Миша Сергеев

ПРАЙДохи

+ -
+4
Депутат Верховной Рады Украины  Огрызайло тяжело сел на заднее сидение своего тонированного «Мерседеса» и по хозяйски, привычно, сказал водителю:
-Домой, Мыкола!
Машина бесшумно тронулась, и государственный муж погрузился в свои нелегкие мысли. Сначала дура эта, вице-спикер, вышла на трибуну слюни пускать:
 – Ух, какая у нас демократия! Ах, как мы стали ближе к Европе!
Пидарасы по центру Киева ходят в обнимку, и это демократия?! Только для идиотов в Белом доме, чтобы под шумок снова что-нибудь выпросить! Но не дают же ничего! Этот рыжий жмот оказался покруче черного! И еще требует выполнения Минских соглашений, прекращение огня. А это – прямая угроза для бизнеса, который Огрызайло выстраивал по кирпичикам столько лет. Не зря его кумиром был подпольный миллионер Корейко. У мужика мозги работали покруче любого компьютера –  своевременно умел оценивать ситуацию и делать из нее быстрые денежки. Его методы нужно в бизнес-школах изучать! А вот Бендеров, охочих до чужого добра, Огрызайло ненавидел! А их при нынешних властях развелось немеряно! Хочешь, чтобы лишние вопросы не задавали, отстегни десять процентов с оборота. Мрази! Бездельники! Только бы хапать! А тут ночами не спишь!
Огрызайло открыл во всех крупных больницах страны на первом этаже круглосуточные аптеки. Конечно, пришлось повозиться, поездить. Кого подмазать, кого в долю взять, а кого и припугнуть. И дело пошло. Врач выписывает перепуганным родственникам несчастного больного  препаратов на кругленькую сумму и говорит, что все они нужны срочно! Родственники в ближайшую аптеку, то есть, на первый этаж…А там, как в сказке – все есть! Правда, чуть дороже. Но кто же торгуется, когда вопрос идет о жизни и смерти родного человека. Счастливые родственники приносят все это лечащему врачу и с чувством выполненного долга уходят домой. А через час половина препаратов возвращается в аптеку. А что? Больному никакого ущерба- то, что необходимо, врач для него оставит: и вольет, и вколет, и перевяжет. Врачу тоже чистая выгода - нужно же как-то исправлять ошибки тех, кто бюджет принимает, а мерять давление или, не дай Бог, лечить простатит летает в берлинскую «Шарите». Врач получает чистоганом и сразу, без всяких там налогов на добавленную стоимость. А уж какая выгода Огрызайло! Все эти неучтенные, выкупленные за полцены медикаменты, через надежных людей попадают в Донецк, в зону боевых действий. И капают на офшор денежки,  капают. Кровь льется, а денежки капают. Больше крови – больше денежек. И нечего нам из Вашингтона диктовать, с кем и как воевать – нам на месте видней!
Машина подъехала к площади Богдана Хмельницкого и остановилась у светофора. В центре площади стоял нелепый памятник: несуразно большой гетман подмял под себя маленькую лошадку, у которой вот-вот должен был хрустнуть позвоночник. Гетман напоминал Огрызайло всех украинских Президентов вместе взятых – то с поляками против России, то с татарами против поляков, то с Россией на веки вечные. Короче, ни чести, ни совести. Зато богатство и власть. А еще горилку сильно любил да жидов резал!
- Был бы Хмельницкий нашим современником, я бы за него голосовал, - подумал Огрызайло, посмотрев на памятник. И вдруг увидел, что два худеньких паренька - блондин и брюнет, укрыв плечи радужным флагом, целуются, сидя на постаменте. Кровь ударила в виски!
-  Остановиться и прогнать? Так завтра все газеты раструбят, что нардеп в ночь после  Прайда бросил тень на наш Еропейский выбор. Нужно что-то сделать тихо и незаметно!
Огрызайло достал из портфеля пятизарядный «Ремингтон», приложил глаз к оптическому прицелу и навел пистолет прямо в центр лба широкоплечему блондину в джинсовых шортах. Палец на спусковом курке задрожал…
Иногда Огрызайло снилось, что он сидит в парке на скамейке, а сзади подходит такой же красавчик-блондин, кладет руки ему на плечи, целует в ухо и шепчет:
- Люблю тебя! Пойдем со мной, я так тебя хочу!
Они встают, берутся за руки и уходят далеко-далеко…
Но история с депутатами прошлого созыва, которые за утехами ездили к несовершеннолетним в «Артек» и чуть за это не сели в тюрьму, так липким страхом проросла в Огрызайло, что сделала его лютым гомофобом на словах и на деле. Поэтому просыпался он в холодном поту, злой на себя и весь мир,  и вместо заседаний ехал в сауну  к проституткам. Девочек  выбирал всегда худеньких, с маленькой грудью, похожих на мальчиков.  Ложился на спину, закрывал глаза. Остальное профессионалки делали сами.
- Чего стоишь, поехали! – рявкнул на водителя и положил пистолет в портфель.
-Так красный же,- неуверенно возразил последний, не поворачивая головы.
- Плевать на красный! Наш цвет – жовто-блакытный! Поехали!
Машина резко рванула вперед и помчалась по пустынному ночному городу.
Охранники открыли ворота. Авто подкатило к небольшому особняку в заповедной зоне. В доме было темно, прислуга спала, а семьи у Огрызайло не было.
- Мыкола, дай гвоздь!
- Какой?
- Да любой!
Водитель протянул гвоздь и застыл в ожидании дальнейших распоряжений.
- Завтра в одиннадцать, я хочу выспаться! И поедем туда, ну в сауну. Позвони и договорись.
Когда машина отъехала, Огрызайло достал из бумажника двухдолларовую купюру и прикрепил ее гвоздем на хорошо освещенное луной дерево. Президент Джефферсон с портрета с недоумением глядел на него.
- Чего уставился? Затрахали вы со своей Декларацией независимости, правами человека, свободой и демократией! Кретины!
Он достал пистолет, прицелился и с ненавистью выпустил прямо Джефферсону в лоб все пять пуль.

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.