firelight

Семь жизней Брайана К

+ -
+16


             "Я - Джастин..."

Брайан все время ждал. Звонка, электронной почты или хотя бы коротенькой смски – каждый день со дня их последнего разговора. Джастин молчал.
      Какая-то часть Кинни была даже рада этому: все логично, ожидаемо и более чем нормально для «лучшего гомосексуала на свете». Ломка началась чуть позже, когда умственные выводы были осознаны и прочувствованы. Осознание потери навалилось массивным, отвратительным чудовищем, давящим виски, режущим глаза, тянущей, непрерывной тоской, словно зубной болью – не освободиться от нее, ни забыть ни на минуту.
      Время тянулось медленно. День, когда оборвалась связь с Нью-Йорком, оказался зоной влияния Черной дыры, засасывающей в себя прошлую жизнь, и самого Брайана, а он, словно не понимая мощь противодействующей стихии, еще пытался сопротивляться.
      Совместные клубные загулы с Майклом на глазах снисходительно улыбающегося Бена не приносили облегчения, да он и не искал его, поскольку оно было чужеродным для его упрямого существа, не вписывающимся ни в привычное миропонимание, ни в личную, вросшую в кровь "философию вызова", ни во что иное, что казалось Брайану постоянным и незыблемым.

      Время от времени его охватывал страх.
      Он был настолько же сильным, насколько силен был его обладатель. Причину страхов Брайан не понимал, и не пытался понять: они приходили приступообразно, словно жалящие змеи – обжигали ядом именно тогда, когда, наконец, удавалось отвлечь себя делами, или сном. Он никогда не был готов к ним.
      Каждый раз, когда мучительное чувство пересиливало жажду сопротивления, и Брайана буквально воротило от самой идеи «снять» кого-нибудь, ночами ему снился один и тот же сон: он выскакивает из такси и бежит в разрушенный, задымленный "Вавилон". Кричат люди, он ищет в угарной тьме Джастина и не может найти: его нет ни в одной из машин неотложной помощи, и никто из знакомых его не видел. Мертвое лицо Майкла, и что-то адски давит грудь, бетонные балки над головой, - все кружится в бешеном вихре. Он пытается кричать, но губы не в состоянии произнести ни слова, словно онемели.

      Ужас, охватывающий его даже во сне, заставлял проснуться с бешено колотящимся сердцем. Брайан вставал, жадно пил воду из-под крана, засовывая голову под холодную струю, ругался вслух, смотрел на себя в зеркало с ненавистью, стискивал плечи руками и снова нырял в постель, надеясь забыться до утра.
      Он никому не рассказывал об этих снах, надеясь, что они прекратятся сами, когда пройдет чуть больше времени. Так бы, наверное, и произошло, если бы это был кто-то другой, - не Брайан Кинни.

      Привычка бросать вызов всему, что так или иначе посягало на личное кредо «мистера Совершенство» в этот раз играла против него, и тем не менее, упрямая натура требовала «драки».
      Довольно долго Б.К. выигрывал у Б.К. раунд за раундом: во время воскресной приборки, когда под кроватью случайно «нашлась» старенькая домашняя футболка Джастина, или, когда в одну из одиноких ночей подвел "спасительный" алкоголь, и навалившиеся воспоминания заставили Брайана танцевать с полупустой бутылкой в руках. Или когда тоска вынудила собрать в мусорный пакет все мелочи, которые хоть чем-то напоминали Солнышко.
      Даже тогда, когда он не смог все это выбросить, и просто задвинул в дальний угол лофта, загородив креслом, он пытался остаться Брайаном Кинни! Прежним. Это было важнее всего.
      Но вечно так продолжаться не могло.
      Была, наверное, одна из самых «спокойных» клубных ночей за многие дни и недели. Он флиртовал, ловил плечами и бедрами ритмы, и стрелял глазами вокруг. Майкл был рядом. Все было как раньше: он «поймал» прежнего себя, и это стабилизировало существование. На время.
      В центре танцпола оказался парнишка лет 18-19, худощавый блондин. Они с Майклом его не заметили сначала, но он все же заставил обратить на себя внимание, протиснувшись между разгоряченными телами. Обхватив Майкла со спины, парень улыбнулся, глядя Брайану прямо в глаза:
- Ты и правда sexy, мне не соврали.
      Заметив заинтересованность друга, Майкл внутренне выдохнул с облегчением: Брайан не уйдет домой в подавленном настроении, и с удовольствием сбежал к Бену.
      Брайан действительно был заинтересован - милый, гладкий, теплый, глаза серые, губы чуть полноватые, но в самый раз. Дерзкий взгляд, очаровательная задница. Почему нет?
      Он улыбнулся, притянул парнишку за воротник и поцеловал так, как он умеет это делать, смакуя каждое касание, пробуя и дразня одновременно. При этом, собственный поцелуй обрадовал Кинни едва ли не сильнее, чем того, кому он был адресован. Брайан вдруг ощутил, что тяжесть, с которой он уже сроднился, готова смилостивиться и отпустить на некоторое время.
      - Мы знакомы? – выдохнул он в губы парнишке, не отпуская темнеющими глазами его восхищенный взгляд.
      - Тебя все знают, - парень закинул ему на шею руки, и смело ответил на поцелуй.
      - Делаю все возможное для этого – парировал Брайан, и провел ладонью по обнаженной груди незнакомца.
      - Познакомимся поближе? - спросил паренек и улыбнулся во все тридцать два белоснежных зуба.
      Серые глаза смотрели с вызовом, им явно хотелось сию минуту заполучить "мистера Совершенство", и Брайан преобразился: парнишка привлек его внимание гораздо сильнее, чем было нужно, в ответ на вызов юнца, ему захотелось «распустить павлиньи перья". Он обхватил паренька за задницу и небрежно бросил:
      - Не думаю, что мне интересно, как тебя зовут, но ты мне нравишься.
      Поняв слова Брайана, как приглашение, паренек, потянул его за собой через танцпол, и Кинни пошел с ним, предвкушая наслаждение. Это был, пожалуй, первый случай, когда Брайан действительно кем-то заинтересовался после отъезда Тейлора. Не успели они пересечь танцпол до конца, как блондин обернулся, и, как бы между прочим, сказал:
      - Кстати, я - Джастин…
      - ?!!!
      Брайан не понял, что случилось. Губы перестали слушаться, пол ушел из-под ног. Блондин словно растворился в ритмично двигающейся массе полуобнаженных тел, и стало почему-то трудно понять, что кричит ему перепуганный Майкл. Он стремительно шел к выходу, расталкивая танцующих, не замечая недовольные возгласы за спиной, и беспокойные окрики друзей.
      Брайан вышел из клуба и остановился. Холодный декабрьский воздух обжег кожу. Толпящиеся у входа люди казались вырезанными из картона: он видел их, но словно очень из далека. Его мутило, глухие удары раздавались в ушах, груди, и в голове. Очень хотелось кричать, но Кинни проще было умереть, чем позволить себе это. Он успел сделать лишь несколько шагов к мусорным бакам, и его вывернуло на ледяную землю. Раз, потом еще и еще…
      Пульсирующий стук в затылке сменялся короткими видениями: удивленные глаза блондина, полноватые губы… «Я - Джастин…». Дрожали руки, коленки, его сгибало пополам.
      Брайан пытался подняться, зацепившись за край мусорного бака, но пальцы не слушались, а кружащаяся Либерти-авеню не пыталась даже на мгновение принять привычные очертания. В кармане бессмысленно надрывался телефон: черные пятна перед глазами и острая боль во всем теле не давала возможности ни слышать, ни думать.
      По-видимому, на какое–то время он все же выпал из сознания, поскольку совершенно не помнил, как оказался на переднем сиденье собственной машины. Кто-то все время звал его по имени, и тормошил одной рукой.
      Когда чернота в глазах рассеялась, Брайан разглядел лицо человека, которого совершенно не ожидал сейчас увидеть.
      Машину вел профессор Брукнер.
Одного взгляда было достаточно Брайану, чтобы понять, что Бен обо всем догадывается.
      - Ни одна сука не должна об этом знать, – прохрипел Брайан, и отвернулся.

      Бен был и шокирован и одновременно ожидал чего-то подобного. Едва увидев Брайана, прорывающегося к выходу из клуба, он понял, - что-то не так. И это "что-то" резануло по нутру, словно Бен знал обо всем заранее. Осадив Майкла, рванувшегося было вслед, он пообещал, что найдет Кинни сам, и они вернутся вместе. Видимо Майкл до конца так и не поверил ему, потому что замер с растерянным видом. Растеряны были все, - и Эм, и Тед, потому что такого лица не бывает и быть не может у Брайана Кинни. В принципе. Никогда.
       То, что происходило сейчас перед глазами Бена не было ни беспомощностью, ни слабостью. Болезненная обнаженность Кинни била наотмашь, и профессору было почти физически больно от этого. Он впился пальцами в руль.
      Мелькающая огнями улица, улыбающиеся парочки и одиночки слегка навеселе, музыка, паркующиеся у клубов и кафе машины, темное небо, фонари вдоль дороги, порхающие на ветру снежинки… Все это летело в лицо Бену и разбивалось о лобовое стекло, стекая печалью и слезами. Он гнал машину и молчал, отчетливо осознавая, что домой Брайану сейчас нельзя. К ним с Майклом - тоже, к Дебби - тем более...       Покружив немного по улицам, он свернул наугад и оказался на заброшенной парковке: полупустая площадка и натюрморт полусгнивших старых авто.
      «Натюрморт» - так бы сказал Джастин, - подумалось ему.

      Бен был одним из тех, кто глубоко в душе был уверен, что ничем хорошим отъезд Джастина не закончится. Для Джастина. Но все оказалось до абсурдности иначе. Радуга в небесах совершила чудеса преображения, и, упав с облаков, коромыслом прокатилась по душе Бена, разрывая в клочья тщательно скрываемую ревность и осуждение – единственные чувства, которые он всегда испытывал к Брайану.
      Сейчас все было совсем иначе.
      Профессор заглушил двигатель. Тишина на площадке оглушала – шум города сюда не проникал, и разгулявшийся за наглухо закрытыми окнами ветер только усиливал ощущение пустоты вокруг. Слезы Брайана были тихими. Лишь изредка можно было услышать его прерывистое дыхание. Бен внезапно осознал, что невольно прислушивается к нему также, как к дыханию Майкла, когда тот спит.

      Когда показалось, что эмоциональная буря немного утихла, он протянул Брайану пачку влажных салфеток, которые всегда носил с собой, и смотрел, как его подрагивающие пальцы с трудом справляются с упаковкой, не решаясь предложить свою помощь.
      Брайан вытер руки. Бросил салфетку на приборную панель, достал сигарету и зажигалку, но закурить не смог, и со вздохом откинулся на спинку кресла. В душе он благодарил Бена, хорошо понимая, что сейчас не справится один, как ни трудно было это признать, и что ему повезло, что рядом оказался именно Бен. Он один из всей компании мог не трястись как нервная наседка, не задавать вопросов, не делать выводов, - ничего, из того, что Брайан сейчас бы просто не перенес.

      Они сидели молча еще какое-то время, прежде чем Бен осмелился спросить:
      - Легче?
      Брайан кивнул.
      - Я, честно говоря, хотел в госпиталь сначала, да решил, что ты не поймешь… - ответил Бен.
      - Спасибо. Ненавижу докторов. Черт знает, что на меня нашло, - голос Брайана звучал глухо, но твердо. Бен молчал, и радовался в душе, что все обошлось, Слава Богу, действительно, - без докторов.
      - Ничего не болит? – спросил он, стараясь не показать своего волнения. Рвота, краткие отключки Брайана, и это хриплое бессилие сейчас, не давали ему покоя. Когда Брайан ответил, интонации его голоса были настолько обыденными, словно он делал заказ на завтрак в кафе у Деб:
      - Болит. Постоянно. Он снится все время. А если я не вижу его во сне, то вечно кажется, что он вот-вот откроет дверь лофта, улыбнется и скажет что-нибудь... в своем репертуаре.
      Ночами - самое мучение. Каждую, бл*, родинку помню, голос, губы, запах, глаза. Тело помнит, по сумасшедшему... Я вешаюсь просто.
      - Не пишет?
      - 37 дней. Ни звонка, ни смски.
      - А сам?
      - Конечно. Не отвечает. Мы не часто общались после его отъезда, а последнее время - и того реже. Но, бл*, все равно я ждал, что позвонит или напишет. Привык к этому... - Брайан горько усмехнулся.
      - Не дает покоя, что я сам отпустил его в гребаный Нью-Йорк. Сам! Мне казалось тогда, что так правильно. Думал, что это не будет иметь очень большого значения. Для него, для меня. Предположить не мог, что настолько сильно привязался. Как, бл*, с этим живут вообще, Бен?

      Профессор не знал, что ответить, лишь вздохнул и покачал головой.
      А Брайан продолжал:
      - И быстро все: взрыв, Майкл, свадьба, его отъезд. Я счастлив был все то время, пока мы были вместе, сейчас это ясно вижу. Дороже этих воспоминаний ничего, наверное, нет в моей жизни. Сказать по правде, так я не помню ни одного момента, когда мне было бы все равно, если дело касалось Джаса. Даже когда хотел, чтобы это было так.
      Тогда, перед свадьбой я был на многое готов, лишь бы ему было хорошо так, как этого хотел он. Это давало много сил. Но все закончилось.
      Сейчас, вроде живу, - вроде нет. Застрял на перепутье: и прежним не могу быть, и заново жить не научился. Секс - словно по инерции. Как привычка, необходимость ощущать себя живым. И пустота в лофте невыносимая - не заполняется никем и ничем. Забиваю дни делами до отказа, чтоб ни минуты свободной не оставалось. Вечером – клуб, и только после изрядной доли алкоголя могу идти к себе, почти не ощущая последствий.
      Забавно все-таки... Меня вскрыли одним его именем. Джастин, он…! Какой ты, бл*, Джастин, мальчик?!

      - Ну-ну, тише, тише – Бен потрепал Брайана по плечу.
      Оцепенение отпустило его также внезапно, как пришло, когда Брайан только начал свой горький монолог. Профессор вышел из машины. Это был порыв – мучительно захотелось хоть чем-то помочь. Открывая дверь с пассажирской стороны, он радовался, что Майкл не видит его сейчас. Он не представлял, что сможет сделать, но чувствовал, что что-то сделать необходимо. Бен все яснее и яснее сейчас видел Брайана другим, но все равно это был он – Брайан Кинни, ближайший друг и самая большая проблема Майкла.

      Разглядывая фигуру Брайана в пассажирском кресле его же собственного автомобиля, профессор понимал сейчас и Майкла и Джастина и себя, случайно захваченного магнетизмом Кинни, на одной из клубных вечеринок Майами, и вообще – всех, кто считал за счастье быть «случайным трахом мистера Совершенство».
      Несмотря на дьявольскую усталость, просвечивающую в жестах Брайана при разговоре, или в позе, в которой он сидел, все равно ощущалась внутренняя сила, страсть, заставляющая вертеться вокруг него всех и вся, до чего он касался лично. Сейчас Брайан был похож на раненого волка, не собирающегося зализывать собственные раны...
      Его красота именно в этот момент казалась особенно притягательной: чуть бледные губы, глубокий взгляд, слегка опавшие плечи, жилистые руки, резкость, злость в жестах, напряженная шея, жесткая линия подбородка, длинные ноги, не лишенные аристократического изящества, и неизменный пульсирующий фон сумасшедшей сексуальности.
      Профессор притиснул его к своей груди, стаскивая с сиденья, обнимая за плечи. Он не протестовал, и обнял в ответ.

      Порыва ветра оказалось достаточно, чтобы оба потеряли равновесие, тем более, что Кинни на ногах держался с трудом: Брайан навалился спиной на джип, а Бен лишь успел выставить перед собой руки. Они оказались лицом к лицу настолько близко, насколько это возможно, но, тем не менее, ощущения близости не возникло, лишь горечь и тепло наполнили узкое пространство.
      Они смотрели друг другу в глаза и каждый чувствовал равного себе. В этом не было ни соперничества, ни страсти: осознание происшедшего и искренность сказанного Брайаном создали нечто большее. Бен внутренне радовался этому, а Брайану очень важно было сейчас услышать что-нибудь такое, в профессорском стиле, чтобы можно было с чистой совестью послать его куда подальше, и снова стать Брайаном Кинни. Хотя бы годичной давности. Но Бен заговорил совсем не по-профессорски.

      - А знаешь, довольно долго я мысли не допускал, что ты можешь настолько чувствовать. Что ты вообще можешь что-то чувствовать, Брай. Ты мне не очень-то нравился, скажу честно.
      - Это было более чем взаимно, - усмехнулся Брайан.
Они продолжали долго молча вглядываться друг в друга, прежде, чем тишина была нарушена снова. В этот раз - Брайаном:
      - Только один вопрос, профессор.
      - Давай, - отозвался Бен.
      - Вот ЭТО вы все и называете любовью? – в голосе Кинни послышались нотки сарказма.
      Только Бен задумался, что ответить, как Брайан продолжил:
      - Если ты думаешь, что понимаешь в этом, может объяснишь тогда, как можно было, зная все заранее, вот так вляпаться?! – в глазах Брайана снова заблестели слезы. Он не смог их сдержать, и ужасно смешался от этого.
      - Ты не мог знать. Никто никогда этого не знает, – ответил Бен.
      - Чувствую себя... бл*, непередаваемо!
      Бен хотел сказать что-то утешающее, но получилось иначе:
      - Нет настолько сильного человека, Брайан, который бы мог сломать собственную сущность. Нельзя вечно отрицать в себе то, что всегда было для тебя необходимым. Разрушаешь себя сам...

      Сказанное профессором было одновременно и умно, и чересчур наставительно для Кинни, в его состоянии. Но это, наконец, были те слова, которые давно ждал от него Брайан, от чего ему сильно полегчало. Он отстранился, и сказал устало:
      – Отъ*бись и отвези меня домой.
      - Ну, Слава Богу! – улыбнулся Бен, и позволил себе расслабиться - беспокойство за Кинни, наконец, отступило. В этот момент Брайан внезапно притянул его к себе.

      То что произошло дальше, было похоже на сюрреалистический сон: Брайан коснулся его затылка, шеи, груди, и, оставив ладонь в районе пряжки ремня, вдруг приник к губам, проникая языком, не отпуская, не давая опомниться. Слишком быстро. Остро. Как нападение. Как отчаянная попытка напомнить этому миру, кто он есть на самом деле...
      Бен невольно подался вперед и чуть не потерял равновесие. От сильных ощущений, закружилась голова. Когда Брайан отпустил его, он едва не застонал, что стоило немалых усилий.
      Оба замерли, в некотором шоке от происшедшего.

      - Тысячу раз хотел это сделать, - признался Брайан, переводя дыхание.
      - И… каковы мои баллы? – пытался отшутиться Бен, хотя ему было не до шуток.
      - Высокие, профессор, высокие, – Кинни рассмеялся.
      В его смехе всеми цветами радуги переливалась боль, и тем не менее, Бен видел, что ему легче. На фоне событий этой ночи, смех Брайана был самым лучшим, что могло бы произойти, и Бен легко простил ему этот поцелуй, как подсознательную месть за собственное одиночество.

      В дороге они молчали. Брайан, почти сразу уснул, а Бен постепенно приходил в себя, понимая, что никогда больше не будет чуждаться Брайана, что этот взрывной парень, не смотря на все противоречия своей натуры, стал ему дорог.
      Но больше всего его удивляло другое: через новое понимание Брайана еще ближе, еще дороже стал Майкл. «Майкл!»: Бена словно током ударило, - он наконец вспомнил про телефон.

      На экране смартфона высветилось 11 не отвеченных звонков!
Профессор одной рукой набирал номер Майкла и думал о том, что рассказать ему всю правду о сегодняшнем происшествии не сможет, но все же дал себе слово, что обязательно расскажет, когда все немного уляжется.
      - Майкл! Тысячу раз прости, я не мог ответить. Буду минут через 20. Нет, все в порядке уже… Сейчас нормально, он спит кажется. Не знаю, может выпил лишнего. Везу его домой.

      Слушая взволнованный голос Майкла, Бен улыбался его упрекам и бесконечным вопросам, и дождавшись, когда тот, наконец, выговорится, сказал ему, не знающему что думать, сходящему с ума на другой стороне реальности:
      - Я тебя люблю… Жди. Я скоро, - и нажал «отбой».

      Потом они поднимались на лифте, и Брайан, совершенно обессилев, то засыпал, то просыпался снова, наваливаясь на плечо Бена. Он не сказал ни слова даже тогда, когда профессор помогал ему снять куртку, обувь, рубашку, носки, лишь слабо запротестовал, как только Бен взялся за пряжку ремня.
      Босиком он молча добрел до постели и свернулся в ней прямо так, подтянув колени к груди.

      Пока Бен раздумывал, все ли сделал, что мог, Брайан уснул.
Бен накрыл его покрывалом и вышел из лофта, осторожно задвинув входную дверь. Когда лифт неторопливо пополз вниз, профессор, наконец, ощутил насколько устал сам, и ему подумалось, что во всем окружении нет человека, кого можно было хотя бы отдаленно поставить рядом с Брайаном. Действительно, только Джастин и мог выносить его внутренние бури, понимать противоречивые поступки, смягчать, терпеть и любить таким, какой есть.
      Мог. Раньше. Сможет ли теперь?.. Или когда-нибудь?

      Шаги Бена стихли внизу. Грохнула входная дверь подъезда.
Остаток ночи один в своей постели Брайан впервые за долгое время крепко спал без снов.
Страницы:
1 2 3 4 5 6 7 8

Рекомендуем

15 комментариев

+3
Аделоида Кондратьевна Офлайн 3 сентября 2017 00:12
Автор, Вы превосходно владеете словом, а еще умеете вовлекать в повествование. Ваш сборник безусловно и окончательно занесен в список самых любимых.
Не могу не отметить обложку, на которой разглядела душку Дэвида Бэкхема)
В общем, спасибо Вам большое!
+5
firelight Офлайн 3 сентября 2017 01:23
Цитата: Аделоида Кондратьевна
Автор, Вы превосходно владеете словом, а еще умеете вовлекать в повествование. Ваш сборник безусловно и окончательно занесен в список самых любимых.
Не могу не отметить обложку, на которой разглядела душку Дэвида Бэкхема)
В общем, спасибо Вам большое!

Спасибо Вам за внимание к моей работе и высокую оценку текста. Это - первый опус после долгого перерыва, и мне было очень волнительно выкладывать его. Ну, а Бекхэм внешне очень похож на одного из героев моей истории. В следующей серии рассказов, правда, на обложке будет уже другой человек, но тоже не менее (а может и более) популярный)
+4
Jamescef Офлайн 3 сентября 2017 18:32
Являюсь поклонником этого сериала, поэтому появление прои по мотивам приятно удивило, а содержание порадовало.
Спасибо!
+3
Ольга Морозова Онлайн 4 сентября 2017 02:11
Я очень рада видеть произведения этого автора у нас в библиотеке, тем более после столь длительного перерыва.
Здорово, что ты вновь пишешь, Ира! Спасибо тебе огромное за твоё удивительное творчество, к которому, как ты знаешь, я весьма неравнодушна!)
+4
Norfolk Офлайн 4 сентября 2017 14:21
Интересный взгляд на сериал, хотя с выхода последнего сезона прошло, если не ошибаюсь, уже больше 10 лет. И как ни странно до сих пор появляются фанфики. Казалось бы всё уже давно отзвучало, ан нет, вновь он будорожит зрителей.
Почему же так поздно?
--------------------
хороший рассказ должен заканчиваться раньше чем интерес к нему...
+3
firelight Офлайн 5 сентября 2017 12:57
Цитата: Jamescef
Являюсь поклонником этого сериала, поэтому появление прои по мотивам приятно удивило, а содержание порадовало.
Спасибо!

Спасибо за положительный отзыв! Позже выложу еще одну серию рассказов, и пару зарисовок на ту же тему. И это будет - все.)

Цитата: Ольга Морозова
Я очень рада видеть произведения этого автора у нас в библиотеке, тем более после столь длительного перерыва.
Здорово, что ты вновь пишешь, Ира! Спасибо тебе огромное за твоё удивительное творчество, к которому, как ты знаешь, я весьма неравнодушна!)

Спасибо, дорогая!) Вот, взялась заново, хотя, как говорится - ничто не предвещало. Будет ли развитие, или это лишь единичный "выстрел" - не знаю. Ну, время покажет)) Рада, что тебе понравилось.

Цитата: Norfolk
Интересный взгляд на сериал, хотя с выхода последнего сезона прошло, если не ошибаюсь, уже больше 10 лет. И как ни странно до сих пор появляются фанфики. Казалось бы всё уже давно отзвучало, ан нет, вновь он будорожит зрителей.
Почему же так поздно?

Сериал вечный, сыгран блестяще, так что смотреть его будут еще очень долго. Ну, и лучше поздно, чем никогда.
+8
Маша Маркова Офлайн 5 сентября 2017 21:50
Несколько лет назад смотрела этот сериал, правда, только первый сезон, но произведение по мотивам прочитала с удовольствием, даже какой-то новый взгляд на героев появился. Спасибо Ирине, всегда с удовольствием читаю её работы!
+4
Феликс Офлайн 6 сентября 2017 22:40
Цитата: Norfolk
Интересный взгляд на сериал, хотя с выхода последнего сезона прошло, если не ошибаюсь, уже больше 10 лет. И как ни странно до сих пор появляются фанфики. Казалось бы всё уже давно отзвучало, ан нет, вновь он будорожит зрителей.
Почему же так поздно?

Сериал действительно вечный, автор это точно подметила, поэтому совсем не поздно.
Уважаемая Ирина, спасибо Вам большое за возможность вновь встретиться с любимыми героями.
+2
firelight Офлайн 7 сентября 2017 20:19
Цитата: Маша Маркова
Несколько лет назад смотрела этот сериал, правда, только первый сезон, но произведение по мотивам прочитала с удовольствием, даже какой-то новый взгляд на героев появился. Спасибо Ирине, всегда с удовольствием читаю её работы!

Спасибо Маша) Сегодня дописала, наконец, завершающую часть второй серии рассказов на ту же тему, и поняла, что это финальный "выстрел".

Цитата: Феликс

Сериал действительно вечный, автор это точно подметила, поэтому совсем не поздно.
Уважаемая Ирина, спасибо Вам большое за возможность вновь встретиться с любимыми героями.

Всегда пожалуйста) Спасибо за отзыв, уважаемый Феликс)
+3
Сокол Офлайн 9 сентября 2017 10:43
Грустная сказка, слишком жизненная, увы такой финал куда достоверней оригинала.
Спасибо что выложили.
+3
Марта Офлайн 9 сентября 2017 10:46
Спасибо за шикарную проду)
+2
firelight Офлайн 11 сентября 2017 11:27
Цитата: Сокол
Грустная сказка, слишком жизненная, увы такой финал куда достоверней оригинала.
Спасибо что выложили.

Спасибо, но вроде не такая и грустная сказка-то...) Вы, наверное, до конца не добрались. (?)

Цитата: Марта
Спасибо за шикарную проду)

Спасибо Вам на добром слове)
+4
Аркадий Офлайн 15 сентября 2017 15:38
Интересно было читать развитие сюжета любимого сериала. Получилось вполне киношно с драматизмом. Наверное, нужно продолжение?
+3
firelight Офлайн 15 сентября 2017 20:51
Цитата: Аркадий
Интересно было читать развитие сюжета любимого сериала. Получилось вполне киношно с драматизмом. Наверное, нужно продолжение?

Спасибо) Идея как раз и заключалась в том, чтобы получился киношный формат. Продолжение выложу в самое ближайшее время.
+4
firelight Офлайн 17 сентября 2017 00:03
Обещанное продолжение:
https://urningi.com/3162-ulybka-dzhokondy.html
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.