Артур Тигор

Прости меня, Андрей

+ -
+59
1.

Людмила, эффектная блондинка, цокая каблучками модных сапожек, пронесла себя по холлу бизнес-центра, вбежала в лифт и посмотрела в зеркало. Она сама себе нравилась. Стильная стрижка, матовая кожа лица, чуть видный макияж, красивая розовая блузка, и строгий серый костюм, подчеркивающий её стройную фигуру. Мужчины в лифте заинтересовано рассматривали, а женщины наоборот отводили глаза. Лифт остановился на шестом этаже, и Людмила бодрой походкой прошла в свой кабинет, взяла накануне законченный отчет и отправилась к директору.
- Светочка, директор уже у себя? Он просил принести квартальный отчет.
- Да, Людмила Александровна, шеф у себя, но я бы посоветовала зайти к нему попозже, - ответила заму по финансам секретарь директора.
- Но он сам меня просил зайти к нему с отчетом с утра, мне то можно уделить несколько минут.
-Смотрите, потом не обижайтесь на меня, что не предупредила.
Людмила скрылась за дверью директорского кабинета. Она уже три месяца работала в этой крупной компьютерной компании в должности зама директора, и работала по её мнению достаточно успешно. Она несколько лет назад закончила финансово-юридическую академию, долго не могла найти подходящую работу. Когда она в очередной раз разместила резюме и ей предложили эту должность, она даже не сразу поверила. К тому же директором оказался симпатичный парень, интеллигентный, с хорошим чувством юмора. Людмиле при собеседовании даже показалось, что она даже понравилась ему. Работа девушке нравилась. Директор часто вызывал её к себе в кабинет, советовался по многим вопросам. Они даже часто обедали вместе в кафе бизнес-центра. Сегодня Людмила также надеялась на приглашение на обед или может быть даже на ужин.
Девушка зашла в кабинет и плотно закрыла за собой дверь. Директор сидел спиной к двери, оперевшись на спинку стула и смотрел в окно.
- Здравствуйте, Роман Евгеньевич, - поприветствовала начальника Людмила.
- Да, здравствуйте, Людмила Александровна, - не оборачиваясь, отвечал директор, - у вас ко мне какие-то неотложные вопросы?
- Я принесла финансовый отчет, который вы заказывали.
- Хорошо, положите на стол, я потом посмотрю, вы можете быть свободны.
- Но, Роман Евгеньевич, вы просили меня сделать выкладки по налогообложению и прибыли.
- Да, Людмила Александровна, я помню, я потом посмотрю, - с едва заметным раздражением отвечал шеф.
- Но вы хотели, что бы я ввела вас в курс, - Людмиле не дали договорить.
Директор резко развернулся на стуле.
- Что? Это вы будете меня вводить в курс дела? - прорычал он, - Меня учить финансовой грамоте?
Людмила никогда не видела начальника в таком виде, измятое серое лицо с давно небритой щетиной, злобный взгляд, растрепанные волосы. Он подскочил к Людмиле, крепко схватил её за плечи и затряс.
- Вы меня будете учить? Ха, ха, ха. Нашлась училка.
Голова Людмилы тряслась, она ничего не могла понять, что случилось. Это было какое-то помешательство.
- У меня было много-много разных учителей, научили жизни, а теперь и вы хотите меня поучить, - грохотал начальник.
В кабинет ворвалась секретарь, оторвала директора от девушки и вытолкала её в приемную, захлопнув и закрыв на ключ дверь кабинета. Людмила сидела на диване и истерила. Света налила ей стакан воды.
- Я же вас предупреждала, не надо сегодня к нему ходить.
- Но я же ничего плохого не сделала, а он буквально с ума сошел, - рыдала Людмила, - что это с ним произошло?
- Вы просто недавно у нас работаете, не обижайтесь на Романа Евгеньевича, он очень хороший человек, вот увидите.
- Да уж, вижу, - отвечала Людмила, поднимаясь с дивана и отравляясь в свой кабинет.
Секретарь тем временем набирала номер на телефонном аппарате.
- Алло, Валерий Иванович, срочно везите Машу.
- Что, уже началось?
- Да, едва не задушил с утра новую финансистку.


2.

Три года назад.
Вдруг в конце апреля в город решила вернуться зима. Сначала, еще днем подул свирепый промозглый холодный северный ветер, принесший тяжелые, цепляющиеся за верхние этажи высоток, сизые тучи. Из туч пошел противный дождь, сменившийся мокрым снегом, а к вечеру улицы замело снегом так, как не заметало в январе. Люди, волей случая оказавшиеся на улице, спешили скорее укрыться где-то в тепле. Некоторые экземпляры, с утра ушедшие из дома в легкой весенней одежде, трусцой передвигались по протоптанным тропинкам, обгоняя мешавшему им Ромку.
«Сволочи, все кругом сволочи» - злился Ромка - « Я же никому ничего плохого не сделал, почему они со мной так». Он не знал куда идти, что делать. Ноги сами вели его по улицам. Парень не мог понять, что заставило Серегу исчезнуть, обманув Романа. Он подозревал, что-то произошло между Сергеем и отцом, но не мог понять причину. Отец упорно отказывался что-то объяснять. Ромке хотелось уехать куда-то далеко, никого не видеть, побыть совершенно одному. Покидав в рюкзак вещи, взяв паспорт, он потихоньку ушел из дома. Ноги привели его на вокзал, к пригородным кассам. На автомате он купил билет, доехал до станции, вышел.
За городом была настоящая зима. Лес покрылся огромными белыми шапками снега. Аллея, ведущая от станции к поселку, была засажена огромными, устремленными к небу елями, сегодня особенно красивыми под покрывалом белого снега. Ноги вели Ромку к дому Сергея. По пути он вспоминал их первую поездку сюда в такой же снежный красивый день. А на душе скребли кошки. Парень пришел к дому, откопал в снегу у ворот неприметный ящичек, в котором Сергей хранил запасные ключи от калитки. От дома и от машины Сергей уже давно отдал вторые ключи Ромке. «На всякий случай» - сказал тогда Серега, зажимая ключи в Ромкиной ладони. « Вот случай и представился» - думал Роман, входя в дом. В доме было тепло, Сергей даже не выключил котел отопления. В душе парня затеплилась надежда, если Серега даже не выключил отопление, значит он должен вернуться в скором времени. Ромка разделся, прошелся по дому, поглаживая ладонями вещи, стол, плиту, перебирая посуду в кухонных шкафах. Добрался до гардероба, вытащил любимый Серегин пуховик, улегся, прижимая пуховик к груди, на диван. Вспоминая, Ромка жалел, что не остался, в день перед исчезновением Сергея здесь. Только сейчас в отсутствие друга он понял, насколько тот ему дорог. Понял, что он другой, не такой как все. «Может быть, Сергей тоже это понял и поэтому уехал, не став разбираться. Почему же он тогда в квартире, лежа на Ромкином бедре, не сказал ничего. Тогда Ромка своим поведением ясно дал понять, что хочет Серегу»
Под эти размышления Ромка уснул, обнимая пуховик, от которого приятно пахло другом.
Проснувшись утром, Ромка провалялся на диване. Ехать в универ не было никакого желания, он нашел кое-какие продукты в холодильнике, сварил кофе, позавтракал, решил подняться на мансарду и позаниматься. Поднявшись на мансарду, он заметил белый листок, приколотый к шведской стенке. « Ромыч, я знаю, что ты обязательно сюда придешь, обязательно прочитаешь. Ромка, ты самый дорогой мне человек. Когда я познакомился, с тобой, у меня все перевернулось в жизни. Я стал другим, счастливым человеком. И все благодаря тебе. Я не смог тебе это сказать прямо. Но обстоятельства сложились так, что нам надо расстаться, не знаю, может быть навсегда. Прости меня Ромка. Я знаю, что я сволочь, но так надо. Дом и машину я переписал на тебя, если хочешь, можешь пользоваться. Прости меня Ромка, пожалуйста. Прощай». Ромка ошарашено читал записку, из глаз парня лились слезы, еще вчера была какая-то надежда, а сегодня…. Он спустился вниз, нашел в забитом спиртным Серегином баре литровую бутылку виски и глотнул из горла. Ненависть, раскаленная обидой ненависть заполняла Ромкину голову. «Простить. Да никогда» - бормотал Ромка, лежа на диване и прижимая к груди ненавистный пуховик, периодически прикладываясь к горлышку бутылки. «Захотели…, простить…. Пользуйся, на тебе, пользуйся, сожгу все к херам собачьим» - ругался беззлобно парень, улетая в пьяное забытье.
Ночью Роман проснулся, страшно болела голова, словно огромный колокол долбил изнутри в виски, пытаясь разбить кости. Любой поворот головы причинял огромное неудобство. Ромка лежал неподвижно на диване, боясь пошевелиться и раскачать колокол еще сильнее.
«Надо взять себя в руки» - думал парень. «Если он уехал, то так было нужно ему, пусть ему будет хорошо, а я переживу, не такое переживал» - размышлял Роман. Он встал, нашел на кухне аспирин, выпил, стало немного полегче, удалось уснуть. Едва рассвело, Роман соскочил с дивана, оделся, расчистил двор от подтаявшего снега, употел. Всего распаренного его застала соседка, наблюдавшая за парнем из-за соседнего забора.
- Слышь, парень, а где Сергей-то, что-то давно его не видно?
- Он уехал в другой город, теперь за домом буду я следить, меня зовут Роман, - представился Ромка.
- Вот как, а я, Нина Петровна, а тебя я видела уже несколько раз у Сергея. А почему он уехал? Хороший был сосед.
- Не знаю, он мне не сказал.
- Странно, мне показалось, что вы очень хорошие друзья.
- Да, были, - Ромке опять стало грустно.
Он ушел в дом, открыл бар. «Нет.., нет. Нельзя. Не надейтесь. Не буду» - твердил Роман, глядя на вожделенные бутылки коньяка, виски, рома выстроившиеся в ряд. Рука сама достала бутылку рома, отвинтила крышку, поднесла к рту. «Нет» - взорвался голос в голове. Ромка поставил бутылку на стол, поднялся на мансарду, перечитал Серегину записку. Аккуратно снял её, сложил вчетверо и спрятал в карман. С ожесточением он мучил себя и снаряды, счет помогал отвлечься от мыслей, устав заниматься, он сходил в магазин прикупил продуктов, вернулся. Приготовил обед, затопил баню. Дожидаясь, когда дойдет баня вновь поднялся на мансарду и с остервенением продолжил мучить себя. Силы оставили вконец замученного парня и он уселся на пол, уснул, привалившись к шведской стенке. Ему снился сон, что кто-то издалека его зовет, а он хочет пойти к тому, кто его зовет, но ноги совершенно не слушаются. Медленно он передвигает их с помощью рук, а к ним как будто привязали огромные гири. Вдруг закричали очень близко и очень громко, и кто-то начал сильно трясти за плечи. Ромка даже испугался, открыл глаза. Перед ним на корточках сидел взъерошенный бледный Валера, из глаз которого лились слезы. Валера громко кричал, звал Ромку.
- Ромка! Ну, Ромка! – стоя на коленях, тряс за плечи Валерка друга.
- Фу, напугал, что ты так кричишь?
- Ромка, паразит, как ты меня напугал, я думал, ты коньки откинул. Стучу, стучу, тишина, никого нет, поднимаюсь, а тут ты сидишь не живой, - кричал разгневанный друг.
- Я сначала правда хотел отомстить, он приедет, а тут я лежу, скелетиком, жду его. А потом подумал, не дождетесь, не мог он без весомой причины уехать и ничего мне не сказать, Серега не такой, он как брат, даже больше чем брат, лучше, чем брат, он надежный, хороший, добрый. Валера только ты не кому не говори, я люблю его.
- Как любишь??? - возмутился Валера.
- Да подожди ты, между нами ничего не было, я просто люблю его, мне с ним всегда было хорошо, а без него плохо и сейчас плохо, но я буду ждать, он вернется.
- А домой?
- Передай привет родителям, скажи, что пока домой я не вернусь, по Машке только буду сильно скучать.
- А что будешь делать?
- Ждать.
- А сколько будешь ждать?
- Сколько нужно, столько и буду ждать.
- Я смотрю, ты опять начал? – Валера рассматривал открытую бутылку рома.
- Не дождетесь, - уже улыбаясь, отвечал Роман, - слушай, пошли в баню, я сегодня решил затопить, Серега меня научил.
Валерка смущенно молчал.
- Ну, ты пойдешь?
- Слушай, Ром, - мялся друган, - я что-то сегодня не хочу.
- Ты что, боишься идти со мной в баню? Ну, дурак.
- Ты же сам сознался, что мужиков любишь.
- Ну, дурак. Не мужиков, а Серегу, и не то, что люблю, а просто жить без него не могу. А ты раньше с нами вместе в баню ходил и ничего.
- Так это было раньше, я же не знал.
- Валерка, я то же раньше не знал, а узнал только сейчас. Ты идешь или сдрейфил, вдруг изнасилую.
- Ну, дурак же ты Ромка, ладно уже пошли, банный маньяк.
Баня удалась. Сидя в парилке, Роман рассказал, что узнал об отъезде Сергея. Сказал, что будет пока жить здесь, ему разрешили. О Серёгиной записке рассказывать не стал. Валерка взял с друга клятву, что тот не будет пить и завтра обязательно пойдет на учебу и заскочит к нему забрать заказы на работу.
После бани друзья расстались, Валера уехал домой, а Ромка остался. Ему было уже не так тошно, общение с другом как-то немного развеяло тоску. Он включил телефон, в который тоннами посыпались смс-ки. Ромка набрал номер Машки, совсем не хотел разговаривать с родителями, особенно с отцом.
- Привет, Машунь, как твои дела?
- О, Ромка, ты где? - в ответ закричала сестра.
- Маша, давай потише.
- Ромка, ты поехал искать Серого Волка, один, без меня? – тараторила сестра, - Не смей без меня его искать, мы найдем его вместе.
- Подожди ты, не ищу я его, не знаю где искать.
- Если поедешь искать, обязательно возьми меня с собой, хорошо?
- Конечно, сестренка, обязательно. Расскажи лучше как у тебя дела?
- Дела нормально, только скучно без тебя, возвращайся быстрей.
- Как мама с папой?
- Извелись все, куда ты пропал, а я знаю, что ты в доме у Серого Волка.
- Только никому не говори, хорошо.
- Могила.
- Давай пока.
- Ромка, возвращайся быстрей, пока.
Поговорив с сестрой, парень окончательно успокоился. Поужинав в одиночестве, он разложил кресло, на диван уложил пуховик и завалился спать. Ночью просыпался, проверял, не снится ли ему, может быть Серега никуда не уехал, а дрыхнет сейчас на своем диване. Но там одиноко спал его любимый пуховик.
Роман сдержал обещание и наутро завел «Серую Мышку» и поехал в университет. Он с головой ушел в учебу, так как уже много пропустил, и учеба отвлекала от грустных мыслей. После занятий Ромка заезжал к Валерке, забирал заказы. Он за последний год привык много и трудно работать, поэтому дела у них с другом шли в гору. Ремонт они выполняли качественно и всегда в срок, выдавали гарантию, поэтому даже без рекламы заказов становилось все больше и больше. Пришлось нанимать диспетчера и приемщика заказов, так как времени на долгие переговоры с заказчиками совершенно не было. А для приемщика заказов требовалось какое-то помещение, а для хранения комплектующих и компьютеров нужен был склад. Ромка с удовольствием носился по городу, выискивая подходящий офис.
Для начала сняли обыкновенную двухкомнатную квартиру. Хозяйкой квартиры оказалась симпатичная молодая женщина, с которой удалось договориться о приемлемой цене, взяв её на должность приемщика заказов. Да и Ромке трудно было отказать, когда он улыбался своей обаятельной улыбкой, любое женское сердце таяло. Вот и Света, хозяйка квартиры, купилась на обаяние парня, втайне лелея надежду. А Ромка вовсю впрягся в бизнес, между делом посещая занятия, а затем сдав сессию.
Он вернулся жить домой, но часто, через два-три дня приезжал теперь уже в свой загородный дом. Летом он позвонил Лиде, сестре Сергея, поинтересовался, нет ли каких-то сведений о друге. Лида про Сергея ничего не знала, или не хотела говорить. Ромка сообщил, что Сергей переоформил дом и машину на него. Лида восприняла это совершенно индифферентно, спокойно сказала, что это решение брата и она вмешиваться не будет. Ромка после разговора ждал каких-то действий со стороны родителей Сергея, но ничего не последовало. Он узнал у сестры друга адрес его бывшей жены и взяв Машку, поехал к ним, предварительно договорившись о встрече в парке.
Они приехали раньше назначенного времени, купили мороженного и уселись его поедать. Наслаждаясь теплым солнечным днем, не заметили, как к ним подошли Анна с сыном.
- А вот и Царевичи! Привет Роман, здравствуй Маша! – поприветствовала брата с сестрой Анна.
- Здравствуй Аня, как вы незаметно подкрались. Привет, Димон.
- А мы и не крались, это вы были так увлечены мороженным.
- Тетя Аня, можно мы с Димой покачаемся на качелях, - быстро взяла инициативу в свои руки Машка.
И не дожидаясь ответа, схватила парня за руку и утащила к качелям. Дети вели себя как настоящие друзья и знают друг друга давно.
- Не ожидала, что они так подружатся, - удивилась Анна, - обычно Дима плохо сходится с ребятами.
- Как он перенес отъезд отца? - спросил Роман.
- Скучает, постоянно спрашивает, почему папа уехал, и когда вернется. А я ничего не могу понять, почему Сергей уехал, что случилось. Приехал, попрощался, сказал, что так сложились обстоятельства.
- И не сказал куда?
- Нет, ничего не сказал, пообещал сообщить, когда устроится и помогать материально, и сейчас приходят анонимные переводы на карточку.
- И ты не знаешь откуда?
- Нет, не знаю, информация об отправителе блокирована.
- Родители Сергея, ты же с ними встречаешься?
- Они также ничего не знают, Сергей звонит им с междугороднего телефона, говорит, что у него все нормально и все.
- А как у вас дела, как отец, как Маша? – поинтересовалась Анна.
- Да у нас все нормально, мы с Валерой, моим другом организовали фирму, связанную с компьютерами, дела в ней идут хорошо. В будущем семестре переведусь на заочное обучение, так как времени совсем не хватает. Машка молодец, учится хорошо. У отца также все наладилось, помогли хорошие адвокаты, часть средств удалось вернуть. Отец вновь занялся строительным бизнесом. Начал самостоятельно ходить, только в правую ногу подволакивает и поэтому ходит с тростью. Я так благодарен Сергею, без него я бы не поставил отца на ноги.
Время за разговорами пролетело быстро, Димка с Машкой набегавшись по парку мирно уселись, увлеченно играя в какую-то игру в телефоне. Со стороны можно было подумать, что это брат с сестрой, они были даже немного похожи.
- Все же удивительно, как они нашли общий язык, прямо как брат с сестрой, - отметила Анна.
- Ань, можно я буду иногда приезжать с Машкой к вам в гости? Я очень скучаю по Сергею, а от вас с Димкой исходит его энергия, как будто он где то здесь, рядом.
- Конечно можно, приезжайте, можешь иногда и Машку оставлять у нас.
- И еще, Ань, ты не в обиде, что я живу в Серёгином доме?
- Конечно, нет, это Серёжин дом, и как я поняла от Лиды, он переписал его на тебя, значит, он так хотел.
Анна позвала детей, и они попрощались.
По пути домой Машка спросила, поедут ли они к Диме с Анной еще.
- Обязательно поедем, - ответил Роман, - и их в гости пригласим, в Сережин дом.
- А Димка очень похож на Серого Волка.
- Да ты что?
- Очень, очень похож.

Быстро пролетело лето, наступила осень. Роман перевелся на заочное и плотно занялся бизнесом. В фирме к зиме уже работало несколько десятков человек, занимались ремонтом и обслуживанием компьютерных сетей, доставкой оборудования и комплектующих. Роману пришлось даже открыть филиал в другой части города. Заведовать филиалом стал Валера.
Приближался декабрь. Дела в бизнесе шли хорошо. К новому году готовились переехать в новый более просторный офис, рядом с арендуемым складом. В офисе делали небольшой косметический ремонт. Приемщица Света, на правах настоящей офисной хозяйки контролировала этот процесс, особенно тщательно она выбирала обстановку для директорского кабинета. Все в фирме ждали переезда с нетерпением, так как надоело ютиться в съемных квартирах. У всех было приподнятое настроение, и никто не обращал внимания на смурнеющего Романа, думали, что парень просто замаялся и устал. Предлагали ему отдохнуть, а он грустно смотрел исподлобья и ничего не отвечал.
Случилось все как-то неожиданно, шло еженедельное совещание с бухгалтерией, снабженцами и производственниками. Все было как обычно, доложили о сделанном, о планах на следующую неделю. Романа же раздражало все, он плохо сдерживался, что бы не сорваться, и не смог сдержаться. Он вдруг нагрубил главному бухгалтеру, довел тетку до слез, затем досталось снабженцам, кончилось тем, что Роман сорвался, хлопнув дверью, выскочил из кабинета, которым служила кухня, оставив всех в недоумении. Что это с ним, спрашивали у Валеры, а он и сам не мог ничего понять, какая муха укусила друга.
На следующий день Роман на работу не пришел, телефон был отключен. Дома он тоже не появлялся. Валера съездил за город, там друга также не было. Он зашел к соседке, Нине Петровне, с которой у Романа сложились приятельские отношения. Нина Петровна Ромку также ни вчера, ни сегодня не видела.
Валера выезжал из поселка, когда позвонила Света.
- Валера, срочно приезжай в новый офис, - рыдала в трубку приемщица, - он такое тут натворил!
- Какое, такое? Кто натворил?
- Ой, приезжай быстрее, сам увидишь!
Валерка примчался в офис. За столом в приемной сидела зареванная Света.
- Свет, что случилось?
- Зайди в кабинет, увидишь.
В кабинете за столом мирно храпел Роман, подложил под голову папку с какими-то бумагами. Обои были сорваны и тщательно потоптаны, светильники наполовину разбиты, гардины валялись на полу, по всему полу были рассыпаны осколки стекла.
За Валерой в кабинет вошла Света.
- Я так старалась, хотела чтобы ему было приятно работать здесь, а он, ииииии, - вновь тоненько завыла приемщица, - я пришла проверить строителей, а никого нет, и этот сидит не в зуб ногой. Облапал всю, потом обругал по всякому. Я к нему со всей душой, а он, иииииии.
Валера потрепал друга по плечу.
- Ром, а Роман, вставай поедем домой.
Ромка открыл осоловелые глаза.
- А это ты, Валерка, а где Серёга, он не приехал?
- Роман, ты о чем, какой Серега? Давай вставай, поедем домой.
- Домой, к Сереге? Поехали.
- Роман, не придуривайся, поехали домой.
- Поехали, - согласился Ромка, - а Свету с собой возьмем?
Он вдруг быстро метнулся к девушке и крепко обхватил её.
- Света, ты поедешь с нами? – лез целоваться Ромка.
- Роман Евгеньевич, отпустите, - слабо отбивалась девушка, - никуда я с вами не поеду.
- Ну и ладно вдруг согласился Роман, и не езди, а мы тогда поедем пить водку, да Валера?
- Нет, Рома мы поедем спать!
- Света, ты поезжай домой, а я тут, сам разберусь, - Валера отослал приемщицу домой.
Выпроводив девушку, Валера вернулся в кабинет.
- Ромка, что случилось?
- Не знаю, Валерка, тошно мне, - совершенно трезвым голосом ответил Роман, - все раздражает со страшной силой, не могу себя контролировать.
- Поехали, я отвезу тебя домой.
- Нет, я поеду к Сереге.
- Вот заладил, к Сереге, к Сереге.
- Валер, сегодня год как я с ним познакомился, уже год, поехали к Сереге, отметим, давай поедем?
- Ладно, поехали, только позвоню домой.
Парни приехали в «Серегин» дом.
- Соорудили нехитрую закуску, а бар оставался полным со времени Серегиного бегства.
Пил в основном Ромка, а Валерка лишь поддерживал компанию.
Из радио Шура в настроение пел:
« Друг дорогой, что ты сделал с собой?
Был худой, молодой, ел сердца
Пил и курил, зажигал и гасил
Думал, будешь таким до конца…
-Это про меня, - подпевая, бубнил Ромка.
- Ну, насмешил, про тебя, тебе еще до возраста христа десятка.
- У меня год за десять, - продолжал бубнить парень.
А Шура продолжал:
« Друг дорогой, как ты ладишь с тоской?
Выбираешь запой или спорт»
- А я выбираю запой, - вторил Шуре Роман, - или Валера, может выбрать спорт.
Ромка внимательно посмотрел на друга мутными глазами и начал валиться под стол. Валерка успел подхватить, довести до дивана и уложить.
С утра у Романа болела голова, с трудом вспоминался предыдущий день. Валера уехал в офис, устранять погром. Роман валялся, делать ничего не хотелось, наступила апатия. «Ну его всё к чёрту» - думал парень валяясь на диване, - «Кому это все нужно, этот бизнес, деньги, гори оно синим пламенем». Провалявшись полдня, Ромка вышел во двор.
Двор был занесен выпавшим ночью и утром снегом. С трудом можно было различить следы выехавшей со двора Валеркиной машины. Ромка взялся за лопату.
- Нашлась пропажа.
Над забором появилась голова соседа – дяди Коли, мужа Нины Петровны, колоритного мужичка с небольшим пузцом и хитрыми глазами.
- Петровна все уши вчера прожужжала, пропал Ромка, сначала Серёга сбежал, теперь Ромка, а я смотрю, вот она – пропажа. Я вот смотрю на тебя и не пойму, заболел ты что ли, а ли с похмелья мучаешься, чего мятый такой? – с хитрецой спрашивал сосед.
- Да было немного, - отвечал Роман, разгребая снег.
- Ты же всегда отказывался, говорил, не пью.
- Иногда бывает.
Сосед не уходил, наблюдая за Романом. Закончив разгребать снег, Роман предложил соседу зайти к нему в гости.
- А что не зайти, - обрадовался дядя Коля.
- Дядь Коля, что будешь пить, водку, коньяк?
- Давай Ромка по коньячку!
Выпили по маленькой, завели разговор.
- Слушай Роман, а ты кем Сереге приходишься?
- Другом, - напрягся Роман.
- Странно, а почему Сергей дом оставил тебе, а не родственникам?
- Не знаю, дядь Коль, им наверное этот дом не нужен, а Сергею он по моему очень дорог.
- Ну а почему тебе оставил?
- А я самый лучший его друг, сохраню его, никогда не продам.
- Как бы там не было, что и почему, смотрел я на вас с Серегой и завидовал вашей дружбе, хорошие вы парни. От Сергея нет никаких известий?
- Нет.
Зашумела и затихла машина. Вошел Валера, привез Машку.
- Ромка, паразит, ты почему выключил, телефон? – набросилась на брата сестра, мы же все волнуемся, - ладно есть Валера, он для нас как палочка-выручалочка. Давай завязывай, и поехали домой.
- Правда, Ромка, хватит? – поддержал Валера Машку.
- Дядь Коль, прости, придется подчиниться, ладно уж сестренка, поехали.

На следующий день Роман купив цветы, просил прощения у главного бухгалтера, ему было очень стыдно, и он сначала хотел отправить к ней Свету, но затем пошел сам. Женщина еще сердилась на своего молодого начальника, но Ромка искренне просил прощения, улыбался, сложив брови домиком. Главбух устоять не смогла, улыбнулась в ответ и приняла прощение.
На утренней планерке, Роман извинился перед всем коллективом. Жизнь потекла своим чередом. Работа и учеба занимали почти все время.


3.

Роман проснулся от тарахтения какого-то громкого мотора, он попробовал укрыться от тарахтения под подушкой, но казалось, что от звука вибрирует весь дом. Ему пришлось встать, выйти во двор и узнать причину тарахтения. Заглянув через забор в соседний двор, Ромка увидел занятную картину. Измазанный маслом сосед с торжеством восседал на стареньком «Иже», из выхлопной трубы вылетал черный дым, и изрыгались громоподобные звуки. Дядя Коля от души газовал, улыбаясь довольной улыбкой идиота. Затем он, не замечая Романа, открыл ворота и укатил на улицу. Над поселком долго раздавался тяжелый басовитый рокот мотоцикла, рокот удалялся и затем совсем затих. Во двор вышла Нина Петровна, увидев над забором голову Романа, пожаловалась.
- Вот оглоед, работы море, а он опять молодость вспомнил, опять связался с этим мотоциклом.
- А я раньше не видел у вас мотоцикла, - ответил Роман.
- Так Колька лет пять его не трогал, а вчера вдруг вспомнил, и целый день с ним возился, бегал к соседям, чего-то искал, и вот ведь зараза, отремонтировал на мою голову.
Между тем рокот вернулся в поселок и нарастая приближался. Во двор въехал довольный Николай, заглушил двигатель.
- О привет сосед, - поприветствовал Романа, - вот починил своего коня, давно его не гонял, а бегает как молодой, - продолжал довольный Николай.
- Хочешь прокатиться? - предложил сосед Ромке.
- Нет, да я и никогда не умел водить мотоцикл.
- На велосипеде умеешь?
- Да, умею.
- Вот и на мотике сможешь.
- Нет, дядя Коля, не хочу, не надо.
- Давай попробуй, знаешь как классно, - продолжал уговаривать сосед, - поедем в поле, там поучишься.
- Ну ладно, уговорил, только схожу, переоденусь.
Переодевшись, Ромка вышел за калитку, где его поджидал сосед. Парень взгромоздился на мотоцикл за Николаем, мотоцикл, натужно ревя мотором, покатил по улице, издавая громогласный рык.
Роман никогда не увлекался мотоциклами, ему совершенно было по барабану, даже больше, на дороге байкеры его раздражали. Он согласился поехать с соседом, только чтобы отвлечься, разогнать тоску.
Они приехали на поле, где в разные стороны разбегались полевые дороги, накатанные автомобилями. Николай объяснил, где какие рычаги и педали, усадил Ромку на мотоцикл. Сразу поехать у парня не получалось, то глох двигатель, то не включалась передача, то руль сам по себе рулил в разные стороны и ученик падал вместе с агрегатом. Но минут через пятнадцать мучений вдруг само собой поехало. Ромка уселся поудобнее, прижал колени, расслабился и мотоцикл поехал потихоньку, на первой передаче. Парню только приходилось немного подруливать по дороге, ему даже удалось развернуться, и приехать обратно. Николай объяснил, как переключать передачи, и Ромка попробовал проехаться быстрее, апрельский ветер свистел в ушах, куртку и брюки продувало насквозь, воздух был еще прохладный, и парень основательно замерз. Но даже замерзнувшего Романа охватил восторг, свобода, ветер, бьющий в лицо. Роман довольный вернулся к Николаю.
- Понравилось? – спросил улыбающийся сосед.
- Да так, ничего. – парень не спешил сознаваться, что ему понравилось.
Николай заразил парня и Ромка заболел мотоциклами. На дороге пристально рассматривал проезжающих мотоциклистов, теперь они его не раздражали.
Выкроив в своем плотном графике время, Роман записался на курсы, на права на мотоцикл.
Инструктором по вождению оказался парень, по возрасту чуть старше Романа. Он представился Максимом, парень казался нерасторопным увальнем, примерно равного роста с Романом. На первом занятии поинтересовался навыками по вождению мотоцикла, объяснил, что требуется от обучаемого и на этом интерес к Роману завершился. Ромка самостоятельно накатывал круги по мотодрому. Максим наблюдал за передвижениями курсанта из машины, изредка выходил и давал задания. Роман быстро все усвоил и освоил нужные упражнения, без проблем сдал на права.
Максим на первое время посоветовал купить обкатанный японский мотоцикл. Пошерстив объявления в интернете, Роман выбрал не старую 400 кубовую «Хонду». Когда поехал смотреть, взял с собой дядю Колю. Мотоцикл находился в поселке с другой стороны города. Приехав на место, Роман очень удивился, туда ли он попал. По адресу находился невзрачный деревянный домишка, из-за покосившегося забора незлобно и как-то отчаянно лаяла собачонка. Посигналив, Роман с соседом вышли из машины. Навстречу из калитки вышла пожилая печальная женщина.
- Что вам опять надо? – с ходу атаковала она Ромку, - вот ездят и ездят, сказано, нет Андрея дома, уехал он.
- Как нет? Мы же договорились, что он будет ждать нас.
- Не может этого быть, - продолжала свое тетка, - уехал он и не сказал куда. А вы зачем пожаловали, опять долг требовать?
- Какой долг? Мы мотоцикл приехали посмотреть!
- Какой мотоцикл? Нет здесь никакого мотоцикла, - искренне удивилась тетка.
- Ладно, Ромка, видимо мы ошиблись адресом, - влез в разговор Николай, - поехали уже домой.
- Подождите, - вдруг сменила гнев на милость женщина, - а вы правда мотоцикл ищете?
- Правда, правда, - взъерепенился дядя Коля, - но у вас же его нет.
- А какой мотоцикл ищете?
- Хороший, большой мотоцикл, - начал орать мужик.
- А ты не ори, ты лучше скажи какой марки мотоцикл-то тебе нужен?
- Хонда, красная Хонда мне нужна, такая большая красная Хонда, - краснея, как рак рычал Ромкин сосед.
Ромка же наблюдал за перемещениями во дворе парня лет 20-25. Тот сначала выглянул во двор из дверей, затем скрылся, слушая перепалку из укрытия. Затем вышел на крыльцо дома, потянулся и вдруг громко так сказал.
- Мама, это ко мне, приехали посмотреть мотоцикл.
- Ну, вот так бы сразу и сказали, что за мотоциклом приехали. Проходите, не стесняйтесь.
Изумлению дяди Коли не было предела, и он, только выпучив глаза и разведя руки, прошел во двор. Ромка, веселясь, следовал за соседом. Навстречу им шел загоревший парень в футболке и коротко обрезанных шортах, он улыбался им искренней открытой улыбкой.
- Вы, пожалуйста, извините нас с мамой за спектакль, мамуля у меня та еще актриса,
- Да, если бы не твой должок, я бы так не репетировала, - парировала мать, - у него проблемы, а я отдуваюсь.
- Ладно, ладно мам, люди приехали по делу, а не слушать наши диалоги. Пойдемте, покажу за чем приехали.
Парень провел своих посетителей вглубь двора, открыл ворота небольшого сарайчика и выкатил мотоцикл. Это была Хонда, ярко-красного цвета, чистая и ухоженная. В бликах полированного пластика отражалось яркое июльское солнце. Боковины бака немного обтерты, также немного обтерто сидение, но впечатление было отличное.
- Кому покупаем, - спросил парень.
- Мне, - ответил Ромка, – меня зовут Роман.
- Андрей, - представился парень.
- Если вы покупатель, садитесь, посидите, мы с вами одного роста, так что мот должен вам подойти.
Ромка уселся на Хонду, ему было очень удобно и хорошо, поскорее хотелось завести двигатель и газануть. Он представил себя на загородном шоссе, почему-то в горах, где несется, закручивая виражи на поворотах.
- Как вам, нравится? – вывел Ромку из мечтаний Андрей.
- Да! – не скрывая эмоций, ответил Роман, - а почему продаешь.
- Пришлось взять кредит на одно дело, а с работой совсем плохо стало, уже до судебных приставов дело дошло. Так не хотел продавать, но приходится.
За дело между тем взялся Николай, осматривая и вертя мотоцикл с разных сторон и в разные стороны.
- Вы не сомневайтесь, я за мотом смотрел так, как за собой не смотрел, и если бы не долги, никогда бы продал.
Завели мотоцикл, послушали негромкое урчание на холостых оборотах. Затем, сначала Николай, а потом Ромка прокатились по улицам поселка. Оба были удовлетворены на сто процентов. Была бы возможность, Ромка сегодня угнал на моте домой. Но договорились на завтра. Ромка не стал даже торговаться, оставил аванс, подписал договор купли и они с Николаем уехали домой.
- Понравился? - поинтересовался по пути домой Николай.
- Не то слово, заразил, ты дядя Коля меня, мотоциклами, вот совсем не ожидал от себя такого.
К родителям Роман не поехал, остался ночевать в «Серегином доме». Ночью ему снилась красная Хонда, как он мчится на ней среди высоких гор, на вершинах которых лежат шапки снега, а в затылок ему дышит Сергей, крепко обхватив Ромку за талию. Парень проснулся в отличном настроении. Сходил в душ и помчался на работу. В офисе рассыпал комплименты, и не мог дождаться вечера, когда договорились встретиться с Андреем. Он должен был подогнать мотоцикл к офису. Женщины в офисе судачили: « Не иначе наш начальник влюбился». А когда вечером после звонка на мобильный Роман стремглав улетел вниз, быстро бросив секретарю «Пока», оставшиеся на работе сотрудники бросились к окнам. На улице стоял парень рядом с красным мотоциклом. Подошел Ромка, передал парню пакет, сел на мотоцикл. Парень снял шлем и передал Роману, они обменялись куртками, Ромка уехал, а парень остался стоять на улице. Женщины не обнаружив ничего интересного, разошлись по рабочим местам, и не увидели, что произошло дальше, а то бы разговоров и пересудов было бы на полгода вперед. Ромка на мотоцикле вернулся, они перекинулись с Андреем парой фраз, парень сел на мотоцикл за Ромкой и они умчались.
Ромка отвез Андрея домой. Они обменялись телефонами.
- Вы берегите его, - попросил Андрей на прощание.
- А можно, я буду тебе звонить, консультироваться, - в свою очередь попросил Роман.
- Конечно, я буду только рад, звоните.
Парни попрощались, и Роман уехал домой.
После приобретения мотоцикла Ромка вновь переехал жить за город. Так было удобнее. Отпадала необходимость по утрам идти в гараж. Каждый день Ромка оседлывал мот, за исключением дождливых дней. К тому же он затеял строительство гаража для «Серой мышки» и «Красной стрелы», как называл Хонду Андрей.
Оставшиеся дни лета и осени Роман вечерами нарезал круги вокруг города. Однажды он проезжал мимо поселка, где живет Андрей и решил заехать показать мот бывшему хозяину. Андрей оказался дома, очень обрадовался встрече, ревностно осматривая своего бывшего двухколесного друга.
- Роман, а разрешите мне прокатиться?
- Давай, а может, прокатимся вместе?
- А шлем?
- Я привез тебе твой, - Ромка достал из кофра красный шлем Андрея.
Андрей сел на мот, Ромка устроился сзади.
- Держитесь крепче, - попросил Андрей, - не стесняйтесь.
Андрей аккуратно и плавно разогнал мотоцикл, объезжая ямки и бугорки грунтовой дороги. Чувствовался опыт управления. В отличие от Романа, под Андреем мот не дергался при переключении скоростей, ехал плавно, а когда выехали за поселок на прямое шоссе, быстро набрал высокую скорость. Ромка пока еще так не гонял, и сейчас плотно обхватил Андрея за талию. Ветер бил упругой струей в лицо, мимо пролетали встречные автомобили. Андрей в меру шалил, обгоняя попутные автомобили. Остановились на обочине.
- Обратно? - спросил с сожалением Андрей.
- Давай, сгоняем в город, ты классно водишь, поучишь меня? – ответил Роман.
- С удовольствием.
Они развернулись и помчались в город. В городе петляя по улицам, Андрей приехал на площадку, где тусовались байкеры. Мотоциклисты с радостью встретили своего товарища, с удивлением рассматривая мотоцикл.
- Ты же сказал, что продал?
- Познакомьтесь, это Роман, владелец мотоцикла, он иногда разрешает мне покататься, - отвечал Андрей, представляя Романа своим друзьям и лукаво поглядывая на него.
Парни крепко жали руку, знакомясь с Ромкой. Осмотрев мотоцикл, расспросив новичка о стаже, навыках, беззлобно пошутив по этому поводу, решили прокатиться по городу колонной. Набралось десять экипажей, некоторые парни были с девушками. Андрея с Романом определили в середину колонны. По городу ехали спокойно, не нарушая правил, но за городом устроили гонки. Ромка буквально прилип к Андрею, боясь выпасть, а Андрей летел по шоссе, будто не замечая скорости. Обратно ехали поменявшись местами, Ромка конечно отстал, ехал не так быстро, в затылок ему дышал Андрей, также плотно обнимая Ромку за живот. Парни приехали к дому Андрея.
- Роман, звоните и приезжайте, если будет скучно.
- Слушай, Андрей давай на ты, а то мне как то не удобно. И я позвоню, обязательно.
Ночью Ромке опять снился сон. Красный мотоцикл, горы с шапками снега, скорость. Потом он в горах, идет по леднику и вдруг срывается в расщелину. Он падает вниз и не может ни за что зацепиться. Дыхание захватывает, и сердце останавливается от страха. Затем его хватает кто- то за руку, и с силой тянет наверх. Роман поднимает голову, и видит улыбающегося Андрея. Друг вытаскивает парня из расщелины и крепко обнимает. На месте Андрея вдруг оказывается Серега. Они вдвоем, в какой- то комнате, занимаются сексом. Ромке невероятно хорошо.
Парень проснулся, вспоминая сон. Он хорошо помнил весь сон, до того момента, когда они остались с Сергеем. Он помнил, что ему было очень, очень приятно, о чем свидетельствовала не хилая сырость в трусах. «Какой-то странный сон. Где же ты, Серый Волк» - думал Ромка, отмываясь в душе. «Надо что-то делать, а то с ума сойду с этими снами».
Хорошее настроение помогало Ромке на работе, идеи сыпались из него постоянно, сотрудники сбились с ног, выполняя его указания, и дела фирмы шли в гору. Никто не роптал, получая приличную зарплату. Ромка вечерами продолжал гонять на моте, иногда один, а чаще заезжая за Андреем и они катались вместе или с друзьями. Часто после поездок с Андреем Ромке снился Сергей, теперь и без мотоцикла. Во снах Серега никуда не уехал, а жил здесь, они по прежнему дружили.

4.

Пришла очередная зима. Мотоцикл пришлось законсервировать. Отдушины не было. К Ромке опять начала подкрадываться хандра. После очередного сновидения, Ромка вдруг задумался: «А как этим занимаются парни» . Он часто возбуждался при воспоминании об Сергее, но никогда не представлял вживую «А как бы они это делали». Парень залез в интернет, посмотрел пару фильмов на нужную тему наугад. Не очень понравилось, остались сомнения. Но появился интерес и хандра отступила. Ромка стал просматривать анкеты на сайтах знакомств, но знакомиться не особенно хотелось, да и было страшно.
Просматривая сайты знакомств, Роман наткнулся на рекламу ночного клуба и решился.
В пятницу, сходив в душ, навел лоск в парикмахерской. Клуб находился в центре города, в цокольном этаже старинного дома. Роман приехал в клуб очень рано, примерно в десять часов, прошел занятный фейс-контроль и занял столик на двух человек в углу небольшого зала с танцполом в центре. Парень очень нервничал, поэтому заказал крепкий коктейль. Зал постепенно стал заполняться, к удивлению Романа прибывали не только парни, но и девушки, которых, правда, было явное меньшинство. Некоторые парни с интересом разглядывали Ромку, а он сидел, ни жив, ни мертв, ощущая себя изгоем в содоме. Но алкоголь делал свое дело, Ромка постепенно расслаблялся, пьянея, наблюдал за происходящим. Посетители приходили по одному, парами и компаниями, казалось, что большинство присутствующих знают друг друга, и все изучают Романа. Наконец, один парнишка лет двадцати, из компании сидящей неподалеку, подсел к парню, прощупать почву.
- Привет,- начал парнишка, - скучаешь?
- Скучаю, - ответил Ромка, изучая парня. Парень был обычным, с вытянутым симпатичным лицом, короткой стрижкой темно-русых волос, плотной спортивной фигурой. Встретив его на улице, Роман никогда бы не подумал, что он гей.
- А что скучать, пойдем к нам, познакомимся? Я Максим.
- Я Роман, но только я пока посижу здесь, понаблюдаю, я сегодня первый раз здесь.
- Да ты что? Первый раз? Это надо отметить, угостишь?
- Да, конечно, наливай.
Парень сбегал за бокалом за свой стол, что-то сказал своим знакомым, что вызвало одобрительный гул.
- Давай за знакомство.
Парни выпили, Ромку начало развозить.
- А ты зачем сюда пришел? - продолжал Макс.
- Посмотреть, может познакомиться с кем-то.
- А зачем?
- Ну, пообщаться.
- О чем?
- Ну, об этом, - тушевался Роман.
- Давай выпьем, - снова наполнил стаканы Макс, - только себе плеснул совсем немного.
Выпили.
- Пойдем к нам, - вновь предложил Макс.
- Пойдем, - согласился уже осоловевший Роман.
Они захватили оставшееся спиртное, и пересели за стол компании Макса.
За столом с Ромкой знакомились парни, пожимали руку, откровенно разглядывая нового знакомого. Снова пили за знакомство. Пили на брудершафт, много. Ромку обнимали какие-то парни, мужики, откровенно лапали. Дальнейшее он помнит с трудом.
Очнулся он под струей холодной воды в раковине. Он мычал и слабо пытался отбиваться, но кто-то крепко держал за шею, приговаривая.
- Дурак, ну дурак, и как же ты сюда попал, познакомиться он решил, дурак, идиот.
- Сам идиот, отпусти, - пытался вырваться из цепких рук Ромка.
- Молчи дурак, трезвей, - отвечал истязатель.
- Да, я уже трезвый, отпусти.
- Говори, кто-ты?
- Роман Царевич, фу ты, Роман Царев.
Хватка ослабла, Ромка выпрямился и увидев своего истязателя очень удивился.
- Ты? Что ты здесь делаешь?
Перед Ромкой стоял злой Андрей.
- Ну, ты протрезвел?
- Почти, все же, что ты тут делаешь?
- То же, что и ты. Развлекаюсь!!!
- Андрей, а где это мы? – осматриваясь, спросил Роман.
- Ты не видишь, в туалете.
- Я вижу, что в туалете, а как я сюда попал? – продолжал расспрашивать парень.
- Я тебя сюда притащил, а то бы, - Андрей замялся.
- Что, а то бы?
- Роман, ты что совсем ничего не помнишь, - Андрей с удивлением разглядывал своего мотодруга, - мы в туалете гей-клуба, я притащил тебя сюда абсолютно невменяемого, хорошо я появился во время, а то, - Андрей вновь замолчал на полуслове.
- Что, а то, и как я оказался здесь? Ох, Андрюха, ты никому не расскажешь? - Роман смутно начал вспоминать начало вечера, его желание посетить гей-клуб.
- Ну, вспомнил? – спросил уже не злой Андрей.
- Частично, Андрей, я сейчас сквозь землю провалюсь, - красный как рак Роман со всей силы ударил кулаком в стену, сбив при этом кожу на костяшках.
- Чёрт, чёрт, чёрт, - продолжал дубасить в стену парень, - как же мне стыдно.
- Сквозь землю ты не провалишься, а свалить отсюда нам не мешало бы. Согласен?
- А куда мне деваться?
- Ладно, давай мелкими перебежками к выходу.
- Андрей, а я там ничего не должен?
- Ага, должен половине клуба, они попросту жаждут получить.
- А что я должен?
- Роман, не задавай глупых вопросов, и четко следуй моим инструкциям, - с улыбкой наставлял Андрей, - голову в пол, на вопросы и подколы не обращай внимания, следуй за мной к выходу. Понял?
- Ага, а зачем?
- Потом объясню, хорошо?
- Ладно, потом так потом, - Ромкой опять начал овладевать хмель, влитый за вечер в организм.
Андрей вызвал такси. Они вышли из туалета, пошли через зал к выходу. Ромка, продолжая краснеть, смотрел в пол и следил за ногами впереди идущего Андрея.
- Андрей, так не честно, - остановил их Максим, - я его три часа обихаживал, а ты только приехал, и сразу, - он показал неприличный жест.
- Отвали, - Андрей продолжил путь к выходу.
- Красавчик, а ты мне обещал, - приобнял Романа высокий блондинистый мужчина.
- И мне!
- И мне обещал!
- А досталось всё Андрюхе! – веселились парни, провожая Романа.
Ромка в поту выскочил из клуба на улицу, влез в поджидавшее их у входа такси, зажал уши руками. Его мутило, было невыносимо стыдно перед Андреем.
- Тебя куда? – вывел Ромку из ступора вопрос Андрея, сидящего рядом с водителем
А он не знал куда, хотелось провалиться сквозь землю и никого не видеть. Ромка молчал. Андрей назвал адрес и машина покатила.
Приехали в отдаленный район. Андрей вышел из машины, обошел её и открыл дверь.
- Роман, выходи.
Ромка послушно вылез из машины.
- Пошли, - продолжал командовать Андрей.
На лифте поднялись на какой-то этаж. Роман трезвел и боялся смотреть на Андрея, не зная, что тот о нем думает. Делал все на автомате.
Пришли в какую-то квартиру.
- Раздевайся, проходи, на кухню, я сейчас, - сказал Андрей и скрылся в комнате.
Роман прошел на кухню. Это была кухня старой хрущевки, маленькая, квадратная, где сидя в центре кухни, можно было достать всё.
- Где это мы? - спросил Роман, когда появился Андрей.
- У меня дома. Как ты? – поинтересовался Андрей.
- Нормально, лучше, Андрей, мне так стыдно.
- Погоди, Роман, потом, - Андрей доставал из холодильника нарезки колбасы, сыра.
Помыл под краном помидоры с огурцами. Всучил их понурому Ромке.
- На порежь, сейчас салат сварганим, пельмешков отварим, а то ты наверное там и не закусывал, - продолжал Андрей, засыпая пельмени в закипающую воду.
Он достал из шкафа два бокала. Поставил на стол уже открытую бутылку коньяка.
- Знаешь, что коньяк нужно подержать открытым, тогда у него вкус будет настоящий, - продолжал разговор на отвлеченные темы Андрей.
Он разлил коньяк по бокалам, один пододвинул Роману, пристально внимательно посмотрел в глаза и искренне улыбнулся широкой такой улыбкой. В глазах Андрея таились смешинки.
- Давай за знакомство.
- Но мы же знакомы? - удивился Роман.
- Мы знакомы, как мотоциклисты, а теперь знакомы и с другой стороны, как геи.
Ромку резануло по ушам, «как геи». Он не хотел признаваться себе, что он гей, и вот человек, которого он никогда бы не заподозрил, говорит, что они геи. Он уставился на Андрея.
- Роман, давай выпьем, а потом будем разговоры разговаривать, а то ты уже, а я сегодня трезвей трезвенника.
Ромка подчинился. Парни выпили, и молча, налегли на еду.
- Андрей, я бы никогда не подумал, что ты не той ориентации, - Роман старательно избегал слова гей или голубой.
- Ты думаешь, что я подозревал о твоей. Такой солидный молодой мужик, ни одного намека, ни одного заинтересованного взгляда, да умеешь ты шифроваться.
Разлили и выпили еще.
- Слушай, Андрей, я не гей, а в клубе оказался совершенно случайно.
- Давай, рассказывай мне сказки. Видел я смазливого натурала обнимающегося с геями. Хорошо, что я вовремя пришел и выудил тебя оттуда, иначе сегодня твоя задница узнала бы много нового, а завтра не мог сидеть, и жить бы не хотелось.
Андрей рассказал свою историю. Как он не мог решиться, его грызли сомнения, и он также как Роман решил познакомиться.
- Как дурак, поперся в клуб, там и напоили новичка в стельку, хором попользовались, утром выкинули на какой-то остановке. Не помню, как добрался домой, как не удавился. Мама понять ничего не могла, и я не мог рассказать. Было-то мне всего 18 лет. Такое вот получилось знакомство. Спасла армия, режим. На парней смотреть не мог. Но и тяги к девчонкам не появилось. Пришел из армии. Закончил курсы водителей, устроился работать. К приключениям особо не тянуло, но отомстить, прямо руки чесались. Пошел позаниматься в секцию рукопашного боя, там и познакомился с парнями- мотоциклистами. Года через два после армии осмелился заглянуть в этот клуб. Меня конечно, никто не узнал, да и я откровенно не помнил тех парней. Я уже был ученый, если и пил, то совсем чуть-чуть, близких знакомств не с кем не заводил. Потихоньку выяснил, кто из тусовки, четыре года назад поглумился над несмышленышем. Теперь настала моя очередь. Я знакомился с ними по одному, разводил на выпивку, секс, а после мутузил. Вспомнили все, но никто никому не проговорился, боятся. Вот такой мой первый опыт. Никому не рассказывал, тебе первому, не знаю, почему тебе рассказал. Чем-то ты меня взял, с первой встречи. С первой встречи думал, вот мне бы такого парня. А когда ты приехал и предложил покататься, я вообще был на седьмом небе от счастья, сам бы я никогда не позвонил. В клуб я заглядываю совсем редко, когда совсем охренею от тоски. А сегодня приехал, тебя увидел невменяемого, такая злость взяла. На тебя, мальчика-красавчика, таскающегося по клубам, на парней-голубков, себя дурака вспомнил.
Андрей замолчал. Молчал и Роман, смотря широко открытыми глазами на друга.
Молча разлили по бокалам коньяк. Молча выпили. Закусили.
- Все же, расскажи, как тебя туда занесло, как я понял, ты там в первый раз, – начал Андрей, - ну, я то был салагой несмышленым, а ты, взрослый мужик, что тебя туда понесло?
- У меня был, нет, конечно есть друг, Сергей, - ответил Роман, - Серый Волк.
Ромка тепло так улыбнулся, вспоминая первую их встречу в метро.
- Мы встретились в метро больше двух лет назад, - продолжил Роман. - Тогда я бы никогда не подумал, что судьба вновь столкнет меня с этим симпатичным парнем. Но все вышло совершенно иначе.
Ромка подробно рассказал о встрече с Сергеем, перепитиях своей жизни, о том как Сергей помог ему, а затем неожиданно исчез. Как Ромке было плохо без него, но он выстоял, стал крепче, построил свой бизнес. Но тоска по Сергею и привела его в этот злополучный клуб. Андрей молча слушал, не перебивая.
- Значит, мне ничего не светит? – спросил Андрей.
- Только дружба! – ответил Ромка.
- Жаль, ты такой классный парень.
За разговорами уже стало светать.
- Тебе сегодня не на работу, - спросил Андрей.
- Нет.
- Тогда спать.
- Я поеду домой, - начал Роман.
- Какой домой, ты посмотри на себя, упадешь где-то и замерзнешь, и прощай моя мечта. Квартира у меня однокомнатная, кстати, спасибо за помощь. Я ведь из денег за мот расплатился с долгами за кредит, а кредит на эту квартиру. Кстати твой отец не плохой человек, я же устроился к нему на работу, спасибо тебе за совет.
- Да ладно, пожалуйста.
- Да, продолжаю, квартира у меня однокомнатная, диван один. Ты, как гость, спишь на диване, я на матрасе, на полу и не спорь.
Андрей, шатаясь, ушел в комнату, и через некоторое время позвал оттуда Романа.
- Ромка, иди, помоги мне.
Ромка зашел в комнату, в которой Андрей безуспешно пытался разложить диван. Вдвоем они справились, диван неожиданно легко расправился, при этом ударив парням под колени, отчего они оба, смеясь, свалились на диван. При этом Андрей оказался сверху, упираясь пахом в Ромкино бедро. Ромка почувствовал напряженный член в джинсах парня, скатился на край дивана.
- Извини, - Андрей полез в шкаф, достал постельное белье, кинул Роману, а сам занялся надувным матрасом.
Ромка постелил белье, быстренько разделся и залез под одеяло, и оттуда наблюдал за потугами Андрея, который пытался накачать матрас, но у него ничего не получалось.
- Черт с ним, посплю так, - Андрей постелил белье на проваливающийся матрас.
- Андрей, брось ты этот матрас, ложись на диван, он же большой, мы друг другу мешать не будем, - вдруг предложил Ромка.
Андрей лукаво посмотрев на парня, согласился. Начал медленно раздеваться, тщательно укладывать вещи. Он даже не пытался скрыть охватившего его возбуждения, к тому же Роман с головой скрылся под подушкой. Наконец Андрей улегся с другого края дивана. Парни лежали молча, не спавшие ночь, хмельные, но сон не шел ни тому, ни другому. Андрею хотелось прижаться к парню, но он боялся обидеть друга своим выпирающим возбуждением. Роман же боялся всего, боялся пошевелиться, и ему тоже хотелось прижаться к Андрею. «А была, не была, на моте как тесно прижимаемся и ничего».
- Андрей, можно я тебя обниму?
Парень молчал и сопел.
- Андрей, я знаю, ты не спишь.
- Ромыч, я и не мечтал об этом.
Ромка перекатился через диван и прижался к спине Андрея, обняв его за живот.
- Ромычем меня звал только Серега.
- Как на моте, правда, - не в тему прошептал Андрей, - мы когда катались, ты сидел сзади, прижавшись, а я мечтал ощутить твою кожу на своей спине.
Ромка начал поглаживать одной рукой грудь и живот парня. Андрей затих, мелко-мелко подрагивая. Роману вдруг захотелось поцеловать парня, он сам охренел от этой мысли. «Поцеловать мужика, брр». Но сейчас ему захотелось поцеловать именно Андрея. Он набрался смелости, и медленно провел языком по шее парня. Андрей дернулся и замер. Ромка изловчился и лизнул парня от поясницы вдоль позвоночника до шеи. Андрей всхлипнул и прогнулся дугой, затем изогнулся в другую сторону, прижавшись всем телом к Роману. Парень взял руку Романа в свою, перебирая пальцы.
- Ромка, пожалуйста, не обижайся на меня, за то, что сейчас я сделаю, но я очень этого хочу.
Андрей взял руку друга и положил на свой возбужденный член. Ромка молчал, под его рукой ритмично бился мужской член, он тихонько погладил его, Андрей при этом застонал, схватил Ромкину руку и засунул к себе в боксеры, заставив Ромкины пальцы обхватить чужой член. Ромка впервые в жизни держал в руке не свой ствол. Пальцы сжимали твердую пульсирующую плоть, влажную от выделившейся смазки. Обладатель плоти продолжал мелко дрожать. Ромка сделал несколько движений по члену вверх и вниз, Андрей при этом резко перевернулся на спину, скинул одеяло и сдернул трусы. Выгнувшись в дугу, он опять схватил Ромкину руку, сжал её на стволе до хруста и с ожесточением начал водить вверх, вниз. Он весь напрягся, стали видны все накачанные рельефные мышцы, рука опустилась вниз до основания члена. Андрей застонал, из головки начала пульсировать сперма. Первый напор был настолько силен, что жидкость летела как из пулемета. Андрей при этом рычал, стонал, извивался змеёй, а затем затих. Член начал опадать. Ромка хотел потихоньку вытащить свою руку, но Андрей не отпускал.
- Ромыч, мне так кайфово, продли удовольствие, ну хоть немного, Ром, поласкай малыша, я так долго этого ждал.
Роман задержал руку в паху парня, начал перебирать пальцами волосы у основания , затем перебрался на яички перекатывая их в пальцах. Андрей млел, улыбался глупой улыбкой идиота.
- Знаешь, я даже представить не мог, как это приятно, лежать с тобой рядом, что твоя рука будет ласкать моего малыша. Не сон ли это, Ром.
Ромка не отвечал.
- Ладно, я пойду, умоюсь, а ты спи, - Андрей выбрался из скомканного белья и ушел.
Ромка лежал на чужом диване, размышлял, что это было. Секс, удовлетворение, да нет же. Как же немного надо парню, прикосновение желанного тела для удовлетворения. Он опять вспомнил Сергея, как он сильно хотел в последние дни к нему прикоснуться. Почему они не остались той ночью у Сергея, ничего же страшного не произошло бы. Ромка незаметно для себя задремал и уснул.
Вернулся Андрей, прилег рядом. Как же нравился ему этот парень, от макушки, со стриженными ежиком черных волос, до самых пяток. «Хорошо, что я пошел сегодня в клуб, а то неизвестно что бы было» - думал Андрей, разглядывая парня. Он не смог удержаться, погладил Романа по груди, животу, рука тянулась к желанному бугорку в боксёрах. Он не удержался и положил руку на пах Романа, в трусах спокойно лежал вожделенный орган, но сейчас мягкий и податливый. Андрей очень осторожно и нежно, через ткань трусов обнял пальцами мягкий член, одновременно осторожно целуя ромкино плечо. Ромка что-то промычал во сне, Андрей затаился, но почувствовал шевеление в трусах приятеля. Член стал наливаться тяжестью, Андрею не терпелось посмотреть на него, пощупать, потрогать. Наконец, желание пересилило осторожность, его рука как змея проползла под резинкой трусов и обхватила желанный ствол. Ствол пульсировал в такт сердцебиениям Андрея, он тихо-тихо высвободил член из боксёров, наклонился над ним, любуясь. Как же он этого хотел, с первой встречи он мечтал увидеть парня обнаженным, с напряженным стволом. Желание было сильнее Андрея, сначала он лизнул уздечку, а потом всосал головку, щекотя уздечку и бороздку вокруг головки языком.
Ромка проснулся от невероятного наслаждения. Так хорошо ему не было никогда. Он открыл глаза, и увидел склонившегося над ним Андрея. «Как это приятно, офигительно приятно» - думал Ромка, пытаясь лежать тихо. Затем мозг попросту отключился, в паху происходили невероятные вещи, наслаждение нарастало с космической быстротой. Андрей, уже не таясь, вовсю работал языком, обволакивая головку члена, периодически глубоко заглатывая ствол, одновременно массируя его корень пальцами. Ромка закусил губы, вцепился руками в края дивана, его била крупная дрожь, хотелось, чтобы эта пытка наслаждением, наконец-то закончилась, одновременно хотелось, что бы это продолжалось вечно. Андрей почувствовал нарастающее возбуждение, головка члена увеличилась, пульсируя чаще и чаще, он сжал ствол губами, продолжая неистово ласкать языком вожделенную головку. Роман застонал, нет завыл. Его как в параличе выгнуло, в глазах сначала потемнело, а потом брызнули искры. В беспамятстве он схватил голову Андрея, пытаясь насадить голову парня на ствол извергающий потоки спермы. В нёбо Андрея ударила струя пахучей жидкости, потом ещё и ещё. Андрей продолжал орудовать языком, а Роман от этого начал биться в конвульсиях. Продолжалось это несколько секунд, но Роману показалось вечностью. Напряжение отпустило, он упал в изнеможении на диван. На животе устроил свою голову Андрей.
- Ромыч, ты живой? – спросил Андрей через пару минут.
Ромка молчал.
- Ром, ты в порядке?
- Андрюха, я умер, а затем родился вновь. Я не смогу описать словами эти ощущения, это невероятный кайф, я никогда такого не испытывал. Андрей, извини меня, пожалуйста, я наверно чуть не задушил тебя.
- Да было такое, но мне очень приятно доставлять тебе удовольствие.
Парни лежали на диване изможденные и довольные. Один от невероятного счастья, что с ним желанный друг, другой от полученного наслаждения. Андрей переполз и положил голову к Ромке на грудь, обнял его руками и ногами, в ромкино бедро упирался твердый ствол.
- Андрюха, давай спать, а то уже скоро вечер.
- Давай, - отвечал парень, теснее прижимаясь к ромкиному бедру, - а я что, я ничего спать, так спать.
- Андрюха, а мне как то сон снился, будто мы с тобой в горах, я упал в пропасть и ты меня спас, - вдруг вспомнил Роман.
- Да, я люблю горы, правда уже два года не был, в будущем году обязательно пойду.
- Возьмешь меня с собой? – спросил Роман.
- Конечно, возьму, и там спасу, - еще теснее прижимаясь к Ромке и целуя в плечо, прошептал Андрей.

Роман проснулся, в квартире была тишина, из прихожей лился мягкий свет. Роман встал, поискал свою одежду и не нашел. Озадаченный, он вышел на кухню. На столе нашел записку. Подумал, «что за мания общаться со мной записками». Прочитал. «Ромыч, извини, не предупредил, у меня работа в ночь. Ужин в холодильнике. Твоя одежда была не очень, найдешь её в машинке, извини, не успел погладить. Вернусь утром, если не хочешь меня дожидаться, просто захлопни дверь. Прости, если что было не так. Мне с тобой было очень хорошо. Если что, звони. Всегда твой Андрей». «Вот везет мне на заботливых парней» - думал Роман, выуживая джинсы из нутра стиралки, там же нашел рубашку и джемпер. Нашел утюг, погладил, продолжая при этом размышлять, что же делать с Андреем. Особых чувств, к парню, Ромка не испытывал. Использовать Андрея как секс-учителя совсем не хотелось, так как Ромка все же дорожил их дружбой, и понял, чего будут стоить Андрею их отношения, когда вернется Сергей. А что Сергей вернется, Ромка не сомневался. Роман решил оставить все так, как было до сегодняшней ночи.
Роман пошел на кухню и приписал: «Очень рад второму знакомству. Спасибо за все. Обязательно позвоню. Твой ДРУГ Роман». Он вышел из квартиры и захлопнул дверь.

5.

Лето с июня выдалось жаркое, в начале месяца зацвели тополя, в городе стало невыносимо душно. Выходные на день независимости решили, как и четыре года назад провести в загородном доме у родителей Саши. Роман уже давно простил Лену. Они остались друзьями. Собрались той же компанией. Только парой были уже Лена с Сашей, который четыре года назад так завидовал Роману. Валера со своей девушкой Настей также уже оформил отношения. Бизнес в их совместной с Романом фирме процветал, и Валера прикатил на роскошном «Вольво», чем смутил заканчивающего универ Сашку. С Валерой приехали, приглашенные Романом, Анна с Димкой. Последними пригнали Роман и Андрей на ярко-красных блестящих на солнце Хондах. Их появление в поселке произвело фурор. Парни на ярко-красных рычащих мотоциклах, в бордовых мотокуртках, и алых мотошлемах, за спиной Романа сидела девушка в такой-же косухе, и ярко-красном шлеме. Компания, урча моторами мотов, пронеслась по улицам поселка и остановилась у ворот Сашкиного дома. Димка смотрел на пришельцев, открыв рот. Машка, соскочив с сидения, понеслась к другу.
- Привет, Димка, хочешь покататься, давай одевай шлем. Тетя Аня можно Дима покатается. Ромка, Андрей вы покатаете Диму. Ну, ты, что стоишь, одевай шлем, - тараторила Машка, обращаясь попеременно ко всем, нахлобучивая шлем на ошалевшего Димку и усаживая его на сидение за Романом.
- Крепче держись за Ромку, давай гони! – скомандовала юная гонщица.
Мотоциклы взревели и унеслись, мгновенно скрывшись из вида.
Вся компания, высыпавшая из ворот, ошарашено наблюдала за Машкой.
- Маш, что это было? Где Дима? – озаботилась Анна.
- Это мы с Ромкой и Андреем приехали, вы же разрешили Димке покататься, не бойтесь, они не далеко сгоняют, это так классно. Рррррр, жжжжжж, ують, бах, РРРРР, - натурально изобразила Машка поездку на мотоцикле.
- Да я слова не успела вымолвить, а их уже нет.
- Теть Ань, вы не беспокойтесь, они гоняют быстро, но очень осторожно, всё будет хорошо, - успокаивала Анну Машка.
Все вместе они зашли во двор, уселись в беседке, прислушиваясь к звукам, не едет ли мотоцикл.
- Маш, а кто это приехал с вами? – спросила Лена.
- Андрей, друг Романа из мотоклуба. Ромка купил у него в прошлом году мотоцикл, а в этом обратно ему продал. Андрей просто души не чаял в своей « Красной стреле», вот Ромка и уступил её. А себе купил новую, почти такую же.
Вдруг возник и быстро стих рокот мотоциклов. Анна не успела дойти до ворот, как в калитку ворвался Димка.
- Мам, знаешь как это здорово!
- Тебе понравилось?
- Очень, разрешишь потом еще покататься?
- Разрешу, если только Роман согласится.
Во двор вошли довольные улыбающиеся парни, в мотокуртках, джинсах, со шлемами в руках, они были как двое из ларца.
Машка тут же оседлала брата.
- Ромка вы же покатаете нас Димкой вечером? Димка ты поедешь с Ромкой, а я с Андреем, договорились, - и не ожидая ответа, схватив Диму за руку унеслась на улицу.
- Вот бестия, - улыбался брат, проходя вглубь двора.
С приходом Романа с Андреем двор наполнился энергией и движением.
-Здорово, парни! – Ромка крепко пожал руку Валере, и обнял Сашу, галантно поцеловал руку девчонкам.
- Парни, девчонки, как давно я вас всех не видел вместе, я так рад. Да, Саша, Лена познакомьтесь, это мой хороший друг, Андрей.
- С Анной и Димкой вы, наверное, уже познакомились, - тараторил как сестра Роман, - чертовски рад вас видеть всех.
- Саша, ты затопил баню, - продолжал Роман.
- Ёще нет.
- Как нет, парни пошли за дровами, - он увлек Андрея и Валеру к дровеннику.
- Я очень давно не видела Романа, - обращаясь к Анне, проговорила Лена, - и очень рада, что у него все хорошо. Он очень хороший человек, я же бросила его, когда ему как никогда было плохо, буквально предала его, а он, видите, простил. Простил и меня и Сашу. Извините, а вы кто ему будете.
-Бывшая жена его друга, Сергея. Сергей уехал, - Анна не стала вдаваться в подробности, - а Роман с Машкой опекают нас, нам вместе не так грустно.
Между тем парни затопили баню, разожгли костер в мангале и попрыгали плескаться в бассейн. Ромка заводил своей энергией всю компанию. Принес из бассейна ведро воды и окатил девчонок, те с визгом начали гоняться за ним по участку, что бы отомстить. На крики вернулись Машка и Димка, сходу присоединившись к погоне. Романа выскочили защищать Андрей с Валерой. В итоге вся компания, кто в чем, оказалась в бассейне. Ромка сидел на бортике бассейна и наблюдал за шкодившими довольными друзьями. Ему было хорошо с ними. Апрельская хандра, во время которой он чуть не задушил свою финансовую директрису как-то незаметно прошла. Прошла благодаря Андрею, который ежедневно навещал друга, не давая ему запить. Он ходил за ним по пятам, отвлекая Романа разговорами, а когда подсохли дороги, они выкатили из гаража «Красную стрелу» и умчались в поля.
Роман позвонил Андрею через месяц, после той памятной им обоим ночи. Предложил дружбу и только дружбу, на таких условиях он согласился встречаться. Андрею некуда было деваться и он, конечно согласился. В тот же вечер он примчался к Роману в «Серегин дом», они опять наклюкались, но спали в разных местах. Ромка даже подальше от соблазна ушел спать на мансарду. Они продолжили дружить настоящей мужской дружбой, Андрей не позволял себе никаких поползновений. На ту памятную ночь они, не сговариваясь, наложили табу. Ромка видел, как страдает Андрей без мотоцикла, и предложил выкупить мотоцикл обратно, « в долг» сказал тогда Ромка, «а деньги отдашь, когда будут». Андрей прыгал вокруг Хонды как пацан, чуть не задушил Романа обнимая, хотел расцеловать друга, но вовремя опомнился.
Между тем компания вылезла из воды, девушки с детьми пошли переодеваться, парни занялись мясом. Быстро накрыли на стол, и под хорошее настроение, пока сильный пол занимался мясом и баней, девчонки приговорили бутылочку крымского вина. Открыли вторую, к девчонкам присоединились парни.
- Слушай, Валер, а помнишь, Серега Волков угощал у себя нас таким вином, - рассматривая этикетку, проговорила захмелевшая Настя, - вкусное, настоящее крым….
Настя замолчала под взглядом мужа.
- Какого-какого Сереги? – переспросила Анна.
- Да так, одного нашего друга, в Крыму живет, - стушевалась Настя.
Если бы Анна не переспросила, то Роман, болтавший с Сашкой ничего бы и не заметил. Но краем уха он услышал, «Серега Волков». Интуитивно он насторожился, посмотрел на Валеру, тот быстро отвел взгляд. Ромка вплотную подошел к Валере.
- Так ты все знал, все эти годы ты знал, где он, а я тебе как лучшему другу верил, - тихо, но внятно, что все услышали, говорил Ромка.
- Ром, подожди, я тебе все объясню, ты все поймешь, - так же тихо ответил Валера.
- Не надо мне ничего объяснять, я и так всё понял, - прокричал Роман, со всей силы пнул подвернувшийся стул, что тот разлетелся на несколько частей.
Парень выбежал из беседки и быстро пошел в дом. Валера побежал за ним, но вскоре вернулся.
- Закрылся и не отвечает, - виновато сказал Валера.
- Подожди, вы правда были у Сережи? – продолжала допрашивать Анна Настю.
- Да, были, - вынуждена была сознаться Настя.
- Ну вы и молодцы.
Анна села за стол, обхватив голову руками.
Вдруг взревел мотор мотоцикла, Андрей побежал за ворота и увидел только стоп-сигналы Ромкиного мотоцикла перед поворотом на шоссе. Он бросился в погоню, но безуспешно. Минут через пятнадцать Андрей вернулся.
- Бесполезно, у него двигатель гораздо мощнее моего, мне его не догнать, - доложил он растерянным друзьям.
- Куда он мог поехать? – спросила Анна.
- Наверное, домой к Сергею, - ответил Андрей.
- Подожди, в Крым, но он же не знает, где Сергей живет?
- Да нет, я хотел сказать в «Серегин дом», Ромка просто всегда говорит, поедем к Сергею, поедем к Сергею, - объяснил Андрей.
- Так надо ехать. Валера поехали.
Валера, Анна и Настя быстро собрались и сели в машину.
- О Господи, а Димку с Машкой забыли.
Анна побежала искать детей. Андрей не став их ждать уехал.

Роман со всей дури гнал Хонду, ветер с силой дул в лицо, но не мог выгнать мыслей из головы. Парень опять чувствовал себя обманутым, преданным. «Как же так, лучший друг, знал и три года молчал. Три года притворялся. А зачем. Сразу бы сказал, что к чему. Не нужен я ему, я бы понял, я бы выдержал. А зачем было притворяться? Уроды. Все кругом уроды.» Он приехал в «Серегин дом». Побросал в рюкзак смену белья, свитер, джинсы. Документы он всегда возил с собой. Поднялся на мансарду, нашел заначенную Серегину записку, прикрепил её на своё место. Написал свою и прикрепил её рядом.
Соседка слышала, как приехал и почти сразу укатил Роман. Она научилась по звуку определять мотоциклы. Как только уехал Ромка, прикатил его новый друг. Нина Петровна вышла во двор и окликнула через забор парня.
- Слышь парень, нет Романа дома, только что приехал и уехал.
- А куда уехал, не сказал? – спросил Андрей.
- Нет, я не выходила, не видела.
Подъехала машина, из неё высыпали Анна с детьми, Валера с Настей.
- Бабушка Нина, - бросилась к ней Машка, - Ромка не приезжал.
- Приехал и тут же уехал, - опять повторила соседка, - я и из дома не выходила.
- Вы знаете, Сергей нашелся, - сообщила Машка.
- Как нашелся, где, живой?
- Живой!

6.

Красная Хонда мчалась на восток, обгоняя ветер, на встречу поднимающемуся из-за горизонта солнцу, навстречу новому дню. За рулем Хонды сидел парень в бордовой косухе и алом мотошлеме. Вокруг на необозримую даль расстилалась равнина, покрытая березовыми и осиновыми перелесками, расчерченная полями зеленеющей пшеницы, гречихи, кукурузы и подсолнухов. Поля сменялись болотцами и озерами, по которым плавали дикие утки. Поселений по дороге не было. Была только бескрайняя даль, а впереди синели горы. Хонда изредка останавливалась в поле или у озера, парень снимал шлем и куртку, валялся на земле, отдыхая, разглядывая облака в небе, затем садился на мотоцикл и они неслись дальше на восток, как единое целое, обгоняя ветер.

Сергею всю неделю было не по себе, все валилось из рук, ночью снились какие-то кошмары. На работе с трудом приходилось сосредотачиваться. В голову лезли разные мысли. «Что-то случилось» - звенел в голове колокольчик. Он осунулся, похудел, так как аппетита не было совсем. Главный на линейке заметил, спросил с участием, не заболел ли он.
До Валеры Сергей не мог дозвониться. Телефон был отключен. «Может быть уехал куда то» - размышлял он. У родителей было все хорошо, им Сергей мог позвонить и звонил накануне. Родители рассказали что, у Анны с сыном также все в порядке, .
Он проворочался всю ночь в постели и задремал только под утро, как зазвонил телефон.
Сергей посмотрел на экран. Звонил Валера. С мыслью, «Ну наконец-то, а то я весь извелся» - Сергей нажал на кнопку.
- Алло, слушаю.
- Сергей? – в трубке звучал женский голос, - это Анна.
- Анна, но я.
- Сережа, потом, всё потом, приезжай скорей, Роман разбился на мотоцикле?
- Как разбился, - сердце у Сергея улетело в пятки, - как, когда, он жив?
- Сережа, - ревела в трубку Анна, - Сережа, он разбился на смерть, где и когда не знаю?
- А где он?
- Где-то далеко от города, приезжай скорей.

Роман уехал и от него не было никаких вестей почти неделю На этот раз всё было гораздо серьезнее. Телефон был вне зоны доступа. Андрей сбился с ног, объехав все места, куда мог поехать Роман. Валера пробил известные в бухгалтерии банковские счета Романа, денег он не снимал. Наконец, дед Ромки поднял свои старые связи, и на одном посту ГИБДД камера засняла красную Хонду со знакомым номером. Хонда направлялась на восток от города. Все как то успокоились.
Марина готовила обед. Сегодня был выходной, к ним в гости приехали Анна с Димкой. Машка очень подружилась с сыном Сергея, заботилась о нем, как о родном брате. Евгений Александрович также подружился с Димкой, но он всегда ощущал чувство вины, когда встречался с ним и пытался искупить вину дорогими подарками. Анна конечно ругалась, но ничего поделать с этим не могла. Марина на кухне затеяла пироги, вся в муке, она вышла в гостиную узнать у детей какую начинку они бы хотели, когда зазвонил городской телефон. Марина подняла трубку.
- Алло, да, да, да, - отвечала она хриплым садящимся голосом.
- Как, когда, - Марина побледнела, и стала оседать на пол.
- Мама, что с тобой, мама, что случилось, - подскочила к ней Машка.
- Нет, не может этого быть, - завыла в трубку Марина.
- Женя, Маша наш Ромка разбился, на этом чертовом мотоцикле.
Машка, Димка и Анна остолбенели. Евгений Александрович выхватил трубку из рук жены.
- Да, алло, где это случилось, а вы уверены, что это он?
- Понятно, - Евгений Александрович положил трубку и сел рядом с женой, обняв её.
- Папа, мама объясните, что случилось, - стоя на коленях перед родителями рыдала Машка.
Димка прижался к матери, из глаз парня покатились слезы.
Отец севшим голосом объяснил. Ромка попал в аварию где-то под Б-ском, он врезался на большой скорости в легковой автомобиль. Мотоцикл улетел дальше, а Роман застрял под загоревшейся машиной, тело сильно обгорело, документов у него не нашли, наверное сгорели, а адрес установили по сохранившемуся номеру мотоцикла. Опознание тела невозможно, так как лицо и руки сильно обгорели. Нужно приехать в Б-ск и забрать тело.

Парень в бордовой куртке вышел из магазина, в сердцах плюнул и пошел ловить попутку. Попутных машин как назло не было. Парень шел вдоль дороги и голосовал. Остановился сероголубой внедорожник. Водитель, немолодой уже мужчина, спросил:
- Куда.
- Да куда довезете, - ответил парень.
- Садись.
Парень сел в автомобиль.
- Там, - водитель показал назад, - какая-то страшная авария, машина легковая горит, пожарные, скорая, поэтому пробка. Я её по проселкам объехал. Так куда едешь, парень.
- Никуда, от себя бегу.
- От себя не убежишь. Поехали со мной? Я еду в горы.
- Пожалуй, поеду, - подумав, согласился парень, - только как со снаряжением.
- Снаряжение найдем, мой напарник отказался от похода, он примерно твоей комплекции, так что подойдет. Нужно будет оплатить только продукты, прикупить теплой одежды, у тебя деньги есть.
- Есть, на продукты и одежду хватит.
- Вот и хорошо.
Сероголубой внедорожник резво побежал к синеющим вдалеке горам.

Сергей уже вечером был в родном городе. Не заезжая к родителям, он помчался домой к Роману. Дверь открыл отец.
- Здравствуйте, Евгений Александрович, я выполнил вашу просьбу.
- Сергей, простите меня ради бога. Проходите.
Сергей прошел в квартиру.
- Сергей Евгеньевич, - бросилась на шею Машка, - Сергей Евгеньевич, я не верю. Машка плакала на руках у Сергея.
- Я не верю, он живой, он не мог разбиться насмерть.
Сергей гладил Машку по волосам, едва сдерживая слезы.
- Да Машунь, не верь, он конечно живой.
В гостиной появилась Марина, вдруг постаревшая и осунувшаяся.
- Сережа, горе то какое, Сережа. Куда вы пропали тогда. Ромке было так плохо без тебя. Он же очень любил тебя, я это сердцем чувствовала. И уехал, потому что тебя рядом не было, всё метался, искал чего то. Серёжа, ну почему ты приехал так поздно.
Марина разрыдалась.
- Вы это у своего мужа спросите, когда меня не будет здесь, может быть он и расскажет.
Евгений Александрович сидел, обхватив голову руками.
- Марина, ну что ты говоришь, они же парни, как Ромка мог любить парня, он же настоящий мужик.
- Жень, в жизни все может случиться, даже если и Роман любил парня, он же все равно оставался нам сыном.
- Да, конечно, - Евгений Александрович подошел и обнял жену, - но Сергей.
- А что Сергей? – вопросительно посмотрела на мужа жена.
- Да нет, ничего.
Сергей безучастно наблюдал за сценой. Ему сейчас было все равно, что о нем думает отец Романа. Он думал, что попрощается с другом, и больше не увидит его отца никогда.
Сергей попрощался и поехал к родителям. Там его уже ждали. Анна с Димкой также приехали встретиться. За эти три года они встретились впервые. Димка повис на шее отца, сын уже порядком подрос и чуть не свалил отца. Все обрадовались встрече, но радость как то быстро померкла, когда заговорили о причине встречи. Особенно расстроился Димка. Он за последнее время привык к Роману. Они стали как братья, Роман опекал Анну с сыном и сейчас Димка никак не мог свыкнуться с мыслью, что Романа больше не будет.
Когда Анна с сыном уехали, Сергей уединился с отцом. У них были всегда доверительные отношения, отец очень любил сына и не мог понять причину его отъезда.
Сейчас, когда Романа уже не было, Сергей рассказал всё отцу. Отец не кричал, не обзывал Сергея извращенцем. Он, просто молча, ушел к себе в комнату. Сергей пожалел, что рассказал отцу, но ему нужно было выговориться.
Рано утром следующего дня, пока не встали родители, он поехал в свой бывший загородный дом, надеясь, что Роман не сменил в доме замки. Ключи от калитки так и лежали в укромном ящичке. Сергей отпер калитку, зашел во двор. Почти ничего не изменилось, за исключением, что соседский двор сейчас загораживал капитальный гараж. Бывший хозяин зашел в дом. В доме стояла тишина, обстановка не изменилась, к горлу парня подкатил ком. Сергей вспоминал, как он первый раз привез сюда Ромку. Как Ромка стеснялся и мучился. Последнюю их встречу. «Ну почему я был такой дурак, почему не настоял, может быть потом, было бы всё по-другому» - думал Сергей. Он поднялся на мансарду. Подошел к шведской стенке, на которой висели приколотые иголками два листа. Левый листок он узнал сразу. Это была его трехлетней давности записка Роману. Справа же на листе было написано: «Серый, я тоже знаю, что ты вернешься, обязательно вернешься и прочитаешь. Я три года ждал, делал вид, что у меня всё хорошо, надеялся, что ты уехал, потому что у тебя что то случилось. А теперь я понял, ты просто испугался. Испугался наших отношений. Мог бы это сказать тогда, я бы понял, я бы пережил. Я тоже решил уехать, навсегда. Прощай. Документы на дом и Серую на месте. Еще раз прощай. Знай, я люблю тебя. Твой Роман».
Сергей опустился на колени перед записками.
- Дурак, какой же ты дурак, Ромка, что ты наделал, что же ты наделал, сволочь ты такая, - тихо шептал Сергей, - ты же всё не так понял, всё же было по другому. Из глаз Сергея катились слезы.
- Эй, кто здесь, Ромка, ты чо ли? – послышалось снизу.
Сергей вытерся рукавом и начал спускаться вниз. У открытых настежь дверей стояли соседи, Николай с Ниной Петровной.
- Ой, батюшки светы, - опустилась на порог соседка, - Сережа ты, что ли.
- Я, Нина Петровна, я, - ответил Сергей, отворачиваясь, он не хотел, что бы соседи увидели его в таком виде.
- А Ромки уже неделю как нет, опять пропал, я тут услышала, как будто калитка скрипнула, думаю, кто бы это. Ромка в последнее время только на мотоцикле, а тут ничего не слышала. Думаю, не иначе воры. Подняла Николая, а тут ты, - тараторила соседка.
- Батюшки светы, да нем лица нет, посмотри какой бледный, - продолжала она, обращаясь уже к мужу.
- Ну, вы парни даете, - вставил свое слово Николай, - то один теряется, то другой, не можете вместе, али как? Вот бог дал соседей? Вы конечно с Романом парни хорошие, но и мы ведь люди, переживаем. Ты может быть знаешь, где Роман.
- Дядь Коль, теть Нин, Ромка умер.
Николай присел рядом с женой на порог.
- Как умер, когда? Он же здоровый как бык.
- Разбился на мотоцикле, насмерть. Мотоцикл цел, а Ромки нет.
- Ох, батюшки светы, - подала голос Нина Петровна, - это ты всё со своим мотоциклом, заразил парня. Ой, как жалко, какой хороший парень был.
- Сереж, заходи к нам, помянем Ромку, - позвал соседа Николай.
- Да нет, дядь Коль, я тут побуду, оставайся.
Мужики сели за стол. Нина Петровна принесла закуски, бутылку самогона. Помянули Романа. Изрядно захмелели.
- Слышь, Серёга, я видел, как мучается Ромка, всё метался, пытался забыться в работе, а не всегда получалось, иногда срывался, и пил. Но сила воли у парня. Я и к мотоциклу его пристрастил, что бы занятий побольше, дум поменьше, - рассказывал сосед.
- Я же сразу заметил, - продолжал Николай, - что у вас не просто дружба, видел, как вы к друг другу относитесь, прямо как братья, ну и что, что вы эти, ну и кто бы узнал, жили и жили бы. Нет, всё надо бегать куда-то. Добегались.
- Дядь Коль, вот ты меня понимаешь, а родители, что мои, что Ромкины, всё в штыки. Мои винят во всем Романа, а его отец думает, что я Ромку совратил. Как дальше жить, скажи дядь Коль.
Зазвонил телефон.
- Да, пап, - ответил Роман, - нет, не приеду, зачем, я вчера всё рассказал, о чем нам ёще говорить.
- Если хочешь поговорить, приезжай сюда.
- Отец звонил, - обратился к Николаю Сергей, - будет мозги на место ставить.
- Я ему сам мозги на место поставлю, как он может, он же тебе отец.
Они сидели и курили на крыльце, когда к дому подъехала машина, и из неё вышел отец.
- Здравствуй Женька, - Николай обхватил своими лапищами отца Сергея и обнял, - сколько лет, сколько зим.
- Здравствуй Николай, - отец пытался высвободиться из мертвой хватки соседа. – Сергей, где мы можем поговорить наедине.
- Говори здесь, дядя Коля всё знает, и в отличие от тебя, понимает, - говорил Сергей, глядя отцу прямо в глаза.
- Сереж, мне просто вчера нужно было всё переварить, ты наш сын, какой бы ты ни был, мы с мамой тебя любим.
Отец подошел и обнял Сергея.
Опять зазвонил телефон. Это был Валера. Переговорив, Сергей сказал, что родители Романа просят его поехать за телом сына. Марина просто этого не переживет, а у отца обострилась старая травма.
- Я все таки не верю, что Ромка мог разбиться, - вдруг заявил Николай, - он был очень осторожен на дороге.
- Ты возьми с собой Андрея, - продолжил сосед, - он же знает, какой у Ромки был мотоцикл, может это вовсе не он.
- А где же я его возьму, этого Андрея.
- Ромка говорил, что его отец взял Андрея на работу водителем, узнай.

Сероголубой внедорожник пробирался по разбитой горной дороге, объезжая огромные валуны, скатившиеся когда-то с гор. Местами приходилось ехать прямо по руслу горной реки. Поток воды, катящийся вниз, пытался сбросить машину, упорно ползущую вверх, натужно ревя мотором. Уже давно закончилась горная тайга, кедровник сменился кустарниками, а затем и карликовой березкой.
- Откуда вы так хорошо знаете эти дороги, - спросил парень.
- В детстве с отцом ходили в горы, конечно, высоко он меня не брал, но до базы и чуть выше мы с ним поднимались часто, - начал рассказ водитель, - затем институт, работа, карьера, думал, всё завязал, батенька с горами. Но нет, приятель вытащил на прогулку в горы лет пять назад. Просто прогулялись, посмотрели на красоту, и так захотелось опять на высоту. Так вот последние пять лет не могу без гор. Вот и приехали. Дальше только пешком.
Они остановились перед двумя столбами, означавшими ворота территории турприюта, находившегося у подножия ледника. Водитель посигналил. Из дома вышла молодая женщина.
- Здорово, - обняла она водителя,- а это кто, где Денис?
- А это и есть, Денис, – водитель жестом подозвал парня, - ты же Денис?
- Денис, - представился парень и улыбнулся. За десять часов совместной дороги они так и не познакомились.
- А я тогда буду старым альпинистом?
- Он был в горах? – спросила женщина.
- Денис, ты был в горах?- переспросил водитель.
- Не был, но очень хочу, - ответил парень.
- Как мы пойдем с ним, как, если он никогда не был в горах, - спрашивала у водителя женщина.
- Но у тебя когда-то же был первый раз?
- Ладно, но смотри ты за него в ответе. Выходим завтра. Ты проинструктируй новичка.


Сергей стоял у стойки регистрации рассматривал приближающихся парней, пытаясь вычислить того самого Андрея. И всё же просмотрел. Перед ним остановился парень, одетый во все черное. Чёрная летняя рубашка, черные джинсы, черные кроссовки дополнялись черной шевелюрой и недельной давности щетиной, из под черных бровей Сергея оценивал внимательный взгляд проницательных глаз. «Люди в черном» - с сарказмом подумал Сергей. Он сам был одет в обычную свою одежду.
- Сергей? – спросил парень в черном.
- Да.
- Я Андрей, - парень протянул руку, рассматривая и как бы оценивая мужчину.
Сергей пожал руку и подумал: - Да, нехилый красавчик, ах Ромка, Ромка, как же так.
- Вы уже зарегистрировались? - спросил Андрей.
- Нет, ждал Вас, - ответил Сергей, он никак не мог справиться с настигшим его сарказмом, - Пройдемте.
« Неужели я ревную», - спрашивал себя Сергей. «Нет? А что это за сарказм прет из меня. Да, перед таким красавчиком трудно устоять»
Парни зарегистрировались, сели в самолет и на протяжении всего пути почти не разговаривали.


Группа вышла из приюта рано утром. Только рассвело. Солнца еще не было видно, оно пряталось за горами. На парня нагрузили неподъемный рюкзак, определили в середину группы и все двинулись. Часть поклажи везли на себе лошади, как объяснили парню, с лошадьми они дойдут до базового лагеря. Рюкзак казалось, пришпилит парня к камням, по которым шла группа. Он шел и не видел ничего вокруг, только ноги, свои еле плетущиеся, и ноги бодро шагающие впередиидущего. Парень старался не отставать, несмотря на то, что было неимоверно тяжело. Таких нагрузок он не испытывал никогда, хотелось бросить этот чертов рюкзак и побежать назад, где дышится легко и свободно, пахнет кедровой хвоей и где тепло. Но сдерживало одно, его никто сюда не тащил, он сам напросился. И если он сейчас упадет, то какой-же он мужик. Вся прошедшая жизнь осталась где-то далеко внизу. Перед ним были камни, на плечи давил рюкзак. И он шел, превозмогая усталость и боль. Из-за гор выглянуло солнце, яркое-яркое. Парень никогда не видел такого внизу. Он остановился, посмотреть вокруг. Группа шла по склону горы, огибая её с востока медленно набирая высоту. Под ними расстилалось урочище обрамленное склонами гор, покрытых хвойниками, выше горы были голые, с их вершин текли ручьи, сверкающие на солнце множеством мелких водопадов. Парень сверху смотрел на парящих под ними орлов. У него захватило дух от увиденного.
- Устал, - сзади его догнал старый альпинист, - может, что у тебя забрать.
- Не надо, я сам, - парень упорно полез вверх, догоняя бодрые впереди идущие ноги.
- Потерпи, скоро будет привал, - ободрил парня обладатель ног.


На автовокзале в Н-ке Сергей хотел отправить Андрея в местное ГИБДД, узнать, где сейчас находится мотоцикл, а сам поехать в полицию и морг узнать, когда можно будет забрать тело. Андрей воспротивился.
- Ты поверил, что это Роман?
- Андрей, ты же понимаешь, что чудес не бывает, - ответил Сергей.
- Все равно, я не верю. Поверю, когда увижу мотоцикл.
- Ладно, поехали вместе.
Парни приехали на штрафстоянку, их провели к красной Хонде. Мотоцикл действительно почти не пострадал, полопался пластик, незначительно погнулся руль и педали. Двигатель заводился. Андрей стоял в задумчивости перед мотоциклом.
- Ну, что скажете, это мотоцикл Царева, - обратился к ним капитан.
- Да, -тихо ответил Андрей.
- Тогда пройдемте, подпишем акт осмотра.
- А когда можно будет забрать мотоцикл.
- Дней через десять, когда закончатся следственные действия.
Парни сходили в кабинет капитана, подписали показания, и когда вышли из здания, Андрея прорвало.
- Серега, это его мотоцикл, а я до конца не верил, значит это он? Сергей, значит он умер, скажи мне, Ромки больше нет. Скажи, а не может быть какой – то другой ошибки. Что ты молчишь, скажи, - у Андрея начиналась истерика.
- Я не верю, Он жив, жив.
Сергей обнял Андрея, а тот уткнулся в плечо и продолжал как заклинание, «он жив, он не мог умереть».
Прохожие, некоторые с удивлением, а некоторые с презрением обходили странную пару, двух красивых молодых мужчин, обнимающихся напротив здания ГИБДД,


После привала рюкзак показался еще тяжелее, подъем еще круче. Силы казалось, оставят парня, но он шел. Потому что шли все. А он, что слабее всех. Ноги на автомате сами донесли парня до места стоянки. Он рухнул прямо на камни, освободился от рюкзака, и растянулся, с удивлением наблюдая, как члены группы, ходят. И не только ходят, но и что- то делают. Одни ставят палатки, другие расседлывают лошадей, третьи разводят костер. Парень поразился, сколько у людей может быть сил. Он встал, подошел к своему поручителю и спросил, что нужно делать.
- Отдыхай! На сегодня ты сделал свое главное дело, дошел сюда, не ныл, не отдал никому свою ношу. Поверь, у тебя был сегодня очень тяжелый день, но ты выстоял и не отступил. Поверь это надо тебе, и прежде всего тебе. Я это понял на дороге, по боли в твоих глазах. Тебе нужно вновь подняться, поверить прежде всего в себя, а затем и в друзей. А сейчас отдыхай. Набирайся сил. Завтра будет еще тяжелее, но ты справишься.
Парень сидел, наблюдая, что делают другие. Никто из группы ни разу не высказал недовольство. Все занимались своими делами, готовя лагерь к ночлегу.

Романа похоронили на поселковом кладбище. Родители не хотели пышных похорон, но народу собралось очень много. Оказывается, Ромка за свою недолгую жизнь сделал много добрых дел. Пришло очень много друзей из школы, университета, коллектив Ромкиной фирмы просто завалил могилу своего начальника цветами. Женщины искренне страдали, так очень любили Романа. Попрощаться с другом приехали и члены мотоклуба, огласив поселок протяжными гудками мотоциклов. После обеда, Андрей с Сергеем проводили родителей Ромки домой.
- Сережа, ты заходи к нам, я совсем не держу на тебя зла, ты мне теперь как родной, - обратилась к Сергею Марина.
- Обязательно зайду, я же уезжаю не скоро.
- А ты всё же уедешь, не останешься.
- Нет, продолжу исполнять пожелание Евгения Александровича.
- Ты так и не простил его?
- До свидания! – Сергей попрощался, не отвечая на вопрос.
У подъезда парни попрощались.
- Сергей, ты не обижайся на меня, за дружбу с Ромкой, и знай, это была дружба.
- Андрей, как я могу на тебя обижаться. Ну ладно, давай, пока.
Парни пожали друг другу руки и разошлись


Он не заметил, как наступил вечер. Солнце необычно светило снизу и тени от гор ползли снизу вверх. Группа поужинала и разбрелась отдыхать. Парень после ужина провалился в сон. Ему снился друг, он тормошил парня, приговаривая,
- Иди, и не останавливайся, вбивай крючья вот так и так, вяжи узлы вот так. Иди. Только когда ты идешь, ты живешь.
- Просыпайся, а то все проспишь, - тормошили парня сильные руки.
Он встал, умылся ледяной водой из ручья. На автомате поел. Пошел складывать снаряжение, и делал это, как всегда этим занимался, как будто в него вселился дух альпиниста. Молодая женщина, руководитель группы, наблюдая за ним, подошла к старому альпинисту.
- А ты говоришь, он никогда не был в горах.
Парень занял свое место в группе, ему сегодня было тяжело, болели все мышцы, но он шел. Он вбивал крючья, цеплял страховки, страховал и его страховали, к концу дня в группе были уверены, он не подведет, на него можно положиться.
На третий день боль прошла. Идти стало легче, да и груза не было, до вершины оставалось совсем ничего, когда не выдержала старая страховка, и старый альпинист упал в расщелину. Упав, он пожалел, что взял новичка с собой, поручился за него, выдержит или нет парень, а вдруг отпустит. Но парень уперевшись ногами в лед, одной рукой, разбитой в кровь держал страховку, а другой судорожно пытался зацепиться за торчащий выше изо льда крюк. Силы почти оставили его, он уже готов был разжать руки, когда почувствовал облегчение. Чьи-то руки перекинули страховку через крюк, и они вдвоем вытащили старого альпиниста.
Поднявшись на вершину горы, которую называют центром мира молодой и старый альпинист сидели рядом и любовались на открывающиеся со всех сторон просторы.
- А теперь расскажи свою историю, - обратился старый альпинист к молодому.
И парень начал свой длинный рассказ. Старый альпинист слушал не перебивая. Группа уже готовилась к спуску, когда парень закончил свой рассказ.
- Посмотри вокруг, насколько большая наша земля, и какие мелкие мы, как муравьи в муравейнике копошимся со своими проблемами. Посмотри вокруг и поверь, все твои друзья хотели тебе только добра, на то они друзья. Ты должен их простить и пойти дальше по жизни. Только когда ты идешь, ты живешь.

7.

Сероголубой внедорожник остановился на улице города, на другой стороне улицы находился салон связи. Из внедорожника выпрыгнул бородатый мужчина в камуфлированной одежде и перебежал на другую сторону. Он зашел в салон связи и выбрал себе телефон. Он никому не звонил уже две недели. Старый его телефон украли и он не помнил никаких номеров, кроме домашнего. Мужчина вставил в телефон симку, через некоторое время набрал номер.

Сергей, как и обещал, пришел навестить Марину и Машку, как обычно с ним увязался Димка. Они сидели на кухне и пили чай, когда раздался звонок. Марина подняла трубку.
- Алло, вам кого нужно, очень плохо слышно, мама, какая я тебе мама? Роман? Мой сын умер, как вам не стыдно так шутить, - Марина бросила трубку.
Телефон немедленно затрезвонил вновь.
- Алло, молодой человек, перестаньте шутить, - Марина вновь хотела бросить трубку, но Машка подскочила и выхватила трубку.
- Ромка, ты живой, я не верила, что ты умер, Ромка ты где? Ромка, - Машка вдруг побледнела, в трубке раздался визг и затем глухой удар и тишина.
- Что случилось, - выхватил трубку Сергей, - это был Роман, он где.
- Не знаю, что-то случилось, связь оборвалась.
Марина плакала.
- Не может быть, это я виновата, я его не узнала.


Мужчина остановился перед пешеходным переходом, разговаривая по телефону. Вдруг он закричал.
- Мама, я не умер, я живой, - и опять начал судорожно набирать номер в телефоне. Он пошел к машине стоящей на противоположной стороне улицы, слушая, что ему говорят в трубке. Перед ним, по встречке проехали три мотоциклиста. Один из них на красной Хонде. Мужчина остановился провожая взглядом мотоциклы.
Андрей, забравший ромкин мотоцикл, увидел в зеркало заднего вида, как в стоящего на переходе бородатого мужчину в камуфляже, безвольно опустившего руки на огромной скорости несется автомобиль. Андрей отвел взгляд, чтобы не видеть развязки событий.


Он открыл глаза, на белом потолке играли солнечные блики, он попытался пошевелить руками, ногами. Было очень тяжело и больно, в носу что-то сильно мешало, хотелось откашляться, но он не мог. Хотелось вырвать из носа то, что там торчало, мешая нормально дышать, но руки совсем не слушались. Он почувствовал прикосновение к своей ладони, чья-то теплая сухая кисть пожала его руку, он ответил. С трудом перевел взгляд с потолка вбок, туда, где должен быть этот кто-то пожавший руку. Рядом сидел молодой седой мужчина. Он его знал, точно знал, но тогда он не был седым.
- Ммммм – он попытался что-то сказать.
Сергей увидел, что Роман открыл глаза, попытался пошевелить руками. Он пожал тихонько Ромкину кисть. Ромка перевел взгляд на Сергея. Ромкины брови сложились домиком. Сергей понял, - «Узнал».
Из Ромкиных глаз потекли слезы. Он мычал, трубки введенные в трахею не давали говорить.
- Подожди, мой хороший, подожди, скоро у тебя уберут эти трубки и мы сможем поговорить. С тобой будет все хорошо. Ты уже проснулся. Руки срастаются, а ноги целы, голова уже цела. Скоро выздоровеешь, - Сергей гладил Ромку по руке, и приговаривал.
- Бедный ты мой, сколько же тебе пришлось пережить.
Ромка слушал, мычал, и ревел.
На следующий день, когда окончательно восстановилось дыхание, удалили эндотрахеальную трубку. Ромка начал говорить, сначала сипел, но к вечеру голос восстановился. Пришел Сергей. Ромка обрадовался, как ребенок. Спросил.
- Ты чего такой седой?
- С тобой не только поседеешь, умудриться за месяц два раза умереть.
- Как два раза? Расскажи.
- Первый раз не совсем ты умер, но мы думали, что это ты и тебя похоронили, а второй раз почти по настоящему, у тебя же была клиническая смерть, но местные парни со скорой сотворили чудо и завели твое сердце.
- Где я и как давно здесь?
- В Б-ске, две недели, как тебя машина сбила.
- Меня сбила машина? А я думал, что я погиб в горах, когда тебя увидел, решил, что мы на том свете.
- Нет, спасибо, мне и на этом хорошо, - продолжал улыбающийся Сергей, - Спас тебя твой попутчик, он вовремя оттолкнул тебя и удар получился по касательной, а так было бы очень плохо. Твой попутчик и сообщил нам о тебе, беглеце.
- Сереж, долго я еще здесь проваляюсь?
- Недели две.
- А пораньше можно, ты же волшебник, ты меня вылечишь? Я так по тебе соскучился. Где ты был всё это время?
- Выпишешься, вот тогда всё тебе расскажу.

Для Романа две недели тянулись, как предыдущие два года. Он весь исстрадался, но начал понемногу ходить, голова хоть и кружилась, но не так сильно. К концу месяца Роман сносно ходил и достал лечащего врача, что тот как-то утром в сердцах выпалил.
- Хотите, выписывайтесь, ваш друг хирург, если что долечит.
Ромке только этого и надо было, он тут же позвонил Сергею, что бы тот его забрал.
Сергей немедленно приехал. Он на месяц снял квартиру недалеко от больницы.
Парни приехали в квартиру.
- Проходи, я сейчас приготовлю поесть, - пригласил друга Сергей.
- Нет, сначала в душ, я месяц нормально не мылся, не брился.
Роман юркнул в ванную. Сергей нашел полотенце, дернул дверь ванной. Открыто. Он зашел в ванную, Ромка стоял под душем, за занавеской. Сергей заглянул на занавеску, посмотрел на похудевшего бородатого друга. Ромка стоял под струями душа с закрытыми глазами и наслаждался, по стройной мускулистой фигуре текли струи воды, что делало кожу парня матовой и такой привлекательной. Сергею захотелось потрогать её, но он побыстрее задвинул занавеску и сказал.
- Ром, полотенце на крючке, твое справа.
- Хорошо, - донеслось из-за занавески, - Спасибо.
Сергей занимался приготовлением обеда, а перед глазами стояла фигура парня из душа. В джинсах стало тесно, Сергею даже пришлось уложить член на бок. Когда стол был накрыт, из душа наконец-то вышел Роман. Чистый, розовый, бритый, бедра были обернуты полотенцем.
- Серега, я как обычно без трусов, одолжишь мне свои.
- Там в комнате на кресле, возьми.
Ромка ушел, скинул полотенце, стоял обнаженный, рассматривая трусы.
- Нашел, - в дверях появился и застыл Сергей. Перед ним стоял обнаженный друг, между ног покачивался наливающийся на глазах тяжестью ствол. Ромка бросил трусы и подошел вплотную к Сергею, прижался к нему, вытащил из под ремня рубашку и засунул под неё руки, гладя и обнимая.
- Ромка, я боюсь.
- Чего?
- Я читал, что часто после подобного возникает отвращение, вдруг у нас так будет.
- Дурак, у нас так не будет. Давай разговоры разговаривать будем потом.
Ромка увлек Сергея на диван, скинул с него рубашку, обнажив мускулистый торс, расстегнул ремень джинсов и вместе с трусами стянул их. Из под резинки боксеров выскочил нехилый член, со шлепком стукнувшись о Серегин живот. Ромка целовал и гладил Серегину грудь, соски, спускаясь все ниже и ниже. Серега затих. Роман наклонился над стволом, он делал это впервые. Но он очень хотел сделать Сереге так хорошо, что бы он никогда больше не уезжал. Ромка вспомнил Андрея и набравшись смелости лизнул головку. Серега охнул, Ромка провел языком по бороздке вокруг головки и пощекотал уздечку. Затем захватил головку губами и погрузил в рот, одной рукой взял ствол и начал потихоньку подрачивать. Серега подался вперед мелко, мелко подрагивая всем телом. Ромка догадывался, что у Сереги давно не было секса, да что там догадывался, он это знал, и что стояк мучает мужика давно. Но не думал, что это произойдет так быстро.
- Ромка, Ромочка, давай, - зашептал Сергей, выгнувшись дугой, руки его потянулись к Ромкиной голове, но тот знал, чем это может завершиться, пригвоздил руки Сергея к дивану, одновременно продолжая щекотать головку языком. Он почувствовал, как член напрягся, головка увеличилась, Сергей издал протяжный стон и в Ромкино небо ударил фонтан жидкости, заполняя рот. Ромка выпустил член изо рта, наблюдая, как потоки спермы фонтанируют из пульсирующего ствола, растекаясь по Серегиной груди и животу.
Ромка, зажимая рот, понесся в ванную. Он прополоскал рот и долго чистил зубы, затем сел на край ванны.
Серега долго не мог успокоиться, его то била крупная дрожь, то морозило, то кидало в жар. Такого удовольствия он не испытывал никогда. Он успокоился, а Ромка все не появлялся.
Серега открыл дверь в ванную, Роман сидел на краю ванны с понурым видом.
- Ты, наверное, будешь считать меня после этого шлюхой, но я хотел доставить тебе удовольствие.
- Ромка, ты такой классный парень, такого я не испытывал никогда. Спасибо тебе.
- Правда? – спросил Ромка поднимаясь.
- Правда, правда, - отвечал Сергей, опускаясь перед Романом на колени, и прижимая его к стене. Он захватил ртом опавший Ромкин ствол, на что тот мгновенно отреагировал, заполняя рот Сергея. Серега же неистово работал языком, обволакивая головку, одновременно посасывая. Он вспомнил, как долгими зимними вечерами он мечтал, о том как завалит Романа на кровать, высосет из него все соки. И теперь его мечта сбылась, его парень с ним, и ему с ним хорошо. Ромка опять в беспамятстве схватил серегину голову, насаживая и насаживая на свой ствол, спуская и спуская потоки жидкости. Затем он обмяк силы оставили, парня и он бы упал, если бы Серегины руки не подхватили его.
- Ну, бестолочь, - ругал себя Серега,- ему же нельзя так напрягаться.
- Можно, Серый, можно, - улыбался очнувшийся от экстаза парень, - посмотрел бы я на тебя, у тебя бы тоже ноги подкосились, когда искры из глаз сыплются.
- Да, я вообще после тебя в обмороке лежал минут пятнадцать.
Серега уложил Ромку на кровать, улегся рядом, подложив одну руку под голову, а второй лаская друга.
- Серега, теперь давай рассказывай, куда ты свалил три года назад и почему? – спросил Роман, взъерошивая волосы на родной седой голове.
- Ром, тебе будет неприятно.
- Серега, колись, я же догадываюсь, у вас состоялся разговор с моим отцом. О чем?
- О наших отношениях, он обвинил меня, что я тебя совращаю, а ты нормальный парень, и я должен оставить тебя в покое, уехать из города, иначе он сообщит о моих нетрадиционных наклонностях в структуры, где работал мой отец. А мой отец занимал тогда нехилый пост в правительстве, там шла междусобная война, и информация о сыне-гее могла значительно повредить его карьере. Мне пришлось подчиниться, уехать в Крым, там у меня есть дальние родственники. Они помогли устроиться, а затем Крым стал наш.
Через месяц после отъезда я позвонил Валере, и попросил его сообщать информацию о тебе. Год назад отца благополучно сняли и я мог вернуться, но Валера стал вдруг рассказывать о каком-то Андрее. Что вы не разлей вода, что ты носишься с ним, как на крыльях. Я призадумался, стоит ли мне возвращаться.
- Как ты мог во мне усомниться?
- А что мне было делать, Валера даже прислал фотографии, где вы на мотоциклах, таких два красавца, что я подумал, что мне и делать здесь нечего.
- Как ты мог? – снова переспросил Ромка.
- Расскажи, кто он, Андрей?
- Он мой друг, лучший друг после тебя, - Роман рассказал историю взаимоотношений с Андреем.
- Да, бедолага и тебе его не жалко?
- Жалко, очень жалко, иногда хотелось уступить, но я знал, что ты вернешься, и как будет тяжело Андрею.
- Ромка, а как оказалось, что мы тебя похоронили?
- Да совершенно дурацкий случай, заехал в кафе пообедать, а я же был в полной прострации. Видимо оставил ключи нечаянно в моте, выхожу, а мота нет. Ладно, сумку с документами и деньгами с собой взял и еще шлем, правда я его со злости грохнул. А в кофре осталась куртка и телефон в куртке. Угонщика вы и похоронили, он не далеко уехал, был без шлема, на хвост сел наряд ДПС, он видимо не справился с управлением. Такие вот дела. Остановил попутку, мужик ехал в горы, и взял меня с собой. Андрей тоже альпинист, он снился мне по ночам и подсказывал, как и что делать, не чудо ли. А потом я того мужика спас, не дал упасть в расщелину, мы с ним очень подружились.
Парни еще долго валялись в кровати, ласкаясь и рассказывая друг другу события трех прошедших лет.
- Сереж, когда мы летим домой?
- Завтра?
- Давай не будем никого посвящать в наш приезд кроме родителей, хорошо, ну умер я и умер. Давай уедем вместе в Крым или еще куда, мы же Евгеньевичи, будем как братья, как ты на это смотришь.
- Я смотрю на это положительно, - Сергей набросился на Ромку, - и это тело будет принадлежать мне всегда и всё, всё до последней клеточки.
- А мне что-то будет принадлежать?- невинно спросил Ромка.
- А тебе будут принадлежать все мои дырочки, перекатывая на себя друга и раскидывая ноги, - отвечал Сергей.

Парни, по тихому, прилетели домой. Роман восстановил документы. Уладил все дела с Валерой, продав ему свою долю в фирме. Валера пообещал выплатить деньги в течение года. Дом продавать не стали, а сдали в долгосрочную аренду риелторской компании. Гараж законсервировали, оставив в нем « Серую мышку» и «Красную стрелу 2». Ромка съездил попрощаться к Андрею. Серёга остался в машине, а Роман с Андреем умчались на мотоцикле в поля. Сидели там долго, прислонившись к мотоциклу, обсуждая, что с ними произошло за последние месяцы.
Сергей их не беспокоил.
Андрей спросил, когда они уезжают.
- Придешь провожать?
- Не знаю, может быть.

Провожать их пришли родители, Машка и Димка, Татьяна. Стояли на перроне. Улыбающиеся и грустные, пережившие смерть и воскрешение сына и друга. А сам друг и сын постоянно оглядывался, ища кого-то взглядом.
- Вот он, - шепнул Сергей Роману, - указывая взглядом на одинокую фигуру у выхода на перрон.
Ромка сорвался, подбежал к Андрею и обнял его. Уже объявили об отправлении поезда, а парни никак не могли оторваться друг от друга.
- Прости меня Андрей, - прошептал Ромка и побежал догонять состав.
Андрей развернулся и побежал к мотоциклу. Он гнал, выжимая все из своего мотоцикла, обгоняя попутные машины и нарушая правила. Он успел, встал на переезде перед шлагбаумом. Со свистом, и ветром мимо пролетел состав пассажирского поезда. Андрею показалось, что в окне мелькнуло знакомое лицо. Шлагбаум поднялся, сзади Андрею сигналили машины. Водитель из Камаза стоящего за Андреем вылез из кабины, подошел, хлопнул Андрея по плечу.
- Ты что, уснул, - а затем заглянул в лицо.
- Парень, тебе, что плохо.
Андрей очнулся.
- Нет, нет, всё в порядке, - он слез с мотоцикла, откатил на обочину и сел рядом.
Водители и пассажиры медленно проезжавших автомобилей с интересом рассматривали парня в мотошлеме, сидящего на обочине рядом со своим двухколесным другом. Они не видели, как из глаз парня текут слезы.



Эпилог.

На крыльце загородного дома сидел и курил совершенно седой мужчина средних лет.
Автоматические ворота отворились, и во двор влетел яркий мотоцикл.
- Здравствуй отец.
- Здравствуй сын. Мужчины крепко обнялись.
- Здравствуй Маша. Мужчина с нежностью поцеловал девушку.
- А где вы потеряли Романа с Андреем.
- Да Андрей уговорил Романа остаться в городе, погулять и походить по магазинам, вы же знаете Романа, он же не может устоять, - отвечала девушка.
- Дима,- затем прокричала она, ты все приготовил для шашлыков, вечером приедут родители, а нам сегодня еще нужно успеть съездить к Андрею.

Они стояли в тишине, опершись на оградку могилы, двое взрослых мужчин, парень с девушкой и четырехлетний мальчик. Надгробие было ухожено.
- Мы стараемся, раза три за лето приезжать к нему, - тихо проговорила девушка.
На мотоцикле, выгравированном на обелиске сидел и смотрел них, улыбаясь, молодой парень. Под рисунком надпись , «Андрей В-ч В-в. Погиб в горах спасая товарищей.»
- Дед, а дед, - спросил парнишка седого мужчину, - это кто, указывая на портрет на памятнике.
- Это, Андрейка, друг дяди Ромы, он погиб в горах, поднимая из расщелины своего товарища. Дядя Рома попросил, что бы мы назвали тебя в честь него.
- Пойдем Андрей. Дима, Маша пойдемте. Пусть они побудут вдвоем.
Оставшись один, мужчина провел по выгравированнному лицу парня, вспоминая тепло их недолгой дружбы. Смахнул накатившую в угол глаза слезу. Прошептал.
- Прости меня Андрей.

20.09.2016.

Рекомендуем

Андрей Булкин
Лиза
Витя Бревис
Лето
Алексей Морозов
Белый газовый шарф

4 комментария

0
starga Офлайн 29 сентября 2016 13:20
Очень ждала продолжение полюбившейся истории.Очень рада за Романа с Сергеем.Пройдя через столько преград они вместе.И очень горько от того что погиб прекрасный парень.И возникает много вопросов.Погиб потому что было невозможно спастись или погиб пожертвовав собой не захотев бороться.Сразу вспоминается его любовь к Роману(третий всегда лишний,а у такой любви вряд ли у Андрея были шансы).Но от этого не менее горько и обидно что погиб прекрасный человек.Спасибо Вам за прекрасное продолжение.И радостно и грустно.Вдохновения!
0
Артур Тигор Офлайн 2 октября 2016 22:16
Спасибо за добрые слова и пожелания. Очень рад, что кому то нравятся мои истории про парней. Андрей славный парень, он очень честный и обязательный, он мне больше всех по душе из троих. А почему и как он погиб вы узнаете в заключительной части истории.
0
habita Офлайн 3 октября 2016 20:49
Замечательная повесть! Спасибо огромное автору!!
Полностью готовый сценарий для шикарного фильма!
Еще раз спасибо за Ваш талант!
0
Артур Тигор Офлайн 4 октября 2016 21:32
Спасибо! Не ожидал, что истории про моих парней вызовут интерес и им дадут хорошие отзывы. Постараюсь и в будущем не разочаровать, раз уж вы мне задали такую высокую планку. Еще раз огромное спасибо. Очень приятно.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.