Алес Грей

27-17. Часть первая

+ -
+25
= Пролог =
Я принадлежу к тем людям, которые считают, что секс – это всего лишь секс. Вам ведь не приходит в голову заказывать все блюда из меню, только потому, что вам нравится салат «Цезарь» и уровень обслуживания в ресторане? Вы так же не станете покупать всю обувь в отделе только потому, что вам пришлись по душе босоножки из новой коллекции. Тогда почему с сексом всё должно быть иначе? Почему люди считают, что брать свое сегодня и забывать об этом завтра – из ряда вон? Почему им так хочется заставить других заплатить за короткое удовольствие своим временем и своей свободой? Почему они и сами стремятся платить?

Меня зовут Ольга. Мне 26 лет. И я живу так, как мне того хочется. Большинство из тех людей, которых я встречала, считают, что я привлекательна, обладаю хорошим вкусом и незаурядными умом, что для девушек моего склада просто неприлично. Ещё более неприличным им кажется тот факт, что я, получив диплом экономиста, вот уже два года работаю в книжном магазине в центре города и уходить оттуда не собираюсь. А какая бы буря случилась, узнай они, что вовсе не зарплата в книжном магазине обеспечивает мне оплату и обустройство двухкомнатной квартиры, приличные вещи и прочее, без чего современному человеку попросту не хочется обходиться.

Стрелки на наручных часах показали 17:50. Через 10 минут меня ждала встреча с единственным, кто осведомлен о моем главном источнике дохода - Евгением. С Женей мы знакомы больше пяти лет, три из которых наш успешный тандем позволяет не особо задумываться над тем, что ждёт каждого из нас завтра. Кто-то назовёт моё занятие проституцией, однако, это слово, по моему глубокому убеждению, совершенно не отражает действительности. На моей «второй работе» не было места барам, клубам и прочим кладезям человеческой беспечности. Только те клиенты, которых можно прямо или косвенно проверить. Только те, кого я предварительно одобрю. Впрочем, я стараюсь избегать слова «клиенты». Список людей, с которыми я время от времени встречаюсь, не слишком велик и лишь изредка пополняется новыми номерами. Без имен.

Все они – обычные представители социума. Среди них нет тех, кого нам так упорно навязывает ТВ. Быть может потому, что легкоузнаваемые, негиперболизированные персонажи на самом деле скучны? Разве интересно зрителю наблюдать за мужчиной-бухгалтером, если только он не психопат, скрытый садист или временно потерявшийся гений? Вызовет ли эмоциональное сопереживание женщина, которая вполне довольна укладом своей жизни, просто иногда ей хочется, чтобы рядом в постели оказалась женщина? Там, где нет драм и потрясений – нет и интереса. Все эти скучные люди живут среди нас. Им хватает смелости открыто выражать свои взгляды, будь то политика или религия, но не хватает смелости воспользоваться тем, чем пользуются персонажи из киноисторий и книг. Быть может, они просто брезгливы, и ищут золотую середину? Я и есть эта середина - мои взгляды на интимную связь лишены стандартных предрассудков, я знаю меру и я забочусь о своем здоровье.

- О чём задумалась? – мой деловой партнер чмокнул меня в щеку, кольнув маленькой выстриженной бородкой, и устроился рядом на скамейке – Гляжу, плащ новый прикупила? И то верно, осень.
- Что за номер сегодня?
- Ооо, новый человек. Берешь таких? 27-17. Женщина. Двадцать девять лет. Никаких подвохов. Проверено.

Женя включил экран планшета с уже открытой фотографией. Женщине и впрямь на вид было не больше тридцати. Часть лица скрывали солнцезащитные очки, белокурые волосы заплетены на затылке, на руках велоперчатки. Словом, типичный поклонник спорта.

- Неплохо.
- У спортсменов хорошая выдержка – Женя подмигнул.
- Ты же знаешь, что личные нужды я оставляю за порогом спален.
- По-прежнему играешь на два фронта? Не знаешь, кого выбрать, Елену или Игоря? Бери обоих.
- Именно так я и делаю.
- Ты чертовка, Ольга! – Он снова поцеловал меня в щеку – Вот, держи адрес. Здесь недалеко. Через час тебя ждут.

= 1 =

Итак, что мы имеем? Номер 27-17 жила в районе по праву считающимся одним из лучших в городе. Не потому что здесь обитали любители поторговать лицом с обложек журналов и газет, а потому что район этот изначально прекрасно продумали, обустроили и довели до ума. Я шла по ровному, как зеркало, тротуару, и размышляла над тем, что в дом давно пора купить хорошую плазму. Иногда приятно коротать вечер в одиночестве за просмотром нашумевшего блокбастера или какой-нибудь яркой комедии.

Я свернула в арку и уже через несколько шагов уперлась в нужный мне подъезд. Вежливая консьерж, сидящая на лавочке у входа, сообщила, что в будние дни некоторые жильцы предпочитают выключать домофоны, полагаясь на её присутствие. Затем она осведомилась о номере квартиры, кивнула и, отпустив короткое «Вас ждут», достала из кармана сложенную газету.

Интересно, что это за дом такой, где выключают домофоны? Я зашла в кабину лифта, поправила волосы у зеркала, и уверенно нажала кнопку с цифрой 7. Сегодня меня ждал секс с женщиной. Вот и славно, значит, обойдемся без хлопанья ресницами, пузырьков из жвачки и вопроса «какой презерватив предпочитаешь?». Конечно, по ту сторону могли находиться и другие банальности – желание поговорить о муже, детях, парфюмах, ожидание размеренности и уговоров с моей стороны.

Звонок проиграл бодрящую мелодию. Немного погодя щелкнул механизм, и на пороге появилась женщина лет сорока. Быстро скользнув взглядом, она впустила меня внутрь помещения и указала на тапочки. Не дождавшись пока я сниму плащ, женщина накинула ветровку и выскользнула за двери.

Никаких звуков кроме отстукивания механических часов слышно не было. На какое-то мгновение мне показалось, что я здесь совсем одна. Удостоверившись, что звук телефона выключен, я шагнула в гостиную. Без сомнения, к интерьеру этого помещения приложил руку опытный дизайнер. Минимализм, практичность и мягкость цветов буквально вселяли чувство комфорта. На противоположном конце комнаты находилась ещё одна дверь. Я облегченно вздохнула и двинулась по направлению к узкой полоске света.
На первый мой стук никто не ответил. Тогда я постучала второй, и даже третий раз, и только тогда услышала короткое «войдите». В этой ситуации уже было что-то отдаленно неприятное.

Комната, в которой я оказалась, представляла собой не что иное, как отдельный рабочий кабинет. В нем царили тот же минимализм и практичность. Девушка, которую я видела на фотографии, была здесь. Сидя за своим столом, она что-то увлеченно считывала с ноутбука и, казалось, совершенно не замечает моего присутствия. Вместо солнцезащитных очков на ней были очки в тонкой оправе, а велосипедная экипировка сменилась рубашкой со стоячим воротником. Несмотря на всю женственность, было в ней что-то взбалмошно-мальчишеское. Я прислонилась к дверному косяку, скрестив руки на груди.

- Вы звонили Евгению?

Возможно это, а возможно тот факт, что я отвлекла её от чтения, заставил девушку вперить в меня взгляд, в котором не было к моей персоне ни капли интереса. Неприятное ощущение нарастало. Я вдруг почувствовала себя лишней и совершенно сбитой с толку.

- Пройдите на кухню и заварите кофе – низкий голос полностью дополнял её образ.

Будь всё иначе, не поселись во мне это странное ощущение, что если здесь и ждали, то не меня, я бы не узрела в данной просьбе ничего этакого.

- Не думаю, что вы звонили за тем, чтобы вам принесли чашку кофе.

Наклонив экран ноутбука, девушка усталым жестом сняла очки, и изучающе прошлась по мне. На её лице не отобразилось ничего из того, что я могла бы прочесть, как эмоцию.

- Если мои слова вселяют в вас подозрение, снимите тапочки. Обнаженные женские стопы не менее привлекательны, чем красивые женские руки.

Я пожала плечами. Оставив домашнюю обувь справа от двери, я развернулась и направилась к кухне. Хорошее начало, ничего не скажешь. Раньше я уже бывала в квартирах с подобной планировкой, а потому нужное помещение нашла без труда. Открыв шкафчик, я извлекла оттуда банку заварного кофе, отметив прекрасный аромат, исходящий от недавно смолотых зёрен.

По моим подсчетам я уже должна была стоять в спальне, в нижнем белье, или хотя бы с бокалом шампанского и игривой улыбкой, а стояла на кухне, рассматривая замысловатую кофемашину. У себя дома, для заваривания кофе, я предпочитала использовать медную турку, а те, кофемашины, которыми мне доводилось пользоваться, были гораздо проще и понятнее этой.

- Варить кофе таких как вы не учат? – от неожиданности я дрогнула – Отойдите от техники.

- Смените тон, пожалуйста – без сомнений, эта девушка принадлежала к тому типу людей, которые считают, что имея деньги, можно заказать любую музыку – Вы верно не потому номеру позвонили, раз считаете, что «такие как я» первым делом варят кофе.

Взгляд хозяйки дома скользнул по моей шее, затем чуть ниже. Этот взгляд не был вульгарным, но ощущение того, что тебя обнажили – было.

- Как вас зовут? – я попыталась сгладить ситуацию.

Вместо ответа девушка достала из кармана брюк купюры, отсчитала несколько и положила на стол. О, этот жест мне хорошо знаком. Я зачем-то постояла ещё несколько секунд, после взяла деньги и ушла.

Сказать, что я была огорчена? Нет. Я закипала от злости. И плевать, что за 10 минут я заработала столько же, сколько за час, не раздеваясь. Женя, на том конце провода, искренне считал, что я приняла ситуацию слишком близко к сердцу.

= 2 =

Утро и я снова опаздывала. Никогда на встречу с людьми из списка и всегда на работу с книгами. Ещё раз проверив сумочку, я набросила плащ, влезла в ботинки и выругалась, поняв, что вчера умудрилась забыть шейный платок, выбор которого дался мне с таким трудом. Чёрт с ним, куплю новый.

Пока такси ныряло из тянучки в тянучку, я успела созвониться с Леной. Сегодня вечером моей любовнице хотелось в клуб. Её почти кошачье мурчание так назойливо щекотало ухо, что я согласилась. Пусть будет клуб. А завтра или может быть в пятницу, я устрою себе тихий домашний вечер, где будем только я, суши и какой-нибудь фильм, уносящий к морскому берегу и золотому песку.

Расплатившись с водителем, я ураганом ворвалась в книжный магазин, быстро заняв свое привычное место. Ничто не сравнится с запахом книг. Убеждена, дерево продолжает жить, пока живы те, кто способен оценить этот невероятно притягательный аромат.

- Оль! – голос напарницы Люды напоминал скрежет колодок – Там глянец привезли. Помоги Олежке!

Каждый раз одно и то же. Стоит свежим журналам поступить в соответствующий отдел, как тамошний продавец полдня его разгружает. Искусство фотографии сделало огромный шаг вперед, эротика давно перестала быть чем-то запретным, и это позволило тысячам мужчин за небольшую плату наслаждаться тем, что ещё относительно недавно доставалось через десятые руки.

Я нехотя проследовала к отделу с глянцем. Мой коллега Олег сидел на нераспечатанной коробке, листая свежий номер журнала 18+. Столкнув его взгромоздившиеся на товар ноги, я плюхнула на стол несколько упакованных в бумагу изданий и вздохнула.

- Олька, - игриво хихикнул он – а ты как считаешь, какая часть тела у женщин самая привлекательная? За исключением…ну, ты понимаешь.
- Шея? - буркнула я наугад
- А я вот думаю - стопы. - Олег продемонстрировал разворот журнала, где в чёрно-белых тонах красовались женские ноги.
- Стопы…стопы… И дались вам эти стопы – наверняка мое ворчание коллега принял за наигранное недовольство тем, что я вынуждена выполнять его работу.
Мы были хоть и маленьким, но дружным коллективом, никто и никогда не воспринимал чьи-то капризы всерьез.
Интересно, что бы он сказал о моих стопах? Счел бы их привлекательными или только сделал вид? Нашла ли их привлекательными девушка под номером 27-17, чью квартиру я посетила вчера? И, в конце концов, нахожу ли я сама их привлекательными? Конечно же, да.

- Оль! – снова скрежет Людки – К тебе пришли... Мужчина!

О том, где я работаю, знал только Женька. Опыт в отношениях научил меня двум основным вещам – не называть адреса работ и не приводить в дом тех, с кем я не планирую быть дольше пяти вечеров.

Закинув сумочку на плечо, я выпорхнула за двери, полагая, что имею полное право на первый перекур. Женя, хорошо знающий мои привычки, уже стоял у урны с пепельницей.

- Мимо проходил?
- Да, вот… – он протянул небольшой пакет – забывашка ты наша. Домработница подвезла. Может ты ей понравилась?
- Домработнице?

Я заглянула в пакет и, кроме аккуратно завернутого шейного платка, обнаружила в нём небольшой лист бумаги, сложенный вдвое: «К следующей нашей встрече потрудитесь отыскать аксессуар с большим количеством оттенков».

- Ты это видел? – возмущенно фыркнула я.
- Нет, а что там?

Я протянула Жене лист.

- Ты говорил, что 27-17 – проверенный номер. Меня терзают сомнения!
- Да, брось. Я же сказал, всё нормально. Если она готова платить за кофе и только, почему нет?
- Ну-ну. - я уперлась взглядом в своего делового партнера – Выкладывай, иначе я вычеркну эти четыре цифры из списка.
- Окей – Женя погладил свою аккуратную бородку – Она знакомая одного хорошего человека. Уверяю, опасения излишни. Решать, конечно, тебе.
- Как её зовут?
- Ты знаешь правила. Если человек хочет конфиденциальности, он её получает.
- С этим не поспоришь. Она уже звонила?
- Нет.

Я бросила окурок в урну. Признаться, ситуации, в которых кто-то обладал большей информацией, чем я, всегда вызывали неприятное чувство. Не то чтобы я стремилась контролировать всех и вся, просто желала избежать того, чтобы дать кому-то возможность контролировать меня.

Наплыв посетителей, завозы новых книг и приближающийся поход в клуб заставили выбросить из головы всё, что было лишним. Сегодняшний вечер окончится хорошей музыкой, хорошим бренди и неплохим сексом. Это всё, что мне следовало помнить вплоть до утра. И я помнила.

А утром, глотнув порцию крепкого кофе, я потрепала Лену по голове и отправилась рыться в шкафу. Удобно, когда нет необходимости ехать через весь город только потому, что надо сменить гардероб. С моим любовником Игорем было так же.

- Хей! – Женя позвонил в тот момент, когда я натягивала чулки, желая, чтобы разрез юбки приоткрывал их тогда, когда мне это покажется уместным. – 27-17 звонила. Какие планы на вечер?
- Нет, вечером не могу – мне хотелось добавить «и не хочу», но я промолчала.
- Ладно. Но, должен предупредить, что она может больше не позвонить.
- Не терпит отказов? Знакомо. Правда, Жень, давай в другой раз, хорошо?

Мой партнер остался недоволен. Не так давно его увлек новый роман и он, желая продемонстрировать свои возможности, собирался увести свою пассию куда-нибудь туда, где бархатный сезон произведет на неё неизгладимое впечатление. Шаблоны-шаблоны. Куда без них.

= 3 =

Вынуждена признать, что Женя оказался прав. Прошла неделя, вторая, к концу третьей я обновила список. Мой график оставался неизменным: понедельник или вторник номера под буквой «а», четверг – номера под буквой «б», среда, пятница и выходные – дни, когда я редко соглашалась на какие-либо встречи.

Сегодня четверг. Сортируя магазинный каталог с учетом новых поступлений, я думала о предстоящей встрече с человеком под номером 13-23. Антон – двадцатичетырёхлетний глава IT-отдела. В этом амбициозном привлекательном карьеристе прятался маленький мальчик, так и не сумевший найти правильный подход к женщинам. А может он и не думал его искать? За исключением пищи, у среднестатистического человека есть две основные потребности: любить и заниматься любовью. Антон не был среднестатистическим мужчиной и потому мог вполне обойтись без первого. Впрочем, кто знает, такие как он, легко могли до дрожи в коленках любить какую-нибудь недоступную женщину, удовлетворяя прочие потребности при помощи случайных связей.

Разговоры по душам не входили ни в мои привычки, ни в мои обязанности. Я всегда больше слушала, чем говорила и больше наблюдала, чем слушала. Сопереживание людям из списка давалось тяжело. В любой работе вмешивать эмоции чревато, всегда найдется кто-то, кто захочет использовать это в своих интересах. Мой первый номер был именно таким. Звали его Владимир. Владимир был не слишком умён, но добр и отзывчив. По крайней мере, так мне казалось. На таких как он, жены ездят, как им вздумается. Каждую эмоцию, принесенную на встречу, я переживала вместе с ним. Любовница, друг, сестра – кем я только не являлась. А потом настал день, когда Владимир затребовал упразднить единственное, что, как он сказал, мешало ему испытывать по-настоящему дружеские чувства – оплату за мои услуги.

- Ооооль! Нужна твоя помощь! – Людка как огня, боялась руководящей должности, что не умоляло её стремление руководить. К этой её особенности все относились снисходительно. Но в данный момент интонации моей коллеги говорили о том, что на горизонте очередной капризный клиент.

И действительно. Находясь между рядами с классической литературой и ужасами (что в некотором смысле для меня было одним и тем же), Людмила вежливо отбивалась от назойливой женщины в широкополой бордовой шляпке.

- Я вам в сотый раз повторяю, девушка, мне нужна настоящая литература, а вы мне предлагаете ширпотреб. Где, скажите мне на милость, Агата Кристи? Куда подевался сэр Артур Конан Дойль?

На Людкином лице так и читалось желание рассказать, куда подевался сэр Артур Конан Дойль с Агатой Кристи и куда следует подеваться ей. «Женщины-шляпки» - отдельная порода, им всё не так, потому что они не знают, чего хотят, зато знают, что всё, что им предложат – не то.

- Классическая литература в том направлении?

Вопрос, брошенный в спину, заставил меня остановиться. Во-первых, указатель был снят ещё утром, так как требовал корректировки, во-вторых, сложно пройти мимо знакомого голоса. Я обернулась лишь для того, чтобы убедиться в своей правоте. Девушка под номером 27-17, которую я вычеркнула из списка несколько дней назад, стояла прямо передо мной.

- Да – мой короткий ответ должен был подчеркнуть нежелание вести диалог дальше.

27-17 перевела взгляд на бейдж, предательски выбалтывающий мое имя и должность. Без сомнения, меня она узнала точно так же, как и я её:

- Консультации, в отличие от кофе, в вашей компетенции…Ольга?

На поставленный вопрос очень хотелось ответить нечто не менее язвительно, однако, получать зарплату в последующих месяцах, хотелось больше. Я посмотрела в сторону Людки, надеясь, что смогу сослаться на занятость. «Бордовая шляпка» ушла, явно довольная тем, что сумела найти повод для конфликта.

- Что именно вас интересует? – я двинулась к тому месту, с которого только что сошла моя коллега. Всем своим видом я демонстрировала нежелание даже смотреть в сторону 27-17.
- Книга – «Дневник Елены Булгаковой».
- Тогда это отдел Биографии. И он находится дальше – я ухватилась за возможность поскорее распрощаться.
- Раз уж мы здесь, - 27-12 вежливо улыбнулась – порекомендуйте что-нибудь из того, над чем по достижению финала, можно поразмыслить.

Я интуитивно чувствовала лёгкую иронию в этом вопросе. Человек, следующий в отдел Классической литературы, с большой долей вероятности, прочел всё, что предписано школьной и даже университетской программой.

- «Needful Things». Автор – Стивен Кинг. Может и не мировая классика, но точно классика жанра.
- Покажите.

Я молча сделала четыре шага к противоположному стеллажу. Уж не знаю, как её сюда занесло, но, похоже, неловкостью ситуации 27-17 собралась воспользоваться сполна. Бегая пальцами в воздухе по корешкам книг, я старалась быстрее отыскать нужный мне экземпляр. Я видела, что она наблюдает, точно так же, как наблюдала тогда, на своей кухне. Выдернув твёрдый переплет «Needful Things», я раскрыла оглавление, уткнувшись в него носом.

- Никак не пойму, - усмехнулась я, не отрывая взгляд от страницы – вы позволяете себе откровенно рассматривать меня, но позвонить второй раз выше всяческих принципов?

Вопрос явно стал неожиданностью. Что ж, долг платежом красен. Казалось, 27-17 на секунду задумалась. Вопреки моим ожиданиям и надеждам вывести её из себя, тон девушки остался ровным.

- Женщинам вашего склада я ничего не предлагаю дважды.
- Моего склада?– я захлопнула книгу, сунула её 27-17 в руки и удалилась.

Не слишком ли много мисс «заварите мне кофе» себе позволяет? Олег находился неподалеку, заслышав характерный хлопок, он тут же явился посмотреть, что произошло. Сложные ситуации всегда добавляли разнообразие в его рабочий день. Я промчалась мимо него, направляясь к выходу. Что-то буркнув Людмиле, коллега схватил мою сумку и поспешил следом за мной.

- Курить-то ты пошла, а сигареты?
- Спасибо.
- Что там случилось? Чем тебя так разозлила Ярослава Сергеевна?
- Какая ещё Ярослава Сергеевна?
- Да, ладно! Два года работаешь и не знаешь постоянных клиентов в лицо? Она, конечно, предпочитает заказывать доставку книг на дом, но иногда приходит лично.
- Вот чёрт, - фыркнула я – дал же бог вляпаться!
- Не дрейфь, она не из скандальных. Не то что мадам в бордовой шапо. Накатала на Людку жалобу, представляешь? Как в том анекдоте…

Несколько хороших шуток и от моего дурного настроения ничего не осталось. Мы вернулись в магазин, где уже не было ни девушки 27-17, ни «женщины-шляпки». Осталась только Людка, усердно делающая вид, что конфликт с клиентом её ничуточки не задел.

А вечером меня встретил Антон. Сколько времени прошло, а он всё такой же робкий, неуклюжий и спешащий. Каждый раз он старался задать атмосфере романтический тон, пропускал пару порций виски для храбрости, после чего мы уединялись в его спальне. Люди нередко стесняются себя самих. Даже имея возможность воплотить свои желания, они продолжают находить десятки отговорок.

Я прислонилась лбом к стеклу авто, изучая улицу. По той стороне тротуара куда-то спешила незнакомая девушка, на ходу поправляя выбившийся из куртки платок. Мне вдруг подумалось о записке. 27-17 сделала незаурядный ход, и в этом определенно было что-то привлекательное.

= 4 =

А дальше пришли выходные. Время, когда первым делом хочется отоспаться, но телефон настойчиво звонил вот уже пятый раз. На шестой я сдалась.

- Какая встреча?– я не могла разобрать, кто мне звонит и что от меня хотят. Когда же понимание пришло, я вскочила, переполненная возмущением – Кто вам дал мой номер? Сегодня выходной – и я не хочу ни встреч, ни прогулок, ни вас.

Отбросив трубку в сторону, я снова плюхнулась на кровать. Обязательно выясню, кто позволил себе подобное. Пошарив по полу рукой, я достала планшет и загрузила ленту новостей социальной сети. Лента пестрила новинками нашего магазина, как рекламная вывеска в кабинке лифта. Верный признак того, что Олег выполнил свою работу в последнюю минуту. Под одной из заметок значился короткий комментарий «Рекомендую». Меня привлек не так он, как имя пользователя. И я не прогадала. Ярослава собственной персоной или как было написано Yaroslava S.

Уверена, её страница кишит советами дням, афоризмами месяца и цитатами века. Кликнув в нужной области, я открыла профиль девушки 27-17 и тут же зацепилась взглядом за фотографии.

Здесь было, по меньшей мере, два или три альбома. Рассмотрев один, я перешла к следующему. Не стану отрицать – мне нравились эти снимки, и нравилась она на них. Лайки, смайлы, комментарии… Интересно, все эти люди знакомы с ней в реальной жизни? Я потянулась к телефону.

- Жень, вставай! – нарочито сердитый тон должен был разбудить моего партнера – Узнай, какой нехороший человек из списка дал мой личный номер некоему Петру. Узнай и вычеркни его к чёртовой матери.
- Оль, 8:15…ты чего в такую рань? Хотя я бы и сам тебе позвонил. Планы на сегодня имеются?
- К чему вопрос?
- 27-17…
- Неужели? – я перевела взгляд на открытую фотографию – Когда?
- В 14:00. Адрес тот же.
- Женя, я не уверена, что это того стоит.
- Всё ещё не простила ей кофе? – мой партнер расплылся в улыбке.
- Дело не в кофе. Она из тех людей, которые одним своим присутствием вынуждают держать оборону. Моя работа заключается в релаксе, а не вот в этом вот. Клиенты с подвывертом – не мой профиль.

Женя нередко забывал о том, что я не особо защищена. То, что три года со мной не приключалось никаких серьезных казусов, вовсе не означало, что эти казусы не поджидают меня с очередным незнакомым клиентом. Я не привыкла к тому, чтобы двери открывали угрюмые домработницы, спешащие уйти. Я не привыкла к тому, что человек, желающий получить услугу, не то, что не здоровается, с места не встает. И этот тон. Я становлюсь непредсказуемой для себя самой, когда кто-то пытается отдавать мне приказы. Этого я вдоволь хлебнула и там, откуда приехала. Но какие бы чувства меня не переполняли, любопытство не позволяло уйти в отказ.

Прежде чем выехать, я дала себе слово – если всё начнется так, как началось в прошлый раз, я даже окончания ждать не стану и плевать на деньги. К указанному времени я была у дверей квартиры. Механизм замка издал знакомый звук. Я уже приготовилась одарить улыбкой угрюмую домработницу, но к своему удивлению, обнаружила, что двери мне открыла Ярослава. И снова я мысленно развела руками. Ни разу, и я готова в том поклясться, ни один из «номеров» не встречал меня в таком виде. Клетчатые пижамные брюки, двойная серо-белая майка и тёплые носки. Носки! 27-17 поправила сползшие очки, вложила закладку в книгу, которую держала в руках, и пропустила меня вперед. Пронырнув мимо неё, я уловила тонкий, едва уловимый аромат сирени.

- Я налью вам цветочный чай с медом.

Хозяйка дома проследовала в дальнюю комнату и тут же вернулась, но уже без книги и очков. Памятуя о последнем визите, я не надевала тапочки и остановилась в проеме двери. Ярослава выставила на стол пепельницу, достала из заднего кармана латунную зажигалку и повела рукой.

- Сядьте. Чай сейчас принесу.

Я бросила пачку Davidoff на стеклянный столик, устраиваясь как можно удобнее на кожаном диване. Итак, мне предстоит пить чай, словно я сижу в гостях у давней подруги.

Уже через 10 минут передо мной стоял поднос с чайничком и пиалой, наполненной янтарного цвета медом. 27-17 разлила напиток и села в кресло напротив.

- Книга, которую вы мне порекомендовали, и впрямь неплоха - она взяла в руки чашку и сделала первый глоток.
- Значит, - улыбнулась я – мы здесь для обсуждения книги?

Давайте говорить откровенно, за те деньги, что мне оплачивались, она могла выпить хоть десять чашек чая в местах с более приятными видами, чем четыре стены.

- Ольга, – голос моей собеседницы внезапно стал излишне серьезным – я скажу вам это сейчас и больше повторять не стану, я готова платить за время, проведенное с вами, но позвольте мне самой выбирать, каким образом оно будет проведено.

Мне хотелось спросить, уж, не в первый ли раз она идет на физический контакт с женщиной, быть может, ей нужно время? Но внутреннее чутье подсказывало, что это не в первый раз и время ей не требуется. Хочет так – пусть будет так. Я поднесла чашку ближе и закрыла глаза, вдыхая запах цветов и мёда.

Щелчок зажигалки. Ещё один. Я открыла глаза и посмотрела на хозяйку дома, прикуривающую незнакомую марку сигарет. У неё красивые руки, тонкие музыкальные пальцы. Внезапно мне подумалось о прикосновениях. Что чувствовали те женщины, которых она касалась? Были ли эти прикосновения мягкими или наоборот, настойчивыми и уверенными, как она сама? Я проследовала взглядом от её плеч до верхней части майки.

- Телефон… - голос Ярославы ворвался в мои мысли, и я поспешила отогнать их.
- Да, действительно.

Я выключила звук, но не выключила виброзвонок. Достав из лежащей рядом сумочки мобильный, я машинально посмотрела на экран и время, отображающееся вверху.

Катастрофа. Я совершенно забыла о встрече с Леной! Мы никогда не делали контрольных звонков, сразу назначая встречу. Я точно знала, что сейчас она находится в полутора часах езды от меня и ждёт уже не менее сорока минут.

- Прошу прощения, мне нужно ответить.

Я вышла в коридор, предчувствуя, что без ссоры не обойдется. Мы состояли в отношениях больше года, кое-как принимали особенности поведения друг друга, но всё же были границы, переступать которые не следовало.

- Оля, я промолчала, когда ты развернулась и ушла из клуба, не смотря на мои возражения. Я держала язык за зубами, когда в пятницу ты предпочла мое общество фильму. Но сейчас, когда я простояла здесь 45 минут!
- Лен…
- Мне надоели твои отговорки. Мне надоели твои друзья, твой Игорь, твои периодические отключения телефона. Разве я от тебя многого требую? Разве я задаю тебе лишние вопросы? Так какого чёрта ты ведешь себя так?!
- Лена, послушай…
- Мнишь себя свободной девушкой? Пожалуйста! Претендуешь на разнообразие в жизни? Бери! Но не веди себя при этом, как законченная эгоистка!
- Хватит! Если ты не сменишь тон, наш разговор будет окончен – я прислонилась к стене, стараясь говорить как можно тише, и всё ещё надеясь на разумное окончание диалога. Я готова была выехать к ней прямо сейчас.
- Катись к черту, Оля. Хватит с меня этих театральных постановок с игрой на два фронта. С тобой ещё никто больше двух месяцев не продержался. Потому что нет дураков, кроме меня, закрывающие глаза на каждый твой косяк!
- Подожди. Это не телефонный разговор…
- Как раз телефонный. Потому что это наш последний разговор. Я знаю, сколько людей до меня пытались притворяться, что их всё устраивает. Сколько погорели на чувстве ревности, а по факту – на ощущении того, что не нужны тебе. Я держалась изо всех сил. Но четверг стал последней каплей. Что за хмырь встречал тебя недалеко от книжного? Я как законченная идиотка еду, в надежде сделать тебе приятное – встретить после работы, заказать ужин, но вдруг нарисовывается какой-то мудак… Да катись ты!

Не знаю, почему я слушала всё это. Возможно потому, что она была права? Я солгу, если скажу, что расставания мне давались легко. Каждому время от времени хочется укрыться от всего мира с человеком, к которому испытываешь тёплые чувства. Никакое влечение, никакой хороший секс и прочее, не заменят простого человеческого тепла. Его хотят даже самые отпетые циники. Человеком, дарящим тепло, для меня была Лена. И она права, говоря, что другие не выдерживали. Я не выдерживала их, а они меня.

Внезапно я ощутила, как на плечо легла рука Ярославы. Я была почти уверена в том, что она слышала хотя бы часть из того, что прокричала Лена и часть из того, что говорила я. В таких ситуациях принято отпускать человека, позволить ему разобраться в проблеме, и не важно, в какой области эта проблема лежит. Но ничего этого не произошло. Её рука скользнула вдоль моего тела. Это прикосновение было лёгким, приятным и успокаивающим.

Я обернулась, желая знать наверняка, к чему всё идет. Я хотела, чтобы всё шло к тому, с чего должно было начаться. И когда Ярослава стала вести пальцем от моей шеи и ниже, когда она притянула меня к себе, я окончательно призналась себе в том, что именно этого ждала с того самого дня, когда она впервые раздела меня взглядом.

Я скользнула ладонью по её плечу, но 27-17 остановила мои движения. Она с ощутимой настойчивостью отвела мои руки к стене и расстегнула верхние пуговицы рубашки. Первый поцелуй в шею вызвал во мне дрожь, второй заставил издать лёгкий стон. Немало людей проделывали со мной то же самое и не раз, но…чтобы так. Ярослава спускалась ниже и никакая мысль о том, что подобного быть не должно, меня уже не останавливала.

Я знала множество уловок и способов заставить женщину или мужчину испытать оргазм. Все потребности людей из списка я чувствовала на интуитивном уровне. Ярослава не была первой, кто желал занять активную позицию. И всё же, она была первой, с кем я позволила себе заняться сексом, а не работой.

= 5 =

Возвращаться домой ужасно не хотелось. Я знала, если вернусь, то непременно начну названивать Лене, а так быть не должно. Первое правило примирения – дать эмоциям поутихнуть. Когда ты виноват – ты виноват и нет смысла отрицать это или чего доброго, взваливать вину на другого. Но, если твой партнер перегибает палку – его нужно ставить на место. Но ставить вдумчиво, незаметно для него самого.

Я достала телефон и просмотрела афишу. Недалеко от центра города проходила фотовыставка. Мне нравились фотографии в стиле «ню», однако, хорошие работы в этом жанре в последнее время появлялись всё реже и реже. До закрытия оставалось три часа.
Первый поток гостей схлынул как раз к тому времени, как я перешагнула порог галереи. Что ж, мой выбор оказался ненапрасным – отличные снимки, правильно выставленное освещение, приятная музыка.

Каждую из фотографий я рассматривала с неподдельным интересом. Когда в основе таких работ лежит эстетика, а не претензия на неё, любоваться ими можно бесконечно.

- Оленька? – без сомнений, я слышала голос Игоря. Бархатный, чуть игривый.
- Привет-привет – я улыбнулась и, указывая на фотографию, попыталась найти в нём собеседника – Как тебе?
- Мне нравится, но ещё больше нравится Тамаре. – Игорь подмигнул.

Ах, да – Тамара. Сегодня супруга моего любовника изволила вылезти из своей норы и показаться на люди. Тамара была из тех женщин, которых нередко сравнивают с червивым яблоком. Однако не мне судить. Игорь жил с ней вот уже двадцать лет и чемоданы паковать не собирался. Меня это устраивало, его это устраивало, а её устраивало, что нас обоих всё устраивает. Я посмотрела в противоположном направлении – Тамара с иронической улыбкой изучала нас со стороны. Поймав мой взгляд, она помахала рукой, и я ответила тем же.

- Ну-с, голубки, пойду-ка я дальше. Была рада встрече. – заводить дружбу с женой любовника в мои планы не входило.
- Я позвоню. – Игорь снова подмигнул, после чего бодро зашагал к супруге.

Говорят, что в браке обязательно должно быть разнообразие, чтобы никому из партнеров не было скучно. Тем не менее, тысячи пар ежедневно жалуются на пресность, между тем скрывая, сколь разнообразна жизнь каждого из ни по-отдельности.

Прежде чем вернуться домой, я обошла выставку не менее двух раз. Решив сегодня окончательно разбаловать себя, я заказала пиццу как раз к своему приходу, запрыгнула в домашнюю одежду и включила музыкальный канал.

Музыка – хороший фон, но «зависимость» от социальных сетей знакома каждому. Я пролистала ленту. Новости-новости, обновления друзей, рабочие контакты и тонны юмора. Жаль, что Ярославы нет в ленте, но таковы правила. К тому же, я всегда могу зайти на её страничку через закладку в браузере. Что я и сделала.

К моему удивлению в профиле уже висела парочка новых снимков, демонстрирующих вечерние распивание кофе у экрана ноутбука. Мне вспомнился аромат молотых зёрен в банке, лёгкий запах сирени и её руки. Не всякая женщина, отдающая предпочтение женщинам, умеет так... Я кашлянула, одергивая саму себя, закрыла страницу и, вставив наушники в уши, отправилась изучать видеоканал.

= 6 =

Если кто-то скажет вам, что относится к понедельнику, как к любому другому дню недели – не верьте. Первую половину дня я, как и прочие мои коллеги, усердно включалась в рабочий ритм. Мои мысли время от времени возвращали меня к тому, что от Лены не поступает ни звонков, ни сообщений. Однако я знала, что к среде тишина будет нарушена.

И всё же я ошиблась – моя любовница сорвалась гораздо раньше. Смс-сообщение с коротким «привет» пришло как раз в тот момент, когда я покидала книжный магазин, спеша домой затем, чтобы уже через два с половиной часа приехать к человеку из списка.

Ответное «привет» я направила Лене не раньше, чем добралась до нужной мне улицы, а затем выключила телефон. Сегодня моя вторая работа не предвещала ничего, кроме разговоров, прелюдии, не перешедшей во что-либо большее, и прощального поцелуя. Так пожелал Анатолий Степанович – глава крупной компании по аренде и продаже недвижимости, уезжающий в конце недели с семьей в Канаду на ПМЖ.

Телефон я включила лишь тогда, когда пришло время вызывать такси. Как итог – три смс-сообщения и два пропущенных звонка от Лены. Я перезвонила, сухо сообщив, что принимаю её предложение заехать за мной завтра после работы и посидеть за чашкой чая в кафе неподалеку.

А дальше был разговор. Короткий и спокойный. Я ещё раз принесла извинения за несвойственную мне забывчивость. Я умело вплела сюда утренний звонок от неизвестного поклонника, поясняя, что понятия не имею, кто он и возможно, человек просто ошибся номером. Моя любовница согласилась с тем, что позволила себе лишние эмоции, как и с моим условием – или принимать меня такой, какая я есть (а я, как и любой другой человек не лишена недостатков), или уходить. Не забыла я рассказать и о встрече с Игорем и его женой, намеренно подчеркнув, что все три стороны положение дел устраивает.

Ночь Лена провела у меня. За этой ночью следовала ещё одна и ещё, вплоть до ночи воскресенья. Я не давала пояснений по поводу своей задержки после работы в четверг, но благо, Лена его и не требовала. Как не требовала того, чтобы мы съезжались, понимая, что неделя проживания у меня совершенно не повод к такому шагу.

В начале следующей рабочей недели мне позвонил Женя, чтобы напомнить о среде, своём тридцатилетии и походе в гей-клуб «У Сонечки». Женя не был геем, но места, где можно было вырваться из стандартных шаблонов в интерьерах и поведении, его неизменно привлекали.
Время до среды тянулось медленно. А быть может, всё дело в настроении, которое не задалось всё в тот же понедельник, когда я поймала себя на мысли, что за всю неделю 27-17 ни разу не набрала номер моего делового партнера. Не то, чтобы я хотела, чтобы она позвонила, скорее того требовало мое самолюбие. 99,9% тех, с кем я была впервые, не скрываясь, выражали свой восторг. И скромность здесь не причём. Для меня это было так же привычно, как чистить зубы по утрам.

В среду я заранее отпросилась с работы, чтобы иметь возможность отдохнуть, привести себя в порядок и только потом направиться в клуб. Женя арендовал небольшой зал и к его радости поздравить его пришли все, кого он ожидал увидеть. Кого-то из присутствующих я знала, а с кем-то предстояло знакомиться впервые.

Когда в помещение вошла женщина лет сорока пяти, дорого и со вкусом одетая, все заметно оживились. Из тех перешептываний, что доносились до меня, было понятно, что перед гостями та, о чьем присутствии большинство были извещены заранее. Звали пришедшую Татьяна, некоторые обращались к ней исключительно по имени-отчеству - Татьяна Леонидовна.

Она была недурна собой, что моментально привлекло внимание тех, кто её ещё не знал. Здесь стоит сказать, что публика, пришедшая поздравить Женю, была разношерстной и по возрасту, и по социальному статусу. Такой он человек – ко всем, кто ему интересен, мог найти свой подход.

Татьяна поздоровалась со всеми кого знала, однако, внезапно прервала знакомство с остальными, и сделала шаг по направлению к выходу. Внутри меня словно струна оборвалась, когда в следующую минуту она появилась в сопровождении Ярославы. Эта парочка смотрелась крайне удивительно и больше других подходила к месту – элегантная женщина средних лет и её спутница, одетая в расклешенные к низу брюки с внушительным ремнем и жилет поверх хлопковой рубашки. Я не могла не обратить внимания на внешний вид Ярославы, так как сегодня он был по-особенному женским и по-особенному мужским.

Подходила моя очередь быть представленной почетной гостье сегодняшнего вечера. Меня успокаивало лишь то, что выгляжу я, не менее элегантно, чем она. Мысли путались.

- Олюшка, дорогая, - Женя подмигнул – знакомься - Татьяна Леонидовна. Можно просто Татьяна.

Я протянула руку. Обмен рукопожатиями позволил узнать, что передо мной натура властная, любящая, чтобы последнее слово всегда оставалось за ней. Взгляд Татьяны был прямым, что для большинства людей только-только знакомящихся друг с другом, считалось неприличным. Ярославу представлять она не пожелала.

А между тем, последняя сразу же узнала меня. Однако кивок – это всё, чего я удостоилась после тишины длиною в десять дней. Отгонять мысли прочь и брать от времени всё то хорошее, что оно дает, единственное, что мне оставалось.

Не знаю, о чем многие так стремились поговорить с Татьяной, но точно знаю, что Ярослава не упускала ни единой возможности пройтись по мне взглядом. Мне нравился этот взгляд – холодок, смешанный с опьянением; вызов, смешанный с теплотой; желание брать и желание отдаваться.

Потом были танцы, конкурсы и многочисленные розыгрыши, делавшие этот вечер незабываемым. Я пела, явив Женькиным гостям полное отсутствие таланта, и даже читала стихи. С последним заданием я справилась на отлично, и когда мое короткое выступление было окончено, зал взорвался аплодисментами. Взглянув по сторонам, я не без досады обнаружила, что Ярославы среди аплодирующих нет.

Желая остудиться после энергичного выступления, я проследовала в сторону дамской комнаты. По стечению обстоятельств, 27-17 тоже была здесь. Мое появление заставило её поспешить. Одарив меня лёгкой улыбкой, Ярослава взялась за ручку двери, но в последний момент я силой захлопнула её, закрыв на внутренний замок.

- Я хотела бы выйти… - 27-17 не кокетничала.
- Уверена? – толкнув девушку к стене, я увлекла её долгим поцелуем, подавляя желание раздеться прямо сейчас. Я чувствовала, как её тело отзывается на мои прикосновения, как учащается сердцебиение и дыхание.

- Яс, ты там? Яс? – кто-то дёрнул ручку закрытой двери – Вам пора ехать.

Вздохнув, я отступила, давая 27-17 возможность уйти. Ярослава приподняла мой подбородок, поглаживая его контуры пальцем, и на прощание коротко поцеловала в губы.

= 7 =

А после всё было совершенно не так, как я себе это представляла. Ни на следующий день, ни через, ни потом звонок от 27-17 не поступил. Пару раз я зашла на её страницу в социальной сети, только чтобы убедить в том, что профиль обновляется. Мое ожидание сменилось апатией.

Сегодня на работе намечалось событие – к своим обязанностям консультанта приступала новенькая. Я видела её на прошлой неделе – лет двадцать, не больше. Милейшее создание, к тому же, совершенно не осознающее свою привлекательность. Такие искренне верят, что настоящие мужчины падки лишь на душевные порывы, а любовь способна восторжествовать над всем, даже над смертью.

Стоя у кассового аппарата, Людка потирала руки. Устраивать «лёгкую дедовщину» - это по ней. Олежка, разумеется, выступал утешителем, а я так – фоном. Звали наше новое пополнение Катей, и в работе она старалась изо всех сил.

- Эй, Олег! – скомандовала Людка – Ты уже идешь на обед?
- 5 минут и убегаю!
- Оставь журналы, пусть их Катюша рассортирует.

Я едва сдержалась, чтоб не прыснуть. Уловив намек, коллега поспешил скрыться. Людмила указала новенькой на коробки, и мы, полные предвкушения, принялись наблюдать.

- И это кто-то читает! – возглас удивления «Катюши» был искренним.
- Это не читают, дорогуша, – хохотнула Людка – это смотрят. Неопытным рекомендуется!

По сценарию наша новенькая должна была стушеваться, рассмеяться в ответ или в лучшем случае, не обратить внимания на сказанную глупость, но этого не произошло. Я озадачилась, заметив, что ситуация не на шутку задела Катерину.

Подойдя ближе, я увидела, как журнал с весьма откровенной обложкой, подрагивал в её руках. Вот-вот и она расплачется. Что-то невероятное для нашего времени!

- Зачем она так? – Катя пожала плечами, пустым взглядом уставившись на обложку – Я надеялась, что хотя бы на работе этого не будет.
- Ну-ну, перестань. Людмила Владимировна не со зла. Пойдём-ка лучше пить чай? Я угощаю.

Позже обязательно дам красный свет Олегу и Люде. Судя по всему, это милое создание выглядит так и реагирует так, не потому что это её единоличный выбор. Я повела Катерину в парк, где всегда можно было купить стаканчик горячего напитка и насладиться погодой. Сегодня она была прекрасной.

Из получасового разговора с новенькой, я узнала, что растет она в религиозной семье, где кроме неё есть ещё трое детей. Не то чтобы это были люди глубоко фанатичные, но дети воспитывались в строгости и ограничениях. А, как известно, ограничения ведут к неудержимому желанию познать.

Училась Катя заочно и в будущем мечтала стать преподавателем не так языка, как литературы. Собственно это и привело её в наш книжный магазин. С противоположным полом у девушки отношения складывались не слишком хорошо. Мальчик, в которого Катерина имела неосторожность влюбиться, всего лишь пополнил список своих завоеваний, если завоеванием можно считать несколько поцелуев и прерванный петтинг. Был и другой молодой человек – Артур. Из такой же религиозной семьи. Красиво говорил, красиво ухаживал, но Катю это совершенно не впечатляло.

Предполагаю, что мы могли бы ещё долго говорить и наверняка в ближайшем будущем так и будет, но время требовало вернуться к работе. То, что такой человек, как я, вдруг планирует задушевные беседы с пай-девочкой, имело свои объяснения. Порывшись в отдаленных уголках памяти, я наконец-то поняла, кого мне так сильно напоминает Катя. Иру - мою раннюю несложившуюся любовь и самую красивую девочку в классе.

Кажется, Катерина тоже осталась довольна разговором. Пройдя между книжными полками, она помчалась обслуживать прибывших покупателей. Я по-доброму приструнила Олега с Людой, кратко пояснив, что начатая нами забава неуместна.

А ближе к вечеру в нашем тихом и уютном магазине разразился скандал.

- Девонька, да что вы мне глупости рассказываете! – женский голос срывался на крик – Я прекрасно знаю, какого года выпуска эта книга! Немедленно позовите компетентного продавца! Да, плевать мне, сколько вы здесь работаете! Продавца зови, говорю!

Не переношу хамов. Я помню, как чувствовала себя на третий день своей первой работы, когда некий мужичок на подпитии, устроил дебош только потому, что я не ответила на его вопросы о составе торта, привезенного в магазин пять минут назад. Он хамил, дерзил и оскорблял, только потому, что мог себе это позволить.

- В чём сложность? – я выглянула из-за стеллажа, окатив очередную «шляпку» ледяным взглядом. Велико же было мое удивление, когда я увидела стоящую передо мной Татьяну Леонидовну. Ту самую, появления которой так ждали на Женином дне рождения.
- Аааа, знакомые лица – с этими словами женщина отодвинула Катю в сторону и занялась мною.

Я незаметно подмигнула уходящей девушке, стараясь хоть этим сгладить неприятную сцену.

- Ваши коллеги уверяли, что книга «Дневник Елены Булгаковой» уже поступила в продажу. Это книга 1990 года выпуска, но ваша сотрудниц пытается мне всучить издание 2012 года. И ладно бы Дневник Леночки Булгаковой, так нет же, Мастера и Маргариты! Она совсем разницы не знает? – словно почувствовав, Татьяна обернулась – Вот ты где, Яс! Разбирайся сама со своими покупками, я подожду снаружи.

Какое-то время я стояла и молча смотрела на Ярославу, пытаясь понять, какие чувства вызывает во мне эта встреча. Но уместен ли самоанализ? Ничего лучше не придумав, я отвернулась к книжным полкам, чтобы продолжить поиск.

Ярослава тоже молчала. Я могла бы отвесить что-то колкое, я могла бы задать вопрос, который то и дело крутился в моей голове или сделать вид, что ничего не происходит, но вместо этого поддалась импульсу. Отыскав книгу, я достала с наружного кармана ручку и вписала на случайно открытой странице свой номер телефона.

27-17 обвела меня взглядом. Уверена, такой мой жест немало позабавил её. Дождавшись, когда я окончу запись, она наконец-то прервала тишину:

- Ольга, одна правда состоит в том, что вы - хороши. Другая в том, что вы мне не подходите.

На мгновение я растерялась. Похоже, я была готова услышать, что угодно, только не это. Что это? Попытка обесценить меня? Поставить на место?

- А она, значит, подходит? – я кивнула в сторону выхода, стараясь придать своему тону безразличие.
- Я не стану объясняться с вами.
- Нет уж, будьте любезны. Сказали «А» - не останавливайтесь.
- Не разочаровывайте меня. Я сказала «нет» и для вас этого должно быть достаточно. Книгу я оплачу на кассе.

Даже Ира, отказавшаяся в 7-м классе подарить мне медленный танец, не смогла окатить меня холодным душем настолько, насколько это только что сделала Ярослава.

Значит, вот как - «не подхожу»? Ну, это мы ещё посмотрим.

Рекомендуем

2 комментария

+2
Вика Офлайн 21 февраля 2016 11:19
Мне понравилась эта работа. Читается легко,захватывает с первых строк и не отпускает.Интрига и её развитие не оставляет равнодушным.Прекрасно выписаны характеры героев.

Здесь не только лесби отношения,а гораздо более шире и многогранней.


Автор,спасибо.Вы прекрасно пишите.С огромным удовольствием подожду продолжения развития этой истории.
+2
Алес Грей Офлайн 21 февраля 2016 12:23
Цитата: Вика
Мне понравилась эта работа. Читается легко,захватывает с первых строк и не отпускает.Интрига и её развитие не оставляет равнодушным.Прекрасно выписаны характеры героев.

Здесь не только лесби отношения,а гораздо более шире и многогранней.


Автор,спасибо.Вы прекрасно пишите.С огромным удовольствием подожду продолжения развития этой истории.

Искренне благодарю за отзыв. Вторая часть на подходе)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.