Олларис

Шаг

+ -
+61
Рассказ написан для литературного проекта "Ожившее фото" - автор принимающий в нём участие, придумывает историю, выбрав фотографию из нашего каталога


Его дыхание было ровным и глубоким, но весь внешний вид говорил об огромной сосредоточенности, которая буквально выдавливала пот, стекающий тонкой струйкой от виска по идеально выбритой скуле. Концентрация и полная готовность на пару мгновений сковали всё тело, будто сжимая человека как тугую пружину, отчего у него еле заметно трепетали крылья носа, пульсировала венка на виске и практически незаметно подрагивал нерв на предплечье сжатой в кулак руки. Складывалось ощущение, что пространство вдруг него непостижимым образом исчезло, остался вакуум – ни малейшего движения ветра, ни одного звука, только стук собственного сердца.

На него были устремлены взгляды незнакомых людей, которые в следующий момент были готовы либо порвать его на куски недовольством, либо… Нет, этого не случится. Он не позволит! И вообще, в эту секунду он об этом не думал, ведь сейчас главное было продержаться эти несколько минут, и уже тогда будет ясно, кто он на самом деле.

Вот сейчас ещё секунда, ещё доля мгновения, и ему придется сделать этот шаг, после которого назад возврата не будет. Казалось, что воздух вдруг превратился в кисель, отчего было просто невозможно сделать ещё один вздох, и в груди почувствовался укол: лёгким нужен воздух, сердцу адреналин, глазам – цель, ногам – движение и - самое главное – толчок. Толчок левой ногой и полёт над песком, который просто обязан длиться вечно, чтобы атлет всё же смог доказать всем сомневающимся, что он достоин первого места…

Эти ощущения Кирилл помнил до сих пор, хотя прошло уже почти четыре года. Тогда он был надеждой их сборной, и его выступление на чемпионате Европы по лёгкой атлетике должно было принести золото в их копилку. Но что-то пошло не так, и вся жизнь покатилась под откос.

С юности он занимался лёгкой атлетикой и пробовал разное, но прыжки в длину ему удавались проще всего. Нет, он сам собой не мог приподняться над землёй, задержаться в полётной фазе дольше, чем может парить его тренированное тело, сопротивляясь притяжению, и приземлиться в яме с песком на заветные 6.88. Он очень много тренировался. Просто безумно много или, как говорили врачи, катастрофически много. Но ему нравились боль и ощущение победы. Поэтому травма во время соревнований была как гром среди ясного неба. Но то было тогда, в прошлой жизни.

Сегодня он ничем не отличался от людей на парковом стадионе, которые неспешной трусцой бегали по кругу, подтягивались на турниках или делали разминку в старческой «группе здоровья». Теперь Кирилл бегал для удовольствия и прыгал исключительно для кайфа. Городской стадион был более приспособленным, и покрытие беговых дорожек там было качественнее, так же там имелись раздевалки и душевые, но парковый был просто ближе к дому. Достаточно перейти дорогу, и Кирилл уже начинал тренировку. Летними днями, когда жарить начинало чуть ли не с восходом солнца, можно было начинать пробежку по тенистым аллеям парка, а потом продолжать уже на самом стадионе. Особенно ему нравилось бегать в дождь, когда на улице были лишь прохожие с зонтами, и он мог рассекать дождевые струи и разбрызгивать лужи. Он себя ощущал автомобилем, классным таким, мощным спортивным купе, по лобовому стеклу которого стекают капли, а стоит ему набрать скорость, как обрушивалась пелена, и создавалось впечатление, что ты не едешь по трассе, а плывешь под водой…

- Мужчина, подайте мячик!

Это девчонки играют в волейбол. Время от времени они упускали свой кожаный мяч в сторону понравившихся им молодых людей. Кирилл уже просёк их тактику, поэтому, практически не останавливаясь и на ходу поддев мяч носком кроссовка, подбил его как футболист и тут же рукой отправил девчонкам.

Ещё здесь часто играли в футбол, но там не нужно было никого просить, всегда были зрители, готовые поймать мяч и отправить его назад на поле. Кириллу футбол не нравился, он привык к индивидуальному спорту, и в команде ему было неуютно.

Пробегая мимо трибун, всегда можно увидеть что-то забавное. Иногда это были мужики с пивом, которые, оголив внушительные брюшки, скандировали что-то из разряда «судья, продай свисток, купи клизму!» Часто там восседали мамочки, которые приводили своих детей побегать или полазить на снарядах, оттуда то и дело разносились их возгласы: от «Симочка, не виси как сосиска, ты большой мальчик, не позорь маму!» до истеричных – «Слезь оттудава немедленно, ты хочешь моего инфаркта?!» В выходные тут всегда прогуливались продавцы всякой съедобности, и у каждого был свой призыв, как на одесском пляже в сезон: от кукурузы и холодных напитков до семечек и кальмаров.

Но Кириллу все эти люди были уже не так интересны, он на них насмотрелся за последний год, у него теперь была своя игра и называлась она «найди мумию». Уже неделя, как он натыкался взглядом на парня в дальних от трибун кустах, который постоянно стоял, замерев в одной и той же позе: чуть ссутулившись и подняв руки к лицу, всматривался в глазок камеры. Снимал ли он кино или делал фото – Кирилл не знал, да и куда был направлен взгляд этого парня, сложно было догадаться. Но после того как два дня назад в дождь на стадионе находились лишь сам Кирилл и ещё парочка хануриков под трибунами, стало ясно – он наблюдает именно за ним! Зачем - Кирилл не знал. Но всё было очевидно. И теперь все его тренировки стали проходить намного интереснее и, можно сказать даже, более плодотворно.

- Нужен гол! Нужен два! Нужен кубок УЕФА!

Это уже фанаты местных футболистов начали скандирование, что было довольно странно, потому как играли явно разнокалиберные «спортсмены». Даже невооруженным взглядом было заметно, что в командах и пацаны лет семнадцати, и престарелые, но ещё довольно бодрые мужички, так что кубок им никакой не светил, разве что – кубок с пивом, и то в форме разового стаканчика.

Мимо по параллельной дорожке пробежал довольно бодрый дедок, и Кирилл с уважением кивнул головой ему вслед. Его всегда восхищали такие целеустремлённые люди, которые, несмотря на возраст, были преданы спорту.

Ещё кружок, и снова Кирилл приближался к парапету напротив полукруга трибун, где в обрамлении кустов стоял парень с камерой. В такие моменты Кирилл делал вид, что ему всё равно, и смотрел он лишь впереди себя, демонстрируя отличную физическую подготовку и увлеченность процессом. Но стоило ему пробежать по дуге до противоположной стороны стадиона, как можно было чуть расслабиться и поглазеть за «мумией» с камерой.

Парень был обычным, но если присмотреться, то довольно интересным. Особенно его взгляд. Какой-то спокойный и как будто насмешливый. Пару раз они даже пересеклись с Кириллом взглядами, правда, издали, и «мумия» даже улыбнулся, но чаще тот всё же наблюдал за атлетом через видеоискатель своего агрегата. И так каждый раз: один бегает - второй наблюдает.

«Наверное, на сегодня уже хватит». - Мысли Кирилла моментами возвращались к логике, а пульс вступал в сговор с инстинктом самосохранения. Он и так сегодня шел на рекорд, бегая без передышек около получаса. Если первые круги дались бывшему атлету совершенно легко, то чем больше километров он наматывал на свой внутренний спидометр-сердце, тем медленнее передвигались ноги. Они как будто даже неметь начали. Или гореть? Кирилл уже не понимал, но и останавливаться в момент, когда за тобой так увлечённо и, он был почти уверен, восхищённо наблюдают, было просто неуважением к зрителю. Но всё же ему был дан достойный шанс: один из футболистов в зелёных трико и футболке с надписью «СССР» хорошенько наподдал по мячу, и тот попал аккурат в голову пацанёнку, прыгающему возле края поля. Кирилл тут же бросился к мальцу, который заревел громче, чем музыка из парковых динамиков на стадионе. Конечно, тут же появилась толстая тётка, назвавшаяся бабушкой, и оттолкнула Кирилла со словами: «Не трогайте мальчика! Ещё повредите что-то ребёнку!» Такое впечатление, что мяч ничего уже не мог повредить, а вот попытка потрогать аккуратно голову расценивалась прародительницей как посягательство на здоровье мальчишки.

Когда ещё несколько мамаш подтянулись к этой парочке бабуля-внук, а Кирилла успешно оттеснили, он тут же мотнул головой, чтобы увидеть «мумию», но в районе кустов уже никого не было.

- Вот и закончилась тренировка, - вздохнул Кирилл. Продолжать заниматься не хотелось. За последнюю неделю он уже привык делать это под пристальным вниманием объекта с камерой, и эта мысль всё чаще вызывала улыбку и непонятное чувство щекочущего зуда где-то под ребрами.

На следующий день Кирилл прибыл в парк во всей красе: новые тайтсы ниже колена, идеально облегающие его ноги, яркие шиповки для спринта и футболка в стиле ямайской легкоатлетической сборной. Вечером, перед закрытием, он успел-таки в магазин спортивной одежды и выбрал для себя новый прикид. Он, конечно же, себя убеждал, что новый «знакомый» из парка тут совершенно ни при чем, что давно пора было купить себе новую форму, а то с тех пор как Кирилл ушел из любительского спорта, он плавно перешел на лёгкий пофигизм и одевал обычно то, что под руку попадалось. А попадались ему обычно старые шорты, поношенные футболки, затёртый костюм сборной, оставшийся ещё со времён соревнований, благо, ветровка у него была приличной, так что в холодное время года он не был похож на меховой пельмень на ножках.

Сегодня Кирилл был бодр как никогда. И новая одежда, и прилив сил практически выстрелили им из подъезда на улицу. И собственные соседки у подъезда не казались такими уж подозрительно-недовольными, и автолюбители, заставившие весь двор своими колымагами, не раздражали. Даже маршрутчики, постоянно спешащие, вечно голодные и злые, сегодня деликатно пропускали Кирилла, давая ему перейти по «зебре» проезжую часть в направлении парка. Настроение было как перед соревнованиями: он мандражировал и всё равно был на подъеме, будто заглотнул какого-то допинга. И этому была причина. Сегодня он сделает шаг, подойдет к «мумии» и заговорит с ним.

Мысль эта возникла буквально два дня назад, и парень до такой степени удивился, что даже остановился посреди улицы. Всё так просто! Интересен тебе человек? Подойди к нему и попробуй познакомиться. Ведь не врежет же с размаху? Да и за что?! Он ведь и сам наблюдал за бегуном, так что спортсмен имеет право хотя бы подойти и поинтересоваться, что так привлекло зрителя.

- Имею право нравиться, - сам себя убеждал Кирилл, хотя где-то глубоко внутри он всё же сомневался, что интерес этого парня из парка может быть каким-то особенным или далеко идущим. Ведь даже намеренно ища себе партнера и аккуратно знакомясь в сугубо определённых местах и с конкретными предосторожностями, он часто попадал на недоумение и попытку тут же получить от собеседника в рыло, потому что «ты что, гомик?!» наиболее частый ответ на любое предложение, начиная от "покурим" и до "потанцуем".

Весь яркий и броский, Кирилл вбежал лёгкой трусцой на стадион и тут же выбрал дорожку для бега. Он собирался сразу же подойти к «мумии» и заговорить, но как только оказался на месте, почему-то даже взгляд перевести на другую сторону стадиона не решился.

- Начну с разминки, я ж не могу сразу? – практически не шевеля губами, сам себя уговаривал парень. И он правда стал делать наклоны, повороты, подскоки. Было приятно осознавать, что за ним наблюдает парень, который нравится, и о котором он уже успел до неприличия много надумать. – Он же не раз мне улыбался? – продолжал интеллектуальный штурм Кирилл. – И появляется здесь каждый день. Даже в дождь. Следишь ведь за мой, хитрец. Интересен я тебе, ведь так? - как будто спрашивая парня с камерой, бормотал Кирилл.

И ведь это действительно было хорошим стимулом для него. Кирилл теперь выкладывался на тренировке по полной. На перекладине он вытворял такие чудеса, что его мышцы сначала пришли в шок, потом в восторг, а затем вверглись в панику от забытых ощущений. Тренировки подобного размаха были для него обыденностью во времена занятий спортом, но потом всё упростилось и остановилось на поддерживающих комплексах. Сейчас же тело Кирилла беззвучно истерило, не веря своему счастью. Он снова наращивает обороты!

И вот как после этого всего было не пойти и не познакомиться с этим парнем на той стороне от трибун? Благодаря его молчаливому флирту Кирилл снова поверил в себя, у него появился азарт, и, как бы это смешно ни звучало, у него появился друг. Пусть пока лишь виртуальный, но он всё же был реальнее всех, с кем Кирилл общался в соцсетях или на форумах. Он был реальнее даже сотрудников или некоторых родственников, с которыми можно было встретиться лишь на похоронах очередного старика или свадьбе очередной молодухи. С этой «мумией» Кирилл вроде как даже общался: сделает подход в сорок подтягиваний и, вытирая пот со лба, одновременно поправляя волосы, как бы невзначай повернется в сторону зрителя - как, мол, я крут? Или перед пробежкой, растянувшись, разогрев мышцы и размяв запястья, упадёт на землю и айда отжиматься. Первые восемь раз даже с хлопком под грудью удаётся, потом парочка круговых и затем обычные до жара в мышцах и струек пота по позвонку. И снова - подняться, сделать пару взмахов руками, поворот в профиль и мысленный вопрос – как, нравится? Бег тоже теперь превратился в грациозное зрелище, а не в «беги или сдохни».

В общем, пришло время что-то делать. Нужен был следующий шаг. Каким-то образом нужно было переводить их «отношения» в какое-то новое состояние. И в эту секунду Кирилл был готов практически на девяносто семь с половиной процентов. Но когда он наконец-то собрался с духом и, наплевав на маскировку, круто развернулся в сторону своего молчаливого визави, его там не оказалось.

В первую секунду Кирилл не совсем понял. Его нет? Может быть, тренировка началась рано? Или он опоздал? За полторы недели такого не было ни разу. Нет, ну, он понимал, что могли быть какие-то дела, в конце концов, планы могли поменяться, но… Кирилл почувствовал себя обманутым ребёнком в канун Нового года. Хотя обижаться было не на кого, ему же ничего не обещали, а он сам себе что-то придумал и даже дату «вручения подарка» назначил.

В тот день Кирилл пробыл на стадионе до темноты. Первый раз за последние года три занимался он без вдохновения. Как будто на автомате. На следующий день Кирилл всё в том же прикиде и на час раньше, отпросившись с работы по выдуманной причине, снова бегал трусцой по дорожками стадиона. Это притом, что утренняя пробежка никаких результатов не принесла, хотя и раньше неизвестный наблюдатель появлялся лишь во второй половине дня.
На третий день Кирилл уже не стал натягивать дурацкую пижонистую форму и снова прибежал в парк в старых шортах и футболке с растянутой горловиной. Но снова никого.

Тех, кто бывал на парковом стадионе, он уже не замечал. Футболисты, молоденькие девушки или просто разведённые, но всё ещё охотящиеся за самцом леди, мамаши и бабули с детьми, подростки-фанаты или мужички-любители пивка – всё это смешалось в один какой-то глухой клубок кадров, будто выпавшая на пол и безвозвратно спутавшаяся кинолента. Бег превратился в просто движение, передвигание ног, усиленную работу сердца, прокачку крови, шумные вдохи и заполнение воздухом лёгких. И перестал быть удовольствием.

Так же прошел ещё один день. Потом ещё. Затем выходные. Следом – ещё пять дней и снова два выходных. Человек с камерой так больше и не появился.

В какой-то из дней, по прошествии двух недель, Кирилл, чтобы хоть как-то сменить обстановку и отвлечься от мыслей, решил всё же съездить в выходные на центральный городской стадион. Там можно было не только побегать и попрыгать в яму с песком, но ещё и в бассейн сходить. А плаванье его всегда расслабляло, хоть он и не часто себя мог баловать этим, потому как купание летом возможно было лишь в речке, а в их городе она была, мягко говоря, не совсем чистой. Специально записываться в бассейн и покупать себе месячный абонемент было лень, да и ездить с пересадками до центра и тратить до трёх часов на дорогу, чтобы всего минут сорок поплавать… Проще было эти пару часов возле дома побегать да в ванной покупаться.

Беговые дорожки тут были, и правда, крутые – с резиновой крошкой и полиуретановой связующей, а не просто асфальтовые, как на парковом стадионе. Бегать по ним было сплошное удовольствие, и Кирилл впервые после двух недель получил истинный кайф от тренировки. Естественно, чтобы получить уже полный комплект радостей, он после душа отправился в бассейн и, погрузившись в толщу воды с вышки пятиметровки, опять почувствовал себя спортивным авто, классным таким, мощным, набравшем нереальную скорость и ощущающим обрушившуюся на него пелену дождя, и теперь не было кажущегося ощущения, что он как будто несётся не по трассе, а плывет под водой… И правда плыл под водой! И это было охренеть как… дерьмово.

- …диод? – единственное, что услышал Кирилл, когда вынырнул на поверхность.

- Чего?

- Чего было меня таранить?! Места, что ли, мало? Я ж говорю – идиот!

Это говорил слегка запыхавшийся парень, который возмущался кому-то из тюленевидных посетителей бассейна.

- Нет, ну, ты видел? – снова обратился он к Кириллу. - Эти толстожопые толстосумы и тут не уступают дорогу. Хотя что я удивляюсь? Им краской на асфальте рисуют, а они слепые, не видят, а кто им тут на воде что нарисует? Разве что мстительно крупными пузырьками, - продолжал парень, а когда понял, что его юмор про пузырьки не догнали, переиначил: - Ну, искусственная джакузи, в смысле - натурпродукт… Улавливаешь? – и сам же засмеялся. – Ты прости, я не хотел на тебя валиться, просто этот так нырял тут бомбочкой, что меня как от цунами на тебя кинуло. Мог бы утопить человека! – последнюю фразу он снова выкрикнул в затылок забившему на него болт и плывущему в другую часть бассейна мужику-обидчику.

Кирилл стоял и шевелил губами, как окунь на прилавке. Он не знал, что ответить и как поддержать веселье парня. И дело было не в том, что он не понимал шуток или не умел поддерживать лёгкий разговор с незнакомцами. Просто этот незнакомец был ему очень даже знаком!

- А ты где пропал? Я смотрю – ты не появляешься. Думал, случилось чего? Нет, я не то чтобы, просто как-то так, - бормотал Кирилл и понимал, что вблизи этот парень ему нравится ещё больше, чем в кустах и с камерой, поэтому поток бессознательных фраз лился сам сбой. – Я тогда как понял, то думал, что через пару дней подойду. Ну, через неделю так точно. Но потом как-то всё не получалось. Но зато я видел и старался, чтобы ты тоже. Вот.

Бывший мистер «мумия» улыбку сменил на серьёзное выражение лица и во время возникшей паузы наконец-то проронил: «Ты кто?» Кирилл сначала опешил, потом с резким разворотом нырнул под воду и через пару секунд снова вынырнул как дельфин – стремительно и с небольшим фонтанчиком брызг. Только после этого он смог что-то сказать.

- Как кто? Я тот спортсмен. Который… Ну, просто я там в одежде и волосы попышнее, а сейчас я как будто другой, да? Ну, это понятно, да и голый я тут, ну, в смысле, в плавках, - бормотал он и попытался двумя руками приподнять волосы, зарывшись пятерней в них, чтобы они хоть временно приняли первоначальный вид сухой причёски. – Узнаёшь? Ну, бегун из парка!

- Ааа! – протянул парень и засмеялся. – Прости, я в очках.

- Да не страшно. Тут некоторые надевают их для плаванья вольным стилем. Они тебе идут, - улыбнулся в ответ Кирилл.

- Ты не понял, - парень наконец-то снял очки с голубоватыми стёклами, но глаза у него так и остались – приятного синеватого оттенка. В комплекте с тёмными волосами это смотрелось необычно. – Я в очках. В смысле, у меня зрение плохое. Минус четыре.

- И что? – всё ещё не понимал Кирилл, но почему-то ему стало холодновато, и даже мурашки по коже пошли. – Многие ходят в очках, и это стильно.

- В том то и дело, что я их не ношу, в смысле – на улице, только когда за компом работаю или телевизор смотрю. Понимаешь?

- Ну, чего ж не понятного. Телевизор. Но меня-то ты узнал?

Парень сжал губы в узкую полоску, слегка сморщил лоб, что его брови сложились домиком, и медленно покачал головой.

- Прости, я плохо различаю лица на расстоянии. Они мне кажутся лишь светлыми пятнами. Но я запоминаю людей по одежде или походке. Так что знакомых мне людей я не пропускаю на улице.

- Минус четыре… - снова пробормотал как будто сам себе Кирилл и, зачерпнув ладонями воду, плеснул её на лицо.

Оказывается, все эти недели, когда думал, что за ним наблюдает этот парень с камерой, он просто сам себе внушил интерес незнакомого человека? Напридумывал, нафантазировал и даже побежал в спортмагазин принарядиться? Нечего сказать, красава он! Да нет, просто супер! Супер лузер. Ещё вчера ты уверен, что являешься объектом интереса, а сегодня - бом! И минус четыре! И всё летит к чёрту. Хотя почему он сейчас ведёт себя как герой фильма, истерично вереща «Шеф, всё пропало, всё пропало!» Ничего не пропало. Он, благодаря этому парню, смог мобилизоваться и взяться за себя, усложнил тренировки и самого себя привел в надлежащий вид. Он был практически счастлив весь последний месяц! А сейчас? Сейчас ему оставалось сделать ещё один шаг. Очередной. Снова. Но, наверное, не менее важный, чем толчковый перед прыжком в длину. Он возьмёт и познакомится с тем, о ком думал последние недели.

- Я Кирилл, - протянул руку он, но человек напротив чуть помедлил, но потом пожал протянутую ладонь

- Вадим.

Вот так просто! Взял и ответил! А Кирилл ждал этого столько дней! Ни хрена не делал, просто ждал, что когда-то наступит более удачный момент! А потом оказалось, что шансов подойти и познакомиться может больше вообще не быть!

- Классный тут бассейн. Часто ходишь? – начал Кирилл и скрестил руки на груди.

- Поберегись! – раздалось сбоку, и мимо проплыл толстяк, видимо, первый, так удачно толкнувший Вадима на проплывающего под водой Кирилла, был не один. И в этот момент Кирилл вдруг полюбил всех этих нагловатых типов. Они, как заправские тренеры, можно сказать, помогли бывшему спортсмену совершить-таки подвиг и сделать такой необходимый шаг.

- Давай к бортику отойдем, но потом ещё поплаваем, да? – и оба парня отплыли к краю бассейна. – Я тут не часто, но иногда хочется немного размяться. А то на работе вечно сидишь сутулый и корпишь над научными трудами. Благо, в прошлом месяце была возможность побольше на природе бывать.

- И ты стал ходить на стадион с камерой?

- Нет, не на стадион, а в парк, просто с той стороны, где парапет, лучше видны дубы.

- А при чем здесь дубы?

- Ну, там, за трибунами, с другой стороны стадиона есть два старых дуба, и благодаря открытому пространству стадиона очень хорошо просматриваются крона деревьев и стволы. Понимаешь? Если со стороны аллей смотреть, то там другие деревья мешают, они ведь тоже все с листьями и друг друга загораживают.

- А для чего тебе фотографировать дубы? – всё ещё не понимал Кирилл, но отметил, что, действительно, если стоять там, где в обрамлении кустов постоянно заседал Вадим, то сразу над трибунами будет отлично видно крону деревьев.

- Так я ж наблюдал за большим пёстрым дятлом! У него там дупло и есть семья! Прикинь? – было видно, что Вадим очень увлечён, и ему действительно нравилось наблюдать за птицами, в отличие от людей. – Обычно они селяться в лесах, а тут в парке, да ещё такая крупная особь! Грех было не провести наблюдение. Меня в институте делегировали на эту "командировку" и даже зарплату платили, потому что именно я и нашел этот экземпляр. Я ж когда…

Дальше Вадим рассказывал, как он прогуливался в парке и по характерному звуку определил, что это именно тот экземпляр. Как он выискивал и исходил все аллеи парка с камерой, пытаясь обнаружить, где же находится дупло этой птицы. И ещё много всего интересного. Но даже то, что он является не студентом, а каким-то там сотрудником какого-то там института по изучению каких-то там птичек, Килилла не так интересовало, его вдруг сейчас осенило, что он сам и есть тот самый большой пёстрый дятел! Вадим же просто наблюдал за пернатыми, случайно находящимися аккурат над головой дятла-Кирилла. Но всё же это было сейчас уже не так и важно. Главное, что они уже познакомились, а дальше видно будет.

- Слушай, Вадим, а ты вечером что делаешь? - внезапно решившись на ещё один шажок, Кирилл внутренне сжался. Будь что будет, но упускать такой шанс дело глупое. – Может, вечером посидим в баре? Ты как?

- Да, я свободен, - легко согласился парень, но тут же добавил: - Но пиво я не очень, может, лучше в кафе?

Это не было - «ты что, гомик?!», как наиболее частый ответ на любое предложение, начиная от "покурим" и до "потанцуем". Это было - «да, я свободен!» И от этого у Кирилла улыбка растянулась до неприличия широко. Да и плевать! Он свой шаг сделал, Вадим – свой, навстречу. А дальше уже только им решать, как они будут топтаться: как в танце «раз-двааа, три-четыре…» или хаотично и непредсказуемо. Главное Кирилл понял: если тебе кажется, что за тобой кто-то подсматривает, то тебе это действительно кажется, но то, что ты это заметил, говорит лишь о том, что, скорее всего, наблюдаешь как раз именно ты. Хотя кто сказал, что это так уж плохо?

*****************************************
Иллюстрация к рассказу от Александра Сомова

 

Рекомендуем

Витя Бревис
Двое
Вячеслав Санин
Никита

10 комментариев

+2
любопытная Офлайн 6 января 2017 20:33
Вот же дятел, а?!))))
Ну а если серьезно, очень точно передано вот это самое... Ощущение преддействия. Что перед стартом, что перед знакомством. Этот самый шаг, которого хочешь и боишься одновременно.
Ффуууу!!! Аж пульс подскочил!)))
+1
Сергей Греков Офлайн 7 января 2017 01:54
Вот, это к вопросу библиотеки о затухании интереса к гей-литературе!
В рассказе нет "сцен невыразимой половой распущенности", и он только выигрывает от этого, и вспоминается застенчивая улыбка Акакия Акакиевича, словно говорящая "я -- брат твой!"
И не столь уже важно, если честно (хотя интересно, конечно!!)), как дальше станут развиваться события, и вполне возможно, при следующей встрече парень мягко отклонит все поползновения -- ну и что?
Мы видели, как зарождается чувство, и это тронуло душу, и это -- самое главное!
+1
Олларис Офлайн 8 января 2017 14:36
Цитата: любопытная
Вот же дятел, а?!))))
Ну а если серьезно, очень точно передано вот это самое... Ощущение преддействия. Что перед стартом, что перед знакомством. Этот самый шаг, которого хочешь и боишься одновременно.
Ффуууу!!! Аж пульс подскочил!)))

Какая ты впечатлительная, оказывается) Но чего ещё может желать автор? Только, чтобы все читатели так же тонко чувствовали и так же эмоционально реагировали.
Спасибо большое тебе, Катюнь!

Цитата: Сергей Греков
Вот, это к вопросу библиотеки о затухании интереса к гей-литературе!
В рассказе нет "сцен невыразимой половой распущенности", и он только выигрывает от этого, и вспоминается застенчивая улыбка Акакия Акакиевича, словно говорящая "я -- брат твой!"
И не столь уже важно, если честно (хотя интересно, конечно!!)), как дальше станут развиваться события, и вполне возможно, при следующей встрече парень мягко отклонит все поползновения -- ну и что?
Мы видели, как зарождается чувство, и это тронуло душу, и это -- самое главное!

Значит я и есть ответ на вопрос? К таким как я - затухают? Спасибо))
Вообще-то, ты прав, Серёж, сцены половой распущенности" и прочая неразборчивость отношений - чуть ли не главный бонус, каким себя тешат "читатели с потными ладошками". А ведь по сути, человек влюблённый всегда трогательно-прекрасен и за ним интересно наблюдать, а уж к кому воспылал он чувствами - это в сущности не столь важно.
Спасибо тебе за поддержку и за твои мысли!
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
+1
Roanna Офлайн 9 января 2017 05:58
Редкое явление когда самостоятельно надуманные и притянутые к желаемому мысли не "бьют по носу" особо размечтавшихся, а оборачиваются, как это не удивительно вполне неплохо)
Спасибо, неожиданно, конечно всё в итоге повернулось.
Минус четыре, да)) Это вам не то, я могу сказать. Как человек с -3,5))
0
Олларис Офлайн 9 января 2017 15:14
Цитата: Roanna
Редкое явление когда самостоятельно надуманные и притянутые к желаемому мысли не "бьют по носу" особо размечтавшихся, а оборачиваются, как это не удивительно вполне неплохо)
Спасибо, неожиданно, конечно всё в итоге повернулось.
Минус четыре, да)) Это вам не то, я могу сказать. Как человек с -3,5))

Зато вы, как человек с -3,5 можете всему невзрачному или неприметному "дорисовать в уме" +3,5 красоты) Всё ведь от человека зависит - что видеть, а что не замечать, и зачастую зрение тут совсем ни при чем))
Спасибо, Roanna, рад что моя фантазия удалась и она оказалась вполне понятной.
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
+1
mars Офлайн 10 января 2017 02:17
Меня терзают противоречивые эмоции - от горько-меланхоличного "только жениться собрался" ("Путешествие муравья") до решительного "я требую приложения банкета!" (и так все знают, откуда это!).
Олли, будьте зайкой в эти новогодние дни! Хлеба сейчас у всех буквально в переизбытке, дайте нам читалищ: сделайте второй шаг - продолжение про этого дятла! "Я слово волсэбное знаю: позааалуста!" А я за ваше здоровье супу выпью! ))))
Серьезно: Спасибо, дорогой Олли, за все счастливые минуты чтения, когда переживаешь целые недели и месяцы вместе с вашими героями!
+1
Roanna Офлайн 10 января 2017 08:54
Цитата: Олларис
Зато вы, как человек с -3,5 можете всему невзрачному или неприметному "дорисовать в уме" +3,5 красоты)

Это есть)) Додумать то, чего не довидел. А потом одеть очки, разглядеть и понять, что лучше бы уж за дятлами наблюдал!))))
Почему и понравился ваш рассказ)) Редкое, приятное явление - не ошибиться.
Цитата: Олларис
Спасибо, Roanna, рад что моя фантазия удалась и она оказалась вполне понятной.

Автору спасибо, не мне))) Понятно всё, задорно и неожиданно) Спасибо, ещё раз!
0
Олларис Офлайн 10 января 2017 19:38
Цитата: mars
Меня терзают противоречивые эмоции - от горько-меланхоличного "только жениться собрался" ("Путешествие муравья") до решительного "я требую приложения банкета!" (и так все знают, откуда это!).
Олли, будьте зайкой в эти новогодние дни! Хлеба сейчас у всех буквально в переизбытке, дайте нам читалищ: сделайте второй шаг - продолжение про этого дятла! "Я слово волсэбное знаю: позааалуста!" А я за ваше здоровье супу выпью! ))))
Серьезно: Спасибо, дорогой Олли, за все счастливые минуты чтения, когда переживаешь целые недели и месяцы вместе с вашими героями!


О таком меня ещё никто не просил... вот "будь человеком" или просьба просто быть - это да, а вот зайкой! это впервые))
Спасибо вам, mars! И за такую милую просьбу, и за суп (приятного аппетита), и за артистизм! Не собирался писать про "этого дятла" ещё что-то, но если вы подкинете фото, то всё может быть) А пока попробую вас ублажить новым читалищем. Ведь вариант? Чтобы и старую историю не ворошить и дать вам испытать "какие-то там" минуты во время прочтения))

Цитата: Roanna
Цитата: Олларис
Зато вы, как человек с -3,5 можете всему невзрачному или неприметному "дорисовать в уме" +3,5 красоты)

Это есть)) Додумать то, чего не довидел. А потом одеть очки, разглядеть и понять, что лучше бы уж за дятлами наблюдал!))))
Почему и понравился ваш рассказ)) Редкое, приятное явление - не ошибиться.
Цитата: Олларис
Спасибо, Roanna, рад что моя фантазия удалась и она оказалась вполне понятной.

Автору спасибо, не мне))) Понятно всё, задорно и неожиданно) Спасибо, ещё раз!


Как вы трогательно о дятлах)) Видно, априори люди с минусом добрее и я рад, что хотя бы в этом у нас произошла точка соприкосновения и понимания)
Приятно, что вы так легки в общении и понимании. Спасибо.
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
+1
Ольга Морозова Офлайн 18 января 2017 03:49
Всё дело в дятлах..))))

Отличная история! Читала и переживала, чем же всё закончится, так хотелось счастья в личной жизни главному герою. Впрочем, ещё не ясно, что дальше, но оптимизм присутствует, а это главное...)
Спасибо огромное автору!
+1
Олларис Офлайн 18 января 2017 18:57
Цитата: Ольга Морозова
Всё дело в дятлах..))))

Отличная история! Читала и переживала, чем же всё закончится, так хотелось счастья в личной жизни главному герою. Впрочем, ещё не ясно, что дальше, но оптимизм присутствует, а это главное...)
Спасибо огромное автору!

Никто не может знать - что дальше? Даже если дятлы давно и счастливо живут в одном гнезде) Наверное, именно поэтому нужно дорожить каждым мигом и наслаждаться отношениями каждый день.
Спасибо большое за поддержку, Ольга!
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.