nnartful

Тоска

+ -
+13
 
Тоска.

Вот что я чувствую.

Руки замёрзли, пальцы сгибаются с трудом. Всё тело в оцепенении. Воздух вокруг меня сбивается в плотный кокон, сквозь который всё тяжелее пробиться звукам окружающего мира. Я забываю моргать и пропускаю вдохи.

Сначала была жалость к себе. Острая, жгучая, выдавливающая слёзы жалость. Которая трансформировалась в ненависть. Не к кому-то или чему-то. Просто ненависть, как явление, как чувство. Есть чувство голода. А есть чувство ненависти.

Ненависть снова стала жалостью к себе. Но теперь это не «мне жаль себя», а «я жалкая, я ничтожество». И эта жалость тоже выдавливает слёзы. Но такие слёзы нужно прятать. Их никто не должен видеть. Слишком стыдно.
Одиночество, разброд мыслей, жалость к себе слабой, к себе несчастной, никчёмной, безнадёжно застрявшей между двумя одинаковыми кадрами серой жизни. Раньше я думала, что это – тоска.

– Ты что, спишь, что ли?

Моя голова, ставшая вдруг лёгкой-лёгкой, поднимается, и, как воздушный шарик, плавно взлетает вверх, вслед за твоими пальцами. Ты даже не представляешь, что в этот момент мне до смерти хочется, чтобы ты погладила меня по голове, а не просто коснулась волос, чтобы разбудить.

– Не сплю, – отвечаю я сонным голосом, глядя перед собой бессмысленными глазами. Правый глаз почти закрыт, а веки левого судорожно подёргиваются в отчаянных попытках не сомкнуться.

– Опять читала всю ночь, да? – смеётся кто-то из коллег.

– Ага, – я выдаю стандартную улыбку хорошей девочки.

А ты уже ушла и не видишь эту улыбку. Я рада. Я не хочу улыбаться тебе так же, как всем. Наверное, ты думаешь, что я тебя недолюбливаю – я не улыбаюсь тебе и стараюсь не смотреть в твою сторону. Когда наши взгляды встречаются, я чувствую, как моё лицо против воли кривится в недовольной гримасе.

Ты не знаешь, что мне хочется всё время смотреть на тебя.

– Инночка, прозвони автоответчик, пожалуйста.

Я вскидываю голову, как собака на зов хозяина. Ты говоришь тихо, но я всегда отчётливо слышу тебя. Хочу чаще слышать твой голос.

Начинаю звонить клиентам, оставившим сообщения на автоответчике, и думаю о том, что мы с тобой не друзья. Нас даже знакомыми назвать сложно. Коллеги – и всё. За два года знакомства мы лишь однажды говорили не о работе – ты обратила внимание на мою стрижку.

Ты ниже меня на голову. У тебя очень тонкие запястья и такие худые ноги, что даже джинсы-стрейч на них висят. Но ты отнюдь не слабая, я это знаю. То, насколько крепко и выносливо твоё миниатюрное тело, можно почувствовать, всего лишь глядя, как ты двигаешься. Твои лёгкие шаги, уверенные повороты корпуса, чёткие движения рук – я сморю на всё это почти с завистью. Я хочу, чтобы тебе – такой доброй, надёжной и сильной – было не наплевать на меня. Хочу для тебя что-то значить.

Но если выбирать между призрачной возможностью того, что ты не пошлёшь меня, и гарантией сохранения твоего доброжелательно-равнодушного отношения ко мне – конечно же, мой рациональный ум выбирает второе.

– Всё, позвонила, – закончив с работой, подхожу к тебе и отчитываюсь, глядя в сторону. Всегда боюсь, что, если буду смотреть на тебя, ты испугаешься. Мой взгляд становится страшным, когда я думаю, что мы друг другу никто. Я это чувствую.

– Спасибо большое. Отдохни пока, – отвечаешь ты мягко, как всегда.

Ты разговариваешь со мной так же, как с большинством сотрудников.

Но лучше пусть так.

Тоска – вот что я чувствую. И дело не в одиночестве, которое давно стало привычным. Моя теперешняя тоска – по тебе.

***

– Ты её хочешь?

– Что?

– Я спрашиваю, ты хочешь её? Ты представляла её без одежды? Думала о том, как вы занимаетесь сексом?

Мой единственный друг иногда встречает меня после работы. Мы покупаем четыре банки пива (три ему, одну мне) и идём на набережную. Устраиваемся на траве, подальше от прогуливающихся парочек, и смотрим на воду.

Только он знает о моей увлечённости тобой.

– Ну… – его вопросы меня смутили. – Теперь, когда ты об этом сказал, представила.

– А раньше не представляла?

– Довольно абстрактно.

– Знаешь, обычно, когда человеку кто-то нравится, он думает о таких вещах.

– У девочек всё слегка иначе, чем у мальчиков.

– Может быть.

Он открывает вторую банку пива. Моя банка пуста на треть.

Низко над водой, искрящейся солнечными бликами, пролетает чайка.

– Платоническая любовь, да? – он щурится на солнце.

– Что-то вроде.

– Ты же её давно знаешь, да?

– Больше двух лет.

– И за это время вы умудрились ни о чём, кроме работы, не говорить.

– Ага, – я начинаю чувствовать себя неуютно. Как на экзамене, к которому не готовилась.

– И чем же она тебе тогда понравилась?

– Дай подумать, – хороший ход. Обычно, если заставить человека разложить свою влюблённость по полочкам, она начинает сходить на нет. Но беда в том, что мне этот приём известен. – Она добрая и умная. Мне нравится её серьёзное отношение к работе. И то, как она находит общий язык со всеми, и при этом не кажется, что она это делает из простой вежливости. И ещё у неё живые глаза. Знаешь, есть люди с пустыми глазами. А в ее глазах жизнь. Как-то так.

Друг тихо постукивает пальцами по пивной банке.

– А ты не задумывалась о том, что, возможно, путаешь восхищение с любовью?

– Задумывалась.

– И к какому выводу пришла?

– Если не восхищение, то уважение определённо имеет место быть. Но не только оно.

– И что ты собираешься со всем этим делать?

– Ничего.

– Почему?

– Я не знаю, что с этим можно сделать.

– Не хочешь попробовать подружиться с ней?

– Хочу. Но не знаю, как.

– Не не знаешь, а боишься.

– Может и так.

– Трусиха.

– Не трусиха. Я просто здраво сморю на вещи. Каков шанс, что она не пошлёт меня?

– А кто сказал, что ты должна сразу бросаться на неё? Попробуй пообщаться на темы, не связанные с работой. Правда, – он задумчиво поднял глаза к небу и вздохнул. – Если вы начнёте общаться, она может тебе разонравиться. Даже почти наверняка разонравится. Аж обидно.

– Такой вариант возможен, – я тоже смотрю в небо. Ни облачка, взгляду не за что зацепиться. – В любом случае, я плохо умею разговаривать с людьми. Ты знаешь.

– Скучная ты какая-то.

– Какая есть.

Он допил вторую банку. У меня осталась половина. Мне нравится вкус этого пива, но я никогда не могу допить его до конца.

– Знаешь, о чём я подумал?

– М?

– Ты постоянно влюбляешься. Наверное, просто подходящие кандидатуры закончились, вот твой взгляд и упал на эту девочку.

– И такой вариант возможен.

– Если так, то это скоро пройдёт.

– Это уже достаточно долго не проходит.

– Интересно, что случится, когда тебе совсем не в кого станет влюбляться.

– В тебя влюблюсь, – попыталась пошутить я.

– Оу, милая, если бы у тебя был член, я бы даже обрадовался, – засмеялся он.

***

Я тоскую по тебе.

Продолжаю ходить на работу. Смотрю на тебя украдкой. Открываю рот только по необходимости.

Пару раз в неделю пью пиво с другом. Скоро кончится лето, похолодает. Вместо набережной мы станем ходить к нему домой.

Моя тоска по тебе постепенно перегорает. Могу сказать даже, что она согревает меня, когда воздух становится особенно холодным.

Однажды она совсем сгорит. Останется лёгкая зола, которую постепенно развеет ветер.

Я не хочу, чтобы это случилось, но знаю, что так будет.

И я знаю, что одиночество больше не станет моей тоской.

Рекомендуем

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.