Погонщик

Серега

+ -
+32
Денек будет жарким - это было ясно с самого утра. Уже в десять солнце палило так нещадно, что от земли поднималось прозрачное марево и сухой обжигающий зной казалось, можно было пробовать на вкус. Проводив в часть нескладного солдатика, что ночевал у меня прошедшей ночью, я задумался о планах на день. Хотя, чего там задумался - делать ничего не хотелось, и начинающийся день располагал к простому лежанию на диване в блаженном ничегонеделании. Тем более что настроение было - хуже некуда. Этот нескладный солдатик оказался на редкость оловянным и арсенал всех моих "раскруток" не дал ровным счетом никаких результатов. В конце концов, плюнув на все, я отстал от него, и остаток ночи беспокойно проворочался на диванчике. Утром надо было идти на тренировку, но общее состояние организма вкупе с отвратительным настроением всячески противилось этому. Поэтому, плотно задернув тяжелые шторы, дабы палящие лучи даже краешком не проникали в квартиру, я с наслаждением проспал почти до самого вечера. А вечером, проснувшись, решил, что сейчас самое время освежится, и, захватив полотенце, отправился на пляж, благо он от меня неподалеку. Зной начинал спадать, и к воде разрозненными кучками стали подтягиваться жители окрестных домов. Пляж быстро наполнялся, и вскоре найти свободное место на еще не остывшем песке было довольно затруднительно. Я лежал недалеко от воды, с удовольствием подставив лучам спину, и через темные очки внимательно рассматривал группу молодых пацанов, расположившуюся рядышком со мной. Посмотреть там было на что и даже, возможно и не только посмотреть, но железное правило "не ..., где живешь", прочно засевшее в моем мозгу, предполагало только пассивное наблюдение. В принципе, с ними можно было просто познакомится - труда это большого не составляло - и весело провести время, но стоило ли на это тратиться? В общем, так рассуждая, я постепенно начал заводиться. Тем более что и проведенная впустую ночь давала о себе знать. А это, в свою очередь, предполагало какие-то активные действия... Короче, я быстро собрал манатки и решил податься к своему приятелю Юре, у которого чуть ли не каждый день в квартире находились молодые пацаны, кои липли постоянно к нему как мухи, и которых он с удовольствием оставлял у себя, впрочем, не забывая их периодически менять. 
К нему следовало приходить со своей водкой и желательно, закуской, так как Юра не любил халявщиков, которые, едва пронюхав, что у него есть неиспорченное создание, стаей устремлялись в гости. Я это знал, поэтому, запасшись всем необходимым, с легким сердцем сел на трамвай. К моему великому удивлению, в этот раз у Юры никого не было. Он сам, быстрый и подвижный, как ртуть, торопливо мне объяснил, что всех юных нахлебников, он выгнал сегодня утром, так как сильно устал от них и решил пожить недельку в спокойном одиночестве. И тут же с присущим ему ехидством добавил, зная мою болезненную тягу к белобрысым пацанам, что один из нахлебников был совершенно чудный мальчишка - беленький, скромненький, не мальчик, а цаца. Но и его он тоже выгнал, а вот если б знал, что я сегодня к нему приду, то обязательно оставил бы. Этим Юра меня расстроил окончательно. И как в таких случаях бывает, захотелось еще сильнее. Но делать было нечего, факт был налицо, и наедяться на чудо было бы глупо. С горя выпив бутылку водки вдвоем с Юркой (не пропадать же добру), и поговорив о том, о сем, я, не солоно хлебавши, засобирался домой. Юра вышел меня провожать в коридор. И тут его осенило. "Слушай! - воскликнул он. - А давай завтра с утречка на пляж подадимся. А?" Я скривился: "Чего там интересного, я только что оттуда. Там знаешь как? Близок локоть, да не укусишь, называется". "Да нет, ты меня не понял, - тараторил Юра. - Мы пойдем на не простой пляж, а на дикий". Я с немалой долей скепсиса посмотрел на него. Есть у нас в городе такой пляж - там собираются нудисты и "голубые" со всего города. Нудисты тихо мирно загорают на облюбованной ими большой полянке, а "голубые" медленно дефилируют вдоль кромки воды, мило раскланиваясь друг с другом. В общем, тот же самый профильный клуб, вернее, его пляжный филиал. Я там был года три назад, мне все жутко не понравилось - никого и ничего нового я там не увидел. Поэтому у меня с тех пор остались об этом пляже, мягко говоря, нехорошие воспоминания. Примерно так я Юре и ответил. "Что ты ! - замахал руками он. - Сейчас там многое изменилось. Стало больше молодых пацанов, Даже курсантики захаживают иногда". "Интересно, зачем? - спросил я. - Не иначе, как бабок насшибать. Да? А наши "деувки" с радостью готовы отдать им последнее. Знаю я эту кухню". Я действительно с такими сталкивался, и не раз. Сначала удивляешься - как этот солдатик (или курсантик) так легко пошел на контакт - а потом, все становится ясно, когда он, придя к тебе домой, начинает обговаривать условия предстоящей ночи. С такими я постоянно расставался без сожаления, так как деньги - они всегда все и всех портят. А фальшивое изображение страсти, с периодическим поглядыванием на часы, убивает напрочь все чувства. Потом, со временем, я научился различать подобных типов, и таких ошибок уже больше не совершал.
"Да нет, не скажи. - Юра хитро посмотрел на меня. - "Наших" сейчас там стало меньше, а больше наоборот, натуралов, которые просто загорают.... Без ничего", - через паузу добавил он. "Не верю", - категорично заявил я, стоя уже обутый в коридоре. "А вот, поехали, и сам убедишься", - Юра искоса посмотрел на меня. "В конце концов, просто позагораем, - добавил он. - Место там отличное". Что место там хорошее, я и так помнил, но вот по поводу натуралов - сильно сомневался. Может, они там и водятся, но вот снять такого будет трудновато. Так я Юре и сказал. Он весело рассмеялся. "Это тебе-то будет трудно снять? Не смеши старого. Я, и то снимаю, причем молодых, причем за просто так. И вот, кстати, вчерашний белобрысенький оттуда. Поехали завтра, может он опять там ошивается", - и Юра ехидно взглянул на меня. Я еще противился, хотя, если честно сказать, внутренне был уже согласен. "И что же он там делает? Снимается?", - спросил я скорее просто так, для острастки. "Нет, просто он детдомовец, ему жить негде - бесхитростно ответил Юра. - Если хочешь, приведешь его снова ко мне. А то я уже стал жалеть, что сегодня утром его выставил". 
Так мы проговорили еще минут двадцать. В основном я задавал вопросы, Юра терпеливо на них отвечал. В конце концов, мы договорились завтра встретиться в электричке, идущей до этого пляжа. На том и распрощались.
Утром я, проснувшись, первым делом посмотрел в окно. День предстоял такой же жаркий, как и вчера. "Опять тренировку пропущу", - некстати пришла в голову мысль. Было даже немного влом ехать куда-либо, на какой-то там пляж, но как говорится, уговор дороже денег. Нечего было языком трепать и соглашаться. С такими мыслями я вышел из дома и вот вскоре я уже на перроне. Купив - дцать литров пива (надо же чем-то там заниматься, хотя через два часа оно станет те-е-еплое, как не знаю что...) я подошел ко второму вагону, именно там мы и договорились встретиться с Юрой. Вошел. Народу было немного, как-никак день был будний. Но Юры среди них не было. Немного удивленный, я прошел по вагону туда-обратно. Хм.... Нет его. Пошел в следующий вагон. То же самое. Уже не удивленный, а разозленный, я махом пролетел по всей электричке. Ноль. Вернулся во второй вагон и, кипя от злости, опустился на лавочку. "Какого хрена я согласился. Сейчас бы спокойно занимался в спортзале. А вместо этого? Вместо этого придется ехать одному на этот долбаный пляж и ждать там следующей электрички", - я не находил себе места. Выходить на полпути было глупо. Что уж делать, коли сел, надо было ехать до места, а там пересаживаться в обратную сторону. "Ну а Юра, каков гусь! Вот до чего "наши" все такие необязательные. Просто...ух...слов нет", - я распалял себя больше и больше, не забывая, впрочем, про пиво в сумке. Но чем ближе к месту приближался поезд, тем все дальше и дальше уходила злость, уступая место веселой беспечности. "Да и плевать, - рассуждал я, выпивая очередную бутылку. - Посмотрю когда обратная электричка и пойду, так и быть, схожу на этот пляж. Окунусь хотя бы". 
И вот, наконец, нужная остановка. Двери за моей спиной захлопнулись, поезд плавно тронулся, и я остался один на перроне. Хотя нет. Почему один? Вон какая-то толпа вывалила из первого вагона. Вон еще. Нет, народ-то есть. И даже молодых вижу. Хотя, не факт, что все они на пляж, но тем не менее.... Подойдя к расписанию, я выяснил, что обратная электричка будет через два с половиной часа. "Ну что? Время у меня навалом, пойду во второй раз знакомиться с "диким" пляжем", - и я с чистой совестью и легким сердцем отправился вниз по тропинке, напрочь забыв мучившие меня накануне сомнения и досаду. Шедший впереди меня народ стал постепенно отсеиваться, кто вправо, в сторону лодочной станции, кто влево, в сторону многочисленных баз отдыха. И вот я уже шагаю по тропинке почти один, ни впереди ни сзади народа нет. Ага! Нет, не совсем один. Вон, за поворотом, мелькнула белая майка. Я чуть ускорил шаг и вскоре уже нагонял двух пацанов, шедших быстрым шагом, туда же, по-видимому, куда и я. Обгонять я их не хотел - следовало посмотреть, куда они направятся. Поэтому я, держась на дистанции у них за спиной, шел, рассматривая эту парочку. Что мне сразу бросилось в глаза - вид у них был совсем не пляжный. Так люди на природу не ездят. Рубашка с длинным рукавом на одном (и даже, кажется, шелковая), белая майка на другом. На обоих черные брюки со стрелочками, на ногах не кроссовки и даже не тапки, а черные туфли. Вид для пляжа действительно странный. "Хотя почему бы и нет? - рассуждал я. - Может, они не на пляж вовсе?" Но с другой стороны, эта тропинка шла только в одном направлении, тем более, что мы уже подходили к воде, и кроме как на пляж, идти по ней было некуда. "Странно, странно.... Оба молодые, походки вроде не вихлястые, особенно у того, что в майке. Он даже наоборот, как-то в раскачку идет, так "наши" не ходят. Прически короткие, в руках полиэтиленовый пакетик. Нет, не похоже, чтоб они специально на пляж направляются", - я путался в сомнениях. Но от плохого настроения уже и следа не осталось - даже наоборот - пришел какой-то охотничий азарт, который приходит ко мне не так уж и часто, но который меня еще никогда не подводил. 
Ну вот, почти и на месте. Осталось преодолеть полосу густого кустарника, метров триста, отделявшую "дикий" пляж от остального мира, и я на месте. Эти два странных типа, до этого шедших впереди меня, вдруг неожиданно круто завернули влево и пошли по тропинке, которая вела наоборот, от воды, вглубь леса. "Ну вот, как я и полагал, - с каким-то непонятным мне самому торжеством подумал я. - И не наши, и не на пляж. Ну да не велика беда. Бум искать что-нибудь подходящее и желательно белобрысое", - настроение становилось все лучше и лучше. Пять минут плутаний по густым кустам - и вот я на том самом пляже. Да уж, народу и в самом деле негусто. Нудистов видно издалека - они ходят и купаются парами, а над их стоянкой веет на ветру самопальный флаг. Поэтому мимо их бивака я прошел не оглядываясь. Так. Что еще? Какие-то девчонки, загорающие топлесс. Вон еще одна, но с парнем. Ишь какой... Она-то верх сняла. А он - даже не в плавках, а в шортах. Мудак!... Дети на велосипедах - ну этим лишь бы на голых теток с дядьками посмотреть.... А вон парочка. Он и он. Ну, эти-то - наши. Как смотрят-то на меня, аж головы повернули. Так. Посмотрю на них. Нет, их не знаю, да и не такие они уж и молодые... Что у нас дальше?... Ага! Идет какой-то тип мне навстречу. Какой-то полноватый он на вид. Ну-ка ближе. А что, он даже ничего себе. Все при нем, все на месте. Идет по кромке воды, рассеяно глядя по сторонам. Молодой, не дурной. Возьму его на заметку. Хотя... Что-то такое неуловимое в нем. Что-то такое, что кажется, что он тоже наш. Ладно, проверю опосля.... Опять нудисты. Хм, почему у них одни старики? Вот девки - самые разные - есть и молодые. А из мужиков - самому молодому - под сорок. Какая несправедливость....Опять наши. Компания. Уже изрядно набрались и орут так, что человек никогда про "голубых" не слыхавший глядя на них, без труда все поймет. О-о-о, да там знакомые лица. Надо подойти, вежливость, как никак, язви ее в печенку. Тем более, они и меня уже заметили. Ишь, как рукой машут. Ну а орать-то так зачем? Я вовсе не горю желанием, чтоб на меня весь пляж оборачивался. Привет!... А вы-то с какого так нажрались?... Ну-ну, продолжение вчерашнего, стало быть.... Нет, один. Должен был быть с Юрой, но вот не пришел, подлец.... Да-да, и не говори.... Нет, боже упаси, кто же водку по утрам пьет, тем более в такую жару. Я лучше пивка. Хочешь?... Нет, ты мне лучше скажи, тут сегодня есть что-либо подходящее?... Я понимаю, что рано, я и не тороплюсь.... Да?...А тот вон, который по кромке воды гуляет?... Да ты что, а с вида и не скажешь.... Слушай, мне тут Юра лепил, что курсантики-солдатики здесь бывают.... Да? Мудозвон!...Не-е-е, до вечера я здесь не вытерплю. А что, стоит, говоришь?... Ну не знаю, не знаю.... Значит, нет тут ничего подходящего?... Ну ладно, пойду я тогда просто купаться, загорать и пить пиво. Давайте, подходите.... Нет, уж лучше вы ко мне... Ага, давай!...Так. Не верю я им, просто не верю. Охотничий азарт меня еще никогда не подводил. Ладно, сначала купаться, потом все остальное.... А вон и место подходящее. Правда, старикан какой-то неподалеку, но если просто не обращать на него внимания, то и вовсе замечательно... Блин, какие дети тут надоедливые.... Нет пацан, у меня трех рублей, есть только десять, но и их тебе не дам.... Вот, попрошайки. Шли бы на обычный пляж, там и скулили бы. А то совмещают приятное с полезным - на голых посмотреть и денег насшибать. Хоть бы сам раздевался. Уж, лет тринадцать, поди... Э-э-э, чагой-то меня не туда несет.... Ну все, решено, останавливаюсь здесь.
Местечко и в самом деле было неплохое - маленькая песчаная полянка окруженная с трех сторон кустами, на которой можно было лежать и не боясь быть замеченным, обозревать прилегающие окрестности. Но первым делом я определил в тенек остатки пива, коих впрочем, оставалось еще вполне прилично, и раздевшись, побежал купаться. После водных процедур, оказавших на меня прямо-таки волшебное воздействие, я с огромным наслаждением растянулся на чистом песочке и приготовился ждать. Чего или кого - неважно. Важно было другое - рядом было пиво - это раз, и, во-вторых, мое предчувствие подсказывало мне, что пустым я сегодня отсюда не уйду, надо только набраться терпения и подождать когда пляж начнет наполняться (все-таки время было еще раннее). А на пляж и в самом деле начал подтягиваться народ. Прошли мимо меня два молодых пацана, лет по девятнадцать, прошли, оживленно беседуя и совсем не замечая меня. Расположились они неподалеку от моего места и моментально раздевшись, подставили лучам солнца уже порядком загоревшие спины. "А фигурки у них ничего...", - отметил я про себя и переключился на большую и шумную компанию, которая тоже двигалась в мою сторону, хохоча и горлопаня. В компании были и девки, но все-таки, больше было парней. Они шли, громко подначивая друг друга, мол, не слабо тебе раздеться совсем и.т.д. По-видимому, на пляже они очутились первый раз, так как, как они старались не обращать внимание на обнаженных людей, загоравших то тут, то там, но это у них плохо получалась. Не один, так другой, периодически бросал быстрые взгляды вокруг, и тут же отводил глаза. Мне из своего укрытия было все прекрасно видно, как и то, что один из парней, тощий и длинный, смотрел именно на мужиков, а не на баб, которые тоже в изобилии присутствовали тут. Компания эта прошла дальше и скрылась из моего поля зрения. "Надо будет пройтись в их сторону, - подумал я. - И, вообще, пора выбираться из моего укрытия и пойти прогуляться туда-сюда, оценить дислокацию, как говорится", - с этой мыслью я поднялся, и выйдя на полосу прибрежного песка, огляделся. Но толком осмотреться мне не дал какой-то вихрь, налетевший на меня и с разбегу принявший знакомо тараторить: "А, вот ты где. Я уж тебя обыскался весь, думаю, куда запропастился. Хожу тебя, ищу тут, по всему пляжу. А ты, вместо того, чтобы "работать" здесь, в кустах отлеживаешься". Да, конечно, это был Юра. Он, как шмель, увивался вокруг меня, и не давал мне и рта открыть. "Да я...", - начал было я возражать, но он, не слушая меня продолжал возбужденно говорить. "Я тут уже успел пробежаться пару раз. Ничего достойного, я тебе скажу, но и время - еще не самое удачное", - говорил он, вертя головой в разные стороны. "Ну почему же...", - хотел возразить было я, но у меня опять ничего не получилось. Юра снова перебил меня. "А я, понимаешь, на электричку опоздал, проспал, старая развалина, просто проспал. Ну а ехать-то надо. Вот и поехал на следующей", - говорил он, глядя на сей раз на меня, причем никакой виноватостью в его голосе и не пахло. "Вот-вот, а на меня...", - раскрыл, было, я рот, но... "Ты где расположился? - спросил Юра, пристально глядя куда-то вдаль, в противоположную от меня сторону и не дав мне ответить, утвердительно продолжал. - Давай я свои вещи к тебе перетащу и побегу, еще прошвырнусь. А ты здесь побудь, вещи посторожи, а то знаешь, как их здесь воруют", - все это он проговорил, не отрывая ото лба поднятую козырьком руку, по-прежнему смотря куда-то вдаль. "Что-то я там знакомое лицо вижу, - задумчиво проговорил Юра после паузы. - А с ним - не знакомое лицо, но, кажется, довольно молодое". И он, бросив мне под ноги свои вещи, рысью устремился в ту сторону, успев бросить мне на бегу: "Я мигом, только посмотрю..." Что мне оставалось делать? Я поднял его манатки, отнес на полянку, выпил еще пивка и опять пошел купаться. Ходить куда-либо с Юрой я любил всегда. Несмотря на свой возраст, он был очень активный и подвижный и постоянно умудрялся находить молодых пацанов. Меня это естественно, устраивало, так как "работать" я не люблю и делаю это только по необходимости. Тем более что Юра, несмотря на целый ворох отрицательных качеств, обладал одной, но очень положительной чертой - он был альтруистом. Любил он для своих друзей находить пацанов и с легким сердцем отдавать их, хотя все лавры первооткрывателя принадлежали, без сомнения, ему. Вот такой он человек. Поэтому я, купаясь, совершенно не о чем не волновался, памятуя о том, что Юра обязательно сейчас кого-нибудь приволочет. Так и есть. Вот он уже у самой кромки воды и призывно машет мне рукой, приплясывая от нетерпения. Я поспешил вылезти на берег. Юрка, дождавшись меня, торопливо заговорил: "Ты представляешь, там Колька с молодым пацаном. Пацанчик - просто загляденье. Но, пьяный", - безжалостно закончил он. При упоминании имени Кольки я скривился. Я знал этого типа, феноменальный врун, болтун и страшный халявщик во всем, начиная от еды, и заканчивая ночлегом. Снимать он не умел и не умеет, но периодически пробует это делать, подходя ко всем подряд, без разбору, за что часто бывает бит. И даже несколько раз лежал в больнице с сотрясением и переломами, после таких вот неудачных попыток. А так, вообще, парень он был простецкий и совершенно безобидный. 
А Юра меж тем продолжал: "Колька его в вытрезвителе снял, он сегодня ночь там провел. И вот, с утречка на пляж приволок. У них там бутылка водки, они ее допивают. Пошли к ним, посмотришь на пацанчика", - продолжал он, переминая с ноги на ногу. Ну просто посмотреть конечно было можно, более того, нужно. И я, прихватив очередную бутылочку пива, быстрым шагом принялся догонять уже унесшегося вперед Юру. Ага, а вот и они! Каково же было мое удивление, когда в этих двух парнях я узнал тех самых типов, что шли впереди меня, когда я вышел с электрички. Сомнений быть не могло - это точно они. Вон и белая футболка на ветках висит, и черные брюки со стрелками, А вон, на туфлях сложена одежда второго. Ого! Как же я так лоханулся - Кольку не узнать.... Пусть со спины, но все же... Он - личность известная многим. Оправившись от первого "потрясения", я как следует разглядел его ночного приятеля - того самого, что шел вразвалочку, как я тогда заметил. А Юра действительно не наврал - парнишка был что надо. Коротко, по скинхедовски, стриженый. Правильной формы голова, нос картошкой, светло-голубые глаза, пухлые щеки. И фигура подтянутая, это я еще заметил, когда они шли с электрички. Плечи, бедра - все на месте, все ладно скроено и подогнано. Парень действительно, был сильно уже пьян. Рядом с ними стояла почти опорожненная бутылка водки, остатки рыбы на газетке. Бр-р-р! В такую жару пить водку.... Под страхом смертной казни не буду. А эти, ты поглянь, почти всю ее приговорили.
Я тепло поздоровался с Колькой и познакомился с его приятелем. Приятеля звали Сергеем. И он уже был тогда в том состоянии, когда всю окружающую тебя реальность, начинаешь воспринимать как какое-то четвертое измерение - фантастическое и невозможное. Он, кажется, даже не запомнил, как меня зовут, а вяло пожав протянутую мной руку, уткнулся головой в песок, и, кажется, заснул. Колька, тот был потрезвее. Он, допивая остатки водки, рассказал нам историю его сегодняшнего, вернее вчерашнего, знакомства. Все было так, как и поведал мне Юра - знакомство в трезвяке, ночь на соседних шконках, совместный выход, а дальше... Дальше Колька умело, что за ним редко, но наблюдается, взял дело в свои руки и привел Серегу на пляж. На мой вопрос, догадывается ли парнишка, куда он попал, Колька ответил в том духе, что он, мол, свою ориентацию ни от кого не скрывает, и что Серега, если не круглый идиот, то должен был все понять. Юра спросил Кольку, что он собирается делать дальше с этим "подарочком". Колька, клоня набок отяжелевшую голову, пробормотал, что он совершенно не возражает, если мы заберем Серегу к себе домой. Сказал, и тут же растянулся на песке, рядом с Серегой.
Мы с Юрой отошли в сторонку, и оба разом, как по команде, посмотрели друг на друга. "Ну как он тебе?", - первым спросил Юра. "Будь он потрезвее...", - задумчиво ответил я, глядя на "сладкую парочку". "Хм, у нас еще время есть. Пускай проспится. Отсюда он никуда не денется. А потом объясним ему, что к чему, и поедем ко мне домой", - Юра посмотрел на меня. Я его маневр разгадал безошибочно. "Что, тоже понравился?" - с усмешкой спросил я. Юра тут же отвел глаза в сторону, и как бы оправдываясь, торопливо заговорил: "Давай, ты будешь здесь, переберешься сюда с вещами, а я еще по пляжу побегаю, может, кого и найду... Себе", - через паузу страдальчески вымолвил он. Собственно, вариант меня устраивал. Через часа два-три, Серега должен был пробудиться и, соответственно, немного протрезветь. Тогда и можно было действовать. А до того можно было со спокойной душой плавать, загорать и пить еще пока не совсем теплое пиво.
Так и произошло. Через два часа наступило пробуждение. Но совсем не Сереги, а Кольки, который оторвав от песка голову, долго смотрел вокруг мутными глазами. Но вот он увидел меня, и взгляд его приобрел некую осмысленность. "Ух, голова как болит", - доверительно пожаловался он мне, глядя на бутылку пива в моих руках. Все поняв, я протянул ему эту бутылку. Колька с наслаждением припал к ней. Вдоволь наглотавшись, он уже весело посмотрел на меня. "Что, Серегу сторожишь?", - спросил с усмешкой и кивнул в сторону своего приятеля. "А то...", - "веско" ответил я. "Ну и ладно, сторожи, - как-то беспечно сказал он. - А я, пожалуй, пойду. У меня в городе дела сегодня". И тяжело поднявшись, стал собираться. "Может, тебе его разбудить сейчас? - спросил он, полуобернувшись ко мне и не дожидаясь ответа, яростно затормошил Серегу. - Серый, вставай, домой пора". "Не надо, Колян, прекрати, - досадливо поморщился я. - Пусть спит пацан. Мы не торопимся". Надо отметить, что на Серегу эти тормошения не произвели ровным счетом никакого действия - он даже и не пошевелился самостоятельно. Колька же отстал от него и равнодушно проговорил: "Ну не хочешь, как хочешь.... Кстати, вы его куда поведете - к тебе или к Юре?", - самым невинным тоном осведомился он. "Ну не знаю, к Юре, наверное", - ответил я. "А, ну-ну... Ладно, давай, покедова", - попрощался он и вскоре скрылся из поля моего зрения. 
Прибежал Юра. Обрадованный, что Колька ушел, и одновременно, опечаленный, что никого снять ему нынче не удается, он тяжело опустился на песок. "Ох, устал я что-то сегодня", - пожаловался он и продолжал. "Есть там один типчик, ничего себе, но идти со мной отказывается. Прям не в какую". "А ты возьми пива у меня, сигарет, и еще раз попробуй", - предложил я. Юра с сомнением посмотрел на пиво. "Да ну, думаю, не сработает....Хотя...Попытка не пытка. Сейчас, немного погодя, еще раз схожу". А время между тем, приближалось к вечеру. Народ стал постепенно прибывать. Рабочий день закончился, и солнце уже палило не так нещадно, как в обед. Серега же продолжал спать в той самой позе, в которой мы его оставили - на животе, уткнувшись головой в сложенные руки. "Он живой хоть, ты проверял?", - спросил Юра, кивнув в его сторону. "А пес его знает, по-моему, он не шевелится", - ответил я. "Ты что же, надо проверить", - и Юра, поднявшись, подошел к Сереге. "Э-эй, дорогой, ты как?", - и Юра слегка потрепал Серегу по плечу. "Бесполезно, Юра", - сказал я ему со своего места, но Сережка вдруг неожиданно поднял голову и очумело посмотрел вокруг. "Где я?", - был его первый вопрос. "На пляже", - ласково ответил Юра. "А где Николай?", - последовал второй вопрос. "Николай ушел домой, у него дела", - подал я голос со своего места и подошел к ним поближе. Серега проснулся окончательно и сел на песке, поочередно глядя то на меня, то не Юрку. Следовало брать дело в свои руки. "Головка-то бо-бо?", - спросил я, потянувшись за очередной бутылкой пива. Он молча кивнул. "На вот, глотни, поможет. Правда, теплое уже", - и я протянул ему бутылку. Он молча взял ее из моих рук, и закинув голову, начал пить большими глотками. Мы с Юрой молча переглянулись, он улыбнулся, и показав мне знаками, что он пошел к тому типчику, взял последнюю бутылку пива и, поднявшись с песка, резво удалился. Серега, не отрываясь выпил все пиво, и отбросив бутылку в кусты, широко улыбнулся. "Хорошо, но мало!", - сказал он с хрустом потянувшись. "А больше нет" , - сказал я, разводя руками. "А водки больше не осталось?", - спросил Серега, оглядывая полянку. Меня опять передернуло, и перед глазами встала сегодняшняя картина - недопитая теплая водка и жалкие остатки расплывшейся селедки на промасленной газетке. "Чего нет, того нет, - сказал я искренне. - Вы ее еще утром допили". Серега заметно поник и взглянул на меня каким-то удивленно-наивным взглядом. А глаза у него при этом были как у большой больной собаки. Как тут не пожалеешь. "Ты чего сегодня вечером делаешь? - спросил я, и не дожидаясь ответа продолжил. - А то поехали к нам. Там тебе и водка будет, и все остальное". Я решил с ним не церемониться. Почему-то был уверен, что он пойдет со мной куда угодно. Так и вышло. "Поехали", - Серега равнодушно пожал плечами, и даже не уточнив, где мы живем, стал неторопливо одеваться. "Да ты не торопись, еще сейчас Юру подождем и пойдем", - сказал я, несколько удивленный его такой прытью. Серега, уже натянувший штаны, послушно опустился на траву и замолчал. "Какой-то он вялый - ни рыба, ни мясо", - подумал я, но отнес эту его вялость на счет похмелья и жары. Сам же, привстав, стал оглядывать окрестности в надежде увидеть Юру. Но тот сам вскоре показался, совсем с другой стороны и не один. С ним шел тот самый типчик, про которого он мне говорил. "Да уж, действительно типчик", - подумал я. Паренек был похож на цыганенка - черный как смоль, загоревший до шоколадного оттенка с плутоватыми бегающими глазенками. Так себе, короче, ничего выдающегося. Юра быстро оценил обстановку и радостно потер ладошки. "Вы уже собираетесь, да? - спросил он. - Как раз, самое время, скоро электричка в город. Познакомьтесь, - он кивнул на парнишку. - Его зовут Ваня". Мы с Серегой по очереди пожали Ваньке руку. Я отвел Юрку в сторонку, пока Серега продолжал одеваться. "Ты чего за типа снял?", - спросил я немного презрительно. "А что? Он совсем даже ничего. Все знает, ко всему готов. К тому же мне такие нравятся", - ответил Юра, воинственно задрав подбородок. "Ладно-ладно, пошли, - я махнул рукой. - Сам будешь за ним следить. Что-то мне его глазенки не нравятся". "Да чего за ним следить, у меня и брать-то нечего", - ответил Юра беспечно. Ну вот, и все в сборе, мы тронулись в обратный путь.
Обратная дорога показалась раза в три длиннее, чем туда. Жара, полная электричка, отсутствие любимого пива - все это действовало угнетающе, и не только на меня. Серега, тот вообще впал в какое-то сомнамбулическое состояние. Он сидел на лавочке с отсутствующим выражением лица, с пустыми глазами и ни на что не реагировал. "Ничего-ничего, - я ласково потрепал его по плечу. - Потерпи немного, сейчас в город приедем, там уже недалеко". Он слабо улыбнулся мне в ответ.
Ну вот, наконец-то все транспортные перипетии позади и мы, вчетвером, входим в прохладную Юрину квартиру. Так как самое необходимое мы купили еще по пути, оставалось только все распаковать, открыть, разложить и подогреть. Юра сноровисто занялся этим, припахав к процессу и цыганенка. Я же включил Сереге телевизор и сел рядом с ним. "Ты что такой грустный? - спросил я улыбаясь. - Вроде и пива на вокзале попил, да и сейчас еще поправишь здоровье, а сидишь, как в воду опущенный", Серега вздохнул и через силу сказал: "Да вот, не надо мне было утром водку пить, она в меня всегда плохо идет. А тут еще на этой жаре, да на старые дрожжи..." Он улыбнулся и продолжил: "Ну ничего, сейчас веселее станет, ты не волнуйся". Я и не думал вообще-то волноваться, просто его состояние было какое-то странное, так с похмелья люди себя не ведут, а особенно, когда через каких-то десять-пятнадцать минут, все начнется по новой. В таких случаях обычно испытывают лихорадочное возбуждение, настроение приподнятое, а не наоборот. 
Ну вот все готово, мы расселись за столом и приступили к трапезе. Тут же в дверь раздался звонок. Юра, недовольно ворча, пошел открывать дверь. Ввалилась толпа "халявщиков", как их называет Юра - трое здоровых лбов с чекушкой водки. По их понятиям, вроде и не совсем "на халяву", а со своим. Я их всех знал, как облупленных, они - меня, поэтому приветствие наше было довольно своеобразным. Куда деваться, гостей пришлось приглашать к столу. Они хищно заулыбались, едва завидев двух молодых парнишек рядом с нами. Но Юра, человек в таких случаях совершенно бесцеремонный, прямо им заявил, что "вон тот, беленький - это Погона (меня так называют), а черненький - его, и пусть они рты на них не разевают, а идут себе и ищут где хотят". Гостей это известие ничуть не смутило. Хитрые канальи, они знали, что Юра - добрая душа, и что сегодня обязательно что-нибудь, да получится. Такие же планы они строили и, по-видимому, в отношении меня, вернее, моего Сереги, решив, что я, когда напьюсь, стану таким же добрым и покладистым, как Юра. Ну-ну...
Трапеза, тем не менее, началась. За столом царило веселье и непринужденная обстановка. Гости без устали сыпали анекдотами и случаями из жизни, ничуть не смущаясь, и не обращая внимания, что в нашей компании находятся двое новичков в этом деле. Но Ваня с Серегой вели себя по-разному. Если первый задорно смеялся и всячески поддерживал компанию, то Серега, едва улыбался, ковыряя вилкой в тарелке, и по большему счету молчал. Водку, тем не менее, он исправно пил, и, казалось, совершенно не пьянел, во всяком случае, видимых изменений в его поведении не происходило.
Прозвенел еще один звонок. На пороге возник Колька собственной персоной и ехидно улыбаясь, потер ладошки: "Что, не ждали? А я вот пришел...". "Больно ты тут нужен, - проворчал Юра. - Где я вас всех укладывать буду, вот вопрос". Уходить, естественно, никто не собирался, все жаждали наступления ночи. Все, кроме Кольки. Для него важнее, чем напиться и обрубиться, дел не существовало. За него я был спокоен. А вот по поводу остальных... Мне предстояла беспокойная ночка.
Серега при виде Кольки немного встрепенулся и заулыбался. Но тот, казалось, не обратил на него никакого внимания, лишь коротко кивнул, и устремился к столу. Серега снова опустил голову.
Гулянка возобновилась с новой силой. Водка не кончалась - то один, то другой, периодически бегали за ней в киоск. Серега пил все меньше и меньше, но, тем не менее, выпитое им, произвело определенное действие. Он стал разговорчивее, глаза его заблестели, полные щеки порозовели, и вообще, можно было сказать, что он пришел в себя. Я водку пил едва-едва, в основном налегая на пиво, поминая о том, что еще предстоит. Остальные же оттягивались в полный рост.
Время уже приближалось к десяти, толпа пьянела все сильнее и сильнее, и тут Серега, сидевший рядом со мной, аккуратно тронул меня за плечо. "А спать пойти можно? - спросил он. - Я уже устал что-то", - с детской непосредственностью добавил он. "Это еще лучше", - подумал я, а вслух сказав лишь только одно "сейчас", поманил Юру в кухню. Когда мы уединились, я кратко обрисовал Юре обстановку. Он посетовал, что спокойную ночку нам с Серегой не обещает, т.к. гости и так на пацана хищно поглядывают и только и ждут момента, когда он выйдет из-за стола. "А, плевать, - сказал я ему на это. - Все равно у них ничего не выйдет". "Смотри", - протянул Юра с сомнением и пошел расправлять кровать в соседнюю комнату. Я вернулся в зал, где ни на минуту не утихал пьяный гульбан, и улыбнувшись, подмигнул Сереге. Вернулся Юра, и кивнул головой, что все готово. Мы с Серегой прошли в спальню. Он как-то вяло разделся и медленно опустился на кровать. Поднял на меня глаза и в ожидании посмотрел. "Ты ложись, Серега, спи. Я попозже", - сказал я, так как было еще необходимо позвонить в пару мест, да и вообще, хотелось дождаться момента, когда толпа наконец-то угомониться - так было спокойнее для меня. Серый послушно кивнул и лег на кровать, по самый подбородок укрывшись простынею. Я ободряюще ему улыбнулся и вышел, плотно притворив за собой дверь. 
За столом сразу же установилось недоуменное молчание. "А ты что же?", - нарушил первым тишину Леха. "Что, ссуки, не ждали?", - слова так и готовы были слететь с языка. Но вместо этого я как можно равнодушнее пожал плечами и объяснил, что спать мне еще рано, просто хочется немного посидеть в компании. "А он?", - Леха кивнул головой в сторону спальни. "Пусть отдыхает пацан, намаялся сегодня", - ответил ему я. "Так может, я вместе с ним отдохну?", - Лешка "пустил" пробный шар. "Закатай-ка губенку, - сказал я ему. - Вон, вокруг тебя сколько народу. Отдохнете сегодня", Леха надулся, как пузырь и отвернулся. Посидели еще полчаса. Юра, тяжело поднявшись со своего места, поманил меня головой в кухню. "Ты чего?", - спросил он в лоб, когда мы уединились. Я вкратце обрисовал ему ситуацию, объяснив, что лягу я сейчас, дверь в спальню так и будет хлопать - то одному, то другому непременно захочется что-нибудь там взять, или положить, в общем, спокойствия не будет. Юрка согласно покачал головой и предложил: "Так, может, мне стоит закруглять эти посиделки и раскладывать всех по разным углам". "В самый раз, Юра, - ответил я ему. - И чем скорее, тем лучше". Вернулись в зал. Я сразу же заметил отсутствие Лехи. "А этот где?", - спросил, кивнув на Лешкино место. "А он пошел в спальню, рубашку снять. Жарко ему", - самым невинным голосом сказал Андрей, его приятель, ангельское создание с постоянно печальными глазами. Ну так и есть! Стоило мне только на пять минут отлучится, сразу началось! Я, засунув руки в карманы, открыл ногой дверь в спальню. Как и следовало ожидать, Леха, в одних джинсах уже копошился на кровати, а Серега пытался от него отбрыкаться. Мое появление Леху ничуть не смутило. Он поднялся с кровати и заплетающимся языком проговорил: "Прикинь, Погон, снял рубашку, жарко, мать-перемать, а тут что-то повело меня, повело, и я вот, на кровать свалился, а подняться силов не хватает. Пьяный я, наверное", - с трогательной непосредственностью добавил он. "Я бы добавил, как свинья", - ответил я ему, подталкива к выходу. 
А в зале народ уже начинал укладываться кто где. Понаблюдав за этим процессом и совершив опосля пару телефонных звонков, я пошел в душ, а оттуда - опять в спальню. Каково же было мое удивление, вернее, не сколько удивление, сколько негодование, когда, зайдя в спальню, я увидел рядом с Серегой уже не одного, а двух гавриков. Они нахально и настырно лезли под простынь, а Серый только слабо отпихивался от них и умоляющим шепотом просил их уйти. Но на этих акул Серегин лепет совершенно не действовал - в их состоянии организм был способен воспринимать лишь грубую физическую силу. Поэтому я, раскидав их в два приема, выставил за дверь, напоследок пообещав разбить их пьяные хари, если такое повторится. Сам же, быстро раздевшись, лег рядом с Серегой. Он приподнял край простыни, пуская меня к себе, и тут же прижался ко мне своим горячим телом. "Не пускай их больше сюда.... Пожалуйста", - прошептал он мне на ухо. "Дурачок, - я ласково потрепал его по стриженому затылку. - Кто ж их сюда пускает. Они на тебя сами - как мухи на....". "Я хочу быть только с тобой", - еле слышно сказал он, и придвинувшись еще ближе, жарко поцеловал меня в губы. "Я тебя ждал, не спал", - через минуту опять прошептал он, отстранившись. "Я хочу быть с тобой"...
Беспокойная эта ночь пролетела незаметно. Серега оказался совершенно удивительным партнером. Он делал буквально все, причем с такой страстью и с таким желанием, каких не встретишь у иного "нашего". Мы ни на минуту не сомкнули глаз. То разговаривали обо всем понемножку, то опять и опять заключали друг друга в пылающие объятья.
"Расскажи, Серый, как у тебя впервые было", - попросил я. Он усмехнулся, и немного помолчав, стал рассказывать, что первый раз это у него произошло в армии, совсем недавно, какой-то год назад. Он служил в железнодорожных войсках, а на малодеятельных участках железной дороги, там, где раз в сутки проходит одинокий товарняк, да раздолбанная электричка изредка оглашает окрестности шумом колес, там, солдаты-железнодорожники не только строят и копают (их обычные функции - этакий ж/д стройбат), но и выполняют некоторые обязанности гражданских работников - в частности, совершают путевые обходы. И так уж повелось, что в такие вот обходы они постоянно ходили с одним и тем же солдатиком - пареньком из Рязанской области. Такой обход - дело долгое и утомительное, поэтому, с утра, они, взяв с собой дневной сухпай, отправляются в путь и приходят в казарму только к вечеру. Как вы догадались, в таком вот своеобразном походе, все у Сереги и произошло в первый раз. Инициатором был тот самый паренек. Сереге вначале было стыдно и неудобно - все-таки парень всю жизнь прожил в деревне - но потом он быстро втянулся и после этого на такие обходы он ходил только с этим пареньком. А на гражданке у него появилась девушка, армейские забавы стали потихоньку забываться (в этом месте я усмехнулся про себя - уж такое-то никогда не забывается), но вот встреча с Колькой, а потом со мной, снова всколыхнула в его душе подзабытые было чувства.
"А чем ты здесь занимаешься?", - спросил я с интересом. "А ничем, пока что. Вот, работу ищу. А пока случайными заработками перебиваюсь", - Серега поежился, хотя в комнате было душно, и прижался ко мне, положив свою голову мне на грудь, шмыгнув носом. "Ох, ты горе, ты луковое", - почему-то хотелось его жалеть и жалеть - было что-то в нем такое, неуловимое, какая-то детская беззащитность, открытость всему миру, и искренность, так редко сейчас встречающаяся. Я опять ласково потрепал его по затылку. Серега, плотнее прижавшись ко мне, крепко заключил меня в свои объятья...
Беспокойный тяжелый сон пришел только под утро, когда по квартире зашарахались первые, еще сонные, гулеваны с опухшими лицами в поисках пива или же заменителя оного напитка. Да и как такового, сна не было - так, периодическое проваливание в полусонную бездну и периодическое выныривание на поверхность. Возня в зале становилась все отчетливее, уже стали слышны веселые голоса (видимо, водку все-таки вчера допили не всю). Я понял, что нормального сна у меня так и не будет, и встав с кровати, бережно укрыв разметавшегося во сне Серегу, стал одеваться.
Поднялся Юра, помятый и недовольный. На мой вопросительный кивок он злобно выматерился и принялся с жаром выпроваживать всех гостей. Меня это не касалось, но гости уходили с неохотой, и даже с недовольным ворчанием. Через полчаса в квартире остались мы с Юрой, Серега, еще спавший, Юркин Ванька и Лешка, как самый настырный и упрямый. Его-то Юра и заслал за пивом, снарядив ему в помощники Ваньку. Сам же, когда мы остались одни, рассказал мне, морщась, словно от зубной боли, что Ванька этот - тот еще фрукт, что за все услуги он требовал с Юры куш, да немаленький. "А что же его тогда не выпроводил?", - удивленно спросил я. На что Юра впервые за это утро улыбнулся и ответил в том духе, что, мол, он все равно свое возьмет, утром или днем - неважно. Только дождется, когда мы свалим, чтобы остаться вдвоем. Я свято его уверил, что, вот, попьем пива, и обязательно свалим. "А Серега?", - спросил Юра. Я растерянно пожал плечами. Признаться, этот вопрос мучил и меня. По идее, следовало с ним расстаться, раз и навсегда, но что-то в глубине души противилось этому, настойчиво подсказывая сделать наоборот.
Пришли гонцы с пивом. Юра пошел будить Серого. Тот вошел в кухню заспанный и хмурый. "Как состояние?", - спросил я его, пристально глядя в глаза. Серега скривился и молча помотал головой. Что состояние его было далеко не лучшее, это было видно и так. Но я, уповая на всемогущую силу пенного напитка, особо за него не волновался. Так и вышло. Пиво оказало благотворное действие на всех. На всех, кроме Сереги. Мало того, его поведение становилось каким-то странным. То во время разговора он, даже тогда, когда к нему обращались, неожиданно вставал и уходил в комнату под наши недоуменные взгляды. А то просто сидел, крепко стиснув зубы, да так, что от напряжения на его лице выступали крупные капли пота. Признаться, это повергло меня в легкое замешательство. Пиво он пил как все, но вот, влияло оно на него прямо противоположно. Казалось, ему от этого пива становилось все хуже и хуже. "Что с тобой, Серега? Что ты бродишь, как крот?", - спросил я недоуменно. Но он ничего ни мне, ни кому бы то не было не ответил, а лишь неуверенно пожал плечами и уставился в свой бокал.
Лешка, балагур и хохмач по натуре, стал легонько подтрунивать над Серегой. Вторил ему и Юрка, настроение которого пришло в норму. Но Серый, казалось, всего этого не замечал, у меня вообще создалось такое впечатление, что он даже не слышит их. Шутки становились все острее и колючее, я уже было хотел вмешаться и прекратить этот базар. Но тут Серега неожиданно поднял свою голову. Его лицо, бледное, как бумага и усеянное крупными бисеринками пота, исказила вдруг гримаса ненависти. "Что вы все ко мне пристали?", - исступленно выпалил он, глядя большими водянисто-голубыми глазами прямо в лицо Лешки. "Что?", - повторил он. "Не видите что ли, ломка у меня". И уронив голову на руки, уже тише, словно этот порыв вытянул из него все последние силы, не тихо, а почти шепотом сказал: "Наркоман я". 
За столом установилось неловкое молчание. Леха, съежившись, опустил глаза. Юра наоборот, удивленно и растерянно посмотрел на скорчившегося за столом Серегу. Я жадно, несколько раз подряд, затянулся дымом и прикрыл глаза. Лишь один только Ванька хитро и насмешливо оглядывал нашу компанию, ничуть не изменившись в лице.
Первым очнулся Юра. "Как же так, Сереженька? - бестолково запричитал он, оказавшись около парня. - Да как же ты так. Да зачем, Господи?", - и он обвел растерянным взглядом всех нас. Серега оторвал свою голову от стола, посмотрел на меня, только на меня, и, тяжело, очень тяжело вздохнув, встал из-за стола. "Я пойду, наверное", - донесся из коридора его глухой голос. "Да подожди ты, куда?", - забормотал Юра, устремляясь в коридор. "Его уже не удержишь", - с усмешкой проговорил Ванька, пуская кольцами дым. "Ему сейчас только доза нужна... Чек, к примеру. Или шмали, на худой конец", - продолжил он. Из коридора доносился возбужденный Юркин голос. Серега что-то тихо и устало отвечал ему. 
Я наконец-то очнулся от столбняка и поспешил в коридор. Сережка, уже обутый стоял на пороге. "До свидания", - он протянул мне руку, глядя прямо в глаза. Взгляд его светло-голубых глаз, какой-то тусклый и безжизненный снова будто парализовал меня. Я протянул ему руку. "Ты телефон хоть дай ему", - толкнул меня в бок Юра. "Не надо, - так же ровно сказал Сергей. - Все равно не позвоню". "А тебе - спасибо", - и он впервые за это утро улыбнулся. Хлопнула дверь. "Ну ты что, как идиот, - затормошил меня Юра. - Человеку, может, помощь нужна, а ты - как истукан". "Ему уже не поможешь, - подал голос со своего места Леха. - А если и помогать, то тут либо деньги нужны, либо крепкая батарея да пара наручников". 
Не обращая ни на кого внимание, я подошел к окну. Ссутулившаяся фигура Сереги удалялась от дома. Опущенные плечи, походка уставшего, бесконечно уставшего человека... Я прислонился лбом к оконному стеклу. 
Серега неожиданно остановился и обернулся. Наши взгляды встретились. Встретились лишь на мгновение, на пару секунд. 
Боль, отчаяние и что-то еще, похожее на...
Или мне показалось?
Не знаю...

Рекомендуем

Не-Сергей
Прибой
Тиль Тобольский
Прикосновения
Алексей Агатти
Возвращенный рай

3 комментария

+3
Вика Офлайн 12 июня 2016 12:01
Грустная история.Жаль парня.

Всегда ли следует вторгаться в жизнь другого человека, пытаться ему помочь?

Это просто случайный знакомый.А если бы был любимый может нашлись бы

... деньги нужны, либо крепкая батарея да пара наручников и желание выташить из омута.

Но в жизни все гораздо сложнее...
Погонщик
+4
Погонщик 9 июля 2016 15:11
Спасибо редакторам что "вытащили" из глубин этот рассказ. Двоякие чувства - и вроде приятно и одновременно стыдно. За свой слог, за банальный сюжет, за стиль изложения. Хотя шутка ли - 16 лет прошло). Спасибо приятелю, что дал ссылку на Ваш сайт и мой рассказ на нем. С удивлением обнаружил еще несколько своих рассказов. Столько лет минуло, а следы моего "творчества" сохранились и поныне. Спасибо за публикацию. Тем более приятно, что оригиналы всех рассказов давным давно утеряны.
+2
Ольга Морозова Офлайн 12 июля 2016 01:24
Цитата: Погонщик
Спасибо редакторам что "вытащили" из глубин этот рассказ. Двоякие чувства - и вроде приятно и одновременно стыдно. За свой слог, за банальный сюжет, за стиль изложения. Хотя шутка ли - 16 лет прошло). Спасибо приятелю, что дал ссылку на Ваш сайт и мой рассказ на нем. С удивлением обнаружил еще несколько своих рассказов. Столько лет минуло, а следы моего "творчества" сохранились и поныне. Спасибо за публикацию. Тем более приятно, что оригиналы всех рассказов давным давно утеряны.


Спасибо вам большое!

Нам очень приятно слышать, что наша работа находит отклик и не проходит впустую.

Хорошо, что ваши произведения продолжают жить в сети, ведь они пользуются неизменным читательским интересом.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.