Эдуард Семагин

Сумасшествие - грань одиночества

+ -
+33

Часть 1
С этого все и началось. С пассажира. Не нужно было его брать в этот рейс. Капитан Пол Крейг прекрасно понимал это, будучи, как и все профессионалы, до смешного суеверным.
А заварил эту кашу бортмеханик Лайон, когда пришел утром, перед отлетом, слегка навеселе и проговорил сквозь стиснутые зубы, чтобы не выдать запах алкоголя:
– Кэп, левый заработок привалил!
– Какой может быть заработок в обычном рейсе? – нахмурил брови капитан, в очередной раз раздражаясь недисциплинированности подчиненного.
– Нужно взять с собой пассажира. Заказчик кругленькую сумму отстегивает, – теперь механик попытался растянуть губы в подобии вежливой гримасы. Жаль, бреши в ряду зубов портили впечатление.
Пол тяжело вздохнул. Межпланетная транспортная компания вот уже третий месяц задерживала своим сотрудникам зарплату. Именно поэтому ему приходилось закрывать глаза на подобные нарушения. Есть людям хочется каждый день и он, в отличие от МТК, это понимал.
– Ну, что скажешь, кэп? – допытывался механик, его глаза, белки которых были испещрены сетью сосудов, пытались оценить реакцию начальника.
– Что за пассажир? – устало поинтересовался Пол.
– Мальчишка–студент. Мамаша его в руднике работает, на той самой планете, куда мы корабль перегоняем. А пассажирский рейс к ней пока только в проекте, неизвестно, когда летать начнут, планета ведь только заселяется. Так и подохла бы мамка, сына не увидев, а нет, тут мы подвернулись. Вот отчим и платит. Неплохо платит, так что…
– Что за чушь ты несешь? – не выдержав, взревел капитан. — подчиненный отшатнулся от неожиданности. – Ты что – забыл, в какой мы ситуации? В нашем распоряжении списанный корабль, его нужно доставить на богом забытую планету, которая согласилась купить такой хлам. Одному Господу известно, выдержит ли посудина свой последний рейс? И ты предлагаешь мне рискнуть еще и жизнью мальчишки?
– Кэп, кэп, спокойно! – замахал руками механик, принимая вид человека, смертельно оскорбленного в лучших побуждениях, – Между прочим, я ради мальчишки согласился. Чтоб он мамку смог повидать. Доброе дело хотел сотворить, а ты…
– Стоп, – недобро прищурился Пол. – Что значит «согласился»?
Смит осознал, что выдал себя с потрохами. Он даже ссутулился, понимая, что сейчас на него обрушится нешуточный гнев начальника.
Он подождал секунд пять, а потом поднял голову и несмело взглянул на капитана. Тот, казалось, успокоился, задумчиво разглядывая маячивший вдали силуэт корабля. Но как только механик пришел к выводу, что буря миновала, Пол тихо и отвратительно точно стал перечислять все его грехи:
– Лайон, я закрываю глаза на то, что ты практически все рабочее время проводишь в нетрезвом, а иногда – очень нетрезвом виде. И я стараюсь не замечать того, что в таком состоянии работа для тебя останавливается, и ты спокойно спишь где–нибудь в кладовой или вообще на посту! Я даже смирился с тем, что ты возишь наркотики на другие планеты! Но я не потерплю того, чтобы ты протаскивал на борт нелегалов, даже не потрудившись меня об этом предупредить!
– Я предупредил, – нагло заметил Смит.
– И я не согласился! – Крейг снова начал раздражаться, – Но тут выясняется, что ты уже взял деньги. И это значит только одно – ты всерьез собирался провести пассажира, без согласования со мной!
– Я сказал бы! Клянусь, кэп, я бы обязательно сказал!
– Когда мы были бы в семистах тысячах миль от Земли? – скептически хмыкнул Пол и буквально отчеканил, – Я обязан доложить администрации МТК о твоих промахах в работе, Смит. Черт, глядя на тебя, я начинаю понимать, почему компания задерживает тебе зарплату. Не просто понимать, но и считать это справедливым.
С этими словами он развернулся и зашагал по направлению к административному зданию. Не успел он сделать и трех шагов, как его догнал слабый окрик механика:
– Черт с тобой, кэп! Двадцать процентов твои…
Пол сделал вид, что не услышал.
– Тридцать, кэп! Ты меня по миру пустишь!
Пол Крейг обернулся и ласково проговорил:
– Семьдесят. Иначе ты понимаешь – таких механиков, как ты, сейчас пруд пруди…
Глаза Смита округлились, такого он не ожидал:
– Семьдесят! Кэп, ты совсем спятил, я не…
Сейчас Лайон выглядел жалко, однако капитан предпочел усилить воспитательный эффект:
– Пьянство. Пренебрежительное отношение к работе. Фентанил. Тонны фентанила, Смит!
– Черт с тобой, – механик тоскливо сплюнул под ноги. – Семьдесят.
– По рукам, – улыбнулся Пол. – И не вздумай меня обмануть! Я ведь узнаю сумму непосредственно у заказчика.

Последние минуты перед отлетом он проводил, прислонившись к стволу гигантского тополя и созерцая серебристый диск четырехсот двадцати метров в диаметре, в пустых, металлических недрах которого ему, его помощнику и пассажиру предстояло провести тринадцать месяцев.
Корабль отслужил свой срок без крупных поломок. Но даже самые хорошие механизмы со временем приходят в негодность. Списанный корабль благополучно отправился на заслуженный покой.
Но ржаветь и ждать переплавки на какой–либо свалке ему так и не пришлось. Экономический кризис превратил планету Земля в сонное захолустье посреди содружества бурно развивающихся рас. Открытие и заселение планеты Тархе стало эффектным, но, увы, единственным прорывом за последние двенадцать лет. Люди со всей Земли спешили стать колонистами–добровольцами, чтобы заработать хоть какой–нибудь капитал. Судя по всему, мать нелегального пассажира тоже входила в это число.
Экспансия – процесс трудоемкий и чрезвычайно ресурсозатратный. Поэтому колонисты купили старую посудину практически за бесценок, а также оплатили доставку: выручка от переплавки старого корабля помогла бы им стать на ноги.
Летательный аппарат срочно привели в «полетопригодное» состояние. Но Пол, к сожалению, слишком хорошо понимал, что внешний вид в этом случае совсем не соответствует внутреннему содержанию. Издали – мощный и огромный красавец. Но внутри – практически рухлядь: герметичные двери, электрическое оборудование, кабели и всевозможные коммуникации, системы автоматики и даже мебель исчезли в неизвестном направлении. Один из двух атомных реакторов, служащих энергетическими установками корабля, изолировали и даже не стали заменять отработавшее топливо: слишком затратно, особенно во время сложившихся экономических трудностей. Конечно, аппаратное содержимое, которое не успели вынести, было добротным, но слишком ветхим и изношенным. Судно восстанавливали в сжатые сроки. Только самое необходимое для полета. Даже радиостанцию удалось настроить всего одну — да и та пребывала в плачевном состоянии. В конце концов, для покупателей этот корабль был ничем иным, как пятью миллионами тонн отборного высококачественного металлолома.
Однако Пол считал, что игра стоила свеч. Затраты на доставку корабля с лихвой окупались стоимостью сырья после переплавки.
Пол вздохнул и провел ладонью по ежику темных волос. Двадцать лет он служил в МТК, выполняя перелеты различных дальностей и сложностей. Но такое опасное и откровенно гнилое задание ему попалось впервые.
За спиной послышалось тихое покашливание. Капитан резко обернулся и с удивлением обнаружил своего помощника. Смит, с заговорщицким видом показал ему знак «окей» и шепотом произнес:
– Левый груз на борту.
– Что?.. – Пол даже не сразу понял, о чем идет речь.
– В ящике из–под полуфабрикатов, – доверительно проинформировал тот. – Не переживай, кэп, ни одна живая душа…
– Скажешь ему выходить, когда пролетим Луну, – приказал Пол. Ему хотелось как можно скорее отделаться от ухмыляющегося подчиненного.
Смит снова показал ему сведенные в круг большой и указательный пальцы и удалился.
Расстегнув серебристую форменную куртку, капитан неспешным шагом двинулся по направлению к сияющему в лучах солнца кораблю. Он глубоко вдыхал воздух родной планеты, в последний раз оглядывая привычный пейзаж, стараясь запечатлеть последние воспоминания о родине, как делал всегда перед рейсом.
Следовало начинать готовиться к перелету.

Через 15 часов после отлета дверь в рубку приоткрылась, и в громадное полусферическое помещение несмело протиснулся пассажир – русоволосый паренек лет двадцати в запасной форме бортмеханика. Он благоговейно оглядывал рубку, и было чем восхититься: потолок, напоминающий прилипший к полу мыльный пузырь, передавал четкое изображение внешнего космического пространства, создавая абсолютно реальную иллюзию прозрачности. У пола стены рубки округлялись. В центре находился пульт управления, и за пультом в кресле уверенно восседал суровый капитан корабля. Нервно сглотнув, пассажир приблизился к нему.
– Меня зовут Саймон… Саймон Уайт, сэр, – пробормотал он, смущенно переминаясь с ноги на ногу возле кресла. Чувствовалось, что парень ощущает громадную неловкость, отвлекая занятого человека от важных дел. К тому же, синие и холодные, как лед, глаза капитана никак не располагали к дружеской беседе.
Пол напустил на себя важный вид и резко ответил:
– Я занят проверкой курса.
За спиной пассажира нарисовался Лайон и, смеясь, дружески хлопнул покрасневшего парня по плечу:
– Не обращай внимания, малыш! Кэп у нас как закон: суров, но справедлив, правда, кэп?
Пол не потрудился ответить, и механик продолжил:
– Его зовут Пол Крейг. Родители капитана были настолько оригинальны, что дали сыну два имени, вместо имени и фамилии.
– Заткнись, остряк, – прорычал Пол, не отрывая взгляд от приборов.
– Окей, а меня зовут Лайон Смит, и я занимаюсь здесь ремонтом и обслуживанием силовой установки и оборудования.
– Чертовски неверно, – пробубнил Пол Крейг себе под нос. – Правильнее будет звучать: «слоняюсь из угла в угол с разводным ключом».
– Э, полегче, кэп, я ведь могу и обидеться. Значит так, малыш, жить нам втроем придется больше года. Сейчас поищем тебе каюту поприличнее, – жизнерадостно проговорил Лайон и собрался уходить, но его остановил голос Пола:
– Все каюты заперты и опечатаны. Ты притащил его сюда – вот пусть и живет с тобой.
Однако то, что капитан услышал в ответ, переходило всякие границы:
– Нет уж, кэп, – хитро проговорил Смит, – ты получил за сделку семьдесят процентов – тебе с ним и возиться. А я со своими жалкими тридцатью в каюте буду спать один.
И, прежде чем капитан успел разразиться бранью, механик скрылся.
Пол недобро зыркнул на растерявшегося Саймона и проговорил:
– Палуба «Е». В кладовой номер триста семь найдешь спальный мешок. Любой коридор в твоем распоряжении.
– Спасибо, сэр… мистер Крейг, – искренне поблагодарил парень, сияя огромными серыми глазами.
– Здесь нет понятия «мистер», мальчик, – снисходительно произнес Пол, – для тебя я «капитан Крейг», это понятно?
Саймон кивнул и улыбнулся.
– Вот и превосходно, а сейчас иди, облюбуй себе коридор – я должен проложить курс.
– Еще раз спасибо, сэр капитан! – Пол закатил глаза. – Разрешите вопрос?
– Что еще? – недовольно буркнул Крейг, не отрывая взгляда от звездных карт.
– Почему космические корабли дискообразные? – на полном серьезе поинтересовался Саймон. Капитан удивленно оторвал взгляд от монитора и произнес:
– Может, тебе заодно объяснить, почему Земля круглая? – Но, заметив, что парень не увидел в ответе скрытого подтекста, Пол продолжил, сдерживая раздражение изо всех сил, – Форма диска – единственно возможная форма для межзвездных летательных аппаратов. По окружности располагаются индукционные катушки и… Кхм. Вам в институте разве не преподают теорию аэрокосмических перелетов?
– Нет, сэр. Я учусь на журналиста.
– Тогда марш отсюда, – Пол мгновенно потерял к парню всякий интерес. – Не мешай профессионалам.
Саймон с улыбкой кивнул и хотел уже уходить, как Пол окликнул его:
– Еще раз услышу от тебя «сэр» – уши оборву.
Саймон с трудом сдержал смех.

Первая неделя пути подходила к концу.
Пол, Лайон и Саймон сносно устроились внутри огромного корабля. Большинство помещений и некоторые отсеки были заперты, но и интереса они никакого не представляли, будучи пустыми.
Саймон нашел себе уютную нишу возле запертого коридора и проводил ночи в спальном мешке. Казалось, это его совершенно не беспокоило.
Единственная проблема, с которой столкнулся экипаж, это запасы еды, рассчитанные на экипаж из двух человек. Ими приходилось делиться с нелегальным попутчиком, поэтому легкое чувство голода превратилось в неизменного спутника всех троих.
Однажды за ужином Лайон нарушил тишину:
– Малыш Уайт, ты имеешь представление о планете, на которую летишь?
Саймон удивленно замер, пережевал пищу и бойко ответил:
– Я читал о ней в учебнике по астрономии. Планета названа в честь открывшего ее астронома Юджина Та;рхе, и колонизация началась двенадцать лет назад. Размеры планеты немного превышают размеры Земли, а ускорение свободного падения на Тархе равняется восьми целым…
– Дерьмо из учебников никогда не даст тебе представление о том, как выжить, – небрежная реплика Пола в очередной раз заставила Саймона смущенно замолчать.
– Кэп, брось. Откуда ему знать? – примирительно произнес Лайон. – Ты вообще раньше в космосе бывал, малыш?
– Я летал на Луну, у нас была экскурсия…
– Это все равно, что на вопрос «был ли ты на улице?» ответить «о, да, я стоял на пороге и уже почти открыл дверь!» – ядовито заметил Крейг.
– Кэп, да ладно тебе, – хмыкнул Смит и повернулся к сконфуженному парню, – скажи, Уайт, ты помнишь свою мать?
Парень немного помолчал, ковыряя ложкой в контейнере с едой, а затем произнес:
– Она улетела, когда мне было десять. Тогда у нас были трудные времена, и она решилась на эту работу. Я остался с отчимом, и, полагаю, он с первого же дня после ее отлета начал копить деньги на то, чтобы отправить туда и меня. И вот – я здесь…
– Это значит, что обратно ты не улетишь, – повел бровью Пол, – твой отчим заплатил за билет в один конец.
– Знаю, – грустно кивнул Саймон. – но я не против остаться там – колонистам нужна любая помощь. Я заработаю денег, улечу сам и увезу оттуда мать.
– О, думаю, десятка тысяч лет непрерывной работы тебе хватит, – хохотнул Пол Крейг. – Ты выбрал чертовски прижимистых работодателей, парень. В твоем случае даже мытье сортиров на планетах Антареса оплачивалось бы лучше…
– Пол, ворчливый ты хрен, ну сколько можно? – беззлобно одернул Смит. – Не слушай его, малыш. Он в таком же положении, что и ты: работает на владельцев Земли, а это, доложу я тебе, не очень–то прибыльно…
– На Тархе идет разработка руд? – несмело обратился Саймон к Полу.
– Да, и не только. Там возводятся металлургические заводы. Налаживаются связи с ближайшими соседями для взаимовыгодного сотрудничества. Строятся саркофаги под города…
– Саркофаги? – удивленно моргнул парень.
– Конечно, – ответил Смит вместо капитана, – Фауна планеты оказалась хоть и бедной, но очень недружелюбной. Там, можно сказать, царит меловой период, и хищные птеродактили не одну сотню колонистов утащили в гнезда…
– Писали об этом в твоих учебниках? – с издевкой поинтересовался капитан Крейг. Он и сам не понимал, почему наивный юноша вызывает у него такое раздражение. Саймон медленно покачал головой.
– Там адские условия труда, сынок, – нехотя проговорил Лайон. – Через несколько лет всех людей, которые сейчас заселяют Тархе, заменят, потому что они будут не в состоянии продолжать работу. Им выдадут ордена и отправят на пенсию. Если, конечно, будет, кого отправлять…
За столом воцарилась печальная тишина. Наконец, Саймон, набравшись смелости, выпалил:
– Капитан Крейг, а у вас есть семья?
Лайон заливисто расхохотался, а Пол мрачно произнес:
– Жуй свои консервы и помалкивай.
Саймон снова смутился, но Лайон, отсмеявшись, продолжил тему:
– Не обижайся, но ты сморозил большую глупость. В двадцать пять лет кэп поступил на службу в МТК и с тех пор, за двадцать лет, вряд ли провел хотя бы года три на Земле. Посуди сам, какая женщина захочет такого мужа?
Саймон пожал плечами.
– Выпускники школы астронавигаторов не обзаводятся семьями, дружок, – уже серьезнее продолжил Смит. – Начиная с двадцати пяти, они всю свою жизнь проводят в космосе. Поэтому и к планете своей они не привязаны. Их никто не ждет.
– Даже родители? – удивленно моргнул Уайт.
– В эту школу берут детей–сирот из приютов…
– Хватит, – резко бросил Пол.
– Но, – невзирая на предупреждение, продолжил бортмеханик, – речь идет только об официальных браках и детях. Признайся, кэп, сколько хорошеньких земных девушек и гуманоидных инопланетяночек рассказывают своим детям–полукровкам об их героическом отце–капитане? Наверное, несколько сотен?
– Бери выше, мои подвиги измеряются тысячами, – пробормотал Пол и неожиданно рассмеялся. Улыбка мгновенно изменила его лицо, и капитан помолодел лет на десять.
Саймон хихикнул. Пол моментально вернул себе непробиваемый вид и, поднявшись из–за стола, направился в рубку. Лайон поскреб щетинистый подбородок, подмигнул парню и проговорил:
– Мне пора заняться наладкой навигационной радиостанции. Не скучай, дружок.
С этими словами он вышел. Саймон остался в одиночестве, перед тремя пустыми пластиковыми контейнерами для еды.

Почти семь месяцев полета растворились в рутине и пронеслись незаметно.
Пол положил вытянутые ноги на приборный щиток, и устало прикрыл глаза. Последние несколько часов он занимался проверкой проложенного курса и, удостоверившись, что автопилот работает исправно, позволил себе небольшой отдых.
Жаль, продлился он недолго.
Крейг на подсознательном уровне почувствовал, что что–то не так. Вначале он не понимал, а затем понимание пришло с пугающей ясностью.
Лампы.
Свет медленно мигал, периодически то тускнея, то зажигаясь, как прежде, ярко.
– Лайон! – Закричал капитан в устройство громкой связи и сбросил ноги со щитка. – Лайон! Немедленно…
– Я здесь, кэп, не ори. – В двери показался бортмеханик.
– Лампы, Смит, падение…
– …мощности энергетической установки, знаю. Думаешь, я не заметил? – Лайон был серьезен как никогда. – Плохи дела.
– Немедленно установи причину выхода системы из строя! – приказал капитан, всецело уйдя в показания приборов.
Внезапно ожила система оповещения. Когда–то психологи решили, что женский голос действует более успокаивающим образом, чем мужской, когда сообщает, что жить вам осталось считанные часы. И вот теперь записанный женский голос монотонно повторял приговор о «нарушении работы термоэмиссионных преобразователей».
– Лайон, что происходит, черт возьми? – прорычал Пол, теряя самообладание, и даже не заметил, что в рубку боком прокрался бледный Саймон.
– Недостаточное финансирование, кэп, – прошептал Смит, – мы подписали себе смертный приговор, связавшись с этим корытом… Некачественная спешная сборка повлияла на герметичность конструкции преобразователей.
Капитан выругался себе под нос.
– Цезий, – продолжал Лайон. – Часть цезия улетучилась.
Капитан беспомощно уставился на механика.
– Ч–что? – пробормотал насмерть перепуганный попутчик.
– Без газообразного цезия невозможна электронная эмиссия, – попытался объяснить Саймону Смит.
– Он все равно не понимает тебя, брось его! – прокричал Пол, глядя на показания бортового вольтметра первичной цепи. Они неумолимо падали. Корабль стремительно терял скорость.
– Корабль лишился энергии. А без энергии он не может лететь, – неутешительно закончил Лайон.
– Так почему вы стоите здесь, вместо того, чтобы ремонтировать? – воскликнул парень, перебегая глазами с одного лица на другое.
– Боюсь, мы бессильны, – тихо произнес Лайон.
– Смит, проконтролируй подключение резервного питания от аккумуляторов, быстро, – перебил его капитан, – Не хватало еще самому впасть в панику.
– Автоматика уже сделала это, кэп.
– И сколько?.. – Саймон не сумел закончить фразу.
– Час, максимум два.
И без того испуганные глаза парня еще больше расширились:
– А потом?..
– Полное торможение. Захоронение заживо в этом ржавом гробу! – в сердцах выкрикнул Лайон.
– Смит! Подойди скорее, – голос капитана неожиданно оживился.
– В чем дело, кэп? – поинтересовался бортмеханик, приближаясь к монитору.
– Взгляни!
Саймон робко подошел поближе и посмотрел туда, куда смотрели остальные члены экипажа.
На экране ярким пятном сверкала неизвестная планета.
– Мы садимся, – принял решение капитан.

– Лайон! Быстро пристегни этого, и сам пристегнись. Сейчас начнутся американские горки, – жестко проговорил Пол, пытаясь скрыть волнение. Списанный корабль едва ли годился для испытаний и маневров.
Смит прекрасно это осознавал, поэтому справился с приказом быстро и без лишних слов.
– Смит, я кому сказал «пристегнись»? – спросил Пол Крейг, не отрываясь от экрана.
– Кэп, будто ты не знаешь, что на третьем кресле заедают ремни! – Поморщился Лайон, бросив косой взгляд на кресло Саймона.
Капитан быстро обернулся на помощника и приказал:
– Держись руками, ногами и зубами.
– Сэр капитан, мы приземлимся? – с надеждой в голосе спросил Саймон.
– Черт, я сделаю все, чтобы выжить. Ради того, чтобы исполнить обещание и оборвать тебе уши. Держись!
Времени было мало. А когда курс резко стал меняться, его стало еще меньше. Сесть было необходимо до того, как аккумуляторы окончательно разрядятся. Если корабль застрянет на орбите, он будет двигаться вокруг планеты неопределенное время, пока не упадет на нее. Если питание иссякнет возле поверхности – корабль разобьется, не имея необходимой мощности двигателей на торможение и противостояние гравитации.
Пол рисковал. Но терять им было уже нечего. Он попытался отключить все второстепенные потребители, оставив только необходимые для посадки, прекрасно осознавая, что более улучшить ситуацию уже невозможно.

В полукилометре от поверхности планеты энергетическая установка стала постепенно отключаться. Окончательно затих гул двигателей. Постепенно рубка лишилась освещения. И, наконец, погасли дисплеи приборов, и смолк монотонный голос оповещения.
Корабль, лишенный энергии, начал падать.
Крейг выполнял все необходимые маневры, но даже самый опытный пилот бессилен перед гравитацией. На смуглой коже капитана выступил пот, а брови практически сошлись на переносице. Он предпринял последнюю попытку посадить корабль как можно мягче, но это не помогло.
Рухнув со стометровой высоты, серебристое блюдце пропахало почву безымянной планеты, создавая новую гору и вздымая вокруг себя тучи пыли и камней. Сила удара, судя по скомканной, как гармошка, обшивке, была чудовищной.

Крейг очнулся в полной темноте. Мгновенно придя в себя и вспомнив детали падения, он пошевелился, убедился, что руки и ноги на месте, а затем отстегнул ремни безопасности и на ощупь добрался до приборной панели. В шкафу с амуницией хранился небольшой прожектор на съемных аккумуляторах, удобный тем, что если закрепить его в определенном положении, он довольно неплохо мог освещать всю рубку. Поиск не занял много времени.
Уладив проблему с освещением, Пол бросился по накрененному полу к креслу Саймона.
Парень был без сознания, и его лицо заливала кровь. Она текла из носа и ушей и из рваной раны на лбу.
– Эй, малыш! – Пол осторожно встряхнул мальчишку, боясь повредить переломы, если таковые имелись. Саймон пошевелился и с трудом разлепил ресницы, слипшиеся от крови.
– Капитан, у вас шея разодрана, – первым делом проговорил Саймон, оглядывая Крейга.
– На себя посмотри, красавец, – буркнул Пол, – ты ударялся головой? Тошнит?
– Нет… Откуда столько крови?
– Избыточное давление из–за резкого торможения. Сосуды не выдержали. Встать сможешь?
Саймон попытался, и оказалось, что он тоже вполне здоров: все–таки кресло было спроектировано на совесть и не зря стоило таких огромных денег.
– Лайон! – громко крикнул Пол, убедившись, что пассажир в порядке. Из угла донесся громкий стон. Капитан и парень, как по команде, повернулись на звук.
Огромный регенератор воздуха был сорван со своего места и теперь лежал на полу. А под ним корчился и стонал от боли наполовину погребенный бортмеханик.
Пол в пару прыжков преодолел расстояние и присел возле помощника. Вся нижняя часть его тела была раздавлена устройством весом в полтонны.
– Больно! – заорал Смит.
– Лайон, я вытащу тебя, – проговорил Пол, не очень–то веря самому себе: размеры и вес регенератора явно превышали его возможности. Но он вскочил на ноги, пошатнулся, на накрененном полу, схватился за выступы в корпусе регенератора и, что было силы, потянул его вверх. Рядом появился Саймон и, став возле капитана, старался помочь поднять огромный прибор.
Тщетно. Регенератор не сдвинулся ни на сантиметр. Обливаясь потом, Пол предпринял еще пару отчаянных попыток. Натруженные руки дрожали и отказывались слушаться. Наконец, капитан сдался и, присев на корточки рядом с Лайоном, громко выругался.
– Эта штука слишком тяжелая, Смит, но я попробую приподнять ее домкратом. Саймон, ты где?!
– Здесь, капитан! – Крикнул парень за его плечом, стараясь быть полезным.
– Левый от рубки коридор. Инструментальная кладовая. Домкрат.
– Сию минуту, сэр, – подражая военным, парень зачем–то отдал честь и со всех ног кинулся к выходу.
Пол Крейг пропустил «сэр» мимо ушей, обернулся к бортмеханику и, достав из внутреннего кармана антисептик, щедро посыпал открытые раны помощника. Промокнул платком кровь с лица, приговаривая:
– Только попробуй потерять сознание и сдохнуть.
Лайон вновь скривился, из его глаз потекли слезы.
– Пол… Боль… но… Не тащи – меня уже не скле… ить… – бормотал он, обливаясь ледяным потом. Взгляд панически метался по лицу капитана Крейга.
– Прикрой свой рот, бортмеханик! – выкрикнул Пол, пряча за гневом отчаяние.
– Не трудись, кэп…
Пол, скрепя сердце, принял решение. Он подошел к панели управления, стараясь действовать быстро, чтобы не продлевать мучения помощника. В одном из отсеков панели хранился пистолет на случай, если кто–нибудь из экипажа корабля сойдет с ума и предпримет попытку диверсии. С помощью оружия капитану так же разрешалось уладить конфликт на корабле. Или воспользоваться им в чрезвычайной ситуации, которая, как считал Пол, сейчас как раз и настала.
Он взломал пломбу и вытащил пистолет. Дрожащей рукой зарядил обойму, снял с предохранителя. Затем вернулся к искалеченному бортмеханику и, оттягивая момент развязки, спросил:
– Ты уверен, Лайон Смит?
– Не медли, Пол, пожалуйста.
Капитан спустил курок, но его руку внезапно толкнул Саймон, и пуля просвистела в паре сантиметров от головы Смита. Тот снова громко застонал.
– Чертов сукин сын! – Рявкнул Пол и попытался сбросить повисшего на его руке парня.
– Не смейте убивать его! Вдруг еще можно помочь! – отчаянно не сдавал свои позиции Уайт.
– Отойди, иначе я и тебе башку провентилирую, – пригрозил капитан и, наконец, ему удалось отшвырнуть Саймона. Тот упал на спину и с ужасом наблюдал за тем, как капитан снова поднимает руку с пистолетом, но было уже поздно.
Лайон затих, его сведенное судорогой лицо расслабилось. Помощь капитана так и не потребовалась.

Крейг обессилено опустился рядом с сидящим на полу Саймоном.
– Мне расценивать твои действия, как бунт? – спокойно поинтересовался он.
– Как вы могли? – Взорвался парень. – Я ведь принес домкрат! Нужно было надеяться до последнего!
– По–моему, ты не до конца понимаешь ситуацию, в которую попал, сынок, – голос Пола стал непривычно мягок, – может, ты думаешь, что я просто поленился вызвать врача? Или Лайон специально забрался под регенератор, чтобы испугать нас, а сейчас встанет живой–здоровый и посмеется над твоим лицом? Нет, это не вечернее развлекательное шоу, никто сейчас не выскочит из–за кулис с криками «Стоп! Снято!». Потому что мы действительно потерпели крушение. И мы потеряли корабль: насколько я сейчас могу судить, более–менее сохранилась только рубка. Возможно, мы уже получили смертельную дозу радиации из–за поврежденного реактора. Но, дьявол, то, что я хотел выстрелить в Лайона, было верхом человечности!
– Он был… Черт! Он был добрый! – воскликнул Саймон, он отчаянно тер лицо, делая вид, что стирает кровь, но капитан прекрасно понимал, что в этой крови немалая доля слез. Он встал и отошел к приборной панели.
Хромато–масс–спектрометр выдал информацию о составе атмосферы еще в полете, прежде чем отключиться. Из показаний следовало, что воздух едва–едва пригоден для дыхания: содержание кислорода критически низкое, всего восемнадцать процентов, зато доля тетрафторметана зашкаливала. Да и радона оказалось немало. Наверное, почва богата ураном.
Камеры не работали, и получить обзор можно было, только выйдя наружу. Пол Крейг постукивал пальцами по приборной панели, принимая решение.
– Капитан, – послышался за спиной хриплый голос парня, – мы не можем отремонтировать корабль, верно?
– Да, – кивнул Пол, – теперь эту груду металла даже нельзя называть кораблем. А меня – капитаном.
– Тогда мне звать вас «мистер Крейг»? – с горьким смешком поинтересовался Саймон.
– Зови меня Пол.

Капитан, задумчиво сдвинув брови, неспешно мерил рубку шагами, а Саймон, справившись со слезами, сидел на более–менее уцелевшем кресле и наблюдал за угрюмым Полом.
– Что мы будем делать? – в гулкой тишине мертвого корабля голос парня прозвучал неожиданно громко. Пол остановился и повернулся к Саймону.
– У нас не такой большой выбор, – наконец, проговорил он, – Обрисую тебе наше положение. Во–первых, корабль – а точнее, то, что от него осталось, – полностью лишен электроэнергии, приборы и системы жизнеобеспечения не работают. Во–вторых, мы понятия не имеем, куда упали и какие здесь условия, единственной информацией, которой мы располагаем, это состав воздуха, который, в–третьих, для дыхания пригоден весьма условно…
– Что это значит? – округлил глаза Саймон. – Здесь нельзя дышать?!
– Я не сказал, что воздух непригоден вовсе…
– Капитан, то есть, Пол, у нас ведь есть скафандр с кислородом, можно использовать его по очереди…
– Ты позволишь мне закончить, желторотый? – взревел Крейг, теряя самообладание. Уайт осекся и замолчал. – Ответь мне: какой толк от запаса кислорода на четыре часа? Мы застряли здесь надолго. Я успел отправить сигнал бедствия с координатами планеты, но на то, чтобы прибыла помощь – потребуется время. Скажу больше: много времени. Этот сектор практически неизведан и корабли здесь – редкие гости. Поэтому помощи ждать придется только с Земли или с Тархе. А это, как сам понимаешь, займет не менее полугода…
Парень обхватил голову руками. Пол отвернулся, пару минут поразмыслил, и проговорил:
– Мы должны оценить ущерб, принесенный падением. Проверить запасы воды и пищи, выяснить, остался хоть какой–то шанс привести реактор в рабочее состояние. А затем нам не останется ничего другого, кроме как выйти на поверхность.
– Надеюсь, у вас найдется пуля для меня? – горько проронил Саймон.
– Никаких убийств, – жестко отрезал Пол, прикрепляя пистолет к поясу. – Только в безвыходной ситуации.
– Но разве мы сейчас не в такой ситуации? – нервничая, парень встал и подошел к Полу. – Что мы будем делать на этой планете?
– То же самое, что делало б на нашем месте любое живое существо, – раздраженно заметил Пол, – всего лишь пытаться выжить.
– Да к черту такую жизнь! – Саймон, все больше поддавался панике. – Мне она не нужна! Застрелите меня!
Он отвернулся и, уткнувшись в сгиб локтя, глухо зарыдал. Пол так вымотался, что истерика Саймона нисколько его не тронула.
– В моей Академии не учили выживать, – отчаянно выкрикивал парень, – Я не хочу медленной и мучительной смерти от голода, удушья, да и еще черт знает от чего! Не смотрите на меня так насмешливо, будто мы упали на курортную планету! Я не способен, я не хочу!..
Он снова попытался спрятать лицо, но у него не вышло – в свете прожектора он походил на актера, который находится перед публикой на сцене. Теперь он выглядел донельзя жалко.
Крейг покачал головой, приблизился к хрипло всхлипывающему Саймону и, наконец, заключил его в объятия. Тот мгновенно затих и взбрыкнулся, пытаясь освободиться, но Пол отпустил его только тогда, когда удостоверился, что истерика у парня прошла окончательно.
Смущенный донельзя Саймон прятал глаза. Однако, Пол, не обратил на это ни малейшего внимания.
– Без холодильных установок продукты испортятся через сутки,
Они пытались оценить ущерб, не выходя из рубки. Саймон не успевал подготовиться к плохим новостям: они сыпались, словно из рога изобилия.
Полуфабрикатов и консервов хватит максимум на пару месяцев, чистая вода без фильтрации закончится через неделю. А уж о ремонте силовой установки в полевых условиях не могло быть и речи.
– Мистер Крейг, вы до сих пор не считаете наше положение критическим? – с изрядной долей сарказма поинтересовался Саймон. – Я все еще мечтаю о той пуле.
Пол бросил на парня тяжелый, недобрый взгляд и произнес:
– Умирая, любой из нас утащит за собою в могилу и другого. Пока мы вдвоем – у нас еще есть шанс. Одиночество в такой ситуации – гарантированная смерть.

– Мы вынуждены выйти на поверхность, – решил Пол.
– Но мы не знаем, где находимся! Понятия не имеем, какие наверху условия! Пригоден ли воздух? И, в конце концов, неизвестно, день сейчас, или ночь? Капитан…
– Через шесть дней у нас не останется воды. Если ты знаешь, откуда можно ее достать, не выходя из корабля, то я слушаю твои предложения. – Пол скрестил руки на груди.
Саймон нехотя пожал плечами.
– К тому же, – продолжил Пол, – запас воздуха тоже не вечен. Мы должны приспособиться дышать местной смесью газов. Хотя бы попытаться.
– Вам страшно, Пол? – неожиданно спросил парень, внимательно глядя своими светлыми глазами в лицо капитана. Пол не удержался и фыркнул:
– Представь себе, суровым капитанам межзвездного плавания тоже иногда бывает страшно.
Саймон кивнул и проговорил:
– Что ж, раз все равно нет другого выхода… Я с вами согласен.
По коридору они проследовали из рубки к шлюзу номер три. Путь на поверхность предстоял нелегкий: автоматика не работала, и открывать двери люди были вынуждены исключительно силой рук.
Парень и капитан замерли перед первой дверью. Сбоку на стене располагался ящик со штурвалом для ручного открытия двери. Пол набрал в грудь побольше воздуха, рукояткой пистолета разбил стекло ящика, схватил обеими руками колесо штурвала, по форме напоминающую руль, и с натугой начал вращательные движения. Чтобы хоть на метр приоткрыть дверь, необходимо было прилагать недюжинные усилия.
– Эй, птенец! – Крикнул Пол Крейг. Пот заливал его глаза и капитан то и дело утирал капли рукавом. – Подойди. Нужна помощь.
Саймон живо подскочил к капитану и попробовал повертеть ручку в одиночку. Усилия увенчались весьма сомнительным успехом, что здорово развеселило Пола.
– Не строй из себя супермена, Уайт. Смотри: я берусь здесь, ты – здесь. На счет три начинаем вращать против часовой стрелки. Раз, два…
Они с силой навалились на штурвал. Послышался скрежет давно обветшавшего устройства. Сосредоточившись на действиях, капитан совсем не замечал того, что Саймон, случайно прикасаясь своими пальцами к его руке, краснеет.
Дверь приоткрылась примерно на метр: достаточная щель, чтобы пробраться в промежуточный отсек. Сев на пол, они утирали рекой струящийся пот.
– Отлично, Саймон. – похвалил Пол, – Осталось преодолеть таким способом еще одну дверь и шлюзовой люк.
Парень громко застонал, глядя на ладони: они сплошь покрылись волдырями. Пол хмыкнул и, опершись затылком о прохладный металл стены, прикрыл глаза.
Восстановив силы, они принялись за вторую дверь, потратив намного больше времени: боль в руках здорово тормозила процесс. Наконец, и это препятствие было преодолено: Пол и Саймон попали в шлюз.
– Капитан, остался только один люк, который находится у нас над головами? – полюбопытствовал будущий журналист.
– Да, и сейчас его предстоит открыть. Ну, не вешай нос – ты уже набрался опыта!
Наконец, и с этим люком было покончено.
Для защиты от астероидов корпус корабля–сухогруза состоял из двух частей: внутренней и наружной, разделенных пространством в два с половиной метра. При попадании какого–либо космического тела в корабль, наружная обшивка, играющая роль экрана, принимала на себя его удар.
По лестнице через люк в потолке они поднялись в пространство между частями корпуса. К стене крепилась небольшая легкая лестница, по которой Пол решительно взобрался к внешнему негерметичному люку.
– Будьте осторожны! – успел крикнуть Саймон.
Пол разблокировал запирающее устройство и распахнул люк.

Часть 2

Внутрь корабля тут же ворвался сухой и горячий воздух чужой планеты. Саймон закашлялся, а Крейг с замирающим сердцем окинул взглядом представший перед глазами пейзаж.
Повсюду, насколько хватало глаз, тянулась унылая картина безжизненной пустыни. Коричневато–ржавая долина с редкими островками могучих исполинских деревьев. Справа поднималась гряда скалистых гор, слева поблескивала мутная река, а впереди пейзаж не менялся вплоть до самого горизонта. Пыльный разреженный воздух проникал в легкие с трудом, не неся в себе достаточного количества кислорода. Капитан дышал часто, утирая с лица капли пота – температура окружающего мира приближалась к сорока градусам. Он понятия не имел, какое сейчас время суток, по местному светилу определить это не представлялось никакой возможности. Пространство заливал голубоватый свет «солнца», а на раскаленном небе едва различимо проступали очертания крошечной луны.
– Пол, ну что вы видите? – откашлявшись, не выдержал Саймон.
Капитан не ответил, спустился по лестнице вниз и немного постоял, восстанавливая сердцебиение – резкие движения в совокупности с бедным на кислород воздухом вызывали головокружение.
Подойдя к отсеку с аварийным трапом, он взломал пломбу и вытащил гигантскую нейлоновую лестницу, свернутую в плотный тюк. Один конец лестницы был намертво прикреплен к корпусу корабля.
– Ну–ка, помоги мне, – скомандовал Пол, вновь взбираясь к люку. Саймон подал ему сверток, и капитан с силой швырнул его наружу. Корабль врезался в почву под наклоном и с одной стороны зарылся в нее. Пол рассчитывал использовать лестницу как страховочный трос при спуске по гладкому металлу обшивки.
– Пол, мы спускаемся? – полным готовности голосом спросил парень.
– Я спускаюсь. А желторотые птенцы до поры до времени остаются в гнезде, – с этими словами капитал Крейг вылез на внешнюю поверхность своего корабля. Ему предстоял нелегкий, полный неизвестности путь длиною в двести метров.
Держась за лестницу, Пол медленно двинулся вниз. Обшивка была очень скользкой и практически не сцеплялась с подошвами ботинок. Это, а также невозможность надышаться вволю, жара, пыльный ветер и головокружение от физической нагрузки составляли серьезную преграду быстрому спуску.
Где–то на середине пройденного пути Пол Крейг внезапно зацепился за не до конца раскатанную лестницу и вместе с ней прокатился кубарем добрых десять метров. Подобная неловкость была ему совершенно не свойственна, и капитан с тоской подумал, что выживать в этом чуждом и непригодном для человека мире будет очень непросто.
Наконец, спуск был закончен и Пол ступил на песчаную почву: подошвы тут же утонули в пыли. Он огляделся, нет ли неожиданной опасности, но все вокруг было спокойно и совершенно безжизненно. Вдали, метрах в трехстах, текла река, и Пол решил, что важнее воды сейчас ничего нет.
Осторожно ступая по мягкой, словно мука, пыли, капитан медленно отдалялся от покореженного корабля. Его неторопливость была вызвана не только нехваткой кислорода, но и неизвестностью. Несколько раз прямо из–под ног выскакивали какие–то мелкие существа, похожие на гибрид паука и скорпиона. Чертыхаясь, Пол резко сворачивал в сторону, чтобы не наступить на этих неизвестных и, возможно, опасных, созданий.
Раньше при посещении чужих планет Пола с головой накрывало ощущение триумфа, осознание принадлежности к немногочисленной касте избранных, которые удостоились чести протаптывать новые тропинки. Но сейчас никакого восторга он не испытывал. Сейчас он с трудом сохранял спокойствие – участившееся сердцебиение вызывало удушье.
Оглядываясь по сторонам, Пол подошел к каменистому берегу. Обрыв не был крутым и высоким, и это слегка его приободрило. Но лениво перекатывающиеся волны были слишком мутными и желтыми, чтобы воду можно было принять за пригодную для питья. Ил на камнях жирно поблескивал под голубым солнцем.
Пол вытащил из кармана заранее припасенную пробирку и зачерпнул воды для пробы. В их теперешнем положении не приходилось привередничать – любая незараженная радиацией вода вполне подходила для поддержания жизни.
На обратном пути к кораблю он старался не трясти пробирку и обнаружил, что осадок довольно быстро опустился на дно, оставляя на поверхности более–менее чистую жидкость. Пол сложил образец в карман и приготовился к изнуряющему подъему.
Пот застилал глаза, пересохшее горло немилосердно саднило. Шаг за шагом капитан поднимался наверх, все отчетливее понимая, что подобных перегрузок их организм не выдержит. Нужно было что–то решать: либо перебираться вниз, либо… Оставаться в корабле было безопаснее, но проложить водопровод, к сожалению, не представлялось возможным.
С такими мыслями Пол, жадно глотая воздух, ввалился в открытый люк корабля. Сидящий на полу Саймон в мгновение ока вскочил на ноги и покачнулся, не рассчитав сил.
– Пол, обрисуйте ситуацию! – почти требовательно заявил он.
– Погоди, вот только отдышусь, и сразу же напишу тебе о разведке подробный рапорт, в трех экземплярах, – съязвил капитан.
– Я имею право знать, с чем мы столкнулись, – твердо продолжал гнуть свою линию парень.
– Я скажу тебе так: мы столкнулись с куском дерьма в галактических масштабах и закопались в его поверхность носом корабля, – Крейг сидел на полу, удобно опершись спиной о стену, и отдыхал.
– Я понял, – озадачено протянул Саймон. – Как обстоят дела с водой?
Капитан достал пробирку и молча протянул ее Саймону. Тот с минуту задумчиво разглядывал всколыхнувшийся осадок, да так, что Пол проникся к парню даже неким уважением и уже собирался спросить, не знает ли тот хотя бы самый простой способ провести анализ на пригодность к питью, как вдруг Саймон откупорил крышку и жадно хлебнул воды, чем начисто уничтожил зарождающееся к себе уважение.
– Идиот! – рявкнул капитан, вскакивая и вырывая пробирку из рук парня. – Идиот с куриным мозгом! Я хотел проверить воду дозиметром, но теперь, похоже, достаточно просто ждать, наблюдая за тобой: пить можно, если не подохнешь!
– Но ведь показания спектрометра… Мы ведь все равно уже облучены.
– С этим облучением еще можно жить, – буркнул Пол.
– А наш реактор?
– Он не пострадал при падении, вроде бы, да и резервуары с отработанным топливом целы, иначе под кораблем уже было бы озеро. Но в любом случае, существуют правила выживания, и я требую, чтобы ты придерживался их и не рисковал собою попусту. Это ясно?
– Так точно, сэр!

Показания дозиметра оказались в пределах нормы. Вода была грязной, с сильным известковым привкусом, но пригодная. Это так обрадовало Пола, что он начал тихонько насвистывать гимн МТК.
Саймон молча сидел неподалеку, стараясь лишний раз не провоцировать капитана, но, заметив, что настроение Пола улучшилось, решился спросить:
– Какими будут наши следующие действия?
– Я планирую запустить радиостанцию. Поищу запасные аккумуляторы.
– Вы ведь успели послать сигнал о бедствии? – полуутвердительно спросил Саймон, внутренне холодея от нехорошего предчувствия.
– Послать–то я его послал, – досадливо крякнул Пол, – сразу же после включения тревоги. Но тогда ведь мы еще не знали, куда сядем. Не было точных координат. А, как у нас говорится, чем точнее адрес…
– А если радиостанцию не оживить – нас не найдут?!
– Без паники, эй. Им известен приблизительный сектор…
– Приблизительный? – с горьким смешком переспросил парень, – разве этого достаточно, чтобы найти песчинку в космосе?
– Искать будут не людей, а корабль, он заметнее. Поэтому нам не рекомендуется его покидать, – назидательно поучал кэп. – Это во–первых. А во–вторых…
– Ну не томите, Пол, я уже ко всему готов! – досадливо поторопил Саймон.
– МТК оценила наш рейс по шкале риска, – нехотя проговорил Пол, – значение ноль целых и семьдесят девять сотых. Риск очень высок, но до критической отметки, которая отменяет полет, увы, не дотянул… А раз так, то отказ от задания грозил нам увольнением. Так вот, затраченные на поиск средства будут куда выше вложенных в сам рейс. Боюсь, им гораздо проще объявить нас с Лайоном героями и вывесить наши портреты в Галерею Преждевременно Погибших…
Взгляд Саймона выражал недоверие пополам с ужасом.
– Да бросьте, Пол, неужели нас сознательно оставят здесь погибать?..
– Нет… Нет! Ну–ка, не вешай нос! Спасут нас, а уж если не нас, так ценный корабль–металлолом точно! Но ты будь готов к тому, что нас не отыщут завтра или послезавтра. Если Земля получила наш сигнал, и если они уже в пути, то им нужно как минимум полгода. Возможно, – Пол почесал затылок, – они связались с Тархе, но и тем тоже времени нужно месяцев пять. Поэтому пока прозябать нам здесь.
– Самое главное, чтобы наш сигнал был получен, – обеспокоено пробормотал Саймон. Разговор с капитаном поселил в нем неуверенность.
– А станцию я хочу запустить для того, чтобы послать сигнал случайным кораблям. Эта трасса, конечно, не перво– и, даже не третьестепенная, но вдруг повезет?..
– Я могу вам помочь?
– Думаю, да. Нужно спуститься в рубку и начать поиски аккумуляторов со шкафа с амуницией.

На спуск по накрененным лестницам корабля и на поиск батарей для радиостанции ушло несколько часов. Прожектор освещал рубку, как и прежде, хорошо, но Пол прекрасно понимал, что это не продлится долго. И он, как мог, экономил энергию, периодически отключая его.
Кинув взгляд на Саймона, Пол отметил, что парень валится с ног от усталости. Корабль потерпел бедствие в шесть часов вечера по бортовому хронометру. Прошло уже довольно много времени, и Пол пришел к выводу, что они не спали уже около суток. Пожалев парнишку, капитан решил оставить сбор радиостанции на потом.
– Саймон!
– Я здесь, сэр! – делано бодро отозвался тот сонным голосом.
– Команда отбой. Сходи на палубу Е и принеси два спальных мешка. Расположимся в коридоре палубы D – в рубке Лайон…
– Да, но… Капитан, вы же не собираетесь спать в мешке?! В корабле душно, как в…
– Быстро за спальниками! – прикрикнул Пол, – при крушении на незнакомой и возможно враждебной планете Разделом семь Устава космолетчиков предписано использовать спальные мешки, которые входят в комплект корабля. Они выполнены из специального материала и могут защитить от различных опасностей, в том числе – укуса неизвестных насекомых, которых я, кстати, видел собственными глазами.
– Но, Пол, жарко! – почти взмолился Саймон.
– Если бы в Уставе было предписано после крушения включать печку – мы бы ее включили, – железным тоном отрезал Пол, – или, в нашем случае, развели бы костер.
Парень хмыкнул и понуро побрел на палубу Е.

Саймон проснулся отдохнувшим. Весь стресс предыдущего «дня» слегка поблек и стал почти посильным. Он чувствовал голод, жажду и радовался, что до сих пор жив.
Пол, по–видимому, не спал уже давно. Он успел спуститься в кладовую и принести пластиковые контейнеры с едой. Рядом стояло несколько канистр с чистой водой из корабельных запасов, и парень сделал вывод, что капитан побывал в кладовой не раз.
– Пришел в себя? – усмехнулся Пол. – Стол сервирован и завтрак подан.
– Сколько я спал?
– Двенадцать часов. Вполне достаточно, чтобы отдохнуть.
– Что там?.. – Саймон не закончил фразу, но капитан его понял.
– За бортом царит восхитительной красоты ночь. Поешь – и сам поднимись поглядеть.
После завтрака они вдвоем поднялись к наружному люку, и Саймон с замиранием сердца впервые взглянул в бесконечное пространство чужой планеты.
Ночь и правда была прекрасной. По небу медленно плыли три крохотные луны, которые светили на удивление ярко. Пустыня периодически вспыхивала блеском – свет лун отражали гладкие камни и глянцевые спины ночных жуков. Жуки размером с кулак, посверкивающие отраженным светом и собственными фосфоресцирующими частями тела, летали с огромной скоростью, и Саймон всерьез опасался с ними столкнуться.
Небо резко расчерчивал напополам яркий рукав галактики, местный Млечный путь. Знакомые созвездия едва угадывались. Самым красивым в этом пейзаже был сам свет звезд зеленоватого оттенка – атмосфера планеты, полная пыли, рассеивала его именно таким образом.
Саймон зачарованно разглядывал мир, застывший в ночном великолепии. Горячий ветер не нес свежести, но пот на теле постепенно высох – ночь все же была прохладнее испепеляющего дня.
– Мне кажется, нужно дать имя этому миру. Как считаешь? Раз уж наш бортовой компьютер обесточен и доступа к базе данных нет, то я, как капитан–первопроходец, имею на это полное право. Как тебе вот такое…
– Позвольте мне, Пол, – выпалил Саймон с неожиданным энтузиазмом. – Разрешите, я дам ему название? На вашем счету уже достаточно открытий, а для меня это впервые.
Слегка ошалев от такого напора, Пол растерялся и кивнул.
– Я хочу назвать эту планету Исто;н. Да… Истон.
– Это еще что такое? – Приподнял брови капитан.
– Да, собственно, ничего. Просто неплохо звучит, а что – вам не нравится? – смущенно спросил Саймон, ему очень хотелось, чтобы капитан его поддержал.
– Слышал я и похуже, – буркнул Пол, спускаясь в люк. – Пойдем, у нас много работы.
Саймон в последний раз окинул небо и долину взглядом и поспешил за ним.
Страницы:
1 2

4 комментария

+1
Вика Офлайн 23 февраля 2016 19:38
Грустная история. Написана замечательно. Интересна сама по себе.Гей отношения здесь не на первом месте.Получается, если их убрать, это будет обычное фэнтези.Я не увидела развития каких-либо отношений в плане чувств.Может, суровый характер Кэпа,или слишком сильное стремление выжить.Привязанность, забота, но не отношения.

Вполне возможно, что я ошибаюсь.

Сам рассказ, именно в плане фантастики, мне очень понравился.

Автору спасибо.
0
Эдуард Семагин Офлайн 29 февраля 2016 18:30
Вика, большое вам спасибо за мнение. Я очень рад, что понравилось. И да, вы правы, отношения здесь - далеко не центр сюжета.
Цитата: Вика
это будет обычное фэнтези

предпочел бы, все же, называть это фантастикой))
Еще раз благодарю!
0
приятная Офлайн 2 марта 2016 12:20
Спасибо! Интересно было почитать! Другого окончания здесь не могло быть - космос жесток.
0
Эдуард Семагин Офлайн 2 марта 2016 21:55
И вам спасибо! Рад, что разделяете мою точку зрения))
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.