Дэвид Висман

Гомофоб Леший

+ -
+25
В магазине завал. Перед Новым годом, все как сдурели. Люди хватали все подряд, как будто больше завоза не будет. Откуда только деньги берут?
Еще Серега уволился не во время. И нас  на складе двое всего осталось. И товар принимай, и выдавай в торговый зал - задрочило все.Степаныч, старший кладовщик, спустился к нам в подвал.
- Я вам, пацаны, сотрудника нового подогнал. Вы его не обижайте только. А то он нежный, обидчивый.
- Бабу, что ли, взял? На хера она нужна, я, что ли, коробки за нее таскать буду? -меня   взяла злость. Он что - издевается?
Какой толк от этих девок? У них - то понос, то месячные. Только бумажки перебирать и могут.
Степаныч ржёт.
- Не, не бабу. Пацана, но голубого. Так что смотрите, чтоб не совратил.
- Бля... !
- И че… это мы чё, с ним бок о бок будем всю смену тусоваться? - Антоха даже заикаться стал от возмущения.
- Все, кончай базар. Вон он идет,  - Степаныч  кивнул за наши спины. Мы, не сговариваясь, повернулись и уставились на пацана, подошедшего к нам.
Пацан, как пацан. Я бы в жизни не подумал, что он гей.
Ну, худой, ну, серьга в ухе, прическа моднячая. Майка и штаны не в обтяг. В общем, ничего особенного. Ни тебе макияжа, ни феничек всяких, пирсингов. И не манерный, нормальный такой перец.
Я с подозрением глянул на Степаныча, наверное, он нас разыграл.
Степаныч с улыбочкой на губах приобнял пацана за плечи и подтолкнул к нам.
- Это - Антон, это -  Андрей. Ты, Славик, их не бойся, это они с виду такие сердитые.
Славик, не вынимая рук из карманов своих широких штанин,  кивнул:
- Славик. Буд знаком.
- Чего? - Антоха с открытым ртом пялился на него.
- Я говорю - приятно познакомиться, - перевел пацан тупому Антохе.
- Ладно, чешите работать. Через пол часа магазин открывать.
Степаныч потопал к себе в каморку.
- Ну, пошли. Ты раньше работал с техникой. Опыт есть? - я в упор уставился на Славика. Интересно же, где у него это самое «голубое»?
- Есть, не ссы! Все будет пучком, - он мне подмигнул.
Мы с Антохой чуть лбами не стукнулись - так с места рванули!
Я вломился к Степанычу, в его нору.
- Степаныч, ты пошутил? С чего ты взял что он - гомик?
- А я его давно знаю. Он сын подруги моей жены. Он свою ориентацию и не скрывает. Погоди еще, освоится. Таких баек тебе про голубую жизнь на уши навешает - замучаешься стряхивать.
- Ну, и где в нём голубая нежность? По моему этого педрилу ничем не прошибешь.
- А вот этого, Андрей не надо. Педрила, не педрила - тебе с ним работать. Так что, постарайся, без оскорблений и намеков. Если не захочешь слушать его болтовню ,заткни ему рот мягко, культурно. Чтоб  без эксцессов.
- Чем, хером, что ли?
Я в сердцах хлопнул дверью и вышел.
Полный бздец! Нам же кофе пить, жрать - вместе придется. Надо ему отдельную посуду выделить.
С такими мыслями я спустился в подвал. Антоха уже разбирал некондицию. А Славик ему её подавал. Процесс вроде шёл. Все молчком.
Где-то, через час, мы с Тохой пошли в курилку покурить. Наплыв народа ещё не начался. Наш охранник, Леший, - здоровый бычара, - тоже был там.
- Вам чё, Степаныч педрилу, что ли, подогнал? На хуя нам в коллективе педик сдался? - у Лешего даже желваки заходили. Он был стопроцентный гомофоб.
- Иди, вот, Степаныча и спроси. Сдался, не сдался, а коробки не тебе таскать. Не шибко-то кто сюда работать рвётся.
 Антоха со злостью пнул  железную урну, стоявшую у двери, после чего посыпались трёхэтажные маты.
Пацан делал всё молча. Кофе пить отказался, а на обеде убежал в кафешку. Во время обеда, все наши девчонки, по очереди, под всякими несуразными предлогами, посетили наш подвал. Их разочарованию не было предела, когда они не нашли в нем «голубой» объект.
Зато вечером, все дружно встали у служебной двери, чтоб не прокараулить такое редкое в наших краях чудо.
Чудо, нисколько не тушуясь, со всеми перездоровалось и попрощалось сразу, за ручку. Девочки млели. Парни шарахались, а гомофоб Леший, чуть руку ему не сломал.
Степаныч грубо прервал сей процесс
- Ну, хватит уже цирк устраивать. Что вы, как дикие, в самом деле! У него что, рога на лбу растут? Чего вы на него вылупились?
Он сцапал Славика за локоть и потянул в сторону остановки. У Лешего от такого действа,рот  открылся.
- Степаааныч!!! - протянул он на манер «Наша Раша».
На что Степаныч конкретно объяснил ему дорогу на +
- Чего это он за него жопу дерет? Он его дрючит, что ли? - Леший уставился на нас с Тохой.
Меня уже злость взяла, откуда я знаю, кто кого дрючит.
- Леший, ты чего доебался? Тебе не до фонаря, кто кого дрючит?
- Ну, не хуя, у нас же банкеты и все такое. А, получается, я за одним столом с педиками сижу. Вы как хотите, а я замостованным ходить не хочу.
Кассирша Ленка повисла на его шее:
- Пупсик, не злись. Ну, правда, тебе то что? Если так рассуждать, то и в кафе и в рестораны ходить нельзя. Мало ли, может из посуды в  которой тебе подали, гомик до этого ел?
- Бля! - Леший сплюнул, отцепил Ленку и пошел к  своей машине. Мы с Тохой рванули за ним. Нам было по пути и он нас подвозил всегда.
Но мы не успели дойти до машины, как она рванула с места. Мы стояли охреневшие. Он что, нас теперь тоже брезгует?
Новогодняя корпоративка у нас была двадцать седьмого.
Ресторан заказывали за месяц вперед. Так что на Славика заказ тоже был, в то время еще Серега не уволился.
Он за эту неделю, стал лучшим другом-подружайкой нашим девицам. Леший был в бешенстве. И если бы можно было испепелить взглядом, Славик давно бы лежал в урне кучкой пепла.
Я если честно, не думал, что он пойдет на корпоратив. Лешего от этой новости аж трясло.
Он плевался слюной и ядом.
Мы с Тохой, малость, попривыкли к новому напарнику, так что особого негатива он у нас не вызывал. А вот пацаны с выдачи товара и из зала, тоже были не в восторге от того, что стол им придется делить с гомиком.
А гомику было на всех глубоко насрать. Он тусовался по полной. Зажигал с девчонками под музыку без остановки. Танцевал он, кстати, здорово.
Раскрасневшийся и мокрый от пота, он нырял к столу только за выпивкой.
На парней не обращал ровно никакого внимания.
- Какой-то он не правильный пидор, - Витек с выдачи товара проводил взглядом приплясывающего Славку.
- Как это – «не правильный», а что есть правильные? И вообще Вить, откуда ты-то знаешь, какие пидоры? - Антоха пихнул Витька в бок и заржал. Тот покраснел до ушей.
- Ну… - неуверенно проговорил он, - они же должны там парней совращать, глазки строить. Или "уйди противный" говорить. А он даже не смотрит в нашу сторону.
Мы чуть под стол все от смеха не попадали. Даже наш гомофоб развеселился.
- Ты чего, Витек, расстроился что ли, что он на тебя не смотрит? Так, может, ты его на танец пригласишь? Или за столом за ним поухаживай, глядишь, в его полку и прибудет. Будет у нас два пидорка в магазине, вместо одного.
- Пошел ты, Леший! Ты думаешь, если ты такой здоровый, то я тебе в морду не дам?
- Все, все! Харе! Угомонитесь. Еще не хватало из-за какого то пидора, морды друг другу бить, - Антон примирительно разлил всем по рюмкам.
- И вообще, пацаны, хватит водку жрать! Пошли танцевать, а то этот гомосятина у нас всех девчонок совратит, в свою голубую веру, - он хлопнул рюмаху, закусил бутербродом с икрой, и двинул в круг танцующих. От туда сразу послышался визг. Антоха был любителем девчонок за попки пощипать.
- Да, надо бы все это дело утрясти, - Леший тоже двинул к танцующим.
И тут же на весь зал прозвучало
- Ты что, охуел? Какого ты меня за задницу мацаешь!
Нас всех аж подорвало. Мы за секунду оказались в гуще танцующих.
Девчонки и Антоха ржали. Леший стоял пунцовый, как рак. Он сжимал и разжимал кулаки, хватая ртом воздух. На его лицо было страшно смотреть.
А маленький гомик Славик, с невинным видом потирал свою задницу.
- Да я… я тебя прямо здесь сейчас урою! Ты, козел, я к тебе даже пальцем не притрагивался! - от возмущения у Лешего даже слов не было.
- Да? Значит, показалось. Ну, извини,  - Славик спокойно отвернулся от Лешего и снова стал танцевать.
Леший еще попыхтел, рыкнул что-то нечленораздельное и выскочил на улицу курить. Мы все за ним следом.
- Леший, это че было? - Тоха заглядывает в злющие Лешенские глаза.
- А я знаю? Я к нему даже не подходил. На хера он мне сдался за жопу его мацать? Может, это ты, Тоха, его вместо девчонок щипанул?
- Я вообще в другой стороне танцевал с Ленкой. Не гони. Может, из девок кто?
- Это он вам вместо "уйди противный" выдал, - захихикал Витек.
Мы еще покурили, поприкалывались над злющим Лешим и пошли дальше пить. Танцевать Леший больше так и не пошел, как девчонки его не тащили. К закрытию ресторана, все уже забыли, что Славка голубой.
Танцы и водка - все что волновало народ. Из ресторана вывалились пьяные но неудовлетворенные. Всем хотелось продолжения банкета.
Кто приходил парами, смылись домой. Остальные, в том числе я, Тоха, Леший и Витек  поехали к Ленке продолжать пир. Народу оставалось много, поэтому вызвали микроавтобус. Мест все равно не хватало.
И тут мы только заметили, что Славик то едет с нами. А Ленка сидит у него на коленях. У Лешего, когда он это увидел, чуть пена со рта не пошла.
- А ты какого хера с нами поперся? Тебя кто звал?
- Леший, заткнись. Достал уже. Мы с девчонками его позвали. Нам с ним весело. Ты бы слышал, как Славик анекдоты травит. А танцует, лучше вас вместе взятых. Так что отвянь. Веселись, и другим не мешай!
Обрубать Ленка умела. И ведь, права, не поспоришь. Так что Леший заткнулся, и только желваками играл, да зубами скрипел.
Квартира у Ленки была небольшая, сидели, кто на ком. Не успели мы приехать, как пришел Ленкин жених. Славик остался без подруги, так же как и Леший. У нас у всех девчонки на коленки уже давили. Славян лишился не только подруги, но и стула. И кто то из парней пошутил:
- Да ты не стесняйся, вон, к Лешему, на колени прыгай!
И не успел Леший возмутиться, как Славик оседлал его коленки. Надо было видеть Лешенские глаза. Есть сказка про огниво, где у собак глаза как блюдца. Вот у Лешего были такие же.
Но, толи он растерялся, толи был уже пьяный, и на все было насрать, Славика он с коленок не скинул, а даже наоборот, посадил его поудобней и прижал к себе. Мы все от этого офигели.
- Не ерзай, встанет, отъебу, -эти слова Лешего всех добили. На всех напал ржач. А Славик обнял Лешего за шею, заглянул ему в глаза и томно так прошептал (чтоб все слышали):
- Володечка, да я же на седьмом небе буду.
Мы даже сначала не поняли, кому он это говорит. У Лешего глаза стали еще больше.
- Как ты меня назвал? Ты откуда, засранец, мое имя знаешь?
- Если любишь, все про любимого узнаешь.
Вот приколист! Над рожей Лешего, просто нельзя было не ржать.
Дальше пьянка шла своим чередом. Анекдоты, хохмы, приколы и разговоры про голубых. Славик, действительно, мог бы быть душой компании, если бы не был гомиком.
Леший спокойно держал его на коленях все застолье. И все начали потихоньку расслабляться и принимать Славика за своего.
Девчонкам захотелось потанцевать. Сдвинули столы, врубили музыку. Благо дом старого образца, стены толстые. Ленка  убрала все со стола. И они со Славяном стали танцевать на нем. Как они танцевали!!
Это было что-то! Если бы Павел, Ленкин жених, не знал, что Славка гомик, он бы его, наверное, убил. Эротичней танца, я не видел. Это было, как в стриптиз-баре, только без раздевания. Правда рубашку со Славяна, Ленка сняла. Снимала красиво, эротично, словно они, действительно, были любовной парой. Они танцевали еще несколько раз на бис, пока Павел не стянул Ленку со стола и не утянул в спальню. Гости резко засобирались домой. Чтобы не толпиться в коридоре, одевались по очереди и выходили ждать остальных. Мы с Тохой не торопясь одевались последними.
И тут Тоха вспомнил, что Лешего не видать.
- Слушай, а Леший где? Он вроде не выходил.
Я решил посмотреть на кухне, у Лешего есть такой недостаток - трезвый, трезвый, а потом резко вырубится мордой в салат.
Дверь на кухню была закрыта, я, не стучась, ее толкнул, и впал в нирвану.
Славик сидел у Лешего на коленях, и они сосались. Руки Лешего, оглаживали голую Славкину спину. Славкины ноги, были у Володьки за спиной. Слава богу, хоть не голые. Из ступора меня вывел Антохин голос:
- Еб твою....
Леший со Славкой оторвались друг от друга, и мутными  глазами посмотрели на нас. Леший, кое-как сфокусировал взгляд и довольно трезвым голосом спросил:
- А вы чего одетые? Уходите, что ли?
- Леший, ты ебанулся? Это же Славян, гомик. Ты его, случаем, с телкой не путаешь?
- Расслабься, Андрюха. Сам же говорил, тебе пофиг, кто кого дрючит. А я еще даже дрючить Славяна не начинал.
- Славочка, котик, ты классно целуешься, - это он уже к Славику повернулся.
Котик замурлыкал и потерся щекой об щетину Лешего. Меня аж передернуло от этой картины.
Антоха схватил меня за шкирку и утащил на улицу. На улице никого уже не было. Мы еще, не отойдя от увиденного, не сговариваясь, пошли к киоску за пивом.
- Слушай, а, может, оно и правильно, - Антоха тычет меня в бочину. - Может в жизни все попробовать надо?
- В смысле, отъебать голубого?
- Ну, почему обязательно голубого, можно и не голубого. Вот возьму и отъебу тебя.
- Блядь, я тебе так отъебу, что забудешь, как на жопу садиться.
- Тебе что, меня совсем не жалко будет?
Мы ржали всю дорогу до дома.
Леший больше не строил из себя гомофоба. Не знаю, что там у них со Славкой, срослось или нет, но Славик больше на работу не вышел. А вскоре и Леший уволился.
А мы с Тохой до сих пор лучшие друзья, но какая-то голубая искорка нет-нет, да вспыхнет. И хочется и колется. Ох, напьюсь как-нибудь, напою Тоху....
А еще говорят, что это не заразно.

© Copyright: Дэвид Висман, 2010
Свидетельство о публикации №21001180229

Рекомендуем

Витя Бревис
Сегодня утром
Денс Данко
Первый поцелуй
Антон Ромин
Про пацана
Александр Солин
Мой папа - гей

1 комментарий

+3
Jamescef Офлайн 3 сентября 2017 18:58
Вот жеж персонажи, один другого лучше. Классно, заставило улыбнуться.
Спасибо!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.