Игорь Тим

Расставание

+ -
+4
Накатилась волна, погладив мое расслабленное тело соленой пеной. Ласкающий шум прибоя окунул меня в полудрему, в которой я мечтал о кораблях, идущих в дальние плавания. На палубе одного из них стоял мой отважный капитан, мой корсар, сражающийся с морскими чудовищами, мой летучий голландец, пугающий суеверных моряков, мой бог, защищающий меня от сильных ветров, приносящих несчастья.
Я проснулся, хотя мне так не хотелось расставаться со сладким сном, в котором я отчетливо ощущал запах океанского бриза. Мой капитан лежал рядом, сладко посапывая в своей вечерней дреме. Я повернулся к нему, нежно поцеловал его в губы, потерся носиком о его щетину, укусил за ушко. Погладил его пышные волосы и вдруг понял, что расставание со сном имело свою связь с реальностью, он следующим утром уезжал к себе на родину, и мы не увидимся год, целый долгий год. Человеческая жизнь слишком коротка, чтобы терять столько времени в ожидании. Но выбора нет. А может все таки есть, но мы его не оставили друг другу.
Он открыл глаза, трепетно посмотрел на меня, и я начал тонуть в бездне его ласкающего взгляда. Его поцелуй накрыл меня сладким потоком мурашек, мое тело стало таять в его сильных руках. Я прижал его к себе, мне хотелось нянчить и играть с ним, как с маленьким ребенком. Мы занимались сексом всю ночь много-много раз. Мы стремились еще раз и еще раз насладиться друг другом, и мы никак не могли удовлетворить наши желания. Мне казалось, что я заря, пылающая над бескрайней степью, которая держит меня за мои всполохи и не дает улететь, чтобы уступить место восходящему солнцу. Нам хотелось, чтобы утро не наступило никогда, но оно нас не послушало и забило в окно первыми солнечными лучами.
Через полчаса должно было прийти такси, нужно было вставать и собираться. Он улетал, возвращался в свою другую жизнь, в которой я никогда не был. Какая она – я знаю только по фотографиям в его телефоне и по его рассказам. Он звал меня туда, но гордость и жажда свободы не позволили мне согласиться. Не захотел жить на его ранчо среди лошадей, не захотел быть одним из его жеребцов. Я бы там умер от скуки. Лучше здесь в своей тесной квартирке на окраине города, у черта на куличках, далеко от метро, но близко к городской свалке и мусоросжигательному заводу, которые воняют круглосуточно. Зато сам себе хозяин, зато полностью свободен и предоставлен сам себе. Теперь по дороге на работу в утренней давке в вонючей электричке я буду вспоминать об этих минутах расставания и о предстоящих минутах встречи. Это согреет мое сердце.
В такси ехали молча, погруженные в свои мысли, от которых немного отвлекали обыденные утренние пробки на бесконечных магистралях города. Впервые я был рад автомобильному траффику, он меня совсем не раздражал, так как был шанс опоздать на самолет. Тогда он сможет побыть со мной еще немного, может день-два, а может только несколько часов до следующего рейса. Стеклянные корпуса аэропорта выросли, как безмолвные истуканы древних цивилизаций. Рев и гул аэровокзала, как никогда, пугал меня своей неуемной энергией.
Времени оставалось мало. Отстояв очередь на регистрацию, мы торопились в зону досмотра. Здесь наступил тот коварный момент расставания, дальше мне нельзя было идти. Мы обнялись, он прижался к моей груди, и я почувствовал биение своего сердца, эхом отдающееся через его голову. Не отпускал, держал его сколько было силы и, в конечном итоге, все таки отпустил. Из его глаза выкатилась слеза, остановившись на кончике носа, словно капелька дождя. Нет, я не буду плакать, я же мужик, мне нельзя распускать нюни. Он взял сумку и пошел на досмотр. Я не сдвинулся с места, стоял и наблюдал за ним, в проеме двери я еще мог его видеть. Оттуда издалека, как из другого мира, он махнул мне рукой в последний раз и исчез.
Я остался один, совсем один посреди огромного зала, кишащего незнакомыми мне людьми, один на огромном земном шаре, опасном и чуждом. Подошел к окну, из которого можно было видеть кипящую жизнь аэродрома. Слезы градом покатились из глаз, жалость к себе и боль потекли по сосудам горьким ядом. Самолеты то садились, то взлетали, напоминая мне жар-птиц из детских сказок. Казалось, что в них есть что-то магическое, инопланетное. В одном из них скоро полетит и он.
- У меня все горит и болит между ног, - пришло от него шутливое смс.
- У меня тоже, - ответил я.
Получил от него смайлик, такой обычный и такой милый. Я поцеловал телефон, представляя, как целую его самого.
Сколько раз я здесь провожал кого-нибудь, а потом бежал скорей на экспресс или на автобус, чтобы скорей добраться домой через нескончаемые джунгли большого города. А сейчас мне не хотелось никуда уходить. Ведь он еще был там, хотя я уже не видел его, но чувствовал. Он еще не улетел к себе в другой мир, в другую галактику, не растворился в пушистых облаках, растянувшихся вдоль синего неба.
- Я в самолете, готовимся к взлету, - пришло от него очередное сообщение.
 Я  еще стоял и стоял, глядя в окно на улетающие жар-птицы. В каждой из них я представлял его, покидающего меня на целую вечность, возвращающегося в свою сказку прекрасного принца. Да, мой отважный капитан, мой странник, я буду ждать тебя!Накатилась волна, погладив мое расслабленное тело соленой пеной. Ласкающий шум прибоя окунул меня в полудрему, в которой я мечтал о кораблях, идущих в дальние плавания. На палубе одного из них стоял мой отважный капитан, мой корсар, сражающийся с морскими чудовищами, мой летучий голландец, пугающий суеверных моряков, мой бог, защищающий меня от сильных ветров, приносящих несчастья.
Я проснулся, хотя мне так не хотелось расставаться со сладким сном, в котором я отчетливо ощущал запах океанского бриза. Мой капитан лежал рядом, сладко посапывая в своей вечерней дреме. Я повернулся к нему, нежно поцеловал его в губы, потерся носиком о его щетину, укусил за ушко. Погладил его пышные волосы и вдруг понял, что расставание со сном имело свою связь с реальностью, он следующим утром уезжал к себе на родину, и мы не увидимся год, целый долгий год. Человеческая жизнь слишком коротка, чтобы терять столько времени в ожидании. Но выбора нет. А может все таки есть, но мы его не оставили друг другу.
Он открыл глаза, трепетно посмотрел на меня, и я начал тонуть в бездне его ласкающего взгляда. Его поцелуй накрыл меня сладким потоком мурашек, мое тело стало таять в его сильных руках. Я прижал его к себе, мне хотелось нянчить и играть с ним, как с маленьким ребенком. Мы занимались сексом всю ночь много-много раз. Мы стремились еще раз и еще раз насладиться друг другом, и мы никак не могли удовлетворить наши желания. Мне казалось, что я заря, пылающая над бескрайней степью, которая держит меня за мои всполохи и не дает улететь, чтобы уступить место восходящему солнцу. Нам хотелось, чтобы утро не наступило никогда, но оно нас не послушало и забило в окно первыми солнечными лучами.
Через полчаса должно было прийти такси, нужно было вставать и собираться. Он улетал, возвращался в свою другую жизнь, в которой я никогда не был. Какая она – я знаю только по фотографиям в его телефоне и по его рассказам. Он звал меня туда, но гордость и жажда свободы не позволили мне согласиться. Не захотел жить на его ранчо среди лошадей, не захотел быть одним из его жеребцов. Я бы там умер от скуки. Лучше здесь в своей тесной квартирке на окраине города, у черта на куличках, далеко от метро, но близко к городской свалке и мусоросжигательному заводу, которые воняют круглосуточно. Зато сам себе хозяин, зато полностью свободен и предоставлен сам себе. Теперь по дороге на работу в утренней давке в вонючей электричке я буду вспоминать об этих минутах расставания и о предстоящих минутах встречи. Это согреет мое сердце.
В такси ехали молча, погруженные в свои мысли, от которых немного отвлекали обыденные утренние пробки на бесконечных магистралях города. Впервые я был рад автомобильному траффику, он меня совсем не раздражал, так как был шанс опоздать на самолет. Тогда он сможет побыть со мной еще немного, может день-два, а может только несколько часов до следующего рейса. Стеклянные корпуса аэропорта выросли, как безмолвные истуканы древних цивилизаций. Рев и гул аэровокзала, как никогда, пугал меня своей неуемной энергией.
Времени оставалось мало. Отстояв очередь на регистрацию, мы торопились в зону досмотра. Здесь наступил тот коварный момент расставания, дальше мне нельзя было идти. Мы обнялись, он прижался к моей груди, и я почувствовал биение своего сердца, эхом отдающееся через его голову. Не отпускал, держал его сколько было силы и, в конечном итоге, все таки отпустил. Из его глаза выкатилась слеза, остановившись на кончике носа, словно капелька дождя. Нет, я не буду плакать, я же мужик, мне нельзя распускать нюни. Он взял сумку и пошел на досмотр. Я не сдвинулся с места, стоял и наблюдал за ним, в проеме двери я еще мог его видеть. Оттуда издалека, как из другого мира, он махнул мне рукой в последний раз и исчез.
Я остался один, совсем один посреди огромного зала, кишащего незнакомыми мне людьми, один на огромном земном шаре, опасном и чуждом. Подошел к окну, из которого можно было видеть кипящую жизнь аэродрома. Слезы градом покатились из глаз, жалость к себе и боль потекли по сосудам горьким ядом. Самолеты то садились, то взлетали, напоминая мне жар-птиц из детских сказок. Казалось, что в них есть что-то магическое, инопланетное. В одном из них скоро полетит и он.
- У меня все горит и болит между ног, - пришло от него шутливое смс.
- У меня тоже, - ответил я.
Получил от него смайлик, такой обычный и такой милый. Я поцеловал телефон, представляя, как целую его самого.
Сколько раз я здесь провожал кого-нибудь, а потом бежал скорей на экспресс или на автобус, чтобы скорей добраться домой через нескончаемые джунгли большого города. А сейчас мне не хотелось никуда уходить. Ведь он еще был там, хотя я уже не видел его, но чувствовал. Он еще не улетел к себе в другой мир, в другую галактику, не растворился в пушистых облаках, растянувшихся вдоль синего неба.
- Я в самолете, готовимся к взлету, - пришло от него очередное сообщение.
 Я  еще стоял и стоял, глядя в окно на улетающие жар-птицы. В каждой из них я представлял его, покидающего меня на целую вечность, возвращающегося в свою сказку прекрасного принца. Да, мой отважный капитан, мой странник, я буду ждать тебя!

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.