Артур Тигор

Дыши со мной

+ -
+29

 
Дыши, со мной.
С любимыми не расставайтесь,
С любимыми не расставайтесь,
С любимыми не расставайтесь,
Всей кровью прорастайте в них.
И каждый раз навек прощайтесь,
и каждый раз навек прощайтесь,
и каждый раз навек прощайтесь,
когда уходите на миг.
Александр Кочетков.


- Снова они ругаются, сколько можно слушать их крики, может быть полицию уже вызвать, - обратилась к мужчине женщина средних лет.
- Время еще раннее, так что полиция не поможет, - ответил мужчина, - да сейчас они успокоятся и помирятся, они же братья.
Громко стукнула дверь, что даже стены дома содрогнулись, и было слышно, как по ступеням быстро пробежали чьи-то ноги.
- Весь дом разнесут, изверги, - продолжила женщина и прислушалась.
- Кажется, утихомирились.
За стеной в соседней квартире установилась тишина.
- Младшой куда-то понесся, чуть не бегом, - отметил, глядя в окно мужчина.
В соседней квартире уже больше года обитали два парня, лет им было около тридцати. Они представились Варваре и Константину братьями, но не были похожи. Старший работал в соседнем городе хирургом, а младший дома занимался какими-то компьютерными делами. Когда они поближе познакомились с парнями, то узнали, что отец у них один, а матери разные, поэтому они и не очень похожи. Братья произвели на соседей очень хорошее впечатление, воспитанные, порядочные, в первый год парни были тише воды, ниже травы. Старший работал до поздна, часто дежурил, младший если не чинил компы, то сидел в интернете, каким-то образом зарабатывая там деньги. Константин, их сосед по лестничной площадке, немного старше парней мужик, всё не переставал удивляться, спрашивая младшего из братьев.
-Вот ты мне скажи, я целыми днями вкалываю в порту, варю, режу, таскаю железяки, - а он работал сварщиком, - а ты из дому не выходишь, сидишь себе в компьютере, а имеешь больше меня, как так.
- Костя, откуда ты знаешь, сколько я имею, может это брат зарабатывает, - отвечал младший.
- Ой, не пой мне песни, брат, не такая и большая зарплата у врачей, я же вижу как вы живете.
Младший из братьев пытался рассказать соседу о рекламе, ю-тубе, франшизах, интернет – торговле, но убедить соседа он не мог. Константин стойко верил, что парень, мошенник, и снимает деньги со счетов банков. Но несмотря на это, отношения у них сложились хорошие. Иногда они даже заходили в гости друг к другу. Особенно Константин, часто убегал к парням в гости попить пиво, посмотреть футбол на большом настенном экране. Он наблюдал за парнями и удивлялся их отношениям, как бережно и трогательно старший брат относился к младшему, младший же воспринимал заботу о себе, как подросток, которого опекают не в меру заботливые родители. Константин сравнивал отношения соседей-братьев и отношения со своим старшим братом. Его с братом отношения были далеки от идиллии, в детстве они постоянно дрались из-за игрушек, потом из-за книг и велосипедов. Став взрослыми они соревновались, кто что круче купил. Поэтому Константин любил заходить к парням и наблюдать за их размеренной мирной жизнью. Но в последние полгода между братьями начали происходить стычки. На людях они продолжали дружить, но наедине часто и долго ругались, а последнее время может и дрались, так в стены квартиры часто, что- то попадало громко стуча. Вот и сегодня парни видимо разругались вдрызг, слышно было, как по квартире что-то летает, ударяясь о стены, что-то падает на пол. А затем младший сбежал из квартиры.

Сергей.
Он уехал из родного города, побоявшись за отца, побоявшись огласки. Это он так думал. На самом деле он сбежал от себя. Он испугался их с Ромкой отношений и натурально сбежал, благо можно было свалить вину на Ромкиного отца, Евгения Александровича, который потребовал незамедлительного Серёгиного отъезда из города. Сергей уехал и думал, что сделал правильный выбор. В Крыму жили родственники по материнской лини. Сергей часто приезжал к ним отдыхать, вели разговоры про работу, говорили, что врачей в городе не хватает, приглашали его на работу. Он уехал.
Если честно, парень в последнее время не знал что делать. Его постоянно и безумно влекло к Ромке. Когда они долго не виделись, он скучал, звонил Ромке, болтал с ним ни о чём, ему нужно было его слышать, если не видеть и чувствовать рядом. Это было как какое-то наваждение. Он как влюбился. Но как можно влюбиться в парня???. Серёгу это пугало, напрягало. Он не мог с этим согласиться. А в тот вечер, когда он уснул на бедрах друга и Ромкин член пульсировал у него под щекой, ему было хорошо, приятно прикасаться, пусть даже через шершавую ткань джинсов к возбужденной Ромкиной плоти. Серёге тогда не хотелось чего-то большего, он просто лежал на бедрах друга, и ему было хорошо, хотелось обнять Ромку и лежать, прикасаясь телами долго-долго. Он не думал, гей он или не гей, ему было просто хорошо с этим парнем. Но он боялся открыться себе, открыться Роману, ему хотелось, но он боялся переступить черту. И когда отец друга обвинил его, ему даже стало легче принять решение и уехать.
Уехав, Сергей с головой ушел в новую работу, набрал много дежурств, устроился дополнительно тренером в фитнес-клуб. Загрузил себя работой по полной, что бы не думать, не тосковать. Он был старше и опытнее Романа, но и он с трудом перенес первые месяцы разлуки. Ему не хватало Ромки, его озорных глаз, удивленных бровей домиком, мимолетных и таких волнующих прикосновений, долгих крепких рукопожатий при прощании с обещающими взглядами глаза в глаза, а затем не менее волнующих встреч, с крепкими объятьями, как будто они не виделись вечность. Сергей был сильнее, он пережил это, успокоился. Он позвонил Валере, начал ему плести разную чепуху. Но Валера уже знал про них многое. Сергей попросил Ромкиного товарища держать его в курсе жизни друга. Он решил проверить их дружбу временем. Сергей работал, на работе, в фитнес-зале, приходил домой в съемную квартиру, которой нужен был ремонт, и он приводил квартиру в порядок. Падал спать, в голове уже к ночи не оставалось никаких мыслей, ни о ком и ни о чём. Он звонил Валере, узнавал, что Ромка также с головой ушел в работу. Но периодически слетает с катушек, но Валерка не дает ему упасть духом. Не говорил только Валерка, что парень скучает и с катушек слетает в дни тоски по другу.
Прошло два года, но тоска не улеглась. Отца Сергея благополучно сняли с должности и отправили на пенсию. Парень был свободен от обязательств и уже решил вернуться, как Валера стал рассказывать про какого-то Андрея. Что теперь Ромка с ним не разлей вода, летает по офису, как заново родился. А потом Валера прислал те фотографии, где парни вдвоем на мотоциклах, оба радостные и счастливые.
Серёга вглядывался в лицо Ромкиного друга, с какой нежностью смотрит он на Романа. И на другой фотографии они смеются, и Ромка обнимает товарища. Сергей после получения сообщения долго не мог успокоиться, не мог уснуть, впервые за два года позволил себе напиться, а потом решил. Он не гей, он просто купился на Ромкино обаяние, он же вытерпел два года, а Ромка нет. Нашел себе друга-красавчика, ну и пусть будет так. Пусть у них будет так, а меня будет подругому, и даже решил замутить роман с одной из тренирующихся в фитнес зале девушек. Ухаживать он мог и умел, быстро завлек девушку, дело дошло до секса, но и только. Мысли его всегда были где-то далеко. Девчонка чувствовала себя в постели только как секс-игрушка. Сергей пытался задарить её подарками, но отношения незаладились, и они расстались. Попытки построить отношения с кем-то еще, заканчивались буквально после первого раза, и Сергей решил не заморачиваться и жить, как живется. На душе парня скребли кошки, ему очень хотелось увидеть Ромку и поговорить с ним. Теперь, после почти трех лет разлуки, он понял, что попросту сбежал от решения, бросил парня в полном неведении и не имеет никакого права осуждать Романа. Он попросту хотел приехать и попросить у Романа прощения за свой поступок. Сергей уже решил поехать в родной город. Но наступил 2014 год, Крымская весна закрутила полуостров в цепь событий, Сергей не мог в них не участвовать, отъезд как-то сам собой отложился.
Тот летний звонок поставил точку. Только после того как он окончательно и бесповоротно потерял друга, Сергей понял, что он для него значил. «Какой же я был дурак» -думал парень, после звонка Анны. «Пошел на поводу у собственных предрассудков, но мне же не пятнадцать лет, надо было наплевать на всё и остаться». « Да, теперь, когда его нет, тебе проще, можно никому ни в чем не сознаваться» - нашептывал ему второй голос. «Предатель, на тебя нельзя положиться, чуть что, сразу в кусты» - проверял нервы Сергея третий. Так тяжело и грустно ему не было никогда. В голове возникал голос «Предатель, ты же его предал». И когда Сергей увидел постаревшую Ромкину мать, её откровения, он решил, что еще раз он Романа не предаст. Пусть ему будет плохо, но он сознается, себе, родителям, друзьям, но прежде всего себе. А потом он встретил Андрея, видел неподдельную боль в глазах парня. Тогда после похорон, Андрей сказал, что они с Романом были только друзьями и что Ромка всегда ждал Серёгу, надеялся, что он вернется. «Какая же я скотина, какой же урод» - думал Сергей. Ему хотелось убить себя, убить этого некстати появившегося Андрея. В голове был сумбур и бедлам. Спасло только общение с сыном, пить и страдать при Димке он не мог. Известие, что Роман живой повергло всех в шок, а затем Ромка вновь исчез. Два дня полного неведения и незнания что делать. Радость от воскрешения сменилась злостью, пусть только появится. Ромку уже все хотели просто по настоящему убить. А затем появился этот мужик -турист и рассказал, что парня сбила машина и он в коме после клинической смерти находится в реанимации в Б-ске. Сергей сорвался в Б-ск. Лечащий врач не обнадежил, сказал, что прогноз неблагоприятный. Его пропустили к Роману. Он увидел худющего умирающего парня, обросшего, всего опутанного проводами, трубками. Сергей, конечно, привык к такому, но вид умирающего родного ему человека он перенес с трудом. На следующий день он не узнал себя, из зеркала на него смотрел незнакомый абсолютно седой мужчина. Сергей не верил в бога. Но по ночам молился, молился долго и неумело. По утрам ходил в церковь и ставил свечки. Раздал кучу денег нищим. Может быть, бог услышал, может быть, врачи сотворили чудо, но Ромка пошел на поправку. «Всё, вот выздоровеет, заберу к себе, - думал Сергей, - И никаких мотоциклов, машин, будет дома сидеть».

Роман.

Они вдвоем уезжали из города. Роман не знал радоваться ему или печалиться. Наступала другая, совершенно новая для него жизнь. События последних месяцев – признание Валеры, Ромкин побег, поход в горы, его смерть и воскрешение изменили парня до неузнаваемости. Обычно гиперактивный, эмоциональный он стал похож на монаха в келье. Ему хотелось закрыться от всех, побыть одному. Он хотел в монастырь. И если бы не Сергей, он бы туда и ушел. Появление Сергея он воспринял двояко. Сначала он был очень рад встрече, он так мечтал, ждал друга. Первые встречи после разлуки, утоленное накопленное за три года желание. Они не могли насытиться друг другом, они почти не молчали, говорили, говорили ни о чем. Долго и нежно ласкались по ночам, изнывая от постоянного желания. Ромке было хорошо, но червь сомнения начал грызть его нутро. «Как же он мог тогда уехать» - тело парня простило друга, но мозг не мог. Они решили уехать из города, где для всех Роман умер. «Так будет лучше и легче» - думал парень. Где то далеко в прошлом остался Андрей, мотоцикл, покатушки. Рядом был надежный и уверенный в себе Сергей, на которого можно теперь положиться. «Сейчас он не обманет, не предаст. После всего, что случилось отступать некуда» - думал Ромка под стук колес удаляющегося от родного города поезда.
- Сергей, где мы будем жить? – еще до отъезда Роман решил уточнить, - Я не хочу тебя стеснять, и хотелось бы начать всё с чистого листа.
- Хорошо, - согласился Сергей, - у меня там нет постоянного жилья, я снимаю квартиру, так что я её спокойно могу сдать, а ты где бы хотел жить. В городе или за городом.
- Я бы хотел, где людей поменьше, за городом, но понимаю, что это нереально, там же в соседях не будет дяди Коли. В городе затеряться гораздо проще, так что конечно город. А ты бы не смог снять жилье в другом городе? - спросил вдруг Роман.
Сергей напрягся.
- А зачем мне жилье в другом городе?
-Да нет, ты неправильно меня понял, не сердись. Жилье в другом городе для нас двоих?
Сергей смотрел на Ромку недоумевающим взглядом.
- Пойми, если мы будем жить и работать в одном месте, то рано или поздно у твоих сослуживцев появятся вопросы, мы же не сможем игнорировать друг друга, придется появляться где то вместе. Можно жить в одном месте, а работать в другом. Меня там не знают, а ты уже примелькался и тебе будет сложно объясняться, почему мы живем вместе. Как ты думаешь?
-Ромка, ты стратег, конечно, можно найти такие варианты, - отвечал Сергей. Сейчас он готов был пойти на любые уступки, лишь бы Ромке было хорошо.
-Ты не думай, я на твоей шее сидеть не буду, - продолжал Роман, - вот встанут мозги на место, займусь своей работой, есть же в Крыму компьютеры, и я найду работу.
Приехали рано утром. Остановились в съемной Серегиной квартире. Серёга сразу убежал на работу оформлять дни, которые выпросил у главного на время Ромкиного лечения. Бросил Ромке на ходу.
-Устраивайся пока, я постараюсь побыстрее, больница здесь недалеко.
Роман ходил по квартире. В ней жил Серёгин дух. Квартирка была совсем крохотная, но со вкусом и любовью отремонтированная. Половину комнаты занимал разложенный диван, напротив на стене висела панель телевизора. Ромка устал от дороги, да и после травмы ему пока тяжело было долго двигаться, находиться в вертикальном положении, начинала кружиться голова, подташнивало. Он прилег на диван и незаметно уснул. Сергей действительно вернулся очень быстро, по пути забежал в магазин, затарился продуктами, причем так затарился, что вызвал удивление у знакомых продавцов.
-Сергей Евгеньевич, к вам кто-то приехал, - интересовались девчонки.
-Брат, младший брат.
«Да, Ромка прав, мы будем здесь на виду у всех, надо искать другое жилье», - думал Сергей по пути домой.
Он открыл дверь квартиры, хотел крикнуть Ромку, но затем передумал. В квартире стояла тишина, Сергей потихоньку прошел на кухню, поставил нагруженные пакеты, они чуть не упали, он схватил их в последний момент и надежнее прислонил к стене. Ромка спал, тощий, как пацан, свернувшись калачиком и укрывшись пледом. После выписки он так и не набрал свой прежний вес, из под пледа высовывалось небритое, осунувшееся лицо друга. Сергей стоял на пороге комнаты, прислонившись к косяку. Он чувствовал вину перед парнем, за свое постыдное бегство, за последующее неверие. «Простил ли меня он, а если не простил, то простит ли когда? - размышлял парень, стоя над спящим другом, - Я постараюсь, я все сделаю, пусть он меня простит». Ему так хотелось прилечь рядом, прижаться к спине друга, но он пересилил свое желание, и отправился на кухню готовить обед.
Ромка проснулся. Голова болела, в ушах стоял неприятный комариный писк, противно ныло правое колено. Он огляделся в незнакомом помещении. Сквозь тяжелые темно-синие шторы проникал приглушенный свет, отчего в комнате царил полумрак, никаких комаров не было. Рядом сопел в ухо Сергей. Ромка вспомнил, где он, и решил подняться. Резкая боль пронзила колено, что парень не смог сдержать громкий стон. Ромка упал обратно на диван, а Сергей подскочил.
- Ромыч, что с тобой, где болит? – испуганно склонился над другом Сергей.
- Что-то в колене, щелкнуло, больно, до искр из глаз.
- Давай скидывай штаны, посмотрю.
- Что посмотришь? – удивился Роман.
- Колено, что ещё, ты забыл, я же хирург. Ну, что лежишь, скидывай штаны.
Роман попытался подняться, но побледнел и опять упал на кровать.
- Слушай, Серега, что-то мне совсем хреново, голова кружится, мушки в глазах, - Ромка пытался опять залезть под плед.
- Чёрт, чёрт, чёрт! Не надо было тебя забирать недолеченного из больницы, не слушать тебя, а то ныл, забери меня, забери, я так по тебе соскучился.
- Серёга, мне действительно хреново, а ты ещё нотации читаешь.
- Прости, - опомнился Сергей, - я сейчас. Он сбегал на кухню, принес аппарат для измерения давления. Смерил.
- Сто на пятьдесят, маловато для тебя, - давай я посмотрю твое колено.
- Подожди, помнишь, когда ты мне зашивал руку и я сознание терял.
- Ну, помню, и что?
- Ты мне тогда дал попить чай, такой, из трав, медсестра тогда сказала, что это волшебный эликсир, у тебя здесь он есть.
- Конечно, сейчас. – Сергей вновь сорвался в кухню, заварил напиток, вернулся в комнату.
- Подожди немного, сейчас заварится. – Сергей через джинсы стал ощупывать больное колено.
- Болит?
- Сейчас нет.
- Попробуй подвигать.
Серега повернул стопу.
- Ты что, больно, - зашипел Роман.
-Ладно, ладно, все понятно с твоим коленом.
- Ампутация? – пытался пошутить Роман.
- Ампутация, не ампутация, а постельный режим тебе обеспечен на длительное время, а затем и фиксация долгая.
Сергей сходил на кухню и принес чашку теплого ароматного напитка.
Ромка пил напиток закрыв глаза и вспоминал того прежнего Серегу, ещё черноволосового и без морщинок в углах глаз.
- Ты тогда что-то добавил в чай, приворожил меня? - выпив, сказал Ромка. - Сознайся, добавил?
- Дурак, ничего я туда не добавлял. Как голова?
- Болит.
- Ты полежи, я сбегаю в аптеку, куплю тебе обезболивающего, а то у меня ничего нет.
- Подожди, мне немного получше, сядь, посиди со мной.
Ромка потянул парня за руку и усадил рядом с собой, обнял одной рукой за живот, засунув руку под рубашку.
Сергей вопросительно смотрел на друга.
- Серега, зачем я тебе такой нужен?
- Какой такой?
- Инвалид, это же понятно, такая травма без последствий не проходит, зачем тебе это? С отцом возился, теперь я. Может, я уеду?
Сергей ошарашено смотрел.
- Ты что, дебил? Куда ты поедешь, куда? – Сергей вскочил и бегал по комнате из угла в угол. – Дебил, идиот, надо же такое выдумать, инвалид, ты посмотри на отца, каким овощем он был и какой сейчас. Выбрось это из головы.
Сергей наклонился над Ромкой и впервые поцеловал парня в губы. Нежно.
- Никогда, слышишь, никогда я тебя не брошу.

Заканчивался бархатный сезон. С выбором квартир не было никаких проблем. Они выбрали трёх комнатную, но малометражную скромную квартиру в большом девятиэтажном доме. Дом находился на возвышенности и с последнего этажа, на котором находилась их квартира, открывался изумительный вид на город, раскинувшиеся в садах санатории, залив и длинную косу отделяющую море от залива. По автодороге, проложенной по косе, двигались мелкие как муравьи автомобили. Сергей хотел снять двухкомнатную, но Ромка настоял на трёх. «У каждого должен быть свой угол» - сказал тогда он.
Месяц он провалялся в Серегиной квартире, который не давал Ромке вставать, прописал строгий постельный режим, разрешение было получено только на посещение туалета и прием пищи. Парень отлежал себе в себе бока, Серёга же усиленно пичкал парня нейропротекторами. Ромке стало значительно лучше, в голове просветлело и он начал искать работу по инету. Не найдя ничего путного по ремонту компьютеров, приуныл. Он попробовал разместить резюме, изложив в нем возможность работать в удаленном доступе. Разместил, совсем не веря в успех своего мероприятия. Неожиданно его пригласили на испытание в крупный интернет поисковик.
Как-то постепенно всё срасталось. Ромка млел от Серёгиной заботы. А Сергею нравилось. Он привык о ком-то постоянно заботиться, и за последние годы соскучился, и рьяно ухаживал за другом. Готовил, стирал, бегал в магазин. К Ромке не приставал, и обрубал на корню поползновения друга. Назидательно вещал.
- Пока окончательно на выздоровеешь, ни – ни.
Принес с работы и облачил Романа в жуткий наколенник, который напрочь обездвижил колено.
Через месяц они переехали в Саки, в общую их квартиру. Так как народу в санаториях поубавилось, оформили курсовку в грязелечебницу. Ромка ходил туда каждый день самостоятельно, а забирал его оттуда Сергей на такси.
- Сереж, зачем такие расходы, я и сам могу добраться, - пытался вразумить друга Роман.
- Мне это нетрудно, а тебе пока еще рано сильно нагружать ногу.
Время и лечение дало свои результаты. Голова перестала болеть и кружиться, колено перестало напоминать о себе. Ромка наконец стал походить на себя прежнего, жизнерадостного и веселого симпатичного парнягу. Сергей продолжал трогательно опекать друга, Ромка отвечал взаимностью. Он встречал Сергея с работы приготовленным ужином, взял на себя всю работу по дому. По выходным они на велосипедах взятых напрокат колесили по окрестностям, устав валялись у моря, слушая осенний шумный прибой. Приехав после прогулок домой, заваливались в постель, долго и нежно ласкаясь. Сергей всё делал сам, не позволяя Ромке делать резких движений. Ромка млел, мечтал отдаться другу полностью, но откладывал и откладывал этот момент, никак не решаясь. Серёга же отдался Ромке весь, ешё там, после больницы. Почти заставил Романа взять себя, так что у парня сложилось впечатление, что таким образом Сергей хочет получить прощение. Это был первый и единственный раз, Ромка не хотел пользоваться таким положением, а Сергей и не настаивал.
Наступил ноябрь. У Сергея был день рождения. Роман с утра готовился поздравить друга. Он уже был совсем здоров. Подарок выбрал накануне. Привез его. Он готовил праздничный ужин и как-то забыл про время. Когда всё закончил, обратил внимание на часы. Серёга должен был вернуться уже как час назад. «Наверное, на работе отмечает» - подумал Ромка и спустился к подарку. Это был белого цвета «Фольксваген -Поло». Ромка залез в машину, изучая приборную панель, он думал, как обрадуется друг подарку, теперь на работу и с неё можно будет добираться гораздо быстрее. Он совсем не думал, что таким подарком он может обидеть друга, так как никогда не был скупым, а деньги у него были, так как за те три года он много заработал, но почти ничего не потратил. За размышлениями Ромка не заметил, как в подъезд прошел Сергей. Парень просидел в машине почти час, устав ждать он вернулся в квартиру, где застал злого Сергея.
-Ты где шатался?
Ромка совсем не ожидал такого.
- Внизу сидел, ждал тебя. А как ты мимо меня проскочил?
- Каком внизу? Не было тебя там.
- Сереж, подожди, что ты кипятишься, я был внизу. Поздравляю тебя с днем рождения, вот мой подарок, - Роман вложил в руку Сергея ключи от машины.
- Это ещё что такое, - Серёга недоуменно разглядывал ключи, свирепо глядя на Ромку.
- Пойдем, увидишь красавчика, - Ромка за руку подвел друга к окну, - видишь белый «Полик», он твой.
- Что? Ты меня купить решил, да?
Серёга толкнул Ромку на диван. Парень не узнавал друга. Он никогда не видел его таким.
- Купить? Да? – зло повторял Сергей.
- Сереж, ты что, я тебе подарок сделал!
- Подарок, лучший мой подарок это ты.
Сергей навалился на него всем телом, разорвал рубашку, взялся за штаны. Ромка ошарашено наблюдал за ним, не сопротивляясь. Сергей между тем быстро справился с Ромкиными штанами, сдернул с него трусы, перевернул на живот и навалился всем телом. Ромка наконец вышел из ступора, начал сопротивляться, но весовые категории были неравны. К тому же в Сергее появилась какая-то медвежья сила, он буквально пригвоздил шею Романа к дивану не давая двигаться, другой рукой расстегивая свои джинсы.
- Серёга, не надо, - пробовал шипеть Роман.
-Молчи, сука, купить он меня решил.
Острая боль пронзила Ромку.
- Серёга, ты чего творишь, - сквозь зубы шипел Роман. Он перестал сопротивляться. Закусил подушку, вцепился руками в диван и терпел адскую распирающую боль. А Сергей озверев пытался быстро овладеть парнем, наконец это ему удалось и он начал неистово долбить Романа, прижимая шею парня, который безучастно лежал под озверевшим другом. Ромке было сначала нестерпимо больно, затем боль отступила, и стало обидно, из глаз парня потоком лились слёзы. Он попытался отключить голову, мозг от происходящего, от беснующегося над его телом друга. Роман почувствовал, что Сергей обмяк, хватка его ослабла, он обессилев, упал на Ромку. Роман скинул парня с себя, попробовал подняться, болело всё, от раскуроченного ануса до зажатой шеи. В прострации пошел в ванную, закрылся там, мыслей в голове не было никаких, включил душ, помылся. Постепенно до парня дошло. « Меня изнасиловали, как какую-то шлюху. И кто это сделал? Человек, которому полностью доверился. » - Ромка сел на край ванны, он не знал что делать. Дверь дернулась.
- Ромыч, открой.
Ромка молчал, он не хотел видеть Сергея. К тому же он теперь боялся продолжения, он не понимал, что происходит с Сергеем. Тот же пытался выломать дверь. Наконец это ему удалось. На Романа нахлынула злость. Дверь распахнулась. В проеме стоял расхристанный Сергей.
- Ромка, ты как, Ром про-,
Роман не дал завершить фразу. Два удара, левой под дых, правой в нижнюю челюсть со всей силы, так когда-то научил Ромку Андрей. Сергей не ожидал, и от первого удара его согнуло пополам, он хватал открытым ртом воздух, второй удар подбросил тело и он рухнул на пол ванной. Ромка брезгливо перешагнул скрючившегося парня и ушел в спальню, закрылся там. На душе было тошно, но он не стал напиваться. Он уже это прошел и знал, что алкоголь только временно заглушит ноющую душевную боль. Ночью в дверь скребся Сергей, но ничего не говорил. Громко вздыхал, слышно было, как ходил из комнаты в комнату. К утру Роман забылся. Проснулся когда, уже рассвело. Прислушался. В квартире была тишина. Роман прошел на кухню, Сергея не было, выглянул в окно. «Полик» стоял на месте. На листке бумаги лежали ключи от машины.
- Надоели вы парни со своими записками, - Ромка даже не стал читать, перевернул и положил подальше. Соорудил завтрак из вчерашнего нетронутого праздничного ужина, не притрагиваясь к оставленному Сергеем. Ему не хотелось прикасаться к тому, к чему прикасался Сергей. Боль в раскуроченном анусе постоянно напоминала о перенесенном унижении. Ромка ушел к себе, взяв на всякий случай с собой минералки, печенюшек и фруктов. Сергей вернулся очень рано, опять ходил по квартире, вздыхал. Скребся к Ромке, просил открыть, просил прощения. Ромка молчал. Сергей пытался открыть дверь ключами с той стороны.
-Ты мало получил вчера? - угрюмо из-за двери проговорил Роман. - Сегодня убью.
Серёга сразу прекратил попытки и попытался через дверь оправдаться.
- Ромка, прости меня, на меня так алкоголь действует, становлюсь совершенно дурным, а вчера девчонки на работе пристали, Сергей Евгеньевич, опять день рождения замылил, пришлось выпить, а мне если попадет немного, то пошло поехало, до одури, вот крыша и съехала. Пришел домой, а тебя нет, переклинило всё в мозгах. Телефон не отвечает, и ты появляешься счастливый со своим подарком. Я не понимаю, что на меня нашло. Ромыч, ну прости ты меня ради бога.
Ромка молчал.
-А ты меня вчера нехило приложил, - продолжал Сергей, - пришлось отпрашиваться на работе, а то с такой рожей не солидно, все просто охеревают, как меня видят, пришлось врать, что на дверь налетел.
- Ромыч, а где ты так драться научился, меня научишь? – пытался подлизаться к другу Сергей.
А Ромка молчал. Ему так хотелось ответить, послать этого мудака на х…. Но не хотел ни с кем разговаривать, тем более с Сергеем.
Так продолжалось неделю. Сергей ходил по квартире, выпрашивая у друга прощение. Роман молчал, выходил из комнаты только, когда Сергей куда-то уходил.
В один из таких дней, через неделю Сергей ушел надолго. Вернувшись домой, он обнаружил, что Романа нет, не было теплых вещей, документов, под окнами не было и «Полика». Серёга бросился названивать Ромке по мобильному, но тот не отвечал, а затем и вовсе отключил телефон.
«Что я натворил, нам же было так хорошо вдвоем, и я как настоящий скот сотворил это с ним. Эх, Ромка, Ромка что же нам делать» - думал Сергей.
А Ромка уехал в горы. Купил тур на Эльбрус, на сложный северный маршрут. Снарягу взял в прокат, отрешился от всего, горы его лечили. Постепенно, от стоянки к стоянке злоба и тоска отпускали его. А перед штурмом совсем повеселел. Даже проводники удивлялись перемене настроения парня. Почти все участники восхождения, так или иначе, страдали от нехватки кислорода, а Ромка наоборот чувствовал себя лучше и лучше. Он без особого труда преодолел восхождение. Сидел на вершине горы и не хотел спускаться, так ему было хорошо наверху, сверху он простил Сергея. Он опять начал скучать по другу. Ему просто надо было время, чтобы простить. Инструктор буквально силой поднял Ромку и погнал на спуск.
Внизу Ромка включил телефон, посмотрел на пропущенные. Весело подумал: «Дурак, опять всех напугал». Кроме Сергея звонили из дома, как обычно звонил Валерка, Анна, защемило под сердцем – звонил Андрей.
Он сначала позвонил домой, успокоил мать и сестру. Затем Валерке и Анне. Пальцы тянулись позвонить Андрею, но не стал. Набрал Серёгу, в трубке сначала было слышно какое-то нечленораздельное сопение, а затем пьяный Серегин голос.
- Ромыч, приезжай скорей. Ромыч, мне без тебя плохо. Ты приедешь, Ром?
- Ты что, пьешь? Давай завязывай, а то не приеду.
- А ты точно приедешь? Ромыч, приезжай скорей, - страдал в трубке Сергей.
- Серёжка, не гунди, пусть ты и гад, но ты мой гад, жди скоро буду.
- Когда скоро?
- Скоро, и не отвлекай меня в дороге, не пей, пока, завтра буду, - Ромка отключился.
«Завтра будет здесь. Значит, он не дома. От дома сюда ехать три дня» - думал Сергей.
«Вот я дебил, опять нафантазировал себе черт знает что. Какая же я тварь, такое сотворил с ним, а он меня простил, чувствую, простил. А я скотина, подумал уже, что он сбежал к своему Андрею. Дебил» - корил себя Сергей.
Он убрал очередную начатую бутылку коньяка. Осмотрелся, в квартире, на кухне и в комнатах был настоящий бардак, вещи разбросаны, на столе остатки позавчерашней еды, гора немытой посуды в мойке, картину завершала выломанная дверь в ванную и выдранный косяк. Ему стало страшно, что Ромка приедет, увидит этот бардак, развернется и уйдет. Парень пошел в ванную, залез под душ, и включил холодную воду, немного протрезвел. Быстро навел порядок в квартире, подумал, что надо завтра успеть, к Ромкиному приезду поменять дверь в ванной.
На следующий день уже к полудню Сергей не находил себе места. Хотелось позвонить, спросить, ну где же. Но он не хотел раздражать парня, Ромка же сказал не звонить. Сергей с утра погонял по строительным магазинам, нашел и привез подходящую дверь, сам установил её. Сидел под новой дверью и мучился ожиданием. Не вытерпел и позвонил.
- Привет, ты где?
- В очереди на паром, вчера переправа была закрыта, тут такая очередь, не знаю, успею или нет сегодня.
- А почему не позвонил?
- Да вот только хотел набрать, а тут ты сам.
- Хорошо, жду, звони, если будешь задерживаться.
- Обязательно.
Серега отключился.
Ромка приехал около десяти, уставший, но довольный. Уже стемнело, он с трудом смог припарковаться во дворе. Посмотрел наверх, в квартире, в кухне и гостиной светились окна.
-Ждет, зараза! – улыбаясь, шептал парень. Он был рад скорой встрече.
-Я тебе покажу, ты у меня попляшешь, – он продолжать смаковать встречу, поднимаясь в лифте.
Ромка открыл дверь своими ключами, из кухни выскочил Серега.
- Ромыч, наконец-то! – Сергей бросился к Ромке, хотел обнять друга. Но Ромка отвел руки, прошел, не разуваясь на кухню.
- Здорово. Чем занимаешься, пьянствовать продолжаешь? – Ромка как мог, изображал злобу, - Не все мозги ещё пропил?
Серега недоуменно и испуганно смотрел на Ромку, теперь Серёга не узнавал друга, всегда такого доброго и любящего, а сейчас надменного и злобного.
- Ну, что молчишь, глазами хлопаешь? – Ромка не сильно, но чувствительно толкнул Сергея к стене, подошел вплотную, - Сейчас, сука, я с тобой сделаю то же самое, что ты со мной недавно. В особо извращенной форме.
Он схватил руки Сергея и заломил ему за спину. Сергей совсем не сопротивлялся, его как парализовало. Роман смотрел на остолбеневшего Сергея и больше не мог играть. Смешинки в углах глаз выдали его с потрохами.
- Ромка, гад, убью сейчас, - ошарашено смотрел на друга Сергей, - вот разыграл, паразит.
Роман крепко обнял Сергея.
- Серёжка, я так соскучился, - шептал в ухо друга парень.
- Гад, я чуть в штаны не наложил, думал ты с ума сошёл.
-Теперь ты понимаешь, что я чувствовал тогда.
- Ромыч, прости же ты меня.
- Да я уже давно простил, приворожил ты меня чем-то.
-Известно чем.
Серега потерся пахом о бедро Романа.
-Сережка, опять, - Ромка оттолкнул друга и хотел что-то сказать, но замолчал, пристально вглядываясь в лицо. На правой скуле и около уха Сергея расплылось желто-зеленое пятно. Ромка осторожно развернул лицо Сергея к свету.
- Серёга, это что?
- Ван Дам!
- Какой к черту «Вам Дам», откуда это?
- Ты что не помнишь, это ты же меня приложил, чуть не убил, я час валялся тогда на полу, думал умру. Сотряс не хилый получил, две недели уже на больничном.
- Серёжка, ты прости меня, я не хотел.
- Да что там, заслужил. Теперь мне пьяному домой показываться будет нельзя, не сдержусь, а твои кулаки, как молоты, откуда только сила. Хорошо, что челюсть целая осталась, - Сергей подвигал челюстью в разные стороны и хитро посмотрел на Ромку.
- А ты где был, такой свежий, загоревший, красивый? – спросил Сергей.
- Я боюсь, тебе не понравится мой ответ, ты же не хотел меня никуда отпускать!
- Проехали, сознавайся.
- На Эльбрусе.
- Где?????? На Эльбрусе? Ты что рехнулся, ты же только восстановился после травмы, и делать такую глупость.
Сергей возбужденно забегал по кухне.
- У тебя ума совсем нет, тебе же могло стать там плохо, а вдруг бы там умер?
Ромка, улыбаясь, следил за метаниями друга.
- Серый, мне там было хорошо.
- Как там могло быть хорошо, ты же не совсем восстановился, - начал снова Сергей.
- Подожди, как насиловать и душить, можно, а как в горы, так не восстановился?
-Так это же совсем разные вещи.
- Сергей!? – в голосе Романа зазвенели стальные ноты.
Серёга остановился, и посмотрел на набычившегося друга.
- Прости, - он подошел к стоящему у стены Ромке и опустился перед ним на колени, обняв за бедра, - я чуть с ума не сошел здесь, думал ты уехал домой, бросил меня после моей выходки, у тебя же есть Андрей, а у меня кроме тебя никого. А тут ещё Эльбрус.
- Серёжка, балбес, ты у меня тоже один, не могу без тебя, - отвечал парень, ласкающемуся щекой о возбужденную Ромкину плоть другу. А тот уже пытался расстегнуть ремень на джинсах парня.
«А если бы я тогда сломал ему челюсть?» - думал Роман, улетая в небытие. «А если бы он сломал мне тогда челюсть? » - думал его друг.

Андрей.

Наступил май. На крымских дорога уже давно гонялись парни на мотах. Ромка сворачивал шею, когда они проезжали мимо их машины.
- Даже не думай, мне хватило прошлого года, - отрезал Сергей, когда Роман заикнулся, как хорошо прокатиться на мощном мотике по Крыму.
- Ну почему, ты же катаешься на горных лыжах и ничего.
Сам Роман почему-то не мог кататься с гор на лыжах, то ли вестибулярный аппарат не тот, то ли ещё что-то. Сколько он не пробовал, ничего не получалось, он начинал психовать и бросал.
- Я же не разбивался, - ответил Сергей.
- И я не разбивался.
- А кто в реанимации чуть не умер.
- Но это же не из-за мотоцикла.
- Ромка, пойми, я очень за тебя боюсь.
- Не надо за меня бояться, я взрослый здоровый мужик.
- Вот поэтому я за тебя и боюсь, что ты взрослый здоровый мужик, а можешь сотворить, что угодно, то Эльбрус, то побег на мотоцикле.
- Это когда ты меня доведешь.
В последние недели парни часто спорили. Ромке надоела гиперопека Сергея. Конечно, ему была приятна забота друга, но иногда она переходила границы разумного. Да и энергия вернулась в Ромкин организм, ему уже претило сидеть в квартире за компом, друзей они с Сергеем заводить пока опасались, единственно с кем поддерживали отношения, были соседи по лестничной площадке. Энергия просилась наружу, а выхода пока не было.
На день Победы парни отправились в Севастополь. Погуляли по городу, удалось посмотреть морской парад. Город бурлил, празднуя День победы. В парках и на набережных гуляли молодые моряки в парадной форме, дурачились, обнимались и целовались с девчонками. На лавочках сидели гордые представители старшего поколения в своих старых мундирах увешанных наградными планками. Парни решили дождаться салюта и потом ехать домой. Сергей захотел пообедать в кафе, хотя в автохолодильнике в машине их дожидался перекус.
- Ну что мы будем перекусывать, давай нормально пообедаем, до вечера ещё долго, - настаивал Сергей.
- Да не хочу я есть, жарко, весь потом изойду, - сопротивлялся Ромка.
- Хочешь заморить меня, злодей, - не унимался Серега.
Он уговорил Ромку пойти в какое-то особенное кафе, в котором готовят очень вкусные шашлыки.
На площадке перед входом стояло несколько мотоциклов. Красная Хонда со знакомым номерным знаком сразу бросилась в глаза Роману. К горлу подкатил комок.
- Серёж, давай не пойдем туда, что-то мне совсем не хочется шашлыков.
- Ромка, ты что, это такая вкуснятина, пойдем.
- Что-то меня подташнивает, - решил схитрить Роман, - подожди, давай пока посидим здесь, на улице.
Роман боялся встречи. Он часто в последнее время вспоминал Андрея, свою Хонду, покатушки. Парни решили остаться на улице, но было поздно. Шумная толпа байкеров высыпала на площадку. Двое из них узнали Романа.
- Роман? – они удивленно уставились на парня, - Подожди, ты Роман? Как так, ты что живой?
- Артем, Егор, как вы здесь оказались? - Ромка оглянулся и растерянно посмотрел на Сергея.
- Узнал, это действительно ты! – один из парней потрогал Романа за плечо.
- Егор, он настоящий, живой.
Артем, младший из парней, как оглашенный закричал.
- Андрей, иди скорей сюда.
Из кафе выбежал Андрей. Остановился как вкопанный. Он конечно и ехал сюда, чтобы увидеть Ромку. Но также как и Роман боялся этой встречи. Парни прыгали вокруг Андрея.
- Представляешь, выходим и на Ромку натыкаемся, живого, представляешь, он живой, во дела.
Друзья притащили Андрея к Ромке.
- Смотри, потрогай, настоящий, живой, - радовались парни.
Андрей думал, «Только бы не разреветься»
Они обнялись.
- Я верил, что встречу тебя, - шепнул в ухо Роману Андрей.
- Не ожидал от тебя, - тихо ответил Роман.
- Ромка, ты что, не рад.
- Рад, очень, но как-то это всё неожиданно, - продолжали шептаться парни.
- Вы о чем там шепчетесь, - расцепил парней бесцеремонный Артем, - Ромка, Андрей это надо отметить. Ромка поехали с нами.
- Подождите, это как-то неожиданно. Парни, вы как здесь оказались.
- Мы приехали на мотошоу, втроем, я, Андрей и Егор, познакомились здесь с ребятами, здесь классно, - трещал Артем, - Ромка поехали с нами, покатаемся, а вечером отметим встречу.
- Парни, я не один, познакомьтесь, это мой старший брат, Сергей.
- Привет, Серёга, - парни пожали Сергею руку, а Андрей, как показалось Сергею, ухмыльнулся, но ничего не сказал.
- Серёга, приезжайте вместе, вы на чем, на мотах, - не умолкал Артем.
- Нет, мы на машине, - ответил Сергей.
- О, классно, приезжайте на машине. Ромка, живой, я всё еще не верю, что это ты, - вещал Артем, щипая парня за спину, плечи.
- Артем, ну прекрати, больно.
- Надо же мне проверить твою живость, давайте приезжайте, расскажешь нам, как ты воскрес. Хорошо, мы будем ждать. - продолжал Артем.
- Андрей, а можно, - Роман взглядом указал на Хонду.
- Конечно, Ромка она ведь всё ещё твоя.
- Почему?
- Я же не расплатился за неё, вот и прикатил долг отдать, так что катайся.
- Подожди, у тебя же нет страховки, - пытался вразумить Ромку Сергей.
- Андрей? – Роман вопросительно посмотрел на Андрея.
- Да вписан ты, вписан.
Ромка быстро натянул на себя шлем.
- Парни, я недалеко.
Он завел мот и быстро угнал.
- Серега, приезжайте вечером к нам, будет интересно, приезжайте вдвоем, - продолжал уговаривать Артем, - Ромка накатается на мотах, он же соскучился.
- Да уж соскучился, - буркнул в ответ Сергей.
- А как Ромка здесь оказался, - неугомонный Артем не замечал плохого Серегиного настроения.
- Я его увез сюда долечивать травму, а потом он остался здесь.
- Здесь, в Севастополе? – спросил Андрей.
- Нет, в другом городе, на севере полуострова, - Сергей не хотел говорить, где они с Ромкой живут, - а сегодня приехали сюда на праздник.
Прикатил Ромка, он сдернул шлем, из глаз парня сыпались искры счастья. Он сидел, не слезая с мотоцикла, нежно поглаживая руль и бак.
- Андрюха, спасибо. Хорошо!
Он слез с мота и подошёл к Сергею. Тихо сказал.
- Я недолго? Прости, не смог удержаться. Смотри, если не хочешь ехать, я откажусь, поедем домой.
- Нет, нет, они так обрадовались, твои друзья, если ты не поедешь, они обидятся, поезжай.
- А ты?
- Позвонишь, когда тебя забрать, я приеду.
- Я без тебя не поеду.
- Ромка, я же завтра дежурю, а у вас посиделки явно затянутся, давай не гунди, езжай, я же вижу, как ты обрадовался.
- А ты не обидишься?
- Ромка, конечно нет, я сейчас поеду домой, высплюсь.
- Ты не беспокойся, я сам доберусь.
Ромка побежал к парням, стоявшим в отдалении.
- Андрей, возьмешь меня с собой?
- А что брат, он не поедет?
- Нет, он завтра работает, дежурит сутки.
- Ладно, поехали, - Андрей взглянул на счастливого Ромку.
Когда парни в мотоклубе предложили ехать в Крым, Андрей долго раздумывал. Он, конечно, хотел увидеть Романа, он очень скучал, но понимал, что если бы Ромке он был нужен, то друг дал бы знать. Даже осенью, когда Валера спросил, не звонил ли Ромка и рассказал, что парень в очередной раз пропал, Андрей готов был сорваться и искать друга. Но Роман позвонил домой, Валерке, успокоил всех. С Андреем же он не связался, значит, не считал нужным, думал Андрей. Потом он решил, что поедет, он же не знает, где живет Роман и если судьба распорядится, то они встретятся. Судьба распорядилась.
Андрей разглядывал Ромку, в его груди разливалось тепло. Он очень соскучился. Он понимал, что ему ничего не светит. Но он видел друга, и ему было хорошо.
-Оп-па, вот зараза, - воскликнул вдруг Ромка, - а шлем.
Андрей улыбнулся, тепло так посмотрел на Романа, и вытащил из кофра красный шлем.
«Вот зараза» - подумал Сергей, наблюдавший за парнями - «Даже шлем притащил».
Парни расселись по мотоциклам и с ревом унеслись.
Сергей остался один. В груди у него поселилась тревога и ревность. Он верил Ромке, хотел верить, он понимал, что встреча, это дело случая. Но ревность начинала грызть Серегин мозг.
Парни приехали рано утром. Сергей слышал, как урча мотором, прикатил и заглох мотоцикл. Ему не спалось, он всю ночь ворочался, забывался в коротких промежутках дремы. Перед глазами вставал этот чертов красный мотоцикл, и сидящие на нем парни, тесно прижимающиеся друг к другу. Сергея колотило от злости. Он выглянул украдкой в окно. Андрей с Ромкой стояли оперевшись о руль мотоцикла с двух сторон и о чём-то оживленно беседовали, жестикулируя, то и дело хватая друг друга руками. Роман посмотрел наверх, увидел в окне Сергея и помахал ему рукой. Парни пожали друг другу руки, Андрей уложил шлем в кофр и уехал. Ромка бегом побежал в подъезд.
Довольный он забежал в квартиру. Сергея же разрывало от злости, он с трудом сдерживался, что бы не сорваться. Он понимал, что если он сейчас сорвется, то Роман кинется догонять Андрея.
Серега притаился в постели. Ромка разделся и залез под одеяло.
- Серёжка не злись, он уехал, он просто хотел узнать всё ли у меня хорошо, сегодня их мототусовка заканчивается и они уезжают, не злись.
Ромка прижимался к спине друга, обнимая и почесывая грудь и живот парня, спускаясь потихоньку ниже и ниже. Серега сопел не отвечая.
- Ты же сам меня повел в то кафе, не злись.
Ромкина рука скользнула под резинку боксеров, плотно облегающих Серегины бедра, и пальцы начали перебирать густую растительность прячущую корень ствола.
- Всё ещё злишься?
- Ромка, я как пацан, всё время боюсь, что ты уйдешь, что ты всё ещё не простил меня, - Сергей взял Ромкину руку в свою, - я не представляю, как я буду жить без тебя, поэтому и злюсь.
- Дурак, никуда я от тебя не уйду.
- Ага, а как вчера обрадовался встрече с Андреем.
- Сережка, какой же ты собственник, должны же быть у меня друзья, - продолжал Роман, - и я же не с ними, а с тобой.

Наступило лето. Парни по вечерам продолжали кататься на велосипедах, обнаружили уединенный пляж, к которому можно было спуститься только по узкой тропинке. Они брали велосипеды на плечи и спускались к морю. К вечеру там никого не оставалось. Парни плавали там нагишом, резвились как дети.
В середине июня Ромка слетал к родителям и забрал на лето Машку и Димку. Сестра за год подросла, оформилась и из неё получилась статная красивая девушка.
- Марья Царевна, - не удержался от комплиментов Сергей, - настоящая Марья Царевна, - продолжал он изумляться.
- А ты что же не растешь, шкет такой, - радовался встрече отец, обнимая Димку.
- Она уже больше не вырастет, а я ещё не начал, - не растерялся Димка, - пап, а когда на море, и я плаваю лучше.
- Ничего не лучше, сейчас посмотрим, кто лучше, Сергей Евгеньевич, поедемте быстрей на море, я ему быстро докажу, кто лучше плавает, - трещала возмущенная Марья.
- Вы можете не спорить? – вмешался Роман, - Представляешь, у меня уже голова болит от их споров, как я выдержу два месяца с ними.
- Мог бы и не брать меня, тогда бы я и не спорила и с этим дебилом, - ответила брату Маша.
- Сама дебилка, - не преминул ответить Димка.
- Брек! Брек! Молчим! – скомандовал Сергей.
Подростки и не думали слушаться, продолжая ругаться и обзываться. По пути домой они заехали на свой любимый пляж. Оставили «Полика» наверху, а сами спустились к морю. Парни еще только начали спуск, а Димка с Машкой уже были в воде. На море был штиль, и они наперегонки бросились доказывать друг другу, кто лучше плавает. Парни только подошли к берегу, а голов подростков уже почти не было видно. Сергей перепугался и бросился их догонять, а Роман спокойно разделся и медленно, наслаждаясь, вошел в воду. Дмитрий с Марьей развернулись и быстро начали приближаться к берегу, проплыв мимо ошалевшего Сергея.
Приплыв к берегу, Марья заявила.
- Я победила, Ромка ты видел, я победила!
- По моему, была ничья, - ответил Роман.
- Что? Какая ничья? Это я первый приплыл! – кричал, надрываясь, Димка.
- Ничья, я точно видел, что вы приплыли вместе, и перестаньте орать, - попробовал утихомирить детей Роман.
- Да, да перестаньте, наконец, так орать, - подошел к ним запыхавшийся Сергей.
Машка с Димкой замолчали и насупившись ушли в воду.
Парни сидели и наблюдали за ними. Машка, немного поплавав одна, подплыла к Димке со спины, и оседлала его. В этом месте было не очень глубоко, и Димка с дикими воплями носился по воде, распугивая немногочисленных купающихся. Машка заливисто хохотала у него за спиной.
- Вот же заразы, сейчас друг друга могли убить, и тут же скачут как очумелые, - удивлялся Сергей.
- Ты просто их очень давно не видел, они всегда так, то ругаются, тут же мирятся, и вместе не могут, и врозь им скучно, - ответил ему Ромка. – Смотри, Дмитрий, шкет шкетом, а силищи, таскает Машку только так.
- Мужик, - возгордился Серега.
- Да, весь в отца, - Ромка сбежал в в воду и обрызгал друга.
- Ах, так.
Серёга попытался догнать Романа, но тот увернулся, и запрыгнул на спину Сергея.
- Но, вперед! В погоню.
Отдыхающие с недоумением наблюдали за очумевшими от моря детьми и резвившимися рядом мужчинами.
Вдоволь накупавшись, компания только к вечеру добралась домой. Уставшие оболтусы наевшись, закемарили прямо за столом, парни уложили их спать. Они заранее приготовили комнату для Машки. Раскладушку Димке поставили в спальне. Решили, что Роман будет спать в гостиной. Машка с Димкой совсем не заморачивались, какие отношения между Ромкой и Сергеем. Им было достаточно, что они родные люди и друзья.
Уложив детей, парни уселись на кухне.
- И что они всё время ругаются? – размышлял Серёга, - Ты же говоришь, что жить друг без друга не могут.
- Переходный возраст, каждый отстаивает собственную территорию и не может отступить, - Роман внимательно посмотрел в глаза Сергея, - они оба очень сильные, им будет очень трудно, если не научатся иногда уступать.
Летели летние крымские дни. Ромка с детьми не вылезали с пляжа, загорели и стали похожи на арабов или каких-то индийцев. По выходным Сергей вывозил их на экскурсии по Крыму, а Ромка оставался дома поработать. После очередной культурной вылазки, они возвращались домой из Севастополя, их машину обогнала колонна байкеров.
- Пап, догони их, посмотрим на мотоциклы, - попросил Димка.
- Да что на них смотреть, мотоциклы как мотоциклы.
- Ты что, там разные, есть чопперы, круизеры, есть дорожники.
- Ты когда их успел рассмотреть? – удивился отец.
- А что такого, там даже есть Хонда, как у Андрея, только чёрная.
- У какого Андрея?
- У Ромкиного друга, - ответила Машка, - мы с ним уже давно катаемся, еще даже до того как Ромка умер.
- Машка, ну что ты такое говоришь.
- Ну, он же не по настоящему умер. Так вот они с Андреем катались, и нас с Димкой иногда брали с собой. А потом Ромка уехал, так Андрей научил нас кататься на мотоцикле. Так классно. У Димки всё с первого раза получилось, он в вождении асс, - неожиданно признала превосходство над собой Марья.
А Сергей молчал, переваривая полученную информацию, и начинал медленно закипать.
Приехали домой. Из гостиной выскочил Роман.
- Ой, вы уже дома, а у меня какая-то запарка, не успеваю ничего, поэтому ничего не приготовил, приготовите сами, ладно. Машка, Дмитрий поможете Сергею?
- Хорошо, - буркнул Сергей, уходя на кухню.
Они долго гремели посудой на кухне, пока что-то не разбили. Сергей выгнал молодежь из кухни.
- Что там у вас? – спросил Роман, не поворачиваясь.
- Не знаем, отец что-то злится, выгнал нас, как будто мы виноваты, что он разбил свою чашку.
Сергей приготовил ужин. Позвал детей и Романа. Ужинали молча. Роман пытался расспросить детей о поездке, но те видимо, то же обиделись и разговаривать не хотели. Поужинав, они попрощались и ушли к Машке в комнату.
Ромка также хотел пойти продолжить работать, но Сергей остановил его.
- Роман, нам нужно поговорить.
Ромка остановился в дверях.
- Прикрой дверь, разговор будет серьёзный.
Роман закрыл дверь. Он даже не предполагал о чем может быть разговор.
- Слушаю.
- Роман, ты сам связался с мотоциклами, не думаешь о себе, чуть не разбился на этом своем грёбаном моте.
- Серега, я езжу очень аккуратно, то есть ездил, пока мотоцикл у меня был, но ты же не хочешь, что бы у меня здесь был мот, и я соглашаюсь, чем ты недоволен.
- А зачем ты приучил Димку к мотоциклу? Он теперь смотрит на них как ты.
Ромка улыбнулся
- Я его не приучал. Это Машка его приучила, да и покатался он с нами всего один раз.
- С тобой один раз, а с твоим Андреем? Твой Андрей уже научил его самостоятельно гонять.
- И как он?
- Кто?
- Димка?
- Доволен.
- А ты чем недоволен.
- Понимаешь, всё дело в Андрее, он приучил тебя к мотоциклам, и теперь мне приходится тебя делить с ним, а ещё он хочет присвоить себе Димку.
- Сергей, ну ты что, как он может присвоить Димку?
- А как тебя присвоил? И он же гей? Чему он может научить парня, а вдруг уже научил?
- Сергей, а ты кто, такой же, как он, не лучше.
- Я совсем другое дело.
- Понятно, ты хороший, а вокруг все г-но, так да. Но Андрей точно не такой, он не позволит себе ничего плохого, я его знаю.
- Вот видишь, ты его оправдываешь, но я не позволю Димке дружить с ним, и тебе нужно заканчивать с ним общаться.
- Я за год общался с ним всего один раз, - Роман вдруг разозлился, - и позволь мне самому решать с кем мне общаться, а с кем нет, я и так столько терпел. Мот нельзя, в горы нельзя, далеко не заплывай, утонешь, одевайся теплей, простынешь, а теперь дошло и до друзей, ну уж нет, надоело.
- Ах, вот как, оказывается, кто-то о нем, о больном заботился, а сейчас, когда он стал здоров, так надоело, ну ты и мудак, - прошипел Сергей.
- От мудака и слышу, - Ромка вышел из комнаты, чуть не хлопнув дверью, но опомнился и в последний момент придержал.

Утром, пока не проснулись Димка с Машкой, Сергей перед уходом на работу, спросил у Ромки.
- Ты подумал?
- О чем?
- О твоих отношениях с Андреем?
- Я друзей не предаю.
- Вот как?
- Да так.
Осталась неделя до отлета детей домой. Парни дулись друг на друга, разговаривая только на бытовые темы. Ромка пытался делать вид, что ничего не произошло, гонял днем с детьми на море, дурачился там с ними. Благодаря ему Машка с Димкой даже не заметили, что с парни в ссоре. Сергей же продолжал злиться, и чем ближе была дата отъезда, тем больше он злился. Он старался попозже приезжать домой, чтобы не разругаться с Романом при детях. Сергей понимал, что наверное он не прав, что Роману нужна свобода, другая яркая жизнь. И понимал, что неспроста сын увлекся мотоциклами, что Димке нужно мужское общение, которого Сергей на расстоянии в тысячи километров дать не мог. Он всё это понимал, но ничего не мог с собой поделать. Он страшно ревновал Ромку и сына к Андрею, он не хотел их с ним делить.
Роман с детьми улетел. Они так и не помирились. Сергей, провожая, опять затеял разговор об Андрее. Попросил Димку прекратить его поездки на мотоцикле.
- Ну пап, это же так клево, и Андрей такой классный, что в этом плохого? – Димка вопросительно смотрел на отца, а тот на Романа. Взгляд его говорил «Вот видишь, я же говорил»
- Пап, я буду учиться на одни пятерки, пожалуйста, можно?
- Нет.
- А Машка, она, что будет теперь одна рассекать? Да?
- И Машка не будет, так Роман? – Сергей посмотрел на Романа, ожидая поддержки, но Ромка молчал. Он уже что то для себя решил и в спор не вступал.
- Ха, как будто я кого-то буду спрашивать, что мне делать, - вдруг заявила Марья.
-Все, давайте прекращайте споры, и идем на посадку, - Ромка подтолкнул Димку с Машкой к посадочной зоне, протянул руку Сергею.
- Пока.
- Пока.
Сергей ошарашено смотрел в спину удаляющегося друга.
«Что я опять наделал, что же я все время делаю какие-то глупости, он же не вернется, как так получилось» - роились мысли в голове парня. Он вдруг сорвался с места и почти догнал Романа, но тот уже был в зоне посадки.
-Ромка, - прокричал Сергей.
Роман обернулся, подошел к ограждению, тепло так улыбнулся.
- Не переживай, всё будет хорошо, я вернусь.
- Ты обещаешь.
- Я тебя когда-то обманывал?
- Нет.
- Вот то-то же.

Прилетели домой. Город их встретил сумрачной дождливой августовской погодой. Из низких, нависших над городом серых туч, в которых не видно было последних этажей высоток, лил проливной дождь. Их встретили отец Романа и Анна.
- Ну у вас здесь и погода, - воскликнула Машка, запрыгивая в машину, - пап давай переедем жить в Крым, навсегда, там хорошо.
- Ему Крым противопоказан, - ответил Роман.
- Это почему же? Не понял, - отец вопросительно посмотрел на сына.
- Вспомнишь Ялту, поймешь, - злясь, продолжил сын. Отец промолчал.
Ромку грызла тоска, да еще этот нудный дождь добавлял уныния.
Сначала завезли домой Димку с Анной, потом приехали домой, где их ждали мать и бабушка с дедушкой. Накрыли праздничный стол. Расспрашивали Машку об отдыхе, море, Крыме. Машка взахлеб рассказывала. Ромка сидел, не встревая в разговор.
- Ром, а как ты устроился там, расскажи, - спросил дед.
- Да всё нормально, дед, снимаю квартиру, работаю по специальности.
Деда с бабушкой он не посвятил в перепитии своей недавней жизни.
- Не понимаю, зачем ты это все бросил здесь и уехал, какая муха тебя укусила, - продолжил дед, - Жень, вот зачем ты его отпустил.
Ромка посмотрел на отца, а тот отвел взгляд. Сын понял, отец так и не принял его выбора.
- Дед, да просто мне все здесь надоело, вот и Машке очень нравится в Крыму, вырастет, то же махнет туда. Да сестрёнка?
- Обязательно.
Машка опять завладела опять всеобщим вниманием, рассказывая про свой отдых. А Ромка, пользуясь этим, ушел в свою комнату. Здесь они впервые остались с Сергеем наедине. Ромка тогда смущался, не знал как себя вести. Сергей ему казался взрослым парнем. На него нахлынули воспоминания, как ему тяжело было в то время, и как тогда Сергей подставил парню крепкое надежное плечо. Сейчас, находясь далеко от друга, он уже начинал скучать.
Пришла мама.
- У тебя что-то случилось? Прошлый раз ты был совсем другой.
- Нет, мам, всё хорошо.
- Не обманывай меня, я чувствую, что-то не так. Как Серёжа, вы что поссорились?
- Мам, всё нормально.
- Расскажи, как вы устроились, где?
- Мам, я тебе уже сотню раз всё по телефону рассказал, и про квартиру, и про себя, и про Сергея.
- А понравился ему твой подарок на день рождения, кстати, ты не сказал, какую ты машину ему купи?.
- Фольксваген Поло.
- Что, что? Ты ему еще и машины даришь, - в комнату вошел отец, - ну ты даешь. И за что?
Евгений Александрович видимо хорошо накатил и смотрел осоловелыми глазами на сына.
- Мне вот интересно, за что дарят такие дорогие подарки, обычно, муж дарит машину жене, а у вас кто есть кто?
Роман встал, и молча прошел мимо отца, он не хотел выяснять отношения. Понял, что отца не переубедить.
- Ромка, ты куда? – высыпали из кухни и удивленно уставились на него дед с бабушкой и Машка.
- Прогуляюсь.
За закрытой дверью Ромкиной комнаты шипели родители.

Горы.
К середине августа погода в городе наладилась. Ромка, еще в день приезда выгнавший из гаража свою любимую Хонду, наконец-то смог насладиться мотоциклом. После той пьяной выходки отца, Ромка не захотел оставаться в квартире родителей и напросился пожить у деда. Дни просветлели, выглянуло солнце и просушило дороги. Ромка забрал со стоянки мотоцикл, заехал за Машкой, и они погнали кататься за город, накатавшись, вернулись в город. Приехали к огромному киноконцертному залу, на площади перед которым собиралась городская мототусовка. Найдя среди множества мотоциклистов своих друзей, Ромка не мало их удивил. Не все еще знали его историю, слышали краем уха. Парни подходили, здоровались, обнимали так нечаянно воскресшего мотобрата. Больше всех радовался Артем, рассказывая друзьям, как он нашел Ромку в Крыму.
Ромка слушал болтовню парня, а сам глазами искал Андрея. Поехать к нему он не мог, а вот случайная встреча сгладила бы все шероховатости в их отношениях. Но Андрея не было.
- Артем, слушай, а где Андрей?
- А ты что не знаешь, он собирается в горы.
- В горы, в какие горы, когда, не знаешь, - у Ромки заныло в груди. Горы, они тянули его к себе. А сейчас и Андрей идет в горы.
- Не знаю, может быть уже уехали, кажется они собирались на Тянь-Шань, или Памир, не знаю. Я просился с ними, но меня не взяли, да и отпуск у меня не подходит.
Роман набрал номер Андрея, услышал в трубке взволнованный голос.
- Ты где?
- Здесь, городе.
- Приедешь?
- Да, только куда, Артем сказал, что ты идешь в горы.
- Да, скоро, приезжай в поселок, все расскажу.
Ромка подхватился, завез счастливую Машку домой, а сам покатил по такой знакомой дороге.
Андрей ждал. Он весь извелся, предвкушая, когда же он увидит друга. В груди парня ныла тоска, и одновременно он радовался, что вот сейчас он увидит Ромку, обнимет его, почувствует его тепло, такой знакомый и желанный запах. Андрей издалека услышал нарастающий рокот мотоцикла, и с его приближением чаще и чаще билось сердце парня, казалось, что сейчас оно выпрыгнет из грудной клетки и полетит навстречу другу. Ромка остановил мотоцикл перед калиткой, из которой выбежал Андрей. Перед ним стоял Ромка, его Ромка, пусть ненадолго, но Андрей почувствовал, но он будет его. Андрей хотел обнять парня, но Роман сухо подал руку.
- Привет, Андрюха.
- Привет, Ромка, - севшим голосом ответил Андрей.
- А ты что сипишь, простыл?
- Нет, что ты, это я от волнения, я так рад тебя видеть.
- И я рад.
Ромка зашел во двор и крепко обнял парня.
- Я скучал по тебе.
- А я по тебе еще больше, - Андрей терся о Ромкину щетину, вдыхая его забытый запах.
- Ладно, давай проходи в дом, поужинаем и я тебе всё расскажу.
В доме Романа встретила мама Андрея.
- Здравствуйте, тетя Лиза.
- Здравствуй, Рома, проходи, ужинать будем, ты надолго приехал.
- Не знаю, как получится, у меня же свободный график, могу и задержаться.
- Может, отговоришь оболтуса, а то опять собрался в горы, то мотоцикл, то горы, с ума меня сведет скоро.
Ромка вспомнил Сергея с его нытьем и улыбнулся.
- Наверное, не отговорю, теть Лиза, а сам скорее всего напрошусь к нему.
- Ну, тогда присмотришь за ним там.
- Согласен.
В дом зашел Андрей.
- Ну что Андрей, мы с твоей мамой все обсудили, я беру над тобой шефство и мы вместе идем в горы.
- Согласен, - по счастливому лицу не трудно было догадаться, что другого ответа не могло быть.
- Когда выходим?
- Завтра.
- Как завтра?
- Так завтра, закупаем для тебя снарягу, грузимся и двигаем, или ты не согласен?
- Согласен.

За стенами палатки вовсю бесилась августовская горная метель. Это был их второй акклиматизационный лагерь на высоте 4800. Им предстояло подняться до 5500, разбить там штурмовой лагерь и ждать погоды. Но погода им даже этого сделать не позволяла, второй день свистел ветер, заметая все на своем пути. Ромка лежал в спальнике и вспоминал свой прошлогодний авантюрный поход в горы. В прошлом году ему было всё до фонаря, он бы наверное и на Эверест смог бы тогда залезть.
Оказалось, что Андрей хорошо знает Михалыча, того старого альпиниста, который завлек Ромку в горы Алтая. И теперь судьба уготовила им новую встречу.
Ромка вспоминал, как он носился по городу подбирая снаряжение, кроме специального альпинисткого нужно было найти и теплую одежду, которую он оставил в Крыму. Кое как собравшись, выслушав от деда с бабушкой кучу наставлений, Ромка пошел загружать скарб в подъехавший внедорожник. Какого же было удивление Романа, когда из-за руля вылез его старый алтайский товарищ.
- Михалыч, как я рад тебя видеть, это судьба, - Ромка обнял старого друга.
- Я тоже рад, Андрей сказал, что какой-то Ромка идет с нами, ну Ромка, значит Ромка, а это ты. Не ожидал. Познакомься, тот самый Денис, - со стороны пассажирского сиденья вышел коренастый парень лет тридцати.
- Привет, а я в прошлом году тебя замещал, ты не обиделся? – Роман протянул руку парню для приветствия.
- Здорово, - ответил парень, улыбаясь, - конечно не обиделся! Было бы на что, да и Михалыч рассказал про тебя, что ты первый раз в горах был, а шел, как будто там родился.
Ромка смутился.
- Да ты что, я думал, что кони там двину, только благодаря Михалычу и дошел.
- Да ладно не скромничай, - Михалыч похлопал Ромку по плечу, - как твои травмы, тебя же не хило приложило в Б-ске.
- Всё нормально, благодаря докторам полностью восстановился, лечение закончил в Крыму, даже уже на Эльбрус сбегал.
- Ну, ты молодец, я смотрю, времени даром не терял, ну ладно, давай грузим шмотки и отчаливаем. Вы когда с Андреем встречаетесь.
- Сейчас, должен подъехать.
- Мы вас ждать не будем, догоняйте.
Михалыч с Денисом сели в машину и уехали. Роман пошел за мотоциклом на стоянку, пригнал его, начал пристегивать спальники и коврики, кофры. Палатку и тент должен был везти Андрей. Он приехал, когда Ромка уже почти все привязал, возбужденный и счастливый, ходил вокруг Ромкиной Хонды, что-то поправляя и как бы случайно прикасаясь к Роману.
- Ну ладно, хватит меня обихаживать, поехали.
Андрей залился краской.
- Поехали.

Две красные Хонды летели на юг, с мотоциклами в одно неразделимое целое слились парни в ярких куртках и шлемах. Они летели навстречу южному теплому ветру, навстречу солнцу, снегу, их ждали горы. К вечеру они догнали сероголубой внедорожник, посигналили ему дальним светом и унеслись дальше навстречу ночи.
- Вот сорванцы, адреналина им не хватает, куда гонят, сами не знают, - незлобно проводил их взглядом водитель внедорожника.
- А они надежные парни, ты в них уверен? - спросил пассажир.
- Надежнее не бывает, уверен как в себе.

Утром они долго пытались выбраться из палатки, с трудом это сделать удалось. Из снега торчали только купола. Полдня пришлось отгребать снег от палаток, затем идти тропить, только не понятно зачем, если к вечеру опять задул ветер. Андрей тоже сник, лежал в своем спальнике, или спал, или делал вид, что спит. Ромка пытался разговорить друга, но тот не отвечал. Ромка тоже задремал, проснулся от холода. Мерзли ноги. Ветер утих, и температура резко упала. Ромка пытался пошевелить ногами, чувствовал, что наступило какое-то онемение. Вспомнил, что днем разгребая снег употел, снимать ботинки и сушить было лень. Он зажег фонарь, достал из угла горелку и зажег. Проснулся Андрей.
- Ты чего?
- Андрюха, что-то у меня с ногами не то.
- Что не то?
- Мерзнут. Сильно.
-Вылезай из спальника, скидывай носки..
Андрей расстегнул свой спальник, помог Роману стянуть носки.
- Эх ты ленивец, они же у тебя совсем мокрые, надо было просушить. Где у тебя запасные?
- Они тоже сырые, - виновато ответил Роман.
- Ну ты даешь, брат.
Андрей покопался в своем рюкзаке, вытащил носки и дал Ромке.
- Одевай.
- А как же ты?
- Одевай, говорю.
Андрей приспосабливал сырые Ромкины носки и ботинки над горелкой.
- Может быть, немного подсохнут. Давай раскрывай свой спальник.
- Зачем?
-Раскрывай, говорю, потом узнаешь, - Андрей лукаво взглянул на Романа.
Ромка раскрыл спальник, Андрей соединил Ромкин спальник со своим.
-Залезай.
Ромка послушно залез в огромный получившийся двухместным спальник, рядом втиснулся и обнял его Андрей.
Он прижался всем телом к спине друга, согревая его своим теплом, сопел смущенно в шею.
- Ромка, ну как, согрелся?
- Ага, спасибо, Андрюха.
- Я смотрю, ты какой-то не такой? Что-то случилось?
- Какой не такой?
- Грустный, молчишь, думаешь о чем - то, грызет тебя что-то?
- Да всё нормально, - отвечал Роман, теснее прижимаясь спиной к Андрею.
Даже через толстый слой комбеза Роман почувствовал биение возбужденного Андрюхиного ствола.
- Грустный, грустный, внизу на звонки не отвечал, это он звонил, вы что, поссорились.
- Понимаешь, Сергей наговорил мне очень неприятных вещей перед отъездом, просил прекратить встречи с тобой.
- А ты? Что ты ответил?
-Я не смог тебя предать.
- Спасибо, - прошептал в ухо Ромке, - ты настоящий.
- Андрюха, вы оба мне очень дороги, но я не могу разорваться.
Им стало жарко, они скинули толстовки, оставшись только в футболках. Истосковавшиеся руки Андрея нещадно ласкали желанное Ромкино тело, забираясь все ниже и ниже. Ромка млел, он ничего не мог с собой поделать, сейчас он хотел Андрея, сильно.
Если бы кто-то из соседей в этот момент проснулся, то он бы услышал странные звуки, раздающиеся из палатки парней и удивился бы пару, поднимающемуся над палаткой.
- Ты не замерз? – спросил утром одевающийся Андрей.
- С таким котлом, разве можно замерзнуть, - ответил улыбающийся Роман.
- Ботинки подсохли? – Андрей с сомнением смотрел на дубовую Ромкину обувь, - Дай посмотрю?
- Подсохли, - Роман пытался засунуть ноги в скукоженные ботинки.
- Ромка, дай посмотрю?
- Андрей, не начинай, меня Серёга допек с этой постоянной опекой, теперь ты. Я что вам, пацан?
- Ромка, не сердись, ладно. Больше не буду лезть.
- Вот и хорошо.
- Носки засунь за пазуху, - не унимался Андрей, - сырые которые, они там высохнут.
- Ну что с тобой делать, опекун ты мой, хорошо засуну, - Ромка улыбался, подчиняясь наставлениям друга.
Парни оделись, вылезли наружу, осмотреть обстановку и узнать планы. Палатки в эту ночь почти не занесло, пришлось только немного отгрести. Народ из других палаток также начал вылезать, осматриваясь. Всего в группе собралось десять человек из разных городов, большинство из них были уже опытными альпинистами. Руководили всем два гида из турфирмы организовавшей восхождение. Михалыч с Денисом уже давно встали, отгребли снег, и теперь что-то обсуждали с гидами у начала тропы. Денис увидев парней пошел к ним.
- Ну, вы и сони, давайте быстрей завтракайте, и идем до 5500, затем спускаемся обратно, ночуем здесь, а завтра переходим по проторенной тропе наверх. Гиды говорят, что погоду обещают на ближайшие три дня.
Пока Андрей откидывал снег, Ромка, по-быстрому, разогрел завтрак, поели, обвязались и пошли в связке. Первым и последним шли гиды. Михалыч с Денисом ушли вперёд, а Роман в связке с Андреем замыкал группу. Тропу натоптанную накануне, почти не занесло и без груза идти было не тяжело. Ромка видел впереди спину Андрея. После проведенной вместе ночи он испытывал двоякие чувства. Ему была приятна забота Андрея, он нежился в ней, но одновременно это его и раздражало. И еще, его тяготило принятие какого-то решения. Кого выбрать, остаться с Андреем, вернуться в Крым. Мозг плавился от размышлений. Андрей же бодро вышагивал впереди ничем не заморачиваясь. Он был счастлив. Ромка будет его, пусть на эти несколько дней, он ими воспользуется по полной, а потом. Ну что же, если у него такая судьба он опять будет ждать.
Часа за четыре группа осилила подъем, утоптали снег под лагерь.
- Ну как парни, не устали? - подошел к ним Михалыч.
- Смотрю на Андрея, из него энергия сегодня прямо прёт, а Ромка всё что - то хандрит.
- А я его своей энергией подкачаю, - Андрей хитро посмотрел на друга.
Он предвкушал будущую ночь, глядел на Ромку и любовался им. В ярком оранжевом костюме, альпботинках, стройный и подтянутый, обросший многодневной щетиной, покрытой сейчас инеем, он вызывал в Андрее непреодолимое желание. Ему хотелось прямо здесь и сейчас. Обнять, прижаться, чувствовать биение сердца и дыхание друга.
- Андрюха, а Андрюха, что задумался, - сзади к нему подошел Денис и проследил за взглядом парня.
Андрей смутился.
- Да что-то в голове помутилось, наверное, от недостатка кислорода.
- Спускаемся, - продолжил Денис.
- Ага, сейчас.
Опять связались, теперь в обратном порядке. Теперь фигура Романа маячила перед глазами Андрея, желание не пропало, а наоборот нарастало. Спустились в лагерь.
- Завтра я пойду за тобой, а то ты мне дыру в спине прожжешь.
- Хорошо, - смущенно ответил Андрей.
Парни залезли в палатку, начали молча готовить ужин. Ромка всё никак не мог решить для себя,
с кем он. Его это состояние злило. Андрей чувствовал настроение парня и не лез с разговорами.
Поужинали.
- Михалыч сказал, завтра ранний подъем, - Андрей вопросительно смотрел на Ромку.
- Да, надо будет собрать лагерь, и идти с грузом будет гораздо тяжелее.
- Тогда надо заваливаться спать.
- Надо.
- Скидывай ботинки, подсушим, - Андрей приспособил свои и Ромкины ботинки у горелки, взялся за спальники, - как спим?
Ромка задумался. Андрей замер в ожидании.
- Как вчера, - Роман улыбнулся и стал наблюдать за сияющим другом, устраивающим им двоим постель.
- Ныряй, - предложил он Ромке.
Роман залез внутрь спальника и свернулся калачиком.
- Брр, холодный.
- Сейчас будет тепло, - влез внутрь спальника Андрей и обнял Романа, прижавшись.
Парни быстро согрелись, скинули толстовки, опять остались в футболках. Андрей обхватил Ромку за живот.
- Слушай, что-то ты сильно потолстел, когда успел?
- В котором месте?
- Смотри какой мамон, - Андрей потряс Ромкин живот.
Ромка тихо хохотал.
- Ты что ржещь?
- Это носки.
- Какие носки?
- Шерстяные, какие, теперь сухие, ты же сам сказал, засунь за пазуху, вооот я и засунул.
Ромка вытащил носки из под футболки и повернулся лицом к Андрею. Ситуация с носками разрядила Ромкин мозг.
- Андрюха, слушай, чувствую себя какой-то шлюхой, обещал Сереге вернуться, а сам с тобой.
- Ромка, не парься, спустимся вниз, и всё что было здесь, останется наверху, а сейчас забудь обо всем, дай мне насладиться тобой.
Андрей запустил руки под футболку друга и лаская спину взгромоздил парня на себя.
- А потом?
- А потом ты уедешь, а я буду ждать.
- А если я не приеду?
- Я всё равно буду ждать.

Из штурмового лагеря вышли около трёх часов ночи. Ярко-ярко светили необычно низкие звезды. Быстро рассвело, парни уже много раз видели это чудо, когда солнце появляется далеко внизу, подсвечивая снизу облака. Внизу виднелись плохо различимые зеленые горы, а перед ними расстилалась бескрайняя горная страна, покрытая ледниками и снегом. Над этой страной царила полная тишина и безмолвие. Группа достаточно быстро шла по протоптанным накануне тропам и установленным гидами перильным участкам. В середине пути сделали привал, подкрепились перекусом. Ближе к вершине обещанная хорошая погода начала портиться, опять подул ветер с зарядами снега. Видимость сократилась. Гиды предложили прекратить подъем и вернуться в лагерь, это означало, что больше подъемов в этот раз не будет. Роман с Андреем решили подниматься, их поддержал Денис с Михалычем. Группа разделилась. Парни с Михалычем и гидом пошли вверх, остальные начали спуск. Штурм продолжался около трёх часов, опасные участки приходилось проходить по одному по перилам. Снег и ветер всё усиливался, парни уже пожалели, что не вернулись. Но по одному, все пятеро они взобрались на вершину. И она их отблагодарила, там, на верху, было тихо и спокойно. Они наблюдали сверху на спускающуюся по склону метель.
Парни стояли рядом.
- Андрей, помнишь мой сон?
- Какой?
- Про горы?
- Когда я тебя спас?
- Да. Я тебе так благодарен, что вытащил меня сюда. Ты опять меня спас, в этот раз от тоски. Спасибо.
- Да ладно, - засмущался Андрей, - обращайтесь, ежели что.

В квартире вкусно пахло жареной курицей и чем-то печеным. Сердце и мозг Сергея заклинило от радости,- «Ромка вернулся».
Он уже потерял надежду, метался в первые дни после отлета детей и Романа. Пытался дозвониться, но друг не отвечал, совсем, а потом и вовсе отключил телефон. Сергей решил, что там, в аэропорту Ромка просто решил его успокоить, почувствовал, как всегда Серёгино настроение. Сергей позвонил Марине Александровне, маме Ромки и выяснил, что тот опять рванул в горы, и опять на мотоцикле. «Вот ведь гад, всё назло делает, вот вернется, я ему устрою». А потом спохватился: «Лишь бы вернулся, пускай что хочет делает, хоть на метле летает». А Ромки всё не было. Его родного любимого Ромки. Сергей сильно скучал, в выходные и по вечерам приезжал на их пляж и долго сидел перед морем. Перед глазами вставало Ромкино улыбчивое лицо, его брови домиком и смеющиеся ликующие глаза, в ушах стоял Ромкин голос «Не переживай, всё будет хорошо. Я вернусь».
Сергей прошел на кухню. Ромки там не было. Серёга заглянул в гостиную и прислонился к косяку. Роман висел на перекладине приобретенного и установленного накануне Сергеем тренажера. В ушах парня виднелись наушники телефона. Он мощно и красиво подтягивался, скрестив обнаженные голени. При движениях под кожей спины и рук перекатывались упругие мышцы. Ромка спрыгнул на пол и начал упражнения на бицепсы. Сергей молча наблюдал за другом, любуясь его красивой фигурой, в груди парня разливалось тепло. «Вернулся, не обманул, простил». Роман развернулся, вытащил из ушей наушники и уставился на Сергея.
- Серёжка, ты чего, что с тобой?
По бледному осунувшемуся лицу Сергея катились слезы.
- Я думал, что ты не вернешься.
Ромка подошел к другу и опустился на колени.
- Я же тебе обещал.
- Ромка, я тебе столько гадостей сделал, ты из-за меня столько пережил.
- Серый ты меня дважды спас, я это помню, и я тебя люблю, такого, какой ты есть.
- Любишь? – недоуменно спросил Сергей, он делил кров с этим парнем, занимался с ним сексом, и никак не мог определить кто они друг другу.
- Да, Серёга, люблю, поэтому и возвращаюсь к тебе, пора в этом признаться, - он прижался лицом к животу Сергея.
- Эх, Ромка, Ромка, никак не могу решить для себя, кто мы, друзья, любовники, кто? Ты можешь сказать?
- Дурак, нам хорошо с тобой вместе, и наплевать на всё.
Ромка поднялся и подхватил Сергея на руки.
- Ну ты и бугай, за месяц-то в горах подкачался.
- Угу.
- Ромка, поставь меня, где взял.
- Угу.
Ромка отнес парня в комнату. Бережно положил на диван. Сбегал на кухню, выключил плиту.
Вернулся. Сергей лежал в ожидании продолжения. А Ромка решился. Он медленно раздел Сергея, уже изнывающего от желания. Медленно разделся сам, словно дразня друга. Ствол друга содрогался, пульсируя в такт сердцебиениям, на живот стекали прозрачные струйки смазки. Ромка навис над Сергеем, смотрел молча в глаза друга. Им не надо было слов, за них говорили глаза и руки, ласкавшие соскучившиеся тела, слившиеся в одно неразделимое целое. Ромка отдался другу, боли не было, только чувство удовлетворения от того что другу хорошо заполняло его грудь.
- Тише, мой малыш, тише, - успокаивал он Сергея, привыкая к новым для себя ощущениям.
Серега затих.
Ромка начал потихоньку приподниматься и опускаться на члене Сергея. В паху Романа творилось что-то невероятное, тяжесть и истома нарастали, казалось яйца и ствол сейчас лопнут.
- Ромыч, ты что творишь? - Серега двинулся навстречу Ромке. Он еще никогда не испытывал такого наслаждения. Вокруг ствола сомкнулась нежная плоть, головка упиралась в нежную стенку, мышцы обхватили ствол и в такт Ромкиным движениям массировали его основание. Сереге хотелось быстро и на всю длину, но он боялся обидеть друга. Ромка лег на Сергея, перекатился на спину, обнимая и увлекая за собой и раскидывая ноги.
- Ты же хочешь этого? Сильно. Ну, так действуй.
Серега начал медленно и бережно вводить ствол, Ромка закусил губу.
- Извини, тебе больно?
- Делай, что тебе говорят.
Ромкины руки подхватили Серёгины ягодицы и протолкнули ствол глубоко внутрь. Серега охнул. Мышцы опять обхватили ствол у основания, заставляя его максимально увеличиться.
- Долби, Серёжка, не бойся, мне хорошо.
Серега вновь начал медленные движения, а Ромка вновь втолкнул ствол в себя до основания. Раздувшаяся головка члена при этом бороздила по передней стенке прямой кишки, массируя простату. Из Ромкиного ствола ручьями потекла смазка.
- Серега, долби, зараза.
Парень начал размашисто впечатывать ствол. Ромка схватил подушку и закусил её, что бы не закричать от удовольствия. Серегино воздержание и Ромкины усилия быстро дали свои результаты. Нескольких глубоких фикций хватило, Серёга зарычал, вдалбливаясь в Ромкино нутро глубже и глубже. Ромка почувствовал, как по стволу побежали судороги, и внутрь ударила струя теплой жидкости. Сергей замер на вытянутых руках и тут из Ромкиного члена зафонтанировали потоки спермы, расплескиваясь на Серегиной груди, шее и лице. Ромка же бился в конвульсиях. Успокоившись, он обхватил руками и ногами Сергея.
- Ромка, я же весь липкий.
- Ну и что. Сережка, ты доволен, тебе понравилось?
- Очень, особенно когда ты мышцы сжимаешь, вообще как на седьмом небе. А ты как?
- Не ожидал получить такого удовольствия, есть там какая-то особенная точка, как по ней проскользнет, так искры из глаз. Сережка, какие мы с тобой дураки, всё чего-то стеснялись, столько времени потеряли.
- Отпусти, - Сергей попытался высвободиться из Ромкиных объятий, - пойду в душ.
- Я с тобой.
Парни залезли вдвоем в ванну, дурачась и брызгая друг на друга водой.
- Ромыч, потри мне спину, - Сергей повернулся спиной. По его спине скатывались капельки воды, собираясь в ложбинке между ягодиц. Ромка вспомнил, как первый раз увидел обнаженного друга, тогда, в их первый банный день. Как он пытался скрыть свой стояк, прикрываясь полотенцем.
Сейчас же он обнял Сергея со спины, ствол уютно расположился в ложбинке.
- Серый, как мне с тобой хорошо.
Сергей между тем рукой направил головку Ромкиного ствола.
Ромка начал медленно давить стволом, раздвигая тугое кольцо. Сергей терпеливо молчал, глубоко дыша.
- Потерпи, малыш, потерпи, - головка члена провалилась за препятствие, ствол тут же туго обхватили мышцы, Ромка продолжал медленно давить, проталкивая ствол глубже и глубже, пока не уперся пахом в ягодицы. Тугое мышечное кольцо теперь охватывало ствол у самого основания. Ромка чувствовал узкий тоннель охватывающий ствол, горячую стенку, в которую упиралась гиперчувствительная головка. Он никогда не испытывал подобного.
- Ромка, ну что ты, давай, - Сергей двинулся навстречу Ромкиному стволу.
Ромкин мозг отключился, он подхватил Сергея под колени. Он потерялся во времени.
Очнулся, когда они сидели в разных краях ванны. Сергей с интересом рассматривал друга, улыбаясь.
- Что не так? – озаботился Роман.
- Ну, мастадонт, - Сергей переместился в ванной и улегся у парня между ног, - откуда такая силища, крутил меня на своем стволе как хотел, я думал конец мне пришел, затрахаешь до смерти.
- Сережка, я тебе сделал больно? Прости.
- Нет, ты сделал мне хорошо.
- Что-то я оголодал, может поедим?
Парни переместились в кухню. За ужином разлили по бокалам терпкое красное вино.
- Давай выпьем за то, что бы мы никогда с тобой не ссорились, - Ромка посмотрел на Сергея, - добавил, - И никогда не расставались.
- Согласен! – ответил Сергей.

Это был лучший месяц в их жизни. В первую неделю после Ромкиного возвращения они вечерами не выползали из кровати, изучая тела друг друга. Затем начали вылезать на море, благо что был бархатный сезон, отдыхающих было не так много. Они мчались на свой любимый пляж, купались там до ночи, лежали на песке обнявшись, глядели в низкое звездное небо, загадывая желания вслед падающим звездам. По выходным, уезжали в горы, Ромка наверху распахивал двери машины и карабкался на высоту, откуда довольный махал руками смирившемуся Сергею.
Всё закончилось, когда Сергей позвонил Димке, узнать как у того дела. Долго расспрашивал сына.
Ромка сидел за работой в своей комнате и не вникал в разговор.
В дверях появился багровый Сергей.
- Вот как значит, ты так и не сказал своему другу, чтобы он не подходил к моему сыну, мало того ты еще и сам с ним мотался по горам, а мне даже не обмолвился.
- Сереж, ты и не спрашивал, где я был, и я думаю, тебе было бы неприятно слышать, что в горах мы были с Андреем, да ты и должен был догадаться, - Ромка старался унять агрессию Сергея.
- Я тебе говорил, что бы Андрей не смел общаться с сыном, он же гей.
- Сергей, он нормальный мужик, как мы с тобой.
- Как мы с тобой, не смей сравнивать меня с ним.
- Ну ладно, ты не такой, а я такой же, как он, ты же не запрещаешь мне общаться с Димкой.
- А если ты будешь дружить с Андреем, и тебе не позволю общаться с Димкой, думаешь, я не догадываюсь, чем ты занимался в горах, явно с ним кувыркался. А потом приехал, такой весь красавчик, дырочку сразу подставил, пользуйся. Что, вину заглаживал?
- Что?
Роман начал свирепеть. Серега еле увернулся от пролетевшего над головой стула, ударившегося в стену.
- Повтори, что ты сказал?
- Что слышал.
Ромка с размаху саданул ногой Сергею в пах, а затем навалился всем телом и начал душить, приговаривая.
- Сука, блядью еще будет меня называть, убью!
Сергей беспомощно елозил руками и ногами по полу, не в силах освободиться от мертвой хватки взбешенного друга, он хрипел, пытаясь кричать, глаза налились кровью. Громко зазвонил Ромкин телефон, он на секунду ослабил хватку, Сергей воспользовался паузой, изловчился и сбросил парня. Ромка ударился о тумбу, телефон упал на пол, на дисплее светилось «Андрей». Он, тяжело дыша, поднялся, пошел в прихожую, схватил куртку. По пути бросил.
- Это он тебя спас.

Сергей нашел его ночью на пляже. Ромка сидел на берегу и бросал камни в море.
Сергей сел рядом, попытался обнять. Ромка сбросил руку.
- Тебе не стремно блядь подзаборную обнимать?
- Ромыч, прости меня, пожалуйста.
- Серег, что ты как пацан, пойми не сможем мы жить вместе, когда-то кто-то из нас убьет другого. Ты этого хочешь?
- Ромка, что ты такое говоришь?
- Ты, что не понял, если бы не этот звонок, я бы тебя сегодня задушил! Всё, я завтра уезжаю.
- Куда, к нему?
- Ты опять за свое. Совершенно не имеет значения, куда я поеду.
- Ромыч, пойдем домой?
- Иди. Тебе завтра на работу.
Ромка не двинулся с места. Сергей пристроился сзади спиной к спине. Парни так и просидели до рассвета. Утром вернулись домой, Ромка впереди, Сергей понуро плелся сзади. Уходя на работу, Сергей попробовал вновь завести разговор.
- Может останешься?
- Сереж, сколько можно? Я устал от вас обоих? Можно я побуду один? Всё, иди на работу, меня не ищи, пока.
Вечером Серега вернулся в пустую квартиру, Ромкиных вещей не было. Он вышел на балкон, перегнулся через перила, земля манила к себе. По асфальту под окнами прыгали вездесущие воробьи. Перед глазами Сергея вдруг возникла фигура парня распластавшегося на асфальте, он силился и не мог вспомнить, откуда знает этого парня. Громко, оглушительно громко зазвонил мобильный, Сергей ответил, не посмотрев на дисплей.
- Сергей, это Андрей, я не могу дозвониться до Ромки, у вас все хорошо, а то у меня сердце не на месте.
- Да, Андрей, у нас всё нормально.
- А где Ромка? Можно с ним поговорить.
- Нет, он спит.
- Ладно, извини, до свидания.
- Пока.
Фигура парня исчезла.
- Вот черт, привидится же ерунда всякая, - прошептал Сергей, уходя с балкона.

Ромка позвонил через месяц, спросил как дела, все ли хорошо. На вопрос «Ты где», ответил «Не имеет значения» - и отключился. Продолжал звонить раз в месяц, сам на звонки никогда не отвечал. Сергей забрасывал парня смс-ками. Бесполезно.
На новый год Роман решил навестить родителей. Приехал без предупреждения. Машка висела на брате, не отпуская ни на минуту. Марина Александровна тихо радовалась, даже отец не позволял себе никаких скабрезностей. У детей были каникулы, и Ромка забирал Машку с Димкой и целыми днями пропадал с ними, то в кино, то в парке. Они ездили на горнолыжный комплекс, где Машка и Димкой гоняли на лыжах с горы, а Ромка наблюдал за ними с легкой завистью. К Андрею он не поехал, и Димку предупредил, чтоб тот не проболтался, что Роман в городе. В самый канун нового года, Ромка валялся на диване в квартире. Сначала зазвонил мобильный, на дисплее высветилось, «Серый Волк». Ромка отключил телефон. Сразу зазвонил городской. Ромка поднял трубку.
- Алло, - горло перехватил спазм..
- Привет! - произнес в трубке такой знакомый голос, - Я знал, ты здесь! Я приеду?
- Нет, не надо.
- Ромка, давай встретимся?
- Зачем?
- Поговорить.
- Ты же опять меня будешь во всем обвинять.
- Нет, не буду.
- Оставь меня в покое.
Ромка бросил трубку. Подумал и начал собирать вещи.
- Ты куда? – недоуменно спрашивала мать.
- Мне надо уехать, срочно.
- Зачем сейчас?
- Мам, потом всё объясню.
Роман попрощался с ошалелыми Машкой и отцом. Вызвал такси и уехал. Семья в ступоре сидела на кухне, когда прозвенел звонок в дверь. Машка бросилась в прихожую открывать.
В квартиру вошел Сергей.
- А где Роман?
- Уехал.
- Когда?
-Только что.
- Куда?
- А мы знаем? - отвечала Машка, - Поговорил с кем-то по телефону, собрался и уехал.
-Так, понятно, - Сергей развернулся, собираясь уходить.
- Сереж, погоди, объясни, что это значит, что у вас происходит, - Марина Александровна встала у дверей, - Ромка приехал неделю назад, сказал, что у тебя много дежурств, поэтому ты не приедешь, а тут ты приезжаешь, он сбегает, вы что поссорились?
- Погодите, как приехал неделю назад, он же уехал осенью.
- Как осенью? - изумилась Марина.
- Поеду, может догоню.
Сергей быстро выбежал из квартиры.

Так и не встретив Новый год с родными, Ромка укатил обратно в Москву, где обитал последние три месяца. Улетел вечерним рейсом, Новый год встречал в пути. Сергей прибежал в аэропорт, когда уже завершилась посадка. Он обежал весь аэропорт, вернулся в город, обежал вокзал, Романа не было.
Ромка сменил симку, удалил все страницы в соцсетях. Связь поддерживал только с Машкой.
В Москве он отключил душу и включил мозг, работая на полную катушку, быстро наладил контакты с головным офисом. Голова у него варила хорошо, идеи из неё продолжали валиться, чем успешно пользовались сотрудники компании. Ни с Сергеем, ни с Андреем Ромка не общался до самого лета. Он уже привык к одиночеству, загнал свою тоску глубоко, так что она и не высовывалась. Но летом она вылезла наружу сначала тоской по моту, а затем непреодолимой тягой в горы. Роману снились горные вершины, снег.
Он не выдержал и позвонил сначала Михалычу, узнать, не собирается ли он в горы.
- А как иначе, конечно собираемся, на Алтай, в этот раз на Белуху.
- А кто идет из наших?
- Я, Денис с женой Яной, еще двое парней из клуба, Андрей и Артем.
- Артем? Что в этот раз все же уговорил?
- Уговорил. Да и Андрей за него поручился. А ты что же, не хочешь?
- Михалыч, очень хочу, но пока не могу сказать смогу ли я.
- Думай быстрей, а то место займут.
- Я постараюсь.
Ромке очень хотелось в горы, но встреча с Андреем. Он долго размышлял, стоит ли встречаться. Опять ненужные разговоры, подозрения. Проницательный Андрей обязательно обо всем догадается и попытается заполнить вакуум. А нужно ли это Ромке. Он не знал. Как же он ошибался в друге.
Тяга к горам пересилила, и к отъезду группы Ромка был в городе. Михалыч конечно всем рассказал, и в аэропорт примчались встречать друга Андрей с Артемом. « Хорошо, что Артем здесь» - подумал Роман, оттянем объяснения. Погрузили скарб в машину Артема.
- Как брат, не хочет с нами? – спросил неугомонный Артем.
Роман недоуменно смотрел на парня, думал « Какой брат?». Наконец дошло.
- Сергей, нет, конечно, не пойдет, он опять загружен работой.
- Что-то он много работает.
- Как все врачи, у них, то дежурства, то все ушли в отпуск, то еще что-то.
- Наверное, денег зарабатывает?
- Ага, куры не клюют.
Парни болтали, а Андрей внимательно наблюдал за Ромкой, не вступая в беседу. Что-то ему не нравилось в друге, он не мог понять, что. Не было чего призывного, теплого, что так всегда манило парня к Ромке.
На следующий день уже по привычке заполнили скарбом машину Михалыча. В этот раз пришлось тщательно все утрамбовывать, так как к Денису присоединилась жена, ярая альпинистка Яна.
Парни втроем готовили мотоциклы к путешествию во дворе у Андрея. Вокруг суетилась мама Андрея.
- Рома, ты уже последи за ним, я на тебя только надеюсь.
- Конечно, теть Лиз, обязательно, ни на шаг не отпущу.
- А я буду их контролировать, - встрял Артем.
Ромка усмехнулся, подумав, как же Артем их будет контролировать.
Парни подготовили своих двухколесных друзей, и ревя моторами унеслись. Мама Андрея долго провожала парней взглядом, на душе у неё было неспокойно.

Парни отстали от группы. За все время с момента встречи им никак не удавалось остаться наедине. Артем не оставлял их не на минуту. Уходил к себе в палатку, когда парни засыпали, а утром будил спозаранку. Энергии и сил у Артема казалось было на троих. На переходах он постоянно болтал то с Андреем, то с Ромкой. Энергия начала покидать парня только после третьего самого трудного перехода. Да и в группе устали все, скинув рюкзаки и поставив палатки, народ быстро поужинав разбрелся отдыхать. У парней силы были также на исходе. Андрей раскинул свой спальник, вопросительно глядя на Романа.
- Артем же с утра ввалится, стремно будет.
- Вот черт.
- Ладно, давай спать.
Ромка залез в спальник, а Андрей просто завернулся в свой.
Роман от усталости моментом провалился в сон. Андрею же не спалось. Он целый год ждал этого. Злился на навязавшегося Артема. Злился на безучастного, какого-то далекого Ромку. Когда все угомонились, он расстегнул Ромкин спальник и прижался к родному телу, обнимая. Роман сопел, бормотал что-то во сне. Андрей просунул руку под футболку парня, а затем рука проникла ниже, наткнувшись на готовый к действию ствол.
Ромка проснулся, перевернулся на спину, подтолкнул Андрея к паху. Всё произошло как-то не так. Андрей не был удовлетворен, он хотел не этого. Он откинул спальник. Ромка спал. Или притворялся. Андрей не стал навязываться. Застегнул Ромкин спальник, завернулся в свой.

Отставшие парни, наконец смогли поговорить.
- Ромка, что с тобой, ты какой-то не такой, совсем другой, далекий, холодный?
Роману же совсем не хотелось выяснять отношения.
- Андрюха, все нормально.
-Ромка, я же чувствую, это он тебя обидел, что он сделал, он бил тебя?
Ромка улыбнулся, вспоминая кто кого бил.
- Если он тебя ударил, я убью его.
- Андрей, мы с Сергеем расстались, уже почти год.
- Как год?
- С прошлой осени.
- И где же ты был всё это время? – Андрей вопросительно смотрел на Ромку.
- В Москве.
- В Москве?
- Да, в Москве снимал квартиру и работал там.
- А почему домой не вернулся?
- Ты же знаешь, с отцом у нас контры, а дом мы сдали в аренду.
- А мне почему не позвонил?
- Андрюха, мне нужно было побыть одному.
- Ах, вот значит как, а я значит развлечение на отпуск.
- Андрюха, пожалуйста, не начинай.
- Я же твой друг, мне то, можно было рассказать?
- Вот тебе то, как раз и не надо, а то примчался бы утешать, а мне нужно было побыть одному.
- А сейчас значит, побыл один, можно и поразвлечься, да.
- Андрей, я тебе никогда и ничего не обещал.
- А мне и не надо.
Андрей бросился догонять впереди ушедшую группу. Ромка остался один. Желания продолжать восхождение пропало, он понуро брел вслед за группой. Ему надоели эти постоянные выяснения отношений, парни вконец измучили его, он понимал, что нужно на что-то решиться.
На склоне его поджидал Артем.
- Вы что поругались?
- А что, так заметно?
- Просто Андрей попросил поменяться местами в палатках, я с Андреем, а ты с Михалычем, согласен?
- Да мне все равно.
- Вот и хорошо. Давай, догоняй. – Артем начал быстро удаляться, догоняя группу.
Ромка также ускорил шаг, к стоянке почти догнал группу. Начали разбивать лагерь, на ссору парней никто не обратил внимания, все занимались своими делами.

На следующий день тропили тропу, гиды с Михалычем выставляли перила, поднялись до вершины следующего перевала. Шли в связке втроем, Артем посередине, парни по краям, шли молча. Вернулись в лагерь, Артем попытался разговорить парней, но чувствуя напряжение также умолк.
Ночью поднялись и по насту перешли перевал, спустились и снова поднялись в последнее перед вершиной седло, разбили штурмовой лагерь. С утра припекало солнце, и к вечеру стало слышно, как за перевалом двигается снег, и иногда скатываются небольшие лавины. Все готовились к штурму, укладываясь раньше спать, но погода начала портиться, подул сильный северный ветер, небо заволокло тучами, и повалил рыхлый крупный снег. Выход на штурм отложили. Снег валил до следующего вечера, затем резко прекратился и подул теплый южный ветер. Гиды собрали группу и объявили решение. Штурм отменяется из-за опасности схода лавин, завтра с утра группа спускается в базовый лагерь. У кого есть возможность, могут присоединиться к следующей группе за дополнительную плату. Все понуро разбрелись по палаткам.
Утром Ромку растолкал Михалыч.
- Роман, тебе парни вчера ничего не говорили?
- Нет, я же весь день провалялся в палатке, с ними не общался. А что случилось?
- Эти два дебила ушли на штурм.
- Что? Как ушли? Сказано же было, опасно, вот идиоты.
Ромка в мгновение вылетел из спальника, быстро одеваясь.
- Что будем делать?
- Я с гидами поднимусь к выходу из седла, там осмотримся и решим, что делать дальше.
- Я пойду с вами, - говорил Роман, влезая в обвязку.
- Ромка, ты останешься в лагере, у тебя нет достаточного опыта.
- Я пойду с вами, и это не подлежит обсуждению, - в голосе парня зазвенели стальные ноты, Михалыч не посмел возразить.
Роман обошел Михалыча и пошел по направлению к гидам.

Парни затемно вышли из лагеря, ночь была ясная и по свежему насту идти было легко, но затем начался пухляк, снегу выпало достаточно много, ноги проваливались глубоко. Часа за три преодолели выход из седла и спустились к подножию вершины, огибая ее с востока. В лицо дул теплый южный ветер, выглянуло солнце, начало пригревать. «Не успеем, надо поворачивать назад, зачем я только согласился на эту авантюру» - думал Андрей, проваливаясь глубоко в снег.
Он подождал Артема.
- Артем, надо поворачивать, не успеем, сильно греет.
- Ну, Андрей, посмотри, совсем немного осталось, тебе хорошо, ты куда только не поднимался, а у меня это первый настоящий штурм. Вот там уже не так много снега. Пойдем.
- Артем, надо возвращаться.
- Тогда я пойду один.
Артем начал отстегиваться.
- Пристегнись, идиот.
Андрей побрел дальше. Действительно снега стало меньше, его в этом месте сдуло вниз, кошки противно начали скрести по твердому льду. Андрей на всякий случай выхватил ледоруб и в этот момент его сильно дернуло назад, он не устоял на ногах и покатился вниз головой. Успел зарубиться, его развернуло и он уперся кошками в лежащий ниже камень. Осмотрелся, ноги упирались в огромный валун. Подумал: « Пронесло, во время зацепился, а то кранты, никакая каска не помогла бы, мозги пришлось бы собирать долго». Артема нигде не было видно.
- Артем, ты живой?
Никто не отвечал.
Андрей уперся ногами в валун, отпустил ледоруб, тихонько потянул за веревку.
- Артем, как ты?
- Нормально, жив. Метра на четыре улетел.
- Не дергайся, а то завалит. Попробую потихоньку тебя вытащить.
Андрей попробовал тянуть веревку, перебирая руками, но она не поддавалась. Тогда он встал, понимая что это опасно, но другого выхода не было, и вгрызаясь кошками в лед потянул веревку, перекинув её через плечо. Прополз таким ходом метров пять, он почувствовал облегчение. Развернулся, увидел идущего навстречу, а затем бегущего Артема.
- Андрей ложись, быстрей ложись.
Андрей увидел упавшего Артема, оглянулся, глаза залепила колючая снежная масса. Лавина сбила его с ног и понесла вниз. Он полетел в трещину, откуда только что вытащил Артема. Повис. Подумал: «Молодец, держит». Спросил.
- Артем, ты как удержишь?
- Держу, только меня ударило о камни, кажется, ногу повредил.
- Идти сможешь?
- Не знаю. Пока лежу. Слышь Андрей, снег ползет.
- Сможешь меня поднять?
- Попробую.
Артем встал, врубаясь кошками в рыхлый снег, через боль, пытаясь идти вверх, но его опять потянуло назад.
- Не получается, снег рыхлый, ползет.
- Отпускай меня, иди в лагерь за помощью.
- Ты что, я дойду туда только к вечеру.
- Артем не спорь, спусти меня, тут до дна осталось всего метра три –четыре.
- Нет, я останусь с тобой, это из-за меня ты здесь оказался.
- Артем не дури, иди в лагерь.
Артем вдруг почувствовал, как натяжение страховки ослабло. Спросил не смело.
- Андрей, ты что сделал? Андрей, что с тобой?
Подполз к краю трещины, на дне подвернув ногу, лежал Андрей, рядом валялась обрезанная страховка.
Артема затрясло. Он встал и утирая слезы, превозмогая боль побрел в сторону лагеря. Навстречу ему уже торопились гиды, и Михалыч с Романом. Они видели всю разыгравшуюся трагедию.
Гиды шли впереди, встретили Артема, осматривали его ногу, вкололи обезболивающее. Роман отстегнул страховку и побежал вперед.
- Артем, где Андрей? – Ромка тряс парня, - Он живой?
- Там, в трещине, не знаю.
Роман обогнал гидов, прыгая по глубоким следам в снегу.
- Царев, нельзя без страховки!
Ромка не слышал, что ему кричат вслед. Он добежал до трещины, упал на край. Трещина была глубиной метров 10-12, на дне лежал бледный Андрей, левая нога неестественно подвернута, голова запрокинута.
- Андрей, - закричал Ромка, - Андрей, слышишь меня?
Андрей открыл глаза.
- Потерпи родной, сейчас мы тебя вытащим.
Отставшие далеко гиды наблюдали, как парень поднялся и побежал вдоль трещины.
- Царев, нельзя, провалишься!
Роман не обращал внимания, и бежал вдоль трещины. Вдруг он скрылся из глаз.
- Вот идиоты, был один провалившийся, теперь два, - рассуждали между собой гиды.
Когда они подошли к трещине и подползли к её краю, Ромка сидел на дне, голова Андрея лежала на ногах парня.
- Как вы там?
- Живой, в сознании, нога левая сломана, наверное голень, говорит что грудь больно, я вколол ему обезболивающее и транквилизатор.
-Чего ты там сделал?
-Ему легче будет, у меня друг врач, снабдил. Бросайте сюда свои палки, обвяжу, будем поднимать.
-Откуда ты все знаешь?
-Оттуда! Бросайте!
Парни бросили палки, Роман как в кокон обвязал Андрея и скомандовал.
- Тяните, парни, только осторожнее.
Мужики осторожно вытянули Андрея наверх.
- А теперь меня.
- А ты такой прыткий, можешь и сам выбраться,- незлобно подтрунивали гиды.
- Нет, не смогу, здесь останусь.
Силы оставили парня как только мужики вытащили Андрея наверх. Роман сидел в трещине и тяжело дышал. Ему скинули веревку, но у него тряслись руки, он долго не мог совладать с карабином.
- Ну что ты там возишься?
Наконец ему удалось зацепиться и мощными рывками его подняли наверх.
Андрея тем временем освободили от палок. Он лежал на снегу и тяжело дышал.
Ромка подошел к нему осторожно подсадил, сам сел сзади, создавая другу опору.
- Так легче?
- Да. Ромка больно в груди, дышать тяжело, воздуха не хватает.
- Потерпи, - Ромка аккуратно обнял парня, - спустим тебя вниз, прилетит вертолет, заберет тебя, все будет хорошо. Потерпи мой родной, потерпи мой мальчик, – шептал Роман в ухо друга.
-Эх, Ромка, Ромка! Мне нужно было разбиться, чтобы услышать от тебя эти слова, - Андрей тяжело надрывно закашлялся.
- Молчи, не говори ничего, мой хороший, самый лучший, самый преданный.
- Ром, я умру? Да Ромка? Я не хочу умирать, я еще хочу слышать, как ты мне это говоришь.
- Андрюш, конечно, ты не умрешь, ещё много хорошего услышишь от меня.
- Ром, больно, в груди сильно больно, дышать трудно. Ром, если я умру, не бросай маму, у неё кроме меня никого больше нет, хорошо.
- Андрей, кончай это. Умру, умру. Скажи, зачем ты обрезал страховку?
- Артема освободил, снег двигался, я боялся, что его снесет на меня. Я же не знал, что вы вышли за нами. Думал, спрыгну, всего метра четыре, - Андрей замолчал, отдышался и продолжал, - а упал так неудачно, там камень торчал, и я на него боком, наверное, ребра сломал.
Андрей опять надрывно закашлялся.
Из лагеря прибежал Денис, принес два спальника и пенку. Андрея завернули в спальники и аккуратно начали спускать. Ромка шел рядом, наблюдая за лицом парня. Андрей терпел, но ему становилось все хуже, лицо серело, одышка усиливалась. Спустились в лагерь. Роман вновь вколол обезболивающее. Опять подсадил Андрея и обнял его сзади.
- Ромка, когда же прилетит вертолет?
- Скоро, уже вылетел.
-Ромка, сильно больно, дышать совсем нечем. Ромка, я не дождусь этого чертового вертолета. И как меня только Артем уговорил, - шептал Андрей.
- Это наверно я виноват? Если бы мы не поругались, ты бы не пошел?
- Не пошел. Ромка, скажи еще что-то хорошее, напоследок, я чувствую, я умру, пусть умру любимым.
- Ты будешь жить, мой мальчик, ты мой самый, самый хороший, сладкий, любимый мой Андрей.
Ромка покачивая, шептал в ухо друга ласковые слова.
Андрей закашлялся, посинел, из горла слышались ужасные хрипы, затем обмяк.
Ромка вскочил, уложил парня на снег. Закричал.
- Андрей, не смей умирать, родной мой, хороший, не смей умирать, живи.
Прибежали парни- гиды. Вкололи адреналин. Начали массаж сердца.
- Дыши, Андрей, дыши со мной.
Ромка пытался делать искусственное дыхание, вдыхая в раздувшиеся легкие воздух.
-Андрей, дыши со мной, родной мой, никогда, слышишь, никогда я тебя не брошу, только живи.
- Андрей, живи! – разнесся над заснеженными горами крик Романа..
Вокруг собралась группа, все подавленно молчали. Ромка опять усадил Андрея, обхватил сзади, что-то шептал ему в ухо. Мимо проходили прибывающие в лагерь новые альпинисты и удивленно разглядывали двух симпатичных парней, обнявшихся и мерно покачивающихся из стороны в сторону.
Прилетел вертолет.
Михалыч развел руки Романа в стороны, поднял его.
- Михалыч, это я виноват, если бы не я, он бы не пошел туда. Михалыч, что мне делать, что я скажу его маме, как мне в глаза ей смотреть теперь?
Спасатели завернули тело Андрея в мешок, погрузили в вертолет. Следом понуро хромал Артем, оглянулся, поднял руку для прощания, но передумал, безвольно опустил и медленно залез внутрь вертолета. Группа медленно разбрелась по палаткам. Завтра был спуск.

Сергей приехал навестить сына и родителей. Планировал весь отпуск провести в городе, занимаясь с сыном. Димка очень обрадовался отцу, ходил за ним по пятам, постоянно висел на Сергее. За прошедший год он сильно вытянулся, почти догнал отца. Они все время проводили вдвоем, ходили в кино, ездили за город по грибы, или сидели дома у деда и рубились в компьютерные игры. Где-то через неделю Сергей стал замечать, что парень стал какой-то задумчивый, часто грустил, отвечая не впопад на вопросы отца. Они вместе поехали посмотреть на Серегин дом, взяв у деда машину. Побеседовали с жильцами, Сергей пошел в гараж, проверить «Серую мышку».
- Димка, а где мотоцикл? Что, Роман здесь?
Сын непонимающе уставился на отца.
- Что ты молчишь?
-Пап, а ты что, ничего не знаешь?
-А что я должен знать?
У Димки на глазах заблестели слезы. Он отвернулся от отца.
- Рома не велел мне этого говорить тебе.
- Что не велел, что ты дружишь с Андреем, да?
- Пап, Андрей умер, разбился в горах, на руках у Романа.
- Прости, Димка, я ничего не знал.
- Рома сейчас у тети Лизы, мамы Андрея, у них больше никого из родных не было.

- Рома, Ром тебя у калитки какой-то мужчина спрашивает, - позвала женщина парня, косившего за домом траву.
- Теть Лиза, а что ему надо?
- Говорит, что поговорить хочет.
- Ладно, иду.
Ромка вышел за калитку. У забора понурив голову, стоял Сергей.
- Ты, зачем ты приехал? Узнал, что Андрея нет, и примчался. Ты всегда его ненавидел, и вот теперь его нет, доволен.
Ромка опустился на лавку у забора и закрыл лицо руками.
- Ром, мне Димка только что рассказал, - Сергей присел рядом, - я очень сожалею, я просто волнуюсь за тебя.
- Ты? Сожалеешь? – Ромка со злостью посмотрел на Сергея, - Уезжай, видеть тебя не могу.
- Ром, может помочь чем?
- Уезжай.
- Ром, а что ты так злишься на меня, я то причем?
- Да если бы не ты! Если бы не я. Если бы не мы, то он бы жил. Серега, я в последнее время совершенно запутался, поругался с ним в горах, и если бы в ту ночь был с ним, он бы не пошел с Артемом и остался жив. Простить себе этого не могу. Серега, уезжай, пожалуйста, может быть со временем, - Роман замолчал.
-Что со временем?
- Может быть со временем что-то и изменится, но сейчас уезжай.
Из калитки выглянула мама Андрея. Посмотрела внимательно на Сергея.
- Ром, а это кто? На него так Димка похож.
- Так это его отец.
- Ой, а что же вы Дмитрия с собой не взяли?
- А он не разрешает сыну ездить сюда.
Роман посмотрел Сергею прямо в глаза.
- Роман, зачем ты так?
Сергей не отвел взгляд.
- А зря, Димка парень хороший, - продолжала тетя Лиза, - помогал мне по хозяйству всегда, с Андреем очень дружил. Вас Сергей зовут, мне Димка говорил. Сереж, проходите в дом. Ром приглашай гостя.
- Нет, тетя Лиза, ему некогда, он уже уезжает.
Роман взял Сергея под руку и подвел к машине.
- Ромка, я понял, я был не прав, - тихо, чтобы слышал только Роман, проговорил Сергей.
- Ты это понял слишком поздно.
Роман развернулся и пошел во двор.
- Тетя Лиза, ну пойдем пить чай.

У калитки остановилась серая пятнашка, из неё выскочили Димка и Машка, ворвались во двор.
- Тетя Лиза, здравствуйте, - кинулись они к женщине.
- Вы мои хорошие, вы мои родные, - женщина обхватила их обоих, крепко обнимая, - наконец-то вы приехали, я уже соскучилась.
Во двор следом зашел Сергей.
- Здравствуйте, вот привез.
Сергей грустно смотрел на маму Андрея, ему было нехорошо, стыдно перед ней за то, что он думал о её сыне.
- Спасибо вам, я так по ним соскучилась.
Сергей оглядывался, ища глазами Романа.
- Роман сейчас приедет, он уехал в город, хочет провести мне воду в дом, котел поставить, благоустроить.
- Может быть ему нужна помощь?
- Конечно нужна, трудно одному, правда приезжает Артем, но он какой-то в последнее время не свой, всё у него из рук валится, совсем не помощник.
За воротами заурчал и замолк мотоцикл. Во двор вошел Роман, прошел мимо Сергея, сухо кивнув. Остановился напротив Димки.
- Привет, мужик, как ты? – Роман крепко, по мужски пожал парню руку.
- Нормально.
- Здорово, сеструха, - обнял Машку.
Скинул рюкзак ей в руки.
- На, разбери, там продукты.
- Сереж, можно тебя на пару слов.
Роман ушел за дом.
- Ты меня решил измором взять, не получится, что было, то прошло. Андрея не вернешь, если бы ты понял это раньше, то я бы тебя простил, но не сейчас. И не пользуйся Димкой как прикрытием.
- Ромка, Андрей меня простил, при жизни, когда ты уехал, в прошлом году, я чуть не выбросился с балкона, так мне хреново было. Андрей, как чувствовал и позвонил, спросил, что у нас случилось. Тогда я понял, что он переживает за тебя, а через тебя и за меня. Он любил тебя сильнее, чем я. Роман, я был не прав.
- Ты понял это поздно, в одну воду не войдешь дважды. Нужно было признаться в этом раньше.
- Я хотел это сделать, но ты же скрылся, не хотел общаться. Я же думал, что ты вернулся домой, и помнишь, в новый год приехал сказать тебе то, что говорю сейчас. А ты исчез снова. Я узнал, что ты не появлялся дома с осени, и никто не знает, где ты живешь. Я понял, как я достал тебя своей неуемной ревностью. Понял, что для тебя Андрей только друг. Ты прав, Андрея не вернешь, но веришь, я никогда даже мысли не допускал, что с ним может что-то случиться. Для меня это также тяжело, как и для тебя.
Выговорившись, Сергей замолчал, смотрел на друга и ждал ответа. Ему было плохо, на душе скребли острыми грязными когтями серые кошки, было плохо без Романа, было плохо от того, что он сам никак не может совладать с собой, плохо, что он такой скот.
- Сергей, я снова и снова повторяю, слишком поздно, у меня всё перегорело, уезжай. Оставь детей на денек здесь, я завтра сам отвезу их домой.
Роман не смотрел на друга, потупив взгляд. Он боялся выдать себя, Сергей по прежнему был ему дорог, но простить его он не мог.
Сергей понуро поплелся во двор, попрощаться с детьми.
- Пап, ты что уже уезжаешь, ты же обещал остаться? - Димка с грустью смотрел на отца.
- Да появились кое-какие дела, Роман завтра отвезет вас домой.
- Сергей, оставайтесь, пообедаете с нами, я вас не отпущу, пока не покормлю вас.
- Тетя Лиза, мне нужно.
- Никаких нужно, - перебила Сергея тетя Лиза, - заходи в дом, все дела потом. Маша зови брата обедать.
Сергея усадили за стол, следом вошёл Роман, молча сел за стол. Димка с Машкой прекратили болтовню, обед прошел в напряженном молчании. Сергей уехал. Ромка вышел во двор и закурил. Он пристрастился к сигаретам уже почти как год, когда уехал из Крыма.
Следом вышла и села рядом мама Андрея.
- Рома, почему ты на него злишься, почему вы поссорились? Вы же были так дружны. Андрей всегда очень хорошо отзывался о Сергее. Вы должны обязательно помириться.
- Тетя Лиза, это невозможно.
- Возможно, возможно. Я думаю, Андрюша также хотел бы, чтобы вы помирились.


-Ой, извините, пожалуйста!
Позади Сергея остановилась девушка, за ней подбежали двое парней. Они недавно поднялись в лагерь снизу и осматривали территорию. Парни остановились за спиной Сергея.
- Вот и все.
Роман приклеил на строительный клей к камню небольшую плитку гранита и подошел к Сергею, встал молча рядом. С выгравированного на камне портрета на них смотрел улыбающийся Андрей.
- Какой молодой, - отметил один из парней.
- И красивый, - тихо сказала девушка, обходя Сергея, - когда он погиб?
- Год назад, - ответил Роман.
- Как печально.
Девушка присела на колени перед портретом, рядом с ней опустился и обнял девушку один из парней.
- Не расставайтесь с теми, кого любите, и никогда не предавайте.
Парень с девушкой обернулись на Романа, он улыбнулся им и твёрдым шагом, увлекая Сергея, пошёл в лагерь. Оставалось много дел на сегодня, нужно было готовиться к восхождению, намеченному на завтра.

4 комментария

-2
Thomas. Офлайн 1 ноября 2016 22:19
Первая часть трилогии хороша, вторая - схематична. Эта, третья, недоработана, её рано выкладывать для чтения. Сюжет расписан, но проработаны только несколько эпизодов. Сыровато. Да и подредактировать необходимо, ошибки исправить. Может получиться великолепное произведение.
--------------------
Пациенты привлекают наше внимание как умеют, но они так выбирают и путь исцеления
0
starga Офлайн 18 ноября 2016 20:07
Схематична,сыровато.Ненавижу когда так пишут,злость берёт.Ну и пусть.Без этой истории нет целостности всего цикла.Мне история понравилась,очень.Я очень рада что появилась третья история ,без неё чего то не хватало,всё встало на свои места.После прочтения" Прости меня Андрей "я строила много догадок,но всё оказалось совсем не то и не так.Спасибо Вам.Большое Спасибо.
0
Артур Тигор Офлайн 12 декабря 2016 01:56
[quote=Thomas.]Первая часть трилогии хороша, вторая - схематична. Эта, третья, недоработана, её рано выкладывать для чтения. Сюжет расписан, но проработаны только несколько эпизодов. Сыровато. Да и подредактировать необходимо, ошибки исправить. Может получиться великолепное произведение.

Спасибо за комментарий. Прошу прощения за долгое молчание. Совершенно не было времени, этим же можно объяснить большое количество ошибок в тексте. Торопился, успевал пока было время. Ошибки постараюсь исправить. По сюжету. Если бы расписывал как в первой части, не было бы требуемой динамики. Да и в первой части парни еще романтики, а в последней уже пережившие многое мужчины.

[quote=starga]Схематична,сыровато.Ненавижу когда так пишут,злость берёт.Ну и пусть.Без этой истории нет целостности всего цикла.Мне история понравилась,очень.Я очень рада что появилась третья история ,без неё чего то не хватало,всё встало на свои места.После прочтения" Прости меня Андрей "я строила много догадок,но всё оказалось совсем не то и не так.Спасибо Вам.Большое Спасибо.
Оля! В очередной раз спасибо за добрые слова и поддержку. Рад что Вы со мной солидарны. Андрея жалко, но по другому никак. Еще раз спасибо.
+2
Дёма Офлайн 9 августа 2017 11:27
Прочел все залпом!
Очень понравилось.
Спасибо Вам Артур.
Как по мне, так отличный сюжет для фильма.
В некоторых местах довольно сжато описано и хотелось подробностей.
Было бы интересно прочесть новые приключения в жизни главных героев.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.