Эрос Стоянов

Валькирия на пенсии

+ -
+33

Если лечь на землю, прислонившись щекой к влажной земле, мир вырастает, достигая размеров необъятного космоса. Жук, на которого еще мгновение назад ты наступаешь, не задумываясь об отнятой жизни, даже не замечая тихонько хрустнувшего панциря, теперь похож на инопланетного монстра. Ползет, неуклюже переваливаясь, шевелит усищами, бесстрашно тычется в твой сопящий нос и равнодушно удаляется.
Веник почувствовал зуд в ухе и заподозрил, что муравей или еще какая-то тварь решила обследовать таинственный туннель в голове гиганта.
- Интересно. – Произнес вслух Веник, хотя на самом деле ничего интересного в данной ситуации не находил. – Интересно, а что будет, когда муравей доберется до внутреннего содержимого уха. Я услышу, как скрипят его конечности? А если он решит прогрызть себе путь в глубь… Тогда я превращусь в дебила и все забуду, но за то с чистой совестью смогу говорить, что у меня муравьи в голове.
Веник подумал, что решение верное и приготовился к приему новых поселенцев.
- Муравейник в голове-е-е… Это вам не хухры-мухры…
Муравей внезапно передумал и выпал из неизведанной пещеры на привычную твердую землю. Огляделся и, приметив аппетитную гусеницу, поспешил к ней.
- Теперь меня еще и в ухо отымели. И даже не извинились.
Пробурчал Веник и подумал, что штаны не мешало бы одеть. Лес и тишина, но мало ли кто может мимо проходить. Неудобно.

Баба Валя готовила ужин. Домашняя лапша с гусиными потрошками. Салатик из экологически чистых овощей, выращенных на собственном огороде приправленный душистым подсолнечным маслом и щедро присыпанный крупной солью. Сверху петрушечки нашинковать и лучку колечками. Все как Веничка любит.
- Когда я на почте служил ямщико-ом, ко мне постучался косматый геолог… - Тоненько запела баба Валя и сдернула с вешалки чистое полотенце.
Вытерла руки. Огляделась в поисках невыполненного дела и, взглянув на часы, обнаружила, что пора резать хлеб и сервировать стол. Скоро внучок придет.
- А ночью по лесу идет сатана и собирает свежие души… - Взвинтив голос до невероятных высот, пропела баба Валя и половником изобразила на кухонном столе барабанную дробь.
Это сейчас Валентина Прыгучая звалась бабой Валей, носила розовый жакет и приколотую к груди живую петунью. Готовила внучку Вениамину ужин, выращивала зелень на грядках и даже завела двух котов - Васю и Василия. Но много лет назад Валькирия была оплотом питерского андеграунда, пела в подпольной панк-группе и однажды бухала с самим Б.Г! Встречу Валькирия помнила смутно, но личная подпись САМОГО на упругом филее говорила о многом. Много лет минуло с тех пор. Развеселых друзей уже нет, а Валькирия в новом облике старухи Вали все еще топчет грешную землю и поет на кухне старый добрый рок.

Веник проковылял по песчаной дорожке к уютному деревянному домику бабы Вали. Сейчас в кровавом закате жилище не походило на сказочную пряничную избушку. Стекла окон отливали кровью, распахнутая дверь зияла чернотой и звуки, долетавшие из чрева дома, пугали.
- Розовый сне-ег даже во сне-е-е!!!
Голосила баба Валя, а внучок ежился в ожидании встречи.
- Сейчас начнется!
Шептал под нос Веник, попутно осматривая порванную майку, испачканные травой джинсы и развязанный шнурок на правой кроссовке, волочившийся придушенным червем за шаркающей ногой хозяина.
Больше всего он опасался слез старухи. Подспудно понимал, что все бабушки сентиментальны. Увидят царапину на локотке внучка и все! Тихая истерика с обязательным платочком, извлеченным из рукава жакета (и зачем старушки прячут платочки в рукав?), с причитаниями, суетой, поисками йода, бинтов… А потом обязательный постельный режим и долгий звонок мамочке с папочкой.
Так было в детстве. Сейчас Венечке перевалило за двадцать, но он слишком хорошо знал бабушек.
- Ничего не меняется… - Пробурчал Веник и буквально заставил свою израненную тушку подняться по деревянным ступенькам, втиснуться в дверной проем и прошлепать на кухню.

Баба Валя сидела за накрытым столом и расширенными глазами смотрела на внука. В голове роились непечатные мысли.
«Был задр*том, задр*том и остался. Весь в отца. И очки где-то потерял, ушлепок! Начистили е*альник наши деревенские парни и поделом! Йо! Даже думать не хочется, насколько по-идиотски он тогда выглядел. И что же тебя батя-придурок в секцию какую-нибудь не отдал? Хоть бы бегать научился, ботан!».
В слух старушка произнесла:
- Упал, поди? Поскользнулся на мостке, да? Ох-охонюшки… Там у нас все падают. В прошлом годе дед Восьмеркин так нае… навернулся, что ногу того. Своротил набекрень. Теперь ходит с палкою и ноет, и ноет…
Баба Валя старалась не смотреть в глаза внуку, пока наливала лапшу в тарелку и вешала тот же благословенный продукт на уши. В душе возрождалась, расправляла помятые крылья Валькирия.
«Куда мужики делись?! Парни двадцать первого века, епт! Половником бы полбу, да жалко. Внук все-таки. А взгляд-то какой затравленный… Знакомый взгляд».
Половник выпал из ослабевшей руки, с глухим стуком ударился о деревянный пол и затих. Молчал Веник. Молчала баба Валя. Но вещала Валькирия громко и уверенно.
- Ты можешь молчать. Лучше даже если ты промолчишь. Никто об этом не узнает, я тебе клянусь. Мне довольно того, что все кореша мои посмеивались над отцом твоим - инженегром. Теперь еще и такое.
- Ба!
- Заткнись! Говорить только после вопросительной интонации. Понял? Понял?!!!
- Так точно! – Выпалит Веник и принюхался к аппетитно пахнущей лапше.
- В глаза смотреть! – Гаркнула Валькирия и рывком сдернула со стола, едва не опрокинув, тарелку. – Говори честно. Максимально честно. Как священнику или тому дубу в конце сада.
- Ба!
- А ты думал, я не знаю, что у тебя в друзьях дуб? – Усмехнулась Валькирия. – Ты ж весь в отца, чтоб он был здоров. Да он несчастный…в смысле дуб…вашими слезами полит от того и чахлый такой. Столько негатива на бедное дерево! Не стыдно?!
- Стыдно. – Прошептал Веник и почувствовал, что сейчас заплачет.
- Ну-ну. Не надо сырости. – Сжалилась баба Валя и мысленно пнула под зад Валькирию. – Давай поговорим. Ты…э-э-э…сам хотел или…
- Ба!
- Честно. Ты его знаешь? Ты рассчитывал на романтическую прогулку. Так?
Веник покраснел.
- Я все понимаю. Молодость, гормон… Вы пошли в лес, так? Уединились…начали шуры-муры…поцелуйчик-обнимашка…
Веник побледнел.
- Он хоть симпатичный? Не старый, нет? Молодой. Конечно молодой и сильный. Хотя с тобой и хромой дед Восьмеркин справился бы. Как он выглядел? У вас все было, но не так как мечталось, да?
- Баб Валь! Ты совсем, что ли?!
Веник уже не сдерживался. Слезы катились градом. Он размазывал их ладонями, одновременно лопотал дрожащими губами что-то бессвязное.
- Я не…и никогда бы…а здесь…я его даже не видел! Не помню я! Это же…ужас дикий! Что теперь, а? Я ж теперь все! И совсем! И как потом, а?
Баба Валя обняла внука. Нежно погладила по голове. Подумала:
«Плевать, что зад*от. Моя кровь, все же. Думать надо было раньше, когда того упыря пожалела. Смотрел, глазками хлопал. Дала, а девять месяцев спустя… Теперь расхлебывай, Валька. Сына вырастила, защитила. Теперь за внука отомщу! Порву, па*лу!».

Веник не утратил аппетита. Отвлекаться на переживания будем позже. Война войной, а обед по расписанию. Сытость немного ослабила умственные способности. Думать категорически не хотелось, однако пришла боль телесная. Венику казалось, что в него медленно ввинчивают деревянный кол. Внизу…в самом низу все пульсировало и жгло, ноги дрожали, а руки сжимались в костлявые кулаки.
- Убью! – Стонал Веник, скрючившись на кровати. – Завтра же найду и убью…
Морфей прилег с краю, нежно обнял и заставил забыть боль и страх. Во сне Веник гулял по ночному лесу и разговаривал с золотистой феей Динь-Динь, рассыпающей вокруг себя волшебную пыльцу, от которой трава вставала дыбом, грибы подозрительно топорщились, напоминая…
- Садись на грибочек милый дружочек. – Звенела фея.
- Зачем? – Спрашивал Веник.
- Для размножения! Они так растут лучше. Я фея леса и волшебных грибов. Отвечаю за качество продукта и количество. Садись на грибочек милый дружочек…
Веник не верил фее и не спешил выполнять приказ.
- А если я их просто…потрогаю? – Спросил Веник.
Фея звонко рассмеялась.
- Потрогай, дружочек. Я объясню как. Обхватываешь рукой…да-да…так слишком нежно…сожми…сильнее…вот так. И вверх-вниз…двигайся…да что ты как мертвый! Язычком помоги…укуси! Сильнее кусай! Быстрее двигайся…да…да-да…еще!
Веник проснулся в холодном поту и не сразу понял, где находится. Осмотрелся, застонал, сбросил одеяло и прошлепал к окну. Полная луна озаряла серебристым светом лес. Тот самый лес, в котором Веник впервые познакомился с мощью волшебного грибочка…

Валькирия точила топор войны. План мести зрел со скоростью мысли. Было решено ловить маньяка на живца. Насколько стало понятно из скомканной речи внука, все случилось внезапно и неожиданно. Парень решил срезать по лесной тропинке.
- Красная шапочка, блин! – Зло усмехнулась Валькирия. – Шел к любимой бабушке, а тут нате! Отодрали…тьфу! Отобрали честь и совесть, да еще одежу попортили. Нападавший был один. От него сильно воняло табаком, силы нечеловеческой и орган…хм…больше среднего. И что? Теперь ходить всех нюхать, а потом штаны снимать? Да у нас на селе каждый первый заядлый курильщик и силен как бык. Физически, а вот в сфере половой мне бабке не определить. Да…
Валькирия знала, что ежегодно летом в самом селе и окрестностях гостит много приезжих. В основном столичные жители. Устраивают стоянки возле пруда или снимают пустующие домики. Среди них вполне мог затесаться изверг. Валькирия прищурила не по возрасту зоркие глаза и поджала губы.
- Завтра же пойду к Николавне. К ней внук подавчерыся приехал. Поговорю с ним по душам. С Веничкой познакомлю… Скажу, что ограбили, а панику не хочу поднимать. Самосуда боюсь. Я ж бабка, что с меня возьмешь. Поймай, скажу, супостата. К деревцу привяжи в лесочке, а я потом приковыляю и…поговорю. О боге там… О совести…
Валькирия плотоядно ухмыльнулась и посмотрела на дверь, за которой мирно спал ее внук.
- Ну, Веник, я тебя в обиду не дам. Не боись! – Изобразив «но пасаран» бабуля удалилась в свою комнату.
Дом окончательно затих до утра.

Веник так и не смог заснуть. Ворочался в постели, скомкав влажную от пота простыню, и к концу ночи окончательно сполз на прикроватный коврик. Тело терзала непонятная нега. В голове роились обрывочные воспоминания о лесном приключении. Перед внутренним взором то и дело вырастали гигантские волшебные грибы, а фея Динь-Динь вытворяла с ними такое, что и сказать стыдно.
Валькирия с трудом дождалась рассвета. Бодро вскочила, умылась, надела любимый розовый жакет и вышла во двор. Вдохнула напоенный ароматом петуний влажный утренний воздух и решительно направилась к калитке. В соседнем доме жила Николавна. Сухонькая старушонка, почти глухая и совершенно слепая. Этим летом внук Ваня, возможно, навещал ее в последний раз.
- Прискорбно, но все мы там будем. – Прошептала Валькирия и вошла на заросший крапивой двор Николавны.
Старуха спала, издавая сморщенными губами лопающиеся звуки. Иногда примерно такие же звуки вылетали из-под ватного одеяла. Валькирия поморщилась. Внук – здоровенный детина, с бугристыми предплечьями, не менее рельефным торсом, длинными накачанными ногами заядлого велосипедиста сидел за столом, поглощая молоко с толстыми, горячими оладьями.
- Николавна уже успела завтрак сварганить? – Искренне удивилась Валькирия.
- Да ну. – Отмахнулся Ваня. – Эт я сам. Бабке оставлю. Как проснется подкрепиться малеха. А ты чего, баб Валь?
- Да есть у меня к тебе дельце… - Прищурилась Валькирия и поведала созревший за ночь план.

Веник слышал, как ушла баба Валя. Слышал невнятное бормотание и горько пожалел о вчерашней слабости. Нужно было потихоньку влезть в окно, умыться, переодеться и МОЛЧАТЬ! Но нет. Сопли распустил. Мужик ты или… После вчерашнего точно «или». Веника затошнило, но он сдержался, сглотнул кислый ком и принялся судорожно выискивать в дорожной сумке темный спортивный костюм.
- Будем ловить на живца! – Решительно объявил Веник своему отражению в надтреснутом зеркале. – Месть сладка!

Молодой худой парень трусил по лесной тропинке, глядя себе под ноги. Навстречу ему медленно ехал велосипедист, рассеянно поглядывающий по сторонам. В кронах просыпающегося леса чирикали птички, под ногами и колесами похрустывали веточки, где-то вдали шумел ручей… Идиллию не мог нарушить ни один маньяк. Так думал бегун. О чем думал велосипедист не известно. На его бесстрастном красивом лице застыло выражение сосредоточенного спокойствия.
- Черт! – Веник поднял голову, услышав шуршание шин. – Как же ты меня…меня ты…а ты кто?
Велосипедист спешился и протянул руку.
- Иван. Внук Николавны. Знаешь такую?
- Да-а…она соседка наша. Моя и бабы Вали…
- Так ты внук бабы Вали?! – Расплылся в улыбке Иван.
Венику стало не по себе.
«Неужели бабка рассказала соседке о… И теперь этот увалень знает о… Какой позор!».
- Слушай, так баба Валя вчера ко мне приходила и…
- Стоп! Не продолжай! Я все понял! Я пошел! Не ходи за мной! И не езди! – Взвизгнул Веник, увидев, что Иван вновь седлает велик.
- Да я и не собирался. – Пробурчал Иван. – Очень надо.
Развернул руль и поехал в противоположную сторону.
Веник почувствовал себя полным идиотом, стоя в одиночестве посреди лесной тропы. Справа в зарослях малины громко хрустнула ветка. Веник вздрогнул.
- Кто здесь?!
- Ну, привет, малой. – Знакомый хрипловатый баритон заставил сердце пропустить удар.
- Не-ет! – Простонал Веник. – Опять!

Иван расстроился. Он редко испытывал эмоции вообще, тем более расстраивался. А здесь на ровном месте, без предпосылок и каких либо намеков раз! И расстроился. Ваня крутил педали и думал, что сглупил. Нужно было тому дрищу сказать, что здесь не безопасно. Да он сам знает. Только вчера на него напали, а сегодня он уже пробежку совершает.
- Идиот! – Выпалил Ваня и развернул велосипед обратно.
- Я чего хотел… - Фраза застряла в горле.
Иван спрыгнул на землю и ринулся вперед. На обочине оседлав беспомощно дрыгающего ногами Веника, скорчился мужик в спортивном костюме и лыжной маске, скрывающей лицо. В руке блеснуло лезвие ножа, а в глазах горел неподдельный огонь безумия. Одним мощным ударом Иван опрокинул грабителя на землю, вторым пробил вмятину во влажной замшелой почве, так как поверженный враг ужом скользнул в сторону, обронив по пути нож.
- Эй! Вы чего! Это не по сценарию!
- Стоять! – Прорычал Иван и, перевалившись через распластанного на земле Веника, ринулся в погоню…

Валькирия стояла за березкой и досадливо морщилась.
- Опоздала, етить туды налево! Не по сценарию же!
Грабитель ломился сквозь заросли малины, настигаемый громилой Иваном.
- Отвали-и! – Верещал мужик. – Да ты чего с цепи сорвался?! Не по сценарию-у-у!!!

Понурый Веник сидел за кухонным столом, зажав ладони меж сведенных колен, и рассматривал трещины в деревянном полу. Баба Валя дула на давно остывший чай и впервые в жизни не знала, что сказать. Иван скрестил руки на могучей груди и вглядывался в бледные лица молчаливых собеседников. В центре стола лежала тонкая папка с загадочной надписью: «Сценарий №123».
- Так. И когда же вам в голову пришла столь…абсурдная идея? – Прервал затянувшуюся паузу Иван.
- Мы с бабой Валей знакомы давно… - Проблеял Веник, но мгновенно съежился под суровым взглядом Валькирии.
- Дай я расскажу. Все же ты…всего лишь гость. Клиент, если угодно.
- Не надо, баб Валь! Мы же так давно знакомы.
Валькирия пожала плечами.
- Ты платишь – я организую досуг. Все! Выходи уже из роли. Внучек, етить колотить. Короче. Вань, ты уж извини, что все так получилось. Я же и правда не знала, что ты настоящий Николавнен внук. Извини.
- Да простил уже, баб Валь. - Иван скользнул взглядом по тщедушному Венику и вновь переключился на старушку. – И как вы до такого додумались?! Это же вообще!
Валькирия вздохнула.
- Как, как… Да вот так! Я же веселой была. Заводной. Чего только в этой жизни не видела. Зарабатывала хорошо. Честным путем! Бизнес у меня был. А теперь что? Пенсионерка баба Валя. Купила домик в загибающемся сельце. Две старухи, дед алкаш – все население. Сижу в огороде ковыряюсь… Тоска! А здесь природа какая! Пруд с чистейшей водой! Думаю туристов кликать… Приедут загадят. Зачем? Да и тоска. А потом приезжает вот это чудо.
Баба Валя бесцеремонно кивнула на Веника. Тот покраснел до корней волос и попытался подняться.
- Не бежи! Не бежи, Веник. Ты и правда чудо. Не отрицай. Я сейчас все подробно расскажу.

[/i]Так вот приезжает он с…другом. Можно, говорит, у вас переночевать пару дней. Вы знаете как нынче деревенский туризм в моде!
- Не знаю - говорю я.
Друзей, однако, пустила. Накормила, напоила и вдруг это чудо говорит:
- А есть в вашем селе еще бабушки у кого можно было бы переконтоваться?
- Есть. - Отвечаю я. – А вам меня мало?
Веник смущается и говорит:
- Да мне бы друга поселить. Чтобы отдельно там и…
- Да не парься! – Говорю я. – Понимаю и принимаю. Даже постель постелю.
- Да вы не поняли. – Заволновался Веник. – У нас вроде игра такая. Вроде бы мы не знакомы. Приехали на отдых и встретились случайно… Он вроде бы к бабушке на каникулы, и я тоже… Воспоминания – сильный афродизиак, баб Валь. Мы запла-атим!
Так и стал Веник моим внуком. Да так мы в роли вжились, что я даже сына себе придумала. Отца вот этого зад*ота. Извини парень, но это факт. Ты не красавец, да и с головой не дружишь.
На следующий год Веник опять приезжает, только без приятеля.
- А что так? – Спрашиваю я.
- Да он позже приедет. Для достоверности. Баб Валь, а можно я еще пару друзей привезу. Мы бы хотели обогатить сценарий.
Так и поехало. Пишем сценарий для каждой пары и получаем удовольствие. Я в виде денежных вливаний. Пенсия то махонькая. Они в виде…сам знаешь чего.[i]


Валькирия закончила рассказ и отхлебнула чай. Иван захлопнул рот, поморгал и сдавленно выдохнул:
- А я то здесь каким боком в сценарии вашем? Я же даже не того! Не…пед…не гей я!
- А вот здесь виноват сам Веник. – Пробурчала Валькирия. – У него ж каждый год новые приятели, так что внуки Николавны меняются с калейдоскопической быстротой. Ей то что? Глухая, слепая, в маразме… Приехал мужик. Представился внуком и ладушки! По сценарию там, в конце должна была быть жесткая групповуха на лоне природы с…
Валькирия плюнула на палец, открыла папку и пролистала страницы. Подслеповато прищурилась и прочла:
- Легкими телесными повреждениями, не угрожающими здоровью и жизни всех ее участников. Во как! А ты что устроил? Я же не знала, что ты не тот приятель, что по сценарию.
Иван кивнул и положил ладони на столешницу. Повел могучими плечами и уставился куда-то вдаль. Словно бы беседуя с собой, тихо произнес:
- Значит с легкими телесными, говоришь. Групповуха, говоришь. Устроили, значит, из моей родной деревни рай для…говоришь. Ну-ну.
Веник почувствовал, что понимания с этой стороны ему не найти и принялся искать пути к отступлению, нашаривая взглядом лишенные препятствий участки. Валькирия вздрогнула и оправила полы розового жакета.
- Мальчики! Мальчики, вы чего?! Это же бизнес! Каждый зарабатывает, как может. Вас же ни кто не заставляет и… Ва-аня!!!

Веник летел на всех парах в сторону леса. За ним сопя несся бульдозер по имени Иван и явно настигал тщедушного беглеца.
Валькирия стояла на пороге и улыбалась.
- Ну, артисты! Ну, фантазеры! Что не год, то приключения. Не дают заскучать старухе. Да и кто бы мог подумать, что столь разные люди проживут вместе без малого десять лет, и каждое лето будут навещать старушку. Молодцы! Не забывают…
Пробормотала Валькирия и отправилась в дом пересчитывать честно заработанную прибавку к пенсии.

Рекомендуем

Роберт Сирховский
Голубой десант в действии
Алексей Агатти
Молитва

4 комментария

+1
любопытная Офлайн 14 августа 2016 04:19
Здорово увидеть новый рассказ!)) Да еще такой... забавный.
Главный герой обаятельный (впрочем как всегда)).
Ну а в бабулю просто влюбилась!!!)))))
Спасибо, автор!!!!
0
Эрос Стоянов Офлайн 14 августа 2016 09:34
На здоровье, благодарная Катюша))
+1
uhuhuh Офлайн 15 августа 2016 11:38
Довели бедную бабульку до раздвоения личности,развратники. Десять лет приезжают,это во сколько лет они в деревеньке муравьев в уши запускать начали? Да геи они такие геи. А бабуля судя по ее диагнозу должна петь другую песню-не пей вина гертруда. Итог-мило!
0
Эрос Стоянов Офлайн 15 августа 2016 12:30
)))Впервые в жизни не знаю, что сказать))
Спасибо за отзыв? Банально. Ой, как вы мене обидели! Не правда.
Что касается самого текста... Автор сам не понял, в чем смысл и есть ли он вообще)
Остается надеяться, что читатель не очень разочарован и заглянет еще за порцией домашней лапши)
Всех благ!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.