Константин Norfolk

Об имидже ЛГБТ-активиста в сети

+ -
+59
Сегодня, когда начинаешь говорить с аудиторией про ЛГБТ-активистов, быстро становится понятно, что большинству неизвестно, чем они занимаются. За последние годы сложился устойчивый стереотип: ЛГБТ-активист – это человек, истерично выкрикивающий слово «гей-парад», живущий на деньги «страшного Запада», заставляющего его лезть в политику, по весне запускающий в небо связку разноцветных шаров и судорожно размахивающий ЛГБТ-флагом, мечтая получить по физиономии от полиции или напирающего быдла, чтобы потом уехать из страны со штампом беженца в благословенную Европу или Америку.

Попытки объяснить, что это не так, безуспешны. Ложь подпитывается различными средствами массовой информации и слухами, которые распускают в социальных сетях. Раньше я думал, что так происходит из-за особенностей нашего постсоветского менталитета: люди не способны верить кому-либо и видят во всём обман. Но время идёт, а отношение не меняется. Пройдясь по сайтам ЛГБТ-организаций, я обнаружил новостной поток, состоящий из переводов сообщений с западных сайтов о том, как кто-то что-то плохо сказал о гомосексуалах или о том, как где-то приняли закон, разрешающий однополые браки; иногда в это вкрапляются местные новости, в стиле «к нам присоединилась ЛГБТ-организация из города N». Однако, первое воспринимается аудиторией как большая западная сказка, происходящая в ином измерении, а второе не воспринимается вообще, потому что кому какое дело до того, кто куда присоединился. За всем этим мельтешением не видно людей. ЛГБТ-активистов не часто приглашают для интервью на телевидение или в крупные газеты и журналы. Когда это происходит, они стараются что-то успеть сказать о правах человека в рамках короткого шоу, но, по большому счёту, все аргументы давно известны и мало кому интересны из части думающей публики, а у части не думающей давно созрел штамп: «Они чего-то там хотят и будет спокойнее, если это им не дать». И опять же, что мы знаем об этих людях, кроме их взглядов на равноправие? Да ничего.

Чем занимаются правозащитные ЛГБТ-организации? На сайте ЛГБТ-организации «Выход» написано: стратегическое судопроизводство, правовая помощь, психологическая служба, мониторинг дискриминации, родительский клуб, трансмиссия и т.д. Кому-нибудь, кроме создателей сайта, понятно о чём идёт речь? Общие, сухие слова, не несущие рассказа. На мой взгляд, это несправедливо. Огромная нужная работа остаётся в тени. Последний год мы пытались сделать интервью, которые бы рассказали предметно об этих людях, об их жизни и проблемах, но не достигли успеха, потому что эти интервью заканчивались, так и не успев начаться: ответом было молчание или ссылки на занятость. В чём же проблема? Почему между нами нет взаимопонимания? Кто-то говорит: к ним много претензий, и они отовсюду ждут подвоха, особенно когда речь заходит о финансировании. Кто-то считает, что мой сайт для них слишком мелкий и не относится к большим СМИ – поэтому и время тратить нечего. А кто-то добавляет, занимайся гей-литературой этим сказать можно намного больше, чем разговорами с тем кто этого не желает...

Я хочу обратиться к руководителям ЛГБТ-организаций и простым ЛГБТ-активистам. Рассказывайте что вы сделали, кому помогли, делитесь вашими мыслями, объясняйте почему так, а не иначе. Не стесняйтесь показывать ваши достоинства и недостатки, говорите о себе, ведь вы призываете других к каминг-ауту, но сами публично закрыты. Вас не видно. Станьте доступнее и постепенно аудитория это оценит. Пусть это будет на крупных сайтах или ваших собственных – неважно, важно, чтобы мы увидели людей, а не лиц, занимающихся сутяжничеством с Европейским судом, потому что иначе стереотипный имидж ЛГБТ-активистов таковым и останется.

Шеф проекта Gaycountry.ru, Константин Norfolk

26 августа 2016 года

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.