Сергей Артц

Поезд с историей

+ -
+24
Часть I.

Отъезд.

Вся эта неделя прошла в сборах… Компания, в которой я работаю, послала меня «поднимать колхоз», что с нашего сленга переводиться, как поехать в отстающий филиал организации…
Предстояла огромная работа и, по стечению обстоятельств, я был единственным, кто мог туда поехать. Я не женат, детей нет – это было первым аргументом руководства, плюс ко всему за успешный итог командировки, мне сулил пост директора направления и, вдобавок, у нас не принято отказываться. На вопрос, какой срок командировки, мне в ответ лишь пожали плечами и назвали – ориентировочно год. Естественно, мало приятного, когда тебя срывают с места и шлют за тридевять земель, но что-то внутри говорило мне, что ехать нужно! Действительно, периодически нужно менять место жительства, круг общения и сам образ жизни.
И, как оказалось, меня не обманул мой внутренний голос…

Встреча.

Строгого вида проводница, проверила мои документы, билет и проводила в мое купе. Можно было порадоваться тому, что в купе я в данный момент был один. Знаете, я не люблю шумные компании, даже если эти компании мне знакомые. Я быстро устаю, видимо, у меня развита демофобия (боязнь толпы). И даже на праздниках, меня хватает на пару часов, потом я хочу уединиться, просто побыть в одиночестве.
Поезд медленно стал набирать скорость, за окном стали проноситься заснеженные дачи, садовые участки и дремлющие под покровом снега поля…
Я вышел из купе, подошел к проводнику и спросил в каком вагоне ресторан. К моему удивлению ресторана в поезде не оказалось, был лишь буфет через два вагона. Взяв деньги и предупредив проводницу, что отлучусь, я пошел в буфет. Курить, как оказалось там нельзя, поэтому наскоро перекусив, взяв баночку колы с собой, я вернулся в свое купе. Достал походный нетбук, подключил модем и полез в просторы интернета. Приближалась очередная станция. Мне очень хотелось остаться одному, но увы… В купе зашли два парня. Одному лет тридцать пять, а второму на вид лет двадцать. Мне сначала показалось, что они братья, оба темноволосые со схожими чертами лица. Но по первому диалогу между ними я понял, что это не так. Они чужие друг - другу люди.
Парень, что был постарше, обратился ко мне с вопросом:
– Вы не могли бы встать, я вещи кину в полку?
– Да, конечно, – отозвался я, и поднялся со своего места.
Когда его вещи перекочевали с пола в полку, я решил выйти покурить, дабы дать людям разместиться нормально. Наши купе не предусмотрены для стояния троих людей. Предварительно нажав на нетбуке сочетание клавиш WIN+L, я вышел в тамбур. Если честно, мне не хотелось возвращаться в вагон, я хотел побыть один. Мне меньше всего сейчас хотелось отвечать на вопросы попутчиков, что-то спрашивать у них, и делать вид, что интересны их ответы. Нет, я не мизантроп, я просто люблю порой побыть один и видимо именно сейчас мое желание дало о себе знать.
Накатила очередная волна грусти. Вроде я свыкся с мыслью, что еду туда… Нет, видимо проблема была не в этом. Я, парень, которому уже двадцать восемь лет. Не дурак, не фрик, не эгоист… Человек готовый отдать себя всего отношениям, но не везет… То ли парни такие попадались, то ли и в самом деле проблема во мне? От этих размышлений становилось всегда грустно и до слез обидно, почему же так? На протяжении всей своей жизни я ни когда не делал людям плохого, не подставлял, не предавал, не унижал. Я люблю людей, уважаю их мнение, не ставлю себя выше кого-то (включая подчиненных), видимо поэтому ко мне всегда относились с любовью. Меня нельзя ненавидеть – меня можно не любить…
За всеми этими размышлениями я не слышал, как парень из моего купе, тот, что по моложе, тоже вышел покурить и уже стоял минут пять, разглядывая меня.
– Можно прикурить? – спросил он, прервав мои размышления.
– Да, пожалуйста, – я протянул ему зажигалку и достал себе еще одну сигарету.
Но толи у меня взгляд был затравленного волка, толи от своей воспитанности он спросил:
– С тобой все хорошо?
– Э ммм… Да. Все нормально, спасибо, – я немного был обескуражен его вопросом и уж точно не имел желания рассказывать причину своей грусти.
Хотя не скрою, парень мне был симпатичен – среднего роста, субтильный, длинные темные волосы с косой челкой на правый глаз и пирсингом в обоих ушах. Одет стильно: узкие джинсы черного цвета, футболка, дорогие кроссовки с разноцветными шнурками, дорогие часы на левой руке и увесистый золотой браслет на правой руке. И ко всему прочему, было видно, что парень прост в общении и сразу перешел на ТЫ, не употребляя глупых ВЫ, потенциально понимая, что все равно будет общение на ТЫ!
– А почему ты спросил?
– Мне показалось, что тебе плохо. Ты не против, если я тут с тобой постою?
– Что я так плохо выгляжу? – с улыбкой спросил я.
– Нет. А плохо может быть не только физически, но и душевно.
«Ооо, парень,» – пронеслось у меня в голове. – «Ты только мне не рассказывай про душевную боль и терзание. Я с этим живу последние лет десять».
– Возможно, ты прав… – задумчиво произношу я.
– Ты далеко едешь?
– Да, еще двое суток.
– И я.
– А ты, до какой станции, – уже начал интересоваться я.
– Я до Красноярска.
– А я выхожу чуть раньше. В Ачинске.
– Ты там живешь? – спросил он.
– Нет. Я еду в долгосрочную командировку. А ты?
– Тоже нет. Я еду… – парень на мгновение замялся. – Я еду к другу, давно не виделись!
– Хорошо, – с неподдельной грустью сказал я. – Друзей нельзя забывать.
Так мы стояли в тамбуре и общались минут, наверно двадцать, пока не начало тошнить от сигарет.
– Пойдем в купе – предложил я.
– Да, я сейчас приду.
Я зашел в купе и заметил, что мой нетбук закрыт. Не подавая вида, я сел на свою полку и открыл его снова.
– Извини, это я закрыл. Просто тебя долго не было, и я подумал, что ты к кому-нибудь ушел. Решил закрыть, что бы батарею не разряжать, – послышалось с верхней полки.
– Ничего страшного, – с еле уловимой улыбкой ответил я.
– Владимир, – протянул с верхней полки руку мой второй попутчик.
– Ярослав, можно Ярик. Очень приятно – ответил я.
– Взаимно. Редкое имя.
– Ну да, достаточно.
– Ярик, ты как к алкоголю относишься?
– Смотря что, я не все пью.
– Предлагаю выпить водки.
– Я не против, только тут ресторана нет, и я не уверен, что в буфете имеется водка.
– Зачем нам буфет, у меня все есть с собой.
В дверь постучали.
– Чай не желаете – улыбаясь, спросила заглянувшая проводница.
– Нет, спасибо. Мы сразу к горячему, – смеясь ответил Владимир.
– Только не сильно громко, ребята. А где ваш третий попутчик?
– Курил в тамбуре – сказал я.
– Ну и ладно, ребята, только не громко. Хорошо? Если что-то нужно, постучите ко мне в купе.
– Да, конечно, спасибо, – ответил Владимир.
Дверь закрылась.
– Ярик, единственное, у меня только два стакана. Наш третий будет интересно?
– Я не думаю, но все же дабы не обижать, пойду и возьму стакан.
Я вышел из купе, пошел к проводнику попросить стакан. На что, показавшаяся мне строгой проводница, с улыбкой мне протянула стакан в подстаканнике и пачку сока.
– Сок в подарок. Просто боюсь, что пропадет.
– Огромное вам спасибо, а то пришлось бы идти в буфет.
– Вы не ходите в буфет по мелочам, там все очень дорого. Если что-то будет нужно, то спрашивайте.
– Еще раз огромное спасибо, – раскланиваясь, я вышел из купе.
Войдя в купе, я, поставив стакан и сок, спросил у Владимира.
– Он так и не появлялся?
– Не-а.
– Я пойду гляну, где он там, а ты пока разливай.
Я прошел по вагону до тамбура, где мы разговаривали с парнем. Он все стоял там и смотрел в окно.
– Кстати, меня Ярославом зовут, можно Ярик, – протянул я руку.
– Александр, можно Сашка.
– Очень приятно, – улыбнувшись, сказал я.
– Взаимно.
– Пойдем в купе, мы там решили знакомство отметить немного.
– Я не пью в принципе, но за знакомство немного можно.
– Ну вот и классно! Пошли.
Вечер обещал быть насыщенным, моя грусть куда-то улетучилась. Мне было приятно общаться с этими людьми, они были естественными и не пытались лебезить передо мной. Но и им было интересно общение со мной.
Наступила ночь. Допив последнюю стопку, я вышел в очередной раз покурить. Вовка уже дрых на верхней полке, а Сашка лазил в интернете с моего нетбука. Зайдя к проводнице, попросил ее продать мне пива, она не смогла мне отказать, сказа лишь, что бы я никому не говорил.
Когда я вернулся в купе, Саша посмотрел на меня и улыбнулся:
– Пиво где-то раздобыл.
– Кто ищет, тот всегда найдет! Будешь? – смеясь, спросил я.
– Нет, спасибо, я не мешаю.
– Оооо, слова не мальчика, а мужа. А говоришь, что не пьешь…
– Я, правда, редко пью.
Мне так было хорошо и спокойно с этими ребятами. А может им, просто, все равно было на меня. Мы всего лишь попутчики, а через несколько десятков часов, разлетимся каждый в свою сторону, и не вспомним даже имен.
Саша потянулся, закрыл все страницы и вернул мне нетбук.
– Налазился?
– Ага. Ничего интересного в мире не происходит.
– А что тебя интересует?
– Многое… Люблю рисовать, смотреть аниме, люблю всякие игры.
– Интересно.
Мы уже легли на свои полки и все еще продолжали разговаривать. Что-то доверительное зарождалось между нами. Мы болтали до тех пор, пока Саша уже не стал проваливаться в сон и бормотать несвязные слова.
Утром меня разбудил шум. Я открыл глаза и увидел, что в купе никого нет, а из коридора вагона доносились голоса Владимира и кого-то еще. Быстро натянул в джинсы я вышел в на шум.
Какой-то парень, лет двадцати пяти, удерживаемый нашей проводницей, матерился и кричал на Сашу. А Владимир, загородив собой парня, что то спокойно отвечал разъяренному «быдлу». Из слов «быдла» я еле смог разобрать, что он называет Сашу пидором и что таким не место на земле. Саша стоял со стеклянными от слез глазами. Я, недолго думая, взял Сашу за руку и заставил зайти купе, хотя он и сопротивлялся. Потом прошел мимо Владимира и направился к источнику шума, но Вовка схватил меня за плечо и сказал:
– Ярик, не связывайся ты с этим уродом.
Я убрал с плеча руку Владимира и двинулся дальше. Встав лицом к лицу с «быдлом», посмотрел в его совсем не трезвые глаза и предложил парню, прекратив орать, покинуть вагон. Но видимо я не смог произвести впечатление на «быдло», он начал поливать матом уже всех и орать, что тут вагон пидарья. Я уже не смог сдержаться, отодвинул нашу проводницу, взял буяна шиворот и вытолкнул из вагона в тамбур.
Возвращаясь из тамбура и проходя мимо проводницы, я получил ее одобрительную улыбку.
Мы с Владимиром зашли в купе, на нас смотрели испуганные и красные от слез глаза Саши.
– Саш, успокойся, все нормально, он ушел. Не расстраивайся ты так из-за дурака, – начал успокаивать Сашу, Владимир.
Но Саша как-то странно смотрел на него, с испугом. Весь сжался в комок, взъерошенный и заплаканный.
– Вов, дай я поговорю. Выйди, пожалуйста.
– Да, конечно, не вопрос – похлопав меня по плечу, сказал Владимир и вышел из купе.

История жизни Саши.

Я сидел и смотрел на Сашу. Потом протянул к нему руку, от чего он испугался еще больше и вдавился в стенку купе.
– Не бойся, Саш. Я не причиню тебе зла. Ты ведь сам хотел со мной поговорить. То, что сказал тот парень - это правда? Ты гей?
Саша, со взглядом загнанного волчонка смотрел на меня. Тут, он кинулся и хотел выбежать из купе. Я схватил его за талию и рывком прижал к себе.
– Ну что ты творишь? Я же тебе не враг! И Вовка не враг! Давай рассказывай, что произошло?
Саша смотрел с недоверием, но попыток вырваться больше не предпринимал. На его лице четко читалась боль, обида и страх…
– Саш, успокойся, все нормально. Чтобы не сказал тот урод, отношение мое к тебе не изменится! Скажи мне, ты гей?
Саша посмотрел на меня и лишь еле заметно кивнул.
– И что? Что ты не человек что ли?
По его щекам покатились слезы… Я прижал парня к себе, он уткнулся мне в плече и начал плакать.
Мне было ужасно жалко его, он был мне симпатичен не только внешне, но и душевно. У этого парня, совсем еще ребенка, сохранилась чистота и вера в лучшее, наивность, но в то же время взрослое, даже слишком для своего возраста, отношение к жизни. Я прекрасно понимал, что в другой ситуации этот парень даже не посмотрит в мою сторону. Я всегда здраво и логично расцениваю свои шансы и вот это как раз тот случай, в котором мои шансы ровны минус сто процентов в десятой степени.
– Ну, успокаивайся, Саш, все хорошо. Ни кто тебя не тронет тут, я тебе обещаю!
После моих слов, парень, оторвал свою голову от моего плеча, посмотрел своими заплаканными глазами на меня и спросил:
– Правда?
– Конечно, правда, Саш! Я когда-нибудь тебя обманывал? – и сам засмеялся, понимая, что сморозил глупость.
Саша лишь улыбнулся и прижался ко мне.
– Спасибо тебе, за то, что ты есть, – Саша тяжело вздохнул.
Некоторые слова ставят меня в тупик, как например эта Сашина благодарность. Ведь он меня совсем не знает, не знает обо мне совсем ничего… И я лишь смог в ответ сказать:
– Угу.
– Ярик, – он посмотрел мне в глаза. – Я тебя обманул тогда, в тамбуре. Я еду не к другу, а к парню, которого люблю…
– И что? Это нормально в данной ситуации, ты же не знал тогда моего отношения к геям.
– Да… Я очень боюсь реакции людей. Меня всегда родители воспитывали в строгости, учили всегда говорить правду, но как я мог им тогда сказать? Мой отец, крупный бизнесмен и всегда ненавидел мне подобных. А мама - мама не смогла бы меня поддержать, она слишком любит отца, что бы в чем-то ему перечить. Порой мне кажется, она меня любит намного меньше, чем его.
– Понимаю, Саш, но как же ты решился тогда уехать?
– Мне было это нелегко. Не смотря ни на что, я их люблю, они же мои родители. Но, я больше не мог так жить… Даже нет, не жить, а существовать! Последний год превратился в ад.
– Почему?
– Это случилось чуть больше года назад. Как раз отмечали мое семнадцатилетние…
– Погоди, Саш, а сколько тебе сейчас?
– Мне недавно было восемнадцать.
– Ммм, а мне показалось, что тебе лет двадцать… Извини, что я тебя перебил, продолжай.
– Это ты извини, Ярик, что гружу тебя своими проблемами. Тебе это, наверное, не интересно?
– Все хорошо, Саш! Продолжай
– Ну вот, в очередной раз во хмелю, когда мой отец, начал говорить, что геи это грязь, что это против закона природы, что их надо всех вывозить и расстреливать, как бродячих собак - я не выдержал. Не знаю, откуда у меня взялись силы возразить ему, я начал кричать на него, что мол ты говоришь, что их надо расстреливать – так начни со своего родного сына! Да, папа, твой сын пидор! Тот, которых ты всегда поливаешь грязью и которые недостойны жить в обществе! Кто тебе дал право судить людей? Ты кем себя считаешь? Господом Богом? Что ты знаешь вообще о законах природы? Если есть я, и мне подобные, значит это так и задумано! Очнись, отец, за что ты так ненавидишь геев? Что плохого они тебе сделали? Что я тебе сделал плохого? Видимо только то, что я родился таким!
После этих слов я вылетел с кухни. Схватил куртку, ботинки и выбежал на площадку. Сбежал по лестнице, наспех обулся и накинул куртку, и выскочил на улицу.
Когда бежал, то слышал, как мама звала меня вслед. Но я не мог и не хотел возвращаться. Тогда я точно решил, что уеду к нему…
– А кто он, Саш?
– Его зовут Вадим. Мы с ним познакомились, когда мне было пятнадцать. Он учился в нашей школе, что и я, только на год старше. Познакомились случайно, в общей компании. По началу он не проявлял ко мне ни какого интереса, так как на него постоянно висли девушки. Ну а я уже спустя месяц нашего общения понял, что люблю его, люблю очень сильно. Но как ему об этом сказать? И вот, в один летний день, когда было очень жарко, мы с ребятами поехали на велосипедах к озеру. Все купались и резвились в воде, кроме меня…
– Почему, кроме тебя, Саш?
– Мне стыдно в этом признаться, но я не умею плавать.
– Ничего стыдного в этом нет.
Саша лишь улыбнулся в ответ.
– Все купались, а я с завистью смотрел на ребят. Я разглядывал их тела, уже тогда понимая, что не такой как они. Тогда я не знал, что именно со мной не так. Почему меня всегда тянуло к общению только с парнями, а на девушек вообще не смотрел. И вот Вадим вышел из воды, подошел ко мне и спросил, почему не купаюсь. Я ответил, что не умею плавать. Вадим усмехнулся и сказал, что бы я раздевался и лез в воду, он меня научит плавать. В тот день, Вадим, меня действительно научил держаться на воде. Мне понравилось плавать. Мне понравилось общаться с Вадимом. Но, что мне понравилось больше, я так тогда и не понял – то ли то, что я научился самостоятельно держаться на воде, то ли то, что Вадим был рядом...
В следующую субботу, мы с Вадимом встретились у его дома, и он предложил поехать на озеро вдвоем. Я был несказанно удивлен. Но от того, что я смогу побыть с Вадимом наедине, душа моя просто ликовала, а сердце выпрыгивало из груди.
Мы приехали на озеро, разделись и полезли в воду. Вадим сказал, что бы я пробовал проплыть сам, но у меня не получилось. Тогда он подошел сзади, взял мои руки в свои, и стал показывать как надо плыть. От его прикосновений кружилась моя голова, сердце предательски колотилось, как сумасшедшее. Потом Вадим, сказал, что бы я лег к нему на руки и пробовал проплыть. Я послушался. Одна его рука поддерживала мою грудь, а вторая живот. Но в тот момент когда, я поплыл, Вадим не успел переставить руки и они заскользили по моему телу. Он случайно провел рукой через плавки по моему члену, я посмотрел на его лицо и прочел на нем сильное удивление: «Саш, да ты возбужден, как я посмотрю», – сказал он.
Я нечего не мог ему сказать. Мне было стыдно и страшно. Он стал выходить из воды и позвал меня с собой. Когда мы вышли из воды, Вадим взял меня за руку и повел к ближайшим зарослям камышей, там он меня поставил на колени, взял одной рукой за голову, а второй достал из плавок свой член.
– Он тебя изнасиловал, Саш?
-Нет, он меня не насиловал, мне самому очень хотелось этого, я с удовольствием сделал ему минет, и сам кончил от этого, не прикасаясь к своему члену.
Так вот и началось наше познание гей-секса. Каждый вечер мы старались уединиться и придавались ласкам. Когда наступили холода, нам пришлось ютиться в подъездах или дома когда у меня или у него не было родителей. Так прошел год наших с Вадимом отношений. Нет, естественно мы не показывали вида в компании, школе и при родителях – нас бы не поняли. Вадим, как и раньше, встречался с девушками и даже мне нашел. Вот так все и шло, мы провожали девчонок и бежали в любое укромное место, что бы насладиться друг другом. Наступил август, и все рухнуло в один день. Он тогда пришел ко мне и сказал, что через неделю с родителями переезжает далеко от сюда, объяснив, что отца переводят служить в другую воинскую часть. Сказал, что родители подали его документы в ВУЗ в том городе, и что он очень меня любит. Всю эту неделю, мы провели вдвоем, не появлялись в компании, расстались с девушками и придавались ласкам. Чем меньше времени оставалось до дня его отъезда, тем больше я не находил себе места, ночами я плакал в подушку и спрашивал Бога, почему так все не справедливо? Ведь мы любим друг друга, зачем нас разлучать. И вот наступил этот день. Мы стояли на перроне и еле сдерживали слезы, смотрели друг на друга. Поезд медленно показался из-за поворота и все стали прощаться, я стоял чуть в стороне. Когда Вадим, попрощавшись со всеми ребятами, подошел ко мне, я кинулся к нему на шею и, уткнувшись ему в грудь заплакал. Я не мог больше сдерживать слез, я не плакал, а рыдал на его груди. Когда подошло время посадки, я все не мог отпустить его, пока уже отец Вадима, чуть ли не силой, оторвал меня от него. Щелкнул меня поносу и сказал, чтобы я не раскисал. Что, мол, придет время, и мы встретимся снова и сказал, что я могу приехать к ним в гости, как только они устроятся.
Я еще долго стоял на перроне и смотрел, как поезд увозит в даль мою любовь, моего Вадима. В голове все крутился текст песни «Between You And I» , группы «Every Avenue»…

Maybe it's all for the best,
But I just don't see any good in this, no.
Maybe we'll find something better
But the lovers that leave us
Will always hold the place


Ярик, ты не представляешь, каким адом оказался первый месяц нашей разлуки. Я сходил с ума, от одиночества и желания быть рядом с Вадимом. Ежедневно я писал ему на электронную почту, мы переписывались в ICQ, созванивались, я спал с его фотографией под подушкой. Не было дня, что бы я не вспоминал о нем. По вечерам я закрывался в своей комнате, смотрел на его фото и плакал.
К началу учебного года, я немного отошел, но грусть все равно была в моем сердце. Потом началась очень тяжелая пора, мне приходилось после школы заниматься с репетиторами, учить помимо домашних заданий два языка – так решил за меня папа. Незаметно пролетало время, и наступил Новый Год. Новый Год без Вадима… Я скучал по нему безумно.
Через месяц с небольшим, четырнадцатого февраля наступил мой День Рождения.
– Саш, тебе не тяжело это рассказывать? – я следил за его рассказом и видел, как меняется его лицо.
– Нет, мне легко с тобой, Ярик, спасибо, что слушаешь меня. Другой бы на твоем месте ушел или что еще хуже, морду бы мне набил.
– Прекрати меня захваливать, а то я и сам начну верить, что я хороший – сказал я, смеясь.
– Но, ты и в правду хороший, Ярик.
– Спасибо, Саш, мне это редко говорят, в основном только за спиной на х.. посылают.
– Дураки они, Ярик. Твоей жене повезет с таким мужем.
– Ага – это все что я мог сказать ему тогда.
Нет, я не боялся сказать правду этому парню, теперь не боялся. Я просто не хотел перебивать его своим неинтересным жизненным рассказом, да и как-то плакаться я не люблю…
– Что было потом, Саш?
– Я выбежал на улицу. Меня бил нервный озноб. Я все думал о том, что все смог рассказать родителям. Я не знал, что будет потом, но если честно, мне было все равно. Главное - я это сделал! Я смог сказать то, что нужно было сказать еще два года назад.
Я шел по улице, не ощущая пронизывающего холода. Я не знал как мне уехать к Вадиму. Ведь выходя из дома не взял даже кошелька, а тех денег, что были у меня в кармане не хватило бы даже на дорогу до вокзала.
Я шел и думал, куда мне идти и где взять денег на билет. О возвращении домой не могло быть и речи, так как я понимал, что отец не сможет меня понять и принять таким, какой я есть. Он убьет меня или чего еще хуже - запрет дома.
Я посмотрел на свою руку и меня осенило. На моем пальце красовалась золотая печатка, которую родители мне подарили на шестнадцатилетние. Я решил ее продать, что бы добраться до любимого Вадима. Но вставал вопрос, как купить билет, ведь паспорта у меня тоже не было. За раздумьями я дошел до центра города. В первом попавшемся ювелирном магазине я подошел к продавцу и попросил оценить мою печатку с целью продажи. Продавец подозрительно на меня посмотрел и спросил про документы на изделие, пришлось выкручиваться и говорить, что я их не взял. Продавец взял печатку, покрутил ее в руках и сказал, что придется подождать минут десять. Времени было предостаточно, и я согласился. Присев на диван, стал продумывать дальнейший ход действий. Оставалась проблема с паспортом.
За раздумьями я не заметил, как в магазин зашли два милиционера, и подошли ко мне. Из подсобки вышел продавец и сказал им, что, мол, я хотел продать краденую вещь. В общем, все мои возражения пролетали мимо ушей милиционеров. Они меня загрузили в свой УАЗик и отвезли в отделение милиции. Мне ничего не оставалось, как сказать следователю свои паспортные данные и адрес проживания.
Через пятнадцать минут, меня вывели из кабинета следователя и повели к выходу, где меня уже ждали мои родители. Я посмотрел на отца, он лишь украдкой глянул на меня и пошел в кабинет к следователю. Мама подошла ко мне и сказала, что отец очень расстроен. Он весь остаток вечера просидел в кресле и о чем-то думал. Я посмотрел на маму и сказал: «Я плохой сын, мам, зачем я вообще родился?».
С этими словами я вышел на улицу, достал сигарету и закурил. Вскоре вышли родители, и мы поехали домой. Первые две недели отец не разговаривал со мной вообще. Меня лишили карманных денег, оставляя лишь деньги на столовую в школе. А еще через неделю, меня заставили три раза в неделю ходить к психологу. Но как ни странно психолог оказалась очень хорошим специалистом и на все крики отца сделать его сына нормальным, она сказала, что это не болезнь и лечению это не подлежит. И как отец не пытался давить на нее, она отказалась что-либо делать. Но отец на этом не остановился, он нашел еще одного психолога и тот за хорошие деньги стал выносить мне мозг о том, что, мол, негоже парню любить парней.
Я сдал ЕГЭ практически на отлично. За это мне вернули возможность получать карманные деньги и возвратили все те, что не давали за прошедшие полгода. Я поступил в институт, хотя мне этого не хотелось. Естественно мои родители откупили меня от службы в армии, поэтому институт мне был не нужен.
Так прошел этот год. Для себя я точно решил, что после совершеннолетия я уеду к Вадиму, но письма от него приходили все реже и реже, в ICQ он не появлялся, а телефон молчал.
Благо родители мне выделяли неплохие суммы, и я сумел скопить около трех тысяч долларов и плюс ко всему на совершеннолетие мне подарили дорогущий ноутбук, который впоследствии мне пришлось продать, что бы на первое время обеспечить жизнь себе и Вадиму.
Позавчера я проснулся от скандала, который учинил мой отец, он кричал на мать, что все эти сеансы психолога полная ерунда и что, если они мне не помогут, то он положит меня в клинику. Я не мог больше ждать. Встав, я наскоро позавтракал и поехал якобы в институт, а сам со всех ног понесся на вокзал и купил билет на вечерний поезд. Мне пришлось выжидать время, пока отец уедет на работу, что бы вернуться домой и собрать вещи. Наскоро побросав вещи в сумку, я отнес ее к знакомому, взял паспорт, деньги и отправился гулять. К вечеру я пришел домой, поел и пошел в свою комнату. Часы показывали семь часов вечера, и мне нужно было уже собираться, когда в комнату вошел отец. Он стал расспрашивать меня как мои дела, как учеба. Я сказал ему, что все хорошо и стал собираться якобы на улицу, на что последовало возражение отца. Но видимо есть Бог на свете, у него зазвонил мобильный и он ушел к себе.
Этого времени, мне хватило собраться, написать письмо родителям, поцеловать маму и уйти якобы на улицу. Я уже опаздывал, и времени оставалось только на то, чтобы забежать к знакомому за сумкой. Но все же я успел сесть на поезд. Когда я вошел в вагон, раздался звонок – звонила мама, мне пришлось сбросить вызов и выключить телефон. Как только поезд тронулся, я пошел в туалет и выкинул телефон в окно. Я очень хорошо знаю своего отца. Он мог помешать моему побегу. А по мобильному, даже выключенному, можно всегда отследить абонента.
Ну вот, теперь ты все знаешь, Ярик, обо мне. Спасибо тебе, что выслушал.
– Я и не думал, что родные люди могут быть такими жестокими и не останавливаться не перед чем, даже если это их сын.
– Ты прав… Но надеюсь, теперь у меня будет новая жизнь, и я смогу наконец вздохнуть свободно со своим любимым человеком.
– Я тебе желаю счастья, Саша, от всего сердца! Пусть у тебя все получится! И если тебе будет нужна моя помощь - звони в любое время суток – я достал из портмоне визитку и дал Саше в руки.
– Оооо, директор филиала! А ты не так прост, как кажешься? – засмеялся Сашка.
– Да, уже переделали визитки, и прекрати ерничать, мне это не нравится. Я не люблю говорить об этом, поэтому извини Саш, и давай сменим тему.
– Прости, Ярослав Николаевич, не хотел тебя обидеть, – сказал с усмешкой Саша.
– Ну держись – я начал щекотать парня, а тот задался заливистым смехом.
В дверь постучали, и в проеме показался Владимир.
– А у вас тут я смотрю весело. Разрешите присоединиться?
– А то, – сказал Сашка смеясь. – Только если честно, то ужасно хочется есть. Пойдемте в буфет, поедим что-нибудь.
– Я не против – сказал Владимир.
И мы, весело болтая, отправились в вагон с буфетом.

Прощание

Все оставшееся время в пути мы провели беззаботно, болтая обо всем. Но увы, нет ничего постоянного в нашей жизни. В купе зашла проводница и сказала, что через двадцать минут будет моя станция. Я начал собираться. Ребята сидели и молча смотрели за этим действием. Почему-то всем стало грустно. А у меня в душе скребли кошки. Не знаю отчего, но мне было очень грустно прощаться с ребятами. Наверно за эти два с небольшим дня я почувствовал, что такое иметь настоящих друзей, перед которыми можно быть просто собой и не париться над каждым произнесенным словом. Я понес две сумки к выходу, а Сашка с Владимиром помогли с остальными. Вдали показались огни приближающейся станции, я обнял ребят и прослезился.
– Ребята, спасибо вам, за то, что вы есть! Такие простые, добрые и настоящие. Если что-то будет нужно, звоните в любое время суток, всегда буду рад вам.
Поезд медленно остановился, и проводница выпустила меня на перрон.
– Спасибо Вам за чай и просто прекрасное отношение к нам – сказал я проводнице.
Я хотел было уже идти в сторону вокзала, где меня должны были встречать, как вдруг Сашка кинулся из вагона, прыгнул ко мне на плечи и обнял.
– Ярик, мне тебя будет ужасно не хватать.
– Мне тебя тоже Саша, но мы всегда можем встретиться. Ты как устроишься, позвони мне пожалуйста.
– Обязательно позвоню, Ярик. Спасибо тебе.
Я опустил парня на перрон и посмотрел в его глаза. Они были прекрасны и чисты.
– Саша, я тебя тоже обманул, вернее нет, не обманул, а просто не договорил.
– О чем, Ярик?
– Я тоже, как и ты, гей. Прости, что сразу не сказал. Просто мне не хотелось, что бы ты еще думал и об этом. Если тебе что-нибудь будет нужно - звони не стесняйся. Да и просто звони! Ты очень хороший парень, с которым все легко и непринужденно.
Когда я договорил последние слова, проводница попросила Сашу зайти в вагон.
– Саша, позвони мне обязательно, – я наклонился и поцеловал его в щеку.
Сашка впрыгнул в вагон и крикнул:
– Ярик, я обязательно позвоню, и мы обязательно встретимся!

Вот так, поезд увез парня, с которым последние двое суток было так легко и так просто. Так беззаботно, что на миг мне показалось, что я влюбился в него. Но нет, я гнал от себя эти мысли, я не мог позволить себе этого. Он ехал к тому кого он любит, а я всего лишь попутчик!
На этой минорной ноте можно было бы закончить этот рассказ, если бы не одно «НО»… Но об этом в следующем рассказе, мои дорогие читатели...

It is edited: Анджей Данислав Ковальский

© Copyright: Сергей Артц
Свидетельство о публикации №211122400154
Страницы:
1 2 3

Рекомендуем

Миша Сергеев
Ромашка

2 комментария

0
starga Офлайн 18 ноября 2016 19:43
Впервые я прочитала историю на Фикбуке (и тогда же утащила к себе)и частенько перечитываю.Люблю реал,а реал написанный с душой очень люблю.Спасибо Большое за замечательную историю!
0
Сергей Артц Офлайн 21 ноября 2016 04:13
Цитата: starga
Впервые я прочитала историю на Фикбуке (и тогда же утащила к себе)и частенько перечитываю.Люблю реал,а реал написанный с душой очень люблю.Спасибо Большое за замечательную историю!

Спасибо дорогая,за добрые слова)
--------------------
Если вдруг заболит душа,
Заскулит, как брошенный пёс,
Ты засмейся, закрыв глаза,
Чтоб никто не увидел слёз.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.