Роман Свиридов

Прощание с любовью

+ -
+17

1. Диалог

Я:: эй, любитель прыгать на плинтуарах, у тебя как с интернетом? у меня, блин, дня 3 уже проблемы днем - сегодня звонил оператору давал втык. а ты, я так понял, даже и не соскучился - хоть бы черканул, я же 2 дня на связь не выходил. а! тебе живые друзья мозги запудрили, ладно, это уважительная причина

Он:: Ох ромка. Ты предвыборной все чаще кидаешь

Я:: это ты счас шо сказал?

Он:: Ну претензии

Я:: так в чем претензии твои, не понимаю?

Он:: Твои. Ко мне

Я:: тю! та я же в шутку. неужели ты мог подумать, шо я за шото имею к тебе претензии? ну даешь, человеческий детеныш!

Он:: Ну смотри, ты же знаешь, что я не люблю когда моя территория нарушается. Это не относится к тебе. Это ко всем относится. На меня есть кому давить дома, поверь. Я не люблю когда меня давят, выдвигают претензии ко мне, я и так стараюсь быть ко всем внимательным

Я:: я тебя услышал. извини, не хотел тебя обидеть. в следующий раз может более будешь расположен к общению.

Он:: Давай давай обижайся. Как маленький себя ведешь

Я:: та прямо! мне на тебя обижаться? а то я не знаю, каково сейчас тебе, в такую жару в гипсовых доспехах. ты уже придумал как чесать ногу? или пока не чешется?

Он:: Да я сейчас кусаюсь

Я:: ну все равно нужно думать - ох будет зудить! достань такую металлическую линейку, тонкую из нержавейки, они есть полуметровые - это я такой пользовался. она легко проходит между гипсой и можно почухать кожу.

Он:: Хорошо

Я:: вот видишь, нашли общий язык. ну я да, неудачно начал наш разговор - не учел твое состояние.

Он:: Я просто все время в плохом настроении. С Ло... тоже сегодня ссорились. Мне лучше сейчас не общаться с людьми

Я:: я не удивляюсь. я знаю по себе.

Он:: Ну ты прости, меня сейчас все раздражает

2. Я и Он

А вот действительно, на кой хер я прицепился к этому пацану? Зачем он мне нужен?

С ним я познакомился лет пять назад, и, собственно говоря, заводить плотные дружеские отношения в мои планы не входило. Парнишка просто засветился на TV и приобрел много поклонников, которые как раз меня и интересовали. Я как раз планировал запустить свежий ресурс в сети, и мне необходим был огромный трафик. Я так думал: "Сделаю несколько материалов о Нем, Его поклонники будут тусоваться на моем сайте, а мне будет капать за показы рекламных блоков".

Я отправил запрос на добавления в друзья — Он принял. С ресурсом вышло не совсем так, как я планировал, но с Ним мы стали ежедневно общаться и сдружились. Пять лет пролетели незаметно, Он вырос, и нам стало труднее находить общие темы для общения.

Он - нормальный парень, и у Него появились свои, "взрослые" интересы. Поэтому наше общение скатилось до банальных "привет, как дела? ", "споки, спишемся". А на что я рассчитывал? - у нас тридцать лет разница в возрасте! Ему нет никакого интереса до разработки программного обеспечения или создания сайтов; Его не интересуют рассказы гей-тематики, да и вообще он не любит читать; фактически у нас нет общих точек соприкосновения.

Как будто я не знал, что рано или поздно нам придется расстаться! Все я прекрасно понимал, но уцепился за этого мальчишку как клещ. В реальной жизни я не планировал с Ним встречаться - я создал виртуальный сублимат, в который влюбился. Если бы мы встретились в реальной жизни, то я отыскал бы сотню причин и недостатков, которые мне не нравятся в Нем. А сейчас я страдаю, потому что идеализированный мною фантом не уделяет мне должного внимания. Как это объяснить, скажите? А объяснение просто до банальности - мой внутренний эгоизм. Я Его создал, поэтому считаю своей вещью, и не имею желание делиться с кем-либо еще. Но ведь у Него своя жизнь и Он не согласен становиться вещью.

А если вдуматься, то мы друг другу не нужны, и не было бы этой дружбы, в мире ничего бы не изменилось. Вот что мне дает это общение? Иллюзию востребованности? - возможно, но гораздо разумнее завести щенка и окружить его любовью и заботой. А что Ему дает переписка со мной? Только головняк, и ничего больше! Он хороший мальчик и будет терпеть, играя в благородство, вместо того, чтобы просто послать и края.

3. Мое первое знакомство с Домиником

— Привет!
— Привет, а ты кто?
— Меня зовут Доминик.
— По мне хоть Бенджамин, что ты делаешь в моих снах?
— Я пришел сказать, что он не придет.
— Кто не придет?
— Тот, кого ты хочешь увидеть. Самоубийцы здесь очень ограничены в правах, тем более что ты сам закрыл для него дорогу. Так часто бывает, — живые не могут простить друзей и родных, покончивших с собой. И чем сильнее любовь – тем сильнее обида, и шансы на прощение уменьшаются в геометрической прогрессии. Потому самоубийцам трудно пройти сквозь блокирующее энергетическое поле.
— А как ты прошел?
— Я лишился жизни не по собственной воле, и, если захочешь, в следующий раз я тебе расскажу свою историю.

***

А впервые познакомился с Домиником уже после службы в армии. Он явился мне, когда я находился в тягостном состоянии, после того, как узнал о самоубийстве моего родного дяди. Причем узнал об этом уже по дембелю, так как родные скрывали информацию, пока я проходил службу.

Дядя Коля, - впрочем, дядей я его никогда не называл, и мы были скорее хорошими друзьями, - был идеалом и предметом для подражания. Если честно, то именно он научил меня водить машину и мотоцикл, а также курить. С его подачи я первый раз испробовал вкус вина. Коля работал шофером, и в период летних каникул я всегда сопровождал его в длительных командировках, участвовал в уборке урожая зерновых.

Коля грешил с алкоголем, и на почве алкогольного психоза у него однажды была попытка самоубийства - пырнул себя ножом в брюхо. Впрочем, как я потом понял, это была просто попытка напугать близких, и он специально все просчитал, чтобы его быстро обнаружили.

Но игры со Смертью зашли слишком далеко, и выпитый дихлорэтан стал роковой ошибкой, так как это очень сильный яд, поражающий печень, и спасти при отравлении им практически невозможно. Вот это известие и стало для меня настоящим ударом: я плакал, и в моей душе было двойственное чувство жалости и обиды. Я только сейчас стал осознавать, насколько сильно его любил, и это чувство трансформировалось, не то чтобы в ненависть, - скорее в горькую обиду за предательство. Я стоял у его могилы и мысленно просил, чтобы мой кумир пришел ком мне во сне. А явился Доминик, и сказал, что самоубийцы часто лишены такой возможности — приходить к живым во сне. В частности это как раз касается моего случая, когда место любви заполняет ненависть.

Так мы и подружились с Домиником, и он является по первому приглашению, стоит лишь позвать его перед сном. Он помог мне тогда быстро оправиться от душевной травмы, помогает и сейчас в решении житейских проблем. Мне нравится Доминик, и по мере того, как я становлюсь мудрее, так и Доминик начинает рассуждать более осмысленно.

Читатель, надеюсь, понял, что Доминик — это плод моего воображения, с которым я разговариваю во сне. А Он — это фантом реального человека, с которым можно общаться в виртуальном мире. Фактически и Его я придумал, точнее, идеализировал, сделал похожим на Доминика, хотя у них разные истории.

4. Бартолде и Доминик

— Привет. Как ты?
— А, это ты, ну здравствуй! Доминик, если мне не изменяет память?
— Совершенно верно. Ты меня не прогонишь?
— С чего бы?
— Не знаю, многие часто замыкаются в своих мыслях, и я не хочу быть навязчив…
— Напротив, я даже рад нашей встрече. Я потом вспоминал о нашем разговоре. Но пока еще не готов простить Колю. Кстати, ты обещал поведать свою историю.
— Я готов, только рассказ построю от третьего лица.


***


Зловонный запах, распространявшийся от гниющего трупа, совершенно не беспокоил Бартолде де Кувабра — он заранее знал, на что шел, и ради науки — как он считал — нужно терпеть. Благородным устремлением Бартолде оправдывал и преступление, совершенное им два дня назад: чем отличается бомж от кроликов и мышей, которых убивают ради научных опытов? — так оправдывал себя экспериментатор, когда решился заманить бездомного на горное плато с целью принесения кровавой жертвы. Потомки простят — утешал себя Бартолде — когда узнают, что именно он подарил им величайшее открытие.

Молодой ученый с открытым ртом ловил каждое слово, произнесенное на лекциях великим Теслой. Он восхищался гениальностью своего учителя, сумевшего, не только теоретически обосновать, но и построить прибор для передачи энергии на расстояния. И рассказы о неудачах Теслы с попытками телепортации физических объектов Бартолде не смущали — он был во власти грез и не сомневался что именно ему, потомственному де Кувабра, судьба уготовила совершить грандиозное открытие, и это будет, не банальная телепортация шляпок... Бартолде зациклился на телепортации живых тел. Эта тема, в случае удачной реализации, открывала большие перспективы, по сравнению с которыми смерть случайного человека казалась банальным раздавливанием комара. Да он и сам, возможно, подсознательно не прочь умереть, только не может на это решиться — думал Бартолде, — я даже окажу ему услугу, избавив от мирской суеты.

Идея с головой поглотила молодого ученого, и все заработанные средства он тратил на сооружение телепортатора — аппарата для перемещения живых объектов в пространстве. Бартолде проштудировал массу литературы, начиная с доступных источников времен Древнего Рима. Не обошел вниманием и трактаты по ритуальной магии. Так постепенно и обозначились очертания безумного плана. Теоретические выкладки Бартолде перепроверял и пересчитывал неоднократно, и точность совпадения в каждом случае (ученый тестировал на нескольких десятках эмпирических алгоритмов) не опускалась ниже 98%. Сомнений не оставалось: если удастся синтезировать (Бартолде это называл не иначе, как "родить") гомункула, то слава и безбедное существование обеспечено на многие годы! И нужно для осуществления плана немного: гниющая плоть здорового мужчины, слюна гиены и кровь шакала.

Решение последних двух условий задачи особых трудностей не вызывали: будет труп — будут гиены, а за ними и шакалы придут. Вот с мужчиной заминка выйдет. Но Бартолде не привык отступать, и, с уверенностью в своей правоте, ради науки готов совершить неугодное Богу деяние.

Потенциальную жертву отыскать Бартолде особого труда не составило, и он, посетив "нищий квартал" сразу отметил несколько кандидатур, идеально вписывающихся в его коварные планы. Особых телодвижений не пришлось делать и для выяснения подноготной потенциальной жертвы — буквально после общения с Домиником (так назвался первый "кандидат") — Бартолде принял решение. Следует заметить, что молодой экспериментатор обладал особым даром убеждения, плюс ко всему, умел поддержать беседу, поэтому с ним легко шли на контакт.

Ничего не подозревавший юноша пришел на встречу в указанное место. Там его поджидала западня: камень, на который ступил юноша, потерял устойчивость и рухнул в пропасть, увлекая за собой Доминика, так и не успевшего осмыслить происходящее.

Первичные признаки разложение трупа учуяли гиены и устремились к подножию скалы, с которой упал и разбился Доминик. Шакалы также не заставили себя долго ждать, и вот уже их противный вой слышит Бартолде, загубивший невинную душу мальчишки ради интересов науки.

Бартолде все правильно рассчитал: как только гиена стала рвать плоть трупа, он выстрелил в ее сторону. Хищник ретировался, оставив бездыханное тело. Мертвая плоть со следами слюны падальщика уже есть, и осталось малое — убить шакала. Шакалы же, одурманенные запахом протухшего мяса и в предвкушении кровавого пира разбегаться не спешили и ринулись к трупу. Ту уж Бартолде пришлось понервничать и изрядно потрудиться, отстреливая обезумевших от крови хищников. Впрочем, шакалы быстро сообразили, откуда исходит угроза, схватили несколько трупов своих соплеменников и удалились восвояси, спеша предаться каннибализму. Бартолде получил все необходимые ингредиенты для реализации своего проекта.

Не отмывая рук от крови убитых шакалов, Бартольде влетел в лабораторию и включил установку. Заложил протухшую плоть в приемный лоток и залил кровью убитого шакала. Ученый уже не сомневался в успехе, и передвинул ползунок регулятора режимов на максимум, и тут истошно завыла сирена индикатора перегрузки... Непростительная ошибка — Бартолде не проверил работу аппаратуры на холостом ходу! — между ножками транзистора в системе генератора суи-поля попал таракан и замкнул цепь. Бартолде в горячке попытался голыми руками извлечь насекомое, и, держась за металлический поручень аппарата, замкнул цепь на себя…

Дымок от медленно истлевающего тела тонкой струйкой вырывался в щель окна. Истошно-сладковатый запах горелого мяса мгновенно растворялся в воздухе, и всем, кто его вдохнул, ночью приснился Доминик.

5. Почти как Антуан де Сент Экзюпери

(…)


Закончил я рассказ, пересказав слово-в-слово заключительный диалог, когда Леон, измученный упреками Маленького Принца, нарисовал ящик, сказав, что там такой барашек, какого он и просил.

И сказал малышу:
— Вот тебе ящик. А в нем сидит такой барашек, какого тебе хочется.
Но как же я удивился, когда мой строгий судья вдруг просиял:
— Вот это хорошо! Как ты думаешь, много этому барашку надо травы?
— А что?
— Ведь у меня дома всего очень мало…
— Ему хватит. Я тебе даю совсем маленького барашка.
— Не такой уж он маленький… — сказал он, наклонив голову и разглядывая рисунок. — Смотри-ка! Он уснул…


Доминик почесал затылок, а потом и спрашивает:
— А ты умеешь рисовать? Но, как у Маленького Принца, барашка я не хочу.
— А чего тебе хочется?
— Счастье. Нарисуй, пожалуйста.


Тут уже мне пришлось чесать затылок. Чего не сделаешь для друга, и я нарисовал ящик.

— Отлично! — обрадовался Доминик, — теперь у меня есть счастье.
— Эй, но ты же знаешь, что в ящике ничего нет…
— Знаю, но это мне не мешает думать, что там счастье, которое ты нарисовал.
— Пусть так, но если открыть коробку (или ящик, какая разница), там же пусто!
— А зачем ее открывать? А вдруг счастье улетит? Тогда точно там будет пусто. Ты – мой друг, и я верю, что в этом ящике ты нарисовал счастье, поэтому ее никогда не открою. Или ты так ничего и не понял?


Когда забрезжил рассвет, и Доминик исчез, я проснулся, отметив, что улыбаюсь. Я таки понял смысл философии мальчишки: счастье ведь не имеет материальной основы, поэтому нужно просто верить, что оно в коробке, то есть научиться доверять друзьям, как это умеет Доминик, в этом и есть счастье!

6. Иллюзии и реальность

Постепенно моя иллюзия — Доминик — отошла на второй план, так как я нашел замену — Его. Он никогда не являлся ко мне во сне, да это и не нужно — мы общались в соцсети. Он оказался достойной заменой Доминику, хотя в отличие от выдуманного персонажа, жил своей жизнью, ставил перед собой задачи и настойчиво двигался к намеченной цели.

Ему я показывал свои стихотворения, прозу нейтральной тематики, а Он делился своими новыми видеоклипами и фотосессиями. Признаюсь честно, от Него я многому научился и завидовал Его работоспособности и настойчивости. Единственное, о чем я сожалею, это огромная разница в возрасте — ну почему я не родился лет на двадцать пять позже?

***


Сейчас для Него не самые лучшие дни, а я тут навязываю свое общение, да еще и упрекаю в чем-то. А мальчишке ведь придется провести все лето в гипсе — в его-то возрасте (полгода назад Он отметил свое совершеннолетие)! Все Его друзья вялятся на море, а Он в гипсе — разрыв мениска. И ведь как глупо получилось! - неудачно спрыгнул с бровки. Какие фортеля Он выделывал на сцене! - а тут такая идиотская травма. И что хуже, эта травма большая помеха для Его сценической карьеры. Он параллельно учится в универе (заочно) на финансиста, но вряд ли его цель в жизни — стать банковским клерком и носить нарукавники.

Мне бы понимать и не мешать, а я достаю своими "как делами", как будто сам не знаю, какие Его дела. Если я Его действительно люблю, то должен оставить в покое, забыть. Если Он посчитает необходимым, тогда сам напишет.

Я:: Давай так договоримся. Сейчас я пожелаю тебе спокойной ночи, а завтра-послезавтра, через месяц, через год... напишешь, если посчитаешь необходимым. Оки? Я сам не стану навязывать общения.

Он:: Спокойной ночи.

Через некоторое время я отправил Ему стихотворение, которое только что сочинил. Может Он сумеет сделать из этого песню. Я всегда хотел, чтобы Он спел песню на мои стихи. Ну а не будет песни, ну и ладно - пускай останется стихами. А как Он станет трактовать мои стихи - Его дело, надеюсь, поймет...

По крайней мере, у меня есть Доминик, с которым я уж точно никогда не расстанусь.

Под дробь дождя, под стон в порывах ветра,
Душа стенает - где уж там полет?
Когда любовь прощается с любовью,
То даже в зной сжимает сердце лед.


От всех недавних встреч с тобой -
В душе осталась только боль.
И рвется тоненькая нить...
Прощай, любовь!


А за окном метель, то плачет, то смеется.
То сгинет вмиг снежинок суета.
Когда любовь прощается с любовью,
То в душу заползает пустота.


От всех недавних встреч с тобой -
В душе осталась только боль.
И рвется тоненькая нить...
Прощай, любовь!


Сосулек лед весной растопит солнце,
Их слез капель сольется в ручейки.
Когда любовь с любовью расстается,
То сердце разлетится на куски.


От всех недавних встреч с тобой -
В душе осталась только боль.
И рвется тоненькая нить...
Прощай, любовь!


Под вспышки молний, изуродовавших небо,
Под музыку, которой автор - гром.
Твои глаза пытаюсь отыскать на небе,
И прах былой любви целую под дождем...


Прощай, любовь!

1 комментарий

0
Роман Свиридов Офлайн 30 июля 2016 23:17
Кстати, а ведь у этой истории есть продолжение, только уже не для рассказов. С Колей мы по-прежнему общаемся. Он пару месяцев назад получил травму - разрыв мениска, медицина только наложила гипс, а результатов нет. Я, как знаток народной медицины, сегодня дал рекомендации, в которых уверен на все 100%. Я так и написал - если мои рекомендации не помогут, то можешь удалить меня из друзей.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.