Погонщик

Шаг вправо, шаг влево

+ -
+46

Шаг вправо, шаг влево считается побегом.... Но если разобраться, то шаг вправо, а потом, следующий за ним шаг влево - это возврат на прежнюю дорогу.... На прежнюю колею. И вот сделан шаг вправо. И что? Что там? А там совершенно все по-другому.... Там - или идти дальше - в неизведанное, полное опасностей "незримое далёко", туда, где все ново, все в первый раз, где могут подстерегать любые неожиданности, и где, надо быть готовым встретить их с высоко поднятой головой.... Или же - обратно. Туда, где все привычно, где не надо особо думать, где жизнь, наглухо забитая в эту раздолбанную колею даже и не делает попытки вильнуть куда-либо.... Туда, где все знакомо, все предсказуемо....

Так все-таки - что лучше?

Шаг вправо?


 

Шаг вправо

 

 

-Малой, чё разлегся? Айда прошвырнемся!

-Пошел ты.....

-Ты чё в натуре.... Дай денег.

-Отвали.

-Малой, ты зае*ал. Жрать охота, ты че как падла?

-Коца, спать хочу, - парень с видимым удовольствием потянулся.

-А я хавать хочу. А еще и пива, - второй, достав пачку "Marlboro" щелчком извлек из нее сигарету.

-А где твои? - первый искоса посмотрел на пачку и широко зевнул.

-А то не знаешь....

-Ха! - парень резко выдохнул воздух и широко улыбнулся. - Ты ей сколько палок-то кинул? Хоть пару засандалил?

-Пару, пару.... Х*яру.... Я их что, считал? - недовольно буркнул тот, которого называли Коца.

Первый лишь равнодушно махнул рукой и отвернулся.

-Малой, ну ты чё кобенишься, пошли пожрем, - Коца часто затягиваясь курил сигарету.

-Ладно, хрен с тобой, пошли, - Малой легко поднялся с лавочки и опять с хрустом потянулся. - Все равно весь сон разогнал.

-Давно бы так, - обрадовался Коца. - До чего ж дерьмовые сигареты, - продолжил он, когда они двинулись вверх по лестнице, - никак не могу накуриться.

-Не*ер было на них деньги палить. Да на шлюху эту тоже, - равнодушно произнес Малой, шедший впереди.

-Ты чё, забыл? Это ж не мои сигареты, а того кренделя.

-А-а-а-а....

-Куда пойдем? - спросил Коца, когда они уже выбрались на привокзальную площадь.

-В ЦеКушник, бля.... Куда.... Айда по шашлыку и пива....

Через пять минут оба пацана сидели за столиком летнего кафе и поглощали приобретенное. Коца с жадностью набросился на шашлык и баночный "Tuborg", Малой же лениво курил, попивая все тот же "Tuborg" и равнодушно посматривая по сторонам. Его шашлык оставался нетронутым.

-Кстати, а Сава с утра не показывался?

Коца замотал головой, прожевывая кусок, а прожевав и запив это все изрядной порцией пива, ответил:

-Он как за шалой поехал, так и не было.

-Вот, бля, чего ему не хватает, - зло сплюнул под ноги Малой. - Брал бы здесь, у Руслана.... Так нет же - понесло его.... Теперь хрен его знает, когда объявится.

-Говорит, там забористей. Цепляет она его лучше.

-Мудак. Когда он щас придет?

К вечеру, поди, объявится. Вечером-то коцаем? - Коца допил пиво и целясь одним глазом, запустил банку в урну. Банка, описав дугу, упала в метре от урны и покатилась в сторону торговок семечками.

-Не знаю, - протянул Малой, разглядывая асфальт под ногами. - Седня к себе хотел рвануть.

-На*уя? - искренне удивился Коца.

-Сестру попроведовать.

-Ну-ну.... Заметут они там тебя, как пить дать.

Малой недовольно скривился и промолчал.

-А мы чё вдвоем пойдем?

-А чё вам, привыкать что ли?

-Бабла на развод дашь?

-Пошел ты на*ер, бл*дь..... Я еще никуда не собрался, ты у меня уже деньги клянчишь. Свои не надо было про*бывать, - разозлился Малой.

-Чё орешь-то.... Подумаешь.... Сёдня заработаем....

-Заработаешь ты, ага! Пиз*юлей опять получишь, вот и весь твой заработок.

-Так с Савой же пойдем.

-Где он, твой Сава?

-Объявится, - неуверенно сказал Коца.

-Он куда поехал? На Перевалку? Так? - и не дожидаясь ответа, Малой продолжил. - Так у него пол Перевалки родни да знакомых. Хрена тебе лысого он сегодня вернется.

-Во, бля, классно получается. Ты свинтишь в свой Искитим. Сава на Перевалке тащится, а мне что делать?

Вместо ответа Малой полез в карман спортивных штанов и извлек смятый полтинник.

-Коц, сгоняй еще, а?

-Чё, пацана нашел? - вроде бы как обиделся тот и стал оглядываться.

Малой ничего не ответил, а лениво развалившись на кресле, ковырял спичкой в зубах.

-Во! - произнес удовлетворенно Коца и тут же крикнул. - Э, пацан, ком сюда!

Малой медленно повернул голову и посмотрел на того, кому кричал приятель. Щупленький пацан, лет восемнадцати, с сумкой через плечо только что отошел от торговки семечками.

-Я что ли? - спросил он и нервно облизнул губы.

-Ты, ты...

Тот неуверенно приблизился, не понимая, что от него хочет этот парень с наглыми глазами и большим уродливым шрамом на бритой почти под ноль голове, вальяжно раскинувшийся на пластмассовом кресле.

-Слышь, купи нам пару "Короны" вон там, - и Коца протянул пацану полтинник.

Тот не знал как себя вести. Вроде бы по всем понятиям надлежало отказаться и даже в грубой форме послать наглеца куда подальше, но что-то мешало ему поступить именно так. Наверное взгляд этого парня, который вмиг из наглого превратился в тяжелый. А скорее всего второй парень, который сидел к нему спиной и даже не обернулся при приближении паренька. Словно и не существовало его здесь, словно и не было только что этого наглого требования. Как бы то ни было, парень решил не рисковать, а может и не связываться, кто ж его знает, а молча взяв полтинник, отправился к киоскам.

-Хули светишься? - негромко спросил Малой, когда тот отошел.

-А чё? Нормалек. Я ему даже спасибо скажу.

-Дурак ты, Коц, - равнодушно произнес Малой, не меняя позы.

-Пошел ты.... - беззлобно выругался последний.

Подошел парнишка. Молча поставил на стол две бутылки пива, положив рядом сдачу, коротко мазанул взглядом по Коце.

-Сенькью, брателло, - задушевно произнес Коца.

Тот поспешил отойти.

***

Малой, сидя напротив Коцы и не торопясь попивая "Корону", размышлял о предстоящем вечере. Идти на дело, коцать, как говорил его приятель, совсем не хотелось. Да и опасно это было. Потому как минувшей ночью они именно этим и занимались. И против обыкновения не проследили за ограбленным солдатиком. Хотя тот и собирался ехать домой, да кто ж его знает, куда он направился после всего того, что произошло. "Нет, по любому он в ментовку не стал заявлять. Иначе бы нас уже нашли. А так получается прошло уже двенадцать часов. Менты внимания не обращают, значит все пучком", - Малой сплюнул в сторону и посмотрел на Коцу. Тот, булькая своим пивом, озирался по сторонам.

"Вот кому никаких забот, - подумал Малой. - И менты Коцу совсем не волнуют. Подавай ему новую жертву. А мне на*ер это не нужно. Вот к сестре бы съездить, давно не виделся".

Сестра Малого, десятилетняя Поля жила в детском доме, который находился в городе Искитиме - в часе езде на электричке. Собственно и сам Малой был оттуда. Да только детский дом - это было не его.... Когда ему исполнилось семнадцать лет, он первый раз сбежал из опостылевшей казармы. Да помотавшись по городу, не солоно хлебавши, вернулся снова. Оно и правильно - куда пацану без денег, без знакомых, без друзей в большом городе. Однако вкусивши волюшки, вскоре он снова почувствовал необходимую потребность покинуть опостылевшие стены. Сказано - сделано. В этот раз его отлучка была куда как продолжительней. Потому как познакомился Малой на вокзале с клевыми пацанами. Познакомился и совершенно органично влился в их кампанию. Занимались они мелким воровством, которое по их понятиям воровством-то не считалось. Так, забава одна. Обчистить карманы какого-нибудь пьяного, коцануть ровесника, и тому подобное.... Ночевали где придется: когда проникали в электрички, ожидающие первого утреннего рейса, когда ошивались на вокзале, когда было тепло спали в скверике на лавочках. Но с приходом осени в эту беззаботную жизнь вплелись новые проблемы - зимняя одежда и ночевка. Одежды у Малого не было, вся она осталась в детдоме. И с ночевкой становилось туговато. Ранее можно было переночевать в вокзальных катакомбах. Но с генеральной реконструкцией всего вокзала на входы в эти катакомбы поставили надежные решетки. Пару раз он ночевал на каких-то блатхатах, но там не понравилось, да и спать тоже было негде. Разве что на полу, на ворохе грязного тряпья. Его ровесники и приятели из компании постепенно стали отсеиваться кто куда. Кто подался в более теплые края на перекладных электричках, кто просто по-тихому слинял в неизвестном направлении, а у кого обнаружились родственники в городе.... Так к началу зимы Малой остался совсем один из их компании. Решение ехать в свой детский дом возникло само собой.

Там о Малом уже успели все забыть. Это раньше, лет десять назад, убежавшего воспитанника искали с милицией. Теперь настали другие времена. И всему контингенту воспитателей на судьбу своих подопечных было, откровенно говоря, наплевать. Тем более на таких великовозрастных балбесов, как Малой, которому до выпуска оставался неполный год. В детском доме его встретили с брезгливой гримасой на лице: "Ну что, соколик, нагулялся? А мы на тебя в розыск подали". Конечно, чисто формально руководство должно было поставить в известность милицию в связи со сбежавшим воспитанником. Но и в милиции розыск сбежавшего детдомовца вели тоже совершенно формально, посему Малой мог, не опасаясь, спокойно разгуливать по вокзалу под самым носом ментов.

Короче, его возвращение в родные стены ограничилось беседой с инспектором по делам несовершеннолетних, замордованной жизнью, немолодой женщиной. Ей тоже было наплевать на Малого и его судьбу, и закончилось все тем, что в соответствующих списках напротив его фамилии поставили то ли галочку, то ли пометку.... Одним словом, взяли его на учет.... На том все и закончилось.

А с наступлением весны Малого благополучно выперли из стен детского дома, так как исполнилось ему восемнадцать лет. Дали ему направление на стройку подсобным рабочим. Почему подсобным - потому что занятия в профильном училище, которое по окончанию школы должен был посещать Малой, он совершенно игнорировал. Дали направление в муниципальную общагу, выдали на руки паспорт и приписное свидетельство. И все. С этого и началось свободное плавание Малькова Никиты Александровича.

Все справки, направления и приписное свидетельство он благополучно сжег на ближайшей же стройке. А сам подался в знакомую стихию - на вокзал, в город....

Из всей знакомой толпы он повстречал там только Саву - большого медлительного пацана, девятнадцати лет отроду, жившего на недалекой от вокзала Перевалке. Расспросы о прошлых приятелях-корефанах ни к чему не привели. Сава про них ничего не знал. Малой и не задумывался, когда уезжал из детдома, что он будет делать на вокзале. Для него этого вопроса как бы не существовало. Найдет прошлогодних приятелей, а дальше пойдет все как по маслу. Жизнь единственным днем, главной заботой которой было раздобыть денег на еду, бухло и траву. Последнюю Малой стал курить еще будучи воспитанником детского дома. Собственно этим там занимались практически все, доставая денег на нее самыми различными способами. Более того, некоторые употребляли и что покрепче, но Малого в эту сторону не тянуло никогда.

Но прошлогодних приятелей не было, и перед Малым отчетливо встала перспектива добычи средств к дальнейшему существованию. Добывать деньги так, как они это делали все кодлой было опасно. Все-таки в одиночку Малой бы это не потянул. Да и росточка он был невысокого, хоть и крепкий в плечах. Нет, этот вариант отпадал. А ничего лучшего Малой придумать не мог. Сава вечером уехал к себе домой и Малой остался совершенно один на громадном вокзале. Он уже было собирался пойти и попробовать залезть в одну из электричек, чтоб там заночевать, как совершенно неожиданно к нему подвалил среднего роста мужик с бутылкой пива в руках. Малой не заставил себя упрашивать. Легко пошел на контакт и вскоре за обе щеки уплетал горячий беляш, запивая это пивом. Мужик казался совершенно не опасным, тем более что он ждал здесь поезд, который должен был прибыть рано утром. После третьего беляша мужик предложил пойти осмотреть ночной город с высоты двенадцатиэтажного дома. Малой насторожился, но окинув цепким взглядом фигуру своего нового знакомого, решил, что ничего плохого произойти не может. Взять с него нечего, а что касается остального, то он всегда успеет убежать.

Ничего плохого не произошло, за исключением того, что мужик, как только они забрались на переходной этаж сравнительно нового дома, принялся в открытую лапать Малого. "Ты чё, пидор что ли?", - больше удивился, чем испугался Малой. А ведь с виду был такой нормальный мужик.... Мужик, сипло и натужно дыша, выдавил из себя: "Дай отсосать, пожалуйста". "Чё жалко что ли, на, соси", - и Малой расстегнул штаны. Но как только мужик, сев на корточки, приблизил свое лицо к паху Малого, получил сокрушительный удар коленкой под подбородок. Удар был настолько силен, и настолько неожидан, что мужик отлетел к соседней стенке. "Ты чего?", - только и успел сказать он, как получил кроссовкой в переносицу. А потом еще. Больше мужик не предпринимал попыток подняться. А Малой, застегнувшись, торопливо сбежал с лестницы и пошел спать в ночную электричку.

Встреча с голубым у Малого была впервые. До этого, год назад, пацаны рассказывали, что почти каждому из них пришлось в той или иной мере повстречаться с такими людьми. От них-то Малой и узнал как надо поступать в таких ситуациях. Вот и пригодились эти знания....

Одиночество Малого было недолгим. Вскоре мало-помалу он познакомился с вокзальными носильщиками, таксистами и прочим контингентом. Голодным он не был никогда, и даже маленькие деньги у него водились, так как носильщики иногда позволяли помогать им перетаскивать вещи, когда случался наплыв пассажиров-барахольщиков. Спал он у носильщиков в их помещении, и они даже разрешали ему мыться в вокзальном душе, который использовался обслуживающим персоналом. Так что Малой ни в коем случае не запаршивел на вокзале. Да и не грозило ему это - все-таки он всегда старался поддерживать свой внешний вид, чего бы это ему ни стоило.

Но это было все не то.... Не то, что хотел Малой, не то, к чему он стремился. Он хотел полной свободы от всех, а не этой зависимости, пусть и не навязчивой, но все-таки.... А полная свобода могла быть только при наличии денег, да денег немалых.... Но только как раздобыть эти самые деньги? Голова Малого была постоянно занята этим вопросом. Но, как назло, ничего путного не придумывалось. Да и не могло придуматься, так как большие деньги можно было заработать большой работой, либо не менее большим же воровством. Ни к тому, ни к другому Малой сызмальства не был приручен. Так бы, наверное, он и остался в подручных у носильщиков, пока случай не свел его с Коцой.

Коцу на самом деле звали Пашкой и познакомились они на том же самом вокзале. Коца приехал на перекладных электричках из Барнаула и собирался ехать дальше на запад, искать где теплее и сытнее жизнь. Родители-алкоголики его не волновали, тем более, что отцов у него перебывало, наверное, столько, сколько ему было лет. А был Коца на год старше Малого и выглядел устрашающе. Почти через всю бритую голову у него тянулся причудливой формы шрам, который он получил в детстве, попав на машине в автокатастрофу. Так он говорил Малому, но у того не возникало никакой охоты расспрашивать Коцу о происхождении шрама. Просто сам рассказал, предвидя возможные расспросы. Да и Коцой его прозвали из-за этого шрама, хотя и не только. Любимое словечко Коцы было слово коцать.... И полный его смысл вскоре и узнал Малой.

А познакомились они просто. Малой сидел на уличной лавочке и от нечего делать пил только что купленное на заработанные деньги пиво. К нему развязанной походкой подошел парнишка со шрамом и спокойно плюхнулся рядом. Малой покосился, но промолчал. Парень покосился на пиво. Малой предложил. Тот не отказался. Через три часа под воздействием спирта, купленного втихушку неподалеку, они стали если не закадычными друзьями, то уж приятелями - точно.

Вот именно Коца и подсказал Малому простой и почти безопасный способ добычи денег.

***

-Ну чё молчишь, делать-то что будем? - вывел Малого из задумчивости голос Коцы.

-А что ты предлагаешь?

-То же самое. Денег-то у меня нет.

-Опасное это дело, Коц. Два раза подряд.... Тем более что вдвоем, без Савы.

-Хули там опасного. Чё он, по-твоему, в ментовку побежит, - Коца сплюнул под ноги. - Хоть раз такое было?

-Ну не было, - вынуждено согласился Малой. - Так может быть.

-О ёб т ть.... Я тебя не узнаю. Чего зассал?

-Да пошел ты.... Зассал, зассал.... Ух, бл*дь, герой нашелся. Ты подумай, как мы вдвоем его развести сможем. Коцаной своей головой подумай! Помнишь, что было прошлый раз, когда без Савы пошли, помнишь? Когда я тебе спирт под нос пихал, чтобы очнулся. Чё, забыл?

-Подумаешь, - презрительно протянул Коца. - Проколы у всякого бывают. Кто ж знал, что тот филин из десантуры.

-А я тебе тогда говорил и пихал ногой под столом, что сваливать пора. Так нет же.... Еще скажи спасибо, что в ментовку не поволок, а пи*дюлями ограничился. Не-е-е, без Савы делать нечего.

-Ну и давай подождем его.

Вместо ответа Малой равнодушно пожал плечами.

-Слушай, Малой, ты ж знаешь, где от тырсится. Поехали, сгоняем, а?

-Думаешь охота?

-А че делать? До вечера глухо. А там хоть травы у него возьмем.

-Даст он, ага... - с сомнением протянул Малой.

-Даст, это уже мои проблемы. Ну чё, двинули?

-Да блин, в Искитим бы смотаться....

-Давай ты завтра в Искитим рванешь. И я тогда с тобой за компанию. А седня, сам понимаешь, куда без денег. У меня болт, да и у тебя, поди не густо?

-Х*й его знает, щас посмотрю.

Малой извлек из кармана спортивных штанов сложенную вдвое пачку купюр. Не торопясь пересчитал их. Все это время, Коца, подавшись вперед не спускал глаз с рук Малого, стараясь считать вместе с ним.

-Всего-то пятихатка, и та не полностью, - презрительно процедил он. - А тебе сеструхе еще подарок купить надо, сам же говорил.

-Ну все, бля, все! Поехали к Саве! - Малой решительно поднялся.

-Давно бы так, - добродушно проворчал Коца, поднимаясь вслед за ним.

На столе осталась лежать ополовиненная пачка "Marlboro"...

***

С тех пор, как он познакомился с Коцой, жизнь Малого кардинально переменилась. Нет, внешне все осталось как и прежде. Изменилось только внутреннее содержание. И было это связано с новым способом добычи денег. А способ был на первый взгляд простой - этому Коца научился еще в своем родном Барнауле. И представлял этот способ не что иное, как коцание солдатиков. Главным образом дембелей. Еще реже - отпускников. И еще реже - просто гражданских, но обязательно молодых.

Главная сложность этого способа заключалась в двух моментах. Первый - это найти подходящего дембеля, так как одиночный дембель - явление довольно редкое. Второй - наладить с ним контакт. По преодолении этих двух моментов все остальное было сущей ерундой. Подходящее кафе недалеко от вокзала, водка, водка и еще раз водка.... Иногда Лариска, местная вокзальная проститутка, одного с Коцой возраста. Но она была нужна только тогда, когда новоявленный знакомый начинал настойчиво требовать бабу.... А так Лариска в общем разводе участия не принимала. Все это распитие сопровождалось оживленной беседой. Но всему наступал конец. Ежели солдата развезло, и он всячески утрачивал свою бдительность, его, пьяного садили на поезд, по пути проверив содержание карманов и выгребя оттуда все мало-мальски ценное. Если солдат бдительности не терял, его под благовидным предлогом выводили на улицу, а там его, бедненького, уже ждал Сава. Итог был тот же - солдат прощался с содержимым своих карманов. Нет, они забирали не все. Ему оставалась мизерная сумма на проезд, а также давались категорические угрозы по поводу необращения в ментовку. Угрозы скреплялись несильными ударами поддых и свирепыми физиономиями Савы и Коцы.

Проколов с ментовкой не было ни разу. Да и какой дембель будет мурыжиться здесь на вокзале в ожидании того, когда милиция найдет его обидчиков. А ведь менты требовали именно этого. Не повезут же они на опознание в какой-нибудь Мухосранск очередного выловленного подозреваемого. Это одно. Другое - то, что не всякий дембель пойдет в ментовку, будучи в сильном подпитии, прекрасно понимая, что сам виноват.

Это, да еще кое-что, Коца и объяснил популярно Малому, убеждая его, что риск в этом случае минимален. Малой с сомнением качал головой, прекрасно осознавая, что им двоим с этим делом не справиться. Коца согласно кивал головой, говоря, что у них в Барнауле был специальный паренек, крутой комплекции, который в самом разводе участия не принимал, а нужен был только на конечной стадии. Вот тут-то Малой и вспомнил о Саве.

Можно сказать, что с того дня и родилось их преступное узкоспециализированное сообщество, в котором все роли были строго распределены. Кандидатов на развод искали Коца с Малым. Подходил знакомиться Малой. Причем это получалось у него легко и совершенно естественно. Да и солдаты шли с ним на контакт охотно и без напрягов. Еще бы - простой, невысокого роста, белобрысый паренек. Улыбчивый, в чем-то даже обаятельный. Простой наивный взгляд голубых глазенок. С восторгом и той же самой наивностью любуется пестрой дембельской формой (один из вариантов). Рассказывает, что ему тоже скоро в армию, просит рассказать, как там служится, как с дедовщиной, ведь он такой маленький. Как тут не разоткровенничаться бравому дембелю, как не отказать парнишке и выпить с ним пару бутылок пива, тем более что он угощает. А дальше вариантов развития беседы было много. Но все они неизменно оканчивались в каком-нибудь кафе. Но всегда разном, благо они в изобилии располагались в привокзальных окрестностях. На определенном этапе беседы к ним присоединялся Коца с обязательной кепкой на голове (чтобы не пугать солдата своим шрамом). Коца по легенде был старшим братом Малого и "найдя" того сильно возмущался тем, что он шляется по вокзалу, в то время как мать одна с хозяйством колготится. А дома свиньи не кормлены, скотина не поеная. А Малой тут прохлаждается.

Этот ход придумал сам Малой. До этого они знакомились с Коцой сразу вместе. И не всегда удачно, так как видя перед собой двух человек, хоть и не сильно опасных с вида, но все-таки..., солдаты не всегда охотно шли на контакт.

А тут если у солдатика и были хоть какие-нибудь подозрения относительно Малого, то они вмиг развеивались, едва он узнавал, что Малой на правах падчерицы-Золушки пашет и пашет в своем хозяйстве. Далее опять все могло протекать по-разному, но заканчивалось тем, что солдат пил водку в компании Коцы и Малого, не мало не боясь их, так как впечатление какого-либо криминала они не производили. Особенно Малой, с чистыми наивными глазами. Да и Коца, когда надо, умел быть разговорчивым и обаятельным.

Сава все это время следил за ними издали, и знал в какое именно кафе они направляются. А дальше, спокойно привалясь плечом к стене, терпеливо дожидался сигнала.

Что было потом - нетрудно догадаться, да и описано это выше.... Непосредственно в отнимании денег принимали участие Коца и Сава. Малой находился в кафе. Если солдатик сильно выехал, и его надо было вести на поезд, этим занимались опять Малой и Коца. Они никогда не бросали его на пол дороге, хотя и сами сильно светиться не старались. Именно в этом процессе и происходила экспроприация денег, причем исключительно усилиями Коцы. Но такие ситуации, когда солдатик сильно опьянел, были не так уж и часты. В основном все-таки до этого старались дело не доводить, а совершить все по быстрому, с минимальными затратами времени.

Большой прокол был единственный раз, когда Малой познакомился с дембелем, служившим в десанте. И хоть парень и оказался общительным и веселым и пил водку наравне с пацанами, Малой все равно чувствовал грызущие изнутри беспокойство, что в это раз ничего не получится.... Он даже пытался подать знак Коце, сидевшему напротив: усиленно пихал того ногой под столом. Ведь Савы с ними тогда не было. Но Коцу понесло. Особенно тогда, когда он увидел в руках у десантника увесистый кожаный лопатник. Ну и ничего у них не вышло - солдат навешал Коце таких пи*дюлей, что последний натурально потерял сознание.... Досталось тогда и Малому, но не сильно...

Но это был единственный прокол, после которого Малой зарекся подходить к десантникам и вообще ко всем "береточникам". Все остальные случаи протекали куда как успешнее. Добыча была в основном немаленькая - какой солдат поедет на дембель пустой? Тот, который едет без денег, тот и в форме будет обычной, и не выделяться этой показной пестротой. Это тоже вскоре уяснил Малой и при поиске всегда старался зацепить именно таких вот кандидатов. Вся добыча делилась пополам, а потом уже каждый был волен распоряжаться ею как вздумается. В основном, все добытые деньги уходили на баб, пиво, спирт и травку, а потом все повторялось по новой.

Как бы то ни было, и хоть и роли в этом тандеме были распределены, выходить "на дело" без кого-то они даже и не пытались. Хотя Коца пару раз и подбивал Малого отказаться от Савы, но тот каждый раз напоминал ему историю с десантником, и Коца ненадолго, но затыкался. Вот и сегодня выходить на охоту без надежного Савы было опрометчиво.

***

Дребезжащий оранжевый "Икарус" - гармошка быстро их доставил до места. И место это называлось Перевалка, район, целиком застроенный частными домами и славившийся своей криминогенной обстановкой. Малой несколько раз бывал у Савы и поэтому уверенно шел вперед, с легкостью ориентируясь в хитросплетении узких улочек. Коца, чуть поотстав, шел за Малым, то и дело озираясь по сторонам.

-Слышь, Малой, а че тут народу нет? Все как будто повымерли.

-Они в домах сидят и за тобой наблюдают, - усмехнувшись, ответил Малой.

-Не, правда, где люди-то?

И люди не замедлили появиться. Из бокового переулка им навстречу вышла толпа, численностью четыре человека. Все ровесники, или же чуть-чуть постарше. То, что они пройдут мимо Малого и Коцы, не приходилось и думать. Малой резко остановился и засунув руки в карманы стал ждать приближения толпы. Коца встал рядом с ним, нагнув свою лобастую голову, да так, что его безобразный шрам предстал во всей красе.

-Кто такие, куда тырсите? - растягивая слова, спросил один из пацанов в громадного размера кепке-аэродроме на голове. Хоть и погода была теплая, на нем окромя этой нелепой кепки была надета длинная кожаная куртка. Осенние сапоги и спортивные штаны, небрежно заправленные в них, дополняли картину.

-Е*ёт? - вопросом на вопрос ответил Коца и длинно сплюнул в сторону.

-Ты чё такой грубый? - вроде бы как недоуменно спросил второй пацан, медленно двигаясь в обход Коцы. Третий начал делать такой же маневр справа от Малого.

-Спокуха, братва, - поднял руку Малой. - Мы здесь по делу. Идем к Саве.

-К Са-а-ве? - недоверчиво протянул "аэродром". - Нужны вы ему....

-Похезали с нами. Секанешь, - кивнул Малой, краем глаза отметив, что движения слева от него прекратились.

-Мужики, я этого знаю, - неожиданно сказал четвертый, до этого стоявший немного поодаль. При этих словах он выдвинулся вперед. - Этот кент с Савой на вокзале солдатов обувает, - он кивнул на Малого.

-И что, сильно обувает? - заинтересовался "аэродром".

-А это ты у Савы сам спросишь, ежели он тебе отвечать захочет, - сказал Коца, до этого исподлобья разглядывавший вожака.

-Нет, бл*дь, он определенно на пи*дюли нарывается, - подал голос второй, тот, что стоял справа от Коцы.

-А ты рискни, - резко обернулся и ощерился тот.

-Хоп, Коц, пошли, - негромко сказал Малой и легонько толкнул приятеля плечом. - Мы сюда не за этим пришли.

-Не торопись, братан. Филки е? - негромко спросил вожак, приподняв в усмешке уголок рта.

-Чего? - Малой удивленно поднял брови. - Ты глянь, Коца, совсем о*уели.

На этих словах он вполоборота повернулся к приятелю, выпустив из поля зрения того, кто стоял слева от него. Вот этого делать бы не стоило. Раздалось легкое цвырканье - звук, которым наездники подгоняют лошадей, и в тот же миг на Малого обрушился сильный удар. Все-таки краем глаза он успел увидеть движущийся в его сторону кулак и слегка отклонился, что, впрочем, мало помогло ему. Кулак, до этого метивший в висок, угодил точнёхонько в ухо. Малой, не выпуская из поля зрения вожака - "аэродрома" немедленно двинул локтем в ненавистную харю, стоявшую слева и одновременно с этим поддел под челюсть вожака. Коца, с первых минут драки верно оценивший обстановку, коротким и точным ударом поддых вырубил наглого кента, стоявшего рядом с ним. Кент кулем повалился на дорогу. Но они оба упустили четвертого, сосредоточив свое внимание на вожаке. Оно и правильно - вожак, которому удар Малого, казалось, не причинил никакого вреда, провел классическую "двойку" с разворотом - левой, отвлекающий, в голову, правой - в солнечное сплетение.... Раздался утробный всхлип и Малой, согнувшись пополам, медленно осел в придорожную пыль. Воздух немедленно прорезал неприятный свист, и лицо Коцы обожгло багрово красной полосой; кожа лопнула, и лицо мгновенно залило кровью. Эта была велосипедная цепь, удачный взмах которой сзади Коцы, немедленно вывел его из строя. Он еще успел обернуться, не отрывая руки от лица и силясь понять причину произошедшего. Но лучше бы он этого не делал. Сильный удар ногой в живот заставил согнуться и его....

Дальше ни Малой, ни Коца ничего не помнили. Их, лежащих неподвижно в густой и вязкой пыли еще немного попинали, но уже просто так, для острастки, обшарили карманы и неспешно удалились.... Поход на Перевалку окончился плачевно....

***

-Это Шифер со своей кодлой, больше некому, - убежденно произнес щупленький парень с крысиной мордочкой, передавая косяк приятелю.

Тот, сделав несколько частых затяжек и с наслаждением выпустив облако густого едкого дыма, нервно провел языком по пересохшим губам.

-Ага. Они с Савой вот так живут, - и выставив два указательных пальца с жирной черной каемкой потыкал ими по направлению друг к другу.

Сам Сава лежал на застеленной цветастым, лоснящимся от грязи одеялом, кровати и не подавал признаков жизни. На столе стояла початая бутылка водки в окружении разнокалиберных стаканов и чашек с немудреной снедью.

***

Это и было обиталище Савы, в которое Малой и Коца попали спустя полчаса после стычки с Шифером. Первым пришел в себя Коца: приподнявшись на дороге, он, морщась от боли, отполз к обветшалому забору и рывком разорвав на себе футболку стал аккуратно обтирать сочившуюся кровь. Казалось кровь течет отовсюду - она заливала правый глаз, подбородок и обильно капала на голую грудь. Скривившись, Коца посмотрел на Малого. Тот, свернувшись калачиком лежал поодаль от него и не шевелился.

-Малой, - сипло окликнул его Сава.

-Малой! - уже чуть погромче.

В ответ раздался слабый стон. "Живой", - пробормотал Коца и вновь занялся собственным лицом. Минут через пять встал на четвереньки и Малой, и помотав головой посмотрел на Саву.

-Чё у тебя рожа такая серая? - удивился Коца, сплюнув кровь далеко в сторону.

-О*уеть! - удивился Малой. - Коца, ты себя-то видел?

И действительно - на Коцу без содрогания нельзя было смотреть. Опухший, залитый кровью глаз, рассеченная щека, все лицо в потеках крови. И эта самая кровь повсюду - на штанах, на груди, на ставшей вмиг красной футболке, на придорожной траве...

-Догадываюсь.

-Чем тебя? - морщась от боли, Малой дополз до Коцы и обессилено привалился спиной к забору.

-Х*й его знает, цепью наверное, - равнодушно ответил Коца не прекращая своего занятия.

-Блин, и долго мы здесь провалялись? - спросил Малой, с беспокойством ощупывая скулу.

Коца машинально приподнял руку, чтобы посмотреть одним глазом на часы.

-О, часы пи*данули, - равнодушно констатировал факт он.

Малой при этих словах полез в карман. Сначала в один, затем в другой....

-Бабла тоже нет.

Коца неопределенно хмыкнул.

-Ну ты как?

-Чё, не видишь?

-Идти-то сможешь?

-Ноги вроде целы. А куда идти-то?....

-Куда-куда.... К Саве, куда еще. Не в город же в таком виде ехать.

-Ну у тебя-то видок еще ничё, - Коца покосился одним глазом на приятеля. - А мне-то точно труба.

-У тебя правый глаз целый?

-Да целый он, только не открывается. Не видишь фонарь какой.

-Вижу. Главное глаз целый. Пошли! - Малой с трудом поднялся на ноги и стоял, держась за забор.

-А если его дома нет? - Коца не отрывая футболку от лица, поднялся вслед за Малым.

-Найдем.

Савы действительно дома не было. Неопределенного вида женщина, которая в равной степени могла быть как и Савина мать, так и бабка, ворчливо прошамкала, что "глаза бы ее этого ирода не видели" и удалилась в дом, гремя пустыми ведрами. Спас положение голопузый карапуз лет шести, с увлечением ломавший трехколесный велосипед на задворках дома.

-А Серега бухает вон там, - он махнул чумазой пятерней вдоль улицы.

-Покажешь где? - спросил Малой.

-А червонец дашь?

-А нету, - в тон ему ответил Малой.

-Тогда не покажу, - ответил малыш, снова принимаясь за раскурочку велосипеда.

-Чё, повелся? - сдвинув брови нарочито серьезно спросил Малой. - Пошли, покажешь. Серега и даст тебе червонец. Я ему скажу.

-А-а-а, он даст.... Он мне по голове даст, - обиженно ответил пацан и шмыгнул носом.

-Не ссы, все будет ништяк. Айда.

-Ну пошли, - с сомнением, почти как взрослый протянул малыш и пошел по направлению калитки.

Выйдя на улицу, он со страхом уставился на Коцу, стоявшего около забора и не перестававшего вытирать сочившуюся кровь. Его футболка, бывшая когда-то белой, превратилась в рыхлый комок темно-бурого цвета.

-Не обращай внимания, пошли, - Малой приобнял пацана за плечи и подмигнул Коце.

-Ну чё? - сипло спросил тот.

-Щас найдем.

Сава действительно вскоре обнаружился. Он без движения лежал на кровати в тесной хате, которая из-за вросших в землю окон была похожа на пещеру. Кроме него там еще находились два парня и неопределенного вида девица, лежавшая в обнимку с Савой. Резко пахло анашой.

-Вы кто? - немедленно спросил один из пацанов, едва они вошли в эту пещеру.

-Сава у вас? - спросил Малой, приглядываясь в сумраке этой пещеры.

-К нему что ль? - равнодушно спросил второй.

-Ну.

-Вон он, батонится. Попробуй, разбуди его, - парень кивком указал на кровать и отвернулся к початой бутылке водки.

За Малым в дверь протиснулся Коца, а за Коцой - малыш, приведший их туда.

-Ого, во шобла к нам завали...., - сказал второй парень и немедленно осекся, едва увидел лицо Коцы.

-Вы чё пацаны, откуда?

***

Через час Малой уже знал имя своего обидчика, как и то, что Шифер и его кодла держат в напряге чуть ли не пол-Перевалки, так как сам Шифер - бывший боксер-перворазрядник, а его пи*добратия состоит из полных отморозков. Сам Сава до последнего времени держал строгий нейтралитет, да вот, что-то недавно они не поделили с Шифером, посему сейчас у них война. Малой это выслушивал сидя в одних трусах с ногами на табурете и не спеша наслаждался отменным косяком. Его одежда, постиранная, сушилась на солнышке. Коца лежал на диване. Вокруг него вилась единственная в этой хате девка, аккуратно протирая лицо невесть откуда взявшейся чистой тряпочкой. Попытки разбудить Саву ничем не окончились.

Мишка и Сашка пояснили, что Сава бухает чуть ли не полночи, а еще и косяки.... Вот и срубился. Причем, срубился надолго и разбудить его не представляется никакой возможности - это уже проверено. Пока сам не проснется, будить его бесполезно - можно и по сойке схлопотать. Девица, ее звали Светка - это Савина подруга и владелица пещеры. А водки у них море - Сава сегодня утром притащил, вот они и пьют потихоньку....

-Ну как ты там? - спросил Малой и потянулся на стуле, отчего чуть не свалился с него.

Настроение его пришло в норму, и недавнее приключение уже не казалось таким трагическим, потеря денег - ерунда.... Косяк оказался добрый - Малому хотелось обнять весь мир, чего с ним бывало только после очень хороших косяков.

Он неуклюже слез со стула и подошел к Коце. Тот с закрытыми глазами, вытянувшись по струночке, лежал на диване. Светка, примостившись рядом, стирала остатки засохшей крови с подбородка. Лицо Коцы почти наискось пересекал багровый рубец, из которого еще местами сочилась кровь. Этот рубец был как бы продолжением того, что был на голове и придавал лицу Коцы зловеще-гротескный вид. Это выражение дополнял опухший глаз, начинавший из красного превращаться в темно-лиловый.

-О, да у тебя морда еще в самый раз, - бодро произнес Малой.

-Ну дык.... Вон, Светик помог, - Коца открыл один глаз и подмигнув им Малому, совершенно естественно опустил руку на Светкину коленку, белевшую из-под распахнутой полы халатика. Светка, как ни в чем не бывало, продолжала стирать кровь.

-Тебе надо рану марганцовкой промыть, - хрипло сказала она, закончив свое занятие.

-Надо солнышко, так надо.... Я завсегда за, - бодро произнес Коца, не спуская глаз со Светки.

-Я щас, - ответила она, и запахнув полы халатика поднялась с дивана.

Еще через час Коца в компании Мишки, Сашки и Светки вовсю налегал на водку, а Малой спал на диване.

Через два часа Малой проснулся. Из всей компании более-менее трезво на ногах держался Коца. Светка спала в объятьях Савы. Мишка дрых на каком-то зипуне в углу около батареи, а Сашка примостился прямо на столе, уткнувшись острой мордочкой в сложенные руки. Коца же равнодушно и совершенно отрешенно смотрел прямо перед собой, попыхивая очередным косяком.

-Коц, - негромко позвал Малой, приподнявшись на локте.

Ноль реакции.

-Коца!

-Чего тебе? - не поворачивая головы, лениво произнес приятель.

-Пошли на улицу, потрындим.

-Не охота, - так же лениво....

-Пошли, кому говорят! - Малой поднялся и подошел к сидящему на стуле Коце.

-Отстань.

-Е*аные шары, чё расселся, говорю пошли, базар есть! - Малой с силой встряхнул Коцу за плечи, отчего тот чуть было не свалился с табуретки.

-Как ты мне надоел, - со вздохом произнес Коца, но тем не менее поднялся и с неохотой поплелся за Малым к выходу из пещеры. Запнувшись об порог, он буквально вывалился на улицу и не удержав равновесия, упал к ногам Малого.

-Нормалек, - с удовлетворением произнес Малой. - И так е*альник как терка, а тебе все мало...

С усилием он поднял Коцу и усадил на завалинку. Сам же опустился напротив него на корточки.

-Я че хочу сказать, Коц, - начал он, но увидев, что у приятеля медленно закрылись глаза и он стал заваливаться на бок, с силой встряхнул его.

-Ну ты чё?

-А? - встрепенулся Коца. - Чего базаришь?

-Короче, слухай. Я чего водку пить не стал. Я сейчас на вокзал отваливаю, а ты здесь оставайся, усек?

-Зачем? - с усилием спросил Коца.

-Бабла ни гроша нет, что значит зачем?

-Ну а я-то тут причем?

-Чтоб не терял меня. Я завтра буду, тебе хоть окуляры привезу, да кепку твою, чтоб в люди показаться мог.

-Ну и ладно, - опять покачнулся Коца.

-Все. Сава проспится, вместе ждите меня. Ежели что, завтра на охоту пойдем.

Глаза Коцы снова были закрыты.

-Бл*дь, ты задолбал! - Малой поднялся на ноги и легонько хлопнул Коцу по щеке. - Ты понял меня?

-А? Чё? - опять встрепенулся Коца.

-Все, базар окончен, иди в дом, пей свое пойло.

-Постой, Малой, ты куда? - к Коце вернулось сознание.

-Говорю тебе на вокзал.

-А я?

-А ты здесь будь, я утром вернусь.

-Подожди - подожди, - замотал головой Коца. - Ты че на вокзале делать-то один будешь?

-Да то же, что и с тобой, - усмехнулся Малой.

-Коцать что ли? Один? - изумился он.

Малой отрицательно покачал головой.

-А как тогда? К Дизелю двинешь?

-Опять не угадал.

-Говори давай!

-Сотовый помнишь, который мы у тебя в Барнауле сдали?

Коца изумленно присвистнул:

-Ты чё, совсем о*уел? Один. Без меня....

-Клофелин, - коротко ответил Малой.

-Ты же это не любишь.

-А что делать? - взвился Малой. - Бабло где брать на развод, а?

-От это ты завернул. И не боязно?

-Короче, пошел я. Бывай, - и он не оглядываясь пошел к калитке.

-Смотри там аккуратнее. И утром жду тебя, - крикнул ему вслед Коца.

Малой не обернулся.

***

С той самой памятной встречи с голубым год назад, отношение к ним у Малого ничуть не изменилось. Он не просто не понимал их наклонностей, их стремления к себе подобным, он попросту презирал их. За их манеру держаться, их внешность, за эти похотливые сальные глаза, за их речь со специальным растягиванием гласных, за картинные жесты ручкой, которые могла себе позволить даже не каждая женщина. В основном такое впечатление и такое резкое неприятие у Малого сложилось от наблюдения за постоянным вокзальным контингентом этих голубых. Были это в массе своей люди немолодые, мало чего стесняющиеся и ошивающиеся на вокзале практически постоянно, ближе к вечеру. Малой никогда не понимал смысл их нахождения именно на вокзале: ведь какой уважающий себя человек пойдет куда-то с такой неопределенностью....

Он не понимал, и, разумеется, не пытался понять. Он просто обходил их стороной, глядя сквозь них. Да и они никогда не пытались заарканить Малого. Все-таки какие бы они не были плохие и неопрятные, при всем при этом обладали наметанным глазом и знали, что Малой на вокзале ошивается постоянно, да вдобавок не один. Так они и существовали - отдельно друг от друга, если можно было так сказать. И пути их никогда не пересекались, да и не могли пересечься.

Но были на вокзале и другие личности. Малой бы никогда не подумал, глядя на таких людей, что они точно такие же, как и та самая пи*добратия, с визгливым гомоном распивающая спирт под мостом. Да и как можно было подумать вон на того нормального дядьку, спокойно стоящего у перил мостика и вроде бы как равнодушно взирающего на толпу. Или же на вон того парня, лениво перемещающегося от киоска к киоску.... Кто они такие и какова цель их пребывания на вокзале - на это Малому открыл глаза дядя Толя - таксист. Однажды он сидел у него в машине, просто так, курил папиросу и болтал с дядей Толей за жизнь, как вдруг последний, прервав излияния Малого, кивнул за окно:

-О, глянь, охотничек ползет.

-Какой охотничек? - не понял Малой, послушно посмотрев в указанную сторону.

По привокзальной площади неспеша прогуливался мужик лет тридцати, опрятно одетый, с газеткой в руках.

-За пацанами охотник.

-Пи*арас что ль? - изумился Малой.

-Он самый.

-Дядь Толь, а ты откуда знаешь?

-Потаксуй здесь с моё, не на такое насмотришься, - ответил Дядя Толя, подкуривая очередную сигарету.

Именно дядя Толя и навел Малого на мысль о новом промысле. Промысел этот был необычен, но не сулил особых неожиданностей. Впрочем, как потом убедился Малой, барышей он тоже особых не приносил. И прибегал Малой к этому способу добычи денег лишь только в крайних случаях. Состроить печальную гримасу на симпатичной мордашке не составляло особого труда. Пойти как бы невзначай навстречу такому "охотнику" - да без проблем. Позволить себя остановить - с готовностью. Рассказать об ушедшем поезде, унесшем все документы, или же про зверь-мачеху, бьющую нещадно - да запросто. Пойти в гости - с небольшой ломкой, но согласиться. А дальше в ход вступал Коца, до этого неотступно следивший за Малым. В итоге в гости идти не приходилось, но и добыча не всегда была такая, как в случае дембелей.

Таких "охотников" сам Малой был вычислить не в состоянии, все-таки они ничем не отличались от вокзального большинства. Помогал ему в таких случаях дядя Толя, целыми днями толкавшийся на своей "Волге" вокруг да около вокзала и обладавший феноменальной наблюдательностью.

-Вон смотри, Никита (он всегда называл Малого только по имени), видишь кент стоит, курит?

-Ну, - подавшись вперед, отвечал Малой, разглядывая невысокого парнишку в свободной рубашке и в джинсах, курившего неподалеку.

-Ваш клиент.

-А ты не ошибся? - с сомнением тянул Малой.

-А ты попробуй, - с улыбкой отвечал дядя Толя.

Он был абсолютно в курсе того, как используют этих "охотников" Малой и Коца и полностью одобрял их действия. Малой пробовал. И в тот самый раз удача улыбнулась им на целую тысячу.

-Ты как их вычисляешь, дядь Толь? - не раз спрашивал у него Малой.

Дядя Толя хмыкал в седые усы и неизменно говорил одно и то же:

-Я здесь без малого тридцать лет таксую, сынок. На такое насмотрелся....

-А ты меня научи!

-Бесполезно, Никита. Это интуиция. Я таких людей просто за версту чую. Зачем они сюда пришли, и кого высматривают в толпе. Ты не менжуйся, надо будет, ко мне подходи - я тебе завсегда на такого кандидата покажу, - он ободряюще хлопал Малого по спине...

Но два раза Малому приходилось балансировать на острие бритвы. И оба этих раза Коца помочь ему не мог, так как Малой уезжал на машине. Конечно, видя машину, он мог отказаться, но владевший им в то время азарт перевешивал чувство опасности за свое тело и Малой, зажмурив глаза, кидался в этот омут. В общем-то опасности особой не было - на такие случаи Малой держал при себе ампулу с клофелином, который они изредка использовали для солдат. Вот и в эти два раза клофелин здорово выручил его.

Первый раз Малого, бедного несчастного ребенка, отставшего от поезда, увез на белой "шохе" лысеющий дядька лет сорока, свято наобещав, что утром он лично посадит Малого на поезд, да еще и денег даст в дорогу. Разумеется, в планы Малого не входило дожидаться утра и сидя на переднем сиденье сравнительно новой шестерки, он незаметно и аккуратно проверил наличие и целостность заветной ампулы, спрятанной под подкладкой мастерки. Ехать пришлось недолго - хата находилась на Плановой, а оттуда до вокзала сорок минут быстрого хода. Обильная закуска, запотевшая бутылка водки, нетерпение лысана, буквально распиравшее его.... Малой волновался, сумеет ли он незаметно вылить содержание ампулы. Сумел. Трапеза подходила к концу, когда лысан обозначил свой интерес, предложив Малому посмотреть видюшник. Слегка волнуясь по поводу действия препарата, Малой нехотя согласился. Задернутые шторы, красный свет торшера, мерцающий экран телевизора, кишащий голыми потными телами и лысан, уснувший с рукой на бедре Малого.... Препарат действовал безотказно, силу и длительность этого действия Малой знал от Лариски, которая и снабжала его заветными ампулами. Посему он не торопясь вымылся под душем и неспеша, насвистывая, прошелся по квартире, собрал всю наличность и прихватив золотой перстень хозяина, преспокойно ушел, захлопнув дверь.

В тот же день они с Коцой рванули в Барнаул, на родину последнего. Все-таки масштаб содеянного в подметки не годился их вокзальному промыслу, и очко, как выразился Малой, было жим-жим.... Они надеялись там отсидеться недельку, а потом вернуться обратно сюда.... Но волновались зря - никто в милицию заявлять не стал. Об этом Малого просветил дядя Толя, сказав, что такого рода промысел самый безопасный, так как ни один педик не попрется в милицию с заявлением, что его ограбили.... Ведь у таких "охотников" есть и семья, и даже работа, на которой не все всё знают, зачем им лишние проблемы. Просто выводы сделают на будущее, успокоил его дядя Толя.

Второй раз добыча была куда как скромнее, зато поволноваться Малому пришлось гораздо больше. Высокий и здоровый лохматый парень лет тридцати с громадными ручищами познакомился с бедной сиротой, который убежал от мачехи, и, недолго думая, пригласил сироту к себе в гости - накормить, напоить, и спать уложить. Ехали на стареньком "Лексусе" и Малой внимательно запоминал дорогу. Приехали аж на Затулинку - к черту на кулички, что немало расстроило Малого. Еще больше его расстроило, что парняга водку пить не стал, а предложил Малому пива. Куда деваться - пришлось пить пиво, карауля момент, когда парень отлучится в туалет. Малой сильно сомневался, подействует ли на такого здоровяка одна ампула препарата, но у него больше не было, так что приходилось уповать на волшебное действие этой. Для этого Малой решил сознательно затянуть трапезу, что, по-видимому, не входило в планы парняги. Он по прежнему глушил пиво, не забывая подливать себе и Малому и расспрашивая его о сиротской жизни. Расспросы закончились. За столом повисла тишина. Парень в упор разглядывал Малого, даже и не думая засыпать. Потом спросил про то, как Малой относится к однополой любви. Тот ответил как есть. Парень недобро засмеялся и предложил проверить. Малой вежливо, насколько смог, отказался. Тот неожиданно оказался напротив Малого и опустившись на корточки, стал массировать ему бедра, особо там не задерживаясь, а поднимаясь все выше и выше.... Малой попытался вырваться. Это у него не получилось. Тогда он схватил сковородку с жареной картошкой и что есть силы опустил на голову здоровяка. Хрюкнув и выпучив глаза, здоровяк повалился на спину и так и остался лежать. Поднявшись со стула, Малой опасливо попинал хозяина, а потом, склонившись, потрогал у него пульс. Пульс бился. Хоть слабо, но бился. Не мешкая, Малой поспешил покинуть квартиру, по пути заглянув в куртку хозяина, и забрав из нее две сотки и сотовый телефон....

В этот же день они опять уехали в Барнаул, где благополучно этот телефон и продали.

Малой тогда спросил у дядя Толи - а что делать, если эти "охотники" опять объявятся на вокзале и увидев там Малого, попытаются свести с ним счеты, или чего доброго потащат в милицию.

-Плохо ты знаешь эту пи*добратию, - улыбнувшись, ответил дядя Толя. - Уж в милицию тебе никто не потащит. Да и сводить счеты на вокзале никто не рискнет. Не тот контингент. Они же все трусливые, Никита. И бояться, кабы никто про них ничего не прознал. Это же тебе не те мандавошки, что под мостом х*и сосут и ничего не боятся. Тем действительно терять нечего. А эти, как бы цивильные, и они лишний шум поднимать не будут. Просто обойдут тебя стороной. Так что не ссы!

Малой и не думал после этого "ссать". Но и таким промыслом предпочитал заниматься только в крайнем случае и по возможности больше не соглашаться куда-либо ехать, а надеяться на устрашающую физиономию Коцы и его кулаки.

Но в этот раз Коцы рядом не было. Приходилось надеяться только на себя....

***

Приехав на вокзал он первым делом отправился к зданию недостроенного ДК, что находилось слева от вокзала. Ужом юркнув сквозь неприметную дыру в заборе, уверенно направился вглубь стройки. Здание ДК было уже как год законсервировано и на площадке было тихо. Зайдя в одно из помещений, Малой два раза повернул направо и оказался в небольшой комнатенке с единственным, выходящим во двор окном. Под ногами хрустела кирпичная крошка, осколки битого стекла, какие-то ветки.... Приставив к стене покосившиеся малярные козлы, Малой легко запрыгнул наверх и приподнявшись на цыпочках засунул руку в отверстие вентиляционной шахты, что зияло под самым потолком. На свет появился сверток, обмотанный грубой веревкой. Спрыгнув, Малой примостился в углу, и перед тем как разворачивать, настороженно покрутил головой по сторонам, прислушиваясь. Все было тихо, и он сноровистым движением освободил сверток от веревки. Внутри пакета было все необходимое им для охоты: аккуратно примятая бейсболка с длинным козырьком, которую надевал Коца при встрече с солдатами, добротно сработанный металлический кастет, выкидуха с причудливой ручкой, массивные котлы с тремя циферблатами, солнцезащитные очки, маленький перочинный ножичек, два паспорта - Малого и Коцы, кроме того - еще и Коцовы водительские права и небольшая аптекарская коробка. Вот она-то и нужна была Малому в первую очередь. Открыв ее, он бережно извлек из нее ампулу с прозрачной жидкостью и вздохнув, пересчитал оставшиеся. Хотел взять еще одну, но еще раз вздохнув (ампул оставалось мало), закрыл коробочку и задумчиво посмотрел на то, что держал в руках.

То, что он задумал, было дело рисковое. Ведь при любом раскладе пришлось бы сегодня идти в гости и там действовать сообразно обстоятельствам. А эти самые обстоятельства могли обернуться любой неожиданностью. И кто ж его знал - повезет ли нынче Малому. Во всяком случае бывалого азарта не было и в помине. "Ничего, дядя Толя подскажет, а там видно будет. С бугаями, как прошлый раз, знакомиться не буду, а там должно повезти", - Малой сноровисто запаковал сверток и привычным движением засунул его поглубже в шахту. Спрыгнув, отодвинул козлы к противоположной стене, отряхнулся и после этого с непонятной тяжестью на сердце покинул стройку.

Первым делом надлежало найти дядю Толю, забраться к нему в машину, стрельнуть у него папироску, пожаловаться на обидчиков и ждать.... Ждать подходящего момента.

Дяди Толи на вокзале и на находящейся рядом с ним стоянке не было. Малой не расстраивался - тот мог везти очередного клиента, и рано или поздно все равно на вокзале объявится. Прошел час, в течение которого Малой бесцельно бродил по привокзальной площади, всматриваясь в лица прохожих и пытаясь самостоятельно определить, кто из них охотник по методе дяди Толи. Бесполезно. Отправившись в очередной раз к стоянке, он так и не нашел дядю Толю. Язычок беспокойства лизнул под сердцем. Малой подошел к Гошке, такому же таксисту, которого знал и с немалым расстройством узнал, что дядя Толя заболел - вроде бы как отравился чем-то на рынке и теперь лежит в больнице.

Новость была ошеломляющей. И не столько из-за того, что дядя Толя отравился, сколько из-за того, что его сегодня не будет. Весь план по знакомству с подходящей личностью, до этого казавшийся чем-то легким и необременительным ввиду присутствия дяди Толи, теперь рухнул в одночасье. Опустив голову Малой отошел от стоянки и, спустившись с моста, устроился в привокзальном скверике на лавочке, на той самой, где утром его и застал Коца.

Только несколько часов назад он, Малой, сидел беззаботно на этой самой скамейке и строил планы по поводу сегодняшнего вечера. Планы самые радужные и от того приятно гревшие душу.... А теперь? Теперь он без копейки денег, с рухнувшим планом по окучиванию очередного пи*ара, в отсутствии выведенного из строя Коцы, сидит на этой самой лавочке и не знает что делать....

"Пойти Дизеля разыскать, может пожрать даст, - при упоминании о еде у Малого неприятно засосало под ложечкой. - Ладно, это не проблема. А что потом? На Перевалку волочиться? А там? Пить Савину водку и ждать когда Коца оклемается? А когда это будет? Ждать, когда Сава протрезвеет? У него запои по неделям могут длиться..." Вопросы, вопросы, одни вопросы.... И нет на них должных ответов. И нет никакой перспективы впереди, никакого света в конце тоннеля. Малой откинулся на спинку и прикрыл глаза. "А может оно и к лучшему, что так получилось.... Ведь не лежит у меня душа, ой как не лежит к этим пи*орам. Да и опасное это дело. Вот если бы я был такой же, как и они...", - Малой усмехнулся и открыл глаза. Над головой синело высокое бездонное небо, в которое хотелось смотреть долго-долго, не отрываясь. "А почему бы попробовать солдатика одному не коцануть? Хм, то же самое.... С той лишь разницей, что это будет кафе. Клофелин в стакан и порядок.... Не-е-е, че я совсем е*анулся? Он отрубится за столиком, а я что буду делать? Нет, что за ерунда в голову лезет. Не, как ни крути, ни верти, а Перевалки мне не избежать".

Размышления Малого неожиданно прервал возбужденный гомон на соседней лавке. Не поднимая головы, он скосил глаза направо. Недалеко от него пристроились два парня, лет по двадцать семь-двадцать восемь и весело обсуждая какую-то Маринку, принялись выкладывать из пакета бутылочное пиво, составляя его на бетонное ограждение клумбы. Малой опять прикрыл глаза - обычная вокзальная суета, обычные пассажиры, скорее всего ждущие свою электричку. Он опять попытался сосредоточиться на своих проблемах, но этому мешал оживленный разговор на соседней лавке. Против своей воли Малой вскоре узнал, что оказываются они действительно ждут электричку, но только поедет на ней один, а второй его провожает. Судя по всему день они провели бурно, побывав в гостях у неведомой Маринке, подробности пребывания у которой они живо и обсуждали. Малой недовольно поморщился - эта оживленная болтовня здорово досаждала ему. Легко соскочив с лавки, он пошел по направлению к вокзалу. "Пойду, разыщу Дизеля, займу у него немного бабла, похаваю, да на Перевалку, что еще остается", - проходя мимо мужиков, Малой краем глаза рассмотрел их. Оба были хорошо поддатые, настроение веселое, у ног стояло уже по две пустых бутылки. На Малого они не обратили никакого внимания, впрочем и он забыл о них тут же, едва отойдя....

На вокзале работала не смена Дизеля. Мало того, эта была совершенно незнакомая Малому смена носильщиков, что он и выяснил, зайдя к ним в помещение. Дизель должен был работать только завтра с утра, а эти - здоровенные бугаи, исподлобья рассматривали Малого, нехотя цедя слова. Малой поднялся наверх с надеждой, что уж из охранников кто-то, но знакомый найдется. Но и здесь облом. Выйдя на мостик, он бесцельно облокотился на перила, спиной к вокзальной суете. Справа, слева, сзади и внизу шумело людское многоголосье, плавно обтекая Малого и никому не было дело до одинокой фигурки никому не нужного человека. В голове была полная пустота, никаких мыслей кроме как ехать на пресловутую Перевалку не возникало.

"А что делать? Придется туда, как бы мне этого не хотелось. Там хоть мал-мал похавать есть. Да Коца опять-таки тоже там.... Все ж спокойнее", - Малой неуютно ощущал себя здесь. К нему вернулось давно подзабытое чувство глухого вакуума вокруг него, то самое чувство, которое он испытал здесь, на вокзале, ровно четыре месяца назад, когда только-только выпустился из родного детского дома. Но одновременно с этим все его существо решительно противилось единственно возможному варианту с Перевалкой. Ехать туда не хотелось, совершенно не хотелось. Но выхода другого не было и Малой, нехотя оторвавшись от перил, пошел по направлению к остановке. Совершенно неожиданно для себя он немного свернул в сторону, и путь его пролег через тот самый скверик, из которого он ушел двадцать минут назад.

"А, ладно, посижу здесь еще с часок, стрельну сигаретку, покурю. На Перевалку всегда успеется, а здесь глядишь, что и выгорит", - подумал Малой, заходя в скверик. Что именно могло "выгореть", и что из этого получится, он и сам не знал. Просто какое-то чувство, пока неясное, мутное и размытое подсказывало ему, что торопиться с отъездом не следует. Вот он и подчинился этому чувству, преспокойно усевшись на "свою" лавку. Мужиков, распивающих здесь недавно пиво, не было. "Оно и к лучшему", - подумал Малой, откидываясь в привычной позе спиной на сиденье.

Тишину и покой не нарушало ничто. Все-таки день был будний и пассажиров в этом скверике было немного, а те что были, предпочитали располагаться поодаль, под табло с большими часами. Так что сравнительное одиночество Малого ничего не нарушало. Но так продолжалось недолго - около него протопали шаги и Малой явственно ощутил что на соседнюю скамейку кто-то тяжело приземлился. Он по привычке открыл глаз и покосился в сторону, не меняя расслабленной позы. Его трудно было не узнать - это был тот самый мужик, который полчаса назад провожал здесь своего друга. По все вероятности друга он проводил и сейчас сидел с каким-то потерянным видом, изредка прикладываясь к бутылке пива и не глядя по сторонам.

"Однако интересно, - Малой впервые более пристально рассмотрел мужика. - Ежели проводил, как он сам тогда базарил, то чего сюда приперся? Просто пиво пить или что?". Мужик, или правильнее было назвать его парнем, и впрямь был довольно пьян. Густой волнистый чуб черных как смоль волос здорово контрастировал с коротко подстриженными волосами сзади с аккуратной окантовкой. Круглое лицо, мощная борцовская шея, маленькие, плотно прижатые уши. Одет он был, несмотря на жару, в черную джинсовую куртку, черную же майку и темно-синие джинсы. А то, что он был пьян - это без труда бросалось в глаза, и даже такой искушенный человек, как Малой без труда это определил, едва взглянув на парня сбоку.

"Эх, сюда бы прошлогоднюю толпу - Славку-шило, Толяна, Хилого да Длинного - вмиг бы обули этого кренделя. У него походу в кармане бабло водится", - Малой вздохнул. "Обувать", как он выражался, этого парня одному не имело никакого разумного смысла. Парень неожиданно пошевелился и обведя скверик медленным взглядом, остановил его на Малом. Последний поспешил отвести глаза, уткнувшись в землю. Не увидев, а скорее почувствовав, что парень отвел взгляд, Малой снова посмотрел на него. Неловко шаря по карманам, парень искал в них что-то важное. Это "что-то" оказалось пачкой "Честера" и зажигалкой. Неторопливо вытряхнув сигарету, парень подкурил и выпустив облако дыма, хлебнув пива, опять уставился в пространство перед собой.

"Почему бы и нет? - подумал Малой. - Ведь не убьет же он меня", - на этих словах он поднялся и неторопливо приблизился к парню. Тот, почувствовав приближение человека, поднял голову и в ожидании уставился на Малого.

-Извините, у вас сигареты не найдется?

Парень молча полез в карман. "Да они у тебя не в этом кармане, мужик", - хотелось сказать Малому, но он благоразумно сдержался. Парень пошарил рукой в другом кармане и извлек наконец на свет пачку. Молча открыл ее, так же молча протянул Малому. Тот не заставил себя ждать - ловко извлек сигарету и сдержанно поблагодарил:

-Спасибо.

Парень кивнул в ответ и спрятал пачку. А потом, видя, что Малой не уходит, а переминается с ноги на ногу, так же молча достал "Крикет" и щелкнув, поднес к сигарете.

-Спасибо, - вторично поблагодарил Малой и повернулся было спиной к мужику, как вдруг тот остановил его, спросив хрипло в спину:

-Пиво пить будешь?

Малой медленно обернулся. Парень, ухмыляясь, протягивал ему бутылку. "Никакой он не пьяный", - с удивлением отметил Малой, разглядывая парня вблизи. И правда - не было той характерной поволоки в глазах, что делает их туманными и бессмысленными. Напротив - взгляд парня был ясным, а в глубине глаз светился огонек доброжелательности. Нет, конечно до таких "высот" Малому было далеко - он просто почувствовал что от мужика не исходит никакой опасности, а пиво он предлагает вполне искренне и именно доброжелательно.

-Можно глоточек, - стараясь, чтоб голос его выглядел грубее, сказал Малой и осторожно присел рядом с парнем.

-Держи, - тот пошарив рукой в пакете, извлек на свет запотевшую бутылку "Мартовского".

Малой, приняв ее, оглянулся в поисках острого края, что бы открыть бутылку.

-О-о-о-о, да ты открывать не умеешь. Смотри, - парень протянул руку и Малой послушно отдал бутылку назад.

Тот опять достал зажигалку, ловко повернул ее и в тот же миг раздался характерный чпок. Пробка улетела куда-то вверх, а на краю бутылки показалась легкая шапка пены.

-Ловко, - уважительно протянул Малой, принимая бутылку назад. - Я так не умею.

-На следующей научу, - как о само собой разумеющимся ответил парень и продолжил. - А я вот друга проводил.... Надолго. И в дальние края....

-На электричке? - невинно поинтересовался Малой.

-Откуда знаешь, что на электричке?

-А я тут рядом с вами сидел. Пытался уснуть, да вы так громко говорили обо всем, что никакого сна не стало.

-Во! А чего это ты тут спать собрался? - парень удивленно посмотрел на Малого и даже повернулся к тому в полкорпуса.

-А больше где? - Малой равнодушно пожал плечами и длинно сплюнул.

-Ты что бомж что ли? - слово "бомж" он выговорил с показной четкостью, и, как показалось Малому, с небольшой долей иронии.

-Ну да, вроде того...

-Ну-ка, ну-ка.... - парень заинтересовано посмотрел на Малого.

-А ты что, мент что ли? - Малой напротив, даже немного отодвинулся.

-Да какой я мент, - махнул рукой парень и рассмеялся. - Разве будет тебе мент пьяный по вокзалу шарое*иться, да пиво пить на лавочке в одиночестве. Вот Андрюха, которого я проводил сегодня - тот мент.... А я - не.... Так что у тебя случилось? От поезда что ли отстал?

Малой скорбно кивнул головой. Беседа начинала складываться удачно. И хоть перед ним сидел далеко не дембель, но и не мент - почему-то Малой ему сразу поверил. Не похож был парень и на пи*ара - те при знакомстве вели себя немного не так, как этот. Малой давно научился различать оценивающие взгляды, которые когда украдкой, когда нет, кидали на него все те "охотники", с которыми ему приходилось встречаться. Тут было не так. Парня совершенно не интересовала внешность Малого. Он даже не смотрел на него и только при упоминании самим Малым того обстоятельства, что он бомж, парень впервые заинтересовано посмотрел на него. Но опять-таки, не было в его взгляде той оценивающей составляющей, а лишь простое любопытство, не более...

Но тем не менее Малой, полагаясь на свою интуицию, а может на обычную скрытность, решил затянуть известную песенку про бедного ребенка, отставшего от поезда, у которого украли все деньги и документы.

Это повествование было с превеликим вниманием выслушано парнем. Он даже задавал наводящие вопросы, сокрушенно цокал языком, и вместе с Малым искренне возмущался наглостью невидимых воров, у которых поднялась рука на ребенка.

-Ну а что теперь думаешь делать? - спросил парень, когда тема кражи была исчерпана и оба молча пили пиво.

И этот вопрос Малому тоже задавали. И на него был припасен ответ.

-Не знаю.... Пойду проситься к проводницам. Может кто и довезет.

-Это вряд ли, - категорично ответил парень. - Я эту кухню знаю. Без какого-нибудь стимула она своей задницей рисковать не будет.

-А что с меня взять? - пожал плечами Малой.

-Вот именно, что нечего, так что даже можешь не соваться.

-А что тогда делать?

-К физической работе-то привычен? - парень искоса посмотрел на Малого.

-Да вообщем-то....

-Ну так попробуй заработать.

-Это как? - непроизвольно вырвалось у Малого.

-Пойди на вокзал, попробуй носильщиков разжалобить. Будешь тогда помогать им. Хотя нет, - парень в задумчивости потер крупный нос. - Таким макаром ты будешь до зимы зарабатывать. Попробуй вот что. На рынок к грузчикам. О! Самый раз, - и он весело посмотрел на Малого.

Да, это был явно не голубой - Малой все больше и больше в этом убеждался. Беседа с ним потекла совершенно по иному руслу, и как вести себя в этом случае Малой не знал. Обычно при встрече с "охотниками", после жалоб Малого на жизненную несправедливость следовали утешения, а потом приглашение в гости с неизменным обещанием либо денег, либо посадки на поезд, либо прочей несерьезной лабуды. А тут, судя по всему, гостями даже и не пахло. Мало того, парень, так и не дождавшись ответа от Малого, продолжил:

-Ты знаешь даже как? У меня на рынке знакомый работает, бригаду держит. Айда сейчас к нему, я Витьке пару слов шепну - он тебя пристроит. Не на мясо конечно, тут ты не потянешь, а допустим...., - он в раздумчивости окинул фигуру Малого, - ...ну... скажем на масло, или на селедку. Во! На селедку. Ну как? - парень откинулся назад, явно наслаждаясь произведенным эффектом.

"Бл*дь, какое масло, какая селедка! Что за бред вообще? Вот это я встрял!"

Следовало под благовидным предлогом отказаться от неожиданно свалившейся от него "помощи" и как-нибудь свалить. Но Малой не знал как это сделать. Мало того, почему-то сваливать ему совершенно не хотелось. Да и куда было сваливать? Ну ту же Перевалку, где сегодня, да и вообще, его никто не ждал. А тут хоть пиво, сигареты и презабавная беседа.... Но следовало как-то выкручиваться из ситуации - парень явно ждал минимум - ответа, максимум - благодарности.

-Тебя как зовут? - вместо ответа спросил Малой.

-Игорь, - немедленно встрепенулся парень и протянул Малому неширокую ладонь. - А тебя?

-А меня Малой, - ответил он, пожимая руку.

-Как Малой? А на самом деле?

-Да меня просто дома все так зовут, вот и привык, - "смущенно" отозвался Малой. - А на самом деле Коля.

-Коля-Коля-Николай, сиди дома не гуляй! - весело пробалагурил парень. - Что ж тебя, Николай, из дома-то потянуло?

Вопрос был риторическим и не требовал ответа.

-Ну так что решил? - Игорь с улыбкой посмотрел на Малого.

-Ты знаешь, Игорь, я согласен. Только не сейчас. Можно завтра, а? Я сегодня ничего не ел. И пиво вот попил, так башка плывет.... - Малой состроил по возможности жалобно-виноватую гримасу.

-Ясень пень, что сегодня ты работать не будешь. Сегодня, братишка Коля, я тебя только с Витьком познакомлю. Он-то тебе и скажет что почем завтра. Когда и куда приходить и все такое....

Отказаться - означало конец беседе, халявным пиву и сигаретам. Согласиться - это значит переться на рынок и строить из себя там бедного сироту.... Когда точно знаешь, что ноги твоей на этом рынке не будет. У Малого в голове бешено крутились шестеренки, взвешивая оба эти варианта.... Перевесил второй.

-Конечно пошли, Игорь. А сколько я там заработаю и за сколько времени? - Малой чуть не забыл, что по легенде именно этот вопрос и должен был волновать его больше всего.

-Ну билет в твою Уфу в общем вагоне стоит где-то рублей четыреста. Денежки эти вполне по силам за недельку заработать.... А может даже и меньше - смотря какое усердие проявишь, - Игорь рассмеялся и легонько хлопнув Малого по спине, поднялся на ноги. - Ну что, двинули?

-Пошли, - Малой улыбнулся и поднялся вслед за Игорем.

"Интересно, а что дальше будет? После того, как мы на рынок сходим? Распрощаемся? Блин, не хотелось бы. Парень хороший, и пиво бесплатное. Может поди еще и накормит. Ладно, посмотрим", - задавал себе вопросы Малой, поднимаясь за парнем по витой лестнице, в упор разглядывал его спину.

На привокзальной площади они остановились у ларька.

-Еще пива будешь? - Игорь повернулся к Малому.

Тот неуверенно пожал плечами.

-Значит будешь, - и повернувшись к амбразуре, уверенно бросил в темное нутро. - Пару "Жигулей"!

Пока продавщица отсчитывала сдачу, Игорь озабоченно спросил:

-Блин, а сколько ж время? - и завертел чубатой головой в поисках привокзальных часов.

-От ёб... время-то седьмой час. Вот это я попил пивка. Идти-то на рынок поздно уже, - он весело посмотрел на Малого. - Вот это я лоханулся. А думал всего шестой час.

Малой украдкой перевел дух. "Вот и славненько, вот и ладненько, что никуда переться не надо. Однако, что ж дальше-то будет?". Дальше было пиво, потом опять пиво. Потом хот-дог, купленный специально для Малого.

-Ты знаешь что, - сказал уже порядком захмелевший Игорь, когда они допивали по последней бутылке все в том же скверике. - Жалко мне тебя. Давай так договоримся - завтра по утряне мы с тобой встретимся и вместе на рынок двинем. Идет?

-Запросто, - ответил чуть помедля Малой. Вообщем-то вечер был проведен неплохо - поел, пусть немного, но все-таки - голод хотя бы утолил; попил всласть пива. Теперь можно и на Перевалку ехать, где Игорь со своим рынком будет благополучно забыт. А там Саву можно растолкать, взять у него бабла, ежели он их не окончательно пропил, захватить Коцу и снова на вокзал - заниматься привычным промыслом.

После выпитого пива владевшая Малым до последнего времени тоскливая безысходность куда-то отступила, и казавшиеся до этого неразрешимыми проблемы были уже вовсе и не проблемами...

-Так. А где ж ты ночевать-то будешь? - Игорь озабоченно посмотрел на Малого.

"На Перевалке, где ж еще", - чуть было не вырвалось у Малого, но он вовремя прикусил язык.

-Да здесь на лавочке и перекантуюсь.

-На лавочке? - протянул Игорь. - Нет, брат, так дело не пойдет, - он замолчал, глядя в сторону, что-то напряженно обдумывая.

-Вот что, Колек, хоть это и не в моих правилах, ну да ладно - айда ко мне. Койку для тебя я найду, жратвой обеспечу. Да и пива еще попьешь. Так вот!

Малой напрягся. Хоть и приглашение в гости прозвучало из уст Игоря совершенно естественно, что-то было во всем этом не так. Нет, с точки зрения здравого смысла все было нормально. А вот сердце подсказывало, что рисковать не стоит.

С другой стороны перспектива провести ночь не в глухой пещере, а на чистой простыне, хавая не закусочные объедки, а вполне цивильную пищу приятно радовала душу.

Малой колебался. Игорь выжидательно смотрел на него. "Да вообщем-то мужик он кажись нормальный. С ним даже интересно. Что не голубой - это факт. А больше с меня взять-то нечего. А вот с него....", - рука Малого непроизвольно потянулась к карману, где перекатывалась ампула с клофелином.... "А вот у него.... Вообщем-то я же ничего не теряю. А приобрести могу. А то ж - ишь рассусолил сопли - приятно, хорошо.... Ты не забывай, зачем сюда приперся. Работать. Деньги зарабатывать. Вот и зарабатывай".

-А удобно будет? Перед.... женой там.... родственниками? - Малой закинул пробную удочку.

-Ха! - выдохнул воздух Игорь. - Я один живу. Жены уже нет, а родаки.... Короче, нет родаков. Так что не менжуйся, пошли. Лишним не будешь!

-Ну тогда пошли, - Малой улыбнулся и первым поднялся с лавки.

***

Идти пришлось недолго, что не могло не радовать Малого - обратно выбираться будет удобно. Что он придет обратно, и не далее, чем через часа три-четыре, Малой не сомневался, все-таки опыт вливания клофелина в пиво у него был. И хотя тот случай окончился немного не так, как он хотел, в этот раз все должно было пройти как по маслу. Игорь был уже на взводе и, судя по всему, долго не продержится....

Квартира Игоря ничем особым не поразила - обычная "двушка" в типовой пятиэтажке. Обстановка далека от роскошной, но и бедной ее не назовешь. Телевизор с большой диагональю, навороченный музыкальный центр, большие колонки на полу, компьютер с непонятного назначения устройствами подле него, какая-то штуковина, похожая на синтезатор в углу и множество проводов, кабелей, струящихся по полу в разных направлениях, причудливо переплетающихся и уходящих куда-то под стол. Собственно, это обилие техники поначалу и бросилось в глаза Малому. Позже он рассмотрел небольшую стенку, сверкающую зеркалами и хрусталем, разложенный диван, кресло подле него и широкий стол, заваленный журналами с разноцветными этикетками, компакт-дисками, коробочками, пакетиками, книгами в ярких обложках. Дверь в другую комнату была плотно закрыта, а в кухню вел короткий коридор из прихожей.

-Чего стоишь? Разувайся, проходи, - Игорь скинул растоптанные кроссовки, и сразу же пройдя в кухню, стал хлопать дверцами холодильника и шкафов.

-А пожрать-то негусто, - раздался из кухни его голос. - Ну ничего, сейчас чего-нибудь придумаю. Ты, Колек, проходи в комнату, я тебе телевизор включу сейчас. Или хочешь, музыку....

Малой разулся, аккуратно пристроив свои кроссовки в углу прихожей, и прошел в комнату. Следом за ним вошел Игорь.

-Я сейчас быстро сварганю яичницу из десяти яиц, да с помидорами и сыром.... Ты как? - он подмигнул Малому.

-Нормально, - тот пожал плечами и непроизвольно сглотнул слюну.

-Что изволишь - телевизор, али музыку?

-Да давай телек посмотрю, - ответил Малой, оглядывая комнату.

-Запросто. Вон пульт, - Игорь кивком указал на диван. - Вон кресло. Действуй, а я скоро, - и улыбнувшись Малому, Игорь скрылся в кухне.

Малой присел на краюшек кресла, взял пульт и наугад ткнул какую-то кнопку. Экран засветился, и через мгновение из стоящих на полу больших колонок ударили децибелы музыки. Это было так неожиданно и так громко, что Малой, испугавшись, вскочил с кресла недоуменно оглядываясь. Потом поняв причину и источник звука, немедленно успокоился и стыдясь своего испуга, сел обратно в кресло.

-Блин, я ж забыл пердельники от телека отсоединить, - вытирая руки полотенцем, в комнату вошел Игорь. - Щас.

Он сноровисто нырнул под стол, чем-то там щелкнул, немного повозился, и испугавшая Малого музыка теперь вполне обычно полилась из телевизионных динамиков.

-Я иногда машину через телевизор пускаю, - Игорь по очереди кивнул на компьютер и на телевизор, - когда работаю. Ну и звук соответствующе, чтоб меньше искажений было. Вот. А обратно все перекоммутировать забыл, - он усмехнулся. Кстати, может ты в душ хочешь. Поди грязный после вокзала-то?

Малой против воли поморщился.

-Да нет, не хочу.... Я не грязный.

-Ну как хочешь, - легко согласился с ним Игорь и опять скрылся в кухне.

По телевизоры мельтешили какие-то рэпперы в очередном из клипов. Малой пощелкал кнопками пульта, негде особо не задерживаясь, и оставив телевизор, подошел к столу. Взял наугад один журнал, полистал. Причудливые аппараты со множеством кнопок, какими-то экранчиками, блестящими ручками, и рядом статьи все сплошь на иностранном языке. И так весь журнал. Отложив, Малой взял следующий. То же самое, только картинок поменьше, а текста побольше. И следующий такой же. Он взял книгу. Большая толстая в мягкой обложке. "Программирование в среде....", а дальше Малой прочитать не смог, так как шли опять иностранные слова. Взял следующую, полистал. И эта относилась к компьютерам, это он понял без труда. Компакт-диски, в беспорядке разбросанные по столу, ни о чем не говорили. Не было там знакомых еще по детскому дому игрушек, зубастых монстров на обложках и межзвездных скитальцев с невиданным оружием в руках.... Что такое игрушки Малой знал, так как сам частенько убегал в компьютерный салон, едва у него заводились деньги, что бы в очередной раз сразиться с темными силами.... Но это было давно. И это было в детдоме, а сейчас Малой уже давно не садился за экран компьютера. "Надо будет спросить у него про игрушки, может даст поиграть, - подумал Малой и тут же резко оборвал сам себя. - Какие игрушки, болван, ты сюда не за этим пришел", - он отложил в сторону коробочку с компактом и лениво поворошил еще одну кучу дисков, наваленных на столе. Из-под этой кучи показался краешек журнала. Причем показался он так интересно, что в поле зрения Малого сразу же бросилась крутая женская задница, к которой приближалось большое эрегированное полено. "Оба-на", - негромко произнес Малой и поспешил освободить журнал от наваленных на него коробочек....

"Ох, ёб....", - только и сумел выговорить он, едва взглянул на картинку полностью. И было тут чему удивиться. Так как задница эта была совсем даже не женская, а наоборот.... Открыл журнал - в глазах запестрело от обилия голых мужских тел, переплетенных друг с другом в самых немыслимых позах. Он наугад перекинул несколько страниц - то же самое.... И дальше....

Малой быстро обернулся - не видит ли Игорь, и захлопнул журнал, бросил его на место, тщательно завалив компакт-дисками. "Ну вот.... А я - не голубой он, не голубой... Хрена там. Обычный пи*арас. Нет, ну ты смотри, как ловко он меня поддел, я даже лоханулся поначалу. Работа, рынок, грузчики.... Пошли домой, переночуешь.... Понятно какой ночлег он имел ввиду. Ах с*ка! Как хорошо, что я этот журнал здесь надыбал, хоть теперь буду знать чего мне от него ожидать надо. Не, бл*дь, ну как люди маскироваться здорово умеют, ты поглянь-ка.... Теперь уже святое дело ему клофелинчика в пиво, а там по старому сценарию", - рассуждая так, еще не оправившись от только что увиденного, Малой сел в кресло и прилежно уставился в телевизор. "Ишь хитрец - иди в душ, помойся. Ну-ну, а потом что..... а потом как обычно". - Малой вспомнил лохматого здоровяка, которого он окучил сковородкой по голове и по телу пробежал неприятный холодок.

-Ну что, Никола, пошли пиво пить, да яичницу кушать, - Игорь бесшумно вошел в комнату. - Уже все готово.

"Главное, не показать ему что я узнал, вести себя как ни в чем не бывало", - подумал Малой, а вслух:

-Пойдем.

Посредине кухонного стола дымилась внушительного вида сковорода с яичницей, белел нарезанный горсткой хлеб, стояло две бутылки запотевшего пива и высокие бокалы подле них.

-Чем богаты... - Игорь развел руками. - Ну присаживайся и рубай, - он кивнул головой на стол.

Малой молча подошел к столу и устроился на табуретке, стоявшей между столом и подоконником. Игорь сел напротив и сноровисто открыл бутылки.

-Наливай сам себе сколько хочешь.

Малой щедро набулькал себе в стакан и взяв хлеб и вилку, посмотрел на Игоря.

-Давай еще раз за знакомство, что ли? - тот улыбнулся и поднял свой бокал.

-Давай, - пожал плечами Малой и натянуто улыбнулся в ответ.

Он махом осушил свой бокал и опять посмотрел на Игоря. Тот допивал свой. Потом поставив, вытер губы тыльной стороной ладони и в очередной раз кивнув на сковородку, скомандовал:

-Приступай.

Малой не заставлял себя долго ждать - чувство голода, немного заглушенное съеденными на вокзале хот-догами, пробудилось вновь со страшной силой....

Десять минут прошло в молчании. Малой, не поднимая глаз орудовал вилкой. Игорь же, ковырнув яичницу пару раз, отложил вилку и налив себе пива, попивал его маленькими глотками.

-Там в холодильнике доставай еще, - сказал он, когда Малой, отложив вилку, потянулся за бутылкой.

Он коротко мазанул взглядом по Игорю. Странно, никакой похоти, никакого желания, и даже нетерпеливого интереса в его глазах Малой не заметил. Одна лишь сдержанная доброжелательность, так же, как и при первом их знакомстве. Малой послушно открыл холодильник и, достав еще две бутылки, поставил их на стол.

-Слушай, Коль, а тебе сколько лет? - спросил улыбаясь Игорь.

-Восемнадцать, - Малой решил не врать, да и врать в этом вопросе смысла особого не было.

-Школу поди недавно закончил?

-Да нет.... - он помолчал. - Девять классов всего, а там шарага.

-А на кого выучился?

-На сварщика.

-Тоже неплохо. А я вот программированием занимаюсь, поди заметил?

-Ну да, - кивнул головой Малой и сделал внушительный глоток из бокала.

-А ведь ты так и не рассказал, как в городе очутился.

-Да что там рассказывать.....

И Малой довольно складно изложил рассказанную многократно в подобных случаях историю про то, как он очутился здесь. Игорь слушал молча, не перебивал, и по его глазам совершенно нельзя было понять - верит он рассказанному, или нет, принял ли он близко к сердцу "беду" Малого.

-Да-а-а-а, - неопределенно протянул Игорь, когда Малой закончил. - Всякое в жизни бывает, всякое случается. Я вот помню, когда молодой был, тоже скитался по стране. И не в такие передряги попадал бывало. Но ничего - мир не без добрых людей. Как видишь - живой сейчас и здоровый. Давай-ка выпьем за то, чтоб и у тебя все было пучком. И добрался бы ты до своей Уфы без приключений и потерь.

Малой кивнул и пригубил пиво из бокала. Игорь же выпил его полностью.

-Мамка-то поди ждет тебя, волнуется, - спросил он, отставив бокал в сторону и пытливо посмотрел на Малого.

-Ей все равно, - махнул рукой Малой, так как по придуманной им легенде, его мать была алкоголичка и судьбой сына совершенно не интересовалась.

-Как так? - Игорь удивленно поднял брови.

Пришлось рассказать и эту часть легенды. Рассказывая, Малой то и дело бросал на Игоря внимательные взгляды. Но Игорь вел себя точно так же, как и когда он его увидел. И опьянение его, казалось, уже подошло к той стадии, после которой хоть запейся, а состояние будет одно и то же. "Бл*дство, когда ж ты ссать-то пойдешь?", - подумал в очередной раз Малой, украдкой проверив целостность заветной ампулы. Но Игорь сидел с ногами на стуле, упершись квадратным подбородком в колени, и отстраненно смотрел в сторону.

-Хлебнул ты в свои восемнадцать горюшка, - наконец он поднял глаза на Малого.

-Мне не привыкать, - прищурившись ответил тот.

-А девчонка у тебя в Уфе есть? - неожиданно Игорь переменил тему разговора.

Малой удивленно посмотрел на него. Игорь с улыбкой глядел прямо в лицо.

-Да есть конечно, как не быть, - подняв брови, ответил Малой.

-А вот у меня нет, - Игорь усмехнулся.

Малой, ожидая продолжения смотрел на собеседника. Странно - Игорь вел себя совершенно не так, как вели "знакомые" Малому голубые, у которых ему приходилось бывать в гостях. Не было этого нетерпения и быстрых оценивающих взглядов, не было сальных усмешечек и похотливого подмигивания. Наоборот - не узнай Малой истинную ориентацию Игоря, он бы ни за что не подумал на него.... А так.... Так Игорь вел себя совершенно естественно, не проявляю к Малому никакого "лишнего" интереса.

-Подожди, я сейчас, - Игорь поднялся и немного пошатываясь пошел к санузлу.

"Вот оно!", - глаза Малого лихорадочно заблестели, его забил легкий озноб - знакомое в таких случаях состояние. Быстро достав заветную ампулу, он взял вилку и без лишней суеты, одним ударом отломил головку, склонившись над мусорным ведром. Потом на мгновение прислушавшись, подошел к столу и аккуратно, капля за каплей влил содержимое в бутылку пива, что стояла подле Игоря. Конечно в стакан было бы удобнее, но тот был пуст. Одним точным движением Малой вышвырнул пустую ампулу в открытую форточку, вытер руки о штаны и преспокойно уселся на место. Успел.... И даже еще время осталось, так как Игорь показался только через минуту. Плюхнувшись на стул, он одним глотком осушил полбутылки прямо из горлышка и, поставив ее со стуком на стол, пытливо посмотрел на Малого.

-А знаешь почему нет?

-Чего нет? - удивленно посмотрел на него Малой, успевший за эту минуту забыть о чем шла до этого речь.

-Девчонки почему у меня нет, и не будет никогда.... Хочешь узнать?

Малой неопределенно пожал плечами. Напряжение, владевшее им этот последний час, стало отступать. Дело он свое сделал, оставалось только ждать. Конечно, существовала вероятность, что Игорь может начать приставать к нему, но Малой в это не верил. Во-первых, опьянение Игоря было велико, а во-вторых, в возможность такого исхода просто не верилось.

-Потому что я голубой. Вот так.

Игорь откинулся к стенке и посмотрел на Малого. "Ну вот, приехали. Удивил, думаешь, меня? Хрен-то там. Я это, мужик, уже узнал. А что дальше? Будешь предлагать попробовать это вдвоем? Не, не будешь.... Вначале спросишь, как я к этому отношусь. Вот бля буду, спросишь"

-Я не спрашиваю как ты к этому относишься. В общем-то это и так по тебе видно. Просто хотел тебе сказать. И знаешь почему? Потому что я тебя больше, может, никогда и не увижу, а незнакомому человеку проще всего признаться в этом. Это знаешь, Коль, как в поезде - когда в купе едут несколько попутчиков, они знают, что на какой-нибудь станции они все расстанутся, и поэтому внутренних барьеров нет. И там такое можно порой услышать, чего в обычной жизни от этого человека никогда не услышишь.

"Ишь как складно лепит, чертила. Только бестолку это. Знаю я вас, ага.... Признаться. Чё ж ты какого-нибудь бомжа в гости не зазвал и не признался. Почему именно меня? Потом скажешь, давай видюшник посмотрим или просто - не хочешь ли попробовать, это так интересно.... Тьфу!"

-Вот так вот. Чего молчишь?

-А что говорить? - хрипло спросил Малой и прокашлялся в кулак.

-Что я плохой, что я чмо, и все такое, - Игорь посмотрел на Малого и так и не дождавшись ответного взгляда, продолжил. - Небось думаешь, сейчас уговаривать тебя начну, или, чего доброго, в постель потащу.... Так? Ладно, можешь не отвечать, сам вижу что так. Нет, Коля, - Игорь с усилием усмехнулся. Пошли!

В дверях кухни он обернулся, держась за косяк.

-Чего сидишь, пошли! Да не в койку, не боись.

-Да я не боюсь, - нарочито грубо ответил Малой и пошел вслед за Игорем, гадая, что тот удумал.

-Че-то меня развезло сегодня, - пробормотал Игорь, стоя посередине комнаты. - Не мудрено, с самого утра пили.

Он с силой тряхнул головой и подошел к компьютеру. Сел на стул, потер с усилием лоб, и сосредоточенно глядя на клавиатуру, нажал там несколько клавиш. Экран осветился. На нем не было ничего интересного - на зеленом фоне размещалось в беспорядке множество значков и символов. Малой, стоя в дверях комнаты с настороженным интересом наблюдал за Игорем. Тот, открыв ящик стола, покопался в нем и со словом "О!" извлек какой-то компакт-диск.

-Думаю тебе это подойдет, - скорее сам себе, чем Малому пробормотал он и открыв лоток на системнике вставил туда диск.

Понажимав немного на клавиши, Игорь откинулся на спинку стула. На экране пошли какие-то заставки, быстро сменяющие одна другую.

-Порядок. Пусть грузится. - Игорь, по-прежнему не глядя на Малого, нырнул под стол и стал возиться там. Наконец он вылез оттуда и мельком посмотрел на Малого.

-Потерпи. Недолго осталось.

-Да мне-то что, - тот пожал плечам, продолжая с интересом наблюдать за манипуляциями Игоря.

А он на сей раз подошел к музыкальному центру и стал нажимать кнопочки там. Потом тоже самое сделал с пультом телевизора.

-Ну теперь, кажись, порядок, - сказал Игорь и осмотрел комнату. - А, черт, забыл.... - опасно покачнувшись, он вошел в соседнюю комнату. Малой истуканом стоял на пороге. "Чего он удумал? Блин, ему уже отрубаться пора, а он все шарое*ится. Ладно, подожду.... Куда торопиться".

Из комнаты Игорь вышел держа в руках стопку, состоящую из одеяла, подушки и простыни. Бросив все это на диван, он буквально повалился на него сам.

-Ой, бл*дь, какой я пьяный. Не, надо спать, спать, спать.... Он с усилием открыл глаза, уже заметно подернутые поволокой.

-Коль, где ты там? - и с усилием повернул голову. - А, вот он ты. Проходи, щас покажу.

Малой прошел к столу и очутился прямо напротив сидевшего на диване Игоря.

-Слухай меня, - начал тот, по-видимому собравшись с силами. - Вот видишь компьютер? На нем такая педалька, похожая на валенок. А на ней стрелочка нарисована и слово "Ентер". Видишь?

-Ну вижу, - ответил Малой, обернувшись через плечо и мельком посмотрев на клавиатуру.

-Вот. Нажмешь на нее, и включится игрушка. Игрушка - обычная гонялка. Как там машинами управлять - разберешься. В нее четверто.... чеве... тьфу ты, бл*дь, четвероклассники играют. Звук там через колонки пойдет, я настроил. Дальше.... Телек как включать знаешь. Центр тоже пультом включается. Вон он валяется. И то и это я на слип запрограммировал на два ночи. Тебе должно хватить. Если через наушники - вон они висят. Хошь - к машине, хошь к центру, хошь к телеку. Все. Спать здесь будешь. А я пошел к себе..... Чё-то совсем мне хреново....

Игорь с большим усилием поднялся и не глядя на Малого буквально проковылял в соседнюю комнату и с силой закрыл за собой дверь.

Малой ошеломленно посмотрел на закрытую дверь. Пусть его опыт общения с голубыми был небогатым, можно сказать, его совсем не было, но вот такого развития событий он предугадать никак не мог. Его одного совершенно сознательно оставляют в квартире, нимало не волнуясь за сохранность содержимого. Мало того, никакого интереса к самому Малому. Совершенно никакого.... И это человек, который пятнадцать минут назад признался ему в своей ориентации. Ну ладно, это еще можно было как-то понять. Игорь пьяный, да и клофелин походу начал действовать, какие уж тут приставания.... Но вот то, что он оставил его одного, вдобавок обеспечив ему развлечения - этого Малой понять не мог. Хотя.... Тот лысый тоже от клофелина срубился, но он успел полапать Малого.... А этому на все нас*ать. И на него, Малого, в том числе. Небольшой укол оскорбленного самолюбия кольнул Малого, но он тут же прогнал его и встряхнулся. Как бы то ни было - чего уж грузиться по этому поводу. Надо все воспринимать как есть. А имеем мы на данный момент немало. Он по-кошачьи мягко подошел к закрытой двери, и приложив ухо, прислушался. Оттуда не доносилось ни звука.

"Ну что ж. Тем лучше, тем лучше.... Выждать с полчасика для порядка и начнем", - Малой оглядел комнату и только тут до него дошло. "Так у него, поди, все самое ценное в той спальне, а здесь-то ничего и нет. Вот оно что.... Вот он почему так уверен, что я ничего не спи*жу. Ха! Он думает, что спать чутко будет. Ага! Будет, как же.... Да через полчаса над ним хоть из пушки пали - хрен проснется. Ладно, пока проверю, что здесь есть.

Он подошел к письменному столу и открыл на удачу выдвижной ящик. Какого же было его удивление, когда он сразу же наткнулся в ящике на кожаный бумажник. Будто нарочно лежавший на самом видном месте. Воровато оглянувшись, Малой взял его и немедленно открыл. "Ага - документы. Ну-ка посмотрим, кто он такой на самом деле. Костромин Игорь Федорович, семьдесят пятого года. Так.... Карточка какая-то... визитки. Фотка. Симпотная девка, только староватая. Ладно.... А тут что? Оба-на....", - Малой присвистнул. В другом отделении бумажника лежала толстая пачка сотенных купюр. Он, позабыв про осторожность начал лихорадочно пересчитывать их. Всего набралось двадцать сотенных, шесть пятихаток и сто долларов, которые лежали отдельно от остальных денег.

Малой непроизвольно опустился на стул. Мысли вихрем крутились в голове. "Вот это удача.... Не, ну каков лох - лопатник на видном месте оставить.... Бл*дь, да я на эти деньги.... Он же спит и ничего не чувствует.... Может он меня за дурачка честного держал.... Только Коце не говорить.... Все брать, или оставить ему?... Тогда щас и валить отсюда.... Сестре мишку плюшевого куплю.... Громадного.... Тогда завтра в Искитим.... Еще и баксы.... А че мне с ними делать.... Не, баксы надо брать.... А может у него еще чё есть.... Нет, на Перевалку съезжу.... Только Саве и Коце ничего не скажу.... Бл*дь, да я с этими деньгами.... Ведь на Юг же можно запросто уехать...."

У Малого запершило в горле. Он, не выпуская из рук бумажника, прошел в кухню и достав из холодильника бутылку пива, сорвав зубами пробку, жадно присосался к ней. Напившись, поставил бутылку на стол, достал сигарету и привалившись к стенке, закурил. Потом, словно что-то вспомнив, кинулся в комнату, закрыл ящик стола, а бумажник сунул в карман штанов. Оглядел себя - лопатник четко выпирал из кармана. Малой настороженно огляделся. Подскочил к двери в спальню и снова прислушался. На сей раз его ухо уловило размеренное сопение. Удовлетворенный, вернулся к столу и одним движением достав оттуда всю пачку денег, аккуратно положил бумажник на место. После этого закрыл ящик стола, и как был, с сигаретой в зубах, вернулся на кухню. Там он сложил пачку денег вдвое и снова запихал в карман. Нет, денег было столь много, что они отчетливо выпирали из кармана. Тогда Малой разделил пачку на три равные части. Сотенные положил в карманы штанов, пятихатки в карманы мастерки, а сто долларов в специально пришитый к внутренней стороны куртки матерчатый карман. Удовлетворенный, оглядел себя. Теперь был порядок. Нетерпеливо затушил прогоревшую сигарету и снова вошел в комнату.

"Не, надо еще пошариться. Вдруг, еще что надыбаю", - жажда наживы, овладевшая им притупило чувство меры. Поочередно выдвигая ящики стола, он торопливо перебирал их содержимое. Ничего интересного там не было - книги, какие-то квитанции, бумажки, тетрадки, компакты.... Задвинув последний ящик, Малой подошел к серванту, и аккуратно открыл стеклянную дверку. Как он и предполагал, и как это было в прошлый раз, когда он поехал в гости к лысану, в одной из ваз тоненькой змейкой свернулась золотая цепочка. "Клево", - усмехнулся Малой, доставая ее. Цепочка была простенькая, не больше граммов пяти, но и она приятно порадовала его. Положив цепь в карман к долларам, Малой удовлетворенно закрыл дверцу серванта.

"Ну вот. Теперь, кажись все. Можно и валить. А к нему в комнату я заходить не буду. Этого хватит. Чего жадничать. Так. Время только-только начало двенадцатого. Ежели я сейчас на улицу двину, менты не должны прискребстись. А куда идти? Не, на Перевалку не поеду. Надо где-то здесь до утра перекантоваться. Блядь, и лучше бы деньги спрятать. Во! Щас двину на вокзал, туда, к нычке, и сделаю-ка я новую нычку. Туда и спрячу бабло и цепь. Себе возьму малеха и на вокзал. Там биксу можно снять....", - от удовольствия Малой потер руки. План был прекрасным и сулил массу приятных вещей. Ну а пока надлежало тихо покинуть квартиру. Малой обулся в коридоре, прислушался, но потом, как будто что-то вспомнив, вернулся на кухню, забрал со стола сигареты, достал из холодильника еще одну бутылку пива и только после этого открыл дверь на площадку.

Дверь была двойная. И за первой, со стороны квартиры дверью, была вторая, при взгляде на которую у Малого потемнело в глазах.... Рот медленно открылся и Малой истуканом застыл на пороге, так и держа в руках ненужную теперь бутылку пива.

На второй двери во всей своей красе, солидный и надежный находился накладной замок. Все бы ничего, но суть, так сильно ударившая по Малому, заключалась в том, что у этого замка не было механизма открывания. Со стороны квартиры в нем была точно такая же замочная скважина, как и снаружи....

Придя в себя, Малой, еще не веря в случившееся, с силой ударил в дверь. Разумеется, результата это никакого не принесло. Он, поставив бутылку на пол, лихорадочно стал шарить по стене в поисках выключателя. Щелчок. Тесную прихожую залило тусклым светом висящей под самым потолком лампочки. Малой вмиг покрылся холодным потом. Все еще не веря в случившееся, он шарил взглядом по стенам в поисках гвоздика, на который Игорь мог бы повесить ключ. Ни гвоздика, ни ключа. Малой буквально вбежал в кухню. Ни на столе, ни на подоконнике ключа не было.

"Бл*дь, а я и не помню, чтоб он их куда-то клал. Так, стоп.... Не волноваться. Главное успокоиться. Он все равно спит, так что время у меня есть. Он был в джинсовой куртке и ключи, кажись, доставал оттуда. А где куртка? Здесь же он сидел в майке". Малой, забыв о том, что сам себе же наказал не волноваться, пулей кинулся в комнату. Где куртка? Ф-фу-у-у, вот она! Куртка небрежно была брошена на спинку стула. Раз, два, три.... Ну давай же, давай.... Четвертый карман.... Малой с шумом выпустил воздух. Все четыре кармана куртки были абсолютно пусты. Он почувствовал какую-то предательскую дрожь в коленках и обессилено опустился прямо на пол.

"Ну что? Картина Репина "Приплыли".... Что дальше делать? Что делать? Вначале успокоиться. Не может быть, чтоб я отсюда не смог выбраться. Ключ в квартире, а это главное. Он не мог его спрятать, ведь он же не знал о моих планах. Видать просто засунул его куда-нибудь. И лежит он на видном месте.... Или висит".

Последующие получасовые поиски ключа никакого результата не дали. Малой обшарил все, включая туалет и ванную. Оставалась только одна комната - та, в которой спал сам хозяин. Попутно он заглянул на балкон, который при ближайшем рассмотрении оказался лоджией. Четвертый этаж. Внизу тоже лоджия. Все окна у нее закрытые. И сверху лоджия. И никакой типа пожарной лестницы нет. Малой открыл окно лоджии и глянул вниз. Нет, этот вариант решительно отпадал, вдобавок он с самого детства боялся высоты....

"Ну что, придется в спальню входить. И там в потемках шарить что ли? А что делать? А если он их там не бросил, а специально спрятал?". Мелькнувшая только что догадка молнией обожгла Малого. "Ёб т ть, так он спецом не стал прятать деньги, потому что знал, что я отсюда не выберусь, пока он не проснется. А если так, то и ключ он тоже спрятал и искать мне его понтов нет. Ну уж нет, бл*дь!", - Малой стиснул кулаки и решительно подошел к двери. "Так.... Только надо аккуратно. Может придется и свет включить. Плевать - он спит как удав. Ведь он же думает, что проснется, если я войду, и тем более, свет включу. А вот хрен-то там. Значит и ключи недалеко куда-то спрятал. Один х*й перестраховаться надо. Вдруг проснется, что я ему скажу? Скажу, что голова разболелась и я таблетки ищу. Заметано!"

В нос ударил густой запах перегара и примешанный к нему слабый запах какой-то аптеки. Малой оставил дверь приоткрытой специально, чтобы глаза хоть немного привыкли к кромешной темноте. До постели Игоря, судя по доносившемуся оттуда сопению, было рукой подать и он, выставив руку вперед, осторожно двинулся по стенке. Ага, шкаф. Поднявшись на цыпочки, Малой пошарил вверху. Ничего кроме пыли. Обошел шкаф и осторожно приоткрыл первую дверь.... На обшаривание карманов всей одежды ушло около двадцати минут. Малой взмок, крупные капли пота катились по лбу и по скулам, но он, стиснув зубы, продолжал свое дело. Во втором отделении сложенное стопкой постельное белье, и опять какие-то тряпки - свитера, джинсы.... Глухо! Следующий объект - комод с неясным содержимым. Малой уже несколько осмелел и на производимый им самим шум уже не обращал никакого внимания. А уж Игорь не обращал и подавно - за все время обыска своей спальни он даже не пошевелился.

В комоде были книги. Еще двадцать минут. Безрезультатно. Пройдя далее, Малой наткнулся на ночник. Провел рукой вниз по проводу и щелкнул выключателем. Комнату залил неяркий свет. Малой, втянув голову в плечи, медленно обернулся. Он буквально почувствовал, как обернувшись, встретится с насмешливым взглядом Игоря. Но нет - Игорь, разметав во сне руки-ноги, как-то по диагонали спал на широкой двуспалке. Простынь, которой он укрывался, бесформенным комком валялась в ногах. Одежда - майка и джинсы свалены в беспорядке на стуле. Малой скользнул взглядом по фигуре Игоря, краем сознания отметив крепенькое сложение, и немедленно двинулся к его вещам. Карманы джинсов были пусты.... В отчаянии Малой оглянулся. Кроме платяного шкафа и комода в комнате еще стояла на тумбочке маленькая "двойка" в обтекаемом корпусе, да на стенках пара-тройка полок со всякой всячиной, рядом зеркало. Все!

Уже мало на что надеясь, Малой присел на корточки и открыл тумбочку. Кроме кассет больше ничего. Осмотр был закончен. Малой поднялся и сглотнув слюну растерянно огляделся. Взгляд его упал на овальное зеркало. В нем отразилась перекошенная красная физиономия со всклокоченными волосами на самой макушке. Он сам. Малой поспешно отвернулся и взгляд его опять упал на кровать. Оставалась только она. Но как подступиться? И хоть он знал, что Игорь спит беспробудно, трогать его было боязно. "Плевать", - решительно оборвал себя Малой и осторожно подошел к постели. Вначале заглянул под нее, а потом очень медленно и аккуратно засунул руку под матрас. Пошарил там насколько хватило длины руки. Перешел на другую сторону, сделал то же самое. Оставалась подушка, на которой покоилась голова Игоря и лежала согнутая рука. Но и здесь все прошло как по маслу - Игорь лишь легонько вздохнул во сне. Но и результата никакого не было. Малой в отчаянии оглядел комнату. Все что здесь находилось, буквально все, было им обшарено и просмотрено. И вывод был однозначным - ключа здесь не было. Он выключил свет, и теперь, уже ничуть не боясь, закрыл за собой дверь.

"Да не в жопу же он себе его спрятал, - Малой с тоской оглядел комнату. - Ну ведь все что можно я уже обшарил. Ну здесь же этот ключ. Где-то здесь". Он опять подошел к входной двери и с ненавистью уставился на замок. Но силой взгляда, пусть даже такого, какой был у Малого, замок не откроешь.... Оставалось одно - либо начинать искать по новой, либо признать себя побежденным.

Малой почувствовал страшную усталость. Все-таки напряжение, владевшее им на протяжении последних полутора часов, дало о себе знать. И наступила обычная в таких случаях реакция - Малым овладело такое безразличие к происходящему, такая апатия, такая тоска, что хоть в петлю лезь.... Он прошел на кухню, открыл пиво и бездумно глядя в стенку, не спеша выпил его. Закурил, не меняя ни позы, ни выражения лица.... Открыл вторую бутылку. Так же равнодушно прикончил и ее. Захотелось спать.

Малой, погасив свет в кухне, прошел в комнату, как-то отстраненно, как будто это не он, а кто-то другой, вынул все деньги и в прежнем порядке запихал их в бумажник. Потом положил цепочку на место в вазу, погасил свет и включил телевизор. Показывали какой-то боевик, но Малой смотрел не видя, слушал не слыша....

"Ладно, твоя взяла. Не вышло у меня ничего. Да и плевать. Главное что без моих потерь все прошло. Х*й с ним, завтра выйду отсюда да поеду на Перевалку. Не, Коце рассказывать ничего не буду - засмеет, гаденыш.... А странный все-таки человек, этот Игорь. Ведь не похож он на всех пи*оров, каких я видел. Другой он какой-то", - Малой с удивлением осознал, что он не испытывает к Игорю ни обычной ненависти, какую он испытывал к прочим голубым, ни даже неприязни.... А было даже какое-то уважение, что его, Малого, сумели перехитрить. "Да и не надо было мне пытаться этот ключ искать, - как бы отстраненно, со стороны, думал Малой. - Ведь в чужой квартире это делать бесполезняк. Не, мужик, хоть ты и голубой, но держи пять!", - Малой протянул воображаемую ладонь. "Эх, был бы ты не голубой, с тобой вполне можно было скорешиться. Нормальный ты, не такой как все. Эх, и что вы все только в этом находите? Не понимаю", - Малой неожиданно для себя встал из кресла и подойдя к столу, извлек из-под кипы компактов тот самый журнал. Нет, скорее всего это было не неожиданно, просто Малой находил оправдание своему интересу. Пусть слабому, пусть размытому и зачаточному, но интересу - это точно.

Сев обратно в кресло, он открыл первую страницу. Безразлично посмотрел на первого "красавца", на второго.... Перевернул. На следующую фотку посмотрел уже с большим интересом. "Ну ни*уя у этого кренделя елдища - все кишки разорвет", - он усмехнулся и снова перевернул страницу. Так медленно он закончил листать весь журнал. "Эх, прочитать бы что там еще и пишут", - Малой вздохнул и положил журнал на место. Пощелкал кнопками пульта, потом и вовсе выключил телек. Взял пульт музыкального центра, одел массивные наушники и потыкавшись, с пятой попытки, включил сам центр. Полилась мягкая убаюкивающая музыка.... Малой, так и остался сидеть в кресле, прикрыв глаза.... Но увиденное только что в журнале настойчиво продолжало будоражить сознание. "Не, интересно, а какой в этом кайф, если они этим занимаются? Наверное нравится... Интересно, а что нравится - когда е*ут, или когда е*ешь? Странные люди, эти голубые. Да ладно, х*р с ним, мне с ними не жить. Мне бы только ночь перекантоваться, да утро перетерпеть", - Малой снова стал мысленно переживать события сегодняшнего дня.... Но спокойная мягкая музыка располагала совсем не к этому.... Постепенно мысли стали путаться, в реальность стали вплетаться обрывки начинающихся сновидений. Как рваные перистые облака, они, сначала редкие, а потом участившиеся, целиком заполонили горизонт.... Малой легко погрузился в приятный, легкий сон, целиком отдавшись ему....

***

Как ни планировал, как ни хотел Малой проснуться утром раньше Игоря, это не удалось. Разбудил его зычный окрик хозяина: "Колек, подъем!" Малой вскочил, и очумело завертел головой в разные стороны, первоначально силясь понять где он находится. Память и сознание вернулось к нему быстро, так как первый взгляд, брошенный им, был на стол, вернее на тот самый злополучный ящик. Потом еще раз тряхнув головой, Малой окончательно пришел в себя и посмотрел на Игоря. Голый по пояс, тот стоял в проеме двери с большим полотенцем на плечах и с улыбкой смотрел на Малого.

-Силен ты спать, бродяга, силен.... Время уже почти двенадцать.

-Сколько? - хрипло спросил Малой.

-Двенадцать, - повторил еще раз Игорь. - Я сам удивляюсь, как я так долго мог спать. Обычно часов в девять как штык, а тут.... Как наваждение какое.

Малой с силой провел руками по лицу, словно снимая остатки сонной пелены. И еще раз оглядел комнату. Все там было на своих местах, как и вчера. Мало того, все то, что произошло с ним вчера, казалось какой-то нереальностью, сном, небылицей. Он с усилием подавил в себе желание подойти к столу и открыв ящик убедится, на месте ли бумажник с деньгами....

-А у меня с утра так башка раскалывалась, ну прям сил нет. Никогда так с похмелья не бывало, - говорил меж тем Игорь из соседней комнаты. - Не, вру. Было один раз, когда мне клофелина две шмары в поезде в водку подлили. Точно такое же состояние наутро было....

Если бы Игорь в этот момент находился в комнате и смотрел на Малого, он бы сильно изумился той быстрой переменой, что произошла с ним, едва был упомянут клофелин. И действительно - Малой, до этого смотревший в окно, на последних словах Игоря резко обернулся, да так и застыл с перекошенным лицом, испуганными глазами и полуоткрывшимся ртом.

Игорь вошел в комнату.

-Ну что Коля, или как там тебя зовут.... Не вышло у тебя ничего с твоей затеей, да? Ладно, не пугайся, - он махнул рукой. - Не твоя в том вина. Пошли лучше чай пить, - Игорь неожиданно рассмеялся и скрылся в кухне.

Сказать что Малой был поражен, это значило не сказать ничего. Он был настолько прибит, настолько напуган, что без жалости, а может быть без смеха, на него смотреть было невозможно. Ураган мыслей, одна сменяя другую проносился у него в голове: "Пи*дец.... Но как он узнал.... Он не спал тогда, он все видел.... Сейчас не выпустит.... Почему он рассмеялся.... Я ему живым не дамся, лучше пусть убьет меня.... Вот это я встрял.... Надо было через окно.... Ё*аные шары, что же делать.... Что делать.... Что?"

-Ну, ты что там стоишь? Все прийти в себя не можешь, что ли? Давай, дуй сюда, да не бойся, ничего я тебе не сделаю. Завтрак стынет....

Малой нерешительно топтался около кресла, на котором он вчера уснул. В кухню идти было боязно. Было страшно там встречаться с Игорем, смотреть ему в глаза.... Видимо почувствовав его состояние, Игорь сам вошел в комнату, вытирая руки полотенцем и остановился в двух шагах от Малого.

-Ну чего ты боишься, дуралей? - он заговорил неожиданно мягко. - Что я сейчас тебя живого отсюда не выпущу? Брось, Малой, и не бойся. Пошли позавтракаем и иди на все четыре стороны. А ежели хочешь, можешь и сейчас идти, я тебя не держу.... - Игорь со спокойной улыбкой смотрел прямо на Малого.

А сам Малой старательно прятал взгляд, стоя у самого окна. Игорь отошел к столу и небрежно опустился в кресло подле него.

-Ты, главное, не грузись и не пугайся. Про клофелин я сразу догадался, как только проснулся. Ну а за этим и все остальное.... То, что ты не смог из квартиры выбраться - то моя заслуга. Ну а как ты думал, - он развел руками. - Перестраховываться-то мне надо. Я бы конечно мог сейчас пи*дюлей надавать и выкинуть из квартиры, но делать этого не стал, как видишь. Потому что симпатичен ты мне.... Не, не боись, не в этом плане, - усмехнувшись, поправился Игорь, так как при последних словах Малой поднял на него тяжелый взгляд. - Просто так симпатичен. Как человек. Можешь это понять, дурья твоя башка? И даже несмотря на твое вранье про Уфу и про семью.... Хочешь врать - ври на здоровье. Это твое дело. Хочешь Колей называться - да ради Бога.... Пусть будет Коля. Я просто хочу что бы ты понял две вещи. Первое - никто здесь, в этой квартире без твоего согласия не тронет тебя и пальцем. Второе - и среди голубых бывают порядочные люди. О, как я завернул, - последняя фраза относилась больше к самому себе, нежели к Малому, так как после нее Игорь совершенно свободно захохотал.

-Короче, решай! Я тебя здесь не держу. Дверь открыта. Завтрак на столе. Хочешь, иди, хочешь, пошли завтракать, а потом опять иди. А я пошел чай пить.

Малой остался в комнате один. Не меняя позы, он стоял у окна и не поднимая головы пытался хоть как-то осмыслить происходящее. В такую передрягу он попал впервые. Необычность всего происходящего немного пугала, но еще больше изумляла. И изумлялся Малой уже не сколько тем, что Игорь догадался про истинные намерения Малого, а столько тем, что его совершенно свободно отпускают на все четыре стороны, не требуя от него ничего взамен. И кто? Голубой, типичный п*дарас. Которому нравятся себе подобные.... Такой вот человек заявляет Малому, что среди п*доров бывают порядочные люди.

"Может оно и так, но проверять что-то желания нет никакого. Не, бля, позавтракать бы не мешало. Но не буду. Напряжно это.... Коль отпускает на все четыре - надо валить", - решив так, Малой поднял голову и уверенно прошел в коридор. Краем глаза успел заметить сидящего в кухне, спиной к нему Игоря, пускавшего в потолок сигаретный дым.

-Кстати, Коль! Или нет. Скажи, как тебя точно зовут, Малой! Не впадлу же, а?

-Ну, Никита....

-Ну ладно, ну Никита.... - Игорь усмехнулся, отчего плечи его вздрогнули. - Ты мне вот что скажи - нахрена ты вчера все пиво выпил? И на утро мне ни черта не оставил. У меня сейчас голова, как чугунный котел, вдобавок еще и твой клофелин. Тут никакой чай и никакой анальгин не поможет.

Игорь произнес эту тираду не оборачиваясь, а по-прежнему сидя спиной к Малому, забравшись с ногами на стул. Сам же Малой стоял в прихожей и удивленно смотрел в эту самую спину.

-Хотелось, вот и выпил, - с усилием произнес он.

-Давай вот что сделаем.... - Игорь неожиданно легко поднялся со стула и в два шага оказался подле Малого. - Ты чего шнурканулся? - он удивленно посмотрел на отшатнувшегося Малого.

-Я ж тебе сказал, забыл что ли? Ты, как я понял, чай пить не будешь, а завтракать тем более. Тогда на тебе сотку, - на этих словах Игорь протянул Малому сложенную вдвое купюру, которую извлек из того самого лопатника, так знакомого Малому. – Сходи, Никита, за пивом, будь человеком, а? - в тоне Игоря прозвучали просящие нотки.

-Купи мне две бутылки, а остальное можешь себе взять, лады?

-А если я съ*бусь с твоей соткой? - криво усмехнулся Малой.

-Тогда мне самому придется идти, а это знаешь как нелегко? Я, больной, хромой, с перебитой головой, с отравленным организмом, с хлюпающим носом, слезящимися глазами и трясущимися руками поплетусь в ларек клянчить пива.... Типичный алкаш. А за мной будут бежать дети и бросать в меня камни. И будут они кричать: "Вон дядя Игорь-пьяница идет". И бабушки у подъездов будут качать головами. И мамаши с колясками брезгливо поджимать губы. А я, обоссаный, буду ползти за пивом.... Прикинь, какой неудобняк.

Хоть Игорь и говорил серьезно, в глазах его плясали озорные огоньки. Малой против воли рассмеялся и взял протянутую сотку....

***

Через двадцать минут он ехал в новеньком коммерческом автобусе, устроившись у самого окна и спокойно попивал купленное на сотку пиво. Ехал на Перевалку к Коце и Саве. А оставшиеся от сотки девяносто рублей, аккуратно сложенные, лежали в кармане его штанов.

В "пещере" царило уныние. Коца лежал на кровати и, задрав ноги на спинку, бездумно смотрел в потолок. Сава курил, примостившись у самого окна, в которое едва проникал свет из-за росшего плотной стеной бурьяна. Светка все в том же халатике лежала на диване и вроде бы спала. Вчерашних Сашки и Мишки не было.

На появившегося на пороге румяного и бодрого Малого все уставились как по команде.

-Ты где был, лупило? - Коца аж привстал на кровати.

-Сам мудак, - беззлобно огрызнулся Малой. - Чё, болеете?

-Бабло есть? - подался вперед Сава.

-Ну есть децл, что дальше?

-Светка!

И через секунду еще громче:

-Светка!!!

-Чё орешь, как е*анутый, только задремала, - Светка приподняла голову и протерла кулаком глаза. - Ой, кто пришел, - улыбнулась она, увидев Малого.

-Светик, дуй к Михалне за самогоном, давай быстрее, - Сава от нетерпения аж привстал со стула.

-Отвали. Она в долг не дает, сказала же тебе.

-Вон у него возьми, - Сава кивком указал на Малого. - Давай Малый, раскошеливайся.

-Держи. - Малой извлек из кармана пачку, и разыскав там полтинник, небрежно бросил его на стол.

-О, а чё так мало? - разочаровано протянул Коца, сидя на кровати и почесывая волосатую грудь.

-Сколько есть, - пожал плечами Малой и уселся рядом с Коцой.

-Ну рассказывай, братишка, кого коцанул, - Коца весело подмигнул и приобнял Малого за плечи.

Разумеется, в планы Малого не входило рассказывать приятелям всю правду. Еще сидя в автобусе, он придумал стройную легенду происхождения этой сотки. Ее-то он и рассказал, перемежая свой рассказ сочными матами. По нему выходило, что деньги Малой подрезал у одного клиента, который и подснял Малого на улице. Но, придя к клиенту домой, выяснилось, что тот беден аки церковная мышь. Клофелин сделал свое дело, но кроме этой самой сотки в квартире взять было нечего. А остаток ночи Малой провел в ночной электричке, стоявшей на задворках вокзала.

-Чё, и шмутья не было приличного? - скривившись, спросил Сава, едва Малой закончил.

-Ну щас. Мы ж договорились, что шмутье - это палево. Да и не было у него ничего ценного. Вазы же хрустальные я тебе не потащу. Или телек.... Этот, как его.... "Рубин", что ли....

-Мог бы кого поприличнее надыбать, - подал голос Коца.

-Пошел ты в пи*ду, - разозлился Малой. - Вот иди сам и коцай эту пи*добратию. А меня и от этого тошнит. Скажи спасибо, что хоть это принес, а то так бы и умирали весь день.

-Эт точно, - легко согласился с ним Сава. - Ну где эта шалава? Бл*дь, как за смертью посылать ее.

Гонец, или правильнее было сказать, гончиха, вскоре объявилась с заветной бутылкой в руках. Толпа немедленно оживилась, и вскоре больные организмы получили долгожданную дозу лекарства. Пил и Малой, и даже ни сколько из-за того, что хотел, сколько потому что надо было поскорее снять с себя весь этот груз, неприятно осевший внутри. Хотелось поскорее напиться и забыть Игоря, это приключение у него в квартире и позорное бегство с пресловутой соткой в кармане.

"А ведь он на меня всерьез рассчитывал, что я принесу ему пива", - болезненно кольнула мысль. Но Малой с усилием отогнал ее, целиком и полностью отдавшись начинавшейся пьянке.

***

А через три дня все стало на обычные и привычные рельсы. Правда, лицо Коцы производило еще более устрашающее впечатление, так как пересекавший его шрам, разумеется, за такое короткое время еще не зажил. Приходилось постоянно таскать в кармане паспорт, так как благодаря такой колоритной внешности его все время тормозили менты. Ну, а в остальном все осталось как прежде. Процесс "обувания" солдат работал практически без сбоев. Правда, пришлось в этот самый процесс внести небольшие коррективы, так как Коца как раньше уже не мог участвовать наравне с Малым в раскрутке бойцов. Ну, да и Малой прекрасно смог обходится без Коцы. Его роль заключалась только в том, чтобы под благовидным предлогом вывести жертву на улицу. А там... В общем-то нет худа без добра, как говорится. Едва увидев физиономию Коцы с перекошенным лицом, с устрашающей красной полосой, пересекавшей это лицо, с не менее выразительным шрамом на стриженной круглой голове, солдаты, как загипнотизированные, уже не пытались оказывать никакого сопротивления. Даже внушительные Савины кулаки ни разу не пригодились.

Не сказать что улов их был большой, но на жизнь всем троим хватало. А "жизнь" эта заключалась в бухалове, траве и женщинах, на что деньги эти уходили у всех троих без остатка.

А между тем приближалась осень. Короткая осень, какая бывает только в Сибири. Все втроем ждали ее с нетерпением, так как по концу сентября должен был выйти очередной указ о демобилизации, и дембелей на вокзале по разумению всезнающего Коцы должно стать в несколько раз больше. Пока же они довольствовались уловом, который имели с редких отпускников, и не менее редких гражданских кренделей.

Каждый из них троих жил сегодняшним днем, ни мало не заботясь о том, что ждет их в дальнейшем. Деньги были, кров над головой тоже - "пещера" приютила всех троих. А что будет завтра - плевать! На то оно и завтра, чтоб о нем не думать. Так рассуждали Коца и Сава. А Малой, чем ближе подбиралась осень, все больше задумывался о проблеме зимы. Как жить дальше? Где? Чем заниматься? А главное, что носить? Ведь ни у Коцы, ни у самого Малого не было никакого намека на зимние вещи. Мало того, эта была бы первая зима вне стен детского дома. И как он ее перезимует, как переживет, Малой не знал. От этого, как только он задумывался, всегда портилось настроение и становилось как-то не по себе.

Однажды он поделился своими переживаниями с Коцой, на что получил короткий и емкий ответ: "Плевать!" Коцу эти самые проблемы нисколько не волновали. "Оно и правильно, - рассуждал Малой. - У него, да у Савы есть дом. У Коцаного хоть в Барнауле, но все-таки. Приспичит, он туда уедет и аля-улю.... Сава в своей пещере зависнет. А я? Что, опять идти в казарму эту проситься? Да кто ж меня туда пустит".

Меж тем наступил и октябрь. Спасительного обвала дембелей почему-то не наблюдалось. Мало того, в последнее время не то что бы солдат, вообще никакого улова не было. Зарядили противные и нудные дожди, на вокзале в это время было делать совершенно нечего.... Все эти дни они коротали в "пещере", мучаясь от безделья. Сава все это время находился в обкуренно-пьяном состоянии, не отставал от него и Коца. Да и Малой, пока были деньги, предпочитал лучше напиться и уснуть, нежели часами сидеть в вынужденной неподвижности. Нет, не сказать, что бы им совсем делать было нечего. Дни протекали весело и шумно. В "пещере" постоянно тырсились какие-то компании, приходившие иной раз со своим бухлом. Не было отбоя и от местных девок, которых приводила Светка по большой просьбе Коцы. Не отставал от Коцы и Малой, принимая живое участие в общем веселье. Наутро была всеобщая депрессия, которая, бывало, быстро проходила под воздействием новых доз, а иногда и перемалывалась из-за отсутствия денег и халявной выпивки.

Коца периодически отлучался из "пещеры". Куда, он не говорил. А Малой и не спрашивал. Причина его отлучек стала вскоре понятна, когда Коца однажды предстал на пороге дома в черной короткой кожаной курточке, которая ладно облегала его фигуру. Увидев его, Сава скривился:

-У кого подрезал?

-У кого подрезал, у того ее нет, - Коца ощерился в ухмылке.

-На майдане что ль?

-Не-а.

-Колись давай, что я из тебя каждое слово вытаскиваю.

-Да чё тут колоться. В парке с одного босяка снял.

-С кого?

-Да, мудень один, видать тоже ее подрезал с кого-то.... Отдал без б. Я только на него вот так посмотрел, - и Коца состроил одну из своих устрашающих гримас.

-Дурак ты, Коц, - подал голос Малой. - Одно дело бабло сшибать с проезжих, другое дело - шмутье с городских. Разница есть?

-Да какая х*й разница? Я говорю тебе, он такой же бродяга. Чё, он в мусарню, думаешь, побежит? Да он побежит, но только не в мусарню. Побежит далеко-далеко, чтоб со мной больше не встречаться.

-Я б лучше бабки у него взял.

-Да не было у него ни*уя, говорю ж тебе... - Коца стал злиться.

-Короче, хай, твои проблемы, - махнул рукой Малой. - Завтра идем на вокзал?

-Я пас, - быстро сказал Сава.

-Чё?

-Меня завтра на рыбалку позвали. На катере.

-Кто? - недоуменно посмотрел на него Коца.

-Да ты удочку ни разу в жизни не держал, - засмеялся Малой.

-Да нахер мне эта удочка. Чё, рыбалку не знаешь - наливай, да пей.

-Так кто позвал-то? - не унимался Коца.

-Санек, брат Светкин.

-А откуда у него катер???

Последующие полчаса прошли в живых выяснениях подробностей завтрашней рыбалки, подробностей появления катера у Светкиного брата, количества водки, наличия денег, наличия женщин и свободных мест на катере. Для Коцы и Малого мест там не было, что страшно обидело Коцу.

-Вот, как на дело, так втроем, а как баб трахать на катере, так с каким-то Санькой. Сволочь ты, Сава!

-Ну чё ты, - бубнил в оправдание Сава. - Он меня только одного со Светкой позвал, про вас там речи не было....

-Во-во, - не унимался Коца, меряя шагами и без того тесную комнатку. - Корешок называется. Ты поглянь, Малой, а?

-Хватит тебе стонать, - поморщился Малой. - Завтра идем али ты опять будешь султыгу седня жрать со своей Танькой до полной отключки.

-Конечно, идем, - легко согласился Коца. - Пусть этот, - кивок на Саву, - все свои деньги прожрет, я ему х*й чё дам.

-Засунь их себе в жопу, свои деньги, - на сей раз не на шутку рассердился Сава.

-Да я ими твою пасть вонючую заткну.

-Чё-ё-ё?

Как Малой не пытался растащить Саву и Коцу, сделать это ему не удалось. Корешки сцепились не на шутку. Наконец, оставив бесполезное занятие, Малой с ногами забрался на диван и молча наблюдал за схваткой, которая уже переместилась на пол. Все закончилось так же быстро, как и началось. Противники сидели друг напротив друга, глядя исподлобья.

-Ну вот, - первым нарушил тишину Коца. - Куртку мою порвал.

Сава молчал, озабоченно ощупывая губу.

-Значит куртка такая.... Из линолеума, - засмеялся Малой. - Сава, брось ряху щупать - она у тебя как медный таз, х*ли ей будет. Лучше давайте хавать.

***

Но на следующий день охоты не получилось. Встреча с первым же ментовским патрулем окончилась для Коцы плачевно - его под белы рученьки повели в отделение, находившееся тут же, на вокзале. Малой, привыкший к подобным задержанием Коцы, несколько удивился тем, что Коцу забрали именно в отделение. Обычно все ограничивалось простой проверкой документов прямо на улице. А тут поразила скорость и оперативность, с какой Коцу увели в здание вокзала. Все это Малой наблюдал стоя у киоска, куда он отошел купить пива себе и Коце. А сам же Коца, поджидая Малого, неторопливо двигался вдоль киосков, засунув руки в карманы недавно приобретенной курточки и по своему обыкновению, вертя во все стороны круглой головой. Тут его и повязали. Всего процесса Малой не видел. Видел лишь только то, что Коца протянул паспорт. Один мент сразу же точно и профессионально взял его за локоть, другой же, едва пролистнув паспорт, спрятал его в карман. Короткий шмон, какой-то вопрос, на который Коца односложно отвечает, равнодушно пожимая плечами и все.... Коцу уводят. Все это произошло так быстро и стремительно, что Малой, ничего не поняв, так и остался стоять с двумя бутылками пива около киоска.

"За что его повязали? И главное, зачем к себе повели? И когда отпустят?", - на все эти вопросы у Малого не было четких ответов. Во всяком случае, имело смысл подождать Коцу, поэтому Малой направился в скверик. Тот самый, где они любили сиживать с Коцей по лету. Сейчас скверик был пуст, лавки и скамейки густо усыпаны разноцветной листвой. Небрежно смахнув листья, Малой опустился на сиденье и поставив рядом с собой две бутылки, поглубже втянул голову в воротник мастерки.

"Куртка! - неожиданно осенило Малого. - Точно она. Е*аный в рот, - он даже пристукнул кулаком по сиденью. - Неужто спалился? Коца, Коца, ведь сам же говорил, что шмутье - это палево. Тем более в городе, где любой филин может в ментовку побежать. Как же так ты сам лоханулся. Не, ну не может такого быть. Ведь он осторожный, давно уже этим занимается. Ежели разул кого, так значит точно был уверен, что понтов не будет. Да нет, нет! Его не из-за этого.... А из-за чего тогда? Последний раз мы коцанули здесь недели полторы назад отпускника. Срок уже прошел. Да не может быть, чтоб всю эту неделю они нас искали. Ведь я приходил после этого на вокзал. И Коца был. И ментов мы видели, а они на нас - ноль внимания. Значит, не отпускник. Стоп! Он мог обратно ехать, и на обратном пути заявить. Да ну, хе*ня.... Кто его слушать будет после такого времени? Сколько же мы тогда с него взяли? Тю-ю, да всего рублей семьсот. Сотку ему оставили. На проезд хватило бы. Не, это не тот крендель. Не он.... А может что еще дальше было? Может за старые грехи? Не, не будут. Что-то резко они его подхватили. Тут что-то свежее. А свежее - только куртка эта ё*аная.... Неужели точно за нее? Если так - то Коце хана. Если того босяка найдут, с которого он ее снял, то Коце точно пи*дец. А че этого босяка искать? Он же сам, поди, и накатал телегу. Иначе бы они не пошевелились. Да и не босяк, это был по ходу. Пи*дел Коца, пи*дел. Видать, какого-нибудь фраерка обул.... Так, и что теперь делать? Как узнать точно? Валерка!"

Малой вскочил с места. Валерка был знакомым охранником в платном зале. И если бы он находился на месте, то узнать через него о судьбе Коцы не представляло особого труда. К счастью Валерка дежурил. Небрежно облокотясь на перилла, он заигрывал с молодой девчонкой - не то кассиршей, не то дежурной. Выслушав сбивчивую просьбу Малого вмиг посуровел, и сдвинув брови посмотрел на него:

-Ну-ка колись, Малой, что за Коцей твоим числится?

-Да не знаю я, вот те крест! Просто раньше документы посмотрят и отпускали всегда. А в этот раз прямиком к себе. Что случилось – х*й его знает, - Малой пожал плечами для убедительности.

-А ну не матерись при девушках, - одернул его Валерка. - Пошли.

Они отошли в сторонку. Валерка скрылся за дверями служебного входа, наказав Малому ждать его здесь. Ожидание было долгим. Наконец Валерка вышел, плотно прикрыл за собой дверь, и кивком поманив за собой Малого, пошел к выходу из вокзала. Отойдя на сравнительно небольшое расстояние, Валерка огляделся и только после этого сказал:

-Плохи дела у твоего приятеля, Малой. Грабеж ему светит.

-К-какой грабеж? - Малой стал заикаться практически натурально.

-Грабанул он паренька на улице. Куртку с него снял. Парень заявление написал. Налетчика описал. Ориентировки разослали. Вот и попался твой корефан. И куртка на нем. Так что... - Валерка развел руками.

-А как он там? - подавшись вперед, жадно спросил Малой.

-Не знаю, я его не видел, - пожал плечами Валерка. - Дежурный говорит, молчит как рыба.

-А дальше что?

-Откуда я знаю, что дальше. Увезут его в СИЗО наверное.... Мне и так за мое любопытство досталось. Я ведь не знал вначале, думал там, хулиганство мелкое, али еще что. Ну и сказал, что приятель его интересуется. А они - давай сюда этого приятеля. Вот я тебя и отвел от вокзала. Так что ты, Малой, наверное чеши пока отсюда. Пока здесь эта волна не уляжется. Тебе спокойнее, да и мне тоже...

***

Не разбирая дороги, Малой шел вперед. Куда идти, зачем - он не знал. Просто шел вперед, опустив голову и глядя себе под ноги. Шел, втянув голову в куцый воротник тонкой мастерки, застегнув ее под самое горло и плотно засунув руки в карманы. Самое страшное было в том, что идти по большому счету было некуда - Сава был на своей пьянке-рыбалке и "пещера" была закрыта. На вокзал вход был заказан, в детдом ехать было поздно. Да и не ждал там его никто.... А куда идти больше, и, главное, где ночевать, Малой не знал.

Нет, знал. Но он настойчиво гнал от себя эту мысль. Гнал, а она, как назойливое насекомое, все более настырно возвращалась к нему вновь и вновь. Постепенно Малой не заметил и сам, как принялся убеждать сам себя, что в этом нет ничего плохого. Человек он нормальный, должен войти в положение. Да и что там - всего одну ночь. Да хотя бы на коврике в прихожей, плевать. А завтра по утряне - на Перевалку. Конечно, стыдно за то, что не принес тогда обещанного.... Ну можно же объяснить ситуацию. В конце концов, не съест же он меня.... Попытка не пытка. Ну не получится, так пойду дальше. Буду что-нибудь другое думать. Короче, выхода больше нет...

Все это Малой проговорил уже практически стоя у той самой двери с поднятой на уровень звонка рукой.

Зажмурился....

Звонок.

***

-Ого! Никак Карлсон вернулся, - на пороге стоял Игорь с дымящейся сигаретой в углу рта. Казалось, он ничуть не удивился появлению Малого.

А тот стоял на пороге, и лишь мельком посмотрев на Игоря, потупил взгляд и разглядывал неприхотливый половичок под своими ногами.

-Ну коль пришел, так заходи, чего ж стоять, - Игорь шире распахнул дверь, приглашая Малого внутрь.

Мелькнула мысль: "А может не надо. Может, просто уйти", но Малой усилием отогнал ее и переступил порог....

Все-таки он был уверен, что его не пустят, или, на худой конец, в квартире никого не окажется. Тогда с чистой совестью можно было искать другое прибежище на сегодняшнюю ночь. А тут - вот оно - и хозяин дома, и гнать не гонит. Малой понял, что он совершенно не готов вот к такому развитию событий. Что говорить, как себя вести? А ведь надо было бы и извиниться за наглым образом украденную сотку, и еще и попросить приюта на сегодняшнюю ночь. Да вдобавок дать человеку понять, что этот самый приют абсолютно несовместим ни с чем более.... И что утром он, Малой, благополучно покинет квартиру. Все это надо было говорить, но как подступиться, и что сказать в первую очередь, Малой не знал. Слова будто плотным вязким комком застряли у него в горле.

-Ну, привет, что ли? - Игорь протянул неширокую ладонь с длинными пальцами. - А то через порог нельзя.

-Привет, - с усилием вытолкнул из себя Малой и пожал протянутую ладонь.

-Да-а-а.... Не надо быть семи пядей во лбу, чтоб увидеть, что тебя ко мне привели события экстраординарного плана, - произнес Игорь мудреную фразу и отступил на шаг в глубину коридора.

Малой неуверенно топтался на пороге, избегая встречаться взглядом с хозяином.

-Ладно-ладно, вижу, сейчас тебе не до разговоров. Тогда раздевайся-разувайся и проходи прямиком в кухню. Будешь ужинать. И не говори мне, что не голоден, - последнюю фразу Игорь произнес уже из глубины кухни.

Малой легонько усмехнулся про себя, и с усилием сняв кроссовки, пристроил их в уже знакомый угол. Потом прошел на кухню, где Игорь, спиной к нему, хлопотал около кухонной плиты, и привалившись спиной к косяку, огляделся. Все здесь было на своих привычных местах - стандартный кухонный стол, на нем - чайник, вазочка с сахаром и пепельница. Рядом холодильник, хлебница на нем. На стенах - шкафы. В углу - плитка. Мойка, еще один стол - вот и все убранство стандартной кухоньки в типовой пятиэтажке.

-Я-то только сам поел, не голоден. А тебе сейчас яичницу сварганю, - говорил меж тем Игорь, орудуя у плиты, по-прежнему стоя спиной к Малому.

-Да я не сильно-то и жрать хочу, - Малой впервые произнес мало-мальски связную фразу.

-А вот это мы проверим, - Игорь обернулся и подмигнув Малому, открыл холодильник и стал вынимать яйца, приговаривая в полголоса: "Айн, цвай, драй.... достаточно".

-Ты чего стоишь? Присаживайся. Хотя нет, вон хлебница на холодильнике, нож вон в том столе. Приступай.

"Как-то он себя странно ведет, как со старым корешком, - размышлял Малой, механически нарезая хлеб. - Не спросил меня ни о чем, не поинтересовался про сотку, не спросил зачем я к нему приперся. Как будто он меня ждал и знал, что я приду. Чё, типа, ждет, что я сам говорить начну? Да в общем-то не впадлу - скажу. Попрошусь у него на ночь, скажу, что завтра и ноги моей не будет. Не, не должен залупиться. Если пустил и накормит, то, значит, и ночевать по любому пустит".

А через десять минут Малой с аппетитом рубал свежеприготовленную яичницу. Игорь сидел напротив него и, привалившись к стене, пил маленькими глоточками горячий чай, совершенно не обращая на Малого никакого внимания.

-Я чё хотел сказать, - начал Малой, проглотив очередной кусок. Но Игорь опередил его, предупреждающе подняв руку.

-Погодь, Никита. Давай так. Сейчас ты все съешь, потом я тебе налью вкусного чая, мы пойдем в комнату, ты сядешь в кресло, я тебе дам сигарету, сам сяду на пол.... Я люблю сидеть на полу, знаешь ли, - Игорь повернул голову и одним глазом посмотрел на Малого. - Вот.... А потом ты мне расскажешь ровно столько, сколько посчитаешь нужным, хорошо? А опосля я тебя уложу на диван, ведь ты же не просто ко мне в гости пришел, тебе же ночевать сегодня негде, так? Сам пойду к себе в спальню и спокойно усну. Я это тебе говорю к тому, чтоб ты расслабился и не думал, что дядька Игорь будет к тебе сегодня приставать, ферштейн?

Игорь проговорил это все совершенно ровно и без эмоций, только один раз взглянув на Малого, а все остальное время расслабленно откинувшись к стенке и прикрыв глаза. Малой же, не переставая орудовать ложкой, не сводил с Игоря напряженного взгляда, пока тот говорил.

"Вот это он завернул, е*ать-колотить.... Как все просек-то? - взгляд Малого из напряженного превратился в удивленный. - И про то, что мне челануться у него на ночь надо будет, тоже просек без б.... Во мужик дает!", - а вслух же Малой совершенно спокойно ответил:

-Как хочешь.

-Не, я хочу чтоб ты понял одно - в моем доме гости, вопреки здравому смыслу и всем традициям, поступают не так, как я хочу, а так, как им заблагорассудится. Посему я предложил тебе только один из сценариев сегодняшнего вечера. А ты волен поступать так, как хочешь. Хочешь, иди на все четыре. Хочешь, ничего не рассказывай, а просто смотри телевизор и слушай музыку. Хочешь, сразу ложись спать - короче, решай сам.

-И чё, у тебя все гости ведут себя так?

-В основном, все. Их у меня не так уж и много, и те, кто приходят, прекрасно знают мои привычки. И ведут себя, исходя из этого.

-Слушай, а что ты меня не спрашиваешь про ту самую сотку, которую мне на пиво дал? - Малой не выдержал. Он заметно расслабился, владевшее им накануне напряжение отступило и он чувствовал себя в этих гостях, если не сказать что комфортно и расслабленно, то вполне уютно - это точно.

-А ты думаешь, мне нужно было пиво тогда? - ответил вопросом на вопрос Игорь. Он все так же не глядел на Малого, сидя к нему в профиль.

-В смысле? - Малой поднял белесые брови.

-Это долго объяснять, Никита. Скажу в двух словах - я знал, что ты не придешь, поэтому и дал тебе эту сотку.

Логики в словах Игоря не было никакой. Не понял и смысл сказанной фразы Малой. Только догадался, что его бегство с соткой хозяина ничуть не колышет, и с этой стороны напрягов нет.

-Ну что, наелся? - Игорь отставил свою чашку и повернувшись к Малому, остро посмотрел на него. - Ладно, ладно, не пугайся. Иди, проходи в зал, устраивайся в кресле. Я сейчас подойду, только приберу тут немного и чая тебе налью.

Малой послушно прошел в комнату. Огляделся. Даже тут все было на своих прежних местах. Хотя нет - штуковины, похожей на синтезатор, ту, что он видел прошлый раз в углу, не было. А на столе добавился маленький изящный паяльник да несколько микросхем, насколько Малой разбирался в этом.... Все это было разложено на двух разноцветных журналах, глянцевые страницы которых были вовсю испачканы жирными масляными пятнами. "Во он дает, - изумился Малой. - Они ж, поди, денег немалых стоят", - подумал, а взгляд свой направил на тот самый ящик. Внезапно им овладело сильное искушение открыть ящик и посмотреть - на месте ли тот лопатник. Искушение было настолько сильным и настолько внезапным, что Малой, не отдавая себе отчета, шагнул, было к столу, но потом, словно что-то щелкнуло внутри, и он испуганно попятился. Засунув руки глубоко в карманы, Малой встряхнул головой и отошел к креслу. Рядом, на журнальном столике стояла чистейшая пепельница и открытая пачка "Честера". Малой свободно плюхнулся в кресло и оглянулся в поисках пульта.

-А ты на нем сидишь, - раздался голос Игоря.

Малой резко дернул головой - в дверях стоял Игорь и, улыбаясь, глядел на него. В руках у него дымилась большая чашка.

-Под задом пошарь, он там. А вот тебе и чай. Пей его маленькими глотками, не обожгись. Сигареты ты видишь. Что еще? Вроде все, - сам себе ответил хозяин. - А вот и мое любимое место.

На этих словах Игорь подошел к столу и легко опустился на пол, без усилий втиснувшись в пространство, которое было между столом и сервантом. Место действительно было выбрано стратегически хорошее - отсюда просматривалась практически вся комната, коридор и даже туалет с ванной. А сам хозяин, если бы не ноги, был практически незаметен. И лицо находилось в тени, и понять о чем размышляет твой собеседник, и какие эмоции им владеют, было совершенно невозможно. Под голову Игорь водрузил себе большую плюшевую игрушку непонятной ориентации, подле себя поставил пепельницу и небрежно бросил сигареты.

-И чё, ты постоянно там куркуешься? - спросил Малой, взяв обеими руками чашку с чаем.

-Куркуешься? - переспросил Игорь. - Интересное слово.... Ну можно сказать и так. А что?

-Да не, твое дело, конечно, - пожал плечами Малой и замолчал.

Вкус чая был какой-то необычный - едва заметная кислинка удачно сочеталась со стойким вкусом мяты. Вдобавок присутствовал терпкий вкус самого чая и сочетание этих компонентов и делало чай таким необычным. Но, разумеется, Малой ни о чем таком не задумывался, он чай-то пил от случая к случаю, и оценить по достоинству вкус напитка конечно не мог. Его заботил другой вопрос, вернее, не вопрос.... Его волновала необычность всего происходящего. Что-то было во всем этом нереальное, фантастическое. Никто не приставал к Малому с вопросами, никто не интересовался им как человеком. Более того, ему в своих действиях была предоставлена полная свобода - что хочешь, то и делай, куда хочешь - туда и иди.... Но весь фокус заключался в том, что идти было некуда, а делать ничего не хотелось. Хотелось просто так, забравшись с ногами в кресло, прихлебывать чай маленькими глоточками и тихо и уютно разговаривать. О чем - какая разница! О чем угодно. Просто с Никитой это было впервые. Впервые его темп жизни, этот ритм, в котором царили в принципе волчьи законы, дал сбой. Он почувствовал себя как бы выброшенным на какую-то обочину. С большой и шумной дороги. И главное, он оказался сейчас в роли человека, который, оказавшись на этой самой обочине, с удивлением вертит головой в разные стороны, и с большим изумлением понимает, что обочина - это то, что надо! Что это - гораздо лучше той самой главной дороги. И что, оказывается, жить-то можно и здесь....

Малой пытливо посмотрел в лицо Игоря. Но ничего не разглядел, на лицо его падала широкая тень от серванта.

-Ты, поди, хочешь знать, чё я к тебе приперся, да? - хрипло спросил Малой и поспешно откашлялся.

Игорь ответил не сразу. Сначала из его угла мощным напором вышла струя дыма, и, расслоясь, медленно стала подниматься вверх. Потом из этого же угла стали выплывать маленькие и аккуратные колечки, постепенно становясь все больше и больше, растягиваясь и медленно исчезая. Малой, как зачарованный, смотрел на это, пока не раздался ответ - спокойный и короткий.

-Нет, не хочу.

Малой в растерянности замолчал. Он, было, приготовился рассказать очередную мулю, выдумывая ее на ходу, а тут - хоп! Не надо.....

-Не хочу, потому что ты мне все равно правды не скажешь, а вранье мне не надо.... - Игорь помолчал. - Лучше расскажи, Никита, о своем детстве. Мама есть у тебя?

Этот вопрос прозвучал так неожиданно и был произнесен таким мягким и одновременно обыденным тоном, что Малой растерялся и даже поперхнулся чаем.

-Мама? - переспросил он, пытаясь протянуть время и собраться с мыслями.

Игорь молчал.

-Бросила нас мать. Еще когда я маленький был, а Полинке три года было. - Малой сам удивился вырвавшейся из него фразе. Так как было это чистой правдой. И той правдой, которую он никому еще никогда не говорил. А не говорил по той простой причине, что никому и никогда не могло прийти в голову интересоваться детством Малого. В детском доме прекрасно и так знали, что мать Малого, известная на всю округу гулящая бабенка, в один прекрасный момент привела своих детей - трехлетнюю Полинку и одиннадцатилетнего Никиту на порог детского дома, закатила там скандал, что это дети не ее, и что они ей совершенно не нужны, швырнула на порог немногочисленные документы и отбыла в неизвестном направлении. С тех пор в Искитиме ее и не видели. Поговаривали, что она подалась на Восток с каким-то залетным морячком. И с тех самых пор о ее судьбе ничего не было известно....

Ложь ее была тем ужаснее, что все прекрасно в округе знали, как мамаша "любила" своих детей. Немногочисленные соседи часто слышали как напившаяся мамаша в припадках безудержной ярости орала на маленького Никиту: "Как я тебя родила, так я тебя и убью, еще только хоть раз заикнись о хлебе, паршивец! Матери похмелиться не на что, а он стонет здесь".... В общем-то, дело шло к лишению ее родительских прав, но мать всех опередила, буквально швырнув детей на порог детского дома и поспешно покинув надоевший город.

Никто и никогда не интересовался, как Малой жил все эти семь лет в надоевших и осточертевших стенах детского дома. Никто не спрашивал, как живет там его сестра. По большему счету, его корешкам не было никакого дела до прошлого Малого. Существовало настоящее, в котором Малой довольно искусно научился "разводить" солдат. Даже будущее никого не волновало. Да и зачем, когда жизнь днем единственным, днем настоящим, имеет свои прелести.

***

Они проговорили до поздней ночи. Обе пепельницы были полны окурков. Табачный дым плавал по комнате слоями. Уже был выпит весь чай, и неоднократно заварен новый. А они все говорили и говорили....

И не только Малой рассказывал о своей жизни. Оказывается, Игорь тоже был детдомовец. Но, в отличие от Малого, его родители погибли в том самом злополучном поезде....

-Помнишь, два поезда взорвались от взрыва газа - один "Новосибирск - Адлер", а другой "Адлер - Новосибирск"?

Малой отрицательно покачал головой.

-А, ну да, чего ж тебе помнить, тебе ж, - Игорь помолчал. - Тебе ж тогда года три было, четыре. А мне четырнадцать. Я тогда практику в школе проходил и с ними не поехал. А мать, отец и братишка отдыхать поехали по путевке на Юг.... Вот и доехали.

-А отчего они взорвались?

-Утечка газа из газопровода. А тут как раз два поезда и встретились в этом месте. Говорят, детонация....

Малой согласно кивнул, хотя что такое "детонация" он представлял с трудом. Помнил только, что это как-то связано со взрывами.

-Вот... - продолжал меж тем Игорь. - А я, как отслужил, вернулся сюда, в родительский дом. Хату поменял на двухкомнатную, а сам работаю.... Вот такие дела, - он замолчал.

Много удивительных вещей произошло в тот вечер. И удивительных в первую очередь для самого Малого. Его никто не тянул за язык, никто не заставлял выкладывать незнакомому человеку всю правду о себе.А, тем не менее, он все рассказал. И так органично и естественно для себя, что у самого даже и мысли не возникло в правильности содеянного. Теперь Игорь знал все - и главное, о промысле Малого, тем, чем он зарабатывает себе на жизнь.... знал, но не выразил никакого не сожаления, ни удивления, просто он воспринимал все это как данность, не более того....

И сам Малой, человек, несмотря на свою молодость, уже немного побитый жизнью, человек в большой степени осторожный, не чувствовал в этот момент никакого волнения и угрызений совести за то, что доверил незнакомому человеку то, что касалось не только его одного.... Он не задумывался о таких вещах. Просто здесь, в компании Игоря, который так удачно спрятался в своем углу, Малому было уютно и комфортно. Впервые, наверное, впервые, он не задумывался о дне грядущем. Он не грел голову вчерашними проблемами и заботами. Он просто говорил. Он просто рассказывал. И оттого, что при этом никто не видит его, никто на него не смотрит, никто не перебивает, становилось как-то свободнее, что ли.... Все это походило на некую исповедь, в центре которой был он сам, Мальков Никита Александрович.

И исповедь эта текла легко и спокойно.... И было совершенно не до того, что Игорь - в сущности обычный пи*арас, как эту братию любил называть Малой. И что возможно, у него совершенно особые, свои планы на Малого.... Нет, об этом тоже не думалось, а может быть не хотелось думать....

***

-Ну что, Никита, почаевничали мы с тобой. Пора и честь знать, - Игорь, кряхтя, поднялся со своего места. - Сколько время? Ого, уже второй час. Однако.... - протянул он, и, держась за поясницу, прошел на кухню.

А с глаз Малого словно спала какая-то пелена. Бах! И он словно посмотрел на все происходящее со стороны. "Ё-ё-ё-ёб, какой же я дурак! Я что же, получается, рассказал все ему. Да так. Зачем? Кто же меня за язык-то тянул, кто? И что теперь? Да может он спецом с меня все это выпытывал, чтоб потом в ментовку отвести. Или что-нибудь еще.... А я, как последний лопух, распустил сопли", - Малой совершенно забыл, что ничего у него Игорь не выпытывал, а что все, абсолютно все, Малой рассказал ему сам, по доброй воле. Вернее, не забыл. Просто такая формулировка была привычнее - как же - у разведчика выпытали все в логове врага. А враг он - вот он, за стенкой, гремит посудой. Что же делать? Да что - бежать, пока враг не видит.

Но как Малой ни пытался себя настроить на восприятие Игоря как врага, выпытавшего у него всю правду, это совершенно не получалось. Ну не получалось у Никиты настропалить себя так, не получалось вызвать в себе искусственную злость и обиду на самого себя и на весь мир. И даже привычная и расхожая в таком случае формулировка, что Игорь - типичный пи*арас, тоже не помогла. Не видел в нем Малой пи*араса, не видел. И как не старался себя настроить на этот лад - бесполезняк.....

Видимо Игорь как-то почувствовал настрой Малого, его растерянность, но он появился абсолютно бесшумно на пороге комнаты и пытливо посмотрел на насупившегося Малого.

-Смотри, как мы сделаем с тобой, Никита, - Игорь поднял палец. - Я же вижу, что ты сейчас глубоко раскаиваешься, что мне рассказал. Во-первых, дальше меня это не уйдет. Это чтоб ты спокойным был. Во-вторых, и я это тебе уже говорил, я никого никогда силой не беру. Мало того что силой, убеждениями - тоже. Это тебе по поводу того, что я голубой. И в-третьих, пойдем сюда, - он поманил Малого в коридор.

В коридоре Игорь включил свет и показал пальцем куда-то под потолок. Малой послушно посмотрел туда. Сначала он ничего не увидел. А потом то, что там было, приняло такие резкие очертания, что сразу бросилось в глаза.

В стене была вделана ниша для одежды. А над ней еще одна ниша, с отдельной дверкой, маленькая.... Дверка эта закрывалась на обычную защелку. И вот на этой-то защелке и висела связка ключей.....

-Заметь, связка эта висит на том месте постоянно. И в тот самый день тоже висела.... И сегодня тоже будет висеть. А теперь пойдем, я выдам тебе одеяло, подушку и простынь. Ложись на диван, смотри телек, если хочешь, слушай музыку, а я же баиньки.... Завтра вставать рано.

Игорь не торопясь прошел в спальню, через мгновение появился на пороге со стопкой постельного белья и, аккуратно положив все это на диван, обернулся к Малому.

-Ну, вроде все. Расправить, поди, сам расправишь. Ложись, отдыхай и думай о причинах произошедшего.... Спокойной ночи, - дверь за Игорем плотно закрылась.

Малой остался один. В квартире, ключи от которой были в его руках....

***

Утреннее пробуждение было легким и приятным. Просто так - открыл глаза и понял, что уже выспался. Не было этого, ставшего в последнее время привычным, состояния тяжести в голове и какой-то странной ломоты.

Малой привстал на локтях и оглянулся. В комнате вовсю плясало солнце, и редкие пылинки весело резвясь, кружились в солнечных лучах. Дверь лоджии была открыта, и комнату наполнял чистый и свежий воздух осенней улицы. Дверь в комнату Игоря была по-прежнему плотно закрыта. "Дрыхнет, поди, еще, - подумал Никита, - и повернув голову, взглянул на настенные часы. - Ну конечно - полдесятого еще. А говорил ему рано вставать". Сам же, проворно выскользнул из-под одеяла, одним движением натянул на себя спортивные штаны и с наслаждением потянулся. Ночка прошла хорошо, он даже помнил, что снилось ему что-то приятное, но вот что, Никита вспомнить не смог. Он потянулся к столику, взял полупустую пачку "Честера" и ловким движением выбил оттуда сигарету. Закурил и прошлепал голыми ногами в кухню.

На столе белел листок бумаги. Еще издали увидев его, Никита насторожился. При ближайшем рассмотрении листок оказался запиской, на которой большим округлым почерком было написано с десяток фраз. Сигарета сразу стала невкусной, в горле запершило и он, скривившись, раздавил ее в девственно чистой пепельнице. Потом с тревогой опустился на стул и внимательно принялся читать записку.

"Никита!

Как я тебе и говорил, меня ждут важные и неотложные дела. Перво-наперво, в холодильнике, в поддоне сардельки, свари их себе. Дальше. Я буду где-то к обеду (может, постараюсь пораньше). Хочешь - иди, куда хотел. Ключи на прежнем месте. Дверь закрой и отдай их соседке в 56-ю квартиру. Ее зовут тетя Маша. Хочешь - подожди меня. Тогда я накормлю тебя вкусным обедом, а потом мы сходим в одно место. Если хочешь пива - сотка в столе.

Игорь"

Никита ошеломленно почесал затылок. Потом вскочил, и словно не веря, рывком распахнул дверь в спальню. Аккуратно застеленная кровать и плотно задернутые шторы.... Открыл ящик стола - сотка на месте, сиротливо лежит на видном месте. Глянул в коридоре на верхнюю нишу - ключи висели, как и раньше.... Он опять прошел в кухню и снова перечитал текст записки, словно не веря написанному. Мысли в голове путались, и вообще, там была такая сумятица и неразбериха, что сама голова начала даже побаливать.

"Он что же, совсем охринел? А если я съ*бусь с его соткой в кармане и прихвачу с собой еще что-нибудь.... Так ведь запросто. Он что, не боится этого? Или так верит мне, что я его не кину? Он что - такой наивный, или такой лох? Или просто проверяет меня, а сам преспокойно сидит на лавочке и ждет.... Да ну, на кой ему меня проверять. Тем более, так круто.... И так рисково для него самого. Короче, чё волыну тянуть. Сделаю так - сотку эту заберу, хату закрою, ключи этой Машке отдам, а сам на Перевалку. О! Так будет лучше, тем более, я сам этого и хотел. А он, раз сотку отдает, значит, знает как я ее использую. Пучок!"

Решение было принято. Голова немедленно болеть перестала. Более того, настроение необъяснимым образом улучшилось и Малой, даже что-то весело насвистывая себе под нос, сноровисто обулся и подпрыгнув, одним движением сорвал ключи с защелки.

Через минуту он уже звонил в дверь 56-ой квартиры. Звонил долго, но почему-то дверь никто открывать не думал. "Ах так, - разозлился Малой. - Да плевал я на твою Марусю и твои ключи. Щас заброшу их в кусты, и е*ись все раком", - он быстро запрыгал вниз по ступенькам.

Но когда он вышел на улицу, то решение, что принял минуту назад, показалось ему если не диким, то неправильным - это точно.

"Ладно, чёй-то я.... Время еще есть, может эта тетя в магазин пошла за молоком. Не, так делать не буду.... Человек мне ничего плохого не сделал, а я ключи в кусты. Х*ли мне торопиться, куплю пива, да подожду здесь, на лавочке. Пиво выпью, забегу и отдам ключи", - решив так, Малой оглянулся в поисках подходящего магазина....

Магазин вскоре нашелся. Пиво было куплено без проблем и вскоре Малой, жмурясь как кот, попивал пиво, греясь под лучами осеннего солнца. Но вместе с уходом из квартиры, ушли и те проблемы и заботы, что мучили его накануне. Зато пришли новые. Малой вспомнил о Коце. Странно, что мысль о нем ни разу не пришла ему в голову на протяжении вчерашнего вечера. Да и сегодня утром тоже.... Коца, его лучший корешок Коца, сейчас чалился в мусарне, а он, Малой, спокойно попивает пиво чуть ли не в компании с голубым....

Он вскочил, чуть не опрокинув пиво. Бежать, бежать, выручать Коцу. Стоп! А куда бежать? А к кому бежать? На Перевалку? Так там пьяный Сава со своей рыбалки если не вернулся, то значит уже никакой. И что тогда? Да ему проблемы эти по барабану. А Валерка? Так он уже сменился. А как тогда узнать? У кого спросить? А может они Коцу отпустили и он сейчас в пещере и глушит султыгу? Да не, ни хрена.... Сказал же Валерка конкретно - грабеж Коце светит. Получается никак.....

Малой медленно опустился на скамейку и машинально сделал большой глоток пива из бутылки. Внезапно до него дошло, а может и не внезапно..... Что он, Никита, остался, в сущности, совсем один. И что без Коцы, его корешка, ему хана. И что зима - вот она, на носу.... И что делать, ему.... правильно.... не-че-го! И идти.... правильно.... не-ку-да! И напрасно он хорохорится и торопится на Перевалку. Потому что там на него, Малого.... правильно.... всем на-срать! И никто там его ждать.... правильно.... не бу-дет!

А что остается? А ничего не остается. Остается, правда, Игорь, но ведь не жить же у него, в самом деле, всю зиму. Малой даже резко встряхнул головой. Затея была обречена на полный провал. Мало того, это был полный бред....

"Интересно, а куда это он собирался меня сводить, - некстати проклюнулась мысль. - Не, ну против него я ничего не имею - железно! Бл*дь, ну а выхода-то больше нет".

Вслед за этой мыслью заурчало в животе - пиво, вдобавок утром, да вдобавок на голодный желудок, отнюдь не способствует притуплению аппетита. Некстати вспомнилось про то, что в записке было написано про сардельки в холодильнике....

Одним словом Малой, мало колеблясь, решительно сгреб остатки пива и направился опять к тому самому подъезду, начисто забыв про тетю Машу из 56-ой квартиры.

***

Звук открываемой двери застал Никиту в кресле. На журнальном столике стояла бутылка пива, по телевизору шли какие-то незатейливые мультики, которые, тем не менее, здорово увлекли его. Желудок был полный, и идти никуда не хотелось. Поэтому Никита, услышав хлопок двери, лишь в ожидании повернул голову.

-Салют! - Игорь предстал на пороге весь в черном. Черные джинсы, черная майка, короткая черная же джинсовая куртка. Дополняло все это черные очки в пластмассовой оправе, небрежно задранные на лоб.

-Привет, - Никита окинул его взглядом и отвернулся к экрану телевизора.

-Глупо спрашивать, скучал ты без меня или нет, - продолжал меж тем Игорь уже из коридора. - Хотя, признаться, я был уверен, что ты уйдешь....

-Хотел.... Да некуда идти, - нехотя произнес Никита.

-Ну хотя бы на Лесоперевалку, к твоим друзьям.

-Да.... - Малой махнул рукой, словно говоря: "Не лезь в эту тему, без тебя тошно".

Игорь легко уловил его состояние, потому как не стал больше ничего говорить, а прошел в кухню и хлопнул там дверцей холодильника.

-Ты голоден, или обедать будем? - раздался из кухни его голос.

-Я поел.

-А-а-а, - неопределенно протянул Игорь и надолго замолчал.

Никита же смотрел ставшие вмиг неинтересными мультики и не знал, что ему делать. Все правильно - на Перевалку было ехать не за чем, его там никто не ждал. Коцы не было.... А больше ничего не оставалось....

Умом Никита понимал, что сидеть здесь, вот так, как он, большой напряг. И в первую очередь для него самого. А идти некуда. И даже по большему счету, не охота.... А что остается?

Игорь, по своему обыкновению, появился на пороге совершенно неслышно.

-Ну что, Никита, не откажешься мне помочь в одном деле?

-В каком? - немедленно прозвучал встречный вопрос.

-Ты знаешь... - Игорь задумчиво вертел в руках очки. - Я бы не хотел тебе сейчас говорить о сути этого. Просто скажу, что надо немного поработать руками. Привести одно место в нормальный вид, так сказать.

-А чё за место? - Никита с недоверием посмотрел на Игоря.

-Ты, главное, не грузись, - поморщился тот. - Приедем на место, сам увидишь. Ничего опасного для тебя, это я обещаю....

Никита неопределенно пожал плечами.

-Во всяком случае, лучше, чем твоя Перевалка. Там ты просто так будешь шляться, а здесь доброе дело поможешь сделать.

-Да какая Перевалка, - в сердцах выпалил Никита. - Меня ж там никто не ждет. Я же тебе говорил, что один пьянствует сейчас, а другой - в мусарне, - он вскочил с кресла и засунув руки в карманы штанов, отвернулся к окну.

-Про мусарню ты ничего не говорил, - озабоченно произнес Игорь. - Ну-ка, поподробнее....

Никита молчал, покачиваясь с пятки на носок.

-Сказал "А", говори и "Б" - знаешь такую поговорку.... Так что колись. Я не просто так интересуюсь.

-Чё не просто так? - Малой обернулся. - Поди, просто интересно, да?

Игорь молчал, не сводя с Никиты внимательных карих глаз.

-Ну, замели Коцу менты вчера. Вроде бы как из-за куртки, - Малой с трудом выдавливал из себя каждое слово.

-Где?

-На майдане.

-Это на вокзале?

Кивок.

-Во сколько?

-Да хер его знает.... В обед вроде.

-А как фамилия твоего Коцы, или как ты его называешь.... И имя тоже, - Игорь придвинулся к журнальному столику и достал с нижней полки блокнот и карандаш.

-Ты чё....? - уставился на него Никита.

-Ох какой ты.... - было видно, что Игорь рассердился. - Как зверек дикий.... Все подвох во всем чувствуешь. Да пойми ты, дурья твоя башка, я не просто так интересуюсь. Я же узнать о нем хочу. Да сколько же ты можешь на меня волчонком смотреть? Да ведь не хочу я тебе никакого зла! Понимаешь ты это, или нет? Ну и что, что голубой я? Что с того? Почему ты все время ожидаешь от меня какой-либо пакости? Ну почему? Почему ты смотришь на меня так, как будто я через мгновение к тебе в штаны полезу? Да если бы я хотел полезть к тебе в штаны, я бы это сделал уже давно, так как это я делаю с теми, кого мне надо.... Но тебя мне не надо, ты это не понимаешь? Я тебе могу произнести это по слогам, хочешь? Чтоб ты, наконец, понял, что я не такой, каким ты видишь всех пи*арасов. Ты пойми, есть такие люди, которым кроме этой е*ли ничего больше не надо. Они и снимают пацанов вроде тебя на одну только ночь, а потом, дав им денег, и это в лучшем случае, выкидывают их на улицу. Есть те люди, которые не скрывают своей ориентации ни перед кем, это уже самое дно.... А есть такие, которые не хотят просто е*ли, которые боятся, ежели о них узнает хоть кто-нибудь из их окружения. Эти люди, и это я... я хочу простого человеческого общения. С понравившемся мне человеком. Вот это ты можешь понять? Ведь я тебя не держу, ты сам это прекрасно видишь. Иди куда хочешь - твое право. Но ведь ты же не ушел. Не скрою, мне это приятно. Но не надо, черт возьми, тогда волком на меня смотреть, как на обычного пи*ара. Да! Я такой. Ну и что? Я тебя не держу, я тебя в постель не волоку.... И не собираюсь! Ведь, бля буду, если бы ты не знал, что я не голубой, ты бы у меня тут не второй день, ты бы у меня тут неделю уже тусовался. И совершенно без напрягов..... Ай, бл*дь, да что об этом говорить!

Игорь, достаточно себя распаливший, до этого ходивший как заведенный по комнате, резко махнул рукой, переломил карандаш, которым он размахивал в процессе своего монолога, и не слова больше не говоря, ушел на кухню.

Никита, до этого стоявший у окна и немалым удивлением следивший за Игорем, после его ухода зачем-то поднял обломки карандаша, положил их на стол и только после этого перевел дух. Сказать, что Игорь озвучил все его мысли и все его сомнения - это означало ничего не сказать. Мало того, что он это озвучил, так он же еще и дал на все эти вопросы четкие ответы и совершенно ясно развеял все сомнения. Да, конечно, Малой ожидал, постоянно ожидал какого-либо подвоха со стороны Игоря, он, конечно же, относился к нему с недоверием. Да и откуда у него могло быть доверие к человеку, который хоть и не сделал ему ничего плохого, но потенциально мог это сделать. И хоть сердцем Никита понимал, что это не так, что этого никогда не будет, его разум.... Пусть детский, пусть не совсем еще оформившийся, но он постоянно предостерегал его, назойливо вещая: от голубых добра не жди. Оно и верно: общение Никиты с этой публикой всегда заканчивалось плохо. И для публики, в первую очередь. Да и не могло оно закончиться хорошо, если все воспитание Никиты, все его, в сущности, детское сознание было настроено против этого. И первый его опыт общения с пи*аром на лестнице многоэтажки, и потом презрительные рассказы братвы об этих людях второго сорта, и потом, уже позже, - вынужденное общение с этой пи*добратией, но в качестве не жертвы, а охотника.... Все это и сформировало в его мозгу образ голубого - неопределенного существа, вовсе даже и не мужика, который пойдет на все, лишь бы удовлетворить свою похоть. И хотя, казалось бы, что уж в детском доме Никита должен был хлебнуть всего этого через край, ну хотя бы, если не хлебнуть, так хоть быть знакомым со всем этим. Но это было не так. Вернее, не совсем так. Разумеется, в его детском доме, так же как и в большинстве других, однополые отношения не были тайной за семью печатями. Но, в отличие от большинства детских домов, этому повезло с воспитателями. Ну не было у них в воспитательском коллективе ни одного педофила, не было этого разврата, что царил в других домах. А невинные развлечения подростков в туалете - разве это голубизна? Во всяком случае, Малой так никогда не считал, хотя и не участвовал во всем этом. И даже тогда, когда эти развлечения перешли грань невинных, все равно относился ко всему этому довольно снисходительно. Голубые, или пи*ары, как их называли все, были в большой жизни, как раз в той, в которую и окунулся Никита. И они оказались точно такими, каким он их себе и представлял. А раз так - то их надлежало мочить, потому как это было совершенно противоестественно. Но перед тем как мочить, его надо было ограбить. Но постепенно "мочить" отошло назадний план, а "ограбить" так и осталось. Равно как и осталось отношение Никиты к ним - презрительное отношение "нормального" человека к людям второго сорта.... Да и не людям вовсе, а так.... К выродкам.....

Но встреча с Игорем как-то перевернула многое в сознании Никиты. Нет, не сказать, чтоб он стал относиться к ним, как... как... скажем, как к обычным людям. Нет. Тут все осталось как прежде. Но вот этот яростный монолог Игоря на Никиту впечатление произвел. Да еще и какое. Нет, конечно пелена с глаз не спала, просто исчез страх. Тот страх, который сидел глубоко в подсознании, тот страх, который он усиленно загонял внутрь, при его попытке вылезти наружу. Страх перед Игорем, вернее, перед тем, что может произойти. И это был страх, именно страх. Это не было яростное отрицание процесса, как такового, это был страх перед этим самым процессом.... А это совершенно разные вещи. Хотя, конечно, Никита этого не понимал. Четко осознать все это, разложить все по полочкам он не мог. Он только мог слепо следовать своей интуиции, так как разум и сердце - те составляющие, которые и определяют наши поступки, у него молчали....

Готовились...

***

Игорь сидел на кухне, на своем любимом месте, спиной к двери и курил, разгоняя дым рукой.

-Ладно, чё ты.... Извини, я не знал.... Короче, давай, записывай, - Никита мямлил у него за спиной.

-Все ништяк, извиняться нечего, - Игорь поднялся и, приобняв Никиту за плечи, подтолкнул его обратно в комнату.

Там он, порывшись в разноцветной кипе на столе, извлек ручку и сел на диван.

-Я сам виноват. Мне надо было сразу тебе сказать. Помнишь, мы с тобой на вокзале познакомились? Ты еще тогда заметил, что со мной пацан был, которого я провожал, помнишь?

-Помню, - кивнул уверенно головой Никита.

-Так вот он, его зовут Андрюха, он ментом работает. Так что через него я и попробую все узнать. Давай, валяй фамилию-имя-отчество....

-Ох ты, блин, - изумился Малой. - Ну записывай. - Шульгин Павел Иванович.

-Шульгин? Валерии муж? - усмехнулся Игорь.

-Чего?

-Да ладно, это я так.... Сейчас пробьем, - он пересел на стул и придвинув к себе телефон, сноровисто стал набирать номер.

Андрюха был на месте. Разговор с ним занял не более пяти минут и он обещался перезвонить.

-Дрюня молодца, он быстро все пробьет, - улыбнувшись, сказал Игорь.

-А он тоже такой? - неожиданно спросил Никита.

-Хе! Нет конечно. Мало того, про меня ничего не знает. А что ты спросил?

-Интересно просто.

-Ух ты, интересно... - Игорь улыбнулся и протянул руку, чтобы потрепать Никиту по плечу, но остановился на полпути. - Не, не буду тебе трогать, а то подумаешь еще чего, - улыбка не сходила с его лица.

Странно.... Потрепи он Никиту по плечу, тот бы даже не пошевелился. И главное, это прекрасно знал сам Никита. Нет, не знал. Просто не чувствовал никакого отторжения. А это тоже немало.

-Ну что, сейчас узнаем и поехали съездим, а?

-Да мне все одно - поехали.... - пожал Никита плечами.

-Тогда мне пять минут на сборы, все равно Дрюха раньше не позвонит. Да.... - Игорь обернулся уже на пороге комнаты. - Там немного поработать придется, а у тебя ничего нет рабочего, да?

-Откуда?

-Вот и я говорю.... Ладно, сейчас что-нибудь придумаю.

Но придумать ему не дал телефонный звонок. Взяв трубку, Игорь в течение трех минут произносил только одни междометия. Причем, эти междометия становились все более удивленными. Игорь даже открыл рот и в изумлении смотрел на Никиту. Концовка разговора была довольно своеобразной:

-Просто он у меня.

Трубка, и это слышал Никита, взорвалась возмущенным бухтением.

-А я не верю, Андрюха. И ничего не собираюсь предпринимать. Тебе-то что с того? Ты в своем Черепаново этого не касаешься.... Просто узнал.

-Бу-бу-бу-бу....

-Я знаю, что ты придумал что сказать. Спасибо тебе за это. Лучше в гости приезжай.

-Бу-бу-бу-бу...

-От блин, привязался. Оперативник хренов! Я за себя спокоен - точка! И тебе советую об этом забыть. Иначе ты меня знаешь, а я, Андрей Викторович, не шучу, - в голосе Игоря появились отчетливые скрежещуще - металлические нотки, отчего на него удивленно воззрился Никита. - И он, заметь, я тебе правду говорю, будет пока что жить у меня, - на этих словах Никита и вовсе открыл рот. - И я знаю, что он этого не делал.....

-Бу-бу-бу-бу.....

-Не тарахти, - резко оборвал бухтение Игорь. - Хочешь, приезжай, увидишь его, поговоришь. Хотя тебе вряд ли это надо.... Просто я тебе советую, Андрюха, забыть об этом. Это не твое, это не ты ведешь. Свой интерес, я уверен, ты уже обосновал. А то, что ты как любой честный мент, стремишься помочь следствию - извини, я в это не верю. Все это фуфло и бутор! А пиво - вон оно, в холодильнике. И ему наплевать, кто его будет пить - честный мент, или проворовавшийся. Хоп дружище?

На сей раз бухтение стало на тон ниже.

-Ну вот и договорились. Звони, Дрюнь, когда приедешь. А на все твои вопросы я тебе опосля отвечу. Хорошо? Вот и ладненько. Ну ладно, бывай!

-Чё там такое-то? - Никита буквально подался навстречу Игорю, едва тот положил трубку.

-Да уж.... - Игорь в растерянности потер лоб. – В общем, неприятность сплошная. Ты, главное, не волнуйся и не гони волну, - он успокающе поднял ладони. - Короче так. Я прекрасно знаю, как в ментуре прессовать умею. И я отдаю прекрасно себе отчет, что добрая половина тех дел, которые вешают на твоего приятеля, им не совершалась. Хреново другое - что он не знает УК. Ведь хищения по групповому сговору лиц, насколько я знаю, караются совсем другими сроками. Сечешь?

Никита, округлив глаза, отрицательно покачал головой.

-Одним словом, он тебя за собой тянет.

-К-как тянет? - Никита стал заикаться. - Солдат что ли?

-Вот это-то как раз и недоказуемо. На него повесили, как это и должно быть, много других висяков. Он практически сознался по всем эпизодам. Ну, запрессовали парня, чего ты.... - Игорь бросил быстрый взгляд на переменившегося в лице Никиту. - Хотя, я не знаю - может, что и было.... Так вот - он говорит, что непременным участником всех этих эпизодов был ты. Ведь у тебя фамилия Мальков?

Никита сглотнул слюну.

-Ты не расстраивайся, - Игорь сел рядом и приобнял Никиту за плечи. - Я тебе объясню, как я сам понимаю. Менты не дураки. Все те висяки, что у них были, видимо, одному человеку совершить не под силу. Они это прекрасно понимают, как и то, что двое, или даже трое - это уже банда! А это весомее.... Это так. Вот они и надавили на паренька. А они давить так умеют, что следов не остается. А некоторые просто одной угрозой могут заставить себя так оговорить, что родная мама ужаснется. Твой приятель, видимо, не выдержал....

-Да какой он мне приятель?! - выкрикнул Никита и, сбросив руки Игоря со своих плеч, вскочил с дивана. - Какой он мне приятель?! Какой? Да после всего этого, что он на меня наговорил.... Да он... ведь ты пойми - мы же с ним только солдат коцали. Ведь никого же больше.... Никого.... И я ему говорил тогда - Коца, шмутье - это палево! И про куртку ту тоже сказал.... Ах, он, с*ка пархатая.... Бл*дь, до чего ж люди.... Такие.... Ведь он мне друг... Друг, ты это понимаешь? - Никита повернулся к Игорю разгоряченным лицом. Глаза его блестели, готовые вот-вот взорваться неожиданной влагой.

-Час от часу не легче, - вздохнул Игорь. - Ну-ка сядь, успокойся, - голос его прозвучал неожиданно властно и строго. - Ты не тем возмущайся, что корешок твой таким оказался, ты думай, что дальше делать. А дальше делать - нечего. Это означает, что пока шумиха не уляжется, ты будешь жить у меня. Ежели у тебя есть другой вариант - выкладывай, обмозгуем вместе.

А какой мог быть другой вариант? Никита это прекрасно понимал. Понимал это и Игорь. Поэтому оба не произнесли больше на эту тему ни слова....

***

В тот день они поехали на кладбище. Туда, где покоились родители Игоря. В этот день у его мамы было день рождения....

Там они оба привели три могилки в полный порядок, прополов все сорняки и кое-где подкрасив оградку. Потом помянули родителей и брата бутылкой водки, и через три часа вернулись домой.

На кладбище оба больше молчали, чем говорили. И даже тогда, когда поминали родителей, Игорь, как ни казался быть в своем обычном состоянии, был мрачнее тучи. Никита, видя это, старался с вопросами к нему не приставать.... Хотя вопросов было множество....

***

Так Мальков Никита Александрович и поселился у Игоря. Его уже больше не пугала необычность этого крутого виража его жизни. Его больше ничего не пугало. Можно даже сказать, что он свыкся с произошедшим. Смирился, переломив себя. Да и, в сущности, не было никакого перелома. Его отношение к голубым осталось прежнее. Просто не было больше повода это самое отношение выказывать. Просто Игорь, можно сказать, выпал из той ячейки, в которую Никита его отнес первоначально. Он его перестал воспринимать как голубого, как пи*араса, вот и все....

А в остальном жизнь потекла ни шатко, ни валко.... Игорь работал в каком-то охранном агентстве не на последней должности. Это Никита понял без труда. Рабочий день его был ненормирован, и Игоря могли вызвать на работу в любой момент. Никита быстро к этому привык, как и к постоянным запискам Игоря на кухне....

Сам же Никита, больше по своему хотению, нежели по желанию Игоря устроился работать. Устроился на тот самый рынок.... Грузчиком на масло. В общем-то, это устройство провел Игорь без особого труда для себя.... Никита с удовольствием окунулся в эту новую для него жизнь, войдя в нее с широко открытыми глазами....

Вечера они проводили вдвоем - Игорь за компьютером, без конца что-то программируя, обложившись книгами и букварями, Никита - у телевизора. Игорь извлек откуда-то из пыльных недр серванта игровую приставку, проверил ее, удивившись тому факту, что она работает, подключил и вручил Никите, которому только это и надо было....

Иногда, когда Игорь отлучался или занимался другими делами, Никита с увлечением водил армии солдат на компе, начисто забыв об окружающем мире.

Готовил на кухне Игорь, постепенно приучая к этому и Никиту. Зимние вещи для него купили сообща, вдвоем. Что еще? Своим знакомым, друзьям и немногочисленным соседям Игорь никак не объяснял появление Никиты в доме. А может и объяснял, во всяком случае, Никита этого не знал. Да и все те, кто приходил к Игорю в дом, относились к Никите совершенно спокойно, как будто тот жил здесь целую вечность.

Постепенно у Никиты стали стираться из памяти все его недавние приключения на вокзале. Коца и Сава куда-то отдалились, место их заняли новые приятели - на рынке. Ну и, разумеется, Игорь - его первый друг и наставник.

Вот такая вот обывательская жизнь, спокойная, как устье широкой реки, и настала у Никиты и Игоря. И все бы ничего, и не вызывала бы эта жизнь ни у кого бы лишних вопросов, да и, в сущности, не стоило бы об этом долго так рассказывать, если бы не одна странность - Игорь при всех своих достоинствах, был все-таки голубым. Никита, несмотря на свои многочисленные недостатки, - натурал. И спокойная жизнь этих двух противоположных во всем людей в принципе невозможна. Тут не бывает золотой середины. Или - или....

А меж тем прошло уже три месяца.

***

-Кострома, ты дура!

-Спокуха, сестра....

-Не, ну ты форменная дура. Держать его подле себя уже три месяца и ни разу не коснуться его пальцем. Ты его хоть голого видела?

-Нет, ну и что?

-А если там не на что смотреть? А? И что потом? Ты что вообще хочешь от него, отвечай. И главное, когда?

-А я хочу, чтобы он сам этого захотел.

-Дура, дура, трижды дура! Да он этого никогда не захочет! Ведь кто он - ты ж сама знаешь...

-Геллочка, дорогуха моя, он этого захочет. Вопрос только во времени. Ну, может, я его аккуратно к этому подтолкну. Хотя, я его уже толкаю....

-Хреново толкаешь, Кострома. Ты пойми, мне уже надоело приходить к тебе в гости и корчить из себя Генку - твоего приятеля-натурала.

-Терпение, еще раз терпение.... Неужели ты думаешь, что я, потратившая на него столько сил, денег и времени, неужели я могу тут совершить ошибку? Да одно неправильное действие - и он сдриснет от меня, только его и видели.

-Ты рисковая....

-А как же иначе? Ведь фокус с Андриеллой мне в голову пришел совершенно внезапно....

-Я обоссалась вся - Андриелла вдруг стала Андрюхой. Да вдобавок ментом. Умора!

-Ладно, ладно.... Там и не такое было.

-Слушай, Кострома, а ведь ты мне так и не сказала – на*ер он тебе был нужен? Еще тогда, на вокзале.

-Тогда, может быть, и не нужен. Ведь если бы он мне клофелина в пиво не ливанул, тогда, может быть, все тем вечером и закончилось бы.....

-Я и говорю, ты рисковая.

-Вот. А когда он пришел ко мне в середине октября, как побитая собака, тогда я поняла - он мой!

-Наш, сестра, наш....

-А вот это подожди.... Вначале он мой, а потом посмотрим....

-Когда потом?

-Скоро, Гелла, я чую уже скоро.....

***

И Игорь дождался.

Однажды, когда они сидели вдвоем на диване, и Никита по своему обыкновению забрался туда с ногами, повернувшись к Игорю спиной и откинувшись на него....

Однажды, февральским вечером, когда они сидели вдвоем на диване, и Игорь, читая газету, по своему обыкновению, ерошил отросший ежик жестких волос на макушке Никиты....

Никита оторвался от надоевшего боевика с Джеки Чаном в главной роли и, не меняя позы, спросил у Игоря совершенно обыденно:

-Игорёх, а у тебя есть кто?

-Кого ты имеешь ввиду?

-Ну... там... любовник, например, или как там у вас называется?

-Нет. И ты сам это видишь. Мне тебя одного хватает.

-Но я же не твой любовник.... - Никита повернул голову, хоть и это было несколько неудобно, и посмотрел тому в глаза.

-Ну и что? Я просто люблю тебя, - Игорь говорил, отложив газету и прикрыв глаза. - Неужели ты мне этого не позволишь?

-Чего? - Никита все прекрасно понимал, просто тема беседы была настолько скользкой, что он не хотел быть зачинателем ее. Но, с другой стороны, именно он начал эту тему, так как этот вопрос вертелся у него на языке вот уже последние два месяца.

-Любить тебя.... Обнимать тебя за плечи, ерошить твои волосы, готовить кушать для тебя и с улыбкой смотреть, как ты ешь, любуясь тобой. Заботиться о тебе, в конце концов, и получать от этого громадное удовольствие. Вот это я и называю любить, малыш. Хотя многие вкладывают в это слово совершенно другой смысл.

-Какой? - хрипло спросил Никита.

-Есть люди, для которых понятие любовь сводится только к одной ночи, только к животному инстинкту, понимаешь меня? Я же так не могу. Я, как в старине, когда знаешь как ухаживали за дамами? - не дождавшись ответа, Игорь продолжил. - Тогда дарили им цветы, назначали им свидания, боготворили их, но даже не смели и пальцем дотронуться до объекта своего воздыхания.

-А почему так? - Никита уже полностью повернулся к Игорю и с интересом смотрел на него. А тот, казалось, не замечал всего этого, глаза его были полуприкрыты.

-А потому что воспитаны были так. Вот и у меня, быть может, такое же воспитание - я люблю тебя, однако, никогда не притронусь к тебе первым. И ты это знаешь, - Игорь приоткрыл один глаз и не поворачивая головы, посмотрел на Никиту.

-Знаю.... - помолчав, ответил Никита. - И поэтому мне так спокойно, - он хотел сказать совершенно не то, но то, что в итоге он сказал, было как остатки защитного панциря, которые еще лохмотьями болтались на нем, готовые рухнуть в любой момент.

-И мне тоже спокойно.... Хотя нет, я лукавлю даже себе, - Игорь улыбнулся. - Как же мне может быть спокойно, когда рядом со мной сидит объект моей любви.... И дразнит меня бессовестным образом глупыми своими вопросами, - Игорь схватил газету, вмиг свернул ее в трубочку и хлопнул ошеломленного Никиту по макушке.

-Ах так....

И они, сцепившись, покатились по дивану....

Никита прекрасно понимал, что Игорь ему поддается и, возможно, в другое время он бы резко прекратил эту возню. Но не сейчас, не в этот раз. В этот раз ему было приятно бороться со своим другом. Приятно обнимать его за мощную шею, пытаясь сбросить с дивана, приятно ощущать на своем лице его разгоряченное дыхание, приятно, черт побери, чувствовать на своей спине его мощный захват, готовый, впрочем, разомкнуться в любую минуту.

И ему, по большему счету, уже давно не было никакой разницы до ориентации Игоря. Более того, его каким-то странным образом тянуло к нему. Но почему его тянет к Игорю, и что это за тяга, и что, самое главное, из этого выйдет - он не знал. Он даже не догадывался, даже не задумывался по поводу корней этой тяги....

Зато это прекрасно знал Игорь.

-Все-все, хватит, ты меня заборол! - Игорь поднял руки вверх.

-Не я тебя заборол, а ты мне поддался, - обиженно произнес Никита.

-Да-да-да.... - легко согласился с ним Игорь. - И знаешь почему?

-Ну почему? - Никита сидел на краешке дивана, полуобернувшись к Игорю.

-А потому что от тебя воняет рынком. И в данный момент - селедкой. Ты почему, интересно мне знать, не моешься, когда с работы приходишь, а, балбесик?

-Не ври, - обиженно протянул Никита. - Я сегодня масло таскал.

-А воняет селедкой, - Игорь был категоричен. - Давай вот что. Иди, мойся в душ, даже не в душ, а принимай ванну. А я тебе таких трав туда наведу, что будешь у меня весь вечер благоухать.

-Че за травы? - шмыгнув носом, спросил Никита.

-Ты все равно их не знаешь, - махнул рукой Игорь. - Так что давай - иди воду включай, наполняй ванну, а я пока почту в Инете посмотрю.

***

Вечерняя ванна окончилась совместным сном в одной постели. Причем, все произошло настолько естественно для самого Никиты, что он пошел на это как на само собой разумеющееся....

А еще через две недели он понял природу этой самой тяги к Игорю. Понял, открыв для себя все многограние близости с любимым человеком. И не было в тот момент этого резкого неприятия.... Да оно и не могло быть. И сняты были тогда все табу и запреты. И все произошло так просто, и одновременно так деликатно, так мягко, что физиологическая боль, непременно бывающая в таких случаях, совершенно не дала о себе знать.

И пусть это произошло тогда по инициативе Игоря, а как иначе, но зачинателем тогда был Никита.... Он это знал, он, в конечном итоге, этого хотел, и по большему счету, ему было плевать тогда на все условности.

Он сам этого хотел....

Так, как и говорил когда-то Игорь.

***

Внешне в их совместной жизни ничего не изменилось. Та же работа у обоих, те же вечера вдвоем у телевизора или компьютера. Но то, что происходило ночью - об этом не знал никто из посторонних. И даже многочисленные Игоревы знакомые, которые почему-то приходить стали все чаще и чаще, своего отношения к Никите не изменили. А вот он сам....

Он встал взрослее, что ли.... Он смог себе признаться в содеянном. Вернее, не признаться, а расставить все по полочкам. Так, как должно было все быть по его разумению. Нет, он вовсе не корил себя за то, что случилось - этого не было. Ведь он сам этого хотел - это и произошло. Он только не переставал удивляться, как с ним, вчерашним беспризорником, могли произойти такие необычные вещи. И ведь необычности в этом он тоже не ощущал. Ему было кайфово, ему было приятно, ему это нравилось, в конце концов. И нравилось не в общем, нравилось в целом, а именно с Игорем. Нравилось обнимать его, нравилось лежать на его груди, нравилось, прижимаясь к нему всем телом, трепетать от его прикосновений. Нет, Никита вовсе не удивлялся переменам, произошедшим с ним. Он просто воспринимал это как некую данность, как некое закономерное продолжение той истории, начавшейся на вокзале.

А ведь скажи ему тогда кто-нибудь, что закончится все именно так, он бы буквально убил этого человека.

А ведь такой человек был. И он прекрасно знал продолжение....

Знал. Он всегда все знает. Он умел строить четкие планы, просчитывать ситуацию и делать свои, известные только ему выводы.

***

-Костромуша, пора делиться.

-Рано еще.

-Ну какое там рано - ты ж его развратила уже. Пора и в люди выводить.

-Говорю тебе, рано.

-А, знаю я тебя, натешишься с ним до весны, а потом выставишь за дверь. И опять бедной Геллочке ничего не достанется.

-Когда это тебе не доставалось, сволочь ты неблагодарная!

-А когда ты в прошлом году Илюшечку выгнала, а? Помнишь? Все меня лечила, что еще чуть-чуть, еще чуть-чуть, потерпи сестра, еще не время. А потом его - бац, и на улицу.

-Не на улицу, а Маруське.

-Ну, а мне какая разница? Маруська, стерва, ни с кем делиться не захотела.

-Что ты разоряешься? Ну вот что? Твой Илюшечка с плешки сейчас не вылезает. Бери его да веди....

-Чё я, дура? После того, как его полгорода отсношало - веди к себе?! Дудки! Ты мне обещала молодых да неразъе*аных.

-Ты хоть представляешь как это сложно - воспитать такого кадра?

-Кострома, не надо.... Ой, не надо.... Вот сейчас потешишься со своим Никитой, а потом его так же как Илью - раз, и на улицу. А бедная Гелла опять не при делах.

-Да пойми ты, дура, если я тебе его отдам, он может твою харю крашенную другой краской раскрасить. Тебе это надо? Надо же, чтоб он попривык чуть-чуть, свыкся с мыслью.... А потом постепенно и вводить его в этот круг.

-Введешь ты, как же.... Ты сама в него введешь, а потом - берите, кто хотите....

-Ты будешь первой после меня, я обещаю, сестра!

***

-Сегодня у нас гость, Никита.

-Андрюха что ли?

-Генка.

-А-а-а-а, - протянул, скривившись, Никита. - А чего он?

-Что значит чего? У него радость - он повышение по службе получил. Хочет отметить.

-Ну и отмечал бы у себя, мы-то тут причем?

-Ха! - Игорь усмехнулся. - А чего ты его не любишь-то? Нормальный мужик.

-Да он какой-то, - Никита сделал неопределенный жест в воздухе. - Какой-то скользкий.

-Ну, у него работа такая, всем не угодишь. А вообще я тебе скажу, Никитенок, зря ты так к нему относишься. Вот смотри, - Игорь обстоятельно уселся на диван и привычно приобнял Никиту за плечи. - Вот сам думай - тебе ж не век на рынке своем работать, верно? У тебя же жизнь только началась. Вот. Я тебя к себе ну никем устроить не могу - у нас серьезное агентство. А вот Генка к себе может...

-Это кем? - перебил его Никита.

-Ну... скажем, для начала продавцом.

-Тьфу ты, нашел работу, - криво усмехнулся Никита.

-Это только начало, - многозначительно поднял палец Игорь.

-А потом что - старшим продавцом, да? Да на*ер мне это надо.... Я и на рынке неплохо прокантуюсь.

-Короче, ладно.... - Игорь поднялся. - Твои проблемы, тебе решать. Пошел я на кухню, начну готовить. А ты хотя бы в комнате приберись....

-Ой-ой-ой, - кривляясь, произнес Никита. - Вот гость великий-то....

-Не балуй! - строго произнес Игорь, а потом, рассмеявшись, ушел в кухню.

***

Гулянка получилась на славу - водки было немеряно, обильный стол, уставленный закусками. Мало того, что Игорь постарался, так еще и Генка притащил с собой внушительную спортивную сумку с кучей разносолов, обернутых в разноцветную бумагу, облепленных пестрыми ярлыками.

Никита, поначалу глядевший на все это с некоторой долей настороженности, потом вовсю влился в веселую компанию Игоря и Генки. А помогло ему, вернее помог, обычный косяк, который он с превеликим наслаждением выкурил на лоджии. А потом все стало по барабану.... И даже то обстоятельство, что Генка, Геннадий, как он представился когда-то давно, напившись водки, стал про себя говорить в женском лице, уже совершенно не трогало Никиту. Наоборот, было прикольно слушать треп такого большого мужика, говорящего, допустим: "ну и пошла я, великовозрастная дура..." и тому подобное. Никита смотрел на Игоря, а того это нисколько не волновало, тот без устали сыпал анекдотами и случаями из жизни, весело подтрунивая над Генкой. Не стал обращать внимания на этот казус и Никита. Он вообще перестал на многое обращать внимание - от выпитой сегодня водки шумело в голове. Косяк дал о себе знать. А от обильного ужина хотелось спать. Постепенно он утратил нить разговора за столом и практически клевал носом, сидя напротив Игоря и Генки.

***

-Пойдем-ка в кухню.

-Он и так уже спит.

-Пошли-пошли....

-Ну что?

-Видишь, он напился.

-Ну и ложи его спать.

-Уложить-то я его уложу, только у тебя с ним ничего не выйдет.

-Спокуха, подруга! Это мои проблемы.

-А, решай как хочешь. Только чтоб без бардака мне - это раз! И второе - не вздумай про меня расколоться - язык тогда отрежу - это два. Скажешь ему, что Игорь, мол.... Да не Кострома, а Игорь, а то ляпнешь еще.... Что Игорь отрубился и ты его, типа меня, в спальню отнесла, вернее отнес.... Тьфу ты, все в голове перемешалось. Не вздумай хабалить с ним, кстати! Вот.... А поскольку ты не знал, где тебе притулиться, то и лег на Никитином диванчике, ферштейн?

-Да поняла я все, поняла....

-А что будет дальше, и как ты будешь потом действовать - это твои проблемы. Только чтоб утром я тебя подле него не видел!

-Ну все, все.... Пошли, я его сама уложу, а ты спать иди....

-А сможешь?

-Иди, иди спи!

***

Когда в 55-ой квартире потух свет, Игорь, причмокивая во сне губами, спал у себя в комнате, плотно прикрыв двери.

Утомившийся за вечер Никита, подтянув коленки к подбородку и повернувшись к стенке, спал неспокойным сном, вздрагивая и кутаясь в одеяло.

Рыжеволосый Генка, деловито раздевшись, юркнул под это самое одеяло, и, трепеща от возбуждения, прикоснулся к Никите.

***

Когда в 55-ой потух свет, Коца - Шульгин Павел Иванович - беспокойно заворочался на шконяре в СИЗО-1.... Ждать суда осталось недолго. Да и какая разница - СИЗО это или зона.... Коца знает - ему будет одинаково кайфово и там, и там.... Он сумеет за себя постоять, а потом он вернется и обязательно разыщет своего лучшего друга - корешка Малого. И они еще дадут с ним гари.... Обязательно дадут!

***

Когда в 55-ой потух свет, соседка тетя Маша из 56-ой, спокойно вздохнула - наконец-то угомонились. Ох, что за жизнь распутная у Игоря - постоянно новые люди, мальчишки какие-то.... Водка, музыка вовсю.... Вот и этот какой-то - вылитый бандит, и живет у него уж как с осени.... Надо будет с Игорем поговорить - ну нельзя же так.....

***

Когда в 55-ой потух свет, экипаж ППС в составе старшины Осадчего, сержанта Грязнова и молоденького водителя был далеко от 55-ой квартиры....

***

И все-таки - что лучше?

Шаг влево?


 

Шаг влево

 

 

Из раздела "Криминальная Хроника" газеты "Вечерний N***":

"Резней закончилась веселая пирушка в доме по улице Бурлинской. Прибывший по вызову соседки наряд милиции обнаружил хозяина квартиры - 27-летнего Игоря К., его приятеля - 30-летнего Геннадия П. с множеством колото-резаных ран. С ними также находился юный отрок 18-ти лет, который-то и совершил данное злодеяние. По факту нанесения тяжких телесных повреждений Никита М. вразумительного разъяснения не дал, хотя соседка пояснила, что данный молодой человек проживал в квартире хозяина с осени. Хозяин и его друг доставлены в больницу, а молодой человек, находившийся к тому же в сильной стадии опьянения, задержан. По данному факту возбуждено уголовное дело".

01.12.02

 

Рекомендуем

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.