Ranny

Дождись меня

+ -
+37
Сколько Александр помнит, в конце октября город всегда залит дождями. Низкое осеннее небо давит, мрачно и холодно на улицах, и сначала пытаешься сопротивляться надвигающейся осенней хандре, но всегда проигрываешь.
Александр подходит к окну. Холодный дождь бьет по стеклу, превращая его в темное зеркало. Три часа дня, а такая темень.
Подбегает Рада, встает рядом, оперев лапы на подоконник. Скулит жалобно.
- Ну, вот видишь какая погода. Не до прогулок.
Услышав про прогулки, Рада метнулась в прихожую и вернулась, волоча поводок в зубах.
- Пошли, пошли, – вздыхает Александр, накидывая куртку.
Выходные он не любит, они вырывают его из привычной рутины, сбивают с ритма. Раньше он всегда пытался проводить их в клубах или с друзьями, теперь чаще остается дома или выезжает на природу с Радой.
Апатия и равнодушие ко всему стали уже привычным состоянием. Когда-то его увлекала работа, когда открывали свою клинику, делали ремонт, закупали передовое оборудование для обследования, он горел. Не он ли говорил коллегам пафосные спичи на корпоративах, что искреннее внимание и сочувствие к пациентам – это уже половина пути к успешному лечению. Но равнодушие перекинулось и на отношение к пациентам. Сначала это его пугало, но потом он оправдал себя тем, что достаточно хорошо и ответственно делать свою работу. Вполне достаточно.
Рада выскочила на крыльцо. Оглянулась вопросительно.
- Нет уж ты одна. Я тебя тут подожду.
Зазвонил мобильный. Макс – давний друг, еще со студенчества и единственный с кем Александр часто и с охотой общается.
- Привет.
- Ты дома?
- Куда в такую погоду пойдешь…
- Слушай, я к тебе заскочу, а? Очень надо!
- Опять поссорились?
- Да. Не могу дома находиться.
- Заскакивай. Только я завтра на работу.
- Понял, тогда только две бутылки.
Макс отключается. Александр зовет Раду.
- Гости к нам.
Рада бьет себя по бокам мокрым хвостом. Слово гости она тоже знает. Умная собака - овчарка, но воспитана неправильно. Всем радуется, всем хвостом виляет. Какая из нее охранница. Не Александр воспитывал. Она ему уже годовалой досталась, знакомый отдал.
У него аллергия на собачью шерсть оказалась, а пристроить ее такую, невоспитанную, никуда не получилось. Не усыплять же. Зато теперь хоть кто-то ждет дома, радуется его приходу.
Входит промокший Макс, протягивает Александру пакет с продуктами.
- Нам коньяк, а Раде сосиски.
Тут же вокруг него натекает лужа.
- Блин, я тебе тут наследил. Такой ливень…
Александр идет накрывать в гостиную, там уютнее, там биокамин с настоящим, живым огнем. Он двигает кресла и столик поближе к камину, разливает коньяк.
- Ну, давай жалуйся.
Макс опрокидывает рюмку
-Да опять то же самое. Внимание ей мало. Я все на работе, или может не на работе…
Уже почти полгода как семейная жизнь Макса незаладилась. Александр знает жену Макса почти так же давно, как его самого. Был на их свадьбе и на крещении сына. Лида в его глазах вспыльчивая, заносчивая, капризная, как Макс вообще с ней умудрился пятнадцать лет прожить, для Александра остается загадкой.
- И сколько ей денег ни принеси, всегда мало. Всегда у нее есть какие-то примеры, идолы, до которых я не дотягиваю - муж Маринки, муж Светки… Может мне уже развестись. Но Мишу жалко. Хотя Мишка уже большой, у него уже свои интересы, свои компании.
- Взаимоотношения вообще сложная штука.
- Ой, ну, у кого я совета спрашиваю, - машет рукой Макс.
На самом деле, Макс никаких советов не ждет и не спрашивает, а приходит пожаловаться, когда его совсем допечет.
- Но спасибо что выслушал. Вот что в тебе ценю, ты всегда можешь выслушать.
Макс подпирает щеку рукой. Движения его уже неуклюжи, пьет в основном он.
- Слушай, а давай мы с тобой летом в Турцию махнем. Оторвемся не по-детски. Ол инклюзив.
Макс улыбается пьяно и тут же мрачнеет.
- Нет, с моей зарплатой не до Турций. Устрой меня к себе. А?
- Макс, ну, ты же знаешь, я только соучредитель. Нет у нас вакансий. Если только я уволюсь, и ты на мое место устроишься.
- Да, эта ваша корпорация. Нет вакансий. Нигде нет. Так и буду трубить в этой травме.
До кончины.
- Ладно. Поздно уже. Давай я тебе постелю. Мне завтра на работу.
Макс кивает покорно.
- Дождь все льет и льет. Вот бы снег уже выпал.
Александр расправляет диван в гостиной. Сам идет в спальню. Невоспитанная Рада цокает за ним. Свою подстилку в холле она игнорирует. Спит в ногах в постели.
Никак не удается отучить.

На утро белым-бело. Исполнилось желание Макса. Под тонким снежным покровом вчерашний дождь застыл скользкой ледяной коркой. В травме будет аврал.
Александр подъезжает к работе заранее. Кофе он пьет в клинике - что-то вроде ритуала, в ознаменование начала рабочего дня. Запись сегодня плотная, с девяти утра и до шести вечера. Чуть позже начинают подтягиваться коллеги, медсестры. Все радуются снегу, словно это не один вид осадков сменил другой, а произошло что-то необыкновенное. Александр заканчивает осмотр пятого пациента, когда в дверь громко стучат.
- У нас по записи, - раздается звонкий голос администраторши Кати.
- Да мне на минутку только, – молодой мужской голос.
Александр выходит из кабинета разобраться.
- Вот! Без записи! – негодует Катя.
- Но я заплачу же! Мне быстро, мне не УЗИ.
Александр смотрит на шумного пациента. Молодой парень, одет по-спортивному, не похож на привычных посетителей дорогой клиники. Глаза удивительные, карие, с золотистыми искорками, словно сияющие.
- Что у вас?
- Колено повредил. Мне бы обезболивающее кольнуть. Сделать инъекцию, - поправляется.
- Это кабинет УЗИ. И мы вообще не делаем инъекции без осмотра и назначения.
- Но у вас же есть лекарство, процедурная. Просто мне срочно. Нет времени на все эти поликлиники. Пожалуйста.
- Вам же сказали, мы работаем по записи! – вмешивается Катя.
- Хорошо, - неожиданно для себя, соглашается Александр. - Посидите немного. Я вас приглашу.
- Куртку в гардероб сдайте! – не отступается строгая Катя.
Александр отпускает пациентку и выходит в холл. Парень сидит в кресле, листает журнал.
- Заходите.
Он поднимается с видимым усилием.
- Метет как!
- Что?
- Ну, я говорю снег какой. Хорошо бы весь день так шел.
Александр смотрит в окно.
- И какая от этого польза?
- Тогда трутни точно выиграют. Снег всегда к удаче, – улыбается парень.
Улыбка у него тоже удивительно красивая. Но Александр хмурится. При чем тут трутни.
- Трутни – это моя хоккейная команда, – поясняет тот.
Вот оно что. Фан значит. У них своя волна. Думают, что все вокруг интересуются хоккеем.
- Понятно. Показывайте что там у вас с коленом.
Парень закатывает брючину. Колено у него распухшее и посиневшее.
Александр ощупывает осторожно, но парень все равно морщится от боли.
- Послушайте, у вас не ушиб, а повреждение связок. Это серьезно.
- Ничего. Я нормально. Просто сделайте обезболивающее.
- Обезболивающее я вам сделаю. Еще компрессионную повязку.
- Нет, повязка будет сковывать движение.
- Подождите, Вы что, сами играете в этой команде? Учтите, что выходить на лед Вам нельзя, это может привести к разрыву связок и к более тяжелым последствиям. Это ясно?
- Да, ясно.
Александр делает инъекцию, накладывает все же эластичный бинт.
- Это только первичная помощь. Обратитесь в свою поликлинику для дальнейшего лечения.
- Спасибо. Сколько с меня?
- Это к администратору.
Парень выходит.
А ведь он пойдет на этот матч. И явно не в качестве зрителя. При такой травме
риск действительно высок. Но что тут можно сделать. Александр предупредил об опасности, не отказал в помощи, хотя можно было бы отправить в поликлинику. Вообще-то и надо было отправить.


Снег мел до вечера и всю ночь не переставая. Утром город был заметен в сугробы. Белый плен. Все стоят в пробках, опаздывают на работу. Принес ли этот снег удачу Трутням? Нужно будет посмотреть счет, думает Александр, но забывает о своем намерении за суетой рабочего дня.
Вечером звонит Макс:
- Привет! Ждем тебя в субботу в гости.
Сегодня он в приподнятом настроении, наверно помирился с Лидой.
- В субботу? Твоя днюха! Помирились?
- Так скажем, временное перемирие. К четырем.
- Ок.
Домашние застолья Александру никогда не нравились, но дни рождения друзей он посещал исправно. Не так и много у него друзей, не напрягает.
Нужно Максу сертификат в «Рыболов» купить. Подаришь деньгами - обернутся за Лидочкой, а Макс давно уже мечтал о японском спиннинге.
Лида сертификат, конечно, не одобрила. Скривила губы. Потом спохватилась, заулыбалась. Зато Макс оценил.
- Ооо, Саня, то, что надо!
Лида вообще Александра недолюбливает. Во-первых, потому что Макс у него частенько
зависает, во-вторых, плохо влияет, а именно развращает его прелестями холостяцкой эгоистичной, спокойной и размеренной жизни, в-третьих, сколько она ни пыталась его познакомить со своими подругами, воротит нос.
Вот и сейчас очередная кандидатка, ну, пусть не в жены, ну, хотя бы в подруги – Ирочка,
сидит без внимания.
- Александр, поухаживайте за Ирочкой, – периодически напоминает Лида.
И Александр встает и наливает Ирочке очередной бокал вина, даже не глядя на нее.
И давно бы сказать, что не нужно этих Ирочек, Светочек, Леночек, но что это изменит, разве только обострит и без того натянутые отношения.
- Ну, расскажи нам про Италию, - просит Макс.
Что рассказывать. В Италии Александр побывал уже второй раз, и пожалуй, больше не хочет. Он исправно выезжает два раза в год на отдых. Летом в Европу, зимой в Азию. Поездки тоже перестали быть для него чем-то фееричным, но отдыхать все же нужно.
Александр рассказывает сухими, казенными фразами. Макса не устраивает такой безэмоциональный рассказ.
- Тебе понравилось хоть? Стоит там побывать?
- Нормально, но повторяться не буду.
- Эх, вот унылый ты человек, – возмущается Макс. - Повторяться! Мне бы хоть до Турции добраться. Ол инклюзив. Сказка же.
Ол инклюзив Макса особенно прельщает.
Александр пожимает плечами. Турция ему вообще не понравилась, он туда еще в девяностых несколько раз скатал.
- Это потому что ты не борешься за существование, как я, – говорит ему Макс. Ты уже всем пресытился и ничего тебя не радует. А вот если бы ты с работы на дежурство мотался, а в отпуске ремонты делал, Турция тебе бы раем показалась.
Не при всех, конечно, говорит, а на перекуре, на балконе. Настроение у него уже не такое праздничное, как в начале застолья. Видно, Лидочка чем-то подпортила.
- Скажи, ты поэтому не женишься? Самый умный, да? Насмотрелся, как Лида из меня все соки выжимает.
Макс не знает. Несмотря на долгие годы дружбы, Александр так и не рассказал ему о себе,
незачем.
- Поэтому.
- Правильно делаешь. Знал бы ты, как меня все достало.
- Не кисни, у тебя праздник, – пытается подбодрить друга Александр. - Не так уж все и плохо…
Что именно не плохо Александр не поясняет, не находит нужных слов.
Но Макс сам продолжает:
- Да, слава богу, здоровы, крыша над головой, и работа, хоть и каторжная, но есть. Недавно вот парня в травму привезли. Разрыв мениска. А он хоккеист. Прямо с матча и привезли. Там еще и инфекция пошла, как бы ногу не отняли, а он все спрашивает, сможет ли играть, восстановится ли подвижность. А я еще ляпнул, что, мол, другие занятия есть, что хоккей это такое… А он говорит что хоккей – это вся его жизнь.
- А как фамилия?
- Да я не помню. А что? Знакомый что ли?
- Пациент у меня похожий был в начале недели, с повреждением связок, тоже хоккеист. Я его еще предупредил, что нельзя играть.
- Да они же больные на голову, фанаты. Ладно, пойдем, а то гости.


В воскресенье приехала сестра Света. Привезла торт.
- Наполеон, как раньше. Помнишь? Я прибиралась и нашла этот рецепт.
Рада ластилась, повизгивала, не давала пройти в кухню.
- Ты знаешь, я решила уехать в Питер. Даже квартиру уже присмотрела.
- Серьезно? - Александр ставит чайник на комфорку. - Может в гостиной посидим?
- Нет, мне нравится вид из этого окна.
- Снежное поле?
- Да.
- Почему Питер? К кому-то?
- Нет, ты бы знал. Мне нравится этот город. Мне там легче. Наверно мы совпадаем.
- Оставляешь меня совсем одного.
- Будем ездить друг к другу в гости.
- Да, но я все равно огорчен. Послушай, ты еще можешь найти себе кого-то. Столько лет прошло. Прости, что так говорю.
- Я не хочу Саша. Понимаешь, я ни с кем не буду такой, как с ним, никого так не приму – полностью. Мне ведь ничего было не нужно, просто заботиться, быть рядом и быть счастливой уже этим. Можешь считать это сколько угодно глупым.
- Я не считаю. Просто хочу, чтобы ты еще была счастлива.
- Я знаю.
Проводив сестру и погуляв с Радой, Александр набрал номер Макса.
- Слушай, посмотри мне фамилию того парня, хоккеиста. Мне кажется, это мой пациент все же.
- Ок, гляну завтра. Его в областную вроде увезли.
- А чего в областную?
- Да он из района какого-то, не городская прописка.


В клинике Александр просит Катю распечатать список пациентов за прошлый понедельник.
Катя протягивает листы:
- Только я у этого Ивана Котельникова, который без записи, адрес не заполнила. У него паспорта с собой не было.
Александр разочарован - так можно любую фамилию назвать, но опять к чему ему было лгать, может и настоящая фамилия. Телефон Катя тоже не записала. Не сочла нужным или он не назвал. По телефону можно было бы пробить данные…
Черт, ну куда меня несет, что за шпионские страсти – думает Александр. Нужно подождать информации от Макса.
Макс отзвонился только в конце рабочего дня.
- Еле нашел твоего хоккеиста. В тот день из-за гололеда такой аврал был. Котельников его фамилия. Увезли в областную, как я тебе и сказал.
- Да, сходится.
- Да ты не переживай. Ты же не знал, что он на лед с такими связками выйдет. Да если бы и знал даже.
- Да я не о том же… - начал было Александр и осекся.
Но Макс уже навострил уши.
- А чего тогда?
- Просто узнать мой пациент или нет.

Вечером Александр уже летел в больницу, на другой конец города, стараясь проскочить до пробок. Летел и думал, как объяснить свой визит, что вообще говорить. Ничего не решил. Пусть будет импровизация. Купил стандартный набор – сок и фрукты в минимаркете рядом с больницей. И уже в холле вспомнил, что так и не посмотрел итоги матча. Набрал запрос в поисковике. Трутни проиграли со счетом 2:3.
Не принес удачи ранний снег ни Ивану, ни его команде.
То что муниципальные больницы зрелище унылое, Александр знал - работал раньше, но здесь был вообще кошмар, словно ремонта не бывало от начала времен. Линолеум неопределенного цвета, вытертый, а кое-где и вырванный кусками, блеклые зеленые стены, растрескавшиеся двери. После долгих препирательств в регистратуре, во время которых ему дважды пришлось солгать – сначала о своем родстве, потом о том, что передача от родителей, он наконец получил номер палаты.
Дурдом какой-то - возмущался Александр, поднимаясь на лифте в отделение травмотологии. Это же не реанимация, не детская больница, что за допросы с пристрастием.
Александр постучал, потом осторожно открыл дверь вдруг кто-то спит. В палате кроме Ивана никого не было, хотя палата была четырехместная, и видно что укомплектованная полностью – все прикроватные тумбочки были заставлены бутылками с минералкой, пакетами с едой, кружками и тарелками, только на тумбочке Ивана стоял больничный графин и стакан.
Получается никто его не навещал. А где же этот хваленый командный дух. Разве не ради своей команды Иван выехал на лед с травмированным коленом.
Иван приподнялся в постели.
- О, док? Вы к кому-то? Все в холл ушли. Там скамейки для посетителей.
- Вообще-то к тебе.
- Ко мне?
Удивлен конечно.
- Узнал от друга про тебя. Он в травме работает. Как-то всплыло в разговоре…Я живу рядом и вот решил заехать.
Очередная ложь.
- И многих своих пациентов так навещаете? – криво улыбнулся Иван.
Улыбнулся совсем не такой улыбкой, как тогда, в клинике, и глаза другие – не видно золотистых искорок в блеклом свете люминесцентных ламп, зато пролегли глубокие тени.
- Не многих, но навещаю.
Александр действительно навещал, но это совсем давно.
- Да я нормально. Вы же меня предупреждали, что нельзя играть. Я сам виноват.
Ну вот опять. Только что Макс его оправдывал, теперь Иван. Так он значит интерпретировал визит Александра. Логично конечно, но жутко неприятно.
Только не нужно сейчас пускаться в объяснения и увязнуть в них окончательно, да и объяснения выйдут туманными. Нужно что-то отвлеченное. Что-то простое, обыденное.
Александр достал сок и фрукты из пакета.
- Не знал что купить…Уныло здесь.
- Это точно. Жуткое место.
- Диагноз знаешь?
- Сказали радуйся, что ногу не отрезали.
- А лечащий врач кто?
- Смирнов.
- Переговорю с ним завтра.
- А что и завтра придете? А позвоните.
- Приду, если ты не против.
- Не против. Тоска здесь ужасная.


Информацию по диагнозу Александр выяснил по телефону. Разрыв подтвердили, но гипотетически, обследования Ивану делать не стали. Лечение была направлено на снятия инфицирования и только. Если результаты анализов будут хорошие, то к середине недели выпишут.
- Я рекомендую артротомию, – закончил свой отчет Смирнов.
- Но вы же не делали УЗИ, или МРТ, как можете так с уверенностью говорить об операции, – возразил Александр.
- Не делали. А Вы видели что у нас в больнице творится. Нет у нас сейчас оборудования.
И финансирования нет. Пройдите платное обследование. А говорю так на основании своей многолетней практики. Все у вас? Я очень занят.
Невеселые перспективы нарисовал доктор Смирнов. Александр промониторил цены по местным клиникам, стоимость операции колебалась от трехсот до четырехсот тысяч рублей. Значительная сумма. Но все же необходимость операции еще нужно подтвердить. Многолетней практикой доктора Смирнова Александр не особо проникся. Как только Ивана выпишут, нужно будет провести МРТ-диагностику в клинике Александра.
Так и разъяснил Ивану. Что операция это еще не факт, что не обязательно такие травмы требуют оперативного вмешательства.
Иван молчал. Потом сказал совсем о другом.
- Мне нужно будет домой уехать, как выпишут.
- Да, конечно, я могу забрать тебя, подвезти.
- Нет, это далеко, не в городе. Вичевщина.
- Разве ты не в городе живешь? – удивился Александр.
- Снимал квартиру. А дом в Вичевщине.
- Подожди. Пусть тебе нужно побывать дома. Хорошо. Обследование займет пару часов. Никакой очереди не нужно будет ждать. В нашей клинике есть МРТ. Это можно будет на следующий день после выписки сделать, а если проблема с квартирой, ты можешь у меня пожить. Подумай.
- Хорошо.
- Я ноут тебе принес. Чтобы не скучно было. Там фильмы какие-то есть, игры. Правда старое все. Я давно не пользуюсь.
- О, спасибо.
- Если что-то нужно купить, ты говори. Вот визитка. У меня семинар завтра, не получится придти, но если что-то срочное, звони.
Только возвращаясь домой, прокручивая разговор, Александр осознал, что Иван сказал не «снимаю жилье», а «снимал», «нужно будет уехать домой», а не «съездить». Совсем уехать? Что же сразу недопонял, не расспросил. И на семинаре постоянно отвлекался на мысли об Иване. Давно такого не было.

На следующий день Иван отправил смс, что анализы хорошие и сегодня его выпишут.
Александр перезвонил тут же:
- Если я к пяти подъеду, это не поздно будет? У меня запись до четырех.
- Нормально. Пока еще выписка. Сегодня многих выписывают.
Иван ждал его в вестибюле. Рядом лежал ноутбук.
- И давно так сидишь?
- Нет.
- Сказал бы что из палаты выгоняют. Я бы раньше приехал. Тут холод такой.
- Да нормально. Спасибо что приехал.
Наконец перешел на ты.
- Может в кафе заедем поужинать или на дом закажем? Ты как?
- Я бы не в кафе.
- Хорошо. Тогда поехали домой.
Иван поднялся, направился к выходу прихрамывая - травмированная нога не сгибалась.
Плохой признак.
Ехали долго, через весь город. А ведь сказал, что живу недалеко – вспомнил Александр.
Повернулся к Ивану, смотрит в окно, думает о чем-то. Вся дорога прошла в молчании. Как-то неловко все было. И Иван вдруг замялся на пороге, словно собрался выйти обратно.
Из гостиной запоздало выбежала Рада, наверно спала.
Иван оглянулся на Александра нерешительно:
- О, у тебя собака.
- Она добрая. Рада зовут.
В доказательство своей доброты Рада завиляла хвостом.
- Ты пока проходи в гостиную. А я с Радой погулять на пять минут выйду. Что закажем? Не против китайской кухни?
- Нет. Не против.
Заказ привезли быстро. Пока Иван принимал душ Александр, приготовил кофе. В баре стояла привезенная из Франции бутылка кальвадоса. Александр повертел ее в руках и поставил обратно. Не в тему. Пусть постоит до лучших времен.
Иван вышел из душа в сером спортивном костюме – том самом, что ходил в больнице.
Влажные волосы завивались. Ужинали тоже молча. Иван упорно смотрел в тарелку.
Александр составил посуду в раковину:
- Ладно, ты наверно устал, расправлю тебе диван.
- Спасибо. Я, правда, устал. Извини.
За что «извини» - не понятно.
- Не за что извиняться. МРТ у нас завтра на одиннадцать, так что есть время выспаться.
Утром выдалось неожиданно солнечным и ясным. Снегопад прекратился. Иван вызвался погулять с Радой. Потом завтракали яичницей с беконом. Шутили над прогнозом погоды.
«Сильный снегопад накрыл город с утра», – уверенно вещал диктор.
- Хоть бы в окно выглянули. Синоптики, - рассмеялся Иван.
- Наверно вчерашний прогноз читают, - предположил Александр.
И что-то такое промелькнуло… Смутное, давно забытое без права на возвращение, даже в груди защемило. Александр быстро взял себя в руки. Завтра Иван уедет, останется случайным эпизодом, пациентом которому он попытался как-то помочь, но ничем не помог, конечно. У этой истории не случится никакого продолжения. И так лучше. Так спокойнее. Потому что самая глупая, самая разрушительная вещь на свете – это призрачные надежды и иллюзии.

МРТ подтвердило предположение доктора Смирнова. Александр согнул листок с отчетом, не зная как сказать о диагнозе Ивану.
- Все плохо? - Иван подошел ближе.
- Все же разрыв, – кивнул Александр. Но это же не приговор. Можно сделать операцию. Современные методы гарантируют полное и быстрое восстановление.
- Сколько сейчас стоит? Год назад я платил триста.
- Ты уже делал? – изумился Александр.
- Операция не нужна. Играть я больше не буду, а юристом можно быть и с несгибающейся ногой. Это не мешает.
Иван усмехнулся горько
- Хоккей – это так важно для тебя?
- Пожалуй уже нет. Нужно смириться. Еще в тот, первый раз, нужно было смириться. Не будем больше об этом, хорошо.
- Хорошо, как скажешь. Но ничего непоправимого все же нет. Просто чтобы ты знал.
- Да. Спасибо за помощь. Могу я тебя еще попросить? Я свои вещи у друга оставил. Мы можем их забрать? Он дома сейчас. Или работа?
- Нет, я сегодня свободен. Конечно заберем. Куда ехать?
- На Спасскую пять. Это девятиэтажка рядом с Промбанком.
- Да. Знаю.
Александр припарковался во дворе.
- Помочь?
- Нет, я сам. Там не много.
Иван вернулся быстро, неся с собой две спортивные сумки.
Александр помог положить сумки в багажник.
- Я билеты в Вичевщину на утро забронировал. Ничего если я у тебя еще немного побуду.
Не хочется у кого-то из команды. Начнутся расспросы, разговоры...
Как же это все походило на бегство. Возможно, Ивану нужно было время пережить случившееся, подумать, разобраться в себе.
- Да конечно живи. Я бы тебя завтра мог сам увезти.
- Это четыреста километров. Ты и так мне очень помог. Не нужно.

В обеденное время город опять стоял в пробках. Так бы ехать и ехать – думал Александр. Чтобы Иван сидел рядом, играла бы приглушенная музыка, впереди ждал бы уют дома, тепло камина... Вроде бы такое простое, но так и не сбывшееся счастье.
Дома Александр взялся за ужин. Достал и кальвадос. Куда его хранить, до каких мистических лучших времен.
Иван зашел на кухню с альбомом в руках.
- Можно посмотреть?
- Конечно. Только это старое.
Иван присел на край стула. Открыл первую страницу:
- Родители?
- Да. Их уже три года как нет. Они очень любили друг друга. А это моя сестра. Все говорят, что мы совсем не похожи.
Александр придвинул стул и присел рядом.
- А мне кажется все же похожи.
- Ну, ты первый такое говоришь. Это муж сестры.
- Красивый.
- Он был музыкантом, играл в рок-группе. Я уже не помню названия. Любительская рок-группа, но они выезжали на какие-то свои тусовки, фестивали. Однажды он не вернулся.
- Нашел кого-то?
- Нет. Пропал. Мы искали. Но так и не нашли. Странно то, что вокруг постоянно было много народа, но никто не видел, куда и с кем он ушел, хватились только утром.
- Мой отец тоже пропал и тоже не нашли.
- Наверное, это самое страшное, что может случиться. Сестра до сих пор в себя придти не может.
Иван промолчал.
- Ладно, давай ужинать. У меня есть бутылка кальвадоса. Друзья привезли из Франции.
Смотрю на него, и вспоминается «Триумфальная арка» Ремарка.
- Ты читал?
- Да, но очень давно. Грустная история.

Боже о чем же говорить. Как не свернуть на очередную печальную историю. Когда жизнь была легка, когда весела и беспечна? В студенчество, наверное. Тогда все было в другом свете. В свете легкости бытия, беззаботного веселья и разноцветных огней клубов. И Александр стал рассказывать давние студенческие приколы.
Иван даже рассмеялся пару раз. Но такой это был смех – сквозь грусть, сквозь тоску, сквозь какую-то проблему, которая его мучила. Это Александр явно чувствовал, чувствовал, что кроме травмы есть что-то еще, но расспрашивать не решился.
- Поздно уже, – заметил Иван. Завтра вставать рано.
- Да, пора ложиться.
- Ничего если я душ приму?
- Конечно. Что ты спрашиваешь.

Лежа в постели Александр думал, могло ли из этого случайного эпизода вырасти что-то большее, например, если бы они встретились при других обстоятельствах, познакомились бы на работе, в клубе, в гостях. Александр ничего не знал об Иване. Не узнал и за несколько дней их знакомства, все их отношения были построены на инициативе Александра, на возникшем вдруг желании оказать помощь, заботу, участие…
Перестала шуметь в душе вода, Иван тихо, не включая свет, прошел по коридору и остановился на пороге в гостиную.
- Ты спишь?
- Нет.
Александр отодвинулся на край кровати скорее автоматически, чем приглашающе.
Иван лег рядом, положив голову на край подушки, коснулся коленом бедра и замер.
Так тихо было, нереально тихо, ни шума машин во дворе, ни звуков в подъезде.
Александр провел рукой по влажной еще коже, поцеловал в мокрый висок, потом в губы, легко, едва коснувшись, потом настойчивее, но по-прежнему мягко.
Дальше все происходило словно во сне…и закончилось как сон.
Едва открыв глаза, в серой предрассветной тьме, Александр понял, что Иван ушел.
Что кроме того что у него дом в Вичевщине, никаких координат он больше не знает. Большой ли это поселок, сколько там домов? Есть номер телефона, но если Иван так старательно рвет с прошлым, то и номер телефона он скорее всего сменит. Раз ушел не попрощавшись, тайком, значит так задумал, так и хотел – без продолжений и звонить бессмысленно, не возьмет трубку. Но Александр все же позвонил. Абонент был недоступен.
Подошла Рада, запрыгнула на диван, легла рядом.
- Что ж ты не разбудила?
Рада навострила уши, наклонила голову на бок.
- Где теперь наш Иван? Как его искать?


Снова работа, пациенты, прогулки с Радой. Все как прежде. Но ни в чем Александр не находит успокоения. Не спасает налаженный ритм и быт. Даже реализованная мечта – своя клиника не спасет. А ведь я всегда хотел оперировать – вспоминает Александр, начинал же практику, а потом свернул вот на это. Получается не туда свернул. Смешно теперь возвращаться к карьере хирурга.
Крепчают морозы. Все обсуждают природные катаклизмы – на работе, в СМИ, в разговорах по телефону. Вот уже и любимую тему завели о конце света, о кровавой луне и прочих предзнаменованиях. Неистребимы людские суеверия.
Александр попытался еще несколько раз позвонить Ивану. Результат тот же – абонент недоступен.
Под конец недели объявился Макс.
- Приду? У меня тут такое…
- Залетай.
Макс со своим стандартным набором – коньяк-сосиски.
- Во холода! Я не завелся. На автобусе до тебя пилил.
- Да. К концу света.
- Ну ты че как бабки во дворе, Саныч? Гонишь.
Они садятся снова в гостиной у камина.
- Я ведь к матери переехал.
- Разводишься?
- Нет. Ты слушай дальше. Короче достало меня. Я пацану значит, Мишке говорю, мол ты не думай, я вас не бросаю, но пока так поживем. Словом поговорил с ним, объяснил все как есть. Он ничего. Понял. Лида сначала конечно звонила, высказывала всякое. Потом сникла. Ну словом как-то вырули мы на спокойный разговор и мне кажется, она понимать стала…Вот в прошлые выходные ходили сначала в кино все вместе, потом прогулялись в Зареченском парке, в кафе посидели. И знаешь, прямо как раньше все. Я уже вернуться хочу, но может еще подождать?
- Ну ты даешь.
- Надо же было что-то с этим делать. Ты же видел, совсем же невыносимо стало. И самое главное, короче ты не смейся, но я понял, что я все еще люблю ее.
- Ну и хорошо. Хорошо, что у вас есть шанс.
- Так ты считаешь мне уже возвращаться или еще нет?
- Макс, ну вот что ты меня пытаешь. Тебе же виднее. Это твоя семья. Мне бы со своим разобраться.
- Разберемся!
Макс вытащил из пакета вторую бутылку коньяка.
- Ну, ты блин подготовился.
- А что. Сегодня пятница. Домой я не спешу. Вообще у тебя ночевать останусь. Матери только позвоню, чтобы не волновалась. Давай в твоем разбираться. Ты мне никогда о личном не рассказываешь, даже обидно, столько лет дружим и словно не доверяешь.
- Да почему не доверяю…
- Доверяешь? Тогда говори. Что тоже со своей поссорился?
- Со своим.
- Ну, знаешь Сань, ты меня не убил.
- Не убил, значит. Прямо камень с души.
- А я догадывался. Но я же это, тактичный. Не буду же я тебе выспрашивать.
Макс разлил коньяк по рюмкам.
- Рассказывай, Сань, должен же ты с кем-то поделиться.
И Александр рассказал. Лишь бы потом только не пожалеть о своей откровенности. На советы Макса он не особо рассчитывал.
- Знаешь что, может я ошибаюсь, но я думаю как бы я поступил на твоем месте и ничего другого мне в голову не приходит как ехать в эту Вичевщину. В областной, где его оформляли, стопроцентно записано место прописки. Еще можно по телефону пробить.
- Я думал об этом, но место прописки и фактическое место жительства может и не совпадать. И симка могла быть куплена давно, когда не еще не регистрировали паспортные данные.
- Саня, ты его хочешь найти или нет?
- Не уверен, что ему это нужно.
- Ну а как ты иначе узнаешь?
- Вообще ты прав.
- А то. Завтра мы с тобой вместе съездим в больницу, и узнаем. У меня там знакомые, а тебе могут и не сказать.

Поехали на такси. Макс настоял.
- Ты лучше меня в машине подожди. Я сам узнаю потихоньку.
Через двадцать минут вернулся довольный, сунул бумажку с адресом.
- Вот, держи. И лучше завтра рано с утра выезжай. Сегодня за руль не садись.
- Спасибо дружище.
В воскресенье мороз немного пошел на убыль. Трасса была отличная. Александр доехал до поселка меньше чем за четыре часа. Дальше было сложнее. Улицы были не подписаны, прохожие не встречались. Наконец из небольшого деревянного домика вышла старушка в серой шали и клетчатом пальтишке. Александр остановился. Вышел из машины, поздоровался.
- Не подскажите, как мне Богородскую один найти?
- А вот прямо и поезжай до конца улицы, - махнула старушка рукой. - Справа дом будет двухквартирный.
- Спасибо.
- А кого ищешь то?
- Ивана Колесникова.
- А, Нинкин внук. Приехал он недавно из города. Поезжай.
Александр сел в машину. Пока гнал до поселка, ни о чем не думал. Была цель найти дом. А теперь засомневался. Как Иван воспримет его визит.
В конце улицы показался одноэтажный деревянный дом. С одной стороны заметенный снегом по самые окна. Вторая половина была огребена. Наверно здесь – решил Александр. Звонка рядом с дверью не наблюдалось. Александр громко постучал.
Тишина. Постучал еще раз.
Послышались шаги, дверь открылась. Иван удивленно замер на пороге.
- Вот приехал навестить пациента, – пошутил Александр. Пустишь?
- Заходи. Увидел твою машину в окно…не поверил.
Прошли через холодную веранду. В комнате было не намного теплее.
- Дом вообще тепло не держит. Топлю котел несколько раз в день, тепла хватает на несколько часов, а утром как на улице.
Александр оглядел убогую обстановку. Старую стенку. Потрепанный диван, закинутый клетчатым пледом. У окна стоял круглый стол и несколько табуретов.
- Бабушка тут жила, - пояснил Иван. - Соседи в город перебрались. Вторая часть дома продается. Я хотел выкупить, но связаться с ними не могу. Сейчас поставлю чайник.
- Ты хочешь тут жить?
- Я уже тут живу. Как ты меня нашел?
- Разведка боем.
- По регистрации в больнице?
-Да.
Иван набрал воды в электрический чайник. Поставил кипятиться.
- Сейчас подтоплю еще. Холодно.
Вернулся с охапкой дров. Присел рядом с котлом. В просторном светлом свитере и потертых джинсах он выглядел еще моложе. Александру хотелось обнять его, прижать к себе, хотелось забрать из холодного старого дома. Разве ему здесь место, в маленьком захолустном поселке. Как он будет здесь жить, где работать…
Александр присел на табурет у окна.
- Как нога?
- Не болит, но и не сгибается.
Засвистел чайник.
- Давай я тебя супом накормлю. Правда он простой. Я тут толком еще не обосновался.
Нет, что я спрашиваю, ты же с дороги. Сейчас будем есть суп.
В доме потеплело. Александр скинул куртку.
- Тут можно все отремонтировать. Установить нормальный котел…
- Но что ты тут будешь делать? Кем работать в этой глухомани? С кем общаться. Зачем это тебе. Ты же говорил что ты юрист. Думаешь, ты тут найдешь работу юриста?
- Теперь все что у меня есть – этот дом. Ты для этого приехал? Рассказать, что жить в поселке стремно. Что тут только никчемные люди. Что дом, в котором я провел свое детство, развалюха, – рассердился Иван.
Боже, я все испортил. Сделал все только еще хуже. Говорю совсем не то, – расстроился Александр.
- Прости. Приехал потому что скучаю по тебе. Думаю о тебе. Хочу быть рядом с тобой.
Наверно все это странно, неожиданно… для нас обоих. Не нужно тебе.
- Я рад, что ты приехал. Что нашел меня, – смягчился Иван. - Просто я не знаю, что мне делать. Я работу потерял. Я навсегда потерял хоккей. Даже любительскую лигу.
Я в город приехал к другу. Мы жили вместе. Потом расстались. Я стал снимать квартиру. Потом пошло-поехало. Фирма где я работал, рухнула, я устроился в другую, а там директор такой мудак оказался, все какие-то подлянки конкурентам крутил и всех в это втягивал, я ушел. Потом травма на тренировке. Дальше ты знаешь…
Я вернулся в то единственное место, которое у меня есть, в то единственное что у меня осталось. И я не знаю, что дальше.
- Я понимаю. Наверное, я бы так же поступил.
- Ладно. У нас и чай, и суп остыл. Давай все же позавтракаем супом.
Иван выставил на стол посуду. Заварил чай в маленьком фарфоровом чайнике:
- Хочешь прогуляемся?Я покажу тебе одно место. Постоянно играли там в детстве.
Настоящий замок.
- Хочу.
- Только нужно будет немного пройти через лес. Но оно того стоит.
- А ты нормально? С ногой?
- Нормально.
Они прошли по узкой тропке через участок заснеженного хвойного леса с высокими соснами и пушистыми сказочным елями, и вышли к поляне.
Заброшенное полуразрушенное каменное здание действительно напоминало замок с четырьмя круглыми башенками и арочными узкими окнами.
- В детстве он казался мне больше, – улыбнулся Иван.
- Красиво. А откуда это?
- Говорят какой-то помещик начал строить. Потом революция. Ты обратно сегодня поедешь или останешься ночевать?
- Если не возражаешь, то останусь.
- Оставайся.
- Все же холодно, – Александр потер окоченевшие пальцы.
- И темнеет рано. Пойдем обратно.

После прогулки дом уже не казался таким холодным. Иван снова подкинул дров.
- Твоя сестра в городе живет? – спросил неожиданно.
- Да, но собралась переезжать в Питер. Даже квартиру уже нашла.
- У меня тоже есть сестра, но маленькая еще. Ей тринадцать. Они с матерью и отчимом живут в Краснодарском крае. Я редко ее вижу. Сводная сестра.
Этот дом достался мне в наследство. Тут еще комната есть. Но она не жилая. Там просто всякий хлам и еще холоднее, чем здесь.
Сумерки стремительно проникали в комнату. Скоро за окном стало совсем темно.
Как быстро здесь темнеет. В городе никогда не наступает такая кромешная тьма. Светятся янтарным светом уличные фонари, витрины магазинов, неоновые рекламы, допоздна горит свет в чьих-то окнах. А тут чернильная темнота.
Иван расправил диван.
- Подушек куча, а одеяло только одно, – сказал извиняясь. - И лучше не раздеваться, утром жуткий дубак.
Они улеглись рядом.
Иван лег на бок, отвернувшись. А Александр долго смотрел в потолок. Слушал потрескивание дров в котле и никак не мог заснуть. Потихоньку начал подбираться холод. Александр повернулся к Ивану, обнял его, подоткнул одеяло.
- Спишь?
Иван молчал.
- Ваня, переезжай ко мне. Слышишь? А дом, если ты хочешь, мы весной ремонтировать начнем. Новый котел установим…Будем сюда на выходные приезжать. Раду с собой возьмем. Летом тут наверно красиво. Слышишь Ваня?
Молчание.
Утром прощаясь, Александр обнял его за плечи, поцеловал в холодную щеку:
- Приезжай. Я буду тебя ждать.
- Пока. Спасибо что приехал, – выдавил Иван.
Вот такое скомканное вышло прощание.
Александр ехал и только об одном думал всю дорогу, что оставляет его одного в этом ужасном месте и все казалось, что словно в холодной темноте оставляет. Но что еще можно было сделать, что еще сказать.
В обед позвонил Макс, поинтересовался:
- Ну что нашел своего Ивана?
- Нашел. Ты не представляешь, какое это место. Жуть какая-то. Холодный дом на краю поселка. Просто сердце кровью обливается. Звал к себе. Молчит.
- Ну, ты подожди. Дай ему время.
- Да жду. Что мне остается…Только, сколько ждать и ждать ли вообще. Ладно. Сегодня в клинике столпотворение. Пойду работать.
- Ок. На связи.
- Макс…
- Да?
- Спасибо тебе.
- Давай держись.

Если не приедет сам – решил Александр, поеду в выходные. И тут же думалось, да с чего вообще взял, что Иван приедет, откуда эта надежда. Ни чего они не решили, ни о чем толком не поговорили. День сменялся днем, и надежда становилась все призрачнее, все невесомее. Наступил вечер пятницы. Александр заехал в супермаркет по дороге домой.
Долго ходил по магазину, словно оттягивая возвращение. Купил продуктов и корм Раде.
Подъезжая к подъезду, заметил одинокую фигурку, стоящую на крыльце и сердце заколотилось. Выскочил из машины:
- Ваня! Замерз тут. А я задержался, в магазин заезжал.
- Привет! Нет, сегодня тепло.
- Пошли скорее в дом. Буду тебя чаем и коньяком отпаивать.
На пороге квартиры Иван опять замялся. Но Александр обнял его, и они вместе зашли внутрь.
Иван развернулся, уткнулся лбом в плечо.
- Я тебя обманул…
- Обманул?
- Я нашел тогда отца. Через эту передачу. «Жди меня». А у него другая семья. Сын хоккеем занимается. Олимпийский резерв. И он встретиться захотел. Расчувствовался, прослезился даже. Мне запись показали. А я не приехал. Хотел приехать…и не приехал.
- Ничего, Ванечка, это и не обман.
- Нет?
- Просто это мучило тебя, болело в тебе, и ты не хотел об этом рассказывать.
Александр продолжал сжимать его в объятиях, словно боялся, что вот сейчас он разомкнет руки, и Ваня опять исчезнет. Вокруг скакала Рада, пытаюсь лизнуть в лицо. В подъезде хлопали двери, дребезжал лифт, на улице кто-то громко смеялся. Нет, нельзя жить без надежды, подумал Александр, хотя бы без самого маленького, крохотного ее огонька, иначе только холод и пустота.

2 комментария

+1
Anidd Офлайн 14 января 2017 07:17
Спасибо! Очень понравилось!
0
Ranny Офлайн 28 января 2017 00:07
Anidd, спасибо! А мне нравится ваш отзыв kissing_heart
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.