Bobi, Александр Карачаров

Заповедь «по умолчанию»

+ -
+48

Андрей очнулся от работы. Огромное офисное помещение «Московского комсомольца», разделенное множеством невысоких полупрозрачных перегородок, было похоже на запущенный коровник или на декорацию к скучному артхаусному фильму. Только иногда боковое зрение ухватывало мутные пятна силуэтов сотрудников, да приглушённый дневной свет, с трудом проникающий через окна в дальнем конце помещения. 
Сегодня Андрею Егорову исполнялось тридцать лет. Но это событие для молодого красивого мужчины не имело совершенно никакого значения. Ни личной жизни, ни друзей, ни хобби у него не было. Только работа: изо дня в день, с краткими перерывами на сон.
Андрей поднял глаза и застыл. Неожиданно для него, в соседнем боксе началось забавное представление: невысокий парень исполнял павлиний брачный танец. Хотя, быть может, к ним заявился член какого-то сообщества анонимных инопланетян, кто знает… Да, определённо, одно из двух. Новенький подскакивал, приседал, махал руками-крыльями, тряс тем местом, откуда мог расти и распускаться густой птичий хвост, сгибал руки в локтях и, похоже, беззвучно кукарекал, приподнимаясь на носочки. 
Этого Егоров, конечно, видеть не мог, прячась за своим столом, но представить себе всю картину целиком - дело нетрудное. Он отодвинул стул немного в сторону и с удовольствием наблюдал за представлением. Как вдруг глаза артиста обнаружили незваного зрителя, и он тут же бросился за своё рабочее место. Всё замерло. А еще через полминуты из-за чужого монитора показался один перепуганный глаз и краешек носа. Андрей, довольный тем, что смог уловить этот взгляд, показал ему жестом «Класс!». Рыжий тут же спрятался в норку. До конца рабочего дня оставался час, но движения за тем компом больше не наблюдалось. Андрей, уже сам того не желая, нет-нет да и поднимал голову посмотреть в ту сторону. Но всё впустую. А когда он все же встал из-за стола, то с удивлением обнаружил, что смешного соседа и след простыл. 
Назавтра история повторилась – за тем столом явно кто-то живой был, но час прилёта и отлёта зафиксировать не удалось. Еще через день Андрей, явно заинтригованный, решил, что не проморгает рыжего ни за что. И придя за «безпятнадцати», он принялся выслеживать. Объект появился за пару минут до начала рабочего дня. То есть, как появился?.. Скорее, слегка материализовался в виде проплывающей рыжей шевелюры на уровне пупка, где-то за перегородкой. «Ну не ползком же он движется!», - усмехнулся про себя Егоров. Тем же образом рыжий, к вечеру, испарился. 
Назавтра на столе у новоявленного соседа с утра стоял стакан горячего кофе. Нельзя сказать, что для Андрея это было обычным делом - приносить кому-то кофе. Но здесь – другое. Он с удовольствием наблюдал, как «проплыло» сначала перед ним это огненное нечто, затем как оно длинными пальцами медленно и нерешительно взялось за стакан. Егорову стало совершенно ясно, что он и впредь не раз будет приносить тому кофе, а может и еще чего вкусненького. Такое вот нашлось неожиданное развлечение.
Но все прекратилось в пятницу. Ильин своей прямоугольной фигурой встал перед рыжим, наклонился даже слегка и что-то тому сказал. Затем быстро вышел. Андрей наблюдал затаив дыхание. В тот же миг когда начальник отдела скрылся из виду, «пришелец» вскочил с места и яростно стал запихивать свои вещи в сумку. Недолго думая, Егоров вылез из своего импровизированного кабинета и по ковролиновой дорожке бесшумно подошел к парню, который, кстати говоря, уже закрывал сумку на визжащую молнию.
Он схватил того за рукав и потянул за собой. Рыжий слабо упирался, но Андрей еще сильнее сжал его за локоть. Они вышли в коридор и прошли с десяток шагов, пока Андрей не открыл своим ключом одну из дверей и не втянул почти бесчувственного зайчонка за собой.
- И что это мы, - негромко заговорил он (комната была совсем без мебели и от этого, голос Андрея звучал как в микрофоне), – собираемся бежать?
Рыжий не глядел на него. Он уставился в пол, прикидываясь невидимкой.
- Конечно, ты можешь сдаться, как и многие до тебя. Но это же так глупо. Я узнавал, ты же - талант! Таких как ты, умников, еще поискать. И на тебе, удирает как русак на открытом пространстве. Может скажешь, что произошло? - Андрей шагал туда-сюда. Тот помалкивал. - Слушай, я просить и уговаривать тебя не намерен… Он еще раз окинул взглядом рыжего с ног до головы, но внезапно разозлившись на себя за весь этот цирк, махнул рукой и быстро вышел из помещения, хлопнув дверью.
Также стремительно влетел назад уже через пять сек. Не такой уж он и зверь, чтобы ребёнка вот так бросать одного. Хотя да, удивляться он сам себе не переставал, кто из них сейчас больший ребёнок.
Рыжик сидел на полу и плакал. Всхлипывал и вытирал мокрый нос рукавом. Ну вот, настоящий детский сад. Андрей протянул ему руку и помог подняться, но тот не успокаивался и он, приобнимая слегка, стал гладить парнишку по голове, приговаривая:
- Ну, всё, всё, успокойся. Слышишь, все в порядке.
Они смотрели друг на друга, и от того, что расстояния между ними ну просто никакого не оказалось, Андрей чуть не присвистнул, какие огромные серые глазищи в слезах, похожие на море, глядели на него немигаючи. «Маяк, и тот, хоть изредка, да сигналит», - пронеслось в голове мужчины. А так-то да, шарик под ногами вдруг остановился. Или затормозил, по крайней мере.
Еще через пару вздохов Андрей смог разомкнуть руки.
- Прости, - сказал виновато рыжик, - это такая у меня перегрузка - плакать. У людей с аутизмом «отключение» происходит по-разному. Вот у меня именно такая реакция от избыточных эмоций. Не пугайся. 
- Ильин что, накричал на тебя?
- Нет, он просто все время мне строчит «Быстрей, быстрей, опаздываешь со сдачей» А потом пришел и стал шипеть. Сейчас еще ничего. А раньше я бы полностью заглючил от такого.
- Хочешь, чтобы и я тебя оставил в покое?
- Нет. Я уже в норме. Спасибо. Постараюсь больше не зависать.
Андрей наклонил голову, будто щелкая Рыжего, как он его про себя нарёк, в объективе. 
- Хочешь со мной поработать?
- Не думаю…
- Нет, серьёзно, - не замечая то, что ему собирались возразить, Андрей вытащил яблоко из кармана брюк и сразу откусил.
- Что тебе известно про «Красного Папу!». Ну или «доброго», как его называли итальянцы.
- Это тот, что отлучил Фидэля от церкви?
- Молодец какой!- Андрею Рыжий нравился всё больше. – Так вот, известно ли тебе, что когда Иоанн XXIII умер и «коммунизм» в католической церкви почил с миром, наши стали лихорадочно искать новые пути договорится со следующим Папой, жестким антикоммунистом Иоаном Павлом II. Нужен был персонаж, который был бы не чужим человеком на Лубянке и при этом постоянно мотался бы в Ватикан. И тут на сцену выходит Борис Георгиевич Ротов. Молва гласит, что родился он в семье секретаря Рязанского обкома ВКП(б). Но, как ты понимаешь, с такой характеристикой он бы далеко не ушёл. И поэтому везде писалось, что отец его будто бы инженер-землеустроитель. Ага, в глухой деревне Фроловка и такой кадр… По окончании средней школы юноша поступает в пединститут, но тут же принимает монашеский постриг. Недоучившись и пары лет, он бросает сие заведение и переходит в Духовную семинарию. И уже через восемь лет он - начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Головокружительная карьера могла бы казаться Божественным провидением, если бы случайно не нашлась записка Шелепина, в ту пору председателя Комитета государственной безопасности СССР. В ней говорилось, что КГБ считает целесообразным на должность председателя отдела внешних церковных связей назначить Бориса Георгиевича Ротова, он же архимандрит Никодим Ротов. И выдвинуть его как представителя Русской православной церкви для участия в деятельности Всемирного совета мира. А дело в том, что в шестидесятых годах из СССР пошел на Запад поток валюты и золота. Для него, естественно, нужны были каналы легализации. И банк Ватикана, судя по всему, нашим вполне подходил для этих целей. Итак, архимандрит Никодим, который курировал связи с Ватиканом, едет к новому Папе на переговоры и в тот же день, впервые за всю историю христианства, православный архиерей умирает от отравления у ног понтифика. Смерть Никодима от яда в поднесённом напитке, предназначалась Папе. Которого все же через несколько недель отравили.
- И куда мы едем, что ты надеешься найти?
Глядя на этого конопатого паренька, сердце Андрея впервые за долгое время ёкнуло сладким предчувствием:
- Золото партии конечно. 
- Что, прямо в Ватикан?
- Нет, есть другое предложение, хотя весной на площади Собора Святого Петра можно неплохо понежиться, кормя голубей.
- Мне только непонятно, я то тебе зачем? Это твоя тема, ты ведь и сам отлично справишься.
- Может быть и справлюсь. Но дело в том, что Ильин с меня глаз не спускает. Хрен его знает, почему так. И хочет навязать мне в попутчики кого-то из редакции. Вот я и подумал взять тебя. Значит, договорились?
Рыжий напрягся. Таким он был похож на выпавшего из гнезда птенца. 
- Но я не совсем здоров.
- То, что ты такой… молчаливый, мне даже на руку.
- Так куда мы едем?
- Вообще-то на море. У меня припасён адресок. Я очень люблю то место, почти каждое лето езжу. Представь себе, сначала ты проходишь дворик, полностью закрытый сверху виноградной лозой. Потом заходишь в дом и проходишь из комнаты в комнату, где абсолютно никакой мебели, кроме железной пружинистой кровати. Окна распахнуты настежь. И лишь немного солнечных лучей, пробивающихся сквозь зелёные кроны деревьев, да знакомый соседский кот. С утра пораньше я буду уезжать на рынок за едой и красивой бутылочкой для нас. А когда ты в сотый раз откажешься просыпаться, я сдёрну с тебя простынь, загребу на руки и потащу в сад под тёплый душ.
Рыжий вздохнул:
- Ты ведь даже не знаешь, как меня зовут.
- Да всё я знаю, Паш.
- Нет, не знаешь. Вообще-то - жаворонок.
- Аа, ты про это… Вот чего и впрямь еще не знаю, так это твой номер телефона.


- Слушай, на прощание сказал Андрей, а давай сегодня встретимся вечерком? Пропустим по рюмашке, обговорим детали поездки. Встречаемся в десять, в парке, на полпути от моего и твоего дома. Ты ведь на Варшавке живёшь?
На том и порешили.
За полчаса до встречи Паша схватил куртку с крючка и побежал на свидание. Ну, то есть на встречу, но ему, кажется, больше хотелось думать об этом как о свидании.
Пока он ждал, неожиданно пошёл мелкий дождь. Парень смотрел на отблески фонарей на рукаве, дышал запахом цветов, которых совсем не узнавал по аромату, и его вдруг понесло сорвать букет. Никого вокруг уже не было, только где-то на заднем плане привычно гудел уже по-ночному город. А через несколько минут дождь так же резко закончился, выглянула луна, и Паше показалось, что она вполне благосклонно льёт на него, крадущего цветы, свой свет.
Целый час Рыжий ждал своего нового знакомого в назначенном месте. Он, чего уж скрывать, вздрагивал от любого шороха в кустах по соседству, но пост свой покинул лишь тогда, когда вполне убедился, что уже никто не придёт. Попытки дозвониться до Андрея были тщетными, телефон у того был недоступен.
На другой день он проснулся в подавленном настроении. Даже была мысль никуда не выходить из дома. Пока он раздумывал об этом, больше по привычке включил фейсбук и нашёл там сообщение. Оно было от Андрея: «Встречаемся в одиннадцать в кафешке на улице Гагарина. Там она одна, уверен, не заблудишься. Пока, жаворонок»
Паша взглянул на часы. Мысль о том, чтобы проигнорировать сообщение он почему-то даже не рассматривал. 
В кафе Андрей пришел ровно в срок. Кивнув, он уселся напротив. К ним подошёл официант.
- Принесите нам, пожалуйста, вина.
- Ты с утра пьёшь вино? - удивился Паша.
- Это не вино, это дароносица. Иногда совсем забываешь, что еще жив... Дай сюда руку.
- Это зачем ещё? – удивился тот, однако руку протянул сразу же.
- Затем, что я тебе кое-что скажу и боюсь, ты кинешься от меня бежать.
- Говори уже, стратег. Никуда не денусь.
- Похоже, наше море пока отменяется. Я вчера пришёл в назначенное место, как мы и договаривались. И там в меня стреляли. По-настоящему! Я даже слышал звук пролетающей пули прямо у уха.
Паша только сузил глаза.
- Это у тебя шутки такие? Я, дурак, проторчал в темноте битый час, а ты меня тут баснями кормишь.
- Нет, солнце моё, это, к сожалению, чистая правда. И мне почему-то кажется, что целились действительно именно в меня. Ты кому-то говорил о нашей встрече?
- Нет. А ты?
- И я нет. После нашего разговора только к Ильину заходил.
- Зачем начальнику отдела убивать тебя?
Андрей нахмурил брови, о чем-то соображая.
- И почему, интересно знать, ты мне не отвечал на звонки?
- Мой телефон пропал.
- Когда? Мы же только вчера обменивались номерами.
- Чёрт, я понял! - воскликнул Андрей потрясённо, - Это Ильин в меня стрелял. И это он украл мой телефон вчера из кармана куртки. Больше некому.
- А зачем ему это?
- Из-за тебя.
Андрей посмотрел в упор на Рыжего, крепко сжимая его руку в своей.
Тому стало не по себе:
- Ты сумасшедший, да? Или нас снимает скрытая камера? Или что-то еще?
- Нет. Всё по-взрослому. Я тебе расскажу. Только обещай, что постараешься меня понять. Ладно, - не дожидаясь ответа, Андрей выдохнул, - дело в том, что ты, Рыжик, единственный наследник того самого Никодима. 
- Этого не может быть.
- Может. После смерти твоего деда все постарались скорее замять шумиху. Немудрено, что ты даже не знал о том, что твоя бабка была его любовницей. Не удивлюсь, если даже твои родители об этом не знали. Мы с Ильиным совершенно случайно наткнулись.
- На что, толком сказать можно?
- На то, что ты - единственный наследник огромного состояния, бережно множащегося по сей день в ватиканском банке.
Паша побледнел.
- И что вы хотели со мной сделать? Убить?
- Зачем тебя убивать? Мы думали написать об этом. Таков был изначальный план. Клянусь, я бы тебе вскоре все рассказал. Но Ильин, видать, решил по-другому. Полагаю, вчера он услышал о том, как мы договаривались о встрече, и проследил за мной. Наверное, он давно готовился к подобному, если пистолет был при себе. Убив меня, он все повернул бы так, что это твоих рук дело. Чтоб потом шантажировать.
Паша смотрел прямо перед собой. Потом грустно произнёс:
- Знаешь, кто-то сказал, что люди гораздо больше, чем вещи, нуждаются в том, чтобы их подобрали, починили, нашли им место. Именно такой вещью я себя сейчас чувствую.
 
***
 
- Ну-ну, - шепотом проговорил Андрей и, сделав глоток красного вина, продолжил - Мы теперь в одной лодке, и куда ты теперь денешься без меня…
Минут через десять в кафе, как и ожидалось, появился Паша. Он молча подошел к столику, за которым сидел Андрей, посмотрел на него испуганным взглядом и спросил: «И что будет дальше?».
- А дальше, Рыжик, нам обоим будет хана… Мы оба теперь связаны одной тайной и оба теперь в большой опасности.
- Андрей! И что мы теперь будем делать?
- Для начала, Рыжик, нам нужно как можно скорей уехать из этого города. Ильин не простит себе этого промаха и будет за нами охотиться. У него большие связи в полиции и конторе, и он постарается перекрыть все выезды из этого города. Так что, милашка, допивай свое вино и двинули отсюда. Меня не нужно бояться, ты должен мне полностью доверять и полагаться на меня.
Паша залпом допил стакан красного вина, вытер рукавом слезы, которые стекали по лицу и, гнусавя, прошептал: «Хорошо, Андрей, я согласен. Надеюсь ты меня не бросишь одного».
- Все, хватит сырости и паники. Нам нужно успеть очень многое. Во-первых, тебе нужно собраться с мыслями и вспомнить, где может находиться ключ от банковской ячейки, во-вторых, заказать билеты в Питер и Рим.
- Я не понял, Андрей, зачем нам в Питер? И ты сам говорил, что нам не нужно в Рим. Мы собирались ехать в другое место.
- Увы, Рыжик, ситуация резко поменялась, и нам нужно действовать как можно быстрее. В Питере есть человек, который передаст номер и пароль от банковской ячейки Банка Рима, где хранится твое наследство. Я думаю ты, Паша, понимаешь, что это наследство тебе нотариус не принесет. Оно существует нелегально. Монахи не имеют права иметь что-либо в своей собственности, все имущество патриарха принадлежит церкви, есть обет безбрачия и ты, Рыжик, сын от незаконнорожденной дочки Никодима, а это означает, что формально нет никакого наследства. Но есть «золото партии» и церковные деньги, которые отмывали и хранили в банке Святого престола в Риме. А сам Никодим был отравлен не случайно, он был уничтожен сотрудниками КГБ в результате проведения операции по ликвидации агента, потерявшего доверие. Но он все-таки умудрился спрятать большую суму денег, до которых много желающих добраться и завладеть ими.
- Постой, Андрей, - какая ликвидация и какого агента? О чем ты?
- Короче, Паша, у нас мало времени, я тебе чуть позже все расскажу подробней, но сейчас поверь мне - у нас очень мало времени. Вспомни о том, что получил в наследство от бабки? Что тебе мать завещала хранить и что было самое ценное в доме? О чем намекали или говорили твои родители? Вспоминай все о том, где может храниться ключ. Напряги память, пожалуйста.
- Я из небогатой семьи и особо ценного у нас ничего не было. Я рос и воспитывался в неполной семье. Отец погиб, когда мне было 4 года. Мать работала сестрой милосердия в госпитале, сутками пропадала на дежурствах, а год назад мама покинула меня - тяжелая и мучительная смерть от рака. Единственная вещь, о которой она всегда пеклась и завещала мне хранить ее, постоянно напоминая, что она всегда поможет в трудную минуту, это образ Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радость» в серебряном окладе. На обратной стороне киота написано: «Всем скорбящим радость. Нагим одеяние. Сирым заступница. Бог в помощь моим возлюбленным. Отче Никодим. И помните всегда – «ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ В РИМ, ТАМ ЕСТЬ ТОЛЬКО ВАШЕ СПАСЕНИЕ».
- Ну, Рыжик, поехали за твоим «образом Пресвятой Богородицы», да и одежды с собой прихватишь на первое время. А я в это время билеты забронирую.
- Андрей! Я точно могу тебе доверять и полностью положиться во всем на тебя? Если честно, мне с тобой очень легко и хорошо, я чувствую себя в полной безопасности.
 - Ну конечно, мой милый Рыжик,- крепко обняв и поцеловав Пашу, ответил Андрей. - Ты тоже очень-преочень понравился мне с первого взгляда, и, если честно, я тут же влюбился в тебя, еще не зная кто ты. Но когда стал интересоваться тобой, то тут то и узнал про тебя все и стал чувствовать и ожидать опасность со стороны Ильина по отношению к тебе, но, увы, первой жертвой чуть было не стал я, а не ты. Все, а теперь не будем терять время, нам пора - потрепав на голове Рыжика волосы и еще раз поцеловав, крепко обнимая Павла, сказал Андрей.

У входа аэропорта Пулково нервно расхаживал взад и вперед невысокого роста, одетый в монашеское одеяние, парень лет двадцати пяти. На терминале аэропорта высветилось сообщение о посадке самолета, следовавшего в аэропорт Пулково. Монах резко оживился и направился в зал ожидания. Оживление резко усилилось, когда монах заметил двух парней проходящих пограничный контроль.
- Андрей! – махая рукой, прокричал парень в монашеском одеянии, - Андрей я здесь!
- Привет, брат Иннокентий,- крепко обнимая монаха, проговорил Андрей. - Вот, познакомься - брат Иннокентий, это мой лучший друг Павел, он незаконный внук владыки Никодима.
- Доброй ночи, Павел,- протягивая руку, проговорил монах.
- Брат Иннокентий, ты все сделал как я просил ? - поинтересовался Андрей.
- Да, все в порядке. Квартира на Невском проспекте у Казанского собора снята, не люкс, конечно, но приличная. С отче Николаем я договорился о встрече, он будет вас ждать завтра в 10 часу в Александро-Невской лавре у входа на Никольское церковное кладбище. А сейчас я довезу вас до квартиры и оставлю там до утра. Еда в холодильнике, все для принятия душа есть, постель чистая, так что, хорошо вам отдохнуть и выспаться. Ну а теперь давайте я помогу вам донести вещи до машины.

- Ну вот, мой милый Рыжик, мы и на месте. Наши приключения и путь к новой жизни начались. Давай, ты первый иди в душ, освежись и расслабься, а я пока приготовлю нам что-нибудь перекусить из заготовленных припасов брата Иннокентия. Нам хорошо нужно будет отдохнуть и набраться сил, завтра у нас трудный день. Время уже позднее, на часах второй час ночи.
- Хорошо, я быстро, не скучай,- поцеловав Андрея, Паша начал раздеваться.
Андрей, затаив дыхание, наблюдал за происходящим. Он первый раз увидел своего Рыжика без одежды. Его молодое, стройное тело, нежная и бархатистая кожа, плоский рельефный живот, умеренно увеличенные грудные мышцы возбуждали Андрея. Особенно его манила округлой формы и небольших размеров, упругая попа.
Заметив застывший взгляд Андрея, Паша поторопился прикрыться полотенцем и ускользнул в ванную комнату. Андрей, переведя дыхание, принялся накрывать на стол.
Быстро перекусили тем, что приготовил брат Иннокентий. В полудремотном состоянии Паша отправился спать.
- Андрей, ты можешь поцеловать меня перед сном ? - мило и довольно улыбаясь, попросил Паша.
- Да, мой милый Рыжик, я не просто хотел бы тебя поцеловать, но покрепче прижать тебя к себе и всю ночь проспать в объятиях с тобой, ощущая твою нежную кожу, возбуждающий запах и тепло твоего тела.
 
Андрей крепко обнял и начал целовать Рыжика. Губы Павла были так сладки и нежны, что Андрей не мог оторваться от них. Не переставая целоваться, оба парня рухнули в крепких объятиях на кровать, продолжая крепко обнимать и целовать друг друга.
Через несколько минут Рыжик, свернувшись калачиком, засыпал в нежных, но крепких объятиях Андрея. Они были оба радостны и счастливы. Наконец-то Андрей обрел то, о чем так долго мечтал.

Раннее Питерское утро выдалось прохладным. Чувствовалось наступление осени. По Невскому проспекту в сторону Александро-Невской лавры, не торопясь, едва заметно держа друг друга за руки, шли Андрей и Паша. Они были оба очень счастливы и довольны тем, что судьба свела их друг с другом вместе.

- Андрей, а откуда ты знаешь Иннокентия?
- Когда-то, много лет назад, я поступил в Санкт-Петербургскую духовную семинарию. Там я и познакомился с Иннокентием, только тогда его в миру звали Михаилом.
- Так ты окончил семинарию?
- Нет Рыжик, не окончил. Я отучился два класса духовной школы, но потом поступил в МГУ. Я понял, что это не мое. Но там, увы, я вкусил вкус мужской дружбы и любви.
- Так твоим парнем был Михаил? – поинтересовался Паша.
- Михаил поначалу был моим самым близким другом, но через год нашей дружбы мы решились на большее, мы стали тайком любить друг друга, но, увы, нас застукал один из семинаристов из старшего класса, мне пришлось покинуть семинарию, дабы не навредить Михаилу. В тот момент Михаил и решил уйти из мира мирского и стал проситься в монахи.
- А после?
- А после, мой Рыжик, мы изредка созванивались и встречались раз в год на Пасху. Мы оба страдали и не могли забыть то, как мы любили друг друга, но в то же время и не могли полюбить и других. Вот и страдал, витая в своих мечтах познакомиться с милым парнем и создать семью, пока не повстречался с тобой.
- А если честно, Андрей, ты знал кто я, когда в первый раз увидел меня?
- Нет, Рыжик, не знал. Я узнал кто ты, когда начал интересоваться тобой и тем, как сюда попал. Но выяснив о тебе, я сам был шокирован и не мог понять, какую игру затеял Ильин. Вот и стал пристальнее наблюдать за вами двоими.
- А когда и как у тебя появился интерес к моему наследству?
- Поверь мне, Рыжик, меня не интересовали деньги Никодима. Я не пытался заполучить это наследство. Просто год назад меня случайно на эту тему натолкнул брат Иннокентий. Меня она очень заинтересовала как журналиста, с целью написать громкую шокирующею статью о «золоте партии», деньгах Никодима и его трагической гибели. Но, увы, мой шеф, Ильин, решил воспользоваться этим и стал искать пути, используя меня и мои материалы, чтобы добраться и заполучить эти Никодимовы деньги. Ну вот и все, Рыжик, мы на месте. А вот и брат Иннокентий идет с отцом Николаем, он то тебе все и расскажет про твоего деда и поможет нам в поиске пароля.

Впереди красовался величественный Свято-Троицкий собор лавры. Колокольный перезвон соборных колоколов вызывал спокойствие и умиление. По тропинкам лавры неторопливым шагом передвигались монахи и прихожане, выходившие из собора после утреннего богослужения. Навстречу Андрею и Паше, тяжело передвигаясь, опираясь на посох и тяжело дыша, шел пожилой и седоволосый монах. Позади него шел инок Иннокентий, стараясь поддержать пожилого старца.

- Благослови, отче Николае,- протягивая сложенные ладони, сказал Андрей.
- Бог благословит Вас, дети мои,- перекрестив Пашу и Андрея, ответил отец Николай и продолжил. - Я очень рад видеть вас и с радостью готов вам помочь. Как я понимаю, Вы, Паша, являетесь родственником владыки Никодима и до недавнего времени даже не догадывались об этом. Хотя я хорошо помню твою маменьку и тебя еще во младенчестве. Прости меня, Паша, но перед тобой и Богом я очень виновен.
- В чем же, отче Николай, вы виноваты передо мной,- поинтересовался Рыжик.
- А тем, что я являюсь твоим крестным отцом и должен отвечать перед Богом и твоими родителями за твое духовное воспитание, но увы я не смог это сделать. Вот теперь я с пребольшим удовольствием готов помочь тебе и искупить свою вину перед тобой.
- Расскажите, отче, о моем деде как можно подробней.
- Хорошо, Паша, я расскажу все. Но для начала я хотел бы вас проводить на могилу владыки, она находится тут недалеко - на Никольском братском кладбище Лавры, и по пути я расскажу о его смерти.
- Спасибо большое, отче,- ответил Рыжик и в сопровождении Андрея и Иннокентия отправился за отче Николаем.
- Никодим был в Ватикане во главе делегации Русской Церкви по случаю интронизации папы римского Иоанна Павла I 3 сентября 1978,- начал свой рассказ отче Николай, - а 5 сентября, в десятом часу утра во время аудиенции у Папы, на которую митрополит Никодим пошёл, невзирая на то, что, по свидетельству очевидцев, выглядел очень усталым, с ним случился сердечный приступ и внезапная остановка сердца. Приступ произошёл, в тот момент когда Никодим представлял Папе архимандрита Льва (Церпицкого). Его трагическая смерть породила конспирологическую версию об отравлении русского митрополита ядом в поднесённом напитке, предназначенном якобы понтифику Иоанну Павлу I, который в свою очередь, также умер через 22 дня и тоже от инфаркта миокарда. Прощание с Владыкой Никодимом было в Риме и Ленинграде, а отпевание - в Ленинграде, где он был и погребён - на Никольском братском кладбище Александро-Невской Лавры. Куда мы сейчас все и идем.
- И какова была действительная причина смерти моего деда ? - поинтересовался Рыжик.
- Вокруг загадочной смерти митрополита Никодима сразу же возникло немало предположений и домыслов. Направленность мифов непосредственно зависела от того, какие круги или личности становились их источниками. Церковники видели в кончине православного епископа "на руках" у Папы Римского эсхатологическое знамение или кару Господню в назидание, ради неприкосновенности "чистоты православия". Наиболее подозрительные и недоверчивые к большевикам верующие и неверующие усматривали в том руку органов, а сами большевики обвиняли в совершении покушения на митрополита "западную закулису". Но в итоге всех вроде бы примирила официальная версия о том, что Никодим скончался от очередного сердечного приступа.
- Если исходить из того, что смерть митрополита Никодима в Риме 5 сентября 1978 года, - поинтересовался Паша, - была результатом организованной "ликвидации", устроенной агентами КГБ, то каковы факты в пользу этого?
- Хорошо, поясню для тебя, - ответил отче Николай. - Известное в церковных кругах обстоятельство, что гроб с телом покойного вопреки обязательности дополнительной экспертизы в случаях смерти граждан СССР за рубежом не подвергался вскрытию не только при отпевании, но и для оформления на родине свидетельства о смерти, не было широко оглашено. Впрочем, об экспертизе обстоятельств этого происшествия, а тем более останков митрополита, насколько известно, до сих пор даже не заикались. Вероятно, смиренное принятие общественным мнением версии смерти от сердечного приступа тогда, как и сегодня, устраивает всех. И прежде всего, эта версия устраивала власть, которой не приходилось беспокоиться о несоблюдении ею же и положенных в таких случаях хотя бы формальных действий. Затем Московскую патриархию, которой ненужное нагнетание слухов о странных событиях, связанных с ее деятельностью за рубежом, было совершенно ни к чему. В-третьих, версия с неожиданным сердечным приступом устраивала всех тех, кто в той или иной мере был причастен к деятельности покойного митрополита – то есть отдельных государственных и церковных чиновников и непосредственных свидетелей, которым вовсе не хотелось привлекать к себе лишнего интереса.
- Отче, а почему владыка служил на КГБ ?
- Паша, то, что митрополит осознанно шел на контакт со спецслужбами большевицкого государства с самого начала своей карьеры, не может вызывать особых сомнений. Это было свойственно большинству иерархов Русской Православной Церкви Московского патриархата до и после него. Это касается епископов, то, что все советские епископы назначены государством. Точнее говоря, КГБ. Потому что епископ – это руководитель областного масштаба. Руководителей областного масштаба у нас утверждал ЦК КПСС, его Идеологический отдел. Документы для кадровых назначений готовили КГБ с ЦК – для всех, не только для церковных руководителей, для любых. Что касается епископов, то справку о них писало Пятое управление КГБ, которое занималось общим надзором над церковью, и Первое главное управление (разведка), если кандидат в епископы хотя бы раз бывал за границей, потому что здесь с ним тоже поддерживался агентурный контакт. Каждая справка заканчивалась одной и той же фразой: «Сотрудничает с такого-то года». Именно она и была для ЦК КПСС самой главной, а вовсе не церковные заслуги епископа. Наоборот, чем их меньше, тем лучше.
- Как я понимаю, отче,- сказал Рыжик, - Православная Церковь создана силовыми структурами? А как же вера?
- Ты правильно понимаешь, Паша. Еще 4 сентября 1943 года Сталин создал РПЦ МП и назначил главным попом Сергия. Настоящим же руководителем РПЦ МП был офицер КГБ Карпин. Создана данная структура спецслужбы была предназначена для выявления лиц сотрудничавших с нацистами в приходах, открытых Гитлером на вновь освобождаемых от немецких войск территориях. Так и просуществовало подразделение спецслужбы - Московская патриархия, до распада СССР. После августовского путча комиссия ВС вскрыла архивы КГБ и обнародовала эти данные, в частности все руководство РПЦ МП оказалось агентами КГБ. В том числе и Ридигер (Алексий II) – агент «Дроздов», Гундяев (Кирилл) — агент «Михайлов» и т.д. Агентура КГБ активно отслеживала нелояльное духовенство в среде Церкви и, по мере возможности, среди прихожан. Для этого не только вербовали и продвигали по иерархической лестнице своих агентов, но и ссылали на работу в РПЦ людей в погонах - кадровых офицеров КГБ.
- А «никодимов грех» ? – поинтересовался Паша у отца Николая.
- В 1998 году в газете «Совершенно секретно» появилась статья, где в насаждении гомосексуализма в РПЦ был обвинен митрополит Никодим. Цитирую: «Особенно дурной репутацией пользовались отделы Московской Патриархии, где праздношатались номенклатурные монахи, для которых иноческие обеты являлись карьерным моментом их биографии, ступенью к епископству. Это были совершенно светские люди, лишенные нормальной сексуальной и семейной жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями, в частности, в их среде процветал гомосексуализм».
- Гомосексуализм в церкви? – удивленно спросил Паша.
- Да, Паша, - ответил отче. - КГБ нужна была церковь мракобесная, реакционная, послушная. А «голубые» всегда были очень послушные — они же скомпрометированы, в советское время за это можно было посадить. И спецслужбы с удовольствием пропускали наверх этих гомосексуалов. Нынешний патриарх Кирилл в молодости был личным секретарем митрополита Никодима. Потом Никодим сделал Кирилла ректором духовной академии. У Никодима тоже была эта страсть… А самые близкие к нему были: Ювеналий (митрополит Крутицкий и Коломенский), все зовут его «бабой Юлей». Ну и Кирилл… Если мы вернемся к славному и гонимому церковью за правду протодьякону отцу Андрею (Кураеву), то он говорил и написал, «Что рядовое духовенство, монахи честные, не «голубые»… Ерунда. Это вертикаль сверху донизу. И когда пришел Кирилл, то он поставил на должности 70 новых архиереев. Кирилл, став патриархом, начал подбирать своих сторонников и брал из глухой провинции каких-то игуменов, архимандритов и делал архиереями. И большинство из них «голубые». Значит, он сам прекрасно понимал, что их можно держать в руках, что они послушные». На сегодняшний день гомосексуализм — это самый большой грех в рядах РПЦ. Вот ты сам подумай, Паша, откуда развелось столько молодых попов, которые вот-вот только окончили духовную школу, но посмотри на них. Они носят дорогие одежды, живут в хоромах, носят дорогие часы и носятся по дорогам на дорогих тачках, с блатными номерами. «Молоденькие попы» или, точнее, «Молоденькие попки». Но сейчас хватит об этом, вот мы и пришли на могилу владыки.
- «Господи, аз яко человек согреших, Ты же яко Бог щедр, помилуй мя, видя немощь души моея», - прочитал на надгробном кресте Паша вслух.
- Увы Паша, - ответил отец Николай. - Он сам об этой свой немощи (мужеложстве) с очевидностью скорбел и каялся, о чём и свидетельствует выбитые согласно его завещанию, на его надгробном кресте слова этой молитвы. Тема о Никодимитской «голубятне» тех времён скользкая и больная, но в истории нашей церковности она аукнулась достаточно явственно, чтоб её уж совсем пытаться замалчивать. Еще в конце 60-х - начале 70-х кто только из юных семинаристов и смазливых юнцов не ошивался и не мозолил глаза у митрополичьих покоев на Обводном 17-ть, жаждая и будучи готовыми на все правды и неправды, чтобы только "попасть случайно на глаза". Регентского класса (класса поповских невест), тогда ещё не существовало, благодаря этому, можно было жениться на какой-нибудь американке, француженке, на крайний случай польке, и благополучно свалить за бугор: в тогдашнем железнозавесье "выехать" на ПМЖ или хотя бы быть "выездным" было пределом мечтаний великого множества юных семинаристов. При Никодиме такой возможностью "попасть в случай", это как бы мимоходом попасться ему на глаза. Хотя смазливеньких и тонкошеих он и сам первый замечал и сам их первый и обихаживал, поражая пунцовых юнцов тонкостью и деликатностью прямо-таки отечьего попечения. А тем, кто сам был неказист и росточком, да и умом, и мордочкой не вышел, тем приходилось ещё и выпендриваться, чтобы быть хоть как-то замеченным. И вовсе это не означало, что на свой деспотный сексодром Никодим затаскивал всех кого ни попадя и бросался на всё, что только движется: выбор, да и вкус у него всё-таки был. Однако, слов из песни не выкинешь, а сам слышал от непосредственных сего участников: "Да, владыченька в постели был неистов!.. Богородичны пел собственного сочиненья!.. "Ныне отпущаеши" - под конец!.. аки цемент между учителем и учеником!.. посвящал на херувимское служение!"... Так что, Паша, неудивительно и не исключено, что у тебя гены твоего деда. Но теперь о главном. Паша ты нашел ключ?
- Да, отче.
- И где? Какой он из себя?
- В киоте иконы, между образом и стенкой. Да вот он у нас с собой.
Паша посмотрел на Андрея, а тот, в свою очередь, достал из кармана ключ и протянул его отцу Николаю.
- Да уж, парни… Увы, это не тот ключ, - и вышвырнул его в стоящюю неподалеку урну.
- Тогда какой же? И где искать его? У нас нет времени, неужели нам нужно лететь обратно и искать его там? – запаниковал Андрей.
- Стоп. Не надо паниковать и лететь никуда не надо,- ответил отче. - Ключ в киоте иконы, но не там где вы его искали. Он спрятан на дне киота - там двойное дно. Ну а теперь главное, зачем мы сюда пришли - это пароль ячейки. Посмотрите на дату рождения, это и есть пароль.
- 192915Х, - прочитал Паша.
- Да, это он. Пусть Божее благословение будет на Вас. Бог в помощь вам в этом деле, и будьте счастливы,- благословив крестным знамением Андрея с Пашей, отче Николай с братом Иннокентием отправились в сторону храма.
- Ты что идиот, Андрей? Какого хули ты творишь?
- Заткнись, Рыжик, и помолчи для начала.
- Вон у ворот, видишь? Знакомые все лица, все никак угомониться не может, значит все еще питает надежды завладеть Никодимовскими ценностями.
- Андрей! Он случаем не нас ищет?
- Да нет, не думаю. Ильин давно потерял нас и теперь пытается сам разузнать все и найти варианты добыть ценности. Но он не остановится, если узнает, что ключ и пароль у нас. Так что, Рыжик, давай потихоньку сваливать отсюда, пока он нас не заметил, собираем пожитки и в аэропорт, у нас четыре часа осталось до отлета. Так что, прощай Ильин и да здравствует…
- Андреей, успокойся! – Пытаясь угомонить, дергая за руки, сказал Паша. - Андрей, у нас будет семья? Ты меня любишь?
- Мой милый и любимый Рыжик, - крепко прижав к себе и обняв Павла, сказал Андрей. - Мы будем жить семьей. Зарегистрируем отношения и со временем усыновим ребенка. Мы будем самыми счастливыми на этом свете. Ведь мы долго мечтали и шли к этому.

- Все, все, прекрати, Рыжик, умоляю не надо, дай еще поспать,- прячась под одеяло, кричал Андрей.
- Увы, милый, крепкий и бодрящий кофе с хрустящими круасанами уже готов и ждет тебя.
- Спасибо, мой милый Рыжик,- переворачивая на спину Пашу, сказал Андрей. - Я очень люблю тебя и Благодарю Бога, что он послал тебя мне.

Андрей слился в страстном поцелуе с Пашей, нежно лаская его волосы. Чувствовалась страсть, объятия стали все крепче и крепче. Паша перевернул Андрея на спину и стал ласкать языком его шею, спускаясь все ниже и ниже, пока Андрей не застонал от удовольствия. Его тело стало выгибаться, а член достиг максимальных размеров во рту у Рыжика. Через несколько секунд Рыжик лежал на животе, а сверху него, лаская его ягодицы, находился Андрей. Послышались стоны Паши, когда Андрей нежно стал входить в любимого. Нежно совершая плавные движения членом, Андрей страстно целовал в шею и губы, крепко прижимая к себе своего любимого Рыжика.

Об этом ли мечтали Андрей и Паша полгода назад, когда познакомились при сложившихся обстоятельствах. Сейчас они живут в счастливом браке, заключённым в Париже. На полученные деньги от владыки Никодима, Андрей и Паша купили домик в «гламурном» 6-м округе окрестности Люксембургского сада Парижа, располагавшегося среди исторических зданий XVIII века и эпохи барона Османа. По вечерам они любили отдыхать в одном из старейших кафе Парижа — «Procope» и прогуливаться в окрестностях набережной Сены и Люксембургского сада. Об этом ли не мечтает каждый из нас, живя в наше время и нашей стране?

Рекомендуем

Витя Бревис
Танёк
Валерий Печейкин
Окно и кошка

2 комментария

-1
Ольга Морозова Онлайн 20 марта 2016 03:28
Крайне занимательная история, интересный сюжет... Вторая половина, правда, показалась мне несколько скомканной... Но, возможно, авторы просто не хотели делать своё произведение слишком объёмным, поэтому так и получилось...

Спасибо!
0
Кузьма Офлайн 20 марта 2016 14:00
Ничего такой рассказ, как раз для того, чтобы почитать в транспорте.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.