Янка Билес

Кошки мышки

+ -
+8
Выкладывается в формате для чтения и в аудиоверсии.
Текст читает Vivus.



скачивание файлов доступно зарегистрированным пользователям


Мышки

- На Земле восемь миллиардов человек. ВОСЕМЬ! Какова вероятность двум сотням отъявленных придурков оказаться в одном месте, в одно время? Я тебя спрашиваю! Напряги свой математический мозг.
Иван на мгновение отвлёкся на толстостенную рюмку. Он был уверен, что рюмки в барах такие неспроста. Это заговор! В подобные рюмки наливают каплю водки, но благодаря толстому дну свет преломляется, зрительное восприятие искажается и кажется, что водки больше! Придумать бы еще, какую приспособу для обмана барменского зрения, линзу или зеркальце, чтобы положил, к примеру, сотню, а парню покажется тысяча. Пустил в глаз хапуге бармену «зайчика» и говоришь: «Сдачи не надо!». А он сотенку берёт и ещё тебе наливает за счет заведения.
Из мира фантазий Ивана вырвал тихий голос коллеги.
- Я подсчитал. Вероятность ноль целых фсцать десятитысячных.
- Скока?
- Ноль целых фсцать десяти… тититы… Черт… черт… ЧЕРТА, мать… Черта пройдена! Слишком много выпито и математь… Математика в таком состоянии занятие так сказать…и…вот.
Лошкарёв умолк. Понимал, что может и должен сказать нечто более вразумительное. Понимать-то понимал, однако язык подчиняться отказывался. Глаза тоже жили собственной жизнью, удваивая, дробя и вращая предметы, выхваченные из туманной дымки. Горло горело от спирта. Голосовые связки сокращались, грозя исторгнуть извечную песнь, завершающую прекрасный вечер.
«Толька-а-а! Рюмка водки на столе-е-е!» - опередил Лошкарёва динамик, висевший под потолком полутёмного бара.
- Толька, а давай по последней и… И ты всё же объяснишь, почему су… судьба такая…судьба!
Предложил Иван и, кивнув бармену, полез в карман за бумажником. Двумя пальцами вытянул сотню и, игриво подмигнув, выдохнул:
- Сдачи не надо!

Толька Лошкарёв не раз задавал себе следующие вопросы.
«Почему судьба такая судьба?».
«Почему из восьми миллиардов населения планеты двести отъявленных придурков столпились вокруг его рабочего места?».
«Можно ли в городе Н. имея за плечами высшее образование, пятилетний стаж работы на руководящей должности найти другую, не менее высокооплачиваемую работу и при этом гарантировать отсутствие дебилов в ближайшем окружении?».
Три вопроса. И ни одного ответа.
Иван был единственным адекватным типом, с которым и в разведку, и выпить после можно. И жизнь была почти прекрасна. И впереди маячило повышение. И… Как всегда по закону подлости свет заслоняла тень огромного, неумолимого «НО!».
Босс – женщина. Волевая, красивая. Блестит акульей чешуёй и острыми зубками в три ряда. За бугром её действия назвали бы сексуальным домогательством. Толька отсуживает у неё моральную компенсацию. Быстренько убирает конкурентку и экспрессом прыгает на две ступени верх по иерархической лестнице. Теперь он босс. Мужик с большими яйцами, не пожелавший терпеть суку их (яйца) выкручивающую.
В нынешних реалиях города Н., где работу найти не просто. Где мужик рискует остаться вообще без яиц, если заикнётся о том, что его (ха-ха!) домогается босс-женщина. Где на ограниченной площади сконцентрировались две сотни адептов чистейшего идиотизма…
Лошкарёв пьяно захныкал, кренясь подобно старому фрегату на правый борт.
- Ну-ну! – Подхватывая под локоть приятеля, засуетился Иван. – Чего? Делись!
И Лошкарёв делится. Сейчас он сам себе противен. Однако накипело и бурлит уже под самой крышкой.
- Я не могу ей отказать! Она меня к стенке прижала! А зубы у неё! А грудь у неё! И мне бы по-хорошему эх!
На возгласе «эх!» рука сама взлетает в воздух и выделывает неприличный жест. Пальцы сжимаются и разжимаются, кисть прокручивает невидимый мягкий округлый предмет.
- По-мужски. – Лаконично кивает Иван.
- И м-м!
Теперь обе руки, согнутые в локтях движутся подобно поршням, а пристроенный на высокий табурет поджарый таз Тольки резко скользит вперед.
- Так её! – Подбадривает Иван.
Толька Лошкарёв мгновенно сник.
- Есть одна проблемка.
- ?
- Боюсь я её. А когда боюсь, не могу. Совсем не могу! И уволит ведь, сука! Потому что должен, а не могу!

Стоит ли описывать немую сцену и последовавший за ней взрыв добродушного хохота пьяного товарища. Краску гнева и стыда, залившую добродушное лицо Лошкарёва. Всё это было и нисколько не подняло без того испорченного настроения.
- Ладно. Зря это я. Пойду я. – Бормотал Толька, сползая с табурета.
- Да постой ты! – Отсмеявшись, плетясь вслед за приятелем, взывал Иван. – Слышь? Постой!
На стоянке такси приятели молчали ровно до тех пор, пока Ивана вновь прорвало.
- Слушай, Толь. Неужели нет выхода? Сказать женщине, что она тебе не интересна? Лучше сказать гопнику, что он козёл. Для здоровья полезнее. Так… Тогда вот что. Скажи обобщённо.
- В смысле?
- А ты скажи ей, что ты того. Ну, девушки вообще, мол, тебя не интересуют.
- Что?!
- Да ты послушай! – Кипятился Иван. – Ты хороший парень. Специалист хороший. Подумаешь, босса не захотел. Да сплошь и рядом! Кто в здравом уме захочет босса? Это всё равно, что мать родную… Согласен. Пример не удачный. Но ты подумай. Сейчас попробуй, уволь гея! Дискриминация! Да не ссы! Я сто раз так делал.
- Не пиZди! – Ругнулся Толька, трезвея.
В тот самый момент он твёрдо решил идти пешком. Больше никогда не выпивать с Иваном и тRахнуть таки босса завтра после работы.
Иван не унимался.
- С моей женой я проделал такой фортель.
- И она всё ещё твоя жена? Вот трепло-о!
- Слышь! Я переспал с её подружкой. И не смотри на меня так! Прям накануне свадьбы. Она растрезвонила Таньке. Та в крик. Не успели пожениться, а ты кобелина! Я ей и ляпнул, что врёт твоя подруга. Выдаёт желаемое за действительное. Жена по Станиславскому. Не верю! А я возьми да брякни: «Солнц, я кроме тебя никогда и никого!». Она: «Девственник?! Не верю! Ты так языком…».
Иван крякнул и смутился.
- Ну, в общем, знаю несколько фишек, короче. Ртом могу такое…
Смутился ещё сильнее и часть краски, залившей веснушчатое лицо Ивана, брызнула на Тольку. Теперь оба старались не смотреть друг на друга.
- Без подробностей. – Буркнул Лошкарёв. – По существу.
- Ну, да. Кхе! В общем, я ей твержу, что только ты и никакая другая! Да у меня и не встанет на других. Что тут началось! Да ты совсем избрехался! Да совести у тебя нет! Потом вроде засомневалась. Спрашивает: «Что серьёзно? Может ты больной?». Доказывать что не больной? А как? Танька вдруг вся пятнами покрылась, затряслась и как заорёт: «Как же это я раньше не догадалась! Ты же педик!!!». Стало ещё хуже. Кто я тебе?! Прикрытие?! Да как ты мог?!
Что делать. Поддержал версию. Я ей, мол, хотел исправиться! Ты одна единственная женщина, вызвавшая во мне чувства. Ты разбудила во мне мужчину!
Даже не спрашивай, что мне пришлось сделать, во имя доказательства своей не традиционности. Зато теперь Танька свято верит в свои женские чары. Перевоспитала гея! И я могу безнаказанно таращиться на женские попки. Она даже одобрительно кивает.

Толька Лошкарёв слушал как заворожённый. Он понятия не имел, насколько изворотлив его приятель.
- Значит, ты считаешь… Нет. Ну, нет же!
- Да, лапусик. Да! Завтра же пущу слушок о том, какой наш Толька бабник. – Прошептал на ушко Иван, игриво хлопнул приятеля по заду и расхохотался.

Кошки

Очередной день скомканный, суетный завершён. Стеклянные двери офисного здания распахнулись и исторгли на тротуар поток бледных тружеников. Среди них, качаясь на людских волнах, выплыла Федька.
Она думала о первой вечерней сигарете, что выкурит по пути к метро. О чашке горячего чая, которую выпьет сидя на кровати в пустой однокомнатной квартире. О глупом шоу, которым заполнит голову, пока будет поглощать подогретый в микроволновке ужин…
А ещё она вела безмолвный диалог с героем своего нового рассказа. Это, пожалуй, было, любимым занятием по пути домой. Федька никогда не начинала повествования пока не облечёт в плоть всех главных действующих лиц. Второстепенные выплывали в процессе написания, похожие на полупрозрачных призраков и так же бесшумно испарялись.
Федька была сетевым писателем. Автором, как гордо именовала себя армия одиноких, немного странных хомо сапиенс, коротающих скучные вечера за клавиатурой компьютера.
С псевдонимом заморачиваться не стала. Девушке с именем Федора и не менее звучной фамилией само проведение начертало: «Быть тебе звездой!». Пусть не слишком большой яркости, но всё же.
И так Федоре симпатичной девушке тридцати с небольшим лет от роду, разочаровавшейся в людях и мужчинах оставалось не так много вариантов будущего. Один из них медленно плыть по течению и ждать. Тот ёжик из мульта тоже упал в реку. И он дождался-таки свою спасительную щуку. Подсобила, на берег выбросила и смылась. А ты снова в туман… Не выход, как выясняется по течению плыть.
Был ещё вариант кардинально изменить внешность. Записаться на тренинг по устранению комплексов и повышению самооценки. Зарегистрироваться на всех возможных сайтах знакомств и идти на штурм потенциального счастья. Тоже решение, но Федька была инертна, как газ аргон. Сдвинуть её с места могло лишь землетрясение и то вместе с земной корой.
Последний вариант, именно тот, что выбрала Федька – уйти в мир грёз. Однажды она открыла для себя интернет и поселилась в виртуальной реальности. Познакомилась с толпой интересных, разнообразных людей. Ругалась и мирилась. Пару раз влюбилась и жестоко разочаровалась, что стало последней каплей, окончательно разбившем надтреснутое сердце. Девушка мысленно собрала осколки былой наивности и тут…
Засиял неземной светоч под именем сетевая литература! Федька внезапно обнаружила своё призвание – сочинять!

Федора не относилась к категории авторов, зацикленных на «выпуклых» характерах. В центре всегда стояла парочка, сочащаяся яркими красками. Остальные статисты. Зачем напрягать читателя запоминанием десятка имен? Имён…
Красавец, герой новой истории, бесшумно скользил рядом в сантиметре над землёй. Федька вполне нормальна. Насколько вообще может быть нормален житель большого города. Девушка не страдала галлюцинациями, при этом не понимала, почему вообще должна страдать, наблюдая рядом с собой такого симпатягу. Она просто была одинока. И как все одинокие люди разнообразила серые будни за счёт единственно доступного неисчерпаемого ресурса - богатого воображения.
Он, пока что безымянный, был высок, но не слишком. На полголовы выше Федьки. Крепко сложен. Симпатичный, однако, лишён излишней смазливости голливудского актёра. Обычный парень без родинки над губой и смоляных кудрей. Не лысый, конечно. Так… Коротко стриженный. Небольшие плотно прижатые ушки с веснушками. Почему бы и нет? На шее бьется жилка и в вырезе свитера видны ключицы, а в ямочке меж ними темные волоски.
Ох! Что-то жарко стало. Федька вытерла взмокший, невзирая на адский холод, лоб.

- Как ты, говоришь, тебя зовут?
- Бу-бу-бу.
- Не поняла! Повтори!
- Бу-бу-бу.
- Я не могу назвать героя бу-бу-бу! – Сорвалась Федька.
Затянулась крепкой сигаретой и отшвырнула окурок в сторону.
- Эй! Осторожней, дамочка! Чисто кашемир! Чисто прожгла! Чисто на груди!
- Вентиляция! – Проорала девушка, утекая с толпой.

Поджав губы, мысленно спросила:
- Антон?
- Почему ты выбираешь имена, которые по определению рифмуются с неприличными словами?!
- Тёма?
- Сиди дома.
- Хесус?
- Э-э… Мотай на ус.
- Не смешно даже. – Буркнула Федька. – Ты какой-то разговорчивый для выдуманного персонажа. А ну заткнись и прими смиренно имя! Нарекаю тебя…
- Эмин ибн Хасан. А что? Пускай для разнообразия я побуду эмиром какого-нибудь халифата.
- Кто-о?!
- Зинуддин ибн Сервелат?
- Словесный ибн Понос! Борей будешь. – Припечатала Федька.
- Борей?! Как поросёнок, ё моё! Давай хоть Алёша или Димка. Славик? Мартын! Егор… Станислав Иваныч!
- Боря. Решено. Нужно было раньше выбирать. Теперь поздно. И так…

Федька бойко отстукивала содержательное повествование, зажав во рту бутерброд с колбасой. Булка медленно таяла от сочившейся слюны и в любой момент грозила шмякнуться на клавиатуру ноута. Федька, не отрывая пальцев от кнопок, языком втянула разбухший бутерброд глубже в рот.
Боря был на высоте. Исторгал душещипательные монологи, сдобренные незаурядной мудростью. Иногда выдавал рифмованные экспромты. В общем, радовал создательницу. Девушка купалась в потоках вдохновения и почти испытала творческий экстаз, как вдруг ноут противным голоском выдал: «О-оу!», оповестив об упавшем сообщении. Федька неохотно вынырнула из розовопудренных грез и открыла почту.
«Федора! Мы с Розочкой ждем! Жги!!!».
Дина собственной персоной. Очкастая кобра! Заклятая подруга.
Розочка из той же категории. Только без очков.
Розочка и Дина. Сцилла и Харибда. Творческий дуэт сетевых авторесс. Они познакомились на одном из форумов и выяснили, что живут в одном городе Н. и состоят в одном фанклубе известного сетевого автора. Так завязалась крепкая женская дружба на троих.
Федька любила обеих в равной степени. Делила с подругами маленькие радости и большие беды. Ела в кафе мороженное с цветной посыпкой и иногда давала почитать новые рассказы. Чаще всего любовные, крайне слезливые и незамысловатые. Добрые подруги хвалили, целовали в щёчки и просили ещё!
Но в последнее время что-то изменилось. Федька чувствовала, что подруги охладели к её прозе. Позёвывали, нарочито долго рассматривали ногти, а на прямой вопрос: «Да что, блин, не так?!», хитро переглядывались.
Федька стеснялась спросить при личной встрече. Но сейчас, поставив перед собой преграду в виде ноута, была готова выслушать правду. Быстро настучала ответ со знаком вопроса.
«Дина, будь человеком! Я же вижу, что вас с Розкой уже не прёт от моей прозы. ЧТО НЕ ТАК?!».
Ответа не последовало ни через минуту, ни спустя час. Федька собралась выключить компьютер и лечь спать злой, чего никогда себе не позволяла. Когда чистила зубы, сквозь шум воды прорвалось: «О-оу!».
Письмо было кратким.
«Обсудим завтра. В семь. Суши-бар «Кусайфугу скоромри».
И весёлый смайлик.
Федька скрипнула чистыми зубами.
- Ну, девки! Умеете вы интригу продлить.

Суши-бар на самом деле был похож на совковую столовку. Там подавали роллы со слипшимся переваренным краснодарским рисом. Подогретую водку «Столичная» в пиалах, купленных в сети магазинов всё по пять, а суши, заявленные в меню, постоянно заканчивались со словами: «Вот прям перед вами один японец заказал». На самом деле все понимали, что ни один уважающий себя азиат и шагу не сделает в сторону бара «Кусайфугу скоромри». Однако все молчали и жевали то, что осталось, запивая горячей водкой, гордо именуемой саке.
Роза, Дина и Федька сидели за любимым столиком у окна и молчали вот уже пять минут. Пауза для первых двух подруг была напряжённо выжидательной. Кобры в любой момент готовы были сорваться с места и нанести последний смертельный удар. Для Федьки же полученной дозы яда было вполне достаточно. Она смотрела на заклятых подруг круглыми глазами, чувствовала, как они начинают невыносимо чесаться, но ни как не могла заставить себя моргнуть. Её будто парализовало.
- Вы… вы… вы…
- Мы-ы… - Потянула Динка.
- Водички? – Ухмыльнулась Розочка.
Федька закашлялась.
- По спине постучать? – Розочка.
- По голове? – Дина.
- Вы… Нет! Просто повторите. Я не расслышала? Или не поняла. Или вы просто прикололись?
Боря сидел рядом и кусал коктейльную соломинку. Хорошо. Мог бы сидеть и кусать с видом крайне обречённым, если бы существовал в реальном мире. Оставим, наконец, условности. Для Федьки Борис с его веснушками на ушах и ямочкой меж ключиц был самым реальным на свете! Он даже пах померанцем и источал тепло живого человеческого участия. Что-то для участия он слишком горяч. Больше смахивает на гнев. Вон покраснел весь и жилка на виске бьётся.
«За что ты так со мной?!» - вопрошали круглые Борины глаза.
Федька помотала головой и моргнула, ощутив, как предательски выступили слёзы.
- Нет, девочки. Будьте вы хоть трижды геологами…
- ГЕЙОЛОГАМИ! – В унисон выдохнули Дина с Розочкой.
- Гейологами! – Повысив голос, повторила Федька. – Мой Борис…того! Натурал!
Девушка готова была отстаивать честь любимого героя. Он был её детищем и как мать она пойдёт на всё, чтобы защитить совершенное произведение человеческого разума.
Дина поправила очки.
- Знаешь, Федора, ты с горяча не решай. К любому вопросу стоит подходить…э-э…взвешено. Рационально.
- Вот-вот. – Пискнула Розочка.
- Мы, так сказать, гейологи со стажем. Мы просто тебе не всё о себе рассказывали.
- Да-да! – Поддакнула подруга.
- Помолчи, Роза. И…так сказать, данная тема сегодня весьма популярна. – Дина прикрыла глаза и жестом остановила попытку Розочки вставить веское слово. – Я сейчас не хочу говорить о произведениях, коими пестрит интернет. Влажные фантазии, не имеющие ничего общего с реальностью. Мы – гейологи, подходим к вопросу со всей серьёзностью. Изучаем объект. Входим в доверительные отношения. Собираем информацию. Это, так сказать, весьма трудоёмкий процесс! Нужно понять, так сказать, психологию гея. Прочувствовать всю тонкость вопроса. Прожить, если угодно его, так сказать, жизнь!
- Вот-вот! – Покивала Розочка и удостоилась тяжёлого взгляда Дины.
Федька поморщилась и отхлебнула чаю.
- Зачем?! У меня уже есть сюжет. Там такая любовь! А потом такая трагедия!
Дина чмокнула сочными губами, что должно было означать: «Да-да. Всё как всегда».
- Я бы могла предложить тебе, так сказать, простой путь. Заменить «она» на «он». Там, где рыдает она, будет рыдать кудрявый красавец, с тонкими запястьями. Девочкам понравится. Но! Мы же гейологи! Мы, так сказать, не ищем… Точнее ищем, и находим! Так сказать, копаем и отнимаем тайны! Человек сам может даже не догадываться, насколько он интересен и таинственен!
- Вот-вот!!! – Розочка даже встала, разрумянившаяся и такая одухотворённая.
- Сядь, подруга! – Скомандовала Дина. – А ты, Федора, как автор, просто обязана следовать новым веяниям. Берешь нейтральный псевдоним. Унисекс, так сказать. Как мы с Розой. Побольше таинственности. Пусть думают, кто ты. Может мужчина. Парнишке прощается любая глупость.
- Да, вот кстати. Под каким именем и где вы ваяете? Хоть почитать, позорные вы бесстыдницы! Обеим за тридцать, а как дети, честное слово! – Бухтела Федька.
- Полноте. – Хмыкнула Дина.
Розочка лишь головой покачала.
- Но почему именно они? ЭТИ. – Озираясь по сторонам, словно кто-то мог её подслушать, спросила Федька.
- Психологизм.
- Секс!
Одновременно выдали подруги.
- Ты должна найти нам объект!
- Вам?! Объект?! Какой такой объект?! Где я вам найду живого гея в семь часов вечера?!
На девушек уже оборачивались посетители закусочной. Некоторые хихикали. Кто-то многозначительно кашлянул.
Дина поправила очки.
- Не утрируй, Федора. Я же не требую у тебя выйти на улицу с лозунгом: «Гей, хлопцы!». И в сети лучше не пробовать. Либо игнор, либо развод какой-нибудь. Вся суть эксперимента заключается в создании длительных, дружеских отношений с реальным, живым человеком. Оглянись вокруг. Задействуй женскую интуицию. Я на сто процентов уверена, что в твоём ближайшем окружении найдётся…
- Первоклассный, свеженький гейчёнок! – Пискнула Розочка и зарумянилась.
- Девочки, вы больные на голову. – Вынесла заключение Федора и встала. – Я по старинке. Про любовь стандартную героев придуманных.
- Ты подумай, Федя! Это же такой жизненный опыт! – Прокричала в след Дина.
- Вступай в наш гейологический клуб! – Взвизгнула Розочка.
А Федька грустно посмотрела на парившего в сантиметре над землёй Борьку и вздохнула.
- Ты хоть один нормальный в этом безумном мире. Жаль только нереальный.

Все эти игры не для нас

Федора шла по улице и разглядывала парней. Она давно решила для себя, что отныне и на век - асексуальна. Парни интересовали её исключительно с эстетической точки зрения и в качестве подпитки творческого воображения. Вот идёт симпатяга. Куда он идёт? С кем встречается? А может, он уже женат и парочка детишек в придачу…
После памятного разговора с подругами к Федькиным критериям оценки мужчин прибавилась ещё и ориентация. Вон тот, что манерно оттопырил пальчик, держа длинную сигариллу не гей ли часом? А те двое, куда лыжи навострили? Не тRахаться ли? А мама знает?
Мозг закипал. Душа полнилась смятением. Хотелось назад в уютный мирок натуралистического сетевого творчества. Так, размышляя, Федька приплелась на работу. Плюхнулась на место и даже здесь продолжила сканировать коллег мужского пола на предмет принадлежности к узкому кругу «не таких как все».
Что отличает гея? Чистенький. Обходительность в общении. Разбирается в моде. Нужно проследить за взглядами, которыми обмениваются парни с коллегами женского и мужского пола.

Федору заклинило на поиске гея, и она даже не заметила, как к ней подкрался Иван. Местный шут, балагур и дамский угодник. Он достал девчонок своим вниманием и дурацкими розыгрышами. Вот и сейчас он наверняка задумал нечто омерзительно весёлое.
- Что, Федора, закадрила Мойдодыра? – Проорал Иван и захохотал.
Девушка подпрыгнула от неожиданности, а в голове пронеслась мысль: «Этот придурок точно не гей».
Примерно в полдень весь дружный коллектив, точнее его курящая половина, отправлялась на крышу «подышать». Федора первая пронеслась вверх по лестнице, распахнула металлическую дверь и, ступая на плоскую крышу, уже прикуривала сигарету, пряча в кулаке робкий огонек зажигалки.
Следом выползла дородная Тамарка и тут же стрельнула сигарету.
- Бросаю. Не хочу пачку покупать.
Это оправдание Федька слышала не первый месяц, однако по доброте душевной продолжала снабжать коллегу сигаретами. Девушки постояли молча, глубокомысленно глядя куда-то вдаль.
- Как ты думаешь, Том, а в нашем коллективе есть геи? - Сказала Федька и прикусила язык.
Да что же это такое?! Теперь слушая песню, виделся явный подтекст. А парнишка-то поёт про нестандартную любовь! А вот та губастенькая певичка явно лесбиянка!
Тамара равнодушно смерила коллегу взглядом дойной коровы.
- А то!
Сердце Федьки учащённо забилось.
- Кто?!
- Да Толька Лошкарёв.
- Почему?! Не похож!
- Да ладно тебе. – Хмыкнула Тамара. – Это точно.
- ?
- Да его начальница уже с месяц домогается, а он ни гу-гу! Да ты чё, подруга? С Луны упала?! Весь офис об этом гудит. ТОЛЬКА ЛОЖКАРЁВ - ПЕДИК!
- Кто?! Кто тебе это сказал?!
Рык за спинами сплетниц, казалось, потряс крышу. Девушки вздрогнули и медленно обернулись.
- Э-э… Толик. Ты давно тут?
- Достаточно. – Скрипнул зубами Лошкарев и перетёр в труху, зажатую между пальцами сигарету. – Вам Ванька сказал? Этот шут ебUчий? А ты Томка поменьше пиZди. Здоровее будешь. А Ванька…
- Толь, да не я это, ты что?!
На крыше появилось новое действующее лицо. Тамара с Федькой притихли, приготовились наблюдать аргентинские страсти.
- Ванька, ну ты и сволочь! Не ожидал. – Прошипел Лошкарёв.
- Толь, да я тебе клянусь!
- Засунь свои клятвы себе… Да идите вы все!
Толька развернулся, плюнул и исчез за громко хлопнувшей металлической дверью.
- Толь, да я бы никогда… - Жалобно прошептал Иван. – Да чтоб тебя! Мне ли не знать какого это…
Федька не знала, расслышала ли Тома. В душе затаила надежду, что нет.

Дальше жизнь потекла своим чередом. Толька Лошкарёв ответил взаимностью боссу на заднем сиденье её автомобиля и, в тот же вечер, получив предложение о повышении, согласился не задумываясь.
В сети появился новый автор под нейтральным псевдонимом, но писал он или она исключительно детские сказки со счастливым финалом.
Иван каждый вечер возвращался в пустую квартиру. В прихожей снимала куртку, не забывал содрать с лица осточертевшую маску шута и балагура. Он уже сам не помнил, когда начал врать и почему ни как не может остановиться. Его ни кто не встречал в пустом доме. Ведь никакой жены никогда не было.
Одно Иван знал точно. Сегодня он сядет за компьютер и напишет тому пареньку. Ведь сколько можно играть в кошки мышки? Хватит игр…


3 комментария

+4
Тиль Тобольский Офлайн 16 июля 2017 02:09
О! Новое! :) Спасибо! Хорошо читаете, энергично так!
+4
Emma York Офлайн 16 июля 2017 14:47
Рассказ сам по себе хорош, он хорошо написан композиционно, однако название ему явно не подходит. Очень позабавило описание молодой авторши и гейлогов)), здесь первоклассное попадание. Что касается аудиоверсии, тут оценивать сложнее потому что, как я понимаю, первый блин комом. С одной стороны мне понравилась эксцентричная манера исполнения, но с другой стороны, есть ряд ошибок на которые я всё-таки укажу, надеясь, что это не последний вариант. Прежде всего исполнитель очень быстро читала, временами я за ней не поспевала, во-вторых чересчур много женской эмоциональности и в третьих качество записи (приближенность к микрофону из-за чего все свистящие звуки слишком хорошо слышались). Чтение второй части мне показалось на порядок лучше, потому что было меньше "женского сахара". В общем, девушки, хорошо и спасибо, но нет пределу совершенству, не забывайте об этом.))
0
Янка Билес Офлайн 22 июля 2017 16:32
Цитата: Тиль Тобольский
О! Новое! :) Спасибо! Хорошо читаете, энергично так!

Спасибо)

Цитата: Emma York
Рассказ сам по себе хорош, он хорошо написан композиционно, однако название ему явно не подходит. Очень позабавило описание молодой авторши и гейлогов)), здесь первоклассное попадание. Что касается аудиоверсии, тут оценивать сложнее потому что, как я понимаю, первый блин комом. С одной стороны мне понравилась эксцентричная манера исполнения, но с другой стороны, есть ряд ошибок на которые я всё-таки укажу, надеясь, что это не последний вариант. Прежде всего исполнитель очень быстро читала, временами я за ней не поспевала, во-вторых чересчур много женской эмоциональности и в третьих качество записи (приближенность к микрофону из-за чего все свистящие звуки слишком хорошо слышались). Чтение второй части мне показалось на порядок лучше, потому что было меньше "женского сахара". В общем, девушки, хорошо и спасибо, но нет пределу совершенству, не забывайте об этом.))

Попробуем меньше свистеть)))) И приглушить эмоции... Запомню. Читать на трезвую голову))))
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.