Роман Свиридов

Мой младший брат - француз

+ -
+24

1. Прибавление в семействе 

Меня зовут Сидней Бешет, а проживал я до определенного момента в городе с таким же названием - Сиднее. И я не родственник Сиднея Беше, который стал легендой джаза, просто мой отец и мама были поклонниками этого музыкального направления и решили меня так назвать, тем более, что наши фамилии очень похожи. Вот только мне слон на ухо наступил, а по джазу и подавно не прикалывался; своим призванием я считал программирование, и этому занятию отдавал большую часть свободного времени.

Мой отец женился второй раз, когда мне стукнуло пятнадцать. Его избранницей, а моей мачехой стала француженка - Элен Ру (Elena Roux), у которой был сынишка — Себастьян, семи лет от роду. Я был старше Басти - так я его сокращенно называю — на целых восемь лет. Вот так у меня, уроженца Австралии с довольно мутной национальной принадлежностью, появился брат - француз. Теперь, надеюсь, всем понятно, почему у нас с братишкой разные фамилии - мы сводные, но это не мешает оставаться хорошей семьей.

Себастьян был потешный малым, я его называл "грязным блондином". До двенадцати лет у Басти были прямые светлые волосы - уже не блондин, но еще и не шатен, одним словом, "грязный". Симпатичный малыш, как и все дети его возраста, не в меру разговорчив и любитель всунуть свой нос куда не надо. А когда я увидел Себастьяна в шестнадцать (на фотографии — об этом немного позже), то сразу и не признал младшего братишку - его волосы потемнели и стали закручиваться в мелкие барашки - я даже не представлял, что такое бывает.

Признаюсь честно, я не сразу принял изменения, происходящие в моей семье - переходный возраст, сами понимаете. До появления Себастьяна я был единственным ребенком, поэтому привык находиться в центре внимания. Знаю, это называется эгоизмом, то ведь я не виноват, что судьба так распорядилась. После моего рождения мама больше не могла иметь детей, так как роды проходили тяжело, и врачам пришлось прибегнуть к "кесареву", что и стало причиной бесплодия. Когда мне было пять, моя мама умерла, и с тех пор воспитание сына легло на плечи отца, который в из-за своей работы не имел возможности уделять мне достаточно много времени, поэтому лет до десяти я рос в окружении нянек и гувернанток. Тут понятно, что все внимание было сконцентрировано на мне, потому я и вырос эгоистом.

Пятнадцать лет - это тот возраст, когда у ребенка появляются собственные жизненные приоритеты и он старается отделаться от родительской опеки. У меня были друзья, с которыми мне нравилось общаться; я достиг определенных успехов в программировании и предпочитал проводить за экраном монитора все свободное от учебы и общения с друзьями время. Тут и дураку понятно, что внезапное появление младшего брата не вписывалось в мой жизненный ритм, потому я и не сразу принял этого "щенка".

Когда Себастьян переехал к нам, у него еще не было друзей, поэтому объектом для "исследования" стал я, что меня поначалу бесило. Басти постоянно путался под ногами, мешал мне работать за компьютером, доставал своими дурацкими вопросами и стал "моей тенью". Сейчас я с улыбкой вспоминаю того себя - я еще не понимал, что мальчишке необходимо общение, забота, он увидел во мне опору, поэтому и тянется ко мне. Я же воспринимал это как стороннее вмешательство в мою личную жизнь, посягательство на жизненное пространство.

2. Мой страшный сон

"Си, а есть у тебя игры на компьютере, пджь, бах-бах, тыдыщ-тыдыщ?" - приставал Себастьян.

"Уф-ф, как же ты меня за... достал! Мне не интересно тыдыщ-тыдыщ - я работаю. Иди в куклы играй!" - злился я.

"Ты плохой!"- Себастьян хлюпал носом и убегал в свою комнату.

Какая после этого работа? Моя голова работала уже в другом направлении - я думал: почему меня так раздражает этот мальчишка? Зачем я позволяю себе его обижать? По-сути он же ни в чем не виноват. Внутри меня что-то переворачивалось, я уже упрекал себя и набирал номер друга.

"Вилли, привет. Чем занимаешься?"

Вилли - мой давний друг, как и я увлечен разработкой компьютерных программ. Вилли младше меня на год, но это не мешает нам находить точки соприкосновения

"Привет, Сид. Да так, в моник втыкаю - мог бы и не спрашивать".

"Как насчет вместе повтыкать?"

"А что так? - подначивал Вилли, - Опять демон достал?"

"Бля буду! Даже не вспоминай о нем - скоро у меня от братишки крышу снесет".

"Ну тогда подтягивайся. Пивка по пути зацепи - мои предки на весь уикэнд свалили, так что можно оттянуться".

"Чудненко! Я скоро".

Я нашел какую-то игрушку и запустил прогу, потом отправился в комнату к брату. Себястьян лежал на кровати, уткнувшись лицом в подушку.

"Чем занимаешься, Басти?"

"Плачу", - Себастьян оторвал голову от подушки и взглянул на меня. Братишка был талантливым актером и понимал действенность давления на эмоции.

"А, так ты девчонка?" - шутливым тоном спрашивал я.

"А ты - дурак! И гад", - вынес свой вердикт младший брат и улыбнулся.

Себастьян прекрасно знал, что я пришел не просто так - это означало, что он дожал меня. Удивительно, но он моментально забывал о недавней обиде.

"Погнали, я поставил тыдыщ-тыдыщ".

Два раза повторять не нужно было - мальчишка мигом вскочил с кровати и был готов сражаться с космическими монстрами.

"Погнали", - заявил брат и взял меня за руку.

Мальчишка оказался довольно смышленым и схватывал на лету мои уроки работы с компом, так что если бы я позволял, он бы и сам был в состоянии включить машину и загрузить игрушку.

Наши родители тоже отправились на уикэнд, покинув брата на мое попечение, но теперь я точно знал, кто будет ему за няньку - комп, так что на друзей, по крайней мере, мне удастся выкраивать некоторое время. Я кратко проинструктировал Себястьяна, что буду у Вилли. При необходимости он может звонить моему другу — номер телефона записан на стикере. В холодильнике сок и пирожные, но только чтобы не устраивал мне за компом столовую. Брат пообещал четко следовать моим инструкциям и я побежал к Вилли.

3. За шаг до...

По дороге мне нужно было купить пива, поэтому пришлось потратить некоторое время. Мне бы товар не отпустили - фейс-контроль не пройду - поэтому я выцепил какого-то "доброго" дяденьку и он купил мне пиво и чипсы. Дом Вилли находился на другой улице, до него идти каких-нибудь десять минут, но учитывая возню с покупкой пива я добирался более получаса. Когда нажал кнопку звонка, дверь тотчас открылась.

"Проходи, - быстро скомандовал Вилли, озираясь по сторонам. - Что так долго? Я уже думал не придешь".

"Так пока с пивом решил, сам понимаешь. Взял шесть банок и чипсы", - я показал пакет.

"Класс! Оторвемся", - с нескрываемым возбуждением воскликнул Вилли.

"Ты какой-то не такой, возбужденный, сам на себя не похож", - удивленно заметил я.

"Я тут нехилую порнуху закачал, счас заценишь".

"Ха-х! Дрочишь, извращенец?" - подколол я друга.

"Не, тебя ждал, вдвоем прикольней".

"Ценю. Показывай", - заявил я с нескрываемым интересом.

Мы с друзьями часто практиковали совместную мастурбацию, как и многие мальчишки нашего возраста, так что в этом ничего сверхъестественного. Как я уже говорил, когда появился Себастьян, то с друзьями я стал реже встречаться, так как приходилось нянчить этого человеческого детеныша. Само собой разумеется, я много упустил, и приходилось дрочить в одиночку, заперевшись в своей комнате. Так что предложение Вилли было встречено мной с большим одобрением.

Пока Вилли загружал видео из запароленного архива, я откупорил две банки пива и вскрыл пакет с чипсами. Закончив подготовительные мероприятия, друг прыгнул рядом на диван, схватил свою банку с пивом и откинулся на спинку. Он уже успел просмотреть фильм, поэтому я предупредил, чтобы не комментировал - не люблю.

Вилли поставил какую-то порно-комедию про чувака, работающего на СТО. Если откровенно, то голимая порнуха мне не очень и нравится, а комедия, где и поржать можно, и насладиться порно - это по мне. Этот фильм как раз был из моей любимой категории.

Вилли не комментировал, только искоса бросал взгляд в мою сторону, наблюдая за реакцией. Не, ну нормальный фильмец - телки пригоняют тачки на СТО, этот штемп замолаживает и раскручивает на трах - простенький и понятный сюжет. Мы одни в доме, попиваем пиво, втыкаем в порнуху, засунув руку в свои штаны - отличный уикэнд! Я изредка поглядываю на Вилли - он загадочно улыбается и ялозит рукой в штанах.

Мы уже успели одолеть по банке пива и взорвали по-второй. Все шло по плану, и тут сюжет резко изменился - на СТО приехал мужик, здоровенный такой негр. Сюжет сместился в сторону гей-тематики, что было не совсем обычно - мы раньше никогда не интересовались порно этой категории. Что интересно, действия актеров не вызывали никакого отвращения и эрекция не спадала, даже наоборот, вроде усилилась. Фиг его знает, может это под воздействием алкоголя?

Мы покончили со второй дозой пива и Вилли полез открывать третью банку - он привстал, его качнуло и друг повалился на меня. Может это он нарочно сделал, только мне тогда было не до поведенческого анализа. Повалился он, значит, на меня, обхватил руками за шею и полез целоваться. Такое поведение друга было несколько необычным, хотя я и не воспринял это как нечто, из ряда вон выходящее, - мне просто стало смешно.

"Эй, ты меня ни с кем не перепутал?" - фыркал я.

"Сид, тебя трудно с кем-нибудь спутать. Ты - мой друг, я хочу тебя поцеловать", - заплетающимся языком бормотал Вилли.

Он слюнявил своим губами мое лицо, лез в рот языком, а руками в штаны. Я задыхался от его пивного перегара и мне было щекотно от прикосновения шаловливых ручонок, но желания оттолкнуть не возникало. В конце-концов, ничего экстраординарного не происходило - он мне мастурбировал, что в кругу друзей было в порядке вещей, разве что мы не целовались никогда раньше.

Я отвечал на поцелуи Вилли, напрочь отбросив мысли, что он - парень. Мои руки тоже были в штанах друга и я совершал манипуляции с его членом. Вскоре Вилли предложил раздеться и потискаться - то тоже было нашей обычной практикой, только мне пора возвращаться домой, там ведь остался без присмотра маленький Себастьян.

"Вил, давай в другой раз, мне нужно нянчиться с Басти", - аргументировал я отказ.

"Все ясно с тобой, - разочарованно изрек друг. - Ну и вали, гувернер".

"О, как вариант, ты можешь остаться у нас на ночь - мои тоже на два дня свалили", - внезапно предложил я.

"А малый?" - спросил Вилли.

"А он тут каким боком? Отправлю спать, а мы в моей комнате покувыркаемся".

"Это хорошая идея! Это отличная идея! Это идеальная идея!" - воодушевился друг.

Мы собрали в пакет оставшееся пиво - Вилли так и не успел откупорить свою банку - и отправились ко мне.

4. Флирт, или...?

Я отсутствовал примерно три часа, а Себастьян, похоже, все это время не отрывался от компьютера.

"Басти, - обратился я к младшему брату, - ты хоть поел?"

"Не-а, не хо", - быстро выпалил малый, не отрываясь от монитора.

"Тут никого не интересует, хо или не хо, - строго заметил я. - Тебя мне поручили, поэтому слушаться должен своего брата. Идем на кухню - покормлю".

Мы все втроем отправились на кухню и вместе поужинали, после чего я разрешил брату еще часок поторчать за компом - нужно было усыпить бдительность маленького проныры, прежде чем отправить спать. Удивительно, но братишка никак не выразил своего недовольства и покорно подчинился, когда я решил, что ему пора отправляться на отдых. Мы с Вилли приняли душ и допили оставшееся пиво, после чего отправились в мою комнату заниматься интимными делами.

На это раз мы не ограничились стандартным набором - мастурбацией и тисканием - Вилли предложил "поиграть в комедию", то есть в автослесаря и его клиента из недавно просмотренного порнофильма. Поначалу эта идея мне пришлась не по душе.

"Вил, мы же не гомики".

"А кто сказал? Киноактеры тоже не гомики - это просто такая сцена", - убеждал меня друг.

"Так то фильм, а нас никто не видит, значит это не сцена - мы делаем для себя, но так неправильно".

"А ты хочешь, чтобы тебя увидели - позови брата", - подначивал Вилли.

"Дурак! - огрызнулся я не скрывая обиду. - Я не то имел в виду".

"Ну так и нефиг ломаться! Целку из себя строит", - заявил Вилли и принялся за дело.

Не понимаю, почему я так легко дал себя уговорить - у меня перед глазами стояла сцена с негром и возбуждение не давало усомниться, что мне это нравится. Мы по очереди исполняли роли актеров, стараясь подражать их действиям, как это было на порно. Не могу сказать точно, сколько времени продолжались наши "забавы" и когда уснули - проснулись утром в моей постели, друг у друга в объятиях. Я предложил выпить кофе, но Вилли отказался и решил немедленно пойти домой. Попрощались мы довольно сухо, стараясь не встречаться взглядами. О событиях прошлой ночи никто и словом не обмолвился - в душе я чувствовал какую-то неловкость, стыд. Думаю и Вилли одолевали такие же чувства.

Выпроводив друга я вернулся к себе в комнату и лег в постель, уставившись в потолок. Я думал об этой ночи, стараясь найти оправдания нашим поступкам.

5. Попадос!

Голос Себастьяна прервал мои размышления: "Доброе утро, Си!" - крикнул он с порога.

Себастьян часто называл меня Си или Сид, но сейчас это имя, как и его появление, меня раздражало.

"Привет. Ты чего приперся в такую рань? - не скрывая раздражения задал я вопрос, но сразу исправился и сказал более приветливым тоном, - Как спалось, братик?"

Себастьян проигнорировал мои вопросы, пропуская мимо ушей.

"Ты любишь Вилли?"

Вопрос брата застал меня врасплох и я дернулся от неожиданности, повернул к нему голову и с удивлением уставился на него. Я ожидал чего угодно, только не этого вопроса. Меня прошиб холодный пот. "А если он подглядывал и все видел? - тут я вспомнил, что мы забыли закрыть дверь в комнату. - Стало быть, Себастьян имел возможность наблюдать за нашими "делами", оставаясь незамеченным в темном углу коридора". На какое-то мгновение я лишился дара речи, лихорадочно соображая и стараясь отогнать эти мысли. Наконец мне удалось успокоиться и взять себя в руки.

"Ты... Ты это к чему?" - спросил я, слегка запинаясь и пытаясь не выдавать своего волнения.

"Не бойся, я никому не скажу. Я уже видел вас с Моникой и никому не рассказывал. Ты не думай, что если я маленький, то болтун - я умею хранить секреты".

Следующий электрический импульс пронзил мой мозг: "Он все видел. Господи! Это не может быть правдой". Сейчас мое сердце колотилось с бешеной скоростью и казалось, что его стук отражается эхом от стен комнаты. Я опустил взгляд, но ясно понимал, что разговора не избежать.

"А что с Моникой?" - спросил я, пытаясь переключить внимание от событий прошлой ночи.

"Я подсматривал, как вы занимались сексом. Я думал, что ты ее любишь. Я просто не знал, что так бывает и между мальчиками".

Я готов был вышвырнуть этого мальчишку из комнаты, накричать, побить, но понимал, что такие действия только усугубят мое и без того незавидное положение. Нужно было что-то предпринимать, придумать отмазку.

"Басти, это совсем разные вещи. С Моникой мы занимались сексом, а с Вилли просто дурачились, боролись - игра такая, понимаешь?"

"Ты-то сам поверил бы такому объяснению, идиот!" - мысленно я проклинал себя, проклинал Вилли, у которого повелся на поводу, проклинал Себастьяна, который шпионил за нами.

Себастьян не перебивал, ожидая продолжения.

"Ты еще маленький, поэтому не все можешь понять..."

"Ну отличить борьбу и секс я уже могу", - Себастьян ехидно улыбался.

Я встал с кровати, опустился на колени и на четвереньках подполз к брату, поднял голову и посмотрел в его глаза: "Басти, ты же обещал никому не рассказывать? Я никогда не стану тебя ругать, позволю играть на компе когда пожелаешь, все для тебя сделаю. Ты же мой младший брат, и я тебя люблю".

"Я и так ничего никому не рассказывал, даже если ты иногда и ругал меня. Ты же потом все равно мирился и включал игры. Не бойся, я буду молчать", - заверил меня Себастьян, присел рядом и обнял за шею.

"А я обещаю, что больше не стану играть с Вилли в его дурацкие игры".

"Нет, я не хочу чтобы ты ссорился с Вилли. Мне показалось, что вам обоим нравится эта игра, я даже подумал, что вы любите друг друга. Пусть он приходит - за вами интересно наблюдать, даже лучше чем охотится на космических монстров".

Я чуть не поперхнулся слюной, услышав это заявление и вспомнив наш разговор с Вилли, когда я сказал, что за нами никто не наблюдает. Похоже я как в воду глядел - мы были актерами порнофильма и работали на публику. Я нервно засмеялся.

"Так ты хочешь, чтобы мы иногда играли с Вилли?"

"Да, только двери не закрывайте, я хочу это видеть".

"Договорились. Ты никому не рассказываешь - я позволяю тебе наблюдать за нами с Вилли. Идем завтракать, маленький шантажист".

Я обнял Себастьяна и мы спустились на кухню. За завтраком он, как всегда, болтал без умолку, рассказывая о своих достижениях в битве с космическими монстрами, а я анализировал произошедшие события.

"Итак, теперь я на крючке у брата, но он обещал сохранить увиденное в тайне, думаю, ему можно верить. Отныне мне надлежит вести себя в отношении к нему более дружелюбно, эта задача мне по силам - придется потакать прихотям Себастьяна. Что касается его просьбы, то тут сложнее - нужно что-то решить с Вилли. Вводить друга в курс дела опасно - он никогда не пойдет на это, и потом, согласится ли он продолжать наши "игры"? Может это предложение возникло спонтанно и теперь он раскаивается? Это я выясню совсем скоро, возможно, братец согласится на просмотр "меня с Моникой", хотя он ясно дал понять, что именно ему интересно".

6. Правила игры

После завтрака я включил игры для Себастьяна и сообщил, что мне нужно идти к Вилли - уточнить, захочет ли он "поиграть" сегодня ночью. Я не стал предупреждать друга звонком, а направился прямо к нему домой. По дороге я старался представить нашу встречу, как Вилли отнесется к моему неожиданному появлению. Варианты были самые разные, но какой из них наиболее реален, я не мог предположить. Все оказалось гораздо проще, чем рисовало мое воображение - Вилли был рад моему появлению, что вселяло надежду.

"Привет, Сид! Я рад твоему приходу - думал не придешь. Проходи".

"Что так? Мы же дружим с детства, и ничего особенного не произошло - просто нашли себе новую "забаву". Мне даже понравилось, хотя поначалу я думал было отказаться - дурак. С тобой реально круто, я не шучу".

"Я тоже все утро думал об "этом". Мне тоже понравилось с тобой тр... кувыркаться".

"Да ладно подбирать слова, говори напрямую - трахаться. Или ты до сих пор себя обманываешь, что это были сценки из фильма?"

"Уже нет. Поначалу я так и полагал, что это всего-лишь игра. Только то было нечто большее. Как считаешь, мы геи?"

"Та хватит себя накручивать! Нам с тобой понравилось, ну и что тут такого? Мы же не станем об этом трепать на каждом углу? Ни ты, ни я - никто раньше не был замечен в тяге к парням, а наши отношения никого не должны касаться, - убеждал я друга. - Знал бы Вилли, что как раз наши отношения не секрет для некоторых... Только я не стану рассказывать другу о нашем сегодняшнем разговоре с младшим братом. Да, это не совсем порядочно с моей стороны, но братишка держит меня за яйца, поэтому иного выходя пока не вижу. Себастьян навязал свои правила игры, и я обязан им подчиняться".

"Если ты так говоришь, значит так оно и есть — у меня нет оснований тебе не доверять".

"Как насчет повторить сегодня ночью?" - с надеждой спросил я.

"А малый ничего не заподозрит? - в голосе Вилли прозвучала некоторая озабоченность. - Может давай у меня?"

Это не входило в мои планы - нужно доказать брату, что я согласился с его требованиями, значит предстоит устроить концерт для него: "Ой, та о чем эта мелюзга может догадываться? Я отнесу свой комп к нему в комнату, так его до утра от монитора не оторвешь".

"Ну точно, я просто не принял во внимание, что у него свои интересы, а о сексе ему пока рановато думать. Окей, я вечером подтянусь - звякну чтобы предупредить".

7. Договор — дороже чести

По возвращении домой я рассказал брату о результатах моих "переговоров", чему он очень обрадовался, а мне стало даже неловко. Я представил, как это выглядит со стороны стороннего наблюдателя, как брат затаился в дальнем углу и не сводит с нас глаз, как он возбуждается и ялозит свой перец.

"Тьфу ты, какая глупость! Вряд ли в его возрасте могут возникнуть мысли о мастурбации, хотя... Да какая разница? Сам факт, что он увидит, как меня пользует Вилли, это ужасно! Тут совершенно иной случай, как если бы я имел дело с Моникой. С Вилли так не выйдет, и брат будет наблюдать, как друг меня трахает", - мне уже от одной этой мысли стало стыдно и я старался не смотреть в глаза Себастьяну.

Вилли пришел около десяти вечера. Я отправил брата "спать", заранее притащив свой комп к нему в комнату, мы с другом совершили обряд омовения и принялись за "дело". Я знал, что Себастьян занял свое место для наблюдения, и когда Вилли исполнял пассивную роль, то мое возбуждение доходило до предела. Знал бы друг, какие мысли роились в моей голове, убил бы. Когда же мы поменялись ролями, я чувствовал себя препаскудно, как шлюха, которую пустили по кругу на глазах у толпы зевак. Я пытался разглядеть в темноте Себастьяна, представить, что он думает обо мне.

Утром я распрощался в Вилли и позвал брата на кухню

"Ну как?" - как можно более равнодушно спросил я.

"Класс! Ты был непревзойденным!" - восторженно отозвался брат.

"А Вилли? Как тебе Вилли?"

"А что Вилли? Я бы не хотел, чтобы он это делал с тобой, но понимаю, что иначе нельзя. Мне было тебя жалко, ты же мой брат и я тебя люблю".

"Ну спасибо, это для меня утешение. Так ты не считаешь меня мерзким после этого?" - с надеждой спросил я.

"Нет. Ты что? Я никогда. Ты - брат", - быстро затараторил Себастьян, который не хотел меня обидеть.

После моего рокового "прокола" мы с братом сильно сблизились и стали настоящими друзьями. Я принялся обучать Себестьяна основам программирования, и удивительно, он оказался очень способным учеником. Периодически мы с Вилли устраивали "показательные выступления", хотя друг до сих пор не догадывается, как я его подставлял.

8. "Воробьиная ночь"

Однажды Себастян прибежал ко мне среди ночи.

"Си. Си, ты не спишь?" - испуганно шептал мальчик.

Я только-только погрузился в дрему и не сразу сообразил, что происходит. Комнату озаряли вспышки молний, снаружи доносились раскаты грома и слышался стук дождя по стеклам.

"Басти, ты? Тебе чего нужно?" - спросил я спросонья.

"Можно я лягу с тобой? Мне страшно одному".

Наши предки часто оставляли нас вдвоем, так было и в этот раз. А природа реально бесновалась, так что неудивительно, что мальчишка испугался не на шутку. Я помню себя в его возрасте - тоже очень пугался в "воробьиную ночь" и всегда искал защиты под одеялом у родителей.

"Полезай под одеяло. Эй, так тебя всего колотит. Не бойся, я тебя в обиду не дам, иди сюда".

Я обнял брата и он постепенно успокоился. Так, обнявшись, мы болтали примерно с полчаса. Я фантазировал, что это злые монстры атакуют нашу планету, а мы с Басти открыли на них охоту с мощных бластеров последней модификации. Брат смеялся и сам подкидывал новые идеи, а потом вдруг затих - уснул.

"Воробьиная ночь" коротка. Поэтому так и называется - это самая короткая ночь в году.

Утром я проснулся и вспомнил, что брат рядом со мной - он скрутился калачиком, положив голову мне на грудь и обнимал обеими руками. Я так и лежал, боясь пошевелиться, чтобы не тревожить мальчишку. Я вспоминал, как воспринял его первое появление в доме, как он нарушил мое жизненное пространство, как я часто несправедливо с ним обходился. Сейчас мне казалось дикостью, что я был таким эгоистом и старался оттолкнуть от себя это милое существо, которое с первых дней нашего знакомства привязалось ко мне, словно собачонка. Теперь я точно был уверен, что люблю этого маленького француза, и не сомневался, что он любит меня. Я осторожно гладил его по белокурым волосам и улыбался.

9. В разлуке

Так и пролетели несколько лет. Себастьян иногда приходил ко мне по ночам, когда мы оставались в доме одни, постоянно норовил залезть со мной в ванную, невзирая на упреки со стороны родителей, не отходил от меня во время работы за компьютером. Я частенько брал его с собой на встречу в друзьями, разумеется, если у нас не намечалось нечто, в чем малышу не следует принимать участия.

Себастьян понравился моим друзьям, особенно Вилли, от которого тот не отходил. Вилли даже и не догадывался о природе такого внимания, а ведь мой брат считал его своей игрушкой. Меня-то Себастьян не считал игрушкой - во мне он видел старшего брата, который ради него совершает некоторые вещи пикантного характера. С Вилли мы довольно часто практиковали секс, хотя Себастьян об этом и не догадывался - для него были "представления", поэтому я не считал нужным посвящать его в другие детали моей личной жизни.

Когда мне исполнилось двадцать - Себастьяну, соответственно, двенадцать - нам пришлось расстаться. Я решил поступать в Оксфорд, на факультет прикладного программирования, а Себастьяну предстояло догрызать гранит науки в средней школе.

Перед моим отъездом мы провели ночь вместе, - усевшись на террасе и обнявшись, вспоминали интересные моменты из нашей жизни. Только тогда, в ту последнюю ночь, я осознал, что для меня значит мой маленький брат. Как ни старался, но мне с трудом удавалось сдерживать слезы, и они то и дело скатывались по щекам, смешиваясь со слезами Себастьяна, прижавшегося ко мне лицом. Путь от Австралии до Америки не близок, поэтому мы оба понимали, что я не смогу часто наведываться домой. Свой комп я торжественно передал в руки младшему брату и мы условились, что будем переписываться через Интернет.

(...)

Поначалу мы общались с братом по сети чуть ли не ежедневно, если можно так сказать, учитывая разность во времени. Постепенно паузы в нашей переписке стали более длительными, а через некоторое время мы потеряли друг друга из виду. Сначала я скучал и недоумевал, почему брат стал реже писать, но потом понял, что у него появились свои жизненные приоритеты, возможно девушка, живое общение с которой более интересно, чем вирт со старшим братом.

Переписка возобновилась также неожиданно, как и прервалась - Себастьян прислал свою фотографию. Мальчишке исполнилось уже шестнадцать, и я его с трудом узнал - до того брат изменился! Он заметно вырос, подозреваю, что теперь маленький брат стал выше старшего. Его волосы потемнели и завивались в маленькие симпатичные локоны, что придавало мальчишке невероятную сексуальность - если бы я его не считал братом, то точно влюбился. Интересно, какой он в жизни? Мы не виделись четыре года, и я не мог представить его иначе, чем на момент расставания. Помнит ли Себастьян наши с Вилли представления?

Мы снова возобновили переписку. Брат хвастался своими успехами в программировании, рассказывал, что собирается, как и я, поступать в Оксфорд. Разумеется, я был рад и гордился, что это с моей легкой руки брат приобщился к программированию. Я страстно желал видеть его рядом с собой, но думал о нем в прошлом, как о маленьком мальчике, не принимая во внимание возможные изменения в его характере. О прошлом мы не вспоминали, как и не посвящали друг друга в тайны теперешней личной жизни - я думаю, что это даже к лучшему.

Чем я мог поделиться с братом? Рассказать о своих любовных похождениях? Да, в универе я познакомился с парнем - он был моим соседом по комнате в общежитии. Все геи каким-то непостижимым образом определяют себе подобных - сейчас я точно знаю, что гей. Не могу сказать, что между нами была любовь, но сексуальные отношения имели место, это правда. Только следует ли об этом знать братишке? - не думаю. Если бы он сам спросил, подтолкнул бы меня к откровенному разговору, тогда совсем другое дело, а так нет. По этой же причине я и не расспрашивал брата о его личной жизни - он не считает нужным рассказывать, значит ему виднее.

Пролетело еще два года. Я закончил университет и подумывал над организацией собственного бизнеса. Информационные технологии и разработка ПО - это перспективное и востребованное направление, тем более, что многие крупные корпорации часто предоставляют гранты для стартапов, и работать в этой сфере можно откуда угодно - не важно географическое местоположение.

Я отправил письмо Себастьяну, в котором сообщил, что в скором времени приеду навестить семью, а он ответил, что с нетерпением ожидает нашей встречи. Это был отличный сигнал - брат меня по-прежнему любит, а я никогда и не переставал. Близок, близок миг нашей встречи.

10. Встреча

Я прилетел утренним рейсом, но не предполагал, что меня будут встречать, хотя в письме сообщил о дате и времени прибытия.

Я прошел паспортный контроль и направился к выходу из аэровокзала, с намерением взять такси. Эти двое возникли словно из-под земли, заломив мне руки.

"Цель вашего прибытия?" - грозно рявкнул полицейский.

"Я... я домой вернулся, обучался в США", - ответил я, запинаясь.

Они освободили меня от захвата, резко развернули и заржали в один голос, а потом оба повисли на моей шее. Тут только я сообразил, что меня тупо развели.

"Вилли! Ну, чертяка! Ты - полисмен?" - я узнал своего старого друга, который почти не изменился.

"А меня не позабыл, старший брат? Хотя, для старшего ты уже мелковат", - шутил мой "маленький" Себастьян.

"Мальчишки, Господи, как же я рад вас видеть!" - я не скрывал своего волнения и действительно очень им обрадовался.

"Давай свою сумку, - сказал Вилли, - мы на полицейской машине, цени, с помпой встречаем".

Мы с Себастьяном уселись на заднем сидении и обнялись.

11.Откровение за откровением

"Ну, рассказывай, друг, как это тебе в голову взбрело?" - задал какой-то невнятный вопрос Вилли и посмотрел на меня в зеркало заднего вида.

"В смысле?" - уточнил я, не уловив суть вопроса.

"А мы с Басти теперь любовники. И заметь, с твоей подачи".

Я повернул голову к брату и с удивлением уставился на него, моя челюсть отвисла. Младший брат молчал, а у меня слова застряли в горле - я только и сумел выдавить: "Как это?"

Инициативу перехватил Вилли и вкратце рассказывал, как через пару лет после моего отъезда Себастьян позвонил ему и предложил встретиться у него дома. "... Там он предложил заменить тебя в любовных играх, что повергло меня в шок. Разумеется, я попытался от него отделаться, рассказывая что наши отношения с тобой сугубо дружеские. Тогда этот маленький демон показал свои козыри - наши с тобой фотографии, ты помнишь что на них?"

"Басти, так они же в архивах с паролем", - в недоумении произнес я.

"А у меня был отличный учитель, а по совместительству - брат. Я оказался прилежным учеником, а еще лучшим психологом, поэтому попытался думать как ты, и довольно быстро сумел взломать твои архивы. Ты, в принципе, особо и не парился с защитой, так как не видел с моей стороны угрозы, потому и поставил довольно предсказуемые пароли". Себастьян замолчал и смотрел на меня, ожидая реакции.

Я был весьма удивлен, так ка действительно не ожидал, что этот малыш додумается взламывать пароли, но меня разбирало любопытство узнать логику его действий, поэтому я попросил рассказать об этом.

"Тут все просто, - начал объяснять брат алгоритм своих действия. - Я давно заметил, что ты не любишь записывать пароли, значит должен их сохранять в голове. Сложный пароль легко позабыть, значит это должно быть что-то, о чем ты постоянно помнишь. Сначала я попробовал проверить свое предположение на взломе твоих рабочих архивов, и буквально третий вариант - РАБОТА - доказал правильность моих умозаключений. Затем я занялся более интересным делом - взломом архивов в директории ХХХ. Каждый из архивов ты называл с привязкой к категории: КИНО, КАРТИНКИ, ЛЕДИ, СЭР, С_М, С_В. Меня заинтересовали последние две папки С_М и С_В, поскольку я предположи, что там ты хранишь очень пикантные подробности. Архив С_М легко открылся, когда я ввел МОНИКА. Ты же не считаешь меня настолько тупым, чтобы не догадаться, что скрывает папка С_В? Ты сам-то не забыл какой там был пароль?"

Реально братишка меня сразил - я даже не предполагал, насколько высок его аналитический потенциал. Я улыбнулся, обхватил голову руками и произнес: "ВИЛЛИ".

"Что?" - спросил Вилли, который немного отвлекся от нашего разговора.

"Ничего. Подставил ты меня, говорю", - я прыснул от смеха.

"Не, ну нифига себе! - искренне возмутился Вилли. - Я, бля, его подставил! А кто использовал меня втемную, устраивая представления для тайных зрителей? Ты подумай только! Тебя за это убить мало!"

"Ой, можно подумать! Ты еще скажи, что Басти тебя оч-ч-ень долго уламывал. А ты согласился, понимая, что он еще малолетка - и кто из нас больше негодяй?"

"Эй! Оба успокойтесь! - решительно скомандовал Себастьян. Теперь оба послушайте меня, внимательно. Во-первых, братец, я тогда уже достиг возраста согласия, так что не напирай на Вилли. Во-вторых, это я, заметь, его шантажировал, так что если кто и виноват, то только не он. Я и тебя шантажировал, или забыл? Тогда я еще не понимал, насколько это далеко может зайти - я влюбился в тебя, хотя отдавал себе отчет, что ты никогда не пойдешь на уступки, если я хоть заикнусь о сексе. Пока ты находился рядом, было еще терпимо, но когда ты меня бросил и уехал в гребаную Америку, я чуть с ума не сошел. Не перебивай, пожалуйста. Я предвижу твои отговорки, мол, Оксфорд, престиж и все такое - ты мог бы поступить в универ в Австралии, не менее престижный, чем американские. Мы с тобой поначалу переписывались очень часто, потом я решил забыть тебя, чтобы постоянно не думать. Ты не представляешь, как это было тяжело, поэтому я и решил найти замену - Вилли, как мне показалось, был идеальным кандидатом. И мы с ним не любовники, а только друзья, и нас связывает только секс, потому что я люблю лишь одного человека. Назвать имя, или сам догадаешься? Теперь ты знаешь все".

Когда Себастьян закончил свою эмоциональную тираду, я тихо произнес: "Не надо, я знаю имя этого человека, и тоже люблю только тебя".

Теперь настала моя очередь для выброса эмоций, и я рассказал брату о своих душевных переживаниях. Разумеется, я никогда не думал о возможности секса, так как считал его братом, пусть и сводным, пусть не близким по крови, но это было бы неправильно. Я честно признался, что и у меня был любовник, с которым меня связывал исключительно секс, но никак не любовь.

Вилли практически не вмешивался в наш разговор. Но я так думаю, сегодня он открыл для себя много нового. Когда мы наконец высказали друг другу все что думали, Вилли кратко резюмировал: "Вы оба #бнутые, причем на всю голову. Страшно подумать, что я с вами обоими".

"Не сцы, это через трах не передается", - это мы произнесли в один голос и посмотрели друг на друга. Вилли фыркнул, и это спровоцировало всеобщий смех.

12. Братья

Вилли высадил нас у крыльца и сообщил, что сегодня он на сутках, а завтра возьмет выходной и мы вместе можем отметить мой приезд. Это всех устраивало. Во взгляде Себастяна я прочитал, что наш разговор не закончен, более того, он не намерен ограничиваться болтовней. Наши предки отдыхали где-то в Европе - дети выросли, стали почти самостоятельными, поэтому ничего родителям не мешало уделить больше внимание себе.

"Дом, милый дом", - изрек я и присел на пол прямо в прихожей.

"Дооом, - передразнил Себастьян. - Нет, чтобы брат, милый брат".

"Басти, ну ты чего?" - притворно-обиженно захныкал я.

Младший брат обошел меня сзади и присел, обхватив мою шею руками: "Забудь, это нервное. Нам с дороги душ надо бы принять, я так думаю. Или лучше ванну, с обильной пеной. Точно, нам определенно необходима ванна".

"Нам?" - симулируя удивление уточнил я.

"Нам," - утвердительно ответил брат

Я сразу понял смысл его фразы, и он прекрасно знал, что я сообразил, что он имеет в виду. Мы разделись и залезли в горячую воду, вбухав туда целый флакон шампуня. Себастьян нередко купался вместе со мной, но то было давно, и он был тогда совсем мальчишкой. Сейчас это выглядело довольно непривычно - маленький брат вырос и был чертовски сексуален, я даже почувствовал неловкость, когда рассматривал его великолепно сложенное тело. А он нарочно не спешил залезать в пену, прекрасно понимая, что я его рассматриваю, поэтому некоторое время позировал, играя мышцами и демонстрируя свои прелести.

Мы долго не вылезали из ванны, дурачились, ваяли из пены скульптуры и пихались ногами под водой. Себастьян даже откуда-то достал свою детскую игрушку - утенка-брызгалку и атаковал меня струями воды, а я в отместку поливал его из душа. На мраморном полу ванной комнаты уже собралась огромная лужа, но мы на это не обращали никакого внимания.

"Интересно, - я больше размышлял, чем спрашивал, - все французы так великолепны?"

"Ага, - с серьезным лицом отвечал Себастьян. - А я самый великолепный из всех французов, а какой любовник!"

"Брат, чем только забита твоя голова!" - в шутку констатировал я.

"Сейчас мои мозги пусты, - в тон мне отвечал брат. - Мои мозги очистились от всех мыслей, и лишь одна не дает покоя - я думаю о тебе".

"А я — о тебе".

13. Планы на будущее

Это была правда, я действительно думал о Себастьяне, но уже не о том, из далекого детства, но о реальном, настоящем. Я думал о Себастьяне не как о брате, а как о потенциальном партнере. Я больше не хотел его терять, так как не смогу выдержать даже мало-мальской разлуки.

"Басти, что ты решил насчет дальнейшей учебы?"

"Пока в процессе. Я ждал твоего возвращения, чтобы обсудить этот вопрос. Если ты останешься в Австралии, то я мог бы поступить в наш универ - я узнавал, тут есть факультет для прогеров. Если ты собрался снова слинять, то знай, я не отпущу тебя одного, и это не обсуждается! Даже и не пытайся строить комбинации - я все одно добьюсь своего, ты сам знаешь, я это умею".

Это был неприкрытый шантаж, но я не собирался бросать брата.

"Я потому и спросил, что не хочу больше терять тебя из поля зрения, поэтому и решил уточнить твои намерения. Я планирую организовать небольшой бизнес в нише IT-технологий, тут и для тебя найдется место. Я так думаю, что мы переедем в Новую Зеландию, там ты поступишь в Оклендский Технологический Университет. Мы бы смогли арендовать участок земли где-нибудь на внешних островах, построить дом и никогда не расставаться надолго".

Идея явно понравилась Себастьяну, но он возмутился: "Я не хочу даже не ненадолго расставаться! Ты слышишь меня? Ты всегда должен находиться рядом".

Такой вариант не представлял особых трудностей: "Лады, мы арендуем небольшую яхту и пришвартуемся в бухте Окленда - на ней будем жить, пока ты не закончишь обучение. Или снимем квартиру, как вариант. А позже арендуем землю и построим дом - для нас, только мы".

(...)

Мы делили одну постель вплоть до возращения наших родителей, а потом встречались по ночам, как Ромео и Джульетта - Себастьян прокрадывался ко мне тайком, под покровом темноты, а под утро возвращался в свою комнату. Заниматься сексом в такие ночи мы не рисковали, чтобы не спалиться - нам хватало телесной близости.

14. Прощание с прошлым

Себастьян заявил о своем решении поступать в Окленде - к этому времени ему уже пришло уведомление о зачислении. Что брат успешно сдаст экзамены я даже не сомневался, оставалось только получить одобрение родителей и перечислить деньги за обучение. Наши предки были не против, тем более, что Себастьян будет под моим присмотром. Мне показалось, что они даже были рады от нас избавиться.

Десятого августа мы попрощались с родителями и Вилли отвез нас в аэропорт. Он не стал дожидаться, когда объявят наш рейс, поэтому быстро попрощался и уехал, сославшись на неотложные дела на службе. Я не думаю, что у него были столь неотложные дела, как он это преподнес, - Вилли просто не хотел показаться слабым, он ведь любил нас обоих, хотя мы все утверждали, что между нами нет любви, а только дружба и секс. Сейчас Вилли потерял нас обоих и сразу, возможно, навсегда - кто знает, суждено ли нам встретиться когда-нибудь?

Наш самолет взмыл в небо, и мы смотрели в иллюминатор на город, который постепенно уменьшался в размерах. Мы могли видеть дорогу, по которой приехали в аэропорт, и полицейскую машину с включенными проблесковыми маячками; рядом стоял полисмен и махал рукой.

Прощай, друг Вилли. Прощай, Сидней. Прощай, Австралия. Крылатая машина уносила нас в новую жизнь, в другую реальность, в следующее измерение. Вероятно, нам будет не легко, но мы преодолеем все препятствия, так как мы есть друг у друга. Два любящих брата, готовых всегда поддержать друг друга. Впрочем, какие мы нафиг братья, Сидней Бешет и Себастьян Ру? - австралиец с довольно мутной национальной принадлежностью и француз.

Когда Сидней превратился в "игрушечный городок", мы оторвались от иллюминатора и посмотрели друг на друга. Прощальные слезы успели высохнуть, оставив на щеках едва заметный след. Я улыбнулся в ответ на улыбку Себастьяна, притянул брата к себе и обнял.

9 комментариев

+1
Роман Свиридов Офлайн 17 июня 2016 23:40
Хотелось бы увидеть мнение читателей, впрочем, какая разница!
+1
Тиль Тобольский Офлайн 20 июня 2016 00:14
Эдакий на грани порнухи рассказ. :) Красивые мальчики, красивая история. Нравится такая австралийская декорация жизни. Больше всего почему-то заинтересовал Вилли и его дальнейшая судьба.
+1
Роман Свиридов Офлайн 20 июня 2016 01:39
Цитата: Tobolsky
Эдакий на грани порнухи рассказ. :) Красивые мальчики, красивая история. Нравится такая австралийская декорация жизни. Больше всего почему-то заинтересовал Вилли и его дальнейшая судьба.

Спасибо! Ценю комменты метров. Да, я скрупулезно промотал и возраст, чтобы не перейти эту грань и не конфликтовать с законами. А Вилли? С ним проще - он тоже прогер, получит приглашение в федеральный отдел по противодейвию кибер-преступности, отловит хакеренка... Если Тилль мне поможет, то мы сделаем истоию Вилли. Ну и?
0
Тиль Тобольский Офлайн 20 июня 2016 02:02
Цитата: muira-puama
Если Тилль мне поможет, то мы сделаем историю Вилли. Ну и?

Ой, вэй! Хитрый какой! :)
Но вот если представить себе, что хакерёнки чаще прыщавые задроты, забитые и нервные, то вот и получится конфликт, которого чуток не хватает Вашей работе! :)
0
Роман Свиридов Офлайн 20 июня 2016 14:05
[quote=Tobolsky][quote=muira-puama] хакерёнки чаще прыщавые задроты, забитые и нервные)[/quote]
Не, ну загнул! Откуда такие стереотипы?
+1
Тиль Тобольский Офлайн 20 июня 2016 16:08
Цитата: muira-puama
Не, ну загнул! Откуда такие стереотипы?

ну потому как хакеренки вряд ли будут накачанные красавцы в расстёгнутой рубахе. :) У них времени больше ни на что нет - только код, только хардкор. :) Да, стереотип. Но вокруг меня довольно много программистов - я знаю. :)
0
Роман Свиридов Офлайн 20 июня 2016 17:10
Цитата: Tobolsky

ну потому как хакеренки вряд ли будут накачанные красавцы в расстёгнутой рубахе. :)

Логика есть. знаю по себе, когда даже летом большую часть времени проводишь за компом, а коды снятся в ночных кошмарах. Только почему сразу прыщавые? - сразу представляю себе такого урода с грязными волосами. в толстенных очках и с бородавкой на носу. Не, из такого не хочу делать персонажа своего рассказа, бо это уже точно порнуха.
+3
Book Офлайн 20 июня 2016 17:35
Уважаемый автор, Оксфордский университет находится в Великобритании, не в Америке.
0
Роман Свиридов Офлайн 20 июня 2016 19:07
Цитата: Book
Уважаемый автор, Оксфордский университет находится в Великобритании, не в Америке.

Точно. Я ведь думал о Стэнфордском, а тут черт дернул сказать Оксфорд.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.