Versus King & CAZADOR

Геометрия для взрослых

+ -
+29
Предупреждение; в рассказе присутствует ненормативная лексика, употребление наркотиков, насилие (+18). Все совпадения с реальными лицами есть случайностью.
Перепечатка на другие ресурсы только с указанием авторства и со ссылкой на блоги:
Versus King: My Webpage
CAZADOR:My Webpage

Часть 1. Пересечение параллелей
Торговый центр. Предпраздничная суета. Муравейник из копошащихся и спешащих куда-то людей. Гул, кутерьма. Очереди, шарики, дети, подарки и бородатые дядьки, изображающие Дедов Морозов, елки, мишура.
Мужчина в дорогом кашемировом пальто с бумажными пакетами в руках и книгами под мышкой протиснулся сквозь стайку галдящих подростков в разноцветных вязаных шапочках. Эскалатор. Движение медленное и размеренное. Встать на ползущую ленту и вниз. На красивом лице с трудом скрываемое выражение раздражения. Мальчик в высоких ботинках «Грюндерс» протискивается мимо: «Ой, извините… аха-ха!!!» Девочка в полосатом розово-черном шарфе: «Подожди ми… Ну, Аааааалекс!!!» И за спиной где-то шепот: «Это он! Он!!! Да неа… Да точно тебе говорю!!!» Мужчина обернулся. Смерил враз притихших нимфеток взглядом светло-голубых глаз. Раздражение к горлу. Отвернулся резко. И зашагал вниз. Сквозь толпу. Быстрее отсюда. Быстрее. С тихим шорохом разъезжаются двери. И прохладой в лицо сразу повеяло. Стоянка. Из динамиков веселая музыка. Что-то про Новый год…
«Народ сходит с ума», - подумал мужчина, плотнее запахивая пальто и провожая взглядом очередное семейство. Папашу в пуховике, навьюченного елкой и мамашу с двумя вопящими отпрысками, и кучей пакетов. «Я хочу тишины...» - мужчина переложил книги из руки в руку. Гулкое эхо шагов. Ключи. Кваканье сигналки. Пакеты на заднее сидение темно синего «Сааба». Постоял, будто вспоминая, или ничего не забыл. Да нет вроде все... Уселся за руль и повернул ключ в замке зажигания: «Что же... Вечер в компании коньяка и сигары... ну и книги, конечно. Что может быть лучше? Что может быть лучше, а Грег?» - мужчина улыбнулся своим мыслям: «Самое лучшее это книги. Хороший подарок, беспроигрышный… Конечно, для ценителей. Ну, еще дорогие спиртные напитки...» Руки на руль, расслабленно. Выжать сцепление. Машина, урча мотором с места.
- Да, да мама, уже купил! – парень шел через стоянку, раздраженно задрав голову. В одной руке пакеты, локоть вверх, и лицо в страдальческой гримасе, - Но ма!!! Да... я... уже выхожу на остановку...- отнял руку и зажал телефон, - О божжжеееееееее!!!! - провыл и опять трубку к уху, - Ну ладно, ладно! Я куплю! - темно-русые прядки на лоб, сопит и вздыхает раздраженно. Телефон в карман полупальто: «Что за день такой сегодня? Миша то, да Миша се… И вообще! Ненавижу это имя! Я Майкл! Ну, в крайнем случаи Мик…» Ручки пакетов, как назло, взахлест не хуже морского узла и ползут между пальцами. Хрясь…бах-плюх... ба-бах! Молоко, банки горошка, бутылка масла врассыпную.
- Да бля! – парень коротко выругался, останавливаясь посередине проезда. И тут… Удар.
Глухой удар и толчок в капот. Что-то с грохотом по бетонному полу, заглушая мелодию из динамиков. Тело Грега среагировало раньше, чем мозг успел сообразить, что же произошло. Над капотом «Сааба» словно крылья, взмахом чьи-то руки. «Твою мать!» Визг покрышек от слишком стремительного торможения. Чудо в расхристанном полупальто опускается пятой точкой на капот... Треск. Скрежет. «И откуда берутся такие?!!!» - мысль яркой вспышкой и под ложечкой что-то так противно йокнуло, будто оборвалось.
- Что за нах! – удивленное восклицание юноши. И… Полет носом вперед. Уже оба пакета в разные стороны. Грег резко из машины и к распластавшемуся на бетоне пареньку. Схватил за шиворот. Вздернул вверх.
- Ни... х*я себе... сходил... за хлебушком... – шепчет парень, с изумленной миной взирая на мужчину в пальто.
- Ты куда прешь-то, а?!!!! – мужчина сорвался на крик.
- Хотел бы задать встречный вопрос - а ты? - уже опомнившись, парень гневно сверкнул серо-зелеными глазами. И принялся отряхиваться, сокрушенно бормоча себе под нос:
- Бл*... Все привет брюкам.
Мужчина чуть растеряно глянул: «Черт! А ведь мог и того...» И сердце замерло, пальцы дрогнули. Растерянно смотрит на рассыпанные по серому бетону продукты.
- Шшшш... айф… - вскрикнул паренек, повернул ладони: «Ну, вот… свез об асфальт!»
- Козел слепой, - процедил, сквозь зубы и принялся подбирать и засовывать, как попало продукты обратно в пакет. Злость на мать, на себя самого, на этого хлыща, и на день вообще: «Ну да заболтался...- запоздалая реакция началась - мелко-мелко задрожало внутри, в прессе. На бампер авто глянул, - Мог бы и насмерть, - и на штиблеты мужчины уже с ненавистью, – Фраер, бл*…»
Грег, как вкопанный, стоит, наблюдает. И как-то вот совсем не в тему: «А у него симпатичная мордашка...» Наклонился и поднял банку консервы. Подал парню. Автоматически отметил. Ладонь содрал основательно.
- Ты... ты на машине? – спросил Грег - голос глухой. Парень - зеленые глаза. Зыркнул искоса и из руки выдернул банку. В пакет запихнул:
- Лучше бы до дому довез, - сквозь зубы огрызнулся, выпрямился и уже громче,- Я на ногах, ходить полезно было до сегодняшнего дня… - а про себя, совсем зло: «Если бы такие долбо*бы не ездили - я бы ездил».
У мужчины улыбка сама собой по губам скользнула. И как-то отпустило, ушло напряжение: «Ведь, все обошлось. Все норм, Грег». Правда, собственный голос еще, как издалека:
- Могу и довезти... – на машину кивнул. «Мальчишка... такой вот весь на взводе,» - потянул ноздрями. Напряжение висит в воздухе. Да и люди, проходящие мимо, начинают коситься с нездоровым любопытством. Грег нетерпеливо повел плечами.
- Ну, довези... те... – Майкл осекся: «Он гораздо старше меня и видимо не последнее быдло», - оценил костюм и стрижку. Автоматически засунул в пакет последнюю банку.
- Садись, – Грег прошел и открыл пассажирскую дверь спереди. По стоянке быстрым взглядом: «Надо отсюда выбираться». Майкл глянул на авто. Совсем особо не примечательное внешне. Просто хороший шведский бренд. Опять же для знающих. И, вот как не странно, но Майкл оказался тем самым знающим: «Обана, машинка ... «маленькая», - чуть дернул бровью, - Какая честь умереть под такой машиной... Кто же он? Может депутат, какой? На бандита не похож, а впрочем...» - улыбнулся иронично краешком губ.
- Ну что едем? – спросил Грег. Компания человек семь направлялась к ярко-желтому джипу «Тойота». Веселые такие. Точнее навеселе. Протопали мимо, посмотрели чуть удивленно. «Ну, малыш, давай, шевелись!» - Грег начинал заметно нервничать.
- Да, - Майкл улыбнулся уже широко. Грег удовлетворенно кивнул и к водительской двери, огибая помятый капот. «Придется еще перед Новым годом искать мастера и красить… нда… Угораздило», - мысли, но, как-то не зло и даже не сокрушенно. И через крышу уже взгляд бросил в сторону паренька: «Что-то заинтересовало меня в нем... сам не пойму что...»
- Отлично! Загружайся, - Грег за руль сел, в зеркало заднего вида, наблюдая, как зеленоглазое чудо открывает заднюю дверцу и сгружает на сидение свои несчастные пакеты. Хлопок двери. Парень уверенно сел на переднее сидение, втянул воздух, разглядывая салон, впрочем, уже обрел меры приличия. «Классная машина...» - вздохнул мечтательно, провел кончиками пальцев по панели.
«А он не просто так. Не тинэйджер безмозглый и не мажор», - Грег повернул ключ в замке зажигания и плавно утопил педаль газа. Машина двинулась с места. Пара минутное виляние по стоянке и «Сааб» переваливает через «лежачего полицейского», выезжая на узкую полосу дороги под светофор. Мигание желтого:
- Куда тебя везти? – Грег искоса глянул: «Красивый мальчик», - вспыхнуло и погасло. Зеленый, авто плавно в поток на магистрали влилось. Парень чуть-чуть покосился, быстро как куница и отвел взгляд, чтобы не разглядывать, уже совсем нагло: «Вроде бы я где-то его видел? И шмотки у него явно не с вещевого рынка и даже не из Москвы…» Поднял ладонь, сбитую у запястья, и подул. Сморщился. Головой дернул:
- А? На Рокоссовского…
Грег кивнул, поворотник включил. С магистрали, под мост нырнули. И, среди таких же, вечерне спешащих авто, помигивая габаритами, покатили. Витрины. Светофоры. Красный. Быстрый взгляд по сидящему рядом. Нос, ухо с небрежно заправленной за него прядкой, шарф, плечо и ниже… Кисти. Длинные пальцы. Стертая ладошка.
- Обработать надо... – бросил Грег и на руки кивком.
- Ерунда, дома мама помоет. Хотя конечно... терпеть не могу такие ссадины. Мелочь, а ничего не дает делать, - парень сокрушенно покачал головой. Прядь на лоб упала – сдул.
- С мамой живешь? – Грег на дорогу глядя, спрашивает. Движение напряженное, клювом не пощелкаешь. А то, не ровен час…
- С родителями, - парень чуть промедлил с ответом и покосился,- А почему это вас интересует? - сузил глаза. Грег только плечами пожал:
- Да так... – а про себя подумал: «Сам бы хотел знать, почему? Или это просто, что бы не молчать в дороге? Может и так…»
Поворот, еще один. Тенистая улица. Машин почти нет, как не удивительно это по нынешним меркам. Темные громады домов. И только в конце улицы светиться вывеска. То ли кафе, то ли небольшой магазинчик.
- Который дом твой?
- Щас налево в арку, - паренек указал рукой, и прядка из-за уха выбилась на щеку. Пальцы скользнули вверх, чисто автоматически, заправляя назад.
- Хорошо... - поворот, под арку нырнуло авто. Небольшой дворик. Мусорники и детская площадка. Точнее качели и песочница, с поломанными бортиками. Из окна первого этажа на грязный снег падает мутно желтый квадрат света.
- Вон тот подъезд прямо…
Грег остановился под подъездом и заглушил мотор, повернулся в пол оборота:
- Вот...
- Ну, спасибо, что не бросили... - Майкл посмотрел, открыто впервые. Улыбнулся. В полумраке салона глаза в обрамлении длинных ресниц блеснули мягко и тепло. Нефритовая зелень. Мужчина засмотрелся.
- Всего доброго, - Майкл завозился на сидении, расстегивая ремень безопасности.
- Тебя как зовут? – Грег сам не понял, а зачем собственно спросил, но…
- Майкл... – паренек вздернул бровь, и ремень отпустил: «Зачем ему?»
- А меня Грег...
Майкл фыркнул:
- Я хотел бы сказать, что очень приятно познакомиться, но мы не так познакомились, - заулыбался широко, заблестел зубами.
Грег наклонил голову и тоже улыбнулся:
- Да уж… - по рукам опять взглядом скользнул и кнопку ремня выщелкнул, - Майкл, давай я тебе помогу с пакетами…
Паренек пожал плечами:
- Да, было бы неплохо, а то рука...
Грег вышел из авто и забрал с заднего сиденья пакеты. Увесистые однако, отметил про себя. Глянул на пацана:
- Веди, Майкл.
- Сюда, - парень прошел вперед, открыл дверь. Что-то внутри вдруг странно так екнуло... от улыбки? «Неожиданно это… и где-то я его точно видел! Блин, ну, крутится - никак не вспомню», - Майкл нахмурился, сосредоточенно глядя себе под ноги. А следом шаги. Слишком близко к спине. Плечами нервно передернул:
- На третий, - и через ступеньку шагнул, увеличивая расстояние.
Грег шел следом за своим неожиданным знакомым, разглядывая подъезд. Чем-то так неуловимо похожий на тот, из его детства. Правда, этот чистый и лампочки, хоть и не яркие, но на всех площадках. Подниматься по ступеням. И рассматривать спину, чуть напряженную, обтянутую тканью изрядно поношенного, но аккуратного полупальто. Выбившийся на шее, сзади, из-под ворота явно самосвязанный шарф.
- Извините... а... где я мог видеть Вас?- Майкл обернулся, на площадке пролета, в руках звякнули ключи.
- Меня?- легкая улыбка: «Неужели точно не знает?»
- Да… мне кажется, что я, где-то видел ваше лицо…
- Ну, телевизор-то ты смотришь... - Грег остановился и оперся локтем о перила лестницы. Ситуация его начинала забавлять.
- Эм... честно... очень редко, - снова широкая улыбка, - Так значит в нем?
- Появляюсь там иногда, - Грег кивнул. Ему определенно нравился этот паренек. Он отличался от тех, с кем приходилось общаться в последние годы. И выгодно отличался. Живой с веселым и таким открытым взглядом. Без набившего оскомину жеманства.
- Ну... а... хм... собственно кто? – Майкл переминался на месте, крутя в пальцах кольцо брелока, - Эм… я хотел сказать… в качестве кого? - сформулировал более прилично, чуть покраснев.
- Я ведущий. Центральный канал...
- О... а какой передачи? - уже заблестел глазами, интересно!
- Ведущий программы новостей...
- Потрясно! - парень выдохнул и тихонько хихикнул, мягко так,- Меня чуть не убил диктор, который потом сам бы и рассказал про это! Ахахахахх!!! – засмеялся уже в полный голос, откидывая голову. Смех такой искренний и заразительный, что невольно Грег понял, что тоже смеется.
- Кому расскажи - не поверят. В прочем... нееа, я не буду рассказывать, - и уже серьезно глянул на мужчину на лестнице. Во взгляде легко читалось: «Я понимаю, что не надо таких слухов».
- Лучше не надо... – кивнул Грег, соглашаясь. «Хоть именно такие «жареные факты» кое-кому и пришлись бы по вкусу», - подумалось вот так, отстраненно, - «И будь ты по проворнее и более меркантилен… Но, ты не такой. В этом все. Все заложено».
- Спасибо, мы пришли. Извините... что не приглашаю… Матери объяснять не хочу, - Майкл замялся у двери, обитой бордовым дерматином с кое-где по отлетавшими шляпками медных гвоздиков, - Вы не обидитесь?- ясными глазами, в которых еще смешинки не потухли, глянул.
- Нет... конечно, нет…но... – Грег зашуршал пакетами, стараясь умостить их на перилах, - Я бы хотел встретиться с тобой еще раз...- достал из внутреннего кармана визитницу. Плоская прямоугольная коробочка с гравировкой в виде готического вензеля. Откинул крышку и одну визитку достал, протянул слегка ошарашенному мальчику темно синий прямоугольник с бронзовым тиснением. Стильный минимализм, - В более благоприятной ситуации, - жест, такой привычный. Скольким ты давал вот так же визитки, а, Грег? А сколько за этот прямоугольник картона готовы были продать душу дьяволу? Десятки, сотни… Даже лиц половины не вспомнить. Да и не хочется вспоминать. Потому что нечего.
А Майкл только снова приподнял бровь. И опять как-то екнуло внутри, как на краю крыши:
- В-встрет-ить-ся, - взял протянутую визитку, в замешательстве на нее посмотрел, потом на мужчину глаза поднял. Непонимающие глаза, как у котенка, - Ну... хорошо, - и неуверенно улыбнулся, - Да, конечно...
Грег смотрел на Майкла с каким-то захватывающим и смешанным чувством. Такое с ним было впервые: «Он даже и не знает, что говорят в таких случаях. Чистый лист. Удивительно!» Проговорил:
- Вот и отлично. Тогда, буду ждать звонка...
- Спасибо... – Майкл засунул карточку в карман и за пакетами потянулся.
- До скорой встречи... Майкл, - Грег отдал пакеты. Тепло улыбнулся и повернулся, собираясь идти вниз.
- До свидания, Грег…
Грег позволил себе миг промедление и улыбку. Ведь и так не увидит. А потом, взмах руки, и пошел вниз по ступеням. Слыша, как шуршат пакеты. Как Майкл возится, стараясь открыть двери.
Быстро спустился. Дверь подъезда и квартиры хлопнули одновременно. Уселся за руль авто. Рванул со двора. Уже начиная жалеть о случившимся. Настроение, такое хорошее, в начале этого дня стремительно неслось к отметке ноль. Приехал домой... Книги, ключи и вопящий телефон на подзеркальный столик: «Нет. Не хочу никого видеть и слышать! И вот зачем он тебе понадобился? Ну, вот нафига, Грег?!» - прошел на кухню, даже не удосужившись разуться. Пакеты, на стол. И остановился, вспоминая прядку волос и стертые ладошки. Тяжело опустился на табурет. Затылком в стену уперся. Смех. Беззвучный. Сотрясает тело. Сказать кому – не поверят! Да и не скажешь никому. Достал пузатый бокал. И бутылку из шкафчика. Бренди... В бокал, привычным жестом на одну четверть плеснул янтарную жидкость. Вернулся назад в коридор. Наконец, разулся и стянул дорогое кашемировое пальто. Раздраженно на телефон глянул. Отключил. Совсем. Но, как будто спохватившись. А, вдруг? Опять включил. Ведь он позвонит? Потоптался на месте. Глянул на себя в зеркало. И тут как окатило горячим. Во дурак!!! А его телефон спросить слабо было?!
- Стареешь, Грег… - покачал головой отражению, - Нет… самоуверен до одури, - сказал вслух. А телефон опять трелью. Мельком на экран: «Саша», глаза закатил:
- Госссссспааааади!!! Вот настырное… - на вибро сбросил.
В комнату прошел, не включая света, на диван плюхнулся. Отпил терпкого. И пульт телевизора в угол, направил, ткнул в кнопку. Мерцание плазмы в темноте, так просто для фона. Гипнотически и расслабляя. Рассеянный взгляд на экран, где ритмично извиваются полуобнаженные женские тела. «ВИА Гра», - отметил автоматически.
«Нож, я подарю тебе…
Ты выиграл пари.
Ты так хотел побед,
Так забирай свой приз…
Чего ты ждешь…»
Грег откинулся на низкую спинку дивана и прикрыл глаза. Мысли, плавным потоком, неспешно: «Глаза, зеленые, такие как нефрит, только теплее... и улыбка... Как он улыбается. Такой милый... - глоток, - И эта прядка, падающая на лоб. Такие немного по-детски пухлые губы... Почему так нестерпимо хочется… они мягкие у него губы... да мягкие и сладковатые на вкус... - и как-то вдруг, - а ведь я его хочу... Хочу?» Рывком подняться с дивана. И в ванную: «Сумасшедший!!! Ты - сумасшедший!!! Грег! У тебя от работы крышу рвет!» Кран дрожащей рукой открутил. И одежду с себя срывать яростно. Только в голове, настойчивое такое: «Он позвонит... позвонит? А если нет... что же адрес... я его отлично помню, - Грег уперся ладонями в края раковины и на себя в зеркало глянул, - И чем ты так зацепил меня, мальчик? Ведь у меня было и есть... разные... Светские львицы, тинэйджеры, профессиональные модели из лучших агентств, мальчики, девочки... Что же в нем? Манера? И вот этот открытый взгляд... - в ванную опустился и блаженно вытянулся в теплом. Покачивая в руках почти пустой бокал, - Эх… Хо-ро-шо. И все же надо было спросить номер... Хотя... а разве это проблема узнать? Я веду себя как пацан? - усмехнулся. Допил янтарную жидкость. Бокал звякнул о плитки пола, - Интересно, а он уже спит? - плеск воды. Дыхание ровное, - И все же, какой он… Кожа, голос... когда... – Грег сел в ванне, - Нет! Завтра я его найду сам! - и поежился. Вода остыла... - пора выбираться и в постель». Уже выключая свет у прикроватной тумбочки, Грег улыбнулся: «Решение принято. Я его завтра найду сам!»
***
Майкл, справился с замком и толкнул плечом двери, стараясь повторно не рассыпать содержимое пакетов:
- Мама - принимай... - и заранее сморщился, потому что расспросы. Подумал раздраженно: «Будто бы я маленький!» Из кухни выглянула женщина средних лет в цветастом байковом халате, переднике и бигудях на русых, с легкой проседью волосах:
- Сына, ты? Ох! А что это… - руками всплеснула, увидев изорванный пакет, вымазанную штанину и расхристанное пальто. Подлетела. Переполошенная такая.
- Да споткнулся об порожек... Упал. Да вот так вот, не аккуратный, – Майкл увернулся и на кухню протиснулся мимо. Пакеты на стол. Нахмуренный, слушает мамины причитания. Правда, так, в пол уха. Потому что, выгружая из пакетов продукты, мыслями возвращается к мужчине с автостоянки: «Какой он странный. Будто до сих пор не сошел с экрана... Интересно, а где они спят, в каком месте эти небожители спят? И вообще спят ли? И не бабочками ли они какают?» - улыбнулся своим мыслям, пакеты спрятал в тумбочку. И пошел в ванную.
Ванная маленькая. Из-под дверей тянет. Сквозняк. Майкл отвернул краны. Вода с шумом из старенького смесителя. Зеркало сразу паром заволокло. Парень, не торопясь раздевается. Свитер, рубашка. Ремень расстегнул. Брюки на пол соскользнули. От ступней, по лодыжкам к икрам холодок. Поежился. Нагнулся и поднял основательно изгвазданные штаны. В стирку все. Трусы, носки. Затолкал в машинку. Порошок сыпанул. Захлопнул. Кнопку вдавил. Фыркнуло и загудело. Ступил под воду. Отметил странность - какое-то томление внутри. Вроде выпить хочется... Вроде бы потянуться... Руками по груди провел. Мурашки от горячей воды, соски затвердели. И член... вдруг встал...
- Мишааааааааа... искупаешься - ужин на столе! – от голоса вздрогнул.
- Хорошо, мам! - и погладил себя по паху, под яйца. «Какая странная встреча. Я как-то взволнован... Почему интересно?» - шепотом. Вода по загривку стекает и брызгами о дно чугунной ванны. И как слайды: он… он в профиль, за рулем, улыбка. Выдох судорожно и рука по члену: «Когда успел-то? Мик? Ты…Ты, совсем поехал! Дрочить, думая о человеке, которого видел первый раз в жизни! Потому что он меня возбуждает... - головой тряхнул, - похуй на мотивы», - и обхватил член покрепче, прижался плечами к кафелю, челюсти сжал. Дыхание частое ртом: «Он кайфный. Я не пидор, но он просто ОЧЕНЬ стильный, он известный... да... да… сука, да-да! - задержал дыхание, спазм в пах, в живот, пронзающая стрела в хребет, - Какой я гадкий...» Кон-чать... Глядя, как капли спермы лениво стекают по пластиковой занавеске с весело улыбающимися синими китами. Прямо по хвосту кита. Дышать…
Чуть позднее, намыливая мочалку, Майкл думал: «Да, я извращенец! Меня прут ситуации угрожающие моей жизни, - ухмылка, припомнил, как прыгал с тарзанки. Примерно, то же самое… Дрочил потом в общественном сортире на парашютной станции, - Так что расслабься, все в порядке, он не при чем тут! - сказал сам себе. Но все же… И еще пару ракурсов припомнил с удовольствием, - Он просто крайне необычен, как редкое явление природы». Вылез из ванны и растерся полотенцем. Вышел в одних трусах. Из кухни аппетитно пахло: яичница с колбасой. Майкл потопал туда. Уселся на табурет. В теле - кайф и сладкие, почему-то тревожащие картинки: «А мне, ведь, приятно это вспоминать - все равно никто не видит». Доел и в мойку тарелку поставил. Потянулся, прохрустев позвонками. По коридору к своей комнате пошел, на ходу:
- Ма... я спать, - лениво бросил в открытую дверь с мерцающим светом телика: «Нет! Семен должен был убить его!!!» Мама повернулась от экрана, улыбка усталая:
- Да… Миш, тебе завтра во сколько?
- Не буди меня… мне на десять, - и пошел к себе, дверь прикрыл, не зажигая света. «Ты не можешь со мной так поступить, Семен бы тебе не позволил!» - приглушенно за стенкой. Майкл лег в постель, накрылся клетчатым пледом, свернулся, все еще испытывая томление, когда представлял образ, вызывая картинки события. «Странно, приятно и непонятно… - перевернулся на спину, - Да ну его... мне приятно... - зевнул, луна светит квадратом на пол. И уже засыпая, - А... куда я его визитку дел? - сознание услужливо, - В кошелек», - удовлетворенно кивнул, потянулся как кошка, выгнулся. Снова и снова прокручивая визуальный ряд. Не осознавая, что это доставляет удовольствие, смешанное с трепетом и смущением. И как под вуалью мысль: «Меня это приятно возбуждает, почему-то, - потихоньку погружаясь в сон, - Его зовут Грег... странно», - улыбнулся и заснул.
***
Утро. Будильник пронзительной трелью... Мог бы разбил к чертям! Но не сегодня... Грег встал быстро. Без такого уже привычного ритуала по утрам в выходные. Не до того сейчас. «Он явно студент, - мысли четко, как во время прямого эфира, - А значит... Значит, скорее всего, будет идти в институт или куда-то там еще». Бутерброд, кофе. Часы на руке, быстрый взгляд, ага... девятый час. Грег дожевал бутерброд, чашку с недопитым кофе в мойку поставил. В прихожую вышел, обулся, и на ходу распихивая по карманам: ключи от машины, документы и телефон, хлопнул дверью квартиры. Спускаясь в лифте, проверил звонки. Не отвеченных вчера… и плюс еще сегодняшнее утро. Ого! Число перевалило за сотню. И все только «Саша». Из лифта, к машине почти бегом. На сидение плюхнулся и мотор завел. Покрышки визгом. Из гаража вылетел. По улицам, барабаня по рулю пальцами, затянутыми в тонкую лайку перчаток. Мигание светофоров. Сигналы… «А что ты ему скажешь? - голос внутри чуть ехидно, - Как-то не думал... но... да ладно, не важно, сейчас... Просто хочу видеть!» Воздух прозрачный и холодный. Будто звенит хрустальными колокольчиками.
Нежные вздохи будильника на телефоне. Мик приоткрыл один глаз, потянулся. Улыбнулся. Мелодия так коварна - привязывается на полдня. Зевнул и выключил. Мотив в голове засел. Напевая его еще и еще, парень поднялся. Почти вслепую в сортир и в ванную. Сквозняк по ногам. Заставив проснуться. И откуда это нежное еканье в животе? «Его зовут Грег... Странное имя, смешная история... - улыбнулся и на кухню пошел, снова и снова прокручивая в голове вчерашнее событие, - Я выглядел как кретин с этими пакетами…»
- Мелодрама, - сказал вслух и фыркнул, - Маниту и следопыт, - заржал, зажигая огонь, - Явление духа Маниту - картина первая, - снова взрыв хохота. Мимолетно пробежал глазами по записке: «На обратном пути купи хлеба и молока. Мама». Согрел себе чай, сел за стол, жуя заботливо прикрытые блюдечком бутерброды. Все еще продолжая улыбаться. Сегодня все кажется забавным.
Грег остановился под светофором. Красный. Слева и справа от «Сааба» такие же авто. Капоты в инее. Озабоченные лица водителей. «А он так растерянно вчера смотрел, и эти банки, и пакеты по бетону... Бывает же...» - опять всплыло в голове. И одними губами: «Майкл...» Замигало и долгожданный зеленый. Знакомая улица. Серые громады домов. Уже поворачивая к нужному дому, как голос услышал: «Вот под эту арку...» Улыбка тронула губы: «Мальчик... Открытый, прямой... Без патоки обожания во взгляде, без алчности, а что ты мне... Вот оно», - Грег плавно затормозил под подъездом: «Я устал от покладисто холеных, мне нужно живого... Без задних мыслей, без оглядки... Просто потому, что я есть и он есть...»
Майкл, дожевывая бутерброд, покидал в сумку конспекты. И остановился. Вспоминая. А что сегодня? Так... матан... рррры... Как я его ненавижу! Хорошо, что начитка. В прихожую и взять ключи. Уже натягивая куртку… Его, зовут Грег... Откуда-то опять всплыло имя. И улыбка в зеркале. Чуть нахмурился, но тут же подмигнул отражению: «Все ништяк!» - в зеркале тоже подмигнули. Парень в парке со скандинавской символикой, волосы пропустить сквозь пятерню: «Мама сказала хлеб и молоко». Только откуда такое томление в глубине костей... хочется потягиваться. Одернул самого себя: «Матан, тихо Майкл, тебя ждет матан... четыре часа унылого говна...» - и поморщился, закрывая двери, обитые бордовым дерматином. Ссыпался по ступеням вниз.
Грег окинул двор профессионально быстрым и цепким взглядом. На детской площадке дедок в пыжиковой шапке с обвисшими «ушами» выгуливал неповоротливого старого пса. Глянул на часы. Двадцать минут. Рекордно быстро! Озабоченно посмотрел на двери подъезда. Интересно, не опоздал? Хотя нет... Зеркало заднего вида отразило белозубую улыбку. Не привычно мягкую и какую-то бесшабашную. Мужчина прошептал одними губами: «Нет! Не опоздал. Мне сегодня должно повезти!!!» Расслабленно откинуться на спинку сидения. Из сиди чейнджера инутсрументалка, фоном. На половину опущенное стекло... Грег с интересом разглядывает дворик. Дед с псом, медленно к соседнему подъезду побрел. А вон бабулька с авоськой, наверное, за молоком. Молодая женщина в безумно розовом пуховике тянет за руку карапуза. Заметил, как-то с удивлением, что пальцы барабанят по рулю. Поерзал на коже сидения. «Ты нервничаешь, Грег? Да неужели?» - быстро в боковое окно глянул. Вздох. Домофон резким пик-пик-пик. Грег подобрался весь. Дверь открылась. И улыбка по лицу мужчины. А вот и он. Вышел из подъезда. Дверь хлопнула. Ищет что-то по карманам. Наверное, сигареты.
Майкл сладко зевнул, оглядывая двор и лениво роясь в карманах. Грег открыл дверцу и выбрался из машины. Чуть поежился. А на улице совсем не жарко, как оказалось. Посмотрел, прищурившись. Майкл мимолетно так по машине скользнул взглядом. И застыл. «Субару»? Или… нет, это же «Сааб»! Темно-синего цвета, с вмятиной на капоте… Мурашки по хребту. Испугался вдруг. У машины стоял высокий светловолосый мужчина. Полосатый шарф небрежным узлом в вырезе короткой дубленки, черные «вранглера» заправленные в замшевые полусапоги. Он оттолкнулся от бока машины и шагнул в сторону Майкла:
- Привет...
Майкл как вкопанный у подъезда. Зажигалка в руке, сигарета, так и не прикуренная в уголке губ. Мысль лихорадочная: «Это сон? Но… это «Сааб»... и он…» Пара шагов, автопилотом, навстречу:
- Д-д-д-доброе утро, - смешался.
Грег оглядел паренька с головы до ног:
- Подвезти?
Мик сглотнул, шумно. Помедлил: «Что это за такое? Отказаться... или...» - взгляд чуть растерянно по фигуре мужчины, по двору и машине.
- Ну... да... наверное, - ляпнул и тут же рука ко рту: «Что я творю? Я выгляжу как осел».
- Садись, – Грег кивнул, улыбнувшись. Будто все так и должно быть. И он каждый день вот так запросто подвозит мало знакомых ребят, куда тем надо.
Майкл с опаской, глянул на Грега. А тот уже шел к авто. «А что он вообще тут делает? Хотя… может, живет неподалеку», - вздохнув, парень потопал следом. Раз уже сказал, что же… Неловко забрался в машину, нервно улыбнулся и неестественно:
- Какими судьбами? - рукой провел по волосам.
Грег глянул на Майкла, устраивающегося, на сидении: «Красивый... Не сладко, а именно так по мальчишески», - подумал, и тепло разлилось по телу, и что-то пульсацией в животе отголоском.
- Да... проезжал мимо, - лукавая улыбка: «Вот и нашелся, что сказать. Ты ведь всегда находишься, Грег… Всегда знаешь, что и как надо говорить. А он… Он просто красивый мальчик. Так что, все хорошо, Грег, расслабься!» На пацана глянул. Тот моргает растерянно.
- Ааа... да... – протянул Майкл, хлопая ресницами: «Да он проезжал мимо случайно... бл* какой же я осел», - улыбку выдавил. Грег завел мотор. Искоса наблюдая за Майклом, отметил: «Смущен? А ему идет смущение». Со двора выехали:
- Тебе куда?
- Я в институт…
- Ну, давай в институт, - Грег согласно кивнул, - говори куда ехать.
- В Политех, - Майкл чуть покосился, глянул на профиль, и сразу в скулы, загорелось. Стараясь дышать как можно спокойнее, уставился в одну точку перед собой в пятнышко на стекле. Только жар в скулах нестерпимо. На повороте, будто высматривая что-то на дороге, Грег окинул Майкла взглядом и глаза загорелись огоньками, весело: «Он краснеет и так...» - руки руль сжали чуть сильнее. Майкл голову опустил ниже: «Бляя... да что со мной... пи*дец какой-то!» Музыка из сидюшника. Что-то отдаленно знакомое. И надо бы что-то сказать, хоть для приличия, но…«Почему так? Почему он так на меня действует?» - поглощенной борьбой с собственным организмом Майкл и не заметил, когда они успели выехать на проспект. Только глядя в окно, вдруг сообразил, что машина стоит на месте, зажатая с одной стороны автобусом, а с другой черным «БМВ» из окна которого свисает рука с зажатой между пальцев сигаретой. Пробка… А кто бы сомневался!
- П-прекрасная погода сегодня, - выдавил, наконец, из себя Мик, стараясь дышать ровнее, но дыхание только глубже и чаще. Грег лишь расслабленно откинулся на сидении:
- Да... – по рулю, в такт мелодии, легкое постукивание пальцев. Майкл облегченно выдохнул: «Да че я за придурок, человек реально проезжал мимо... Выдыхай бобер!»
Грег глядя перед собой, обыденным тоном спросил:
- А тебе очень надо в этот твой институт?
Майкл резко повернулся к собеседнику, недоуменно вздернул бровь:
- В смысле?
- Ну, погода хорошая... – Грег кивнул на лобовое стекло, как бы приглашая, мол, посмотри сам, - и… Вообще. Нет, конечно, если что-то очень важное…
Майкл на Грега посмотрел, в глазах отчетливо читается – паника. Ну, почти паника. Сглотнул:
- В принципе - нет... Сегодня начитка... а что? – смотрит, как кролик на удава.
- Тогда, как ты смотришь на то, что бы… Где-то посидеть? Расскажешь про себя. Вчерашняя встреча к разговору не очень-то располагала, - Грег усмехнулся, взгляд из-под ресниц, изучающе: «Я форсирую события? Возможно, но...» По телу волнами жар.
- Эм... – Мик совсем уже растерянно, - ну... я бы... мог…
«Что ты делаешь! – вопль в голове, - Матан ужасен, - доверительно второй голос, - Зачем ему о тебе знать? - третий голос, самый умный задал сакраментальный вопрос». Грег же смотрел на Майкла, абсолютно спокойным взглядом: «А что? Ну, просто посидеть, поговорить, что такого? Ага, ну-ну, конечно, совсем ничего! – внутренний голос ехидненько». Вслух спросил:
- Ну, так как? Согласен? Обещал же…
- Да, конечно... Я обещал ... вроде, - ответил Майкл как-то неуверенно. Но все же кивнул. Только мысль уже совсем невпопад: «Я ничего ему не обещал, что с ним?», - улыбка бледная.
- Хорошо... – Грег легко улыбнулся, явно довольный. И как только образовался просвет и возможность выехать с проспекта, ударил по газам. Майкл покосился на Грега: «Мне так... как будто первый раз с парашютом... Он излучает опасность». Авто по узким улочкам, с визгом тормозов и перегазовками. Грег вел жестко, по-спортивному. Отметил сам для себя: «А еще ведь помню репортерское прошлое. Да и вообще, активная езда добавляет адреналина». Майкл вжался в сидении. Хорошая машина и рисковый водитель! И член вдруг шевельнулся... Бл*ть! Задохнулся, чувствуя, как неумолимо встает толчками при каждом резком повороте. А Грег, выворачивая руль, взгляд в боковое зеркало. В голове мысли: «Куда? Ресторан? Нет, слишком помпезно… Лучше… Конечно... Лучше маленькое уютное кафе... то самое французское...» Поворот, перекресток, почти на красный, но успел. Бесшабашная улыбка. Лет десять как будто сбросил. Эх!!! Классно! И на стоянку въехал. Полосатый тент. Название размашистой прописью: «Ле...» и дальше «французским прононсом». Заглушил мотор:
- Все, прибыли…
Майкл выдохнул тихо, открыл дверь и вышел. Квакнула сигналка. Парень поднял голову и прочитал название: «Ле брилль», сказал:
- Хорошее кафе…
- Да... – Грег кивнул, остановился, поджидая. Майкл догнал, поравнялся с мужчиной. Поднял глаза: «Зачем это?» - с теплым и каким-то грешным чувством. Чуть улыбнулся. Улыбка в ответ, Грег пропустил Майкла в дверях кафе. Тот кивнул механически и потопал в середину. «Зачем он это делает? - и там под вуалью мыслей, - Он специально приехал сегодня утром... - и еще, почти неслышное, - Ради того, чтобы встретиться со мной...- и как прапорщик себе, - ДУРАК! Я, МОЖЕТ, НА ЕГО СЫНА ПОХОЖ!» – такая мысль отрезвила. Занятый своими переживаниями парень не заметил, как Грег потянул воздух: «Так близко...» Майкл обернулся, улыбнулся и бодро:
- Я люблю кофе с молоком и пирожные безе… - прошел, внутрь обретая уверенность.
- Отлично... – Грег пошел по проходу, к столику на двоих у дальнего окна. В кафе тепло и пахнет корицей. Столики на витых ножках, крахмаленые скатерти, тонкий фарфор. Кивок официантке. В ответ приветливая улыбка. Узнаваем.
Майкл раскованно плюхнулся за столик, разглядывая все вокруг. Внезапно отпустило: «Это очень просто, я напоминаю ему его сына... Может с ним что-то, может, он его бросил... Навыдумывал себе, кретин. Мишка он и есть мишка», - усмехнулся сам себе. Скинув куртку, одобрительно так проговорил:
- Замечательное место. Я тут был как-то с одной девушкой…
К столику подошла официантка. Темно-синее платье и белый кружевной передничек. В руках маленький блокнотик и карандаш. Подошла, остановилась. На стол легли кожаные папки меню. Грег чуть приподнял бровь:
- Да? Ей понравилось? – голос еле заметно дрогнул: «Ну, а что ты хотел? Что он сейчас прямо вот и окажется... геем? И бросится к тебе на шею?» Не глядя на официантку:
- Два кофе... мне черный, моему... другу... с молоком, и еще безе... и круасан...
- Неа... ей не понравилось, - Майкл улыбнулся и, помедлив, поднял глаза на официантку, - Привет, Света…
- Ой... Мииик... привеееет! - девушка чуть покраснела.
- Что же... значит у тебя вкус лучше, - ответил Грег рассеяно, и, услышав голос девушки, поднял глаза: «Мик? Интересно...» - перевел взгляд на парня.
- Как учеба? - светловолосая девушка смущается, и перебирает край передничка.
- Все как у всех, Свет… Заваливаю, - Мик подмигнул.
«Он знает девочку? А что удивительного?» - Грег нахмурился и официантке – Свете:
- У нас все…
Та кивнула и быстро черкнула что-то в блокнотике. Отошла от столика, одарив Майкла лучезарной улыбкой. Тот тоже улыбнулся, хоть и не такой сияющей:
- Спасибо, Светок, - будто спохватившись, замолчал, перевел глаза на Грега.
Грег смотрел, не мигая, глаза - холодный лед, зрачки в точки черные. Вернулась официантка, нарочито медленно расставляя приборы. Звякнула ложечка. Мужчина и парень, застывшими изваяниями. Светочка, смутившись, поднос забрала и опустив голову, ушла, как отклеилась. Грег только чуть вбок глазами повел и вновь на лицо Майкла.
- Вот поэтому ей и не понравилось, - совершенно серьезно сказал Майкл, улыбнулся невесело, опустил глаза в чашку. Грег, изучающий взгляд: лоб, нос, губы:
- Нда... бывает и так...
- Угу, - Мик поднял чашку и повернулся в окно, рассеянно отхлебнул кофе. Грег посмотрел на свою чашку. Темная дымящаяся жидкость: «Это лучше, чем оказаться не в той постели, да еще и с любовницей гендиректора канала,- между бровей легла вертикальная складка, - Только тебе, малыш, это пока знать не надо». Майкл посмотрел на Грега: «Он изменился в лице. Что-то не так я сказал? Наверное, невежливо так делать... Ну, ее в пи*ду, эту Светку – подумаешь, один раз потанцевали», - руки легли на стол. Ощущение неловкости: «Я неуместен, - глоток кофе - вкуса ноль, - я не знаю как себя вести с ним», - Майкл угрюмо смотрит в свою чашку. Грег продолжал молчать, только пальцы по ушку чашки, поглаживая... И любуясь. Щека, шея... Тепло. Майкл ощутил взгляд на себе. Вздохнул: «Чет я скосячил…» Медленно перевел глаза, а за ними и лицо повернул:
- Что? – чуть склонил голову в бок.
- Если скажу, что ты красивый... - руки в замок перед лицом и глаза потеплели.
- Это странно... слышать от... мужчины, - Мик сглотнул, глаза расширились. Непроизвольно задышал чаще и уперся внимательным взглядом: «Да что он такое?»
- Странно и не привычно для тебя... – Грег, взгляд глаза в глаза. Состояние, как в холодную воду сразу бултыхнулся.
- Ну... да... - Майкл испугался, напрягся, сердце затрепыхалось, зрачки маятниками тревожно.
Грег смотрит не мигая. Лицо – непроницаемая маска. В голове проносится: «Твои глаза расширенные, а сердце... я слышу, как оно бьется даже через стол. Эта смесь… из ощущений. Таких новых и не понятных еще… Неловкость, страх? И… Эмоции бурлящим потоком, сейчас. Над столом, между нами… И что, что ты будешь с этим всем делать, а Мик?» У Майкла пальцы легкой дрожью. Смотреть как-то неловко. Неуютно, под этими внимательными голубыми льдинками, светящимися из середины сейчас, как у кота. «Куда он клонит?» - и где-то под третьей вуалью, кто-то сказал: «Аааа! Все понятно - он пидор», - и кто-то еще, - «Конечно! Ты посмотри, какой он холеный!» Майкл перевел глаза на руки Грега: «Сто процентов - маникюр как у женщины! - и прапор сказал, - Ахтунг!!!» А Грег – тень улыбки и в уголках глаз мелкие морщинки: «Мальчик испуган. Смятение... Такое сильное, что, кажется, его можно потрогать. Мик… ты растерян? – и вдруг, вспомнил так ярко, - И я был таким? Был... очень давно, но был. Вот этим он и зацепил...» Глоток жгуче горячего и горького кофе.
Мик, сжал челюсти: «Есть пирожное перед геем - это извращение». Нарочито спокойно вытянул руку, поднял рукав и посмотрел на часы. Картинно так глаза большие сделал:
- Ой, вы знаете Грег, мне надо бежать. Спасибо за угощение, - с напускной веселостью, - Очень большое спасибо!
- Хочешь сказать, что тебе пора? – Грег лишь наклонил голову вбок.
- Да-да... вторая пара. Матан - очень для меня трудно, - встал поспешно, - Не обижайтесь и спасибо за все…
- Знаешь, Мик... - улыбка и искорки в холоде глаз.
Майкл, засовывая перчатки в карманы, дернул головой:
- А?
- Я считаю, что в этой жизни стоит попробовать если не все, то многое, - Грег как ни в чем не бывало прихлебывал кофе. Майкл моргнул:
- Да, я тоже так считаю, - секундное замешательство, - Многое, но не все, - и внезапно, откуда-то взялась такая улыбка демона, - До свидания Грег, - и, не оборачиваясь, прочь.
Грег оставил деньги в маленькой вазочке на столе, надел дубленку. В проход между столиками, поспешно:
- Мик!
Но парень не оборачиваясь, быстро из кафе. Только тренькнул колокольчик в дверях. Грег, растерянно: «Я его напугал?» Вышел следом. Глянул, как Майкл шел быстро по улице, вниз. Все дальше и дальше. С трудом, сдерживаясь, что бы не побежать.
- Что же, Мик… пусть будет так. И… я попробую, - Грег улыбнулся, вытаскивая из кармана стильный слайдер «NOKIA» и наблюдая, как Майкл, уже в самом конце улицы, взмахом руки остановил маршрутку. Желтый автобус к обочине притерся. «Я его напугал? Не думаю. Ведь…» - покачал головой, улыбка вспомнилась. Что-то такое обещающее: «Что же… малыш, давай, поиграем…»
Уже идя к своему авто, нашел нужный номер в записной книжке. Набор и гудки. Один, второй, третий, взяли трубку. Грег выдохнул:
- Привет, Ден… Да и тебя с наступающим, дорогой, - голос мурлыкающий сразу стал. И с удовлетворением услышал, как там, на другом конце, задерживают дыхание. Грег хищно оскалился: «Да… Так есть. Я знаю. Знаю, как действует мой голос. И пользуюсь этим. Умело».
- Ден... мне тут надо узнать... кое-какие мелочи, поможешь? – такая невинная фраза, в поток дифирамбов, того самого Дена, - Да адрес есть… - Грег быстро назвал адрес Майкла. В трубке чуть помолчали. Что-то спросили. Грег ответил:
- Конечно, как можно быстрее. Скинешь мне на работу. Спасибо, Ден... Ты – душка! – Грег рассмеялся, уже садясь в авто, - Ох, Ден... ну, может после праздников... Да так... информация, для... нет... лично. Спасибо, дорогой.
Комфортно утроившись на сидении и заведя мотор, Грег глянул на часы: «Отлично. Сейчас на студию заскочить, - улыбка, - Мне хорошо? И с чего бы?» Выехал на проспект. Дневная тянучка. Любимый диск в сидюшник: Поль Мориат, оркестр, «Мост над рекой»… Расслабленно и довольно: «Хо-ро-шо!»
Грег только успел запарковаться у здания студии, как телефон мелодичной трелью. Ответил, закрывая дверцу авто:
- Да Ден... Отлично! Скидывай… уже, через пять минут у себя. Да… работа. Пока-пока… - проговорил, заходя в здание. Стеклянные двери. Охранник, подбирается, как пес, увидевший вора. Но, узнав, тут же приветливо оскалился и сел обратно на стул. Кивок головы. Через вестибюль. К лифтам. В кабине, нажав копку нужного этажа, Грег мельком глянул на свое отражение в зеркале: «Телефончик, твой телефончик... он у меня... считай уже в кармане…» Довольная улыбка. «Полезно иметь знакомства в некоторых структурах». Слово ИМЕТЬ выделил в уме, как курсивом и фыркнул. По коридору, рассеянно, с дежурной улыбкой отвечать на приветствия. Открывая двери кабинета, услышал, как попискивает факс: «И не только телефончик...» Грег к столу стремительно. Выдернул листок, присел на край столешницы:
- Ага... Михаил... - проговорил тихо, - ну что же… Посмотрим, какова крепость ваших оборонных сооружений, - уселся в кресло. В двери заглянула ассистентка.
- Георгий Владиславович... вы…
- Здравствуй, Ирина. Нет, я ненадолго,- махнул рукой, мол, все хорошо и ничего не нужно. И, глядя на лист, стал набирать номер. Девочка кивнула, бесшумно исчезла за дверью. Вызов... Грег прикрыл глаза... Миша… Майкл... Мик…
***
Майкл вышел из кафе, весь в смятении и направился вниз по улице, с трудом сдерживаясь, что бы не побежать. Он как-то сразу даже и не сообразил, что же ему теперь делать. Только увидел желтый автобус и механически махнул рукой. Запрыгнул в тот почти на ходу. Мысли потоком: «Я в ах*е... да я в ах*е... Это первый раз так!» Уселся, деньги передал и застыл стеклянным взглядом в окно: «Ох*еть... это просто пи*дец! Он... меня клеил... Да, это точно. Вот я осел! Как я сразу не понял!» Майкл тряхнул головой, ошалело улыбнулся сам себе в окно: «Афигеть... - и под вуалью сказали, - Тебе это нравилось, - а прапор рявкнул, - Маааалчать! Нам нравился «Сааб», костюм и кофе! - и сам себе подтвердил, - «Сааб», кофе и костюм, и то... что он диктор», - и пошел себя убеждать, - «Да это же смешно! Глупости, это просто льстит. И вообще, может, я не так понял?» Так в само убеждении Майкл доехал до института. В тяжелые двери мимо вахты. Как раз к началу третьей пары успел... Внутренний голос, нравоучительно: «А вторую про*бал. Ну и ладно».
Майкл зашел в аудиторию со звонком. Следом в двери – препод. Гул улья. Мик плюхнулся за парту. Порылся в сумке, доставая тетрадь. И приказал сам себе: «Все! Забыли – проехали!» К концу пары уже почти успокоился. Нет лучшего транса, чем лекция по математическому анализу. Даже прилег под конец на согнутые локти... Приоткрывая иной раз глаза, смотрел на девочку за соседней партой. А она поглядывала на Майкла, что-то чертила в тетрадке. Мику было интересно, но лень подняться и посмотреть. Поэтому он просто улыбался ей, не отрывая головы от рук. «Она, походу, меня рисует...» – догадался. Монотонный голос преподавателя. Скрип мела, перешептывания на задних рядах.
- И на этом наша лекция завершена, у кого какие вопросы? Нет… ну, тогда все свободны, - звонок заглушил последние слова педагога. Аудитория вновь зашевелилась и загудела. Препод за двери. Майкл поднял голову. Лекция была для целого потока, и теперь, какие-то ботаны подошли к его парте, прося объяснить. Да так глупо, что Майкл понял - придется объяснить всю лекцию с самого начала. Чего ему категорически не хотелось делать. Майкл фыркнул на них. И к девушке за соседней партой подсел:
- А что ты там рисовала? – подвинулся вплотную.
- Не покажу… - девчонка быстро захлопнула тетрадку.
- Ну, пожааалуйста,- Майкл протянул руку, стараясь схватить тетрадку.
- Нет, - щеки девушки порозовели.
- Ну, покажи, че ты, как ма-лень-ка-я…- Майклу удалось схватиться за край обложки. Но девушка не сдавалась. Пыхтение и сопение разносились по всей аудитории. На них начали оборачиваться. Где-то захихикали. Но Майкл извернулся и таки отнял листок. Разглаживая на парте: «Оба на! Ну, точно, я - сплю... картинка, в стиле анимэ…» Майкл воззрился на рисунок. В кармане завибрировал телефон.
- Дурочка, - проговорил, открывая телефон, - ну классно же нарисовала, - прямо в трубку, - Да? - и без паузы, - Я забираю себе этот рисунок.
- Покажи, Майки, - шепот из-за плеча, - вот… - и в трубку повторил, - Да?
- Хах, какой кавааааай... – рыжая Светка глазки закатила, - Или яой, - это уже фырканье девчонки справа.
- Дура, - констатировал Майкл спокойно, и уже совсем раздраженно в трубку, - ДА!
Пол аудитории девочек столпилось посмотреть, кто же так «каваааиии» нарисовал всеобщего любимца публики Майкла. Шум, гам, смешки. Ирочка опустилась рядом, Анюта, горячие ладошки на плечи. Щебет. Майкл раздраженно в трубку:
- Да!!!
- Майкл…
- Да, кто это?
- Грег… - голос мягкий с бархатными нотками. Майкл чуть не задохнулся. На лице удивление, улыбка сползла сразу. А девчонки во всю смеются: «Яойный!!!» Погрозил пальцем и полез под стол с телефоном. Замер там, под столом:
- Грееег... от-ку-да? – вспотел весь, глаза огромные стали.
- Телефон? - тихий смешок, такое почти мурлыкание.
- Ну да, - Майкл удушено прохрипел.
- Нужные люди...
- А что вам нужно? – сглотнул.
- Ты...
- Извините, я на занятиях, - и поспешно на кнопку, выключить телефон. Ошарашено моргать на потухший экран. Сердце бах-бах-бах!!! В пах куда-то.
- Майк, ты там че жить будешь?- кто-то из девочек за бок щекочет.
- Да щас... потерял ручку… - а у самого руки ходуном: «Них*ясебе, них*ясебе, вот это номер!» Потер лоб, откинул пряди, вылез.
- Что-то случилось Мик? - Иринка с такими встревоженными глазами, - На тебе лица нет…
- Да... нет... просто не выспался, - Майкл плечом повел.
- А ты не болен? – Машка на лоб ладонь, еще одна сердобольная.
- Нет... просто устал, - выдавил улыбку: «Отстань же ты сейчас!»
- Пойдем в столовую, тебе поесть надо, - не унимается.
- Да… - раздражение какое-то поднялось вдруг: «Гребаная жена! Никогда бы на такой не женился. Ну, всем – хороша! Но за*бет же своей заботой». Майкл поднялся, на автомате из аудитории, по коридору. Идти. «Бл*ть, - обмирая, прокручивается против воли, - Грег... - бархатный голос, - он… он…» Как зомби, в столовой толкаться, что-то отвечать невпопад. Девчонки набрали всячины, протиснулись за столик. Уселись. Раздолбай Федька, подсел. Из чашки Майкла сербнул. Кто-то сказал: «Фи…» А Мик жует как, пергамент, даже не понимая беляш, пирожок или плюшка. Тело уже бездумно обсыпает мурашками, стоит только просто коснуться мыслью воспоминания. «Кошмар, стыд, позор... и да... я красивый мальчик... я знаю...» – покосился на сидящую за соседним столиком первокурсницу, которая тут же поспешно отвела взгляд. Грязное удовольствие, тщеславно, где-то оттенком.
Лабораторные по химии, как в тумане. Майкл удивленно: «Сдал! И даже успешно, что очень удивительно… По химии-то с тройки на двойку! - обрадовался, - Вот надо не учить совсем!» Последняя пара. Облегченно выдохнув, Мик складывал тетрадки в папку, довольный, когда вдруг: «А...он красивый... джентльмен... сэр... лорд? Но явно не мужик...» Тряхнул башкой: «Фу!» И нарочно себе ту гей-порнуху, которую как-то украдкой смотрел, вспомнил: «Это гадость, гадость!» И тетрадки быстрее покидал в сумку. Ручка покатилась по столу. Замер вдруг: «Ну, он и гадость - не вяжется... Но со мной будет гадость... фу... Слышишь, Майк - ФУ!» - как псу себе.
***
Грег еще какое-то время слушал короткие гудки. Потом, потянулся в кресле, как большой кот. Усмехнулся: «Я приручу тебя мальчик».
- Приручу,- уже вслух. И из кабинета вышел, захватив дубленку. В приемной попрощался с ассистенткой. И в коридор. А там… Коллеги по работе, режиссеры, выпускающий редактор, начальник отдела маркетинга, ведущий известной и популярной передачи. Так привычно кивок, пожатие руки. Веселый анекдот от патлатого оператора Кости в лифте. Сдержанно улыбнуться. Вестибюль. Походка легкая. И из-за стеклянных дверей косые лучи на гранитные плиты пола легли. Солнце…
Его окликнули:
- Грег…
Мужчина выдохнул... «О боги! Ну, как же некстати!» - обернулся медленно. Глянул на парня, что стоял в нескольких шагах от него. Чуть позади. Видимо увидел еще в начале коридора и бежал. Запыхавшийся. Взволнованно теребящий полу модного неимоверно узкого бархатного пиджачка.
- Здравствуй, Саша... – сказал холодно.
- Ты.... я помню, что ты говорил! – выпалил Саша, зардевшись сразу. И глянул по сторонам, воровато как-то. Грег внимательно смотрел на платинового блондина с затейливой укладкой. Статный. Модно и со вкусом одетый. Всегда идеально выбритый. Всегда с запахом дорого парфюма. Томный взгляд. И полуулыбка. Кокетливо опущенные ресницы. За ним охотились. Его многие мечтали бы видеть рядом с собой. Как женщины. Так и мужчины. Но… Грег поморщился, как от болезненного воспоминания, про вырванный зуб: «Он мнется и смотрит, как нашкодивший щенок», - подумал раздраженно.
- Так давай, вон там. Поговорим… - Грег указал на небольшой кожаный диванчик в углу вестибюля, полускрытый двумя пышными пальмами. И пошел к первым. На часы на запястье мельком: «Спокойно - время еще есть», - сам себе. Саша следом поплелся.
- Сядь, - приказал, как кнутом щелкнул. Послушная кукла. Опускается на диван. Правда, движения не лишены грации. Но, как-то уж заученно грациозны. Грег остался стоять. Мальчик поднял на мужчину неправдоподобно синие глаза, смотрит преданно.
- Я, по-моему, тебе уже все объяснил, - Грег говорил спокойно. Слишком спокойно и холодно? Просто безразлично.
У Саши губки дрогнули:
- Да... - тихо совсем. Прошелестело.
- Вот и отлично. Думаю, что все понятно, ведь так? А, Саша… Ты же понятливый… - чуть подался вперед и наклонился, поймал за подбородок. Большим пальцем провел по коже. Фарфор. Кукла. Манекен. И мысль обожгла: «Майкл...» И вспомнилось, как румянец по щекам. Глаза чуть прикрыл, выдохнул:
- Я тебе все объяснил...
Саша поднял глазки, в которых блестели крупные слезинки. Грег скрипнул зубами: «Бл*ть! Он даже плачет заученно!» - и уже совсем раздраженно, - «Тот бы точно так не сделал! Не плакал вот так!»
- Ты позволял себе слишком много… А я предупреждал... Предупреждал? – свистящий шепот. Саша кивнул. И слезинки картинно по щекам, оставляя темные бороздки. Грег отпустил подбородок и глянул на пальцы себе: «Он в тоналке!!! Афигеть! Даже днем, даже, когда не работает!»
- А ты продолжал... Все! Терпению пришел конец.
Мальчик, личико в ладошки опустил, дрожащие пальчики и вздох... Красиво, продуманно, как по сценарию. «Кукла. Целлулоидная кукла... а мне…» Грег достал из кармана дубленки платок и вытер пальцы:
- Мне нужно живого! – бросил пареньку на диване, и, развернувшись, пошел к выходу. Уже в дверях, ошарашенно сообразил: «Кажется, я сказал это вслух? Кукла и нужно живого…» За спиной не слышно было торопливых шагов. Саша не услышал или не понял...Или наоборот? Плевать! Толкнул стеклянные двери. Раздражение, злость: «Как же надоели эти... эти манерные мальчики... Нечто... и в постели такое же нечто - кукла... Холодная кукла... Я устал... предугадывать. Да что там! Знать наперед. Все что он сделает. Как сядет, как встанет. Даже когда кончит! Это скучно. Это приелось». Взгляд на часы. Грег заспешил к авто. За руль и по газам. «Вот ОН – это другое! Живой, непредсказуемый… Майкл... Мик… Микки...» Улицы и перекрестки, мальком за стеклом. Завернул под ставшую уже родной арку и во двор въехал. Заглушил мотор. На часы опять посмотрел. На дверь подъезда. В нерешительности: «Подняться или… Нет. Подожду». Только, сидеть на месте как-то тяжело. Вышел из машины. По двору прошелся. Опять взглянул на часы. Быстрый взгляд по двору. Собаки у мусорного бака, кошка по карнизу... Грег поиграл ключами в кармане. «Ну, и где его носит-то?» Еще одна проходка у подъезда.
Майкл пошел домой с девчонками, рассеянно их слушая. Те тарахтели как стрекозы, повиснув на обеих руках… Но Майклу, как из тумана только отдельные фразы доходят до мозга: « Мик, а ты че такой грустный? Хах! Микки, похоже, влюбился!» Вздрогнул: «Дурочки…» А в ответ опять: «Хахахахаха!»
- Если человек – уставший… Так, что он - влюбился что ль? – посмотрел, сначала на одну, потом на вторую.
- А что ты ночью делал? – не унимаются.
- Матан читал, - огрызнулся и толкнул Иринку, легонько в бок.
- Ахахахах... – Маша запрокинула голову, заливисто хохочет.
- Одно из двух влюбился или сошел с ума, что, в общем-то, одинаково! – доверительно погладила по плечу Иринка.
- Хахахах... от дуры-то, - беззлобно, - пошли мороженного куплю, или булочки…
Согласно закивали. И потопали все вместе к ларьку. Накупил мороженного и леденцов. Постояли еще, посмеялись. Пошли дальше. По улице, не спеша. Перекидываясь шуточками. Уже у входа во двор:
- Мик, а у тебя мама на работе? – Оксана спросила и глазки вниз, на сапожки – хлоп.
- Ну да... – на девчонок повернулся, а те смотрят так призывно.
- Ну, лааааадно, пошли, - и во двор. Зашли - щебечущее трио. Солнышко, хоть и низко, но искорками по снегу. Воробьи у палисада – веселой возней. Майкл улыбается. Классно! Взглядом по двору и… «Сааб» сука! Аж споткнулся.
- Ты чего Мики? – Иринка опять глазки тревожные.
- Говорю же – устал…
Грег обернулся на голоса. Увидел Майкла, в окружении трех девчонок. Фыркнул тихонько: «Ну-ну… что они могут дать тебе, а?» Мик сделал вид, что не увидел мужчину вообще. Нарочно отвернулся. И девочкам:
- Ну, пошли быстрее, время не так уж много, - подтолкнул под спину Машку.
- Михаил...- Грег сделал несколько шагов к подъезду, преграждая дорогу. Посмотрел, чуть наклонив голову. Майкл не отпуская девчонок, шаг и еще… Просто ощущая кожей, как его рассматривают. И это с одной стороны бесит - вот до*бался! Ему, что больше делать нечего? А с другой стороны ... Там, где-то, что-то сжимает внизу живота.
- Михаил, с вами можно поговорить? - нарочито официально, четкий голос, хорошо поставленная дикция. Майкл, чуть ли не со скрипом повернул голову:
- А?… - и все три пары глаз тут же, как по команде, уставились.
- Здравствуйте…- побелел. Девочки с любопытством, как цесарки головками то на мужчину, то на Майкла. Глазки блестящие сразу сделались.
- Здравствуй... – Грег подошел ближе.
- Машка, вот ключи...- Майкл неловко вытянул связку из кармана, - Пойдите кофе там... что ли…
- Здрасте, а вы кто? - Машка наглая бывает, когда ей интересно. И вперед выступила, она же самая красивая.
- Мадемуазель, - девчонкам картинно чинный кивок, - Друг... Михаила… - в глаза Майклу глянул прямо: «Что они могут тебе дать?»
- Ой... оказывается, мы так мало тебя знаем, Мик... – Иринка повернулась, округляя удивленно глазки. И вдруг Оксана:
- Георгий Леснов - новости РтР, - и все, как рот открыли.
- Георгий Владиславович Леснов… - кивнул согласно Грег.
- Офигеть, - тихо выдохнула Машка.
- Так что Михаил Александрович? – не обращая больше внимания на притихших девочек, Грег опять посмотрел на Майкла.
- Вот это у тебя друзья Мишааааа, - не унималась Машка, и аж перешла на нелюбимое имя.
- Девочки идите, - с нажимом, и тоскливо так подумал: «Все, мне пи*дец в кубе». А девчонки, чуть не сворачивая шеи, идут, нехотя. Грег проводил безразличным взглядом ошарашенных мамзелей. Где-то залаял пес. Прошла соседка, поздоровалась:
- Мишенька, добрый день… - и тоже на мужчину смотрит с любопытством.
- Добрый, Тетя Люся… - Майкл совсем смешался.
А Грег стоит и уже совсем откровенно рассматривает. «Твои глаза темнеют сейчас... и что это злость? – Грег невольно улыбается, отмечает про себя, что, - Он неимоверно красив!» Майкл начал медленно наполнялся злобой.
- Не стоило бросать трубку... – сказал Грег,- мне бы не пришлось… Принимать такие радикальные меры.
Майкл, до этого, смотрел вниз, а теперь медленно поднял лицо и прямо в глаза мужчине, так с нажимом:
- А по какому праву вы меня преследуете, господин Леснов? - и открыто уже разглядывает, вызывающе.
- Ты интересный... – Грег покачался на каблуках, - ты мне нравишься... ты живой...- и осекся: «Не стоило... говорить это…»
- И что теперь? – Майкл продолжал пялиться в упор.
- Хочу узнать тебя по ближе… - шаг, воздух потянул. Выдох, клубы пара изо рта.
- А я... вас нет, Жанна Фриске, - злость просто уже как красное вино в глаза уровнем, заливает, - Вы мне уже создали кучу проблем. По этому, убирайтесь к черту, - почти шепотом злым.
- Что они могут тебе дать? Ум? Стрекот, сплетни и болтовню? А, Майкл?
- Пошел вон... пи-дор, - тихо так и четко. Глаза сузил, - У-еб-ывай-от-сюда-на… своем гробу! – Майклу мысль шалая в голову: «Он в полтора раза тяжелее меня, но если прямой в нос, то я ему устрою отдых от пары эфиров».
Грег - движение быстрое. Майкл не успел понять, что же произошло, когда почувствовал, что его ловят за загривок и встряхивают так, что клацает челюсть. Выдох, искры. И еще один выдох – шумно:
- Да, что за нах, - стоном.
- За подобное... можно и по е*алу получить... – Грег над ухом ласково так и тихо проговорил, - Только я хочу другого… - скрутил легко, прижав к себе спиной.
- Мугрх... – Майкл брыкнулся. И тут же скрипнул зубами. Потому что сдавило горло. С силой.
- Не стоит... – горячий выдох в ухо.
- Да что ж это такое, - в панике по окнам: «Бл*ть увидят же!» - и замер, - «А мож даже и хорошо... мож в милицию позвонят...» - уже с надеждой по окнам, особенно в свое, - « Где эти бляди любопытные, когда они нужны?!»
- В машину сядь... - пальцы на запястьях с силой сжались, давая понять, что сопротивление в принципе – бесполезно. Мик скрипнул зубами. По двору в отчаянии пошарил взглядом. Но… Во дворе, как в третьеразрядном фильме ужасов, будто по заказу – ни души. Воробьи и те улетели.
- Это уже насилие… ох*ели вы что ль? – Мик пересохшими губами выговорил и дернулся еще раз.
- Ага... мне от тебя крышу сносит, - Грег кивнул, с каким-то таким азартом: «А ведь точно сносит!»
- Пусти... бл*ть... больно же, - зашипел парень.
- Сядешь в машину... сам, - безапелляционно, не ослабляя хватки.
- Ррррррр... аххххххххсссссссссс... - действительно больно, слезы на глаза от боли, - Ладно... бл-я... пусти…
Грег задышал чаще, от близости бьющегося сейчас в объятиях тела, мурашки толпами по спине:
- Молодец, - проговорил и чуть ослабил хватку. И плавно к машине ближе, дверцу открыл, - Садись…
Майкл дышит, как загнанный, сердце ломает грудь. Пряди на глаза упали. Сквозь них на лицо мужчины глянул, как оно изменилось. В панике: «Это бл*ть демон!» - действительно испугался, - «Такое холодное и бешеное – не человек…»
Грег чуть подтолкнул Майкла:
- Давай...
Тот забрался в машину, забился там в угол. Грег закрыл дверцу, поспешно сам в машину, за руль. Мотор – мерное урчание. Со двора выехали.
- Бл*ть... у меня мать придет через час, - соврал, - а там... эти… - и без перехода, - Куда мы? - маленьким стал сразу. Задрожал, паника: «Бл*ть, что мне делать... что будет?» Грег повернулся и глянул на побелевшее лицо Майкла:
- Эй... тише...- голос поглаживает, мягкий, теплый, - Я тебя напугал?
- Куда вы меня везете? - глаза распахнуты блестящие и мокрые.
Авто свернуло в какой-то переулок. Уже начинает смеркаться. Фонари, еще тускло, но горят по улицам. Еще поворот. Грег молчит, сосредоточенный на дороге. Выехали к парку. И прямо в открытые ворота, по аллее заснеженной, покатили. Остановились довольно далеко. В глубине. Ели, укутанные снегом. Тихо. Пустынно. Еще не темно, но уже ощутимы сумерки. Прозрачность без теней. «Сааб» остановился. Грег не стал глушить мотор. И теперь он урчал кошкой.
Майкл завертел головой в воротах парка и ... Задохнулся аж: «Пиздец у меня встает! Встает от страха…» Сглотнул:
- Куда мы? - паническим шепотом. Дыхание такое, что уже слышно. Вжался в спинку сидения. В животе екает. В члене пульс, состояние - пи*дец, в глазах песок.
- Никуда... уже… - Грег развернулся, медленно, - Микки… - рукой коснулся плеча. Майкл дернулся, как от тока:
- Не надо меня трогать!
- Дай руку, - протянул ладонь, - Ты боишься?
Мик, на грани истерики, как на змею, на протянул к нему руку:
- Не надо меня трогать, - еще отодвинулся, как мог.
У Грега глаза блеском и зрачок в точку и вновь широко, на всю радужку: «Я не хочу пугать... но сейчас вот так в панике... Какой же ты, какой сладкий и притягательный. Это дыхание приоткрытым ртом…» Грег нагнулся вперед, за руку Мика поймал.
- Что вам от меня надо... зачем это? – у Майкла судорога в живот, в пах прямо протряхнуло. Дернулся, сопротивляясь. Грег оказался проворнее, дернул на себя, поймал, обнимая. И почувствовал дрожь… Майкла колотило, как в ознобе:
- Тише... тише… - голос переливается, пальцы касаются растрепанных прядок. Мик всхлипнул протяжно и застыл: «Я с ним ни за что не справлюсь...» Моргнул и зажмурился. Только дыхание: «Пи*дец, что ж это творится? Я сплю…»
- Мик... – Грег провел по щеке Майкла пальцами, - Тише... - в самое ухо выдохнул.
«Какой кошмар… это не со мной», - Майкл мотнул головой.
- Ты такой красивый, - мужчина выдохнул судорожно, глядя на вздрагивающие ресницы. Мик всхлипнул в голос. Грег по горлу скользнул рукой, поглаживая, снизу вверх, под подбородок. Мик сжался весь: «Боже мой!» И уже вслух:
- Не надо... ну, не надо... пожалуйста… - сглотнул: «Это просто бред... он меня тупо... как гопник девчонку», - Майкла трясло уже. Не скроешь.
- Поцелуй... один... поцелуй… - Грег совсем тихо шепотом.
Мик приоткрыл глаза: «Сказать, что я на него в милицию заявлю? Не заявлю... скандал, и сам же я ославлюсь... Желтяк напечатает - ему реклама, а мне – пиздец!» И сам удивился, какие трезвые и холодные мысли потекли, как будто не из его мозга. Ощущать, по губам пальцы, которые как обрисовывают. Моргнул. И.... Да и пох*й! Вдруг потянулся и алчно так... прижался к губам, выдыхая влажно, сглатывая.
Грег почувствовал, так неожиданно по своим губам… гладкое чуть влажное. Под затылок рукой подхватил. Вслушиваясь в «Ммммырррррфффххх...» Ощущая жар.
Мик уже не соображая, срывающимся дыханием и жарко-жарко! Обдало... страх? «Вот так... раз уж попался маньяку - расслабься и получи удовольствие», - мелькнула мысль. Грег прижал Майкла ближе к себе, языком в рот, выглаживая десна, по небу... толкнулся глубже.
И, удивляясь себе самому, Майкл пускает, глотает слюну и свою и его. Стон - в пресс судорога. Выдохнуть... Будто очнувшись оттолкнуть:
- Все…
Но, Грег, не слышит, ближе к себе...
- Ты сказал один, - тяжелое дыхание. Майкл смотрит на Грега огромными черными глазами - зрачок во всю радужку:
- Все!
- Все... – Грег погладил Мика по щеке, - Только, Майкл....
«Все, все… Майкла… это все!!! Вот и дыхание чуть тише», - парень недоверчиво на мужчину. А тот, взглядом по его телу вниз... Нарочито медленно, до паха. Где под джинсами, так отчетливо видно… возбуждение. У Мика живот поджался, вспыхнул весь, когда понял, что же… Полы куртки запахнул. Зыркнул, остро блеснули глаза.
- Так что все? – Грег мягко улыбнулся, кивая.
- Это... не то... что ты подумал... черт! Отвези меня домой! – истерика в голосе. Алые пятна на скулах и даже уши загорелись.
- Конечно... Ко-не-чно... – проговорил Грег спокойно, правда, не отодвигаясь.
- У меня всегда так... от стр... неожиданности, - запнулся: «Бл*ть, что я оправдываюсь? Но… Признаться, что я его испугался до полусмерти - это еще хуже».
Грег кивнул... и легко сграбастал. Поцеловал в нос. Майкл судорожно воздух втянул. Чувствуя опять напряжение и, как держат руки. По губам легко языком. Отвернулся:
- Мне... домой надо…
- Да, - в уголок губ поцелуем.
Майкл - вдох-выдох.
- Бл*ть... какой же ты........ – Грег выдохнул в сомкнутые губы.
Майкл заворочался, пытаясь высвободиться: «Пи*дец, во у человека самоуверенность!» Хватка ослабла. Его отпустили. Внезапно. И Грег уже включил фары. В свете галогенок снежинки в танце. «Сааб», утробно урча, сдал назад. На аллею выехали. Задним ходом в ворота. По пустынной улице, на проспект. Майкл судорожно пятерней по волосам: «Все же в сторону дома поехал. Уф…»
Улицы расцвеченный фонариками. Как цветные слюдяные витражи, из сказки, про Снежную Королеву. Майкл повернулся и посмотрел на Грега, как на волшебное чудовище: «Не верю… Как будто дьявол меня посетил», - констатировал в изумлении, - « Мне страшно, но… Где мы… сейчас. Меня не волнует почему-то…» На миг стало темно. Мик с трудом отвел взгляд от мужчины за рулем, в окно глянул. Понял, что под арку въехал и у подъезда авто затормозило. Не произвольно губ коснулся себе кончиками пальцев. Смотрит все еще остановившимся взглядом. Грег повернулся к Майклу. Тот от взгляда, точно очнулся. Спохватился и за ручку задергал:
- Дверь разблокируй… - щелчок.
- Спасибо, - зло мотнул головой: «Во я дурак еще и спасибо сказал!» Опрометью из машины. Слыша, как открывается водительская дверца:
- Можно тебе позвонить?
- Нет, - уже на ходу бросил, и как ветром сдуло.
- Хорошо, - голос уже в спину, - Ты позвонишь... - тихо сказал Грег и выехал со двора.
От голоса Майкла как кипятком окатило и задрожало все внутри. Бегом в подъезд, как от всех сил ада. По лестнице и только перед дверью, оглядываясь непроизвольно, усмирил дыхание и вошел. Тщательно дверь закрыл. Мать вышла из кухни:
- Здрааааасте… Я чет не поняла, что за цирк? - посмотрела на сына, - Это что такое? Прихожу домой, в двери записка: «Мы не смогли открыть дверь - ключ в почтовом ящике» И... вообще, ты откуда? – сощурилась, разглядывая внимательнее.
- Мама... давааай... потом... по-жа-луууййстааа! – в голове «черная дыра», в теле холодец, только горячий. Мысли скачут: «Что я могу сказать сейчас? Что? Правду… Ох!» - Майкл сдернул куртку и кроссовки, пинками, с себя скинул. Уже не слушая, в комнату. Закрыться, в одеяло с головой зарыться. Нет меня, нет! Не помню! Ни-че-го не было! Не помню ничего! Только…
Майкл помнил, где-то на подсознании. Тем более что парню хорошенько напоминали все последующие дни. Сначала девки съели мозг, потом мама… Майкл крутился, как уж на сковородке. Отбрехивался, злился. «Контрольным выстрелом» стало, когда про все узнали друзья. И не только институтские! Вот тут и началось! Парни затрахали этим Грегом... Выть и все! Больше нечего. На пятый день осатанел от этих расспросов. Правда отметил, что даже некогда было переживать и думать: насилие это было или... или... Только ночью... между сном и реалом... Накатывало... «Я бы еще раз поцеловал его... Только еще раз поцеловал! Поцеловал бы, потому что...» - и всегда засыпал на этом месте. «Он красивый, - Майкл просыпался с этим. Но, потом прапорщик в его голове орал, - Трахаться в жопу больно!» И Мик панически гнал одолевающие мысли, вливаясь в круговерть дня. Но, где-то там, как звон пчелы над лугом... было, было... воспоминание. Начались каникулы. Когда? Мик не помнил. Только понял, что сессию сдал. И… была радость – не слышать в очередной раз: «Мик, а расскажиии…» А еще… Шестой день. С досадой понял, что считает! Сколько прошло, с того дня.

 
Часть 2. Точка соприкосновения.
Майкл сидел дома. Полубухой. Потому, что приезжал дядя Вася... Ну, как не налить любимому племяннику! В голове зудели осы. Из колонок играла музыка, мерцал монитор и где-то на грани сознания бубнеж с кухни. Не понимая, о чем собственно речь, Майкл втыкал в коменты. Несколько восторгов от постоянных читателей по поводу того, как хорошо он смотрится на фоне елки, да несколько поздравлений, которые действительно от настоящих приятелей. Ленивое перекатывание мыслей, где-то в подкорке: «Да... я все это читаю и улыбаюсь, подперев щеку кулаком. В голове осы, а в теле... это томное. Я пьян... Это выкручивает мои кости, медленно... ласково... Это, как будто яд... Грег... Потому что он - это он... Но я не пидор, да, я не пидор!» Тряхнул головой: «Просто... взять телефон и набрать номер. Я пьяный, мне можно», - слушать гудки и улыбаться, - «Он уже забыл тебя».
- Тем лучше, - вслух, - Но…
Трубку подняли:
- Да! - голос чуть хриплый.
- Добрый вечер, - Мик вздрогнул, сразу чуть протрезвев.
***
Грег крутился, как белка в колесе. Работа - тиски. Не продохнуть, не вырваться. Эфиры, интервью, встречи, записи. Круговерть. Поесть спокойно некогда. Дни слились в один сплошной цветной калейдоскоп. Только мысли все время возвращались: Майкл, Мик... руки, глаза, губы... Встряхнуть головой, отогнать наваждение, что бы моргнуть, и снова все по новой, по кругу… Ругать себя последними словами. И снова... телефон... и отбросить - нет! Думай о ней (работе), а не о нем (Мик…)! А по ночам ворочаться без сна... Гримерши хмурятся и косятся. У ассистентки в глазах тревога. Грег выдохнул и на чашку кофе на столе уставился. Протянул руку, взял чашку и отпил. Поморщился… Кофе холодный. Сколько же? Но, опять прикрыл глаза. По небу себе языком: «Губы… его… Судорожное сглатывание. Сколько прошло с того дня? Сколько... и что изменилось? Ничего...» А Сашка, маленькая стервозная гадина, ходил кругами и вздыхал так картинно.
Студия, бассейн... Вечера дома за компом. Коньяк... сигары... Телефон на низком столике. И мысль: «Позвонит? Он позвонит... нет... Кончено - нет... Потому, что ты - идиот... тупой идиот!!! И вот стоило ли? Стоило! И если бы все повторить, то… То все так бы и было еще и еще... ОДИН ПОЦЕЛУЙ... еще один... Хоть один. И плевать, что потом!!!»
- Георгий Владиславович! У нас – форс-мажор! – глаза ассистентки круглые. Грег лишь вздохнул. Форс-мажор. Читать с листа. Где-то там разбился очередной самолет, жертвы и все такое... Это тяжело, всегда тяжело. Особенно в праздники. Но, это работа. Просто работа. А он – профи и выполняет ее блестяще. Впрочем, как и всегда. Но, все равно, когда ассистент режиссера, наконец, произносит: «Эфир закончен», - Грег вздыхает с неимоверным облегчением. Из студии вышел, отирая влажное лицо, с чуть потекшим гримом. Софиты – жара. Завалился в свой кабинет. Уселся в кресло и ослабил узел галстука. Плеснул себе в стакан виски. Телефон вибрацией по столу. Потянулся и взял не глядя:
- Да... - голос чуть хриплый.
- Добрый вечер…
- Добрый... – Грег замер в кресле, боясь даже моргнуть.
- Я... хочу поздравить вас с Новым Годом…
- Мик… - выдохнул.
- И...пожелать Вам счастья, Грег, - голос в трубке дрогнул.
- Спасибо… - Грег сжал в руке стакан с янтарной жидкостью.
- Да, это я… - голос в трубке, с легкой запинкой, - Всего вам самого приятного, пусть мечты сбудутся, - Майкл неимоверным усилием заставил себя договорить. Опять навалилось: «Он тебя забыл».
- Мик... ты... ты сейчас где? – Грег торопливо, будто боясь, что сейчас… Сейчас он бросить трубку.
- Дома…
- Мик... – Грег уже поднимаясь с кресла, - Мик!!!!!!!!!!!
- Я желаю Вам спокойной ночи…
-Мик!!!!!!!!!!! Я заеду за тобой!
Майкл вдруг осознал, что же… Весь в этой трубке, словно протянулся проводом от себя и до него. Шепот:
- Ч-что?
- Я... я очень хочу тебя увидеть…
- Эээ... ммм... фрррррх... Ну... это... - и почти истерически, - ДА!
- Хорошо... хо-ро-шо... – голос Грега звоном в ушах.
- Заезжай! - с усилием на отруб звонка.
Грег из кабинета опрометью, на ходу пальто, и ключи от машины, телефон в карман... Да! Да! ДА!!! Вниз. По ступеням, через две. Глаза блеском. Только одно в голове: «Да!!!» На стоянку. С неба – мелкое крошево. Снег… Машина рывком и сразу на скорости, на улицу. Перекрестки... Улицы почти пусты. Только на проспекте тянучка. Барабанная дробь пальцев по рулю да из сидюшника фламенко.
В это время Майкл, отрубив телефон, уставился в одну точку на стене:
- Дурак, дурак-дурак! - и по башке затрещину, - Ты че ж делаешь, Мик? - злобным шепотом сам себе. Метнулся по комнате туда-сюда. «Дурак тупой. Ну, сам виноват», - Майкл вывалил из шкафа шмотки. «Ну, поделом дураку и наука. Хорошо, что искупался заранее», - роется в вещах на полу комнаты. Наконец, удовлетворенно вздохнул, одеваясь в черное. Джинсы, футболка и амуль на шею... «Нет никого кроме Бога!» - серебряный анкх. Удовлетворенно хмыкнул и поднял большой палец отражению в зеркале. В коридор. Обулся. Куртку на еноте, подарок тетки, на плечи:
- Мама, меня позвали гулять, телефон со мной не беспокойся, - и заранее во двор. Редкий и тихий снег, тепло... Он падает и тут же тает... Мик успокоился, рассматривая снежинки за миг до того, как они растают на ладони.
Грег с проспекта свернул, на такую совсем ставшую своей улицу с серыми громадами домов и одинокой вывеской в глубине, не то кафе, не то магазинчик. Каменная арка. Въехал плавно, фары бликами, из темноты выхватили силуэт. Притормозил... И дернулся чуть: «Мик?» Не глуша мотора из машины:
- Мик?
Парень сидел верхом на лавочке. Обернулся на голос. Почувствовал – жар, сразу облило кипятком. Замер. Грег шаг к скамейке, пальто нараспашку. Мик снежинку слизнул с ладони: «На счастье». Просто поднял голову и посмотрел. Без улыбки, без гримас. В свете фар ему не видно лица мужчины. Только голос:
- Здравствуй...
- Привет, - нарочито спокойно, чуть улыбнулся, - я думал о тебе. Я не могу забыть... Сделай, что ни будь... Ты меня поймал, - выпалил на одной ноте. И подался головой, как щенок судорожно, под руку, в живот и глаза закрыл, ткнувшись теменем куда-то в пояс. Замер. Грег порывисто обнял, прижимая к себе. В небо темное глазами. Откуда снежинки плавно летят и тают. Тепло. По спине руками, по волосам гладить:
- Микки... Мик... малыш... - сердце где-то в горле. Грег потянул к себе. Теплого, мягкого.
- Так… не… бывает, - Мик выговорил с усилием. Рывком поднял голову. Посмотрел в глаза, - Что это за... - выдох и всхлип. Ощутил губы. Касание совсем легкое. Вздрогнул весь, как от тока, - рррррррррвх... – отдернулся. Грег не отпустил, удерживая за плечи.
- Что ты со мной сделал? - горячечный шепот. Мик сжал Грегу плечи, - Что ты со мной сделал урод?! - мотнул головой, - Это пиздец, я света не вижу! Ты меня заколдовал? Признавайся, - ощутимо встряхнул, - Го-во-ри! Ты меня поймал... - и опять ослаб, уткнулся в плечо лбом. Чувствуя руки. Их силу, тепло, даже сквозь плотную куртку. Резко слабость и дрожь, - Прости... я... не... в... себе, - Мик шмыгнул. Подкатывает, ничего невозможно сделать. Еще шмыгнул. Отмечая как-то мимоходом, что… А ведь сейчас. В этом кольце рук. Тепло и… Остатки сознания и здравого смысла, все же, протестующе: «Нет…» Но…
- Я пьяный, наверно, - снова всхлипнул, - забери меня отсюда…
- Идем…
- Мне... холодно, - и серия судорожных всхлипов.
- Идем, мой хороший, - Грег сильнее прижал ладони к спине, и вверх, сминая ткань, по воротнику, в волосы пальцами, губами к виску.
- О, боже мой... – Мик поднялся и решительно рукавом лицо обтер, - Да, пошли. Я не могу больше быть там, - оглянулся на дом.
Машина, теплый салон. Мик забрался на переднее сидение. Чуть поерзал, устраиваясь. Даже улыбнулся. Грег плавно со двора выкатил. По улицам, в разноцветье фонарей и витрин. Мик рассеяно в окно глядя, стараясь дышать ровнее: «Это мой гештельт... Да, это мне, мне, мне надо». Снег, все сильнее и гуще. «Дворники» будто с ленцой, белесую кашицу с лобового стекла скидывают. Майкл, смотря в одну точку, всхлипывает периодически: «Да, это меня бросил отец, да я все понимаю, да, да..... Да, это моя проблема, а его я отпускаю, он может делать потом все что хочет, а сейчас это моя только моя проблема… Да у него таких дураков, как я вагоны, да, я это тоже понимаю, я один из... Но, сейчас мое время».
Грег глянул на скрутившегося, на сидении Майкла. Протянул свою руку и поймал холодные пальцы:
- Майкл… - чуть сжал вздрагивающие.
Майкл медленно, как робот повернулся:
- Да, Грег, - спокойно уже и с улыбкой, - Да, господин... мой, - четко и ясно сказал: «Если он разорвет меня на части - это самое то, что надо... я очень устал звать кого-то».
У Грега дыхание перехватило. Машина вильнула, чуть не врезавшись в обочину. Но, он и не подумал отпустить Майкла:
- Если предложу ко мне... – притормозил, светофор красным зажегся.
- Я согласен, - Майкл кивнул, не отводя потемневших глаз: «Пусть он меня излечит сам от себя. Чем будет хуже, тем лучше», - и улыбнулся опять той безумной дьявольской улыбкой. Замигало и переключилось: желтый, зеленый…
- Спасибо... – Грег сильнее сжал свою руку, на пальцах Майкла. В ответ – бледная улыбка: «Пусть выпьет меня сразу до дна, я один из... а мне поделом дураку и наука», - и вдруг как из-под вуали: «Его рука, как горячая милицейская дубинка - отрезвляет и оглушает. А меня надо убить... я –извращенец… И все еще не простил. Я вижу отца во снах, от которых у меня стояк на утро... я урод, меня надо наказать».
Подъехали к новостройкам элитного района. Дом – стеклянно-бетонная свеча в темноту неба, мерцает огнями. Ворота распахиваются автоматически. Подземный гараж... Неон ламп и гулкое эхо. Места парковки отмечены номерами на стене. Чистота до стерильности. Грег паркуется и улыбнувшись, тихо:
- Приехали… - из машины выбрался.
Майкл послушно вышел следом: «Все, как положено и я это заслужил», - улыбка снова отсутствующая. Квакнула сигналка.
- Идем... – Грег протянул руку к Майклу. Тот покорно подал ладонь. Только моргнул, когда ощутил горячее и сухое. Отметил отстраненно: «Я люблю такие прикосновения, сухие и жаркие, как песок пустыни».
Лифт прямо из гаража. Грег подошел и нажал кнопку. Майкл рядом, застыл, как статуя, ожидая лифта, глядя сквозь пространство. Мерный гул, двери разъехались. Стальная коробка кабины. Грег вошел первый, оглянулся на Майкла. Тот - войти и так же застыть. Грег хлопнул по кнопке с цифрой пятнадцать. Майкл, глядя перед собой: «Я буду делать все, что он хочет... меня надо уничтожить… я хочу этого». Движение плавное и свет теплый мягкий. Грег искоса посматривает на парня рядом. Мик сглотнул, выдохнул, прикрыл глаза: «Я должен все сделать, как надо. Иначе я просто выйду из окна потому, что я ни на что не годен… Только обуза матери… Вспомнил, как мать кому то по телефону, сдавлено: нет, я не могу сын дома».
Двери лифта открылись в коридор, обшитый темными панелями, не то дерево, не то очень дорогой пластик, имитация дуба. Грег чуть подтолкнул Майкла. В руках мужчины звякнули ключи. На этаж всего двое дверей. Таких же темных, как и панели на стенах. Мягкий, приглушенный свет. Белая плитка пола, очень похожая на мрамор. Грег подошел к одной из дверей. Щелчок замка. И на маленьком дисплее, рядом с дверями замигали огоньки. Рука чуть дрогнула и на миг, замерев, Грег подумал: «А ведь я никогда и никого не приводил сюда». Толкнул дверь:
- Проходи... - и выключателем клац. Загорелось под потолком, споты. Коридор - светлые обои. Зеркальный шкаф-купе слева на всю стену. Грег пропустил Майкла вперед, закрыл двери. Отметил про себя, что сердце вскачь: «Я нервничаю? О боги!!!!!!!» По губам улыбка: «Мой... мой мальчик».
Майкл рассеянно смотрел по сторонам:
- Что мне делать? – кроткий, как ягненок.
Грег повесил свое пальто на вешалку. Повернулся к Мику, медленно, глядя в глаза, пальцы нащупали «собачку» замка на куртке и вниз… Майкл - выдох на движение молнии. И сразу член вскочил:
- Бл*ть, - судорожный выдох, - да.... - больно мучительно. Мик поморщился и уже не думая, просто засунул руку себе в штаны и поправил. Руки Грега под куртку скользнули и с плеч ее. Смотрит в зеленые глаза, как расширяются зрачки. Майкл – выдох, задирая подбородок:
- Ты можешь все... сейчас, - закрыл глаза, привалился плечами к двери, - Я ваш, господин Грег…
Глаза Грега синим огнем полыхнули. Куртка на крючок вешалки:
- Только то... что ты хочешь… - и пальцы по подбородку, жестко, властно.
- Я только вещь... ни кому не нужная, - Мик усмехнулся с закрытыми глазами.
- Для меня нет...
- Для тебя, - Майкл приоткрыл веки, темные стрелочки ресниц вздрогнули, ощущая прикосновения, - Не надо громких слов… Вы знаете меня полтора дня, - улыбка, - Все всем понятно…
Рука Грега скользнула по шее юноши.
- Вы, сударь неотразимы, - Мик выдохнул, - да... это так, - кивнул.
Снова возвращается алкоголь, осы зазвенели в голове. Выдох. Слушать, как руки с силой прижимают к себе и одновременно спина в двери. Бедра притерлись к паху.
- Вы всегда получаете все, что хотите. Потому что вы этого заслуживаете, - Майкл откинул голову, обнажая шею, - Я ваша вещь... - тающий выдох.
- Ты просто мой... – влажно в нежную кожу горла и касание к бьющейся жилке…
- Да... конечно, - живот втянулся, - Ближжеее бандерлоги, блииижжже, - почти неслышно. Усмешка горько: «Да, пусть получает все, что ему положено... я только его расходник».
Грег запустил руки под свитер Майкла и по ребрам вверх, на выдохе, прослеживая линии, изучая. Слушая дрожь. Мик взглядом по лицу мужчины: «Он такой красивый», - судорожный всхлип, - «Я фапнулся, мимолетно с места, стопиццот до первой строчки - это на полчаса… пройдет... но эти полчаса – мои!»
Грег судорожно, по горлу вверх, искать губы... И в них:
- Мик... как же я тебя хочу… - сдавил бока, что бы ребра хрустом и выбить дыхание на раз.
- Да, господин, - Майкл смотрит, чуть сверху. Отстраненно, будто и не он это вовсе. Не в его губы поцелуем резко и сразу толкнулись языком глубоко. Не его припечатали к двери. Только принял язык и опять закрыл глаза, как девочка: «Да... пусть да... он такой горячий, как мокрый шелк. Это прет». Ощущать руки по бокам и вниз, до пояса джинсов, за ремень, рывком, жестко: «Да, мне больно, да мне кайфно! Он может сделать со мной все, что хочет…»
- Ррррррррыыыыыыыыхххххххххх, - влажно утробное, Грег как большой пес, головой замотал, сглатывая.
Майкл выдохнул:
- Да… ты еще не понял... - чуть приоткрыл глаза, - Ты можешь все... все!
Грег оторвался от губ и потянул за собой по коридору. Спиной в дверь толкнулся. И зашел, не включая света.
- Ффффак...- Майкл выдохнул, следуя за Грегом. После коридора кажется, что в комнате просто чернильная темнота. Руки рывком опять к себе. Шорох… Майкл скорее угадал, чем увидел, что Грег стянул с себя пиджак. По телу жаркое. Позволять… стягивать с себя футболку.
- Направляй меня своею рукой,
Заслони собой от пол-но-луния-я…
Я готова быть ведома тобой… - слова песни «ВИА Гры» сами собой из горла, вместе с воздухом.
- Ты-ты... – голос Грега, срывающимся шепотом.
- Чем выше любовь, тем ниже поцелуи… - допел Мик последнюю строчку.
- Ты… мой... сумасшедший… приворот... - Грег выдохнул куда-то в ключицу. Рубашка на пол, рывком пояс брюк. Пуговицы дробно по ковру. Звон пряжки. Майкл усмехнулся и быстро снял сам джинсы, трусы, носки. Чуть поежился: «Я совершенно обнажен...»
- Прохладно, я хотел бы теплее… - проговорил Майкл тихо.
- К черту все!!! Я хочу твою кожу, - Грег выпутался из одежды. На Майкла глянул, как тот стоит, непринужденно, как стояло бы животное само в своей шкуре. Потянулся и ладони его поймал, к себе на грудь положил, ощущая легкую дрожь:
- Тебе холодно?
Майкл плечами передернул:
- Ты горячий, мой гос-по-дин…
- Я буду тебя греть... - член вверх.
Майкл взглядом скользнул по телу Грега: «Это первый и последний раз, про это никто не узнает, он безумно красив и я вижу, что он меня хочет». И уже вслух:
- Очень красивый... вы, - выдох.
Грег шагнул ближе и в бедро Майклу членом уперся. По спине руки, до ягодиц, ладони легли, сжали. Мик осмотрел снизу вверх, вздрогнул:
- Да... - покорно.
Грег - шаг... как в танце. Мик – выдох, подчиниться движению. Разворот, на кровать спиной на покрывало, Грег плавно отпустил руки.
- Да.... – Мик упал, и собраться сразу, ожидая. Только мысль предательская: «Завтра он меня забудет».
Грег от ключицы по коже вниз, губы, выдохи, что бы мурашками по телу, что бы выгибался. И соски сразу твердым, под пальцами. Мик улыбнулся:
- Да сударь, вы же видите, что... да... да... да... – потянулся, сглотнул, ловя движение, что дальше вниз. По животу, по перекатам мышц. Выдохнул, втянул живот, напряглись бедра, и член дернулся.
-Мой-мой-мой, - каждый поцелуй, шепотом.
- Ррррррррррррррр… - Мик утробно и тут же затих... Мед в жилы.
Рука Грега коснулась головки члена. Ладонь сжалась и вниз... А следом... язык. Мик втянул воздух, покрывало сгреб в кулаки, губу закусил. Ладони Грега легли Мику на бедра, разводя их в стороны. Губы скользнули по внутренней стороне жадно, чуть прикусывая. Прихватывая зубами. Мик вдруг почувствовал возбуждение... Ярко... Очень даже, как будто больно, как будто вылили горячий металл: «Все, что он хочет... и в любой форме». Стон, когда губы Грега от паха вниз до колена и назад. Мик сильно сжал покрывало, до боли в костях рук. Дрожью по телу, ломит все, тянет:
- Да, да! – Майкл выгнулся, - Мыыххх-хррррррррррр, - выдох почти истерический, когда почувствовал между ног вверх. И задыхаясь, - Да, все что ты хочешь, да... даааа!!!!!!!!! - весь напрягся.
Пальцы Грега по промежности скользнули. Мик сглотнул, нет контроля над телом - член дергает, всего крутит. Только там внизу ощущать прохладное, в тугое колечко мышц, движение вкруговую.
- Да... - но сжался... и тут же отпустил: «Он может делать все, что хочет, я только сексуальная игрушка». Глаза открыл, на склонившегося над ним мужчину глянул:
- Вы безумно красивы, - судорожная фраза.
- Микки... Мик...
- Мне будет больно? - наивный вопрос.
- Нет... нет, мой хороший, нет... – Грег горячечно и толкнулся в середину.
Мик сжался судорожно, но… Удивленно отметил, что пока не больно. Вдох и выдох медленно и глубоко: «Он трогает там, что-то очень мое, личное.... мне так... обнаженно и стыдно… и кайфно… Как будто он врач и моя судьба от него зависит». Поцелуи. Скула, щека, ниже… В уголок губ, мягко…
- Да... – Мик вздрогнул, сжимаясь еще сильнее. Грег нежно касается губами шеи:
- Расслабся... мой хороший, мой…
Майкл весь в ощущении пальца там, в середине:
- Да, сударь, - и заставил себя расслабиться. Замер, дыша только.
Грег прикусил кожу, оставляя яркий след: «Какой он…горячий узкий до стона… шелк, горячий плавящийся шелк», - внутрь, глубже. По простате.
- Ах... блять… какккккккккк................ – Мик выгнулся, судорожно сжимаясь вокруг пальца: «Просто дать ему всего себя», - мурашки вверх и обратно жаркой толпой, - Дааааааааааа… Да! Да... да...- краткими сокращениям.
- Ты – кайффф… - Грег выдохнул, и еще один палец в середину ввел.
- Да... да... – Мик уже бездумно и подался, раскрываясь, потому что на седьмом небе неожиданно.
Грег в плечо Майклу лбом уперся:
- Сссссладкий… - по горлу языком и сверху лег.
Мик сглотнул, голова затылком упирается в кровать:
- Охххххх… бляяяяяяяяяя... - пропуская через усилие, - Я не знал...что...таакккккккккк….- захлебнулся, и выдохи, чередой стоны. Заскулил, когда Грег развел пальцы в середине. В раскаленном добела сознании: «Это просто так непривычно, грязно и грешно...что... Я почти кончил».
Несколько коротких толчков внутрь. Грег головкой члена уперся во вход. По пальцам плавно, надавил и вошел. Мик дернулся, костяшку пальца в рот, сжал зубами, замотал башкой.
- Сссссссук... – Грег задохнулся, - ты… бляяяттттттть, - остановился.
- Рррррррррррр… даааааааааааааааааааааа!!! – Мик сорвался на визг, когда почувствовал, что член проходит весь. Захлебнулся, забился под Грегом. Тот выдохнул влажно. В член пульсация. И вжал в постель бьющегося в судорогах:
- Божетымоойоооооооййййййй!!!
- Да....фввввыыыыыых... да... блятькакойкайффффффффффффф!!! - ток от туда, куда-то в крестец. Простыням – пиздец, Мик сжал их, что-то треснуло, когда первый толчок...
Грег подхватил Майкла под колени, ноги себе на поясницу закинул. Тот сглотнул, головой мотнул туда-сюда:
- Это пиздеееееец… - захлебываясь. Толчок… и еще один.
- Горячий...
- Да... – Майкл - всхлип и подача навстречу. Обожгло, - Да... бл*ть я твой!
- Наааааа… - Грег толкнулся, входя глубже.
- Охххххххххххххххх... - мурашки толпой.
- Н-ндах, - Грег выгнулся, резко толчок. Смотрит сверху на Майкла, который тихо сдавленно визжит, кусая костяшку пальца до синяков. И двигаться еще и еще... Сильно, глубоко по самые яйца трахать.
- Оо… ффакккккккккккк.... - в голове музыка.
Размах... и удар... Грег, закусив губу, вламываться, уже не сдерживаясь... Рука в плечо, сжал. Ответом истерический всхлип Майкла:
- Да-дададад… - принимая это ошеломительное ощущение полноты внутри... Полное соединение на грани боли.
- Даааааааааааа..... ррррррррррыыыыыыыыххххххххххх, - Грег сквозь зубы. По позвоночнику ток, искры, разрядом, как плетью подхлестывая.
- Да... да... да... – Мик, срывающимся, хриплым, волна уже от крестца в бошку прямо, - Да! - больно-кайфно. Он – мой!
Грег наклонился, ловя губы и пить... И вбиваться, в захлебывающегося, не то плачем, не то криком…
Под Миком вся постель в кучу:
- Да.... ссссударь…
- Мой... – судорожно, на толчке.
- Я... щас… кончу, - Мик распахнул глаза, вцепился в плечи. У Грега в пресс судорогой:
- Да-да...
- Ахааааааххх... – Мик подался к Грегу и, - Кончаааааааааааааааааать..... суууууууукааааааааааааа!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Грег чаще пошел:
- Бляяяяяяааааааааааааать! Какой же ты... – головой мотнул, дышать нечем. Кон-чать… вздрагивая...
- Бл*... фух... бл*!... Сукабляя! Оохххх… - весь в горячей сперме, Майкл, всхлипывая, бьется под Грегом. У того руки дрожью, еле удерживается, что бы не свалиться сверху. И судорога по телам. Ды-шать… Ды-шааааааать… Опускаясь и вжимая, и выгибаться, и туманом, испариной оседающее по коже. Ды-шать… Уткнувшись в шею. Ды-ша-ть… Повторяя, как в лихорадке:
- Мой-мой…
Страницы:
1 2

Рекомендуем

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.