Погонщик

Саша+Дима

+ -
+57
Нет, нет, не-е-ет, не может быть. Этого просто не может быть. Он позвонит. Он обязательно позвонит. Но только не сегодня. Сегодня уже звонка не будет. Завтра. Да, точно, завтра. Завтра утром, когда круговерть дел медленно, но верно начнет затягивать меня, раздастся неожиданный звонок. Я на минуту замру, а потом брошусь стремглав к телефону и сорву трубку. А оттуда прозвучит Его голос – беспечный и чуточку насмешливый: "Алло”. Да, так оно и будет. Будет! Будет!! Так должно быть. Должно. Я верю в это. Может, вчера у него были дела, сегодня он просто не смог, а, может, телефона под рукой не было. Но завтра…

Сашка лежал, распластавшись по дивану. Широко открытые глаза неподвижно смотрели вверх. Время – второй час ночи. Сон не шел. Да и какой тут к черту сон. Димка не звонил вот уже второй день. Два дня от него не было никаких вестей. Целых два дня. Два дня затаенного ожидания. Два дня грызущего изнутри беспокойства. Он обещал позвонить. Но не позвонил. Сашка не находил себе места, радостно бросался к телефону едва тот затренькает и разочаровано отходил от него, когда слышал чужой, не Димкин голос. Он ждал. А что еще ему оставалось делать? Ждать и верить, что Он позвонит. Ждать. А звонка все не было…

***

Ну хватит. Потешился и будя. Какие они, натуралы, все-таки прилипчивые. Прилипчивые и тупые. Ведь дал же ему понять при нашей последней встрече, что пора бы уже и прекратить наши отношения. Да, кажется, не понял он. Или сделал вид. Хм, ну да это его проблемы. Ведь давал же себе слово – с натуралами ни-ни! Какой бы он ни был. Симпатичный, разговорчивый, веселый, общительный – держаться стороной. А то потом не оберешься от него. Так и вышло. Ничего-ничего! Перебесится и забудет. Жена поможет.

Димка ухмыльнулся и повернулся лицом к мирно сопящему рядом Олегу. Познакомился он с ним сегодня, вернее уже вчера вечером, в профильном ночном клубе. Олег все понял и без лишних расспросов и уговоров согласился поехать к Димке. Парнишка оказался покладистым и понятливым. Полтора часа безудержной страсти, переполнявшей его, пролетели незаметно. И вот, он уже спит, невинный, как младенец. К Димке же сон не шел. Вспомнился Сашка, которому он обещал позвонить еще позавчера. С ним все было по-другому. Лучше или хуже – Димка еще не знал. Он настойчиво гнал у себя из мыслей образ Сашки, но тщетно. А сон все не шел…

***

А вдруг, это – конец. Вдруг – все! И он не позвонит больше никогда. Ведь последний раз он был какой-то странный. Все прятал глаза, да и говорил как-то нехотя, как бы сквозь зубы. Да а мне-то что, казалось. Я уверен, что я ему не безразличен. Уверен? Откуда в тебе, дорогой, такая уверенность? Откуда этот апломб? Ведь если разобраться, о его жизни ты не знаешь ничего. Живет где-то на массиве, учится в институте. И все. Да ты и не стремился знать о нем побольше, свято полагая, что никуда он от тебя не денется. Ведь ты – натурал, а он – гей. А геи – они обожают натуралов. Обожают? С чего ты взял, тупица! Что ты вообще о них знаешь? Охо-хо…

Сашка перевернулся на другой бок. Диван жалобно скрипнул под ним. Было душно. Душно и плохо. Словно какой-то ледяной обруч сдавил ему грудь. Хотелось что-то делать, чем-то заниматься, куда-то идти. Лишь бы не лежать вот так в ожидании  в вынужденном бездействии. На часах было два тридцать. Сна не было и близко. Неожиданно Сашка резко встал, посидел минуту на кровати и стал одеваться.

Возьму машину, проеду по городу. Может встречу его на том же самом месте подкалымлю чуток. Да и голова хоть прояснится. Все равно уже не уснуть. Зато завтра…Завтра, когда я уже буду сладко спать, утром, раздастся долгожданный звонок.

Жена Ольга, спавшая на соседнем диване с дочкой (дочка капризничала по ночам) беспокойно заворочалась. Сашка на цыпочках подошел к ней и безо всяких эмоций, скорее по привычке, поцеловал ее в щеку. Ольга тут же открыла глаза.

-Ты куда это?

-Ты спи, у меня сон что-то не идет. Поеду подкалымлю по городу. Все равно завтра суббота.

Жена вздохнула, но ничего не сказала. Сашка на цыпочках прокрался в коридор и аккуратно прикрыв дверь, вышел на улицу

***

А вообще-то он ничего пацанчик. Но уж больно влюбчивый. Нет, ну конечно, и среди наших таких пруд пруди, но с ними как-то легче. Надоел если – без обиняков говоришь ему это. К этому у нас люди привычные. Пожмут равнодушно плечами, а потом грязью на каждом углу тебя поливать будут. Либо просто друзьями остаемся, но это реже. А с Сашкой… Нет, с ним язык не поворачивается так сказать. К тому же парень, походу, серьезно втюрился в меня. И, по-моему, первый раз в жизни. Жена… Что жена?! Нужна она ему… Но если порывать с ним – то сразу, без концов. Как бы по подлому по-английски – ушел и не попрощался. А стоило ли вообще затевать весь этот балаган? Конечно, нет. А если затеял, так наберись подлости мужества и скажи ему об этом прямо. Поймет. Должен понять.

Димка пошарил рукой на полу, нащупал сигареты. Сел на кровати тихонько, чтоб не разбудить Олега. Закурил и жадно затянулся дымом.

А ведь я не хотел первоначально с ним знакомиться. Так, водитель, который меня довез до дома. Довез, получи деньги и гуд бай! Но это алкоголь… Да и язык мой. Хотя… И Сашка был совсем даже ничего. Вот был бы седенький дедушка на его месте – все бы было без приключений.

Жадными затяжками докуривая сигарету, Димка вспоминал, как все начиналось…

***

В клубе в эту ночь ловить было нечего. Это он понял, едва началась ночная программа, и толпа в зале расселась по своим местам. Знакомые, знакомые, одни знакомые хари. Димка вежливо улыбался им, приветственно махал рукой и не спешил подходить. Он пришел сюда не за этим. Ага! Вон какой-то новенький, вроде. А вон еще один. Ну, пожалуй, и все. Остальные – либо завсегдатаи, либо халявщики, либо дяденьки пузатые. Бр-р-р! Да уж. Всего два человека на такую толпу изголодавших акул. Нет, ему определенно делать здесь было нечего. Но и уходить, едва пришел – тоже было бы глупо. Димка не спеша потягивал пиво, сидя за барной стойкой, и из-за полуприкрытых глаз продолжал рассматривать зал. Как он и предполагал, на двух новеньких сразу же обратило внимание с десяток акул. Димка ухмыльнулся про себя: "Бедненькие, во попали в переплет!”. Хотя, почему бедненькие? Вон, один уже отплясывает со Стешкой, одновременно лихо подмигивая Сэму и кокетливо улыбаясь Тапке. "Блядь”, - коротко резюмировал Димка и потерял всякий интерес к происходящему. Нет, отсюда надо было валить. Сегодня был не рыбный день. Еще посидев часок и убедившись, что второй новичок – такая же блядь, как и первый, Димка тяжело соскочил с вертящейся табуретки и стал пробираться к выходу, обходя стороной танцующие пары. Пиво было выпито немало и оно давало о себе знать. Время было еще не позднее, но транспорт уже не ходил. В принципе, можно было уехать на ночном автобусе, но перспектива трястись в его пропахшем бензином нутре, желания не вызывала. На тачке было и быстрее, и лучше. Димка дошел до остановки, на которой в этот поздний час кроме ночующего на лавке бомжа, больше никого не было, и стал голосовать. Машины шли редко и останавливались неохотно. А узнав в какой район ехать, так и вовсе уезжали. Димка уже начал терять терпение и в голове стала шевелиться маленькая мыслишка: а не пойти ли обратно в клуб и не просидеть ли там до утра? К тому же он изрядно замерз. Тут из-за поворота показались огни идущей машины. Димка по привычке поднял руку и прикрыл глаза от слепящего света. Машина, взвизгнув тормозами, остановилась неподалеку.

***

Сашка не спеша ехал по дороге по направлению к центру, держась правого ряда. Непонятный обруч, сдавивший грудь не отпускал. Он крепче стиснул зубы и еще напряженнее стал глядеть на дорогу.

А ведь он не позвонит. Ни завтра, ни послезавтра, никогда.

От этой неожиданно пришедшей вдруг отчетливой и простой мысли защемило сердце. Захотелось кричать. Просто кричать. "Димка, любимый! Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!! Слышишь, ты, ничего не понимающий, ты, который разбудил во мне это... Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!” Сашка остановил машину и со стоном опустил голову на руль.

Откуда во мне это? Откуда? Во мне, всю жизнь любившем девчонок и спавшим с ними. Откуда во мне любовь к этому нескладному ироничному пацану? Как это могло случиться? Ведь я люблю тебя свою жену. Люблю дочку. Да мне начихать на них на всех голубых. Ведь я всегда относился к ним, если не с пренебрежением, то, во всяком случае, равнодушно. И кто бы мог подумать. Кто бы мог предположить. Что этот простой, веселый парень, Димка, этот шельмец разбудит во мне такое… Такое…

Сашка поднял голову и покосился направо…

А ведь здесь, вот на этом кресле я впервые и увидел его. Впервые и познакомился. И зачем я тогда остановился. Ну ладно, остановился, зачем пошел с ним потом…Сейчас бы был таким, каким был. Горя бы не знал…Да, а ведь это было каких то два месяца назад…

***

Он в тот день калымил, как обычно. Но то ли день был такой, то ли настроение, но пассажиров было до неприличия мало. Отвез маму с дочкой в Свиягино, оттуда опять порожняком до центра. Мужика с портфелем увез на Октябрьку, опять назад порожняком. Денег заработал с гулькин хрен, а бензина прокатал вдвое больше. Настроение испортилось окончательно. А тут еще жена со своим нытьем про работу. Ну уволился он сам. Сам уволился, а не уволили, как говорила жена. А уволился потому что надоело мало платили. Ну и кто теперь виноват, что он, вот уже третий месяц, не может найти приличной хоть какой-нибудьработы. Обнаглела! Даже спать раздельно стали. Дочка, видите ли, спит беспокойно. Да дочка, как мастодонт, спит и никогда не просыпается по ночам. А когда он последний раз занимался с женой сексом? Сашка напрягся, но так и не мог вспомнить. От этого на душе становилось еще противнее и он, сцепив зубы, давил на газ, даже не остановившись около голосующей на обочине жирной бабы. Да, когда сексом занимался, не помню. Зато дрочил вчера, в ванной. Дожился! Время было третий час ночи, и Сашка уже ехал домой. Ехал, не обращая внимания ни на знаки, ни на немногочисленных прохожих. Перед последним поворотом на мост, там, где была остановка, в свете фар он увидел щупленького пацана в джинсовой курточке, зябко в нее кутавшегося, в кепке, ныне модной, с длинным козырьком. Пацан тоже увидал его и поднял руку. Но поднял не так, как обычно поднимали голосовавшие на дорогах люди, а так, как это делают автостопщики – кулак с поднятым вверх большим пальцем. "Ишь ты. – Усмехнулся про себя Сашка. – Профессионал что ли”. Но, завернув за поворот, машину все-таки остановил, хотя минуту назад он собирался не останавливаясь гнать домой. "Ладно, подвезу его, если только по пути”, - подумал он, приоткрывая боковое окно. Парень резво подбежал к машине и, наклонившись к окну, поздоровался, чем немало удивил Сашку. Он кивнул в ответ. Лицо пацанчика было разглядеть невозможно – тень от длинного козырька кепки закрывало его полностью. Но Сашка не разглядел, а почувствовал, как тот улыбается. Парень назвал район, куда надо было ехать. Это оказалось совсем недалеко от Сашкиного дома и тот кивнул: "Садись”. Парень уселся, аккуратно прихлопнув дверь. Саня плавно тронул машину. Паренек повозился, устраиваясь в кресле поудобнее и затих. Сашка же вернулся к своим невеселым мыслям. Из задумчивости его вывел голос пассажира: "Ну и погода, и не скажешь, что лето. Окоченел тут, пока вас дождался”. Фраза показалась Сашке немного странноватой, но он не ответил, а лишь неопределенно мотнул головой и достал из пачки сигарету. "Ой, а можно мне тоже закурить. А то на такой погоде дым в горло не идет”, - попросил пацан веселым голосом и, не дожидаясь ответа, полез в карман за сигаретами.

-Кури, - сказал Сашка равнодушно и покосился на пассажира.

Как-то непонятно, если не сказать странно, сидел тот в кресле. Как будто еще движение – и пацан заберется туда с ногами и свернется клубком. Парень меж тем с наслаждением затягивался и не торопясь пускал дым. "Ему, вот, хорошо, - подумал Сашка. - Оттрахал, поди, какую-нибудь бабенку, сейчас домой возвращается. А дома – и кровать теплая, и ужин готовый. А тут..” Он со злостью выкинул сигарету и уставился на дорогу.

-Хорошая у тебя машина, просторная, удобная, - сказал тут неожиданно парень и потом с непосредственным простодушием добавил – Наверное, больших денег стоит.

"Вот любопытный”, - подумал про себя Сашка. Но подумал не зло, не сердито, а как-то по-доброму с интересом и впервые внимательно посмотрел на парня. Рядом с ним сидел нескладный пацан с длинными ногами и щупленьким телом. Из-под плотно надвинутой кепки весело и озорно поблескивали глаза. Он смотрел на Сашку, полуобернувшись к нему, и улыбался застенчивой и простецкой улыбкой.

-Да какая она хорошая, разваливается уже вся, - сказал Сашка, скупо улыбнувшись в ответ.

-Ну не скажи, - протянул пацан, - машина что надо, мне б такую, у-у-у!.

И он звонко рассмеялся.

-И что бы ты на ней делал, девок бы катал по городу? - спросил Сашка.

Он заметил, что злость и обида у него куда-то исчезли, а взамен пришла какая-то легкая беспечность, и разговор с этим непосредственным парнишкой начинал ему нравиться.

-Ну зачем же девок сразу, - почему то смутился он, - существует масса других приятных вещей помимо девок.

Сказав это, он опять улыбнулся, на сей раз весело и задорно, и Сашке, смотрящему в этот момент на дорогу, показалось даже показалось ли? что он ему подмигнул. А через небольшую паузу пацан спросил:

-А ты-то, поди, девок раскатываешь, только шуба заворачивается. Да?

-Откуда они у меня, - с горечью ответил Сашка, так как этот вопрос вернул его к реальности, - женатый я.

И потом вдруг неожиданно для себя самого добавил:

-И жена стерва.

Ага, неожиданно. Ну-ну! Тебе уже тогда было приятно говорить с Димкой. Просто приятно. И просто хотелось выговориться. Как это бывает в поезде, когда знаешь, что видишь человека в первый и последний раз. Да и сам Димка тогда к этому располагал. Располагал всем – своей уютной позой, заинтересованным блеском в глазах, этой мягкой беззащитной улыбкой.

Парень внимательно посмотрел на Сашку, вздохнул тяжело, перевел взгляд за окно и только после этого медленно сказал:

-Все бабы такие стервы. Все, - и через паузу, - ну почти все.

Теперь уже Сашка весело посмотрел на пассажира.

-Ну ладно, это я о своей жене. А тебя-то они чем обидели? Чего ты так на них ополчился?

Парень все так же не отрывая взгляда от окна просто сказал:

-А я их не люблю. И не любил никогда. И не полюблю тоже.

При этих словах он опять повернулся к Сашке и, как тому показалось, внимательно посмотрел на него. Саня закурил сигарету и после этого удивленно посмотрел на пацана. Тот, казалось, смотрел на него без тени улыбки, но в глазах таились маленькие бесоватые искорки, готовые в любой момент вырваться наружу.

-Ты чего это такой. Женоненавистник, что ли? – спросил Сашка заинтересовано, не выпуская изо рта сигареты.

Парень при этих словах широко улыбнулся и неожиданно одним движением руки задрал себе кепку на затылок, отчего стал похожим на простачка-дурачка, милого и непосредственного. Мягко улыбнулся и посмотрел прямо в глаза Сашке:

-Да нет, я не женоненавистник. Я – голубой.

Дым застрял у Сашке в горле. Он поперхнулся и закашлялся. Машина, шедшая на довольно приличной скорости, вильнула из левого ряда к обочине. Сигарета, едва подкуренная Сашкой, вывалилась изо рта на пол. Саня кое-как затормозил и стал натужно кашлять. Паренек принялся его колошматить по спине, как будто тот подавился, при этом приговаривая: "Ну зачем же так резко реагировать на сексуальную ориентацию. Все мы… вы.. там будем”. Сашка, прокашлявшись, уставился на пацана:

-Что, и вправду голубой?

-Что, выметаться из машины? – вопросом на вопрос ответил пацан, широко улыбаясь.

Странно. В улыбке его не было ничего такого – ни горького, ни грустного. Эта была улыбка скорее дружелюбная, открытая и, конечно, искренняя. Все это Сашка отметил краем сознания, а вслух же сказал:

-Чего уж.. Сиди. Поехали дальше. Просто я голубых только по телевизору видал. А тут… - он замолчал и покосился на парня. Тот, по-прежнему улыбаясь, закончил за него:

-А тут я, - и опять звонко рассмеялся.

-Ну что ж, поехали, коли так, - добавил он.

***

Димка лежал на спине, на самом краю дивана. Сна так и не было.

И чего это он у меня из головы не идет. Неужто влюбился?

От этой мысли стало весело и Димка даже усмехнулся. Но смешок получился каким-то сухим и нервным.

Это я-то, старый прожженный гей и вдруг влюбился? Чепуха! Сколько их у меня было – и таких, и сяких, и геев, и натуралов. И ведь расставался с ними всегда безболезненно. Особенно с натуралами. С ними вообще разговор короткий был. Да и, собственно, разговора-то и никакого не было. Просто не приходил на назначенную встречу и все. Телефон я свой никому не давал, и Саньке тоже. Адрес – тем более. И ведь переносил все это легко, даже с внутренним злорадством – ага, мол, вот теперь пострадай так, как по вашему племени многие страдают, пойми, что это такое – ждать! Ждать и не дожидаться… Никогда. То-то! Но почему же Санька у меня не идет из головы. Хотя, по всем меркам, я его уже забыть вроде должен. Хм! Забыть. Так а в чем дело? Почему я его люблю? забыть никак не могу? Да, я становлюсь сентиментальной старой слюнявой развалиной. Так и есть. Хотя мне только 24. Надо гнать, надо давить в себе это, жечь каленым железом.

Димка тихо встал с кровати и подошел к окну. Прислонился лбом к холодному стеклу и замер так. Потом прошел на кухню и открыл холодильник. Как и следовало ожидать, пива там не было. Мучительно захотелось пить, как всегда бывает в таких случаях. Димка надел штаны, накинул курточку и тихо выскользнул за дверь, аккуратно прикрыв ее. Он направился к ночным ларькам, видневшимся неподалеку.

А ведь здесь, в этих ларьках в ту ночь мы с Сашкой пиво покупали. Забавно…

***

Машина, которая остановилась рядом с Димкой, была какая-то иномарка. Он в них не разбирался. Водитель вроде ровесник. И, как здорово, посадил его, даже не назвав цены. Устраиваясь в кресле поудобнее, Димка искоса рассматривал водилу. Небольшого роста, пропорционально сложенный, лицо открытое, приятное. Но вот только чем-то озабочен, ишь как хмурится. Ну да плевать, мне бы лишь до дому добраться. Димка расположился с максимальным удобством, прикрыл глаза и принялся размышлять о планах на завтрашний день. Неожиданно его из задумчивости вывел водитель. Он как-то остервенело вытащил из пачки сигарету, подкурил и нервно затянулся. "Да, поди, у парня проблемы. И скорее с женой, а может и с работой. А может, и с тем, и с этим”, - подумал Димка. "А вообще, он ничего себе. Пущу-ка я шарик”.

-Ой, а можно мне закурить? – как можно непосредственнее спросил Димка.

Сам же, улыбаясь, внимательно смотрел на него. Разрешение было получено. Следовало идти дальше. Потом Димка сказал про машину. Его уже стал разбирать охотничий азарт. Хотя и зарекался он не иметь впредь дела с натуралами, но то ли выпитое пиво, то ли неудача в клубе сделала свое дело – и язык сам собой развязался.

Водила впервые посмотрел на него и ухмыльнулся. Эта кривая усмешка сделала его еще симпатичнее. У Димки заныло внутри. К черту все обещания, я его сегодня заарканю. И он, внутренне подобравшись и напустив на лицо самую свою безобидно – простоватую маску, пошел в атаку. Следовало перевести разговор на баб, а потом плавно – на интересующую тему и шандарахнуть его по голове своим "признанием”. Тактика была многократно проверенной. И вкупе с арсеналом нужных улыбок редко давала промахи. События могли развиваться по разному сценарию, когда долго, как тянущаяся резина, когда молниеносно, но итог всегда, ну почти всегда, был один.

Вот и в этот раз все шло, как по маслу, пока он не сказал про жену – стерву. Димка слегка растерялся, ему даже стало жалко пацана, но он быстро взял себя в руки. Коль водила сам заговорил об этом, коль в семье нелады, то добычу уже можно считать пойманной.

-Нет, я не женоненавистник. Я – голубой, – сказал Димка и тут же поразился реакцией водилы. Он ожидал все, что угодно – от молчаливого равнодушия до бурного презрения. Но что б так. "Нет, парень действительно поражен. Надо же. Вот попался экземпляр”, - с удивлением подумал Димка с улыбкой глядя на водителя. Тот, наконец-то с помощью Димки прокашлялся, и они поехали дальше. По сценарию следовало молчать, что Димка и делал, "грустно” глядя в окно, не забывая при этом слегка коситься на водителя. Тот, казалось, ехал под впечатлением этой новости, до сих пор какой-то пришибленный. Но, тем не менее, молчал. Молчал и Димка. А дом был уже близко. И надо было что-то делать, что-то предпринимать. Сценарий ломался. Обычно натуралы проявляли интерес, пусть небольшой, но интерес к голубому. А этот… Сидит молча, уставившись на дорогу, и даже головы не повернет. Пришлось отступать от проторенной тропы. Димка набрался духа, улыбнулся и, повернувшись в пол-оборота к водиле, спросил:

-Что, небось, думаешь, нахрена я такого кадра посадил к себе?

-Да нет, - чуть помолчав, отозвался водитель, - откуда же я знать мог.

Он опять усмехнулся, но как показалось Димке, каким-то своим мыслям.

-А что, у тебя с женой нелады? – как можно мягче вдруг неожиданно спросил Димка. – Нет-нет, не хочешь, не отвечай. Просто, я смотрю, тебя грызет что-то изнутри…

Водила, казалось, пропустил этот его вопрос мимо ушей. Во всяком случае, даже не повернул головы. И Димка подумал, первый раз подумал, что зря, наверное, он все это затеял, зря. И не затащить ему этого парня в постель, да и не стоит это делать. Почему он так подумал, он сказать не мог

Ну почему же не мог? Жалко тебе его стало. Просто жалко. Наверное, это и еще то…как бы это сказать… тебе, наверное, захотелось иметь друга. Просто друга, что б он был таким, как этот парень – простым и немногословным, с открытым и честным лицом.

Но, тем не менее, подумав так, Димке сразу стало спокойнее. Охотничий азарт куда-то сам собой пропал. Захотелось просто поговорить с этим парнем. Просто поговорить. О чем угодно – о себе, о нем, о погоде – да какая разница о чем? Лишь бы говорить и слушать. Говорить и слушать…

Машина меж тем уже приближалась к Димкиному массиву. Пару раз показав, куда повернуть, Димка попросил остановить здесь, на остановке. Водила остановил, и как-то устало, как показалось Димке, посмотрел на него.

-Сколько с меня? – спросил Димка без тени улыбки, как-то робко и несмело.

Водитель улыбнулся. Улыбнулся впервые, до этого он лишь усмехался. Улыбнулся, и лицо его как-то осветилось изнутри, что ли… Димка это увидел и поразился. А парень меж тем просто сказал:

-Да ладно, чего уж там… - и махнул рукой. – Мне все равно в этот край надо было. Я тут живу неподалеку.

Димка, уже полезший было в карман за деньгами, растерялся. Этот водитель определенно вызывал у него глубокую симпатию и вот этот отказ взять деньги, да и, вдобавок, отсутствие какого-либо интереса к нему, к Димке, только усилило это чувство. Димка не знал, как ему поступить в этой ситуации. Было бы вполне логичным поблагодарить его сердечно, пожелать там всего хорошего и уйти спокойно домой. Но все существо Димки решительно противилось этому. Уходить просто так, зная, что больше его никогда не увидишь, не хотелось. Более того, хотелось остаться с ним, пообщаться, просто поговорить. Но Димка видел, даже не видел, а чувствовал, что он водителю безразличен, какая бы у него ориентация ни была. Но, тем не менее, надо было что-то делать, так просто сидеть в машине и молчать становилось тягостно. Дима взялся за ручку двери, и открыв ее, ступил на землю. Потом, вдруг повинуясь минутному чувству, как-то спонтанно и резко обернулся к водителю, и чуть было не просяще, сказал:

-А, может, пойдем пивка попьем? Машину загонишь и постоим, поболтаем просто.

Фраза прозвучала довольно глупо и Димка, что бы хоть как-то выправить ситуацию торопливо проговорил:

-Ты не думай, я без всякого смысла. Просто мне сегодня делать нечего. У самого настроение – хоть в петлю лезь, да и у тебя, я вижу, не ахти. Так, может, развеемся оба?

Сказав это, он посмотрел на водителя. Тот сидел за рулем прямо и не отрываясь смотрел перед собой. Но при последних Димкиных словах повернул голову и, как показалось Димке, с интересом посмотрел на него. Димка молчал, не зная, что говорить дальше либо пан, либо пропал и с ожиданием смотрел на водилу. Тот поглядел на него недолго, потом опустил глаза вниз, опять помолчал. А потом вдруг весело взглянул на Димку и улыбаясь проговорил:

-А что? Пошли. Мне и в самом деле развеяться не помешает. Только поехали, я машину на стоянку поставлю.

-Поехали, - и Димка с видимым облегчением захлопнул дверь. – Тебя как зовут? – без перерыва спросил он?

-Саня, - ответил водила и, оторвав взгляд от дороги, посмотрел на Димку.

-А меня Дима, - и он протянул руку.

Рукопожатие Сани было крепким и непродолжительным. Димка улыбнулся и, чувствуя, что надо продолжать разговор, спросил:

-А ты где живешь?

Саня ответил. Димка сказал еще что-то, потом еще. Разговор завязался. К стоянке подъехали быстро. Также быстро поставив машину и расплатившись, они вышли за ограждение.

-Ну что, куда пойдем, Дим? – спросил Саня, подняв брови, отчего лицо его стало по-детски наивным и чертовски соблазнительным привлекательным.

-Да вон они ларьки, недалеко. Сейчас возьмем пива и посидим где-нибудь на лавочке. Лады? – спросил Димка.

Саня неопределенно пожал плечами, и они пошли по направлению к ларькам…

***

Но почему тогда он не позвонит? Почему? Ведь я его не обидел ничем, слова грубого не сказал. А, может, он потому и не позвонит, что я человек не его круга. Ведь говорил он мне, что голубая любовь – непостоянна и переменчива, как весенний ветерок. Сегодня с одним, завтра с другим. Тем и живем. Эти его слова я тогда и всерьез-то не воспринял. Мне было просто хорошо и приятно оттого, что рядом со мной лежит такой замечательный любимый! любимый!!! человек. А он тогда лишь улыбался так, как это умеет только он, и ничего не говорил. Только гладил меня по волосам и смотрел. Смотрел такими глазами, какими на меня смотрела лишь однажды и лишь одна женщина. Давно. Неужели притворялся, неужели врал? Нет, этого не может быть! Значит, я в чем-то ошибаюсь. Значит, что-то случилось, и он даст о себе знать. Надо только набраться терпения и ждать. Ждать. Ох, как это не легко – ждать. Как это мучительно трудно…

Сашка ехал по ночному городу, пустынному в этот уже предрассветный час. Ехал неизвестно куда, ехал без цели. Просто так. Ехал, чтоб хоть как-нибудь отвлечься от мучивших его сомнений и тревог. Но отвлечься не получалось. Мыслями он неизменно возвращался к Димке, вспоминал без конца ту памятную ночь, когда они познакомились. Два месяца назад. Как давно и вместе с тем – недавно…

***

Известие, что Димка голубой действительно застало Саньку врасплох. И хоть чисто внешне реакция была бурной, в душе Санька растерялся – как на это реагировать. Парень, как парень. Вот именно, что парень, не девка, и тут такое. По представлению Сашки, голубые – это чрезвычайно развратные люди с чисто женскими манерами, наподобие Моисеева. А тут – нормальный пацан, который, не моргнув глазом, сообщает о себе такие вещи. Ничего себе! Сашка подумал, что может пацан прикалывается и покосился на него. Тот по-прежнему сидел как-то нескладно и задумчиво смотрел в окно. "Да, вроде не похоже, что он шутит, - подумал Санька, - да и хрен с ним”, - решил он, внимательно следя за дорогой. Пассажир молчал. Молчал и Сашка. Молчал и с удивлением обнаруживал в себе, что оттого, что парень голубой, у него никаких отрицательных эмоций не возникало, а даже наоборот – было какое-то смешанное чувство, интерес жалость, не жалость, удивление, не удивление, но нечто подобное. Сашка опять покосился на пассажира. Тот сидел, и, казалось, ничего не замечая, грустно улыбался своим мыслям. Кепка его была по-прежнему на затылке, и вкупе с этой грустной улыбкой делала его похожим на ослика Иа-Иа из известного мультфильма – такого же грустного, доброго и мечтательного. Сашка против воли улыбнулся. Парень тут же повернулся к нему и весело улыбнувшись спросил:

-Что, небось, уже жалеешь, что голубого посадил?

Вопрос прозвучал неожиданно для Сашки, но, тем не менее, он искренне ответил:

-Чего жалеть, откуда же я знал?

Действительно, откуда? А если б и знал, неужели отказал бы? В том-то и дело, что нет. Просто во всем поведении этого парня – начиная от его позы, в которой он застыл в кресле, и заканчивая его улыбкой – все, все это располагало к себе. Хотелось просто приобнять? расспросить его о жизни, о чем-нибудь еще, короче просто поговорить.

Так они и ехали молча, думая каждый о своем, а, в сущности, об одном и том же. Сашка с преувеличенным вниманием смотрел на дорогу, его пассажир со сдвинутой на затылок кепкой – грустно глядел на ночной город. Неожиданно молчание прервал пацан:

-А что, у тебя с женой нелады? – и видя, как вздрогнул Сашка при этом вопросе, торопливо добавил, - нет-нет, если хочешь, не отвечай. Просто я вижу, тебя будто изнутри что-то точит.

Этот вопрос прозвучал действительно неожиданно для Сани. Тем более неожиданно, что его мысли были в этот момент в другой плоскости, и этот вопрос как бы вернул его на землю. Его первой реакцией было сказать этому непонятному парню все. Все. И не сказать, а рассказать ему, рассказать, как он, Сашка, устал от этой безнадеги, от этих бесконечных жениных запилов, от упреков в несостоятельности и неспособности найти работу. Хотелось говорить и говорить, не останавливаясь и не заботясь о реакции собеседника. Но это был первый порыв, и он быстро прошел, уступив место удивлению, смешанному с маленькой толикой злобы: "Какого… он лезет, что ему надо вообще?”. Но Сашка и в этот раз сдержался. А что было отвечать? Время уже было упущено, хотя парень с искренним участием смотрел на него. Сашка лишь легонько вздохнул и еще глубже вжался в кресло. Пацан отвел глаза и тоже вздохнул. "Интересный человек. – Подумал Санька, в какой уже раз. – А я бы не отказался с ним посидеть за рюмашкой, поболтать”, - эта мысль пришла так неожиданно, что Саня испугался ее. "Сидеть и болтать с голубым? Кем же я тогда буду выглядеть после этого? Ведь я же влюбился? нормальный парень, что у меня может быть с ним общего? Ничего”. Размышляя так, Сашка не заметил, как они подъехали к нужному массиву. Пацан совершенно каким-то бесцветным голосом показал, куда надо было повернуть, и вот он въехал на остановку.

-Сколько с меня? – спросил парень как-то робко, потянувшись в карман за деньгами.

Неожиданно для себя Сашка ответил:

-Да нисколько.

Ответил и тут же обругал себя за излишнюю благотворительность. Парень же удивленно посмотрел на него, и какое-то понимания на мгновение мелькнуло в его темных глазах. Он взялся за ручку и приоткрыл дверь. Что-то вроде какого-то щемящего чувства появилось у Сашки. Чего-то такого неосознанного, что как будто от тебя сейчас уйдет что-то очень важное и желанное обязательное. Но сказать парню: "Стой, подожди”, - было выше Санькиных сил, и он лишь смотрел, как парень выходит. Смотрел, не в силах помешать. Неожиданно пацан обернулся к нему и, как показалось Сашке, как в омут с головой, "бухнул”:

-А, может, пивка попьем?

Этот робкий вопрос прозвучал так созвучно Сашкиным мыслям, что он в первый момент даже растерялся. А парень, приняв его растерянность, за нерешительность, торопливо добавил:

-Ты не думай, я без всякого смысла.

"Да хоть без смысла, хоть со смыслом”, - можно сказать, что обрадовано, подумал Сашка, опустив глаза вниз. "Это надо же, как бывает. Как будто мои мысли прочитал. Эх, где наша не пропадала.. С голубым я еще никогда пива не пил. Хотя, причем здесь это…”, - думал Сашка, поднимая глаза на парня и весело улыбаясь.

Без особых хлопот они поставили машину на стоянку, попутно познакомившись. Парня звали Димой, и пока они ехали до стоянки, тот сиял, как начищенный самовар. Было легко на душе и у Саньки. Как будто сейчас рядом с ним не было этого злосчастного груза проблем, как будто не было вечно ворчащей жены и черной неизвестности впереди. Болтая о каких-то мелочах (вернее, болтал Димка, а Саня только слушал, и ловил себя на мысли, что эта болтовня ему интересна), они дошли до ларьков, купили 10 бутылок "Балтики” и отойдя недалеко устроились на пустынной в этот час остановке.

-А что, вот скажи, Дим, тебя женщины совсем не интересуют, что ли? – задал Санька не дававший покоя вопрос, когда они откупорили по первой бутылке.

Димка рассмеялся, весело, от души.

-Ты б только знал, сколько человек задавало мне этот вопрос. Что ж, скажу. – Он вмиг стал серьезным и опять как-то задумчиво посмотрел в сторону. – Не сказать, что не интересуют вообще. Даже больше – мой первый опыт был именно с женщиной. И это было…ну мягко говоря, не совсем удачно, что ли…Одним словом, мне это не понравилось и желания продолжать эти контакты больше никогда не возникало. Сейчас – я вполне нормальный пацан, внешне, я имею. С любой бабой найду общий язык, могу даже позаигрывать, ущипнуть ее за задницу, и все такое. Но это – чисто внешне. В душе же они мне глубоко безразличны, но положение обязывает. Обязывает быть таким, как все. Как ты, вот. И я стараюсь. В основном, получается.

Димка замолчал, и вдруг быстро повернув голову, посмотрел в глаза Саньке:

-Ну а ты? Неужели никогда не задумывался о своем поле? Нет, не так… Неужели вот ты, допустим, идя по улице не обращал внимание на парней? Не на всех, конечно, а на симпатичных, с хорошей фигурою, одним словом, на тех, кто… Как бы это сказать… Ну ты понял. А?

Сашка открыл было рот, чтобы сказать яростное и решительное "нет”, но вдруг призадумался. А ведь и правда, спортивного вида парни, не сказать чтоб всегда, но иногда привлекали его своей статной фигурою, пропорциональным телом и совершенством форм. И даже когда он занимался плаванием, всегда с каким-то тайным восхищением смотрел на опытных спортсменов, на их широкие плечи, мощную грудь и стройные ноги. Нет, сексуальностью здесь и не пахло. Просто Санька втайне им завидовал, мечтая стать когда-нибудь таким же. Но, как часто бывает, между мечтой и ее реальным воплощением – целая пропасть. А тут женитьба, работа, круговерть дел, порой ненужных и бесполезных – и мечта стать могучим и красивым постепенно отдалилась до такой степени, что Санька об этом уже и не думал.

Обо всем этом он, волнуясь и запинаясь, как первоклашка у доски, рассказал Димке. Тот слушал молча, глядя на него не отрываясь с какой-то, как показалось Сашке, жалостью и желанием сочувствием. Потом, помолчав, вздохнул:

-Вот и у меня также. Только я пошел дальше и в один прекрасный момент признался сам себе, кто я такой и что мне нравится, а главное, хочется в этой жизни. Признался и не стал больше в себе давить свою природу, а просто отдался этому чувству, наплевав на многие ценные, как казалось, принципы и нормы.

Оба помолчали, думая каждый о своем. Молчание первым прервал Сашка:

-А как же люди, окружающие тебя? Родители? Друзья? Как они к этому отнеслись и как сейчас к тебе относятся?

-А никто из моего окружения обо мне ничего и не знает, - безмятежно отозвался Димка. – Я это довольно умело скрываю и живу двойной жизнью.

-Не устал притворяться-то?

-Устал, а что поделаешь? Признаться – это значит одним ударом обрубить все концы. В сущности, я больше потеряю, чем приобрету этим моим признанием. Нет, пока еще не время. – Димка помолчал. – Пока…

-Да, я, вот, никогда с живым голубым не разговаривал. Мне все они казались какими-то… как бы это сказать… не от мира сего. Непонятными, что ли. А вот с тобой сижу, говорю, и как будто и не голубой ты вовсе. Нормальный пацан. Да-а-а, никогда не подумаешь.

Санька говорил это и как-то удивленно смотрел на Димку. Тот опять рассмеялся своим удивительно мягким смехом:

-Знаешь, что такое мимикрия? – неожиданно спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Это, брат, с годами приходит.

Сашке было непонятны эти Димкины слова, но переспрашивать он постеснялся. И вообще он сидел рядом с Димкой, разговаривал с ним и чувствовал его превосходство над собой. Нет, превосходство не явное, да и Димка, молодец, не выпячивался. Просто Димка попробовал в этой, еще только в сущности начавшейся жизни, уже многое, а он, Санька, как говорится, слаще морковки… Странно, ощущая это Димкино превосходство, Санька ничуть от этого не комплексовал. Было даже наоборот, приятно. Легко и приятно от этого странного, на первый взгляд, общения двух разных, совершенно одинаковых разных людей на этой пустынной лавочке городской остановки.

***

А ведь он, поди, переживает. Думает, отчего не позвонил еще позавчера, почему молчу. Хотя, не должно. Парень он неглупый и при нашей последней встрече я вроде дал ему понять… Разговаривал с ним сквозь зубы и все такое. А странно… Странно то, что так разговаривать меня довольно сильно напрягало. Просто решил, что пора. Что хватит. И дальше действовал по проторенной схеме. А ведь, если разобраться, расставаться с ним мне и не совсем хотелось. Но этот долбанутый принцип – с натуралами долго нельзя – подстегивал меня. Да и что я вообще голову о нем грею? Что прицепился? У меня есть Олег – парнишка неплохой и покладистый, что мне еще надо? Чего привередничаю? И что, в конце концов, я в Сашке нашел? Что?

Димка уже давно купил пива и сам, не замечая того, шел в противоположную от дома сторону. Шел по направлению к остановке, той самой, где они сидели с Санькой. Где они просидели всю ночь, не заметив того, до самого утра.

***

Когда Санька спросил о женщинах, Димка внутренне передернулся и в душе возник непонятный осадок. Действительно, этот вопрос до Саньки ему задавали миллион раз, и отвечать на него – это уже набило оскомину. Причем, задавали все – и геи, и, естественно, натуралы. И вот теперь и Санька. Димка было хотел ему ответить что-нибудь в том, мол, роде, что как вы все мне надоели со своим одинаковым, как под копирку, любопытством, но вовремя сдержался. Действительно, Сашке это было интересно, и спрашивал он не вежливости ради. У него в глазах была искренняя заинтересованность – Димка уже давно научился это видеть в людях. Поэтому он, вздохнув, ответил как есть. И тут же, не удержавшись, задал Сашке подобный вопрос. И что сильно удивило Димку, Саня не стал яростно все отрицать, а немного помявшись рассказал ему о том, что в юности, занимаясь в бассейне, он и правда заглядывался на красивых, фигуристых пловцов. Но тут же поспешил добавить, что смотрел на них безо всякой там сексуальной фантазии. Димка ухмыльнулся про себя – ага, мол, с этого всегда все и начинается, но вслух ничего не сказал, а лишь медленно покачал головой и грустно улыбнулся.

Так они сидели и разговаривали – разговаривали о самых разных вещах. Причем, в основном, говорил Димка, Саня только спрашивал. Его интересовало буквально все – с кем Димка живет, кем работает, где учится. Димка, понимая это любопытство, по мере сил старался его удовлетворить, ничего, впрочем, конкретного не говоря – такое уж у него было правило. А Саня, забыв про пиво, которое стояло рядом с ним, все спрашивал и спрашивал.

Разговор прервался как-то неожиданно. Оба замолчали. Димка сидел и ни о чем не думал – ему было просто хорошо и уютно с этим парнем. О чем же думал Сашка, понять было невозможно – он задумчиво глядел на дорогу и играл желваками на бледном лице. Неожиданно он, словно приняв какое-то решение, встрепенулся, взял бутылку пива и разом, не отрываясь, выпил ее. Димка с удивлением и ожиданием смотрел на него. Сашка поставил пустую бутылку на землю, вытер губы тыльной стороной ладони и только после этого повернулся к Димке.

-Вот ты тогда в машине у меня спрашивал о моих проблемах. А ведь они у меня действительно есть. Да еще и какие. С такими проблемами впору в петлю лезть.

И Сашку прорвало. Он не таясь, взахлеб, проглатывая слова и сбиваясь с мысли, стал рассказывать Димке о себе, о своей такой беспросветной жизни. О жене, которая не понимает, да и не хочет понимать его. О дочке, постоянно болеющей и оттого всегда хмурой и замкнутой. Наконец, об этой извечной проблеме – отсутствии денег, причем, отсутствии хроническом, перерастающим в систему. И даже о том, что они с женой уже не спят вдвоем который месяц, Сашка тоже рассказал. Димка слушал его со все возрастающей болью и, безусловно, сочувствием. Не сказать, что все то, что говорил ему Саня, было близко и понятно, все-таки Димка был гей, геем себя ощущал и уж заводить ребенка, а тем более жену, он не собирался. Деньги у него всегда водились, а с сексом проблем никогда не возникало. И, тем не менее, Сашкин рассказ, да не рассказ вовсе, а крик души, произвел на него впечатление. Захотелось обнять сказать что-то подходящее для такого случая, что-нибудь простое, искреннее и утешающее, но слов, как назло не находилось. А Сашку всего трясло. То ли от выпитого пива, то ли от прохладной погоды, а, скорее всего, от только что рассказанного. Димка торопливо снял с себя джинсовую куртку и накинул на плечи Сани.

-Смотри, тебя всего колотит, на вот, согрейся, - сказал он.

Сашка ничего не сказал, но и куртку не сбросил, только поежился и еще глубже втянул голову в плечи. А Димка же, накинув курточку, рук своих так и не убрал и сидел, слегка приобнявши Саню. Это у него получилось настолько просто и естественно, что ни Сашка, ни сам Димка не обратили на это никакого внимания. Сашка, выговорившись, опять замолчал, а Димка понимал, что говорить ему ничего не следует, это только разорвет такую тонкую нить. Нить, которая, он понимал, только что протянулась между ними. Неожиданно Саня пошевелился и положил свою голову на Димкино плечо. Нет, скорее, не положил, а просто прислонился к Димке. Димка вздрогнул – настолько это было неожиданно для него. А потом он сам переместил свою руку и легонько потеребил Сашкины волосы. Саня как-то по-детски шмыгнул носом и прикрыл глаза. Так они и сидели. Двое человек, совершенно не похожих друг на друга. Двое, в размытых утренних сумерках, не обращая внимание ни на первые сонные машины, проползающие по дороге, ни на время, неумолимо шедшее вперед.

Молчание первым нарушил Димка.

-Саша, пора мне домой. Сегодня еще уйма дел.

Он понимал, что говорит что-то не то, не так и чертыхнувшись про себя, убрал руку. Санька, словно очнувшись ото сна, вздрогнул, открыл глаза и неожиданно бодрым голосом сказал:

-Ну пора, так пора, - легонько поднялся и с хрустом потянулся, - пошли, я тебя до дома провожу.

-Нет, Саш, давай лучше я тебя, тем более ты тут неподалеку живешь. – Димка улыбнулся. Улыбнулся лишь одними губами, глаза же оставались настороженными. Он ждал, что же скажет Сашка. Встретятся ли они еще когда-нибудь, или на этом все. Димке казалось, что продолжения не будет, и он поймал себя на мысли, что ему очень хочется этого продолжения. Хочется еще раз так посидеть, приобняв Сашку и положив свою руку на его вихрастую голову. Хочется просто пообщаться с ним. Пусть, ни о чем, пусть о мелочах, но лишь бы…

-Пошли, - Сашка пожал плечами и протянул Димке его куртку.

Идти было недалеко. Шли молча, каждый думая об одном и том же о своем. У дверей подъезда Сашка остановился и протянул свою руку Димке.

-Ну вот и пришли. Давай прощаться. – Неуверенно помолчал. – Или до свиданькатся?

У Димки возликовала душа. Но словно бесенок какой сидел у него внутри. И вместо того, чтобы с радостью согласиться, он настороженно посмотрел на Сашку и спросил:

-А ты этого хочешь?

Спросил, и тут же обругал себя последними словами. "Идиот, тупица. Нет бы, чтоб возликовать и обрадоваться, так строишь тут из себя целку какую-то”. А Сашка меж тем просто и бесхитростно ответил:

-Хочу. – Потом, немного помолчав, добавил торопливо. – Только, Дим, ты не думай, я не в этом плане хочу. Это меня не интересует. Просто с хорошим человеком приятно общаться. С тобой.

Смутившись окончательно, Сашка покраснел, опустил глаза, и совсем как провинившийся ребенок стал ковырять землю концом кроссовка. Димка же, наоборот, расцвел. Легонько турнув Сашку в плечо, он весело и громко рассмеялся.

-Так это же здорово. В чем же проблемы? Давай завтра и увидимся. После обеда, ближе к вечеру.

Они быстро договорились о встрече. Каждый из них еще не задумывался – что будут завтра делать на этой встрече – им обоим было легко, как будто с души свалился какой-то груз, что-то недоговоренное и недосказанное в миг улетучилось и растворилось, как утренний туман под лучами солнца…

***

Как мне тогда было хорошо, как легко. Оттого, что сижу рядом с ним, слушаю его, смотрю на него. И даже тогда, когда он приласкал меня да-да,приласкал – надо называть вещи своими именами стало тепло на душе и уютно внутри. Интересно, а делал он это специально, или так, случайно? Эй, да какая разница. Главное то, что я впервые в жизни тогда сидел рядом с голубым, он обнимал меня, а меня это ничуть не тяготило. А его? А его я так и не научился понимать. Когда он говорит правду, когда просто прикалывается. Вот поэтому так и мучаюсь сейчас. Поэтому и гадаю, как на ромашке – позвонит, не позвонит. Тьфу! Слюнтяй! Ну что мне с него? Ведь бесконечно долго мы встречаться бы с ним не могли. Когда-то и кому-то одному пришлось бы это произнести. И расстаться. Ну не знал я, что это первым сделает он. Но как сделает. Просто, молча и даже как-то изящно. Не пришел, не позвонил. Все! А мне тогда казалось, что первым устану от этого я. Ведь у меня жена, ребенок и все такое вот именно, все такое.
Сашка уже ехал далеко от дома. Ехал, не обращая внимание ни на встречное движение, ни на малолюдные улицы. Ехал и сам не зная куда. Просто повинуясь какому-то чувству, он гнал машину по темным безлюдным улицам. А голова была занята только одним. Им…

Куда это я заехал, черт возьми. Ого! Да и время уже…Пора бы домой. Спать. Чтоб рано утром меня разбудил его звонок. Да, разбудит, и тогда все эти мои ночные переживания и сомнения сразу рассеются, и все останется как прежде. Надолго ли? А, плевать. Итак, домой!

Сашка плавно развернул машину и тронулся в обратный путь. На душе у него чуточку просветлело.

Интересно, а я ведь заехал, сам того не ведая, к тому самому лесу, где у нас с ним все и произошло. Тогда. А я ведь этого хотел не знал, и даже говорил ему об этом. А он смотрел на меня, как-то набычившись, и согласился со мной встретиться, как казалось, с неохотой. В ту ночь, около моего подъезда. А здесь, в этом лесу, все и было. Можно сказать, что неожиданно для меня. Но зато, как…

***

На следующий день, начиная с утра. Сашка не находил себе места. Внешне он этого не показывал, делал все домашние дела неторопливо и по мужскому солидно. Однако, постоянно украдкой посматривал на часы, словно торопя заветное время. В этот день все шло как обычно. Он даже умудрился сходить с женой в магазин, чего терпеть не мог, и покатал дочку на машине. И был он в этот день таким покладистым и предупредительным, что даже вечно недовольная жена обратила на это внимание. За час до намеченной встречи Сашка уже начал собираться.

-Поеду покалымлю. – Как можно равнодушнее сказал он. – Вернусь очень поздно.

-Что-то я смотрю, ты сегодня все на часы посматриваешь. Что, любовницу себе завел? Катать поедешь? – спросила хмурясь жена.

-Дура, – беззлобно ответил Санька, и легонько прикоснувшись губами к ее щеке, быстро выбежал на улицу. Как и следовало ожидать, подъехал он к остановке, на которой они с Димкой договорились встретиться, на полчаса раньше. Аккуратно припарковав машину возле обочины и еще раз посмотрев на часы, Санька закрыл двери и пошел в магазин. Там он купил на последние деньги себе сока, а Димке пива, еще какую-то нехитрую снедь и потолкавшись немного возле прилавков, пошел обратно. В машине он, бросив пакет на заднее сиденье, уставился на тротуар, откуда по его разумению и должен был появиться Димка. Тот подошел совсем с другой стороны и легонько постучал в окошко.

-Уф-ф-ф, совсем запарился я сегодня, - сказал он весело пыхтя и отдуваясь, когда Сашка торопливо открыл ему дверь.

В руках у Димки была огромная спортивная сумка и, судя по тому, как он ее нес, тяжелая. Кое-как втиснув ее назад, Димка облегченно вздохнул и плюхнулся на сиденье рядом с Санькой.

-Ну что, товарищ водитель, вперед! – улыбнувшись, Димка посмотрел на Сашку.

-А что у тебя сумка такая громадная? – спросил Санька, заводя машину.

-А-а, с тренировки я сегодня. На неделе соревнования, вот взял форму с собой, чтоб постирать дома, - сказал Димка, и тут же, без перерыва спросил. – Ты знаешь куда мы с тобой сегодня едем? Не знаешь. А едем мы в Каменский бор, чтобы устроить там пикничок на свежем воздухе. Как тебе?

Санька, до этого не задумывавшийся о том, чем они будут сегодня с Димкой заниматься, и, вообще, где будут проводить время, немало не удивился Димкиному предложению и, не отрывая глаз от дороги, сказал ему:

-Ну что ж, в бор, так в бор. Дорога туда только плохая. Машину бы не угробить.

Потом, спохватившись, он повернулся к Димке и спросил:

-Подожди, если пикничок, то, значит, алкоголь. А если алкоголь, то тогда как я обратно поеду?

-А там стояночка рядом имеется, - хитро пропел Димка. – Я уже все сегодня продумал.

-А-а-а, ну ежели так… - протянул Сашка, то тогда – полный вперед!

-Так, опять нестыковка. Что толку в этой стоянке, если время уже седьмой час. Ты что, думаешь, все до вечера выветрится? – опять вскинулся Санька.

-Нет конечно. – Спокойно отвечал ему Димка. – Мы просто заночуем там, под открытым небом. Луна, звезды, красота… - мечтательно вздохнул он.

-Красота-то красотой, но ведь я предупредил, что сегодня домой вернусь. Поздно, но вернусь. – В Сашкином голосе послышались нотки сомнения.

Димка же был безмятежен. На все вопросы у него находился ответ – простой и ясный. Вот и сейчас:

-А ты позвони домой, скажи, что сломался и машина, в сервисе стоит. До утра обещают сделать.

Санька с сомнением покачал головой. Не сказать, что предложение пикничка на воздухе его не радовало. Скорее, наоборот. Но вот то, что он домой не попадет – это вызывало у него легкую тревогу. Да и отмазка была так себе. "А будет, что будет, плевать!”, - неожиданно легко решил он и поддал газу. Вслух же сказал:

-Я конечно, дотошный человек, но вот одного не пойму – зачем же тогда машину на стоянку ставить, если мы с ночевкой?

Димка на секунду замер, а потом уже привычным движением сдвинул кепку на затылок и весело рассмеялся.

-Ой, и правда. Чей-то я об этом не подумал. Вот тормоз!

Сашка улыбнулся в ответ.

-Там на заднем сиденье пиво лежит. Тебе купил. Пей, товарищ тормоз.

-Ой, как здорово. Спасибочки, хороший мой! – притворно дурачась выпалил Димка и уже через минуту весело булькал, улыбаясь и ехидно посматривая на Сашку.

Тот специально хмурился и старался не глядеть в Димкину сторону. Машина остановилась на светофоре. Сашка повернулся к Димке и спросил:

-Да, а чем ты занимаешься? Каким спортом? Я тебя еще вначале спросить хотел.

-Ерунда, так, баловство одно, - беспечно ответил Димка и изящным жестом выкинул пустую бутылку в окно, не мало не заботясь о том, куда она улетела. – Конным спортом.

-Ого! – уважительно протянул Сашка. А что за соревнования? Меня возьмешь на них?

-Квалификация. Буду на мастера сдавать. А тебя не возьму, - также беспечно ответил Димка, открывая вторую бутылку.

Санька насупился.

-Чего так?

-Да ты не грузись, - Димка легонько хлопнул Сашку по плечу. – Просто если я беру с собой на выступление родственников, друзей или знакомых, то обязательно проигрываю. Проверено. Так что не обессудь.

-Да ладно, я и не гружусь.

За разговорами они подъехали к въезду в бор. Димка поудобнее уселся в кресло, выкинул в окошко очередную бутылку и серьезно сказал:

-Так. Теперь езжай по моим указаниям. Я у тебя штурманом буду. А то так недолго и заблудиться.

И вот после двадцати минут плутаний на машине по лесу, сначала по дороге, потом по колее, а потом и вовсе по чуть примятой траве, они неожиданно для Сашки въехали на живописную полянку, обсаженную по краям симпатичными молоденькими березками.

-Ну вот и приехали. – С видимым облегчением сказал Димка. – Тормози, шеф!

Санька вышел из машины и прошелся по полянке, разминая затекшие ноги. Место и в самом деле было замечательное. Изумрудная трава, свежий лесной воздух, невдалеке шумела речка. Полянка была надежно скрыта от людских глаз деревьями, и Сашка удивился, как это Димка так легко нашел дорогу. "Наверное, не в первый раз сюда приезжает”, - кольнуло его, но он поспешил отогнать это и вернулся к Димке. Тот уже вовсю хозяйничал, накрывая на импровизированный стол.

-Ну вот и все. Прошу. – И он широким жестом обвел место предстоящей трапезы. Санька присел на землю, а Димка уже открыв бутылку вина, наполнял пластиковые стаканчики.

-Держи. – Он протянул стакан Саньке. – Ну что, полагается тост сказать. Давай выпьем за нас – это традиционно – за то, что мы так неожиданно познакомились с тобой. За то, что очутились здесь. За то, в конце концов, что нам обоим это нравится. Так?

Вместо ответа Сашка поднял свой стаканчик и чокнувшись с Димкой, не торопясь выпил его до дна. Вино было вкусное. А долгая езда в машине и свежий воздух сделали свое дело. Сашка почувствовал, что проголодался, как зверь и с вожделением накинулся на еду. Не отставал и Димка. Полчаса прошли в сосредоточенном молчании. Ну вот, Сашка насытился и с наслаждением растянулся на траве.

-Не спать, не спать. У меня созрел новый тост! – весело проговорил Димка, протягивая очередной стакан. – Давай выпьем за единство противоположностей. Помнишь такое из школы? Вот сидим мы здесь с тобой вдвоем. Ты – натурал. Я – гей. А видишь, и не напрягает нас это не капельки. Ну, меня-то я знаю, почему. – Он ухмыльнулся. – А вот ты… Ты – это дело совсем другое, и для меня не совсем понятное. Одним словом – за тебя! – неожиданно закончил он и одним глотком выпил вино.

Сашка, чуть помедлив, выпил тоже. Вино приятным теплом разливалось по телу. Было не просто хорошо, было замечательно. Замечательно оттого, что рядом Димка он сидит здесь, на природе, вдали от городского шума и городских проблем, забыв о них. Он посмотрел на Димку. Тот полулежал напротив его и спокойно смотрел прямо в глаза. Взгляд его был чуть отстраненным, немного даже мечтательным. Сашка улыбнулся, скорее себе, чем ему и сказал, с трудом подбирая слова:

-Я как? А я и сам не знаю… Что привело меня к тебе, зачем я здесь. Нет, наверное знаю, просто сказать об этом не могу. Слов не хватает… - и он опять виновато улыбнулся.

-А и не надо. И так понятно. По твоим глазам и понятно, - сказал Димка серьезно. – Нет, не то, что ты сейчас подумал, совсем не то. Ведь у меня, так же как и у тебя, слов не хватит все это выразить… А, может, и стесняюсь. – Он помолчал и неожиданно весело закончил. – И вообще, давай не будем об этом. Ладно?

Сашка согласно кивнул головой, и дальше они говорили о самых разных вещах. В основном, Димка спрашивал, а Саня отвечал. Димка интересовался Сашкиной жизнью, его взглядами на самые разные вещи. Тот искренне отвечал, в душе отмечая, что ничуть не тяготится общением с этим странным парнем, называющим себя геем.

А время близилось к закату. От реки уже ощутимо потянуло холодом. Сашка – а был он, как и прошлый раз, в одной только футболке – стал замерзать. Димка, заметив это, с усмешкой сказал:

-Чего, опять мерзнешь? Эх ты, мерзляк ты мой. Ну ладно, сейчас согрею.

-Как? – было вскинулся Санька, но потом, успокоившись, подумал: "А какая мне, в сущности, разница. Как бы он не грел, мне все равно приятно будет.
-Как, как… Не бойся, не так… - он рассмеялся и легко поднявшись, подошел к Сашке, накинул на него опять свою курточку и совершенно естественно сел рядом с ним, приобнявши за плечи. Странно. Санька не ощущал от этого никакого дискомфорта, хотя, как он думал, должен был. Наоборот. От близости этого парня ему было хорошо и приятное тепло волной разливалось по телу. Димка словно понял его и через минуту положил свою голову Саньке на грудь, подложив руку ему под голову. Санька не обращал на это внимание.

Какое там, к черту не обращал. Ты этого хотел. Хотел даже не этого, а хотел именно его. Но даже сейчас ты не можешь сам себе в этом сознаться.

-Как у тебя сердце бьется быстро тук-тук-тук, - сказал Димка ласково.

Сашка опять промолчал, а Димка меж тем положил свою голову на землю рядом с Санькиной и нежно, и в тоже время настойчиво провел рукой по Санькиным волосам. Сашка отвернул свою голову в противоположную сторону, словно хотя вырваться из этих крепких сладких цепей. А Димка вдруг неожиданно рассмеялся, и взяв в рот травинку, мягко пощекотал Сашке за ухом. Саня не реагировал. Он хотел сбросить с себя это наваждение, хотел, но словно что-то крепкое сковало его руки-ноги. Он не мог пошевелиться. Не мог, да и наверное, не хотел этого. А горячая обжигающая волна начала подниматься откуда-то снизу, постепенно охватывая все его тело.

-Мур-мур-мур, я здесь, – ласково прошептал Димка и коснулся губами его уха.

Санька сделал последнюю отчаянную попытку уйти, отстраниться от Димки, но та самая горячая волна неумолимо поднималась все выше и выше. Дыхание останавливалось, и Санька отчетливо ощущал в наступившей тишине, как гулко бьется его сердце. Нет, совладать с собой он не мог, хотя краешек сознания, тот, что отвечает за разумные взвешенные поступки, еще противился происходящему. Но Сашка, сам не отдавая себе отчета, повернулся к Димке и, крепко его обняв, лихорадочно начал осыпать поцелуями разгоряченное лицо. Голова его затуманилась, трезвое холодное сознание ушло куда-то глубоко-глубоко. Существовал лишь Димка, его горячие губы, полузакрытые глаза, мягкие шелковистые волосы, его крепкие руки, которые гладили и ласкали Саньку. Только это, только ОН. Он, с таким жаром обнимающий Саньку, он, шепчущий ему что-то ласковое-ласковое, в конце концов, ОН – желанный и любимый. Сашка проваливался. Проваливался в какую-то бездну, которая неумолимо затягивала его. И он отдался ей. Без борьбы. Без сопротивления. Без сожаления…

Пришел в себя Санька не скоро. Приподнявшись на локте, осмотрел полянку. Было почти темно. Деревья, накануне казавшиеся веселыми, мрачно обступили опушку и шелестели, будто разговаривали, как показалось Саньке, осуждающе глядя на него глазами-листьями. Одежда, его и Димкина бесформенными кучами валялась неподалеку. Сам Димка сидел рядышком, грызя травинку, и задумчиво глядел вверх, на ясное звездное небо. Но, увидев движение Саньки, он опустил голову и ласково улыбнулся:

-Ты как?

Вместо ответа Санька поднялся и сердясь на себя, за что, он еще не знал, стал торопливо натягивать на себя одежду. Димка следил за ним внимательно и серьезно.

-Саш, сядь сюда, я тебе кое-что скажу, - проговорил Димка без тени улыбки, когда Сашка закончил одеваться. Тот покорно, но с какой-то неохотой опустился рядом с Димкой на корточки. Слушать ничего не хотелось. На душе было как-то мерзостно и неприятно. Хотелось поскорее уехать из этого, ставшего мрачным леса. Домой, к жене, к дочке. И забыть все произошедшее, как кошмарный сон. Димка без труда угадал это его состояние – у Сашки все его эмоции отражались на лице, как в зеркале – да и знакомо было ему это состояние. Поэтому он начал не сразу, а выплюнув травинку, медленно, тщательно подбирая слова, заговорил:

-Вот ты, наверное, Саша, сейчас клянешь себя последними словами, мол, как это я так опустился, как докатился. А между тем, это не так. Ты просто не думаешь о человеке, которому ты доставил радость. Радость искреннюю, большую, и не только своим общением… У меня, понимаешь, никогда и ни с кем такого не было. Ты сумел сделать так, что я тебя полюбил. Да-да, не смотри на меня так. Полюбил, не как любовника, полюбил, как друга. Верного, надежного. И это за каких-то два дня… Вот так. А то, что ты себя казнишь так… Не надо. Правда. Ты не переступил никаких границ, просто ты это сделал по велению своего сердца. А оно, поверь мне, худого никогда не подскажет…

Сашка слушал его и одновременно и понимал и не понимал. Но действительно, то ли благодаря Димкиным словам, а то ли из-за его голоса – такого спокойного и рассудительного, но неприятный холодок стал постепенно отступать. А Димка меж тем продолжал:

-Не надо никогда по этому поводу расстраиваться и корить себя. Что сделано, то сделано. И сделано оно было не трезвым холодным расчетом, а из-за этого, - Димка постучал себя по левой стороне груди. – А оно ошибок не делает… Так что вставай, пойдем в машину, ночлег устраивать будем. А делал ты действительно все классно. Умница!

Эти слова Димка проговорил, уже обернувшись, направляясь к машине.

А Сашка все сидел на корточках. Он думал о том, что как же все-таки обернулось все. Ведь он даже мысли такой предположить не мог (врешь!), что они с Димкой будут близки. А вот, гляди ж ты. Неприятный осадок ушел окончательно, уступив место непонятному чувству. Оно не приходило к Сашке ранее. Никогда. Он не знал этому чувству название, но оно было приятным и одновременно волнующим, ожидаемым и одновременно пугающим. Но каким бы оно не было, оно касалось только Димки, только его одного. Единственного…

Сашка вздохнул и, поднявшись, пошел к машине. Пошел с этим чувством, бережно неся его в себе, словно боясь растерять по дороге…

-Мур-мур-мур, - можно было услышать Санькин голос из машины. Спустя каких-то полчаса…

***

Да что это со мной происходит? Вместо того чтобы спать рядышком с Олегом, я как дурак сижу здесь, на этой остановке и глушу пиво. Что случилось? Почему этот Сашка не выходит у меня из головы? Да, было, да хорошо. Но ведь прошло же… А прошло ли? В том-то и дело, что похоже, что нет. Ну как так? Откуда во мне это? Откуда?

Димка сидел на пустынной остановке, сжав голову руками. Он не заметил, как последние слова произнес, нет, прокричал вслух. В груди что-то щемило. Что-то билось и рвалось наружу, как запертая в клетке птица.

Да, я поступил с ним подло. Потому что не позвонил. Ну так надо это сделать. Надо позвонить и сказать, что я тебя люблю встречаться нам с ним больше не надо. Черт, я ведь не смогу это сделать. У меня не хватит смелости. И еще, самое, наверное, главное, я не хочу этого делать. Просто не хочу. Я хочу с ним встречаться. Постоянно. Всегда.

Ну уж нет… Давить, давить в себе это надо. Сколько их у меня еще будет – не счесть. И таких, и лучше… Надо стараться… Надо.

Димка тяжело соскочил с лавочки и побрел вдоль дороги по тротуару. Редкие в этот час машины обгоняли его. Водители с удивлением глядели на ссутулившегося молодого парня, одинокого идущего, а вернее тяжело переставляющего ноги, по самой кромке тротуара с бесполезной бутылкой пива в руках.

***

После того самого памятного для обоих пикничка прошло два месяца. Целых два месяца, насыщенных до предела взаимными встречами. Они виделись чуть ли не ежедневно. И каждый раз это было как в первый раз. И где бы эти встречи не происходили – в машине, в парках, у Сашки дома, в отсутствие жены и дочки, на квартире у Димкиного приятеля, заботливо одолжившего от нее ключи – они были всегда радостными, наполненными до предела взаимностью, лаской, и наверное, любовью. Хотя, как знать…

А сколько всего неожиданного и прикольного происходило за это время. Один раз даже их чуть было не застукала Сашкина жена, неожиданно вернувшаяся рано с работы. Они с Санькой разгоряченные и потные в это время лежали на диване, отдыхая от бурного свидания, и тут в замке раздался скрежет ключа. Как подброшенные какой-то силой, оба мгновенно подскочили и бестолково заметались по комнате. Одеваться уже было бесполезно, все равно бы Димка не успел. Он носился по комнате, судорожно соображая, куда бы спрятаться, а Саня лихорадочно рассовывал его вещи по разным углам и ящикам. Вот уже открылась входная дверь в квартиру. Димка еле-еле успел в чем был, то есть без ничего, втиснуться под кровать и сжавшись там в клубок, затаиться. А Сашка в это время только и смог, что натянуть спортивные штаны, и то – задом наперед и выйти навстречу жене, уже разувавшейся в коридоре. Это было просто какое-то счастье, что она не заметила Димкины туфли. А Санька, треща как сорока без умолку, уже зазывал жену в универмаг, и даже обещал ее туда свозить на машине, что само по себе – невиданное дело. Жена, слегка ошалев от такого наскока, тем не менее, с радостью согласилась, а Санька успел шепнуть Димке, проходя мимо кровати и сделав вид, что ищет тапочки:

-Ключи на тумбочке, возле телефона. Завтра на том же месте. Не забудь их.

Все обошлось. На следующий день оба хохотали, вспоминая вчерашнее.

Да, чего только не было… Димка даже нарушив свое одно из неписаных правил, взял Саньку с собой на соревнования и, против ожидания, выиграл их, получив долгожданного "мастера”. После этого он стал называть Сашку ласково "мой талисманчик”.

Дни текли как вода в горной речке – весело и бурно. И каждый из них не думал, да и не хотел думать о том, а что же будет дальше? Ведь вечно это продолжаться не могло. Рано или поздно их отношения начнут постепенно трескаться. Димка это знал, как и то, что лучше расстаться заранее, форсировав это ухудшение. Расстаться в одностороннем порядке – легко и быстро. О том, что вдвоем, любя друг друга, можно жить долго и счастливо, Димка не знал, а может, и не хотел. А вот Санька, тот точно не задумывался, ни о том, что ждет их впереди, ни о том, что задумал Димка. Он просто получал громадное наслаждение и удовольствие от даже простого присутствия рядом этого худого нескладного пацана с постоянной ироничной полуулыбкой и слегка насмешливыми глазами. А этот пацан все никак не мог решиться. Все откладывал это на потом, все тянул. Но час тот настал, что должно было случится, то случилось, и в результате…

***

Димка брел по дороге, не разбирая ее, глядя вперед невидящими глазами. Он не знал, куда он идет, зачем он туда идет, он просто шел…

***

Да плевал я на все его звонки, и на него тоже. Подумаешь… Переживу, не растаю, не Снегурочка.

Сашка уже знал, он просто чувствовал, он не мог объяснить как, но он знал, что звонка ему не дождаться. Никогда. От этого становилось так горько и даже страшно, что хотелось просто кричать. Но Сашка, сжав челюсти, все гнал и гнал вперед. Может, он ехал домой, а может…

Ну почему он так подло со мной поступил? За что мне это? Почему все так несправедливо?

Он задавал себе вопросы, на которые ни он сам, да и никто, наверное, не смог бы дать ответ. Но неожиданно Санька прекратил играть желваками, лоб его разгладился, лицо просветлело.

Пусть так. Пусть он сейчас развлекается с каким-нибудь другим наивным и доверчивым пацаном. Пусть он даже и не вспоминает обо мне. А если и вспоминает, то с усмешечкой, как я его, мол, ловко-то наколол. Пусть со смехом рассказывает обо мне своим знакомым. Пускай. Но я так поступать не буду. Просто не хочу. Я разыщу его. Обязательно разыщу, чего бы мне это не стоило. Разыщу лишь только для того, чтобы, глядя ему в глаза, сказать всего четыре слова. Четыре. "Я тебя люблю, Димка”. Сказать и уйти. На сей раз навсегда. Что ж, когда-нибудь мне станет легче, возможно, я это и позабуду. А наверное, так и не смогу… Да и надо ли?

***

Димка шел… Это неведанное до сих пор щемящее чувство, зародившееся в нем, ширилось и росло. Он шел. Шел по направлению Сашкиного дома. Шел, не задумываясь, зачем он туда идет. До сих пор все свои поступки он просчитывал холодным и трезвым разумом, сознанием, не ведавшим глубоких эмоций. Сейчас его к Сашке вело сердце. Впервые. Наверное, впервые. Оно, это самое сердце, зов которого он успешно в себе всегда давил, сейчас подавило его сознание. Оно, словно вырвавшись наружу, вело его за собой. Вело, озаряя путь. Вело туда… Туда где был ОН. Тот, которого Димка любил. Любил первый раз в своей жизни…

***

Сашка ехал… Ехал домой, устав от ночных терзаний. Он был спокоен, как человек, принявший трудное решение и свыкшийся с ним. Ехал, что бы лечь спать и заснуть, наверное заснуть, тяжелым неспокойным сном.

***

Димка брел вдоль дороги…

Саня приближался к дому…

***

Через десять минут они встретятся. Встретятся, чтобы больше уже никогда не расставаться, чтобы идти по жизни рука об руку, что бы, в конце концов, любить и быть любимым. Всегда. Везде. Всю жизнь. А ведь это главное, черт возьми!

 

Рекомендуем

Денс Данко
Первый поцелуй
Андрей Орлов
Нелюбовь
Алексей Агатти
Телефонное
Алексей Агатти
Звонок

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.