Эрос Стоянов

Фотограф

+ -
+59

Жора почесал макушку и тяжело вздохнул. И что мне с ЭТИМ богатством делать прикажете?

Венера сидела на узкой тахте, задрапированной черным шелком и стыдливо прикрывала, точнее пыталась, объемную грудь одной рукой, а второй ладошкой прятала треугольничек темных курчавых волос, слегка видневшийся из под круглого, мягкого животика. Пышные бедра она сжимала с такой силой, что казалось еще немного и их сведет судорога. На простоватом личике, пунцовом от смущения, читалась невыносимая мука.
«Ну, когда же прекратиться эта пытка!» - кричали ее круглые, наивно распахнутые голубые глаза. Глаза – вот что привлекло в ней Жору. Если бы ни эти озерца влажные и прозрачные, он никогда бы не взялся за работу с этой толстушкой.

- Ляг что ли… - Пробурчал, наконец, Жора. – Хотя нет! Встань во-он у той ширмы…
Венера осторожно встала и посеменила в указанном направлении, все так же плотно сжимая бедра и почти не сгибая коленей.
- Мать Мария, Отец Иосиф! – Прошипел Жора и стянул с головы бандану.
Когда работал, он всегда перевязывал голову платком, чтобы не мешали спадающие на глаза длинные волосы. Черная бандана придавала ему лихой пиратский вид. Женщинам обычно нравилось. Но вот Венера оказалась слишком зажатой.

Девушка встала у разукрашенной орхидеями ширмы и замерла. Руки по швам, носки маленьких ступней врозь. Жора приблизился и критически осмотрел модель. Грудь…как грудь. Чуть тяжеловата, но в общем сойдет. Животик немного выпирает. Этот недостаток можно подкорректировать правильным светом. Ноги красивые, гладкие, молочно-белые. Круглые колени, стройные икры и ступни с аккуратными, хоть и не слишком ухоженными пальчиками.
- Ты можешь улыбнуться? – Без особой надежды спросил Жора.
Девушка растянула губы в Гуимпленовском оскале.
- Нет! Не улыбайся! Та-ак… Представь, что ты вышла из душа. Ты в своей квартире, одна… Душ горячий, расслабляющий, с ароматным гелем. У тебя мокрые волосы и порозовевшая чистая кожа. Ты благоухаешь…ну, к примеру…лавандой. Тело расслабленно и хочется прохладного сока или бокальчик мартини…
- Чего?
- Проехали. – Буркнул Жора, замечая, что его речи ни сколько не расслабили Венеру. – Испуг!
Гаркнул фотограф, и девушка вполне натурально вздрогнула.
- Ты вышла из ванной и…на тебя набрасывается одержимый похотью МАНЬЯК!!!
Венера вытаращила глаза и сложила губки в идеальную букву «О», от чего стала похожа на известную картину Мунка.

- Боже мой! – Простонал Жора. – Просто стой. Ты и так прекрасна без извилин. И красоты твоей секрет разгадке жизни равносилен…
Девушка вдруг зарумянилась и на алых губках ее заиграла милая улыбка.
- Во-о-от! – Завопил Жора, с остервенением вдавливая кнопку камеры.
Процесс пошел…


Жора слыл не плохим фотографом. Можно даже сказать без ложной скромности очень хорошим. В начале карьеры работал большей частью в убыток, но постепенно раскрутился, оброс клиентурой и даже смог иногда творить для души. Подыскивал подходящую модель (чаще девушку) и создавал шедевр. С парнями тоже работал, но обычно все заканчивалось в тот момент, когда модель избавлялась от одежд. Мозги мгновенно отключались, и домкрат срабатывал автоматически…

В окружении Жоры никто не догадывался о его греховных пристрастиях. Да он и себе самому не признавался в том, что сходит с ума при виде обнаженного мужского тела.
- Это просто…просто…интерес художника. – Успокаивал себя Жора. – Красивое тело всегда ласкает взор эстета. А я – эстет. Несомненно.
Жора был амбициозным человеком и любил красивую жизнь и верил, что судьба благосклонна к нему – счастливчику. И однажды получил подтверждение своей теории. На одном из светских раутов, где фотограф скользил бесплотной тенью, запечатлевая на пленку звездные харизмы, он встретил её.

Жанна Березина – дочь очень известного в определенных кругах человека. Наследница миллионного состояния и… Страшная, словно полинявшая, недокормленная мышь. Редкие белесые волосенки, бледное личико с серыми водянистыми глазками, маленьким носиком и тонкими рыбьими губами. Копия своего великого папочки. Но Жора был непоколебим. Он решил, во что бы то ни стало добиться руки и сердца Жанны.

Покорение проходило мучительно. К сожалению, кроме внешности, Жанночка унаследовала и острый ум своего родителя. Но что самое страшное, девица оказалась патологически недоверчива. Она искала подвох в каждом случайно оброненном слове, в каждом взгляде, обращенном не на нее.
- Она красива, не так ли? – Холодно роняла Жанна, заметив заинтересованный взгляд Жоры, провожающий длинные ноги какой-нибудь модельки.
- Я же фотограф, солнышко! – Лучезарно улыбался Жора, припадая губами к тонкому запястью подруги. – Интерес художника.
Но вот когда взгляд залипал на упругой попке очередного официанта, Жанна молчала. Сжимала губы в тонкую нитку и комкала накрахмаленную салфетку.


В тот знойный июльский полдень фотограф не ждал звонков. Он решил устроить себе выходной и валялся на диване с томиком Моэма и бутылкой охлажденного Фраскати. Жора потягивал вино, почитывал «Мага» и наслаждался одиночеством, как вдруг покой был бессовестно нарушен трелью мобильника.
- Б*я! – Выругался Жора и аккуратно поставил бокал на пол. – Б*я!
Швырнул книгу на освободившийся диван и прошлепал на кухню, откуда доносилась надрывная трель.
- Да! Я…что? Нет. Я сказал НЕТ! Да? Ну…пожалуй. В шесть. До встречи.
Жора недоуменно посмотрел на замолкшую трубку. Что это было?

Голос, донесшийся из динамика, с первой секунды заворожил фотографа. Бархатистый баритон, чуть хрипловатый вливался в красивую причудливо изогнутую ушную раковину Жоры, сладкой патокой затекал в самые потаенные глубины подсознания и теплой волной струился вниз. И чем ниже стекала волна, тем горячее она становилась. Жоре казалось, что острый нежный язычок ласкает его ухо и от этого становилось совсем хорошо.
- Что ЭТО было? – Повторил Жора.


Клиент прибыл во время. К тому времени Жора уже не находил себе места. Побрился; принял душ; вылил на себя пол флакона любимого одеколона; перемерил десяток футболок и даже пару рубашек; сменил пяток трусов и, в конце концов, решил, что без белья лучше. Натянул вызывающе узкие джинсы и выдохнул.
- Все…

В проеме распахнутой двери стоял ОН. Похожий на какого-то голливудского актера. Глаза с ироническим прищуром. Чувственный рот. Легкая небритость и светлый льняной костюм. Жора потянул носом воздух и ощутил горьковатый аромат кедра.
- Вы – Георгий? – Осведомился гость и, не спрашивая позволения, вошел в квартиру.
- Да-а… - Выдохнул Жора и попятился, хотя на самом деле хотел пасть в объятия этого волчары и чтобы крепкие когти терзали его бренное тело, а белые зубы впивались в плоть, даря экстаз…
Бр-р! Куда-то не туда понесло буйную фантазию оголодавшего Жоры. Взять себя в руки и…

Клиент удобно устроился в кресле для гостей, а Жора напротив, лихо оседлав стул. Он не отводил взгляда от шевелящихся губ клиента, но не слышал ни одного слова. В ушах стучали барабаны, и подвывал саксофон. Странная особенность психики. Когда Жора испытывал возбуждение, сразу начинал слышать мелодии иных сфер. Сейчас это был какой-то заоблачный блюз…
- …Вы согласны, Георгий?
- А? Ну да, разумеется. А…с чем собственно?
Жоре было совестно, но он не мог не переспросить.

Мужчина хмыкнул и наклонился вперед. Обхватил колени сцепленными в замок ладонями и вкрадчиво произнес, глядя прямо в глаза фотографу:
- Раздеться вместе со мной.
Жора впал в ступор. Глаза его постепенно расширились, рот приоткрылся и из него вырвался звук, похожий на скулеж голодного щенка. Что за вопрос?! Да хоть прямо сейчас! Да я… Да ты… Да… ДА-А-А!!!

Клиент молчал. Жора вскочил со стула и заходил по студии.
- Я не… Вы не… И мы не…
Мужчина тоже поднялся и легко избавился от пиджака.
- Понимаете, Георгий, мне крайне необходимо сделать портрет…м-м…в неглиже, так сказать. Но есть один нюанс. – Мужчина расстегнул пару верхних пуговиц рубашки. – Я крайне стеснителен.
В глубине выразительных глаз сверкнул дьявольский огонек.
«Он стеснителен?! Да ладно!» - подумал Жора, но на лице его не дрогнул ни один мускул.
- Да, да! Не удивляйтесь и не думайте, что я Вас обманываю, Георгий. Я заплачу за неудобства. Вам всего лишь нужно будет раздеться до белья.
- Да? И всего-то? – Удрученно выдохнул Жора, отчетливо представляя кучку труселей, которых он себя благополучно лишил. – Да…


Фотограф никогда не смешивал работу и личную жизнь. За свою карьеру он испытал не мало соблазнов, но никогда не поддавался сиюминутным порывам. Сейчас же Жора нарушал все мыслимые и немыслимые правила.

Клиент снял рубашку и небрежно бросил на освободившееся кресло. Жора шумно сглотнул. Крепкий торс, покрытый богатой растительностью и…серебристое колечко в правом соске! Взгляд буквально приклеился к необычному украшению, а клиент, словно подразнивая, легонько коснулся его пальцем.
- Нравится?
Жора машинально кивнул.
- Вот и отлично. Снимай футболку.
Фотограф вздрогнул и рывком вернулся в реальный мир. Футболку? Не проблема. Но вот когда он потребует избавиться от джинсов, как поступить? Предстать в образе Давида? Где бы еще найти фиговый листок…

Мужчина снял ботинки и носки, за тем стянул брюки и белье, явив совершенно обалдевшему Жоре первоклассный, жесточайший стояк.
- Ой… - Только и смог произнести Жора, а клиент, словно ничего не происходило, уселся в кресло, не обращая внимания на валявшуюся в нем рубашку. Жора во все глаза взирал на Пизанскую башню и чувствовал, что его начинает потряхивать.
«Думай о грязных носках!» – бормотал Жора – «О бородавке на носу дворника Егорыча! Что можно найти более омерзительное, чем Егорыч?».
Стало немного легче.
- Ну, что же ты? Вперед! – Скомандовал клиент и усмехнулся.
Жора вдохнул поглубже и…


- Вы как предпочитаете сниматься…в смысле фотографироваться? Я имею ввести…черт! В виду позу… Ну, вы поняли. Стоя, лежа… Ма-ать!
Жора выставлял свет, стараясь не смотреть, не обращать внимания на волны жара, захлестывающие молодой организм.
- Лежать! – Командовал он своему верному дружку, но тот все активнее рвался в бой и не собирался подчиняться приказам хозяина.
- Без разницы. – Донеслось из-за спины. – Я – универсал.
- Чего? – Жора замер.
- Я говорю, решай сам! – Повторил клиент. – Только я предпочитаю работать без презерватива.
Фотограф не выдержал и повернулся к мужчине, который в любой момент мог стать причиной его нервного срыва.
- Чего? – Беспомощно простонал Жора и все-таки опустил взгляд на запретный плод.
Все. Плотину прорвало, и домкрат сработал автоматически. Клиент поднялся с кресла и подошел к напряженному до предела Жоре. Встал вплотную и выдохнул в лицо:
- Я предпочитаю работать без перерыва, друг мой. Время деньги.

Рука сама потянулась к вожделенной плоти. Мужчина не двинулся с места. Продолжал гипнотизировать фотографа искрящимися, нечеловеческими глазами. Жора обхватил обжигающий ствол и осторожно двинулся вперед, за тем назад. Замер на мгновение, наблюдая за тем, как едва заметно трепещут ресницы необычного клиента.
- Продолжай… - Прошептал он и обхватил запястье Жоры.
Какое-то время использовал его руку, как неодушевленный предмет, а Жора и не возражал. Он отдался власти этой сильной руки и думал только о том моменте, когда она коснется его тела…

Жора повиновался, когда клиент положил ему руку на плечо и недвусмысленно намекнул, чего именно хочет. Фотограф пал на колени и закрыл глаза, отдавшись процессу. Он расстарался в этот день, как никогда раньше. Придумывая на ходу все новые приемы, о существовании которых раньше даже не подозревал. Клиент плавился под натиском его горячих губ и языка, и рук…

А потом неожиданно все кончилось.
- Стоп. – Скомандовал он, и Жора застыл. – Теперь моя очередь.
Он ворвался в тело, в самую душу фотографа, словно цунами. Мысли мгновенно покинули разум, а тело исполняло извечный танец любви и страсти.
- Я…я…больше…не могу! – Взмолился Жора, когда смог, наконец, связно мыслить.
Клиент поцеловал его между лопаток, постепенно смещаясь ниже. Скользя и обволакивая пряными поцелуями.
- О Боже! – Простонал Жора и снова отключился.


Фотограф сделал свою работу. Несколько отменных снимков. Идеальных. Гениальных! А потом почти час блаженствовал в пенной ванне под надрывное пение саксофона. Он обожал музыку. Джаз и теплая благоухающая ванна, что может быть лучше…


Клиент бодро спустился вниз, не дождавшись лифта. Тихо прикрыл металлическую дверь подъезда и скользнул за угол. Там его поджидала ярко лимонная Ауди. Дверца бесшумно распахнулась, и он переместился в салон.
- Ну? – Лаконично осведомилась невзрачная блондинка в больших черных очках.
- Да. – Ответил мужчина и протянул руку ладонью вверх.
Дамочка вложила в нее увесистый конверт и сдавленно простонала:
- Гнида!!!

Рекомендуем

Дуся Брэд
Кровь предка
Эрос Стоянов
В тупике
Versus King
After

5 комментариев

0
Иштар Офлайн 1 декабря 2015 19:58
Изумительный рассказ, наслаждалась от первого до последнего слова! Вот так и погорел Жора, разрываясь между меркантильностью и любовью к искусству, и я за него рада - уж лучше один раз такой фейерверк, чем вся жизнь с фальшью. Прекрасная обложка, отличная история, благодарю Вас, Автор!
0
Андрей Соловьев Офлайн 1 декабря 2015 20:16
С удовольствием прочёл. Вот молодец автор.
0
Эрос Стоянов Офлайн 1 декабря 2015 20:36
Огромное спасибо, драгоценнейшие мои ЧИТАТЕЛИ!
Весь в мурашках от наслаждения и легкого смущения :request:
Очень приятно Вас всех лицезреть вновь. Спасибо!
0
TataFena Офлайн 11 декабря 2015 17:06
Можно посочувствовать меркантильному Жоре)). Зато он получил незабываемые ощущения.. Они наверное того стоили.
Спасибо Автору. С удовольствием прочитала.
0
Эрос Стоянов Офлайн 12 декабря 2015 21:17
И Вам огромное спасибо!
Жду в гости :yes:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.