Валери Нортон

Летний дом

+ -
+221

 
 
Мы беззащитны перед теми, кого любим.
А. Дьяченко
.

В начале недели приехал печник. Ким услышал шорох щебня под колесами автомобиля и вышел за ворота. Из видавшей виды старой Нивы вылез плотный, флегматичный на вид, немолодой мужик.
-Здрасьь. Аркадий.
Ким представился и пожал здоровенную натруженную руку, собственной кожей ощутив чужие шершавые мозоли.
-Проходите. Я буду помогать вам.
-Вот так прямо и помогать? Толк от тебя – то хоть будет?
Ким впустил его во двор и прикрыл за собой ворота, недовольно глядя в широкую спину, обтянутую старым, вязаным свитером. Но потом догадался, что его, скорее всего, приняли за наемного работника. Разубеждать Аркадия он не стал. Привел в комнату, показал стену, коротко описал задумку, сунул в руки фотографии, чертежи и план дома. Тот сгреб бумажки и уселся на кухне за расчет. Когда его расчет был готов, он сверил его с тем, что делал предыдущим вечером Андрей.
-Сегодня выроем яму. Завтра зальем фундамент. Доски, рубероид есть?
-Доски есть.
-Это кстати.
Аркадий работал неспешно и методично. Ким таскал в сад тяжелые, полные серой пересушенной земли, ведра. В доме было душно, на улице еще по-весеннему прохладно. Так он и таскался туда - обратно, взмок и пропылился. На запястьях у него от напряжения выступили вены. Аркадий, периодически чихая от поднявшейся земляной пыли, измерял яму рулеткой.
-Ну, нормально. Щебень неси.
Ближе к вечеру вышли во двор на перекур.
-Опалубку до завтра сделаешь?
-Да, - ответил Ким, переводя дух, и приглаживая грязными руками темный ежик на голове. С непривычки у него ныли плечи и саднило кожу рук.
Аркадий кивнул и сгреб в широкую горсть сигаретку, будто прикрывая ее от порывистого ветра, которого в этом весеннем дворе, впрочем, не наблюдалось. Закурил, втянув в себя половину сигареты за раз. Осмотрелся, скользя взглядом по серому металлическому забору, старым распускающимся яблоням и ровной кирпичной дорожкой, ведущей за дом.
-Интересно, чего это ему камин приспичило? Толку от него? Все тепло в трубу уходит. Уж лучше бы тогда русскую печку сложил. С лежанкой.
-Он любит открытый огонь. И давно хотел устроить в доме камин.
Печник поднял на парня непонимающий взгляд.
-Да? А ты брат что ли? Он говорил, что дома не будет никого.
-Он и не ждал меня. Я только пару дней как приехал. Отслужил, - добавил Ким.
Аркадий понимающе кивнул, почти улыбнулся. И вдруг поднял свою руку, шлепнул парня по спине между лопаток.
-Молодец. Это правильно. Ну и как там служится сейчас?
-Всякое бывало. Нормально. Мне повезло, я уже с профессией. Работал механиком – водителем, поэтому особенно по городам не мотали.
-А здесь какими судьбами? Помогать родственнику? Или насовсем?
Ким поднял вверх глаза и прищурился, глядя в толстую пелену серых облаков.
-Да не знаю пока. Хотя, работу бы какую-нибудь найти хотелось. А там посмотрим.


 
1.
 
Поношенное здание железнодорожного вокзала чернело окнами. Потрескавшийся, неровный асфальт под ногами был похож на застывшее болото, повсюду стояли прозрачные лужи и лужицы. С неба моросило. Толпа, покинувшая поезд, шустро рассосалась. Стало тихо и пусто. И так было лучше, привычнее, потому что в толпе они друг друга сразу не заметили. Теперь же Эльфантель с улыбкой оглядывал его с головы до ног и Ким застыл, приклеившись к лежащей на земле потрепанной темно-синей дорожной сумке.
-Боже мой…. Не узнал тебя. Да еще и в форме. Обалдеть..
Обалдеть. Именно то слово. Ким заторможенно моргал, пялясь и с трудом понимая смысл сказанных Андреем слов. Реальность сдвинулась, потеснилась, уступив место прошлому. И он не понимал уже – уезжает он, или только что приехал, где находится и куда теперь идти.
Андрей перестал улыбаться, всмотревшись в серьезное, нахмуренное лицо. Подошел и тронул за рукав.
-Все в порядке? Тебе не плохо?
Ким покачал головой, втянул носом сырой воздух и протянул Андрею руку. Крепко пожал его прохладную ладонь.
-Привет. Спасибо, что встретил.
-Ну, пойдем уже. Отвезу тебя на фазенду.
Эльфантель стремительно наклонился, подхватил его легкую сумку, и они двинулись к обросшей молодыми кленами стоянке. Ким шел и подозрительно косился на него. Словно не веря, что видит его вживую, да еще и так близко, что протяни руку и дотронешься. Андрей был такой же. Даже в той же одежде, что и прошлой весной: мягкая кожаная куртка, серые джинсы и ботинки на максимально возможном мужском каблуке.
-Вот эта, - Андрей с улыбкой кивнул на серебристую Гранту. –Сердитая девочка и с характером.
Ким обошел машину. Прищурился на покрывшиеся ржавчиной дворники.
-Сколько ей?
-Лет пять.
-А жалобы есть?
- Подвеска за зиму разболталась. Дороги вообще никакущие. А так – ничего. Может, попозже что и вылезет. Садись.
В салоне автомобиля Ким больно уперся острыми коленками в жесткую панель. Поерзал, устраиваясь поудобнее. Андрей, опустил руки на руль и, развернувшись, смотрел на него.
-Все-таки ты другой стал. Не зря я тебя так долго высматривал в толпе. Не пойму только в чем…. Отодвинь назад свое кресло. Зачем такие длинные ноги отрастил?
-Мог бы и обнять меня, - проворчал Ким, щупая под сиденьем рычаг. –Не чужой я тебе.
-Сиди смирно. Руки - на колени.
Эльфантель начал выворачивать руль, вывернувшись из сиденья, чтобы посмотреть в заднее окно. В машине горьковато пахло духами, сигаретами. Было прохладно, и Ким ежился, почему-то было неловко.
-Я сейчас завезу тебя домой и снова поеду на работу. Сегодня, как на зло, куча всяких дел навалилась, -Андрей щурился на дорогу, -Но мне хотелось самому тебя встретить. Приеду к вечеру, уж извини. Ты отдыхай, располагайся. Еда в холодильнике есть. Я постараюсь вырваться пораньше. Ты же был у своих?
-Да, был. Я как раз из дома звонил тебе.
-Хорошо. Они спросили, куда ты поехал?
-Интересовались, конечно…. Я сказал куда.
Андрей кивнул. Ким глядел то на незнакомую дорогу, то на него. Эльфантель выглядел расслабленным и спокойным. Таким же как всегда. Руки его бережно держали руль, костяшки побелели. Машина качалась на бесчисленных ямах и кочках, словно на волнах, подвеска действительно гремела.
День снова был пасмурным. Сельская дорога выглядела унылой. Зелень едва только пробивалась, макушки растущих вдоль дороги ив, тоненькие лозы, окрасились бордовым и зеленым. Весь асфальт был залит жидкой, серого бетонного цвета, грязью.
Ким всматривался в горизонт. Впереди, казалось, на расстоянии вытянутой руки, образовался в водянистом мареве серый широкий холм с белыми меловыми оврагами. При приближении к нему, холм как будто удалялся, отползая назад. Это был незнакомый, чужой пейзаж, непривычный рельеф. Равнины не было, в какую строну ни посмотри – холмы. Белые, серо-коричневые, или черные – поросшие лесом.
Водитель озабоченно посмотрел на притихшего пассажира. Пропустил яму, машина ухнула и жалобно звякнула днищем.
-Бл..дь! Эти дороги - жуть. Грязь жуткая, ям не видно. Хм… Дома примерно так же….. – Андрей близоруко прищурился на дорогу. -Так что ты не пугайся. Я за это время успел сделать только основное. Отопление, вода, канализация. Чтобы хоть жить можно было по-человечески. Но вот до ремонта пока не дошел, стены голые. Боюсь, это все вгонит тебя в еще больший ступор. В общем, не курорт…
Ким, удерживался от качки за дверную ручку.
-Андрей, да я помогу, все сделаем еще…. Я все знаю, видел ведь. Ну ты сам хотя бы доволен? Ты же рвался сюда.
-С бараньим упорством, да, - Андрей ухмыльнулся, качая головой. -Нет, так-то все хорошо. Чернозем под ногами, деревья, река и работа у меня есть. Жаловаться не на что.
-Ни о чем не жалеешь?
-Да о чем мне жалеть? Было бы что оставлять. А то ведь не было ничего. А сейчас я сам себе хозяин-барин-крестьянин…, - он вздохнул, -Ким, ну чего молчишь? Сам-то ты как? Все нормально? Я как-то волнуюсь из-за тебя…. чего ты такой пришибленный?
-Я рад очень, что вернулся.
-Что-то незаметно.
-А я всегда тихо радуюсь, - улыбнулся он. –Чтобы радость не спугнуть.
Андрей, глядя на дорогу, улыбнулся.

А он действительно высадил и уехал. Ким растерянно посмотрел вслед удаляющийся светло-серой, заляпанной до крыши машине. Руку холодили всунутые наспех ключи.
В этом месте он был всего пару раз прошлой весной. Когда Эльфантель оформлял купчую на участок и дом, да еще один раз, перед тем, как Киму на домашний адрес неожиданно пришла повестка и Олег срочно начал его вызванивать.
Ким огляделся. Под ногами пласталась жидкая дорога, по которой только что спешно укатил Андрей. Обычная расхлябанная грунтовка. Прямо с нее начинался довольно крутой спуск к полноводной темной реке, частично скрытой за телами упитанных, гладких тополей. Деревья росли вдоль всего берега, перемежаясь с голыми кустами лозы, возвышаясь над рекой и берегом широкими кронами. На противоположном берегу темнел пока еще голенький лесок, а сверху провисало серыми облаками низкое и хмурое небо. Домик, маленький и невзрачный, сложенный из красного кирпича, смотрел на реку темными окнами. Справа, ближе к дороге, стоял выбеленный, огороженный крепким забором, соседский дом, а слева начинался пересеченный, в клоках серой травы, некошеный луг. Хата, у Андрея была, что называется, с краю.
С неба моросило, сыпало за ворот мелким и холодным. Ким приоткрыл серые металлические ворота и вошел во двор. Там почти ничего не изменилось. Под старой раскидистой яблоней по-прежнему ютилась сырая поленница. Какие-то кустики вдоль деревянного старого забора, отделявшего их от соседей. Шаткое облупленное крылечко и широкое окно ледяной веранды. Стало намного чище, Андрей вычистил двор, вынес весь хлам, что оставили прежние жильцы.
В доме было тепло и сухо. Пахло сухой побелкой и краской. Работая, гудела новенькая газовая колонка. Дом хорошо просох, исчезли прошлогодние следы сырости на стенах и под окнами, которые беспокоили Андрея. Окна, выходящие на улицу, были уже другие. Новые, деревянные рамы, широкие подоконники.
Ким прошелся по всем комнатам. На кухне свежие тонкие пластиковые трубы тянулись вдоль пола. От газовой колонки к мойке и дальше – к батареям. Старый желтый буфет таращился из угла белыми тарелками. Раскладной кухонный столик перед окном, пара новых деревянных стульев с мягкими сиденьями и высокими спинками. Из кухни через небольшой коридор Ким вышел в небольшую темную комнатку с единственным окном. У окна стоял стол со сложенным ноутбуком, на стуле висела пара рубашек. Напротив - у белой стены стоял разложенный диван, покрытый простеньким постельным бельем. В изголовье -две узкие подушки. Больше ничего не было.
Во второй, самой большой комнате, стены были частично ободраны, дощатый пол покрыт пылью и засохшей грязью. В центре была неряшливо ссыпана куча красного кирпича. Самая большая стена, с окнами, выходящими в садик, была изуродована грубыми царапинами, глубоко прорезавшими штукатурку. Дом – не то чтобы слишком старый и запущенный, просто видно было, что Эльфантель решил многое переделать под себя. Решить-то решил, но видно, что не справляется.
Ким подошел к окну и увидел вдали все тот же холм. Или похожий на него. Картина была унылой – только черные голые деревья, кусты и череда пустых вспаханных огородов на пару километров вперед. Серые крыши частных домов, белые стены. Очень пусто и тихо. Он вздохнул. Скинул с плеча свою сумку, осмотрелся, и принялся складывать кирпичи к стене.

Поздно вечером захотелось есть и Ким побрел на кухню. В холодильнике нашлись сосиски, кетчуп, майонез. В буфете кое-какие макароны. Он приготовил на двоих.
Выглядывать в окно было бесполезно – непроглядная темень. Автомобили мимо дома не проезжали, не лаяли даже собаки. Темно и тихо. Ким посидел на освещенной маленькой кухне с пол часа, в полной тишине доел свой ужин.
Ночью дом пугающе жил своей жизнью. Поскрипывал, шуршал в разных углах, по потолку бродили тени. Хозяина все не было. И дом и гость ждали его. Ким, лежа в постели, размышлял, что совсем не так представлял себе эту встречу. Дешевенький пожилой мобильник раскалился в руке и казался тяжелым. Ни интернета, ни музыки в нем не было, не то что у Андрея. Только несколько смазанных серых снимков с сослуживцами. Простые, деревенские парни с молодыми, открытыми лицами. На этих снимках среди этих ребят, Ким всматриваясь, с трудом отличал себя, настолько они были похожи друг на друга своими бритыми черепами. В самом конце этой нехитрой галереи пряталось фото Андрея, сделанное прошлой зимой и их одну-единственную встречу. Он улыбался. Краснощекий на морозе. В серой вязаной шапочке и с поднятым меховым воротником. Безумно красивый и далекий.

Ночью Ким проснулся оттого, что кто-то осторожно трогал его за лицо. Плохо соображая, где находится, он дернулся, вскочил и больно, ударился локтем о стену.
-Тише, - пробормотал Андрей, убирая руку. –Ну что ты как маленький?
Ким выдохнул, осознавая, где находтся. В комнате было сумрачно, желтый теплый свет лился из коридора.
-Я тебя не хотел будить. Сидел и смотрел. А потом решил, что ты мне кажешься. Ты какой-то совсем другой стал…. Да еще и эта форма, в которой ты приехал. Я понимаю, конечно, армия делает мальчика мужчиной, но не настолько же…. Мать-то хоть узнала тебя?
Ким, окончательно проснувшись, приподнялся в нагретой им постели, жмурясь и ежась. Воздух казался холодным.
-Мать-то как раз узнала….. Не пойму я, чем ты недоволен? Вернулся и ладно. Тебя бы в этот легион, я бы на тебя тогда посмотрел.
-Не примут уже. Я, к счастью, старый и хромой.
-Балбесина.
-Это я-то? –Эльфантель тихо засмеялся, -Я сегодня четыре сервера установил. Подключил к сети и прописал протоколы.
-Невероятно….
-Теперь у меня есть два свободных дня.
На кухне автоматически включилась и зашумела газовая колонка. Они замолчали, прислушиваясь к ее гудению. Пустая комната, погруженная в полумрак, казалась слишком большой.
Ким тер ладонью глаза, Андрей улыбнулся и кивнул.
-Спи. Время позднее. Пойду, поем что-нибудь.
-Ну конечно. Эльф, да стой ты! – Ким обхватил его со спины, распластал свои ладони на чужой груди, стремясь захватить побольше. Уткнулся лицом в пахнущий солнцем затылок. Знакомое, долгожданное чувство затопило его целиком, ему хотелось утонуть в нем окончательно. Однако, объект страсти был холоден и задумчив.
-Ну что? Что ты как маленький?
-Эльф…. Ты почему, два последних раза ко мне не приезжал? Признавайся.
Андрей вздрогнул, резко вывернулся в его руках.
-А ты весь истосковался прямо? Исстрадался. Ничего с тобою не сделалось, как я вижу. Еще здоровее стал.
Ким растерянно развел свои руки.
-Да при чем здесь это? Я тебя с прошлой осени не видел. Сейчас весна. Полгода прошло. Я хотел тебя увидеть, мне было поговорить хотелось. А ты…
-А я не девочка, чтобы бегать по гарнизонам.
Ким удивленно приподнял брови.
-Да что ты….. Я же тебя как друга ждал.
-Ой, ну хватит. Был ли какой-то смысл любоваться на меня, сидя в переполненном кафе? –Андрей немного смягчился. –Подумаешь, пол года. Перетерпел ведь как-то? Ты вообще дом этот видел? Я упахиваюсь до чертиков в глазах и мне еще нужно было триста километров пилить к тебе в увольнение? Подумал бы о чем-то кроме себя самого. Тем более, мне уже давно не двадцать….
-Ладно тебе…. Зачем так надрываться? Вот я приехал. Все сделаю. Это по моей части.
-Да ну?
-Без шуток. Все-все. Только пальцем показывай. Я все умею. И кафель и линолеум класть. Ты же знаешь. Можешь эксплуатировать как того таджика…..
Андрей сдержанно улыбнулся.
-Замечательно. А это, пожалуй, выход. Ну и что ты хочешь за это?
Ким вопросительно уставился на него.
-В смысле? Это же тебе нужно? -уточнил он.
Андрей смотрел совершенно серьезно. Молчал.
–Эльф, ты чего? Не доверяешь, что ли? Посмотри, мы с тобой два сапога… ты головой работаешь, я руками. Все нормально будет.
-Возможно и так…. Так ты надолго?
-Я-то?
-Ты то, - Андрей усмехнулся. –Ты же ко мне приехал? Или так, в гости?
-К тебе. Если не прогонишь…. Мотаться сюда далековато.
-Слишком далеко. Матери, отцу своим, что скажешь?
-Это уже не твоя забота. Самое главное…, ты же не против? Я до смерти соскучился по тебе. Думал, не дождусь того дня, когда буду сидеть вот так, рядом….. Или ты меня не дождешься. Не звонил, не писал, вообще ничего.
Ким зажмурился, весь подобрался, сложил руки на коленях и одиноко прижался лбом к его теплому плечу, к грубой вязке серого свитера. Андрей, сидя с прямой спиной, пристально глядел в черное незашторенное окно. Довольно долго они пробыли в полной тишине. Потом Эльфантель тихонько вздохнул.
-Я думал, возможно, ты не захочешь приезжать сюда. Здесь неплохо, но все-таки ты же у меня городской мальчик. А здесь никаких развлечений, все одно и тоже…. Зимой вообще тоска. Людей мало, все знают друг друга. Это странно. Даже страшно.
-Не имеет значения. Привыкну. –Ким заглянул Андрею в лицо. –Если тебе здесь хорошо, то думаю, мне тоже будет неплохо. Я буду работать и….
-Еще я думал, может, ты остынешь, как бы это….переболеешь что ли…., - задумчиво перебил Эльфантель. Он как будто и не слушал. -Не хотел напоминать о себе лишний раз. И навязываться тоже.
-Еще чего. Тебя не забудешь, не так это просто, - Ким схватил его за коленку, -Или ты на это рассчитывал, признавайся? – его внезапно осенила догадка, -Андрей…. Так бы сразу и сказал, я все способен понять. Зачем было врать про занятость? – он убрал руку, сжал ее в кулак.
-Да я действительно занят был. Я не обманываю тебя.
-Не знаю теперь, можно ли верить твоим словам…. Заливаешь ты.
-Как будто мне делать больше нечего!
Андрей резко поднялся и вышел. Через пару минут на кухне зашумел электрический чайник, зазвенели тарелки, он начал там хозяйничать. Ким остался сидеть один на его кровати, нервно поглядывая в освещенный дверной проем. Сложно было разобраться в ощущениях – хотелось его обнять и поломать, подчинить себе, такого странного, сложного. Упрямого и, вместе с тем, готового идти на жертвы. На сердце щемило, в горле было сухо. Он не ожидал такого приема, он хотел обниматься и быть вместе, проговорить с ним до полночи. Поцеловать в серо-голубые глаза, чтобы он опустил веки и не смотрел так пристально в темноту.
Ким не стал догонять и приставать с расспросами. Сидел, ждал его на кровати и думал. Была одна мысль, не дававшая ему покоя, но спрашивать напрямую он не хотел. Был уверен, что Андрей уйдет от ответа, или, как часто бывало, обратит все в шутку. А вопрос был давний, серьезный и щекотливый, Ким и сам не был уверен в том, хочет ли получить на него ответ.
Эльфантель, впрочем, довольно скоро заглянул к нему. Сам он появился бесшумно, но его выдала тень, протянувшаяся через всю полупустую комнату, до противоположной стены. Ким ничего не сказал, развернулся и стал смотреть на него.
-Иди что ли чайку попей, - тихо позвал Эльфантель.
Гость отрицательно покачал головой. В горле стоял такой комок, что он даже слюну сглотнуть был не в состоянии.
-Ты не хочешь меня видеть? Скажи честно. Мы же не маленькие дети, я все пойму. Я ведь приехал именно к тебе, у меня это всерьез. А ты?
Андрей замер на пару секунд, потом медленно склонил голову к дверному косяку. Лицо его были в тени, Ким рассматривал очертания фигуры: невысокой, худощавой. Ладони спрятаны в карманы джинсов, свитер растянут и болтается на плечах – типичный программист и холостяк.
-Знаешь, я устал сегодня. Нога немного ноет….. Потом разденусь и сам к тебе приду. Ладно? Я от тебя никуда не денусь, не спеши. Ложись поспи, если не голоден.
Как обычно. Нет, есть в нем все-таки что-то еврейское, кроме фамилии. Ответить вопросом на вопрос, или еще хуже – вообще проигнорировать тебя. Ким подавил раздражение и произнес как можно спокойнее:
-Я спешил сюда, к тебе. Несся, сломя голову. И вот мы вместе. Хочешь, чтобы я лег и заснул?
-Тогда подожди, пока я поем.
-Понял. Режим питания.
-Чтоб не сдохнуть, ага.
Андрей кивнул и спокойно вернулся на кухню. В комнату снова проник широкий луч света из коридора.
***
-Знаешь, у тебя и правда вид неважный. Ты не болен?
Эльфантель подпер подбородок левой рукой и меланхолично приподнял брови.
-Нет, с этим порядок. И не пил даже. - он усмехнулся, -Но, откровенно говоря, мне херово. Уж прости, если ожидал другого. Но все сложнее, чем кажется. Или, может быть, я хочу слишком много. Всего и сразу. Я привык пахать, ты же меня знаешь. Но, видимо, как-то не справляюсь…
Ким, соскучившись, смотрел так, как будто готовился его съесть. С трудом понимал, о чем он сейчас говорит. И держался из последних сил, пытаясь понять, что мешает им сейчас, хотел угадать его настроение и не разозлить настойчивостью.
-Я понимаю….. Прости, что бросил тебя одного. Все это произошло чертовски быстро и не вовремя… Но куда ж было деваться? Мне пришлось уехать. Я так рад, что ты меня дождался.
-А я махровый эгоист, да? Даже ни разу не спросил, как там тебе служилось. А ты и не думаешь обижаться.
Андрей опустил глаза и надолго замолчал, глядя в полную чашку. На крепком остывшем чае образовалась пленка. Он и есть-то не хотел. Сидел и молчал. Было в этом молчании что-то. В какой-то момент к Киму пришло понимание, что этого все-равно не избежать. И тогда он спросил прямо.
-Мне уехать, Андрей? Давай уже начистоту. Скажи как есть, не мучай.
-Нет, - быстро ответил тот, -Ты не там меня понял. Я просто не знаю….я еще ни с кем не жил вот так…. Идиотизм какой-то. Мне страшно. Тебе –нет?
-Нет. Ты же понимаешь, какой я?
-Да.
-Понимаешь, что мне нужно от тебя? Я ничего не боюсь. И ведь мы с тобою уже жили вместе. Все будет хорошо. Ничего не бойся. Если что, то я умею стрелять. Купим ружье.
-Отлично, - усмехнулся Эльфантель. –Теперь я полностью спокоен. Скажи мне вот еще что, Ким… где твои, блин, волосы?
Андрей едва заметно улыбнулся. Протянул руку через стол и двумя пальцами взял парня за подбородок. Ким вопросительно таращился в ответ темными горячими глазами.

А я ведь не такой сильный, каким могу показаться. Я подвержен и порокам и страхам. Но ты смотришь на меня как на высшее существо, влюблено, преданно, с тех самых пор еще…. И я не понимаю, за что ты меня ценишь, я не могу разгадать твой взгляд, но понимаю только, что не хочу этого знать. Пусть будет, как есть….

Андрей прищурился, уголки его губ медленно приподнялись вверх. Ким отодвинул нетронутый холодный чай, поднялся, обогнул разделяющий их стол и, приблизившись, склонился к нему, обнял осторожно и бережно. Андрей крепко обнял в ответ.
***
Месяц май, сочно-зеленый, солнечно-желтый, прозрачно-голубой, воздушный, праздничный. С ароматом дыма, с пыльцой одуванчиков, ковром расстилающихся на лугу. С мерным гудением пчел у цветущей розовым яблони, с просохшей землей, дающей всходы. Месяц ожесточенной совместной работы, бесконечного круговорота, усталости и душевного подъема.
Они учились понимать друг друга, привыкали к сдержанности и терпению, жаловаться друг на друга было некому. С каждым днем становилось теплее, дожди прекратились, земля просохла и стала пахнуть травой и солнцем, речка заискрилась, наполнилась жизнью. По ночам на воде орали лягушки, из густых зарослей доносилось теплое и методичное ку-ку, запели первые, редкие еще соловьи. По ночам эти звуки влетали в приоткрытое окно и Ким, подходя к нему, удивленно прислушивался. Это было царство природы, в котором кипела жизнь. Место чистое, не истоптанное человеческим муравейником.
Во дворе стало уютнее, а потом зацвели вишни под окнами и их белые лепестки летели в распахнутое окно, падали на кухонный стол и на пол. Ребята бесконечно трудились, дом требовал ремонта, вложений. Кое-какая земля тоже требовала ухода. Оказалось, что для полноценной жизни нужен сад, стол и лавочки под яблоней, баня и огород…. Эльфантель метался среди этого всего, планировал, осуществлял, тратил последние деньги на саженцы и доски.
Скрипучая перекошенная дверца на чердаке, пыль и паутина в волосах, новенькая металлическая стремянка, кисти, краска в жестяных банках. Каталоги, распечатки, завалами лежащие на столе, упаковки кафельной плитки, обои, огнеупорный лак, рулон линолеума на полу. Аккуратные небольшие руки программиста, по локоть перепачканные в земле, краске, клее. Боль в левой ноге и пояснице. Истрепанная клетчатая рубашка и единственная смена приличной одежды для офисной работы.
И, в общем-то, все стало естественно-обыденным, как у всех. Счета за свет и газ, стирка-готовка-убока почему-то всегда совместные, словно поодиночке в разных комнатах им было скучно. Смешные семейные поездки на машине в районный супермаркет, походы с тележкой через продуктовые ряды. Сигареты, шоколад, алкоголь. Незнакомые и равнодушные люди вокруг, кассирши в красных фартуках, прохожие на улице, игрушки, брошенные соседскими детьми в куче песка перед их домом.
Ночами Ким неизменно обнимал его, поворачивая лицом к себе, если Андрей успевал лечь раньше и уткнуться в стенку. Он стал взрослым настолько, что прекрасно понимал степень своей везучести. И старался не испытывать судьбу, подчиняясь Андрею во всем. Подавляя иногда свои желания, но не навязывая ему ничего, ничего не прося. Любить его было не так уж легко.
Из обыденности они вырывали себя сами. Выкатывали мощный мотоцикл, Андрей садился за руль и не спеша через поселок – до трассы. А там, на гладком асфальте он уже давал по газам, и Ким сзади обнимал его, как хотел, прижимался, чем хотел до удушья и бешеного сердцебиения, сливаясь и с ним и с мотоциклом в одно. Железный конь их с ревом взлетал в гору и дальше – до крупного областного центра изучать окрестности, едва успевая считывать названия с синих табличек вдоль дороги. И после всего этого – возвращение в темноте домой. Заглушенный горячий двигатель смолкает и слышно как тонким голосом истерит за воротами соседская собачонка. Но в крови по-прежнему ветер, в костях рев мотора, на душе легкость. А впереди еще целая теплая майская ночь. Чай на уличном столике, желтая лампочка над крыльцом, теплые руки, шепот и светящиеся глаза. Они были одни, но окруженные миллиардом звезд, и тысячами невидимых, но подающих голоса живых существ.
 
 
2.
 
Спустя месяц Ким устроился работать на шиномонтаж у заправочной станции. Добирался туда на мотоцикле. Работы было мало, зарплата смешная, но другого пока не было. Вечером, придя домой, они вдвоем привычно бросались за дела, забывали поесть и ложились спать голодными во втором часу ночи, потому что готовить было уже ни к чему. Это быстро стало совместной заразительной идеей. Навести порядок, обустроить все как можно лучше. В помощь были интернет да сосед, который охотно объяснял городским мальчикам что к чему.
Это был практически единственный человек, с которым они общались вне работы. Он за прошедший год успел близко сойтись с Андреем и теперь свободно входил во двор, мог перелезть через забор, разделяющий их участки и притопать со стороны сада. Теперь, живя вдвоем, привыкнуть к этому им было сложно.
Пару раз, услышав спросонья скрип калитки, Ким подрывался с постели и убегал в веранду, где стояло разложенное односпальное кресло. Андрей, измученный за прошедший день, закрывал лицо ладонями, не желая ни вставать, ни видеть, ни слышать.
Дядь Миша был мужик простой, обремененный большой семьей. Он был настолько глубоко женат, что, кажется, уже и не помнил себя холостым. Естественно, семейство много от него хотело: жена требовала, теща просила, дети лезли, а он, желая скрыться хоть ненадолго, вламывался к новому соседу. Вздыхал на утреннюю пустоту и тишину в его доме, садился на разобранную, еще теплую постель, ибо больше присесть было некуда. И хозяйственно расспрашивал о стоимости кафельной плитки и линолеума сваленных в углу комнаты, пока Эльфантель вяло одевался или чистил зубы, слушая его через распахнутую дверь.
-Откуда у тебя шрамы такие?
-С мотоцикла однажды полетел, - нехотя ответил Андрей, стоя в одном белье, и пытаясь найти среди навешанных на компьютерное кресло вещей, свою футболку.
-С этого самого? И так сильно уделался?
-Уделался, гм…. А вид такой, будто на мине подорвался. Четыре операции.
-Не хило. В армию, стало быть, не взяли?
-Военная кафедра.
-А, ну ясно. А племянник?
-Племянник? ….Ох. Это вы у него спросите. Он мне рассказывать ничего не хочет. Уже не знаю, может его там пытали.
-Нечего, видать, рассказывать. А я вот, в свое время успел насмотреться. На целую книгу хватит. Я ж на границе служил. С Китаем.
Андрей включил компьютер, слушая попутно известный уже рассказ дядь Миши. У того вскоре затренькал телефон.
-Люська…. Чет надо опять. Придумали на нашу голову эти мобильники. Раньше уйдешь на речку, сидишь себе с удочкой, сколько влезет. А сейчас шаг влево – уже звонить. Але! Да тут я. У Андрея. Че надо-то? А-а…, ну сейчас.
Сосед со вздохом попрощался, а Эльфантель привычно застучал по клавишам. Почта рабочая, почта личная. Он подрабатывал, занимаясь фрилансом.
Ким вышел из засады и вместо приветствия потрепал Андрея по волосам. Потом закрылся в ванной, и начал остервенело бриться. Темная щетина его раздражала, потому что в купе с черными глазами, делала его похожим на странного белокожего араба. Побрившись, он внимательно смотрел на себя в зеркало, щурил глаза. Волосы довольно быстро отрастали, к лицу уже прилип первый загар.
Солнце переместилось и уже почти не заглядывало в распахнутое окно. Негромко работало радио, а над чашками поднимался парок, на кухне сладко пахло гренками. Утро, когда никуда не нужно спешить и можно завтракать хоть два часа, было долгожданным и почти праздничным. Андрей закончил работу. Едва они сели за стол, как калитка во дворе заскрипела. Дядя Миша во всей своей необъятной красе уже топал через двор. Ким приподнялся, одернул зеленую штору, выглянул в окно и уронил вилку на обтянутый клеенкой стол.
-Слушай, это когда-нибудь закончится? Второй раз за утро идет. Может, будем уже запираться? У меня уже как у собаки, рефлекс на этот скрип – бежать….
Эльфантель сдавленно хмыкнул.
-Да, нехорошо. Застукает меня с племянником когда-нибудь…. Сожгут же к чертям, вместе с домом.
Ким испуганно покосился на Андрея.
-Что ты там бормочешь? С каким еще племянником?
-С тобой.
-Я – племянник?
-Да. Тихо сиди. Чего-то ему от нас надо.

-Присаживайся, дядь Миш.
-Да я по делу.
-У тебя дела, а у нас обед. Хочешь, чаю сделаю?
-Ну только если чаю.
Андрей поднялся из-за стола и достал из буфета третью чашку.
Дядя Миша покряхтел, влезая в узкое пространство между столом и высоким новым холодильником. Вместился. Потом положил на стол правый локоть и задал неожиданный и сакраментальный вопрос:
-Андрей, а ты же когда-то математику преподавал, да?
Эльфантель обернулся, держа в руке чайник, и подозрительно посмотрел на него.
-Я такое о себе рассказывал?
-Да. Не помнишь, наверное. Я и сам с того раза мало что запомнил. Хех….самогон то с пивом мешать не надо было. Я же говорил.
Ким покосился на Андрея, тот равнодушно пожал плечами и отвернулся.
-Так вот, - продолжил сосед, -У меня старшая поступает в этом году….
Договорить он не успел. Ким не сдержался и прыснул над тарелкой, Эльфантель обернулся, держа в руках кипяток и сверкая взглядом.
-Дядь Миш, ты издеваешься?!
-Ну а что?
-Что?! Какое на хрен сегодня мая?
-Да чего уж там…. Она девка умная, ей только разгону дать…..
-Готов на слово поверить. Вот только не надо на меня вешать такую ответственность! Ни за что!
Он плюхнул перед соседом синенькую чашку.
-Пей и иди с миром!
-Да погоди ты, Андрей. Там кое в чем ей надо бы помочь. Она и так все знает. Но для подстраховки. Ну понимаешь, просто возить некому в центр. Люська с малой сидит, а я на работе день, вечером – хозяйство.
-У тебя хозяйство – а у меня дом ремонта ждет. И я тоже, между прочим, работаю. Нет, не проси даже. У вас в школе учителя есть, в конце концов. Я давно уже не учитель.
-Андрей, ну по-соседски помоги. Без претензий, честно. Я знаю, ты можешь. А Насте очень надо. Она сама просит репетора ей найти, да как-то все не до того было. А теперь в слезы. Плачет, говорит, что боится не сдаст.
-Репетитора, дядь Миш. Не уговаривай даже. За три недели тут ничего не исправишь, хоть убейся. Можешь мне на слово поверить.
Андрей только вздохнул, отмахиваясь от него. Сосед жалобно свел брови.
-Настька –то…. Когда родилась – все болела. Мать с ней до пяти лет как с яйцом носилась. Чуть что, ветерок там, сквознячок – уже в больнице. Думали, ну что с нее вырастет то? Бледная, мелкая, тихая как мышь. А голова-то варит. Сами не знаем в кого уродилась. Люська, та девять еле закончила. Я тоже техникум кое-как –и на работу пошел. А она учится хорошо. На медаль идет. Одна из всего выпуска. Нужно ей помочь. Сказать, что все она сдаст и поступит. Мы с матерью ей в этом не авторитет, понимаешь?
Он пристально смотрел на Эльфантеля снизу вверх. Тот грозовой тучей стоял над ним, скрестив на груди руки.
-Да ты присядь, Андрей. Врать тебе не вру. И даже не в учебе дело. С ней поговорить нужно, понимаешь?
Андрей вздохнул и уселся за стол, лицом к окну. Яркий дневной свет высветлил его кожу, сделал прозрачными серые глаза, легкой рыжинкой пометил светлые ресницы и брови.
-Ну так что? Без претензий, честно.
-Думаешь, я авторитет, Миш?
-Я вот думаю, что тебе она поверит. Ты не такой…. Не здешний что ли. Куда учителям нашим…. У них огороды у самих по тридцать соток, куры да свиньи….
Дядя Миша ожидающе смотрел на Андрея. Ким опустил глаза, ковыряя вилкой расплавленный сыр на хлебе.
-С этого бы и начинал…. А то хозяйство, возить некому. Ладно, приводи вечером. Но поможешь мне за это, учти.
-Спасибо, сосед. –В голосе дяди Миши чувствовалось великое облегчение. –Помогу, конечно!
-Мне нужно мостик сколотить над водой. Напротив моего дома. Между двух тополей. Там очень пологий берег. Доски у меня есть. – Андрей улыбнулся, показав сжатые зубы.
-Сделаем, конечно! Не вопрос. –Сосед взял за чашку. –Я и сам уже лет десять думаю его построить. Да все руки не доходят.
***
-Ну что ты пялишься на меня? Или помогай, или убирайся отсюда.
Ким очнулся и схватился за лопату. Солнце давно уже напекло в затылок, хотелось пить и есть.
-И где мы его закопаем?
-Громче кричи. К нам и так через забор все норовят заглянуть.
-Да у тебя тут проходной двор.
-У меня стройка и ремонт. Вон там копай.
Эльфантель, взъерошенный, в клетчатой рубашке с закатанными по локоть рукавами, небрежно махнул рукою в угол сада. Ким, стоя над ним с лопатой, вздохнул.
Вечерело. На окрашенном в розовое небе, кривыми стрелами чиркали стрижи, а еще выше тянулись белые следы самолетов. Пахло сырой землею, травой, из сада тянуло прелой сыростью.
-Андрей, да брось ты на секунду свои помидоры и покажи нормально. Я не хочу переделывать все по десять раз.
-Мать твою…. Дай руку.
Он схватился за протянутый локоть и с трудом поднялся. Прихрамывая, направился вперед. Ким, волоча лопату, поплелся следом.
-Вот здесь сажай. И два ведра воды под каждый куст.
-Это типа будет межа?
-Копай давай без разговоров.
-Посади перед крыльцом сорок розовых кустов... Эльф, меня даже старшина так не дрючил. Ты вообще неугомонный, какой-то бешеный.
-А ты думал? Это тебе не на сеновале кувыр…. Черт! – Андрей сердито отмахнул назойливого комара и побрел к своей рассаде.

В восемь часов каждого вечера приходила ученица. Нужно было к этому времени хоть как-то привести себя в порядок. Ким обычно оставался доделывать то, что они не успели, а Андрей шел в дом. Девочка усаживалась за кухонный столик и ждала, пока Эльфантель торопливо умоется и переоденет в ванной пропитанную солнцем, пылью и потом рубашку.
После самого первого общения с соседской дочкой он несколько минут зачарованно бродил кругами по кухне и негромко удивлялся: -Боже, какой умный ребенок, Ким! Мишка не соврал. Очень способная, только забитая немного. Но в мой университет она бы прошла легко. Да я бы сам ее принял без экзаменов. Действительно, вот откуда что берется? В обычной семье такой талант! В какой-то деревне по соседству со мной! Удивительно. Была бы теперь возможность – я бы сам ее пропихнул на свой бывший факультет. Хотя….нужно узнать, куда она все-таки собралась, в какой город. Попробовать можно. –Он остановился и задумался, покусывая большой палец.
Ким, голодный и усталый, стоя у плиты, покосился на него.
-А сестрам почему не помог? Сказал, что связи потеряны. Тебя же ваш отец, кажется, просил помочь с их поступлением. Соврал, получается?
-Да потому что…. на кой им программирование? – всколыхнулся Андрей. -Катька все равно выйдет замуж через пол года за своего Русика ненаглядного. И в декрете благополучно осядет. А Зина – та вообще…. один гламур на уме.
-Своих, значит, отшиваешь, им учиться не надо. А ради соседской девочки готов ехать. Не похоже на тебя. У вас же семья – превыше всего.
-Зачем ехать? Позвоню кое-кому. Чувствую, что оно того стоит.
-Посмотри-ка, как он завелся…
-Ким! Да ты знаешь, как важно найти себя в этом мире? Уж не тебе ли об этом рассказывать? Ты и сам как давно был в ее возрасте? Знаешь, сколько людей сидят не на своих местах, работают не на своем месте, мучаются и терпят ради денег? Сколько талантов закопано из-за невнимательности, отсутствия поддержки и хороших наставников. А ведь это жизнь, она имеет свойство проходить. – Эльфантель подошел к окну и скрестил на груди руки, -Мне будет жаль, если ничего не выйдет. Но попытаться стоит.
-Успокойся, Андрей. Ты репетитор, а не нянька. Это не твоя забота.
-Да я же не об этом. Просто редко бывает такое. Когда встречаешь человека с такими же мозгами, как у тебя самого. Удивительно.
-Да еще и взрослую девицу. Действительно, тебе очень повезло. – Ким отвернулся и уставился в кастрюлю, где кипели макароны.
-Ой, а что это у нас такое? -Эльфантель с улыбкой приблизился к Киму со спины и подул ему в загорелую голую в шею.
-Если что, я быстро могу свалить. Мне и собирать-то нечего….
-Опять за старое взялся….
-Кроме тебя.
Андрей тихо рассмеялся и заглянул Киму в лицо: –Кроме меня? Серьезно?
-Мозги тебя, значит, заводят? Математика. Так и знал. Извращенец, - едва слышно пробормотал Ким.
-Старый хромой извращенец, - поправил Андрей, глядя в его темный затылок.
-Бедный к тому же, весь в долгах.
-Ну ты не богаче.
-Это да, и еще, вдобавок, глупее.
-Зато настойчивее.
-А наглость - второе счастье, слышал?
-Да. А что же тогда первое? – Эльфантель шагнул и встал рядом, прислонившись к жаркому крепкому плечу.
-Пожалуй, чувство юмора.
-Не такой уж ты и глупый.
-Должно быть. Иначе бы ты не стал меня терпеть рядом с собой.
-Мне кажется порою, что ты меня переоцениваешь. Это, конечно, забавно, но что будет, если я вдруг крупно облажаюсь? Разочаруешься?
-Ты тогда станешь ко мне еще ближе. - Ким выключил плиту и развернулся к Андрею.
Окно было нараспашку и через него, трогая шторку, влетал пахнущий одуванчиками, ветерок. Было видно, как искрится речка, а над ней, кружась, верещат черные стрижи.
***
Ровно через неделю Ким проснулся рано утром от шума летнего дождя, даже скорее ливня. В комнате было сумрачно, холодно, из кухни доносился голос Андрея, кажется, он говорил по телефону. Стало тревожно, потому что обычно на выходных Эльфантель крепко отсыпал свои законные десять часов. Поднять раньше времени его могло только чрезвычайное обстоятельство.
Без него было холодно и тоскливо. Ким настолько привык чувствовать его рядом – что, казалось уже и не заснет без привычного тепла под боком. Поэтому вылез из кровати и пришлепал по прохладному деревянному полу босиком, остановился в дверях, позевывая и почесываясь, пытаясь натянуть на голом покрывшемся мурашками теле трусы, то повыше, то пониже, впрочем, и так и так - все равно было холодно.
Андрей заметил его и кивнул, затем, отвел взгляд, весь углубленный в разговор. Он сам был взъерошенный и полусонный.
-Пап, ну давай я позвоню ей сам….Да почему не станет слушать? Ну знаю, да… Откуда? А это здесь при чем? Тьфу ты! А с кем она сейчас? Ну а он что ей, мозги не может вправить? ……Какое на хрен, дитя? Кобыла необъезженная….Да я не ругаюсь. Нет. Пап, да могу, в принципе, но тут дел… Да ты сам-то не матерись, пожалуйста! Все. Все, я понял!
Андрей отключил мобильник и аккуратно положил его. Затем оперся о стол локтями и вздохнул.
-Чего, Эльф? Все нормально?
-Да, в общем-то. Не знаю…. Так не хочется куда-то тащиться. В такую даль…, - он потер ладонями лицо. Вздохнул. –Придется.
-Куда?
-Да домой к родителям. Я там, и правда, уже пол года не был. Отец выматерил за это. А еще за то, что я эгоист, и равнодушный ко всем на свете. Но это, по-моему, одно и то же, да?
Ким, прислонившийся к косяку, пожал плечами.
-И чего, ехать теперь из-за этого?
Андрей усмехнулся.
-Он просит приехать и поговорить с сестрой. С одной из младших, с самой младшей. Оно видите ли отказывается получать школьный аттестат, потому что хочет взять другое имя. Совсем уже….
-Имя? Че за бред в субботнее утро?
Ким окончательно проснулся, вошел полностью на кухню.
-Ну что бред, я согласен. И надо с этим что-то делать. Ей не важно, что это все трата времени, что может пролететь с поступлением. Хоть трава не расти. Самое важное – свои прихоти удовлетворить. Никогда этого не пойму…
-А что за имя хоть?
-Зара, блин, - Андрей усмехнулся и запрокинул голову к потолку. –Ой, держите меня трое….какие страсти!
-Зара? – Ким прищурил глаза. –Зара Эльфатнель. Эффектно. Это которая Катя?
-Это которая Зинаида.
-Хм…. Знаешь, Андрей, я б тоже такое имя поменял. Какого хрена вы вообще ее назвали как продавщицу из сельпо?
Андрей вздернул брови.
-Я что ли называл? Меня там и близко не было. Я в деревне был….. Приезжаю в конце лета – у нас пополнение: Катя и Зина. Я вообще путал их между собой и не мог запомнить никак, пока они не подросли. И знаешь, в чем прикол? Ее это имя вообще не беспокоило никогда. Оно редкое и в чем-то даже интересное. Однажды кто-то в компании подшутил – а она приняла близко к сердцу. И пошло – поехало.
-Нехорошо подшутили, видно…
-Ну не знаю, что ее так зацепило. Мама называла всех детей в честь родни. Я – в честь деда, что на Великой Отечественной погиб. Оля – в честь прабабушки, Аня – в честь тети нашего отца. А этих двоих - по именам своих бабушек. Мама любит историю, генеалогическое древо составляет, копается каких-то архивах, родню ищет по всему свету…. Представляю, как ей обидно. Зинка всегда проблемная была, с самого рождения. Она родилась второй из близнецов – что-то там пошло не так. Врачи маме сказали, что больше детей не будет.
-Вот как, - Ким искренне удивился. –А она что, еще хотела?
-Она же верующая у нас, Ким. Дочка священника. Рожала бы, наверное….
-Ничего себе! У тебя что, дед - священник?!
-Да, был, - спокойно ответил Андрей, -Умер рано, почти не помню его. Вот так вот…., - он вздохнул. –Я пойду собираться.
-Я с тобой.
-Ну давай. Благословения заодно попросим. Большие детки – большие бедки.
Ким вскинул на него сердитый взгляд.
-Что ты хочешь этим сказать? Я поеду к себе домой. У меня тоже есть родственники.
-Извини, – Андрей поднялся и серьезно взглянул на него сверху. -Тебе повезло, если ты уверен в том, что твои родители примут тебя любого. Ты, возможно, даже не думаешь об этом. А я – просто рад, что далеко живу, и они сюда не ездят, потому что заняты внуками. Меня они убьют…
-Ну и не рассказывай им ничего. Я же тебя не прошу. И в гости с тобой не навязываюсь. Вот только неужели ты думаешь, что они никогда ничего не поймут? Мы ведь живем вместе, или нет?
-Живем. Я просто надеюсь, что они как можно дольше не будут мной интересоваться. О большем я не думал.
Ким покачал головой.
-И чего же ты боишься? Что они могут сделать тебе, даже если узнают? Ну попсихуют, общаться не будут какое-то время. Или им внуков мало?
-Это не важно. Я боюсь того, что я могу причинить им. Понимаешь? Это слишком серьезный разговор, не хочу вообще эту тему трогать. Не хочу.
Он быстро поднялся и вышел. Откинутая голова, гордая прямая спина, голые, стройные белые ноги. Ким проводил его пристальным взглядом.

Ближе к полудню дождь прекратился и небо прояснилось. В воздухе висела сырость, впереди, из-за горизонта вырисовывался холмистый свежий зеленый пейзаж с бесконечной темно серой лентой дороги. Андрей включил в машине печку, его знобило от сырости и недосыпа.
-Давай я поведу. Хочешь? –Ты, наверное, устал?
Эльфантель не спеша перестроился, надавил на газ, машина легко пошла в гору.
-Это как в анекдоте: Эй, ты не устал? Давай теперь я буду сверху? Петрович, бл..дь, держи стремянку крепче!
Ким усмехнулся.
-Ой, смотри-ка овечки!
На скорости в сто десять километров они пронеслись мимо небольшой отары и пастуха, который столбом возвышался среди пушистых серых тонконогих клубков шерсти.
Ким с ухмылкой покосился на Андрея.
-Да, Эльф, а еще по полям бегают коровки, козочки и курочки. Ты как ребенок.
-Чего ты там бормочешь, унылая чаща? Посмотри, какая вокруг красота! – Андрей улыбался, -Чистота, природа. Нормальные села, люди живность держат. Чего тебе не так?
-Не знаю… Ну деревня как деревня, проехали и ладно. А ты каждый дом рассматриваешь. И везде тебе хорошо.
Андрей рассмеялся, вполоборота развернув к нему лицо. Ким сидел задумчивый и тихий.
-Послушай, тебе не скучно? Может, все уже надоело?
-В смысле?
-Ты совсем молодой парень. Все эти загоны с работой, домом, огородом. Тебе это вообще нужно? Мог бы и остаться на прежнем месте.
-Хочешь выгнать меня?
-Нет, конечно. Да о чем ты вообще? - Андрей сбавил скорость, дорога была разбита.
-Знаешь что, Андрей….. Ты вообще кого-нибудь хотел хоть раз до боли, до скрипа на зубах? Ну хоть разочек? Тамарку там, Любку свою, не знаю, кто там еще у тебя был…. Вряд ли. – Ким сполз вниз по сиденью и отвернулся в окно.
-На что ты обижаешься?
-А еще, - перебил его Ким, -Глядя на тебя, я иногда думаю, что если бы не я – то был бы кто-то другой. И ты был бы с ним таким же как со мною. Или с ней – неважно. Абсолютно точно так же строил бы свою жизнь.
Эльфантель промолчал, дослушал. Догнали фуру, и он сосредоточился на движении, подыскивая момент, чтобы обогнать. Пришлось сбросить скорость, дорога петляла, как пьяная, солнце слепило глаза. Они проплелись за фурой пару десятков километров, пока, наконец, появилась возможность вынырнуть из-за нее на встречку. К тому времени, Ким уже обо всем сказанном пожалел.
-Слушай, Андрей…
- Я хочу, чтобы мы навсегда закрыли эту тему, - перебил в свою очередь Эльфантель. –Если я тебя обидел, то прости. Но мне не безразлично, где ты работаешь, как проводишь свое время без меня. Я сюда уехал, потому что хотел, мне это было нужно. Но не уверен, что ты хотел этого, ты переехал только из-за меня. Я знаю, твоя нынешняя работа тебе не нравится, но другой нет. Нет развлечений и друзей, это я тоже понимаю. Не на что обижаться. Если захочешь уехать – я пойму. Если захочешь остаться – я буду только рад. Я и так твой, я никого больше не хочу, - твердо произнес он, -Мне хорошо с тобой. Запомни и больше не говори больше обо мне как о сухом бревне.
Ким повернулся к нему, притих, слушая тираду. Лицо у Андрея было совершенно спокойное. Не было даже понятно, сердится ли он, или расстроен. Ссориться на пустом месте было глупо. Эльфантель вскоре сбавил скорость, притормозил и съехал на травянистую обочину. Потом повернулся к своему оглушенному пассажиру.
-Садись за руль, -с улыбкой произнес он, -Вижу, тебе скучно. Думать начинаешь. Поменьше думай.
Ким с удовольствием выбрался из машины, разминая затекшие ноги и спину.

Город встретил традиционной пробкой на въезде. Уже который год ремонтировали мост через Дон, движение было сужено до двух полос. От асфальта поднималось марево, вползало в салон автомобиля душной волной. Пахло бензином, битумом и дорожной пылью. Ким, соскучившись по большому городу, с удовольствием вдыхал этот запах, жар и шум. Из магнитолы тянулась музыка, Андрей дремал на откинутом сиденье, повернув голову набок.
Едва переехали мост, он проснулся.
-Доброе утро, страна.
-Что, уже прибыли? - Андрей не спеша потянулся, выставил вперед согнутые в локтях руки. –Классно вздремнул.
-Да еще бы. С самого Острогожска.
-Храпел?
-Еще как.
Андрей улыбнулся, рассматривая знакомые улицы.
-Я выйду поближе к центру. Тебе так будет удобно?
-Я никуда не спешу. Езжай до самого дома.
-Зайдешь тогда ко мне?
-Нет, не сейчас. – Эльфантель прищурился. -Может, ночевать приду. Не знаю пока.
***
Ким бросил на пол дорожную сумку и прошелся по комнатам. Дома был не то, что бы полный бардак, скорее царил дух запустения. На кухонном подоконнике стояла переполненная, с горкой, пепельница, рядом с нею – пара дохлых мух, не выдержавших никотиновой атаки. В окно весело чирикали воробьи, москитная сетка забилась серой городской пылью, снаружи с нее клоками свисал тополиный пух.
Он заглянул в холодильник и поморщился. Полки были забиты какими-то банками, смятыми пакетиками, пахло ужасно. Прибрался машинально, поставил чайник и включил телевизор. Позвонил матери, пообещал обязательно заскочить к ней до отъезда.
Олег пришел под вечер. Такой же: моложавый, темноволосый. Седина вообще не спешила его трогать. Пришел в пыльных кроссовках и с пакетом в руках. И неожиданно обрадовался, увидев дома сына.
-Ты на совсем?
-В гости.
-А-а-а. Ну и как там? Что, этот твой, не спился еще там, в деревне?
Ким отодвинул от себя тарелку и вскинул на Олега холодный взгляд. Молча откинулся на спинку стула.
-Да шучу я, чего ты бычишься сразу? Не думал я его трогать, вот уж – больная тема…. Ну а что там делать – то еще в деревне? Самогонку гнать, да пить ее.
-Откуда ты все знаешь? Ладно, я, пожалуй, спать.
Ким поднялся.
-Посиди, еще рано. Скоро трансляция начнется. Наши против Черногории.
На часах было семь вечера. Ким снова сел на стул и уставился в телевизор. Какой-то развлекательный отечественный сериальчик. Олег любил смотреть все подряд.
-Работаешь где-нибудь?
-Да, шиномонтаж.
-Платят?
-Неважно. Буду другое место искать.
-Пиво будешь?
-Давай.
За окном стемнело. В окнах соседнего дома загорелся желтый свет. Какая-то женщина вышла на балкон. Покурила, опершись о перила. Потом сняла с сушилки белье и вернулась в квартиру. Во дворе было пусто, не считая пары припаркованных автомобилей. Воздух казался душным и сухим. Ким закрыл окно и вздохнул. После выпитого потянуло в сон.
-Нет, я пожалуй, спать. Устал чего-то.
-Ну, иди. Андрей придет сюда?
-Я не знаю. Может быть. Он тебе нужен зачем-то?
-О, черт! Пропустил мяч! Лошара! – заорал Олег.
Матч Россия – Черногория не впечатлял, разговор не клеился. Поэтому Ким ушел в свою комнату, разделся и лег спать.

Эльфантель позвонил на мобильник ночью. Попросил забрать его у подъезда.
Жмурясь и ежась, Ким выбрался из постели. На телефоне высветилось два часа. Быстро натянув джинсы, он выскочил из квартиры. В подъезде было оглушающее темно.
-Гребаные жмоты! –прошипел он, имея ввиду соседей. Лампочки никто менять и не думал. Только они с Олегом прежде это делали, а теперь, видно и Олег на все забил.
Пришлось светить телефоном.
Эльфантель стоял у крыльца в тишине и темноте.
-Почему не позвонил в домофон?
-Он не работает.
-Вот черт! Ну пойдем.
Андрей нехотя отлепился от металлических перил. Ким пристально всмотрелся в него и, тут же перегородил ему дорогу, встал в позу сварливой жены, уперевшись в бока кулаками.
-О-о-о, батенька. Да мы ж навеселе. Уж не дома ли тебя так славно угостили?
-Потом расскажу. Спать хочу ужасно. Ты меня пустишь или нет?
-Насыщенный был денек, да? Ну что делать с тобою? Пойдем.
В квартире Эльфантель быстро прошмыгнул в ванную, Ким даже не успел его рассмотреть. Но было очевидно, что набрался он неслабо.
Не отойдет за ночь. Придется самому везти домой это тело. Где машину оставил, интересно, он хоть это помнит?
В тепле его разморило, и Андрей как был, в одежде, упал на кровать.
-Выключи свет. Ч-черт, какие ж карусели. Труба мне завтра….
-Может таблетку?
-Да хули толку? Все в кровь уже всосалось…. Спать хочу. Све-е-т.
-Гуляка, блин. -Ким щелкнул выключателем. –Ты бы хоть разделся. Пьянь.
Эльфантель не шевелился. Пришлось ползти в темноте через двуспальную койку, нащупывать его ноги и сдергивать носки. Джинсы были качественные, толстые и жесткие. Ким просунул руки под его поясницу и расстегнул широкий ремень. Стянул их немного. И остановился. Двигаться становилось все тяжелее. Будто от Андрея по воздуху передавалось опьянение.
-Эльф! Эй? Спишь?
Тот уже спал лежа на животе и отвернув лицо к стене. Это было странное и смешное положение. Ким вздохнул и покорно стащил с него брюки. Потом и белье. С рубашкой было сложнее. Пришлось вытащить его руки из-под подушки, которую он обнимал, завести их за спину и стянуть рукава. Андрей так и не проснулся. Только вздохнул, пробормотал что-то, пошевелился, укладываясь поудобнее. Он него горько пахло алкоголем, сладко – им самим. А еще табачным дымом и улицей. Ким наклонился и поцеловал его между лопаток. Кожа была теплой, сухой и гладкой. Глаза к темноте уже привыкли. Он стал рассматривать без зазрения совести и даже с некоторым садистским, мстительным чувством. Стройные, очень привлекательные ноги. С небольшими ступнями, подтянутыми, хорошо развитыми икрами. Гладкие ягодицы белели в темноте. Можно было потрогать, не получив в ответ непосредственный отказ в виде быстро перехваченной на полпути руки. И он потрогал. Погладил нежную спину с мягкой, томной ложбинкой, ямочки на пояснице. Прошелся по русым волосам и теплым плечам Андрея.
Напрасно. Стало гораздо хуже. Было ясно, что его не разбудить. Оставалось только накрыть одеялом, отвернуться и пожелать себе спокойной ночи. Но сон улетучился. Убежал, сверкая в ночи пятками. Ким сидел в жаркой атмосфере темной запертой комнаты и смотрел на спящего человека. И чувствовал при этом себя удивительно. Несмотря на почти двухлетние отношения с ним, он только сейчас понял, насколько сильно его возбуждает чужое мужское тело. До нервной дрожи, мурашек, пятен в глазах, до точки закипания. Совсем не так, как женское, по-другому. Более пронзительно и глубоко. Это странное, саднящее и тревожное чувство проникало во все клетки, трепыхалось в животе и плавилось в спинном мозге. Его это не пугало. Он чувствовал себя счастливым оттого, что имеет возможность быть вместе с мужчиной, любить его. Был рад тому, что его друг пришел этой ночью к нему, как к самому надежному причалу, а не остался где-то в другом месте. Это было тихое, приятное открытие, с которым он остался этой ночью один на один.
Только было жаль, что Андрей так крепко спит. И Ким, стиснув зубы, поражался собственной силе воли. Сколько еще можно будет это терпеть? У этого умника слишком много всего под запретом. Любое действие сейчас было бы расценено им как преступление, повод обидеться или еще хуже – произнести нравоучительную тираду. Как в машине недавно. При этом сам он позволяет себе куда больше, ему разрешено…. Ну а сейчас это просто спящий человек. И беззащитный. Да невменяемый, чего уж там…. Не насиловать же его? Хотя когда-нибудь он этого дождется.
Ким быстро разделся, лег и прижался к нему. Обхватил рукой и закинул на него ногу. Поцеловал в плечо, погладил шею и спину. Было жаль, что Андрей слишком много выпил. Если бы чуть меньше – все было бы по-другому. Невозможно было не думать, не представлять и не вспоминать. Ким полежал немного, затем сердито отстранился и потянулся за одеялом. Накрыл его, оставшись лежать в темноте с вытаращенными глазами и телом, переполненным желаниями. Руки сами потянулись вниз, ничего другого не оставалось.
***
-Ты как?
-Стабилен. -Эльфантель вяло приподнялся, часто моргая и почесал свой лоб. –Пронесло на этот раз. Хотя думал, что будет не так радужно…. Все-таки неплохой был, видимо, коньяк. А-а сколько времени?
-Два часа уже пополудни…. И в честь чего была жестокая попойка?
-Встреча выпускников.
-Да ты что? Серьезно? Ты даже ничего не сказал мне. Ну как так можно? Свин! – Ким залез к нему на кровать и ущипнул за голую, торчащую из-под одеяла ногу.
Андрей закатил глаза и упал на спину, раскинув в сторону руки.
-Да за что ты меня так? Это вообще случайно вышло. Я ж не за этим ехал. И идти туда не хотел.
-Но пошел все-таки?
-Это вообще-то страшно… увидеть одноклассниц с морщинами. Да еще и толстых. Помнишь-то их совсем другими, а тут…. Кажется порою, что ты сам ни черта вот не меняешься, люди вокруг стареют, а ты - ни капли. Нет, уж, я больше ни ногой на такие мероприятия. Еще пару десятков лет и это уже будут байки из склепа….,- Эльфантель откинул пушистое одеяло, приподнялся. –Подожди…..какого хрена я такой голый?
-Не знаю, ты пришел такой, - сердито ответил Ким.
-Нет, серьезно. И в чужом доме. Это ты, что ли постарался?
Ким сделал отстраненное лицо.
-Нет. Ты сам. Пришел. Увидел. Победил.
Андрей натянул на себя одеяло и как-то странно взглянул. Потом прошелся глазами по комнате. Солнце в окно уже не попадало, стояло высоко, но было очевидно, что денек жаркий. Было тихо, только отдаленно шумели где-то машины.
-Эльф, а сколько выпуску твоему?
-Ну сам посчитай. Мне сколько лет?
-Это…пятнадцать что ли! – ужаснулся Ким.
Андрей вяло усмехнулся.
-Да разве ж это много? Хотя для тебя должно быть не так уж и мало. Слушай, отец твой дома?
-Вышел куда-то.
-Хорошо…. Тогда я, пожалуй, поползу в умывальню.
-Чего ты его так боишься?
-Я не боюсь, - Эльфантель нахмурился. –Ты бы на моем месте хотел бы сейчас столкнуться с кем-то? Голый, с перегаром.
-Да ему безразлично. Он, вообще-то догадывается, наверное, обо всем. Хотя я ничего не рассказывал.
-Я бы так уверенно не говорил о безразличии. К жизни единственного сына.
Ким поднялся с кровати.
-Там завтрак. Вставай уже. Если не тошнит, но поедим да поедем. Я уже и мать успел проведать, пока ты спал. Обрадовалась мне. Как там, у тебя, кстати, прошло? Сестренку уломали?
-Ой, не напоминай. – Андрей снова упал на подушку. –Они с нею еще намучаются, чувствую…. Договорились кое-как. Но в голове, конечно, у нее ветер. Хотя я, в какой-то момент хотел оставить все как есть. Пусть учится на своих ошибках, раз к тому все идет. Не поступит если – пойдет работать, дома ее никто утешать и жалеть не будет. Годик нянечкой или санитаркой отпашет – побежит сама в институт как миленькая. Жизнь всему научит, холить и лелеять ее у нас точно не будут.
-Ну вы и звери. А родители как? Здоровы?
Андрей покосился в сторону Кима.
-Да, в общем-то…. Слушай, это что, правда, все было?
-Что? – не понял Ким.
-Ну то, что я пришел там и… Я ж как сапожник был в стельку….
Ким промолчал, не зная, что теперь говорить и на какой стадии придет пора это прекратить, но Эльфантель ответил сам.
-Не помню ни черта…. Нет. Все-таки дрянь пили, раз не помню. Такого не должно быть.
Ким слегка растерялся, заполз на кровать. Больше всего хотелось сейчас накрыть его. Эти светящиеся плечи и гладкую грудь. Пригреться рядом и не отпускать от себя. Но вместо этого он только смотрел и говорил с ним о чем-то непонятном.
-Да все нормально, все хорошо. Чего ты так дергаешься?
Андрей повернул к нему недовольное лицо.
-Это ненормально. Мы же люди в конце - концов. Ну дал бы мне в челюсть, я бы и отрубился. Что ты все терпишь? Я бы точно тебе двинул, уж поверь.
-Я это знаю. Ты давай уже, очухивайся. Времени – третий час.

Чай пришлось заваривать повторно, потому что безнадежно остыл. Пока Андрей отмывался от вчерашней пьянки, Олег успел вернуться. Закинул на кухонный стол пару пачек «Балканской звезды» и врубил телек.
Завтракали втроем, уставившись в галдящий телевизор. Андрей был молчалив, Олег чем-то озабочен, беспрестанно курил. Киму опротивел густой, никуда не улетучивающийся запах сигарет, хотелось поскорее уехать. Бросив недопитый чай, он пошел в комнату, собирать свои и Андрея вещи. Едва он скрылся, Олег перевел взгляд на Андрея. Тот, сидел напротив, смотря в пол. Но, почувствовав на себе тяжелый взгляд, поднял на Олега глаза. Спокойный, уверенный и серьезный.
-Ты как еще долго с ним будешь? – негромко спросил Олег. Телевизор, впрочем, все равно заглушал все звуки, даже в коридоре его никто бы не услышал.
Андрей не спеша поставил на стол свою кружку.
-Пока не надоест.
-Ясно. – Олег снова уставился в телевизор. Больше ничего не говорил.
-Пока ему не надоест. – добавил Андрей. Отодвинулся вместе со стулом, поднялся и вышел из кухни.

Выехали не так уж и поздно. Ким – за рулем, Андрей рядом, скрестив руки и хмурясь на движущиеся в попутном направлении автомобили. Движение было затруднено на всех центральных улицах: слишком много машин, пробки, светофоры на каждом перекрестке, пешеходные переходы. Чахлые старые автобусы оставляли после себя дымный след, в машине было удручающе душно. Это изматывало. Играло радио: музыка, новости. Злое солнце жарило через лобовое стекло, хотелось пить.
-Город как меняется….. За последние пару лет столько всего отстроилось. Я хочу заехать куда-нибудь. Ким, мы ведь не спешим?
-Нет. Успеем, конечно. Куда бы ты хотел?
В торговом центре было прохладно, нарядно и празднично. Играла ритмичная гитарная запись, и вообще, было как в раю, только слишком многолюдно для настоящего рая. Не сговариваясь, они поднялись на эскалаторе на последний этаж, накупили холодных напитков и уселись под стеклянным куполом. Солнце под ним казалось теперь мягким и нежным, свет рассеивался по большому, галдящему на разные голоса этажу.
-Оля с детьми хочет приехать ко мне. –Эльфантель смотрел куда-то в сторону. Ким проследил за его взглядом. Миниатюрный красный паровозик из фанеры повез детей мимо столиков в глубину здания. –Я рассказал как у нас классно. А мм здесь душно в городе. Дачи никакой нет. Ту, что была у Женьки, продали после свадьбы. А теперь жалеют. Хотят ко мне, на природу. Типа я одинок, заброшен и живу одни в целом большом доме…..
-На все лето?
-Не знаю пока. Ольга в августе выходит на работу. Зато у Ани еще два года декрета. Мне, честно, говоря, страшновато. Четверо детей, дом недоделан, никакой нет мебели. И отказать им будет ненормально…. – Эльфантель, развалившийся в плетеном кресле, внезапно выпрямился, глядя куда-то за спину Киму. Тот обернулся и тут же тонкие белые руки с модным бирюзовым маникюром легли ему на плечи.
Валька склонилась и чмокнула его в шею. Ким поднял голову и увидел ее, а потом еще и девочку в зеленом сарафане, неуверенно переминающуюся с ноги на ногу.
-Алиска! Это ты? Как изменилась!
-Да. Представляешь! В первый класс осенью пойдет. Да, Алис? Садись вон туда. Ким, ну привет. Я тебя со спины узнала даже без твоей длинной прически. Сама удивляюсь. Иду и думаю – он не он? Нет, все-таки он! Ну, ты когда вернулся, поросенок? Ни пол слова. – тараторила девушка, -Хоть бы сообщил, как не стыдно-то? Ну, рассказывай, где был, что видел? Ну волосы-то как жалко! Такая грива была – обзавидуешься!
-Валь, есть волосы…. Кое что сохранилось. Чего там рассказывать? Ты и так все знаешь, переписывались ведь. – он улыбнулся, глядя на нее снизу вверх.
-Стрелять хотя бы научился?
Ким словно нехотя качнул головой.
-Хм… пришлось…. Валь, это Андрей. А это крестница моя, - он улыбнулся девочке.
-Очень приятно, - Валя заметила, наконец, Эльфантеля и чуть приутихла. Ким поднялся и придвинул ей кресло. – Угостить вас чем-нибудь? Алиса?
-Мороженое. –попросила она. –Из Макдональдса.
-Давайте я схожу. – Андрей поставил картонный стаканчик на столик и поднялся. –Может, что-то еще?
-Нет, нет. Спасибо.
Эльфантель покинул их и нырнул в шумную толпу.
-Господи…. Теперь будет считать, что я ненормальная и кидаюсь на людей…. А я просто обрадовалась увидев старого друга. Слушай, а чего это он?
Ким пожал плечами.
-Ну такой вот.
-Запросто угощает чужих детей мороженым?
-Почему бы и нет?
Ким улыбнулся Алисе.
-Значит, распрощалась с детским садом?
-Ага, - расплылась в ответной улыбке девчушка.
-И что, выпускной у вас был? Платье, наверное, красивое? Ну-ка расскажи.
Алиса открыла было рот, но мать перебила ее, больно уцепившись ногтями за руку Кима.
-Подожди… так это Андрей? К которому ты уехал? Тот самый?
Ким усмехнулся и потянулся за своей кока колой.
-Да ты просто Шерлок Холмс, детка.
-Брось. Он же сам палится, - громко произнесла она, -И не понимает этого. Вы себя даже ведете как семейная пара, послушай….
Ким сдержал желание одернуть ее. Было неприятно. Как будто оказался посреди улицы в одном нижнем белье. Он жалел, что открылся ей когда-то под наплывом чувств, ей тогда было плохо, хотелось утешить, доутешался вот. Жизнь развела их в разные стороны, виделись теперь крайне редко. И, хотя не было причин не доверять, все же было страшновато знать, что такая шумная и активная девушка знает о тебе слишком много.
-Он просто покупает мороженое. Не смотри так. У него нет ни хвоста, ни крыльев.
Алиса засмеялась. Ким тоже улыбнулся собственным словам.
-Ни за что бы не сказала. Он же на сто процентов… - она посмотрела на дочку, - натур продукт. Выглядит, по крайней мере, так. Я почему-то думала, он старше. Представляла, что такой дядечка с бородкой и масляными глазками…. профессор.
-До профессора он не дорос. Хотя смог бы. Уж ему-то ума не занимать, - не без гордости в голосе вставил Ким.
Валька щурила глаза, сканируя малоприметную фигуру у прилавка фудкорта. В этот раз она была естественной брюнеткой с волосами до плеч, что гораздо больше шло к ее скуластому лицу с полными, сочными губами.
-Такой обычный – оценивала она, -Строгий с виду. И симпатичный, но не в этом смысле…. Скажу честно, из вас двоих ты больше смахиваешь на….ну….
Ким углубился в кресло и нахмурился, надеясь, что она, наконец, заметит его настроение.
-На ну кого? По каким признакам ты это определяешь? Или ты, может, видишь ауру? Давай сменим уже тему, ребенок с нами скучает. А мне это безразлично.
Валя перевела на Кима взгляд и замялась.
-Слушай, прости. Я чем старше, тем эмоциональнее становлюсь. Но знаешь, вы как-то гармонируете, оттеняете друг друга что ли. Как черное и белое. Удивительно.
-Не бросай при нем таких фраз, он не оценит. Даже рассердится. Он бывает нервный. Может кресло кинуть…..
-Наговариваешь. – Валя быстро вскинула глаза и развернулась боком к возвращающемуся Андрею. –Он не такой. Думаю, он ранимый человек, а ты просто его бесишь.

Андрей оставил их, изъявив желание прогуляться. Ким с трудом отпустил его, общаясь с подругой о пустяках, рассказывая и слушая, искал его глазами в толпе. Алиса доедала второе мороженое.
-Ну расскажи мне, как вы живете?
-Как все люди. Работаем, отдыхаем.
-Домой часто приезжаете?
-Наш дом теперь там. А сюда в гости.
-А родители как к этому относятся?
-Никак.
-Не знают, что ли?
-Не знают.
-Ну это ведь получается обман.
-А что делать? Всем так легче. И нам и им.
-Неужели так все серьезно?
Ким перевел на подругу пристальный взгляд.
-Валь, а у тебя самой когда-нибудь было несерьезно?
Она глянула без улыбки, как-то грустно.
-Да что обо мне-то? У меня – как у всех. А вот тебя мне жалко.
-Да почему это? – нахмурился он.
-Детей не будет. И вообще – всю жизнь как под покрывалом. Разве это легко?
Он опустил глаза. Разговаривать было неудобно. Слишком шумно. Но, пожалуй, именно в этом людском шуме и тонули все страхи.
-Мне ехать нужно. Я, в следующий раз, как приеду, зайду к вам, хорошо?
Валька кивнула и протянула ему руку.
-Заходи.
С легким сердцем Ким помчался к эскалатору, вынося из этого разговора одну-единственную мысль – о том, что все свое нужно держать при себе. И молчать, не допуская в душу никого постороннего. Больше всего ему сейчас хотелось увидеть Андрея. Напитаться его спокойствием и уверенностью. И быть с ним.

-Как тебе вот это?
Эльфантель аккуратно извлек на свет темно-синий матовый пиджак молодежного кроя.
-Ничего, красиво. В твоем духе.
-Это для тебя.
-Да ну брось, -Ким отмахнулся. –Куда мне в этом? На фиг надо. Пошли уже отсюда.
-Что еще за нафиг? Пойдем мерить.
Ким вздохнул, протянул руку и нащупал ценник.
-Прилично стоит. Нет, серьезно, я не хочу.
-Это не дорого, поверь. Сейчас скидки. Я хочу, чтобы у тебя было что-то такое красивое. –Эльфантель пялился на этикетку. -Это я в последние годы привык к тряпкам с рынка, а прежде, помню: старался, загонялся, подбирал.
-Андрей, у меня с деньгами напряг. Давай потом как-нибудь.
Тот упрямо покачал головой.
-Это будет мой подарок. Допустим, на прошедший Новый год. Или день рождения, когда он там у тебя?
-В ноябре.
-В ноябре, вот, - Андрей вскинул усталые, слегка покрасневшие глаза. –Ну? Пойдем прикинем?
Навстречу уже топала услужливая счастливая продавщица.

-Красиво, в общем-то. Только вот зачем мне это….наряжаться и быть похожим на торт? Все равно в двигателях буду до пенсии копаться.
-Ой, заткнись. – Андрей придирчиво осматривал его, обход с разных сторон. –Не будешь. Что бы еще понимал. Ты совсем молодой парень, нужно уметь одеваться. Ты же красивый, понимаешь? Сам-то видишь или нет? – тихо добавил он.
-Вижу, - Ким отвернулся от зеркала.
-Высокий, стройный. Пиджак сидит как влитой. Плечи вот какие. – Андрей схватил его за локти и развернул лицом к себе. – Я это куплю. А еще ту рубашку с якорями.
-Только не с якорями, пожалуйста. Я же буду в ней как дебил переросток.
-Будешь, если не научишься держать свой рот на замке.
-Может, лучше вот эту, в клеточку….а?
-Нет, - Эльфантель склонил голову набок. –У нее клетка на воротнике косо расположена. Получается кривой рисунок. Видишь или нет?
-Да ты что? - Ким схватил приглянувшуюся рубашку и поднес к лицу. –Действительно. Никогда не обращал внимания на такие детали. Я как-то больше смотрю на образ в целом. На форму и на цвет.
-Это разница в восприятии. Мы разные и видим поэтому по-разному. Это нормально.
Ким вздохнул. Посмотрел на себя еще раз. Андрей был прав. Темно-синий цвет, оттеняя скулы и подбородок, делал мужественным лицо, отросшие волосы цеплялись за воротник, было в этом нечто драматическое. Под пиджак просилась светлая рубашка с принтом. Да с теми же крохотными якорями.
-Сюда бабочка подойдет, если к рубашке, - улыбнулся Андрей.
-Я тебя убью сейчас….галстуком придушу, - зашипел Ким, косясь на девушек продавцов, - Самым что ни на есть дорогим. Ты что хочешь из меня такое сотворить? Я даже не думал, что ты такой шмотошник.
-Я тебе свою бабочку отдам, где-то у меня была черненькая, - не отставал Андрей, -К сестрам на свадьбу два раза надевал.
-Вот ты хлыщ….
-Еще какой, ага. Джинсы, мне тоже, один черт, нужны. Пойдем искать, раз уж мы здесь.
***
Дорога казалась бесконечной. Кромешная майская темнота, отсутствие дорожной разметки, да еще и взявшийся неизвестно откуда туман, не добавляли ни оптимизма, ни скорости. Вдвоем пристально вглядывались в дорогу. Радио то умирало с хрипом, то снова при подъеме на горку, оживало. Андрей отстраненно молчал. И, вроде бы, все было в порядке, но что-то мешало общению. Каждый думал о своем.
«Отель Калифорния» пели шесть с половиной минут. Андрей обычно прибавлял на любимой композиции громкость. Ким не стал влезать с расспросами, но едва стихли последние аккорды, спросил:
-Дома у тебя точно все в порядке?
-Да, конечно…чего ты так за них беспокоишься? Или знаешь о чем-то таком, о чем я не знаю?
-Нет. Ты какой-то очень тихий.
-Так ты о моем настроении беспокоишься? – Андрей хитро улыбнулся. –Я просто думаю. Просчитываю. Возникла кое-какая мысль, хочу с тобой поделиться.
-Валяй.
-Это непосредственно тебя касается.
-Я весь внимание.
Андрей помолчал немого, затем развернулся к нему.
-Ким, как ты смотришь на то, чтобы открыть мастерскую? У нас, в поселке. Шиномонтаж для начала. Одному, конечно, это будет тяжело, придется найти напарника. Но с этим проблем, скорее всего, не возникнет. Я думаю об этом последние две недели, никак из головы не идет эта мысль.
-Мысль хорошая. – Ким улыбнулся, вглядываясь в ночную дорогу. – Только оборудование нужно. С одним домкратом много не сделаешь.
Эльфантель пристально посмотрел на него.
-Я помогу с покупкой оборудования. С этого, видимо, нужно было начинать?
-Да откуда? Продашь свой дом?
-Послушай меня, - спокойно, начал Андрей, -Начинать можно и с малого. Можно купить и подержанный станок в конце-концов, в два раза дешевле. Работать для начала на дому, нелегально. Если дело пойдет – двигаться дальше. Я предлагаю тебе подумать над этим. В идеале мы могли бы арендовать в районном центре помещение для таких работ. Я буду, конечно, помогать, вести бухгалтерию и закупать что нужно до тех пор пока ты не выйдешь на окупаемость… Если тебе это интересно, то я расскажу свой план. С учетом, конечно, того, планируешь ли ты оставаться там и дальше, понимаешь? Ну незачем тебе тратить свое время впустую. Если нет приличной работы, нужно самому ее создать. Я уверен, что ты сможешь. С годами появится и опыт и постоянные клиенты. Давай попробуем?
Ким, кивнул в ответ, прищурился и закусил губу. Дорога вела через небольшое, спящее село. Над домами горели редкие фонари, некоторые окна светились. Совсем недалеко оставалось до их дома. Такого же неприметного, тихого. Скрытого за палисадником и старыми вишнями. Лишь бы только он не заметил, как глаза щиплет от выступивших слез. –Всерьез, это все всерьез, - думал Ким и от волнения у него громко стучало сердце. –Кто бы мог подумать, что мне так повезет? С первого раза и с таким человеком. Никогда, ни разу я в нем не ошибся, наоборот, он превосходит все мои ожидания. Такой удивительный и внезапно только мой. Я так за него благодарен….
Андрей, заметив положительную реакцию, бесчувственно продолжал рассуждать на тему организации будущего бизнеса. Рассказывал о своих наблюдениях за местным автомобильным фоном, о конкурентах, просмотренных сайтах по продаже оборудования. Складывал в уме какие-то цифры. Ему было интересно, он увлекся, и доехали оставшуюся часть пути уже незаметно. От усталости обоих клонило в сон.
 
3.
 
За окном стемнело, Андрей поднялся, потер пальцами занемевшую от сидячего положения шею, заглянул в чайник и ставил его на огонь. Настя каждый раз приносила с собой что-то: то округлые домашние пирожки в прозрачном пакете, то тонкие, любовно спеленатые блинчики, уложенные в ряд на круглую тарелку.
-Красота какая…. Может, будешь до самой осени ко мне ходить? Ты это сама готовила? –он каждый раз приставал к ученице с одним и тем же вопросом.
-Это бабушка, - серьезно ответила она. –Я не умею такое делать. Андрей Александрович, а учиться у вас там было трудно?
-Ну как сказать….только первые пять лет.
Настя улыбнулась.
-Трудно. Но я, именно что, учился. Понимаешь? Если уверена, в том, чего хочешь – не бойся. Способностей тебе хватит.
Андрей отвернулся, но затем снова бросил на нее короткий взгляд через плечо, и тут ему показалось, что она смотрит с недоверием. Он приблизился и, опершись руками о стол, склонился к ней.
-Послушай-ка, ты должна быть уверена в себе. С твоими способностями уверенность – это уже половина успеха. Ты умная девушка. Смотри вглубь вещей, будь внимательнее остальных, не распыляйся. Иди к цели как танк, не оглядывайся, не спотыкайся о неудачи. Они будут, но это все не так страшно. Накосячишь где-нибудь, представь, как будешь относиться к этому через, например, пять лет. Многое будет казаться смешным. И старайся быть взрослее себя. Стать для себя старшей сестрой, понимаешь?
-Да.
-Хорошо, -он улыбнулся и вернулся к своим кухонным делам. Складывая тетрадки, ученица продолжала наблюдать за ним. На языке вертелся вопрос, но задать его она стеснялась уже вторую неделю. И вот, наконец, решилась.
-Андрей Александрович, ну а вы….
Тут хлопнула входная дверь. Настя быстро подхватила сумку, но уронила на пол ручку. И пока поднимала ее, этот второй жилец оказался уже на пороге.
-Привет, как успехи? – Ким улыбнулся и его темные глаза в желтом электрическом свете стали еще теплее.
Кот, настоящий кот, - подумала она, не желая встречаться с ним глазами. –Этот такой умный, внимательный, добрый. А тот – непонятный, загадочный. Красивый, особенно глаза….. И чего они здесь забыли, спрашивается, в этой глуши? От города отдыхают? Вполне возможно. Лето - оно чудесное. Особенно у нас.
Ким налил из под крана воды и напился. Затем обернулся к ней.
-Замучил, да? Он и меня тоже в свое время терзал математикой. Ча-са-ми.
Эльфантель, разливая по чашкам кипяток, фыркнул.
-Настя, ты что-то спросить хотела?
-Да, - она замялась, -Где у вас выход?
Ким засмеялся, Эльфантель махнул на него рукой и вышел следом проводить ученицу. На улице уже стемнело. Он постоял за воротами, проследив как этот, почти что взрослый соседский ребенок, скрылся во дворе своего дома. Потом вздохнул, потер пальцами лоб и достал сигареты.
На реке громко квакали лягушки. Периодически между их оглушительными воплями вклинивалось мелодичное ку-ку. Просыпались, пробовали свои голоса соловьи. Они пели уже много дней, каждую ночь. Громко, отчетливо и атмосферно. Река удваивала этот живой хор, разносила вместе с течением вдаль, по всей округе. Звуки, как вода, разливались в рощи, затапливали росистые, темные луга. Окно не закрывали, засыпая под эти оглушительные трели маленьких существ. И под совершенно непередаваемую смесь из запахов мятной земли, травы, реки и густого тумана. Кто бы сказал, что будет настолько хорошо каждый раз окунаться в эту летнюю ночь, не поверили бы.
Ким вышел из дома, рискуя собственным здоровьем и прижимая одной рукой к груди полные горячего чая чашки. Зажег свет над крыльцом.
-Андрей!
Эльфантель зашел во двор и закрыл ворота.
По вечерам они пили чай на улице. Под старой яблоней стояла некрашеная лавочка и квадратный пластиковый столик, покрытый светлой клеенкой. На нем валялась пара подточенных крохотных зеленых яблочек. На кухне негромко работало радио, музыка доносилась через приоткрытую форточку.
Андрей вытянулся на влажных досках, положив голову на любезно предоставленное колено, уставился в чернильное звездное небо.
-Бездна смотрит в меня, - пробормотал он. –Моргает миллиардами глаз. Чудовищно. Я иногда думаю о том, где всему этому конец? На чем все держится, из чего все это рождено? Мне кажется, так можно и с ума сойти, правда? У человеческого сознания тоже есть предел.
Ким наклонился, согнувшись в три погибели, обхватил его за голову и заткнул ему рот крепким поцелуем.
-Обожаю тебя. Расслабься. Явно перезанимался математикой. Может, пойдем спать?
-По-позже, - Андрей пытался отдышаться. -Воздух свежий, сейчас отпустит. Посидим еще немного. И…..Ким, вот еще что. Сестры мои приезжают. Уж извини, но сделать я ничего не могу. Придется потесниться на время.
-Понятно, в общем-то, - Ким вздохнул, ощутив навалившуюся в одно мгновение дневную усталость. –Мне что, уехать?
Андрей резко поднялся. Сел, пытаясь унять головокружение, схватился за виски.
-Я готов на тебя обидеться, за такие слова, - взглянул исподлобья, -Ты меня за кого принимаешь? Скорее, я попрошу их не приезжать. Если тебе настолько не хочется никого здесь видеть.
-Мне не хочется. Ты сам-то как думаешь? Но это же твои родственники. Я не могу быть против них. И это твой дом.
-И твой тоже. Спасибо, что понимаешь меня.
-Только я не представляю, как буду тебя с ними делить. Я не могу без тебя. Я тебя люблю.
Андрей едва заметно улыбнулся, глянул чуть удивленно и радостно.
-На меня никто не претендует. Я им вообще не особенно нужен. Им нужен свежий воздух, песок, речка и прочие радости. У них маленькие дети. А я типа холост, одинок и мне грустно одному в большом пустом доме….
-Дети? –Ким схватил Андрея за коленку, уставившись в темноту двора, вздернул брови. –Ешкин кот!
-Четверо….
-Нет, я точно съеду отсюда. Можешь начинать обижаться.
-Про меня только не забудь, когда соберешься. Я один не выживу.
-Слушай, у нас ведь есть палатка. Это выход.
Андрей засмеялся.
-Поставим ее в огороде. Между капустой и редиской.
-Можно взять лодку у дяди Миши. И сплавиться по течению. На пару дней. Ты же хотел, помнишь? Костер, шашлык, палатка. И тишина. У тебя были большие планы, только мы заработались совсем и забыли обо всем на свете. А лето проходит.
Ким склонился и заглянул ему в лицо. Андрей улыбался.
-Как красиво ты говоришь…. Я уже мысленно там. У меня на тебя действительно были грандиозные планы, ну что же, теперь будет повод смыться отсюда.
-Дай пять!
Они сцепились руками, и Эльфантель снова повалился на лавочку. Лицо его было серьезным. Ким допивал свой чай, положив свободную руку ему на плечо.
За прошедшие два месяца совместная жизнь принесла им радость и удовлетворение. Они прекрасно понимали друг друга, дышали одним воздухом и никто не хотел ничего менять. Было множество идей, совместных планов, ночных разговоров. Но жизнь, как всегда, вносила свои правки, постороннее лезло и настырно совало свой нос. Нужно было отстроить целый бастион, чтобы защититься от всего, но не было такой возможности. Отгородиться от людей полностью было нельзя, потому как они оба зависели от посторонних. Оставалось только надеяться, что никому не будет до них дела как можно дольше.
 
 
4.
 
-Андрей, на большое окно нужны шторы. Я так не могу, мне кажется, что кто-то сидит среди картошки и поглядывает.
Эльфантель подпер щеку рукой и флегматично уставился на сестру.
-Психов, знаешь ли, везде хватает. А ты устроил панораму, – продолжила она.
-Это чтобы всем было видно, какой он отгрохал себе в спальне камин, - вставила Анна.
-Нечего шляться в лифчиках перед окнами, - пробормотал он. –Да и нет там никого. Одна ботва.
-Да что ты говоришь? У тебя окно на всю стену. Куда деваться-то?
-А вчера в него бабочки и жуки долбились. Может, нам попросту свет не включать? Будем жить как кроты.
-Ну займитесь этим, девочки. Мне вот некогда, например.
-Так тебе же ничего не нравится! Столько вариантов пересмотрели.
-Это не мои заботы. Мне окно не мешает.
-Да потому что ты спишь в другой комнате!
Андрей зажмурился. Потер пальцами глаза.
-Ну да…. Короче, обои я в ту комнату купил полосатые. Зеленые. Шторы будут темно-вишневые или бордовые. Цвета засохшей крови, – пробормотал он. – Ищите что-то в этом духе. Тогда разрешу пошить и повесить. Ничего другого мне не надо. Хотя, есть еще вариант – залепить его газетами и концы в воду.
Сестры молча уставились на него. Ольга покрутила пальцем у виска.
-Брутальная мужская спальня. Нормально. – вздохнула Анна.
-И ты туда же?
-Ну это его дом, вообще-то. Пусть сам решает.
Андрей не спеша выбрался из-за стола.
-Вот и славненько. Я на работу. Всем пока.
***
Ким наблюдал и удивлялся их внутрисемейным отношениям. За день Эльфантели могли раз сто послать друг друга по известному адресу, а потом подойти и нежно поцеловать в щечку перед сном. Между собой они общались в полушутливой, грубоватой манере, но все-таки между этим всем ощущались забота и братская любовь, вдавленная в них родителями. Держаться друг за дружку, помогать и общаться, не терять друг друга из вида и быть одной семьей. Двух старших сестер он увидел впервые. Они были похожи друг на друга и на Андрея. Женственные – в мать, статные, Анна чуть полновата и очень уравновешена, Ольга – улыбчивая, активная и шустрая. Все горело у нее в руках. С утра она успевала наготовить на весь день, постирать, вывести своих и Аниных детей на прогулку, поболтать на улице с соседями и, вернуться домой с трехлитровой банкой молока или горсткой яиц в прозрачном пакете. Ее обаяние действовало на всех. И Киму она тоже понравилась, с первых минут, зайдя в дом, Ольга первым делом улыбнулась и деловито, по-мужски протянула ему руку.
-Приятно познакомится. Я Оля. Как же у вас здесь хорошо, какие места красивые, просто моя мечта!
Час спустя Ким уже возился во дворе с досками, сколачивая для племянников Андрея песочницу. А те стояли на крыльце, выстроившись в ряд, как пионеры, один другого меньше, и внимательно наблюдали за ним. Только что советы не давали.
Аня сетовала на то что, ремонт в доме недоделан. Они с Ольгой периодически порывались то поклеить обои, то покрасить потолки, но Андрей не им позволял ничего. У него был план, собственный дизайн-проект, который он держал в голове. И он готов был мириться с ободранными голыми стенами и облезлым потолком, но только не со шторами в цветочек.
Они любили собираться за ужином все вместе. Дети при этом ползали под столом, а взрослые Эльфантели обсуждали прошедшие за день события. Это была большая настоящая семья и Ким, сам того не замечая, вливался в нее. Его приняли как само собою разумеющееся явление. Друг? Ну и пусть. Одним человеком в доме больше, какая разница? Когда не было заказов, Ким не спеша доделывал ремонт в ванной, выполнял всякие мелкие женские поручения, катался до магазина и аптеки. Уезжать не пришлось.
Казалось бы, все было хорошо, но Андрея в его жизни, как он и предполагал, стало очень мало. Дом был переполнен людьми, их голосами и вещами. Эта река разлилась между ними, прочно разделила и развела по разным спальням. Пару раз Ким слышал от сестер брошенные в сторону его любимого человека слова:
-Суда бы хозяюшку теперь хорошую. А, Андрей? Ну сколько можно быть одному? Тебе же за тридцать перевалило.
Он отмалчивался, или довольно грубо, в несвойственной ему манере, отвечал:
-Я с работой за день нае…ваюсь. Мне вполне хватает.
-Фу, что за слова такие? Дети же рядом, все слышат!
-Оля, я ни в чью личную жизнь не лезу. Извольте поступать со мною так же.
-Хочешь, я познакомлю тебя?
-Не услышала, значит. – Он вздыхал. –Валяй, если неймется. Тащи кого-нибудь. Ты сама знаешь, как я могу себя повести. Тем более, если кандидатура мне не понравится.
-Ну и сиди тогда в своей берлоге. Один.
-Вот это слова мудрого человека.
***
Ближе к середине июня, когда в реке прогрелась вода, Андрей, Ким и сосед Михаил поставили у берега небольшой деревянный мостик. Под тополями, что росли у берега, столик и пару простых лавочек. Сосед выкосил траву и подрезал лишние деревца. Склон сразу преобразился – из дикого неухоженного участка - в уютное и прохладное место для отдыха. Вечерами Оля и Аня сидели там со своими детьми и с соседками. А Ким с Андреем уже который день возились после работы в ванной, укладывая замысловатую узорчатую плитку.
В тесном помещении под вечер было жарко и душно. На висках выступал пот, под подошвами хрустел песок. Они укладывали кафель долго и тщательно, под нитку. Эльфантель, склонившись всем корпусом, мягко постукивал киянкой. Мелькали его руки, небольшие, тонкие, бережные. Все, за что он брался своими руками, меняло свое качество, становилось теплее и красивее. Ким был в этом уверен, он не мог отвести от них взгляда. Застыл, сидя на корточках и вспоминая эти руки на своем лице и теле. Сознание затуманилось, а в теле появилась глухая саднящая боль, знакомое раздражение, призыв. Его со страшной силой тянуло к этому человеку. К его лицу, голосу, невысокой худой фигуре. Хотелось снова увидеть, как он молчит в самый яркий момент, сцепив зубы, прикрыв глаза. Ни звука ни стона, все сдержанно, тихо. Замирает, переживая ощущение и через пол минуты судорожно втягивает воздух. В такие минуты остается лишь чистое обожание всех его черт и повадок, благодарность за все, открытая любовь.
Андрей поднял голову.
-Чего ты там затих?
Ким покачал головой. Эльфантель, стоя на коленях, положил киянку на пол и оттолкнул ее к стене.
-Ты из меня садиста делаешь, ей-богу. Чего ты смотришь так, как будто тебя год не секли, а ты без этого жить не можешь и вот-вот лапы откинешь.
Ким опустил темные горячие глаза. Передернул плечами, потому что по голой спине пробежал легкий холодок, а внутри, наоборот, стало жарко. Андрей, не сводя с него взгляда, откинулся назад, на покрытую новеньким кафелем стену, улыбнулся.
-Иди сюда. Я тоже соскучился.
-Но твои же войти могут…. Сам потом будешь с ума сходить от переживаний. Ты и так шикаешь не меня постоянно.
-Ну удивятся, конечно, это да. – Эльфантель ухватился за край ванны, не спеша, осторожно поднялся. Подошел к двери и с силой захлопнул ее.
-Они тут на все лето. Будешь так пялиться на меня – только хуже сделаешь, потому что заметят. Смотри сюда. – он щелкнул пальцем по двери, -Вот это называется щеколда. Дверь ломать никто не станет, я надеюсь. Решительнее надо быть, честнее. Не бояться меня.
-Я не тебя боюсь, а за тебя.
-Вот ведь зануда…. Ну, я два раза предлагать не буду. - он развернулся и начал открывать защелку. Ким подорвался, как пружина. Прыгнул к нему, обхватил за руки, прижавшись к его спине и ногам. Склонился к уху, путаясь носом и ртом в пахнущих солнцем, выгоревших волосах.
-Да ну брось! Куда собрался? Мы еще недоделали здесь.
-Ты меня довел. Отстань.
-Ни за что, - Ким обнял его сзади, вдыхая и впитывая в себя тепло, его запах и изгибы тела, пластаясь на нем и вдавливая собою в деревянную некрашеную дверь.
-Ненормальный. - Андрей развернулся. –Ты сам не знаешь, чего ты хочешь.
Ким потянул его за собой на прохладный пол. Поскользнулся, плавно съехал вниз, стукнулся головой о днище ванны. Послышался глухой металлический гул.
-Это так твоя голова звучит? – Андрей улыбнулся, склонившись над ним. Бережно обхватил за затылок, - Не больно?
-Больно.
-Тогда мне тоже больно.
Он смотрел на Кима сверху вниз блестящими серьезными глазами. Губы расслаблены Но все-таки улыбка скользит по лицу, касается век и крыльев носа, добирается и до уголков рта.
-Черт, руки грязные…..
-Ну и пусть.
-Ладно….
Андрей запустил руку под его футболку. Провел мягкой ладонью от живота вниз, под брюки, смотря при этом в глаза. Он всегда был таким в эти моменты. Нежным и серьезным. Внимательным, заботливым. Только Киму этого было мало. Ему всегда было мало Андрея. Относясь к нему с трепетной бережностью в обычное время, в моменты близости иногда хотелось проявить силу: вывернуть ему руки, подмять под себя, прекратить это молчание, заставив его стонать. Но только не от боли, а от удовольствия.
Он до сих пор как будто побаивался его. Подчинялся и покорно выполнял все просьбы, подставлялся, ложился под него. И если Андрей при этом не спешил, вот как сейчас, то желания болезненно раздирали плоть, приходилось резко сдергивать одежду, направлять его руки и просить.
-Выдержки никакой, - бормотал Андрей.
-Давай в ванную?
-Да не спеши ты…. Не больно?
-Да черт с ним! Пусть!
Он сам напрашивался на грубость и сходил с ума от его осторожности. Хватал его за руки и прижимал к своему лицу, кусал его пальцы. А Андрей не двигался. Смотрел и своим бездействием доводил до состояния закипания.
-Ну пожалуйста….
После такой отчаянной просьбы он выдергивал свои руки, опирался ими о плечи и делал то, что просили. Склонялся, зажмурившись, прислонялся лбом к его груди. Молча. Ким прижимал его что есть мочи. Когда получалось синхронно, это было удивительно и каждый раз неповторимо.
***
Подработка с ремонтом на дому стала приносить кое - какой доход. Воодушевленный таким началом, Ким мотался на мотоцикле по райцентру в поисках подходящего места для аренды помещения. Везде было либо слишком дорого, либо такое захолустье, что проще было действительно работать в своем дворе. Поселок ему приглянулся: большой, расположенный вдоль живописной реки, уютный центр, много магазинов, парки, кафешки. Люди спокойные, даже на дорогах, среди водителей, он ни разу не встречал явной агрессии. Это было особенно непривычно, а казалось бы – всего лишь соседняя с Воронежем, область. В местной речи слышалось забавное сельское «гэ».
Клиентов понемногу подкидывала Ольга. Ее дружелюбная общительность привлекала скучающих мамашек, что приводили детей на пляж. Почти у каждой из них был муж, обычно с отечественной машиной, в которой чего-то там тарахтело и не работало. Ким хватался за голову. Ему хотелось работать и зарабатывать, но не хватало возможностей: часто опыта, оборудования, времени. За что-то он брался, штудировал книжки или интернет, потом возился в чужой машине до глубокой ночи в собственном дворе при свете фонаря. Андрей и его родственники в это время уже спали. После, стараясь не шуметь, он кое-как отмывался и шел ночевать в веранду, окончательно переселившись на старое, оставшееся от прежних жильцов, раскладное кресло. В его распоряжении было большое незанавешенное окно: деревянная рама с большим количеством вставленных в нее прямоугольных стекол. По ночам с неба в эту узкую летнюю комнату заглядывали звезды.
***
-Привет.
Ким повернулся и встретился взглядом с чужими зелеными глазами. Маринка, новая знакомая из местных. Кажется, она швея. Рыжеватые кудрявые волосы, и яркое, в цветах, платье. Должно быть, она его тоже сама сделала.
-Машина знакомая….. Вовчика что ли? Добил совсем. По горам на ней мотается, пол поля свеклы осенью на ней вывез к себе во двор. Это между нами. - Маринка подарила яркую улыбку и заглянула под капот. –Ой, грязно тут.
-Похуже бывало.
-Знаешь, ему жену везти в роддом со дня на день.
-Что, серьезно? – Ким озабоченно уставился на девушку. –На этой машине?
-Ага. Тут со скорой беда, не дождешься ее…. Да не переживай так, успеешь сделать. Ну ладно, я пойду, - она направилась в сторону ворот.
Ким сморгнул, почесал грязной рукой обкусанное солнцем плечо.
-Может, тебя довезти? Что ты все время пешком к нам ходишь?
-Мне близко, спасибо. Я на соседней улице, - Марина махнула рукой куда-то в сторону реки.
-Как работа продвигается?
-Понемногу. Фантазией ваш брат не обделен, стараюсь, как могу.
-Так терзать людей из-за каких-то штор…. Да он вообще психопат, - пробормотал Ким.
-Вот и я думаю, с чего бы ему ударило в голову такое окно делать? С видом на огород.
Она засмеялась и вышла. Ким тоже улыбнулся, возвращаясь к работе.
Ближе к вечеру начали кусаться мелкие дотошные комары. Ким хлопал себя по плечам, лопаткам, шее и по всему до чего дотягивались его перемазанные машинным маслом руки. Солнце не спеша пряталось за высокие тополя, окрасило весь двор в теплый оранжевый цвет. Стало по-особенному тихо и уютно. Только стрижи, прожорливые и неугомонные, кружили под розоватыми облаками, сверкали белыми грудками над крышей и двором.
Послышался шум гравия. За воротами остановилась машина. Андрей вошел во двор, открыв железную дверь с ноги, в руках были белые пакеты.
-Давай помогу, - Ким протянул руки, но Эльфантель остановился в метре от него и жалобно свел брови.
-Горе мое, что с тобой сделалось? Ты чего такой? Как из трубы печной вылез.
-Да, грязноват. На речку пойду, не в ванную же лезть, весь в масле….
Эльфантель поставил пакеты на землю. Он был весь в светлом. Брюки, рубашка. Даже волосы, казалось, побелели. Его было страшно из-за этого трогать, да и нельзя – ворота нараспашку. А там – люди.
-Девчонки на пляже с самого обеда.
-Ясно. Ты что, весь день в ней копаешься? - Андрей кивнул на машину.
-Да, проблемная. У него там жена рожает, машина нужна, чтобы в больницу отвезти. Поэтому спешу.
-Что, прям рожает?
-Ну да. А скорая все никак не едет.
-О Господи….. Ладно, пойду в дом. Есть хочется.
Андрей ушел. Ким вздохнул, подошел к автомобилю и зло уставился. Хотелось вытолкать его за ворота и столкнуть с горки. Чтобы съехал в реку и там исчез. Двигатель был угроблен. Одно цеплялось за другое, и этому не было конца. Он устал. Ныла спина, и ноги уже давно гудели, чесалось в разных местах. И еще это странное положение давило на психику. Скрываться. Выходить вечером на перекур, ждать Андрея во дворе не зная, выйдет ли он вообще, или придет облепленный шумными племянниками, сможет ли уделить хотя бы пятнадцать минут. Лето катилось под горку, пролетали дни, выходные были посвящены гостям и их детям. После возвращения он еще не успел им надышаться, как его снова отобрали.
Андрей легкой быстрой походкой спустился крыльца. Уже переодетый в майку и шорты длиной до колен. Почти незагорелый, стройный, домашний. Засунул свою голову под капот.
-Помочь тебе?
Ким, не чувствуя рядом свидетелей, уперся руками в нос автомобиля, принял удобное положение и беспощадно принялся разглядывать. Плечи, узкую поясницу обтянутую серым трикотажем, ноги с золотистыми волосками на икрах. Это было почти как в музее.
-Знал бы ты, какая мне нужна помощь, не предлагал бы….
Андрей перехватил его взгляд. Они понимали друг друга без слов. Обоих хотелось одного и того же.
-Я понимаю, как ты устал. Я тоже. В субботу мы надуем лодку и свалим отсюда. Обещаю. Сам уже заколебался, такая куча народу…. Напоминает мое детство. – улыбнулся. У глаз обозначились тонкие линии – первые наброски морщинок на лице тридцатилетнего человека. –Какой же ты грязный…. Такой классно грязный, что даже завидно. – Он приблизился на шаг. –А мне так можно?
Ким осторожно положил руку ему на шею и прикрыл глаза. Стрижи возмущенно затрещали над двором.
Поздним вечером, дома, Ольга присела на диван. Устало вздохнула. Дети перед сном играли на полу, у ее ног. Она подняла голову и посмотрела на брата, сидящего за столом. Он был занят. Как и всегда. Лицо светилось от монитора голубоватым светом.
-Андрей, ты вымазался в чем-то. Вся шея в пятнах. И майка тоже. Давай постираю.
-Что там?- Эльфантель на секунду отлепился от компьютера. -А, ерунда.
-У тебя и на лице что-то.
Он потер левой ладонью щеку, провел по губам. Усмехнулся про себя, не переставая щелкать мышкой.
***
Вода казалась нарочно кем-то подогретой. Прозрачная, до самого желтого дна. Быстрое течение трепало вцепившиеся корнями в песок черно-зеленые водоросли, надорванные лопухи затонувших кубышек, полоскало опустившиеся в нее ветви ольшаника и кленов. В толще воды двигались крохотные рыбки, боролись с течением, поблескивая на солнце чешуей при неловком, опасном повороте. Что-то булькало и периодически хлюпало у берега в камышах.
Ким, совершенно городской, выросший во дворе между хрущевками, сидел и жевал взятый с собой из дома бутеброд, хрустел ранним огурцом. Смотрел по сторонам, грелся после купания на солнце, подставив ему мокрые черные плавки. Ему было неплохо. Эльфантель же ловил кайф. Распластавшись на траве, отдавшись своим ощущениям и почти растворяясь в них. На все реплики он односложно мычал в ответ, почти не ворочался, отказывался принимать пищу и проявлять хоть какую-то активность. Ким его не трогал. Он уже давно понял, что нужно его другу для полноценного отдыха. Еще со времен их дальних поездок на мотоцикле. Андрей подзаряжался как батарейка, сидя или лежа на земле, жуя травинку, глядя в никуда. Видимо, он действительно ни о чем не думал в этот момент, давал голове отдохнуть.
Лодка, припаркованная рядом, на траве, перегрелась на солнце, запахло резиной. Где-то вдали подавала одинокий голос кукушка. Ким вслушивался в окружающие звуки: жужжание пчел, стрекот кузнечиков, кваканье, плеск воды и щебет стрижей, старательно разделял с Андреем его отдых. Всматривался в обрывистый противоположный берег, заросший темным дубовым лесом. Корни деревьев свисали над водой, кривыми лапами тянулись вниз, к воде. Место казалось очень уединенным, диким. Как будто за много километров отсюда никого не было. Ни машин, ни людей, ни дорог. Только одна теплая быстрая река, дышащий живой лес, уютная мягкая трава и высокое солнечное небо. И Андрей, который растворился во всем этом, стал невидимым, как воздух.
Ким, вдоволь налюбовавшийся его пятой точкой, пожелал вернуть все тело целиком. Тронул за голую спину и распластал на ней ладонь.
-Эльф, ты горячий. Сгоришь на солнце! Иди что ли в тень.
-М-м-м.
-Больно будет. Ошметки потом на спине. Жуть.
Эльфантель неожиданно резво поднялся. На груди и животе отпечатались бело-красные полоски от примятой травы. Лицо было сонным. Он перекатился в тень от ближайшей ольхи. И улегся на спину. Ладонью пощупал, не глядя, выдернул травину с метелкой на конце, сунул себе в зубы.
Ким, последовав его примеру, с хрустом зажевал сладковатый пырей и, склонив голову, обводил взглядом все выступы на его фигуре.
-Мне нравятся твои ноги. Я в них влюблен.
Эльфантель слегка улыбнулся. Как будто вспомнил что-то. Глаза у него были открыты, смотрел он прямо перед собой, куда-то в небо. На лице лежала тень от густой листвы.
-Андрей….у тебя первый секс когда случился?
-Давно.
Ким закатил глаза. Помолчал немного. Но решил не отставать.
-В восемнадцать?
-Нет.
-В шестнадцать?
Андрей лениво покачал головой.
-Хм… в четырнадцать что ли?
-Почти угадал.
-Да ты охренел?! Как тебя угораздило вообще! А я-то думал ты одуван Божий!
Эльфантель перекатил голову набок и спокойно посмотрел.
-Ну а что ты удивляешься? Я всегда пользовался спросом. Вот хоть пытай – не скажу почему. Сам не знаю. Задроченный учебой, мелкий, и из многодетной семьи. Не особенно-то и красавец. Не знаю, - он снова уставился на облака, прищурился. –Может, и не надо было так рано. Ну уж как получилось.
-А как получилось? – Ким жалобно состроил брови «домиком». –Я вообще-то от тебя такого не ожидал. Думал ты более…. Ну, «правильный».
-Ага, правильный, именно то слово. Одуван. Чего ты вообще страдаешь? Ты, сам что ли девственником ко мне пришел? Не нравится – зачем тогда спрашивал?
-Потому что хочу знать.
-Мазо. Есть в тебе что-то такое…..– Эльфантель лениво перевернулся на бок. –Ну пятнадцать мне было. Летом в деревне я у дядьки жил, на мотоцикле катался. Еще без прав, как сейчас помню, - он поднял глаза к небу, словно читал там что-то по облакам, -Компания была. Девочка – на пару лет старше, понравилась. Ничего особенного. Вечером выпили, покурили взатяг и понеслась…. Я хер что приятного помню с того первого раза. Вот и вся история. Доволен теперь? - вывалив это, он повалился на спину.
Ким глянул исподлобья, нахмурился, вырвал из под ног клок травы и вместе с землею швырнул в него.
-По пьянке, бл..дь. Можно было догадаться, похоже на тебя. Как в тебе это сочетается, до сих пор не пойму.
-Только ты считаешь меня особенным. На самом деле я – как все. И даже хуже…
-Хуже чего? Подожди-ка, а парни? Такое было?
-А как же? – Андрей потянулся, разминая спину. -Тоже по пьянке. Дай-ка вспомню….–он перевел на хмурого парня взгляд и засмеялся.– Да шучу, что ты так напрягся? Не переживай, просто шучу. На меня только ты запал. В самое подходящее время.
-Неужели….. Это как?
-Да вот так…, - Андрей задумался, помолчал немного. –Ну, я был к этому готов, скажем вот так. Чуть раньше бы – нет. Если с тобой, ты был еще мелкий для этого. Не в плане возраста, а психики. И я тоже бы тебя оттолкнул, наверное. А после аварии – хоть трава не расти. Я сам другой стал, более смелый, даже скорее обезбашенный.
-А до этого? И даже мыслей не было? Тебе не хотелось?
-Я не думал о таком. У меня не было таких людей среди моих знакомых.
-А если бы кто-то был?
-Ну вот ты оказался первым. Видишь, что произошло.
-Потому что я сам тебя вынудил. Тебе деваться было некуда. Я тебя полюбил сильнее чем было можно.
Эльфантель усмехнулся. Выплюнул откушенный кусочек стебля. Зеленая метелка колыхалась над его лицом.
-Что ты хочешь узнать? Если волнует что-то, спрашивай. Все лучше, чем додумывать самому.
-Да в общем-то…. Я хочу спросить. Почему ты раньше не… ну ты понял? Когда я появился у тебя, тебе ведь уже под тридцать было. Это много.
Андрей расслабленно прикрыл глаза.
-Что за чушь? Уши вянут, ей-богу.
-У тебя это должно было проявиться раньше. – настаивал Ким, -Тогда еще, когда ты был подростком. Как у всех.
-У каких «всех»? Ты и меня-то не знаешь до конца, а говоришь обо всех.
-Ой, ну простите великодушно.
-Да брось. Начитался чего-то в интернете? Меня секс стал гораздо позже привлекать чем я его попробовал. Когда я это впервые случилось, мне вообще не понравилось. После того первого раза было сильное, даже жуткое похмелье. Все связалось в один клубок. Головная боль, тошнота, эта липкость гадкая внизу, стыд…. непонятно было, что вообще со мной произошло. Меня рвало в туалете пол дня, какие там могут остаться воспоминания? Гадость, в общем. Та девчонка потом так ожидающе смотрела на меня при следующей встрече, а я повел себя…ну как ни в чем не бывало. Мимо прошел, было стыдно. На мотоцикле ее больше не катал. Ребята надо мною прикалывались, почему-то все всё знали, как будто сами видели. Это усугубило и без того хреновые впечатления... Короче, я на все это забил. Мне был интереснее мотоцикл, да и самому с собой было неплохо. Ну а потом я повзрослел.
Он резко замолчал. Прикрыл глаза и откинул голову назад.
Были вещи, о которых ему говорилось легко. Вот как сейчас, например. Вся юношеская бестолковщина вспоминалась с улыбкой, да и только. Как будто даже не с ним это было. Ему ничего не стоило рассказать об этом. Он знал, что Киму этого хватит. Копать дальше и глубже тот не станет, потому что если грамотно построить свой рассказ – он поверит в него. Перестанет задавать вопросы, от которых нельзя отмахнуться, его интерес утихнет и это будет хорошо. Полная откровенность не так уж нужна. Андрей ответил на все вопросы. Как мог, избежав той самой, непонятной правды, о которой он не болтал даже под наркозом, когда сознание человека спит, а подсознание вовсю вопит, жаждет жить, и рвется наружу. Он сумел затолкать это невысказанное очень глубоко. Не из-за страха, а из-за невозможности применить это, совместить с окружающей его реальностью. Невозможная привязанность, когда и самому непонятно – что же это такое на самом деле? Хотя уже нет никакой разницы в том, что это было. Поскольку уже нет того человека. С невозможными серыми блестящими глазами, без возраста, тихого и доброго. Не открывшегося, не нашедшего себя, непонятого, потерянного и вместе с тем прекрасного. Привязанного в этой жизни только к одной вещи – старому красному мотоциклу. В том доме, где он жил, никогда не пахло выпечкой. На столе залеживались соленые огурцы, и никогда не задерживалась водка. В нем давно не было женщин. Зато были окна, смотрящие в сорное поле и еще - пыльная ухабистая грунтовка мимо двора. Что-то тянуло Андрея туда каждое лето, вопреки родительской воле. Умного, хорошо воспитанного городского мальчика. Кто-то живший в этом доме и направил Андрея «не в то русло», как сказал однажды старший Эльфантель. Заразил своей бестолковостью, любовью к природе, к мотоциклу, и просто любовью.
Ким окинул Андрея долгим пристальным взглядом. Затем тоже улегся. Голую спину щекотало. Как будто дюжина маленьких букашек зашевелились, пытаясь выползти из-под него на свободу. Жесткая трава приятно холодила разогретое на солнце тело, в голове было ясно. Немного грустно на душе. Андрей осторожно коснулся мизинцем его бедра.
-Я неприятное рассказал? Я на сто процентов уверен, что ты думаешь обо мне гораздо лучше, чем я есть.
-Да мне плевать, – перебил его Ким, -Это не так важно, что было. Ты мне нужен любой. Ну чего я еще могу о тебе не знать? Ты со мной и это лучшее, что может быть.
Андрей приподнялся, сел и наклонился над ним, заслонив свет. Глаза его казались темными.
-Я довольно часто слышу от тебя потрясающие слова. Ты не перестаешь меня удивлять.
-Тем, что люблю тебя? В этом нет ничего удивительного. Вот видишь руки? – Ким вывернул перед его лицом свои ладони, –Они твои. И все остальное тоже. -Он пристально посмотрел на него, распластавшись на траве и ждал чего-то. Андрей сидел без движения и молчал.
Ну не загорать же они сюда приплыли, право слово…. Ким не сводил взгляда с его лица. Милый, хороший, самый дорогой человек. Хотелось его близости, постоянно хотелось с ним секса. Молодость она такая. Иногда приходилось сдерживать себя, чтобы лишний раз не приставать, не казаться зацикленным или совсем уж озабоченным. Тем более, что он не всегда бывает в настроении для этого. Но зато уж если бывает, то выжимает себя по полной. Их обоих.
Андрей осмотрелся вокруг. Было тихо и тепло, яркий, солнечный полдень. Ни души вокруг. Он медленно склонился. Ощутив прикосновение его теплой кожи, Ким глубоко втянул в легкие горячий воздух. Тело мгновенно заныло, натянулось. От предвкушения долгожданного удовольствия по нему прошла дрожь, в вытянутых вперед ступнях отдалось легкими покалываниями.
-Это безопасно? – выдохнул он.
-Я не знаю.
Андрей с серьезным лицом опустил глаза, уперся руками в его плечи и растолкал своим коленом бедра.
-Плавки сними, - потребовал Ким.
-Да подожди ты!
Он улегся сверху, положил голову на чужое плечо и замер. Ким обнял его за спину, таращась в небо. Нет, не то, чтобы ему не хотелось этой нежности. Очень даже. Но только потом, чуть попозже. Спустя минуту он подтянул Андрея к себе, вывернул свою шею и поцеловал его. Тот ответил с улыбкой, слегка приподнялся на руках. И Ким довольно быстро потерял над собой контроль от его тяжести, запаха и долгого открытого поцелуя. Он перекатился на бок и прижал Эльфантеля к жесткой траве.
-Можно я?
-Сейчас? – Андрей задохнулся.
-Ладно, как хочешь.
Кусая губы, Ким пополз вниз – сдергивать с него купальные трусы. Поцеловал в живот, чувствуя дрожь в руках от собственной сдерживаемой силы и подавляя желание сделать с ним все самому.

Мощный полноприводный внедорожник ярко осветил белыми фарами влажный туманный луг, с редкими, похожими в темноте на собственные тени, деревьями. Подъехал, раскачиваясь на пересеченной местности и слепя глаза. Ким покидал в темный, похожий на зубастую пасть багажник, спущенную, уложенную в мешок лодку, весла и рюкзак. Сел на заднее сиденье. Эльфантель устроился впереди, стараясь не прикасаться к сидению обгоревшей спиной.
-Я вам белой завистью завидую, ребята! Это самый лучший отдых для нашего человека. Какие там моря-заграницы! Речка, удочка и тишина. И нервы все как канаты будут. Не то что переться через полстраны к сраному морю, где дите в первый день хватает кишечную палку и вы мечетесь как сраные веники в поисках аптеки. Эй, кстати, а где улов? Где рыба?
Андрей вяло отмахнулся.
-Что, без удочек плавали? Ну вы вообще лентяи! – Женька крутанул руль и не жалея мотора рванул по бездорожью. О бампер шумно бились высокие стебли, скребли по днищу автомобиля.
-Жень, поаккуратнее. Я этих мест не знаю.
-Машина - зверь! – нелогично рявкнул водитель. –Ничего ей не сделается! Вытолкаем если что? Да, Ким?
-Бе-ез проблем, - ответил тот, шарохаясь по заднему сиденью и не зная за что схватиться.
-Я в другой раз приеду с полным комплектом. Блесна у меня знаешь какие?! Вот такенных щук наловим!
-Если они здесь есть.
-Есть! Мальков много, значит и рыба есть. А где карась – там и щука!
-Ты во сколько приехал? Уже и речку успел осмотреть.
-Конечно успел.- Женька улыбался во все зубы, - Ребятня облепила и сразу потащила к воде. Хорошая речка. Вообще места пригожие. Живи да радуйся. Самое главное – земля своя есть.
-Было бы только время на ней работать, - ответил Андрей.
-Ольга пищит как ей здесь нравится. Домой не хочет. А я по детям скучаю. Но им хорошо тут, ничего, пусть бегают. В таком бы месте дачу – и на все лето!
Во дворе, разгоняя ночь, уютно полыхал костерок. Андрей вздрогнул при виде него, но затем успокоился, увидев, что тот расположен над землею, в крепком металлическом мангале и не причиняет вред ни траве, ни яблоневым саженцам. Ольга с наспех закрученными в узел волосами, щедро накрывала уличный столик.
-Привез обоих? Никто не утонул? Мне все равно где вы шлялись весь день, интересует только одно: как вы с Женькой умудрились друг друга найти в такой темноте и посреди поля?
Женька только засмеялся. Ким за его спиной подал сигнал фонариком.
-Sos. Школа выживания.
Она состроила на лице скептическую гримасу.
-Серьезно что ли? Бред…. А деревья? Там везде дикие заросли. Он же легко мог проехать мимо, вообще заблудиться. Как можно так рисковать?
-Смотри, жена у меня какая дотошная. – Женька обнял ее за плечи. –Эльфантели все такие. Пока не докопаются до истины, не слезут.
-А истина в вине.
-Андрей, ну я же серьезно спрашиваю. Хватит издеваться.
-Оля, твой брат тонко намекает, то пора бы гостям кормить хозяев. Все разговоры – на потом.
Расходиться долго не хотелось. Дети давно спали, а взрослые все сидели во дворе, окружив пылающий огонь. Зять Андрея перебирал аккорды на гитаре, что-то мурчал. Аня куталась в плед и пристально смотрела на танцующие всполохи. Она была молчаливой, казалась замкнутой. Как-то раз Ким услышал обрывок разговора Ольги с Андреем о том, что с мужем у нее не все хорошо. И рождение второго ребенка ее брак не спасало.
При свете от костра было видно семейное сходство брата и сестер. Тонкие, светлые, умные лица. И совершенно разные характеры. Хотя все выросли под одной крышей и воспитывались одними родителями, у всех было одно детство, общие проблемы и радости. Здесь их было трое, а дома еще четыре человека. Их было так много, а еще и их дети…. Ким впервые ощутил чувство легкой зависти к такой семье. Ему-то самому, по сути, звать сюда, к этому костру, было некого. Отец был совершенно чужим человеком, а мать проживала вторую молодость с другим мужчиной. Андрей, окруженный многочисленными родственниками, теперь тоже казался далеким, чужим. И, никогда, возможно он не сможет запросто, не оглядываясь и не запирая дверей, подойти к нему и просто положить руку на плечо. Жить вместе годами с таким-то тесным их внутрисемейным общением, а возможно ли такое?
-Женька, спойте сейчас ту песню, что на нашей свадьбе. – Ольга оживилась и тронула мужа за плечо. –Пожалуйста, Андрей.
-Оля, я тебя умоляю.
Женька зажал струны ладонью и исподлобья взглянул на нетрезвого шурина.
-Без него не буду. Я не вытяну.
-Я слова забыл, - пробормотал Андрей.
Аня выставила локоть и толкнула брата в бок.
-Ой, только не ври так бездарно. Ты ничего не забываешь. Только кретин мог их не запомнить, мы же эту запись при тебе до дыр затерли.
-Я согласен на кретина.
-Хватит ломаться, Андрей.
-Меня мутит от нее.
-Это от вина с коньяком. Спой один раз и пойдешь спать. Всего один. Ким, -Ольга развернулась к нему, -Ты слышал как он может петь? Он такое на нашей с Женькой свадьбе спел, что до сих пор мурашки по коже.
-Я знаю, как он поет, -ответил Ким. –Я слышал.
И улыбнулся, когда Андрей поднял на него удивленные глаза.
-Вы что, вместе поете? Дуэтом?– подвыпивший Женька, рассмеялся, раскачиваясь на стуле. –Или он тут соло выдает вечерами?
-Женя, прикрой рот, - одернула его Ольга. –Пожалуйста, Андрей. Ну хотя бы разочек, тебе же ничего не стоит, – она умоляюще сложила ладони перед его носом. -Господи, я рыдала как дура, когда он вышел к нам во фраке и с микрофоном. Тушь по щекам потекла, вот так невеста была так невеста.
-Пожалуйста, Андрей. - подключилась Анна. –Просто спой и все отстанут.
-Вот насели…
Эльфантель вздохнул, а Ольгин благоверный кинулся вспоминать аккорды.
-Ничего, пусть соловушки передохнут.
-Лишь бы не передохли…..
-Все, все. Я готов. Такое точно не забудешь. Три недели тренировок. Готов, Андрей?
Эльфантель выпрямился и вздохнул. Покашлял и уцепился за лавочку.
-Оля, исключительно ради вас.
Было приятно смотреть, что этот тихий небольшой человек выдает голосом хорошую глубину, берет низкие, до хрипоты, ноты. Ким пытался заставить себя отвести от него взгляд. От того, как он открывал рот, напрягал шею, глубоко и быстро вдыхал. Для Андрея это была работа, тогда как для других - удовольствие. Гитара только поддерживала, весь мотив держался на одном его дыхании и голосе. Песня была попсовой, видимо, как раз времен их юности – Ольги, Женьки, Андрея. Ким тоже ее даже не слышал прежде. Но слова и мотив очень понравились, легли на душу. Он решил попозже найти ее в интернете.
Страницы:
1 2

Рекомендуем

16 комментариев

+3
Иштар Офлайн 5 января 2016 23:08
Даже не знаю как бы выразить Вам размеры моей благодарности за продолжение "Сопротивления ветра", чтобы не впасть в ненужную слащавость, унизительную для такой сильной повести. Такие емкие человеческие типажи и жизненные ситуации, что возникает впечатление, будто я не повесть читала, а наблюдала все в реальной жизни и даже с кем-то была знакома. Впечатлила сестра гг (ну с папой все было предсказуемо, я о его реакции) - чистой воды "павлик морозов", сдала брата не моргнув глазом, совершенно согласна с другой сестрой, что основным мотивом была ревность, но я думаю, что еще имела место быть зависть мелкотравчатая. А зять просто выразил мои мысли насчет того, что не стоит лезть в чужую постель - ни бдительному индивиду, ни, тем более, государству... Спасибо Вам, Автор!
+1
Валери Нортон Офлайн 5 января 2016 23:52
Спасибо Вам) И нашему правительству за эти каникулы. Иначе не знаю, когда бы закончила.
+1
Андрей Соловьев Офлайн 6 января 2016 13:40
Читал, и покуда злился на Андрея с его семейством, вспомнил бушуевских "престарелых мальчиков, которых родители превратили в тряпичных кукол."
Отечественное бедствие, когда взрослые мужчины столь застревают в родительской семье.
К слову, гетеросексуалов это касается даже больше, чем нашего брата. Особенно, если там одинокая, "жертвенная" мать.
0
starga Офлайн 6 января 2016 14:06
Валери,Спасибо за продолжение истории.Что тут скажешь,папаня твердолобый истукан,он не о сыне переживает за себя больше,что не по его правилам живёт,ни так и не с тем.Сестрицу зависть изьела( как же искалеченному и никому вроде бы не нужному счастье пусть не правильное но привалила,а она такая вся...) по этому и подлянки делает даже брату.А за дядю Мишу я рада ,правильные выводы пусть и немного запоздалые,но от этого не менее ценные сделаны.Надеюсь после буйства родственников начнётся жизнь в которую им не будет доступа(только гости если приедут,но не советчики). Ещё раз Спасибо за продолжение истории!Вдохновения Вам,а мы будем ждать и читать.
0
uhuhuh Офлайн 7 января 2016 20:33
Может иногда и чересчур сентиментально-но очень уж красиво написано! Жаль что в нашей стране это из жанра фантастика. Спасибо.
0
Andrey26 Офлайн 8 января 2016 12:41
Спасибо автору за продолжение. Хотя, на мой субъективный взгляд, первая часть была лучше. Особенно первые главы. В которых автор очень порадовал своими наблюдениями, знанием подростковой психологии, завязкой сюжета, и прекрасным слогом. Читать было очень интересно. Очевидно, что вторую часть автор, скажем так, посвятил проблемам гомофобии и честности в отношениях. Здесь, как мне представляется, одной из главных и самых запоминающихся сцен - это разговор Андрея и его гомофобного отца. Вот читал и думал, что папа, то его, не так уж и не прав. И спрятаться от людей не получится. А уж в деревне, тем более. Если только не построить дом на отшибе, не обнести его трех метровым забором, прекратить все контакты с соседями и прочее и прочее... Да и то, не факт, что правда не выплывет. Да и кому нужна такая жизнь в тюрьме. Но маленькая надежда, все же есть. И автор прямо на нее указал в самом конце повести. Когда в мозгах у соседа, что-то, все же щелкнуло. Не знаю, правда, надолго-ли. В общем, еще раз спасибо автору. Есть над чем подумать и порассуждать.
0
Валери Нортон Офлайн 8 января 2016 13:46
В зависимости от личного жизненного опыта каждый человек видит в тексте что-то свое, близкое или, наоборот, непонятное. Это здорово! Здорово, что есть над чем подумать) А подростки - это целый новый мир, по моему мнению. Они свободны как никто и все вокруг находится их собственных руках, у них есть свобода и выбор. Жаль, что сам понимаешь это, только когда становишься взрослым. Ну а взрослые - есть взрослые. Чтобы писать о них, нужно думать как они. А это не всегда весело.....
0
Маша Маркова Офлайн 10 января 2016 10:20
Замечательное продолжение истории, всегда хочется узнать, что же там, после ХЭ) Читая вашу книгу, прямо почувствовала, как повеяло летним теплом и теплом человеческих отношений, которые способны преодолеть любые преграды, потому что настоящие.
+1
NAUTILUS Офлайн 10 января 2016 10:31
Хочешь быть счастливым? Знай, за это право придется драться, много и каторжно работать, быть чутким и терпеливым, и много еще чего...но и наградой за это будут любимые глаза, сияющие ярче звезд, в сумраке ночного летнего сада...Ким и Андрей - вы настоящие борцы, вы отстояли свое право быть счастливыми! Спасибо Автор, за удовольствие от прочтения, за яркие живые образы, которые Вы создаете! Успеха в творчестве, Автор.
+2
vadim Офлайн 16 января 2016 20:29
:yes: Валери, хорошая повесть получилась, жизненная... ... ... ... ... и душевная...
УДАЧИ во всём.
Вадим Петров.
+1
Клемениина Офлайн 7 марта 2016 15:26
Мой самый любимый автор, со своим замечательным романом.
Произведение очень "живое", настоящее. Так уютно и светло было вовремя и после прочтения... Такие сильные эмоции я получаю только от Ваших работ.
Пишите больше, пишите ещё.
+1
Гребенюк Т Офлайн 18 июня 2016 21:33
Боже мой, я так ждал продолжения... Извиняюсь, может кого-то мои высказывания и обидят, но я не впечатлен. Более того, я возмущен и расстроен. В этой повести Андрей показан каким то уж слишком авторитарным и "недорогой", а Кима превратили в "размазню" из за его преданности и любви. Тот факт, что Андрей будучи у подруги ещё и переспал с ней вообще убивает. Может я слишком серьёзно к этому относся. В принципе идея для повести хорошая, но преподнесяна немного не так. Если кого то это как то обидело, приношу извинения. Это всего лишь моё мнение. То как я прочувствовал все мною прочтенное. Но первая часть действительно восхитительна!
0
Валери Нортон Офлайн 13 июля 2016 02:32
mbctim, ))) не за что извиняться, и спасибо, мне очень понравился ваш отзыв. Именно такими я их и видела, простыми людьми с их обычными недостатками и комплексами. Я столько с ними провозилась, что они для меня уже как живые, поэтому очень рада, что мне удалось передать как хорошее, так и не очень хорошее в их характерах. Спасибо, что нашли время и прочли.
+2
kampivrig Офлайн 24 августа 2016 15:07
Это просто невероятно! До этого я читала только "Сопротивление ветра" из Ваших работ. Думала, единично может получиться такой накал эмоций, но нет, как выяснилось. Вроде читаешь первую половину и все так спокойненько. Даже как-то и отложить можно на пару часов чтение или даже на день отвлечься. А потом вдруг что-то происходит, и так оно выписано, что не отойти! Читаешь полдня, перечитываешь отдельные фразы, грызешь ногти, отворачиваешься от монитора в надежде что-то осмыслить в голове, но понимаешь, что и мыслить не можешь, пока не дочитаешь до конца! И это в обеих частях! Спасибо за такие эмоции!
Ну и конечно же спасибо за такие настоящие образы, без прикрас, так честно выписанные. Вы замечательно создаете атмосферу, и всё описанное ну очень хорошо ложится на душу русского человека. Очень тонко и очень по-настоящему описываете и людей, и окружение, и события. И все вроде такое обыденное, а вроде и неожиданно живое.
Спасибо за продолжение любимой истории!
0
Серафима Шацкая Офлайн 7 января 2017 01:17
Дочитала до конца в ожидании чего-то. Чего-то не случилось. На уме только одно - скука. И еще, сисадмин и программист как бэ разными вещами занимаются. По тексту периодически коробила постановка знака равенства между двумя разными специалитетами.
--------------------
Если чувствуешь сопротивление, значит движешься в правильном направлении.
+1
Валери Нортон Офлайн 7 января 2017 06:41
Знак равенства говорите? Не буду распространяться на тему обучаемости неглупого человека разным навыкам и необходимости выживать в глубинке. Просто скажу что журналист может работать дизайнером. А так же сервисным инженером, менеджером, оператором и т.д. Уж время такое.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.