по букве.Только ведь Бог нас создал всех разными,и самое главное свободными ,и мы не должны быть тупым стадом баранов,должны думать своей головой.Возвращаясь к вашей истории,уныние и печаль тоже очень плохие союзники для Виталия,появятся либо озлобление, либо апатия,только время покажет что будет дальше,и Михаил скорее всего вернётся,только могут годы пройти перед этим,и это может быть абсолютно другой человек,скорее всего с болезненным неприятием себя гея,Виталию самому может быть попробовать молиться за Михаила,просто,своими словами,и не обязательно только в храме,да хоть где,Бог видит сердце человека и может послать неожиданное утешение.Извините автор за такое многословие,так как тема мне близка, не могла пройти мимо вашей истории.


Спасибо Вам большое, за то что прочитали, прониклись! Да, все не так просто в этой истории, вину нацепили насильно на Михаила, и постепенно, капля за каплей его отравляли там, но ... Не все так плохо, Михаил уже дома... Страхи и самобичевание постепенно оставляют его, наполняя жизнь Надежной, уже реальной Надеждой... Я верю, все будет хорошо...
Спасибо Вам))
0
Найра Офлайн 11 ноября 2016 17:12
Прочитала с удовольствием, так как очень нравится стиль и слог автора! Спасибо! Что касается развития событий, то Виталию однозначно повезло, увидев только сон: бросивший однажды, всегда повторит это снова. А Виталию бы пожелала найти себя в чем-то другом помимо чувств. Когда отдаешься любимому делу, вся остальная мозаика жизни рано или поздно, но начинает складываться сама собой.

P.S.: С опозданием прочитала предыдущий комментарий. Ну что ж, если Михаил дома, то хочется и верить, и пожелать, что все будет хорошо))
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.