honey_perfect

Ноябрь. Уссурийск. Чичерина

+ -
+15
1.

Уссурийск, июнь 2005 года.


— Сынок, ну что такое? Расскажи, что случилось? А, Ромашка? — Миловидная женщина в цветастом халате осторожно присела на край кровати, беспокойно взирая на сына. Тот слегка вздрогнул и пошевелился.


— Мам, говорю тебе сто первый раз: всё прекрасно. — Парнишка лет семнадцати, бледный и худой, повернулся к матери и сделал робкую попытку улыбнуться, как бы давая понять, что никаких причин для тревоги нет. Вышло не очень убедительно.


— Я ведь за тебя волнуюсь, переживаю. Папа тоже заметил, что ты какой-то не такой стал.
— Женщина ближе придвинулась к мальчику, ласково, как когда-то в детстве, провела рукой по его темно-русым волосам, коснулась щеки. У Ромы слегка задрожали ресницы.


«Какой-то не такой стал»…

— Знаешь, я что-то так вымотался за этот год, у меня сил ни грамма не осталось, вот что я тебе скажу, — заявил он с нарочито серьёзной миной. — Вот, к примеру, мы в мае столько контрольных и самостоятельных написали, что на мне и пальцев не хватит, чтобы их все пересчитать. Конечно, замечательно, что всё это позади, и ты совсем скоро дождешься заслуженного отпуска, и мы с тобой покатим в деревню к бабушке, а там папа к нам подъедет, и будем жить мы долго и счастливо! — На последних словах этой тирады мальчик, усевшись в постели на коленях, хихикнул, чем заставил маму улыбнуться.


— Да, на следующей неделе уже поедем, я на работе всё уладила.


— Вот и хорошо. В деревне я отдохну, наберусь сил и к сентябрю буду как огурчик. — Мальчик лукаво прищурился. — Ты меня огурчиком можешь представить?

Женщина засмеялась.

— Так сразу и не представишь, надеюсь, к сентябрю увижу.

— Обязательно увидишь, мам.

— Ну хорошо. Буду ждать.


Снова раздался тихий смех. Перед ней сидел её прежний Ромка, улыбался, смеялся, шутил — всё как обычно. Почувствовала, как отлегло на душе. Даже казалось, что настенные часы своим стуком как бы поддакивают — мол, зря переживала, всё же нормально. Мать и сын перекинулись ещё парой слов о планируемой поездке, затем она чмокнула его в макушку и ушла на кухню заниматься своими делами, где мысленно ещё долго ругала школьные распорядки. Мальчик остался в комнате один. Весёлая маска быстро исчезла, и на юном лице вновь поселилось выражение полнейшей апатии.


Контрольные были ни при чём.


______________________


•12 ноября•

/17:50/

Ночью плакал. Лёшка вчера в школе подошёл тихонько со спины и со всей силы по заду дал. Ему пошутить надо мной — это как воды попить. Хорошо, рядом никого не было, а то я как заору! Поворачиваюсь, ну он, конечно. Стоит себе довольный, улыбается. Сказал, что я хорошие булки отрастил. Животики надорвешь со смеху. А я опять, как дурак, замер на месте, смотрю в эти синие глазёнки, а у самого внутри всё утонуло. Стоял молча и думал, почему я на него повёлся. Почти как в песне, в общем. Он постоял, глазами на меня похлопал и свалил куда-то. Знает, что я ему не сделаю ничего, он-то ростом под два метра и чуть что, руками в момент скрутит и так разрисует, мама потом не узнает. И так до следующего раза. Он со мной только во сне добрый. Всегда обнимает. Глазам не веришь, думаешь, что это всё правда, на самом деле, а утром просыпаешься с надоевшим стояком и в окно хочется выйти. И так до следующего раза.


Сегодня наконец-то снег выпал, всё сразу замело. Мама надеется, что теперь хандрить буду меньше. Ну-ну, как же.



•13 ноября•

/16:15/

Утром подташнивало, но быстро прошло. Папа стал выяснять, «когда-ты-успел-залететь». Типичная семейка клоунов. Я ему подкинул мысль о работе в цирке. Он обещал подумать.

В школе всё по-прежнему. Немного похимичили на химии и ещё с последнего урока всех отпустили, сказали, трудовик заболел. На улице весь день снег, всё падал хлопьями мне на мордаху, пока домой шёл. Колючий, поросенок. Дома поел, разобрался с уроками. Делать нечего было, решил подремать, пока родители на работе. Легко, чего уж там. Заболел я Лёшкой. И лекарства никакого нет. А если бы было, всё равно принимать бы не стал. Повалялся с час, все бока отлежал себе, встал, включил Чичерину. Было здорово.


/19:35/

Мама пришла с работы, притащила котёнка. Вышел, говорит, на дорогу и сразу приласкался. Маленький такой, серенький и ребра во все стороны торчат. Решили его оставить, никто не возражает. Молока попил и лежит на ковре, дремлет. Может, его Лёшкой назвать?




•15 ноября•

/20:40/

На литературе обсуждали вопрос смысла жизни. А мой смысл жизни тихо дремал, сложив руки на парте. Учиться ему неинтересно.

Странная штука жизнь. Я не помню смысла своей маленькой жизни до того момента, как в нашу школу попал Лёшка. Наверное, и смысла никакого не было. Просто были какие-то планы на жизнь (хотелось и хочется врачом стать), которые не имели ничего общего со смыслом. А потом появился этот синеглазый хулиган, нечаянно что-то во мне сломал, и смысл стал возникать сам собой. Поначалу были сомнения, вопросы к самому себе. Почему я? За что? Помню, что хотелось спрятаться, укрыться где-нибудь с головой. Исчезнуть. Стереть себе память, забыть и никогда больше не видеть. Но изо дня в день синие глаза согревали, улыбка лечила, постепенно лёд таял, и я оживал. Оживал, чтобы снова замерзнуть. Но уже от безразличия.

А родители опять ошиблись. И продолжают это делать.



P.S. Трудовик, оказывается, здоров, просто у него вчера дочка родилась, и он сорвался к жене в роддом. Привет, маленький человек. Новый человек. Мои тебе поздравления.



•18 ноября•


/18:25/

Дневник, а я тебе сейчас что-то расскажу ^_^


Нашей математичке пришла в голову отличная мысль дать нам самостоятельную. Естественно, идею не одобрили (я в том числе). Всю прелесть я оценил позже! Пять заданий на тридцать минут. Все быстро смирились, засуетились, начали решать. Два задания сделал как по щелчку пальцев, вчитываюсь в условие третьего, как мне на парту прилетает скомканный листок. Обернулся — все сидят, склонились над тетрадями, работают в поте лица. Математичка не заметила. Разворачиваю листок: «это Леха помоги решить плиз у нас с тобой один вариант». Я чуть не умер на месте. Прочитал записку ещё раз. Потом ещё. Да, от Лёшки. Который ни разу у меня не списывал. Пальцы стали ледяные, словно я их в морозилке подержал.


/Лёша-Просит-Меня-Дать-Ему-Списать/


Не знаю, сколько литров пота с меня сошло, пока решал. Не сосчитать, сколько нервов осталось на этом листке. /Пиши чётко, чтобы он мог разобрать. Не допусти ошибок/. Наконец точка. Передал ему через ребят. Оставшиеся пятнадцать минут решал себе.

А на перемене он подошёл ко мне и сказал «спасибо». Сам. Говорю «Нет проблем, обращайся, если понадобится». Снова эти глаза-озера, улыбка, ямочки. И снова утонул. Сердце на этот раз вообще захлебнулось.....



КТО СЧАСТЛИВЫЙ ИДИОТ?
Я СЧАСТЛИВЫЙ ИДИОТ!


•19 ноября•

/20:05/

На улице всё так же много снега. Зимой город преображается, становится неузнаваемым, и я заново в него влюбляюсь. Могу бродить часами с Чичериной в наушниках, пока снежинки заботливо ложатся на лицо. До боли в глазах люблю смотреть на прибывающие и уходящие поезда, вдыхая запах дороги, дыма, гари. И отчаянно боишься упустить свою жизнь, пропустить её на своих глазах. Чувствуешь каждой клеткой, что свобода где-то рядом. Стоит протянуть ей руку и она уже твоя. Ты её приручил.

Котёнок уже освоился и даже иногда на Лёшку откликается. Похоже, имя понравилось. Папа хотел дать ему какую-нибудь кошачью кличку, но я ему сказал, что они дурацкие и вообще это ни к чему. Немножко повозился с ним, забавный. Мама говорит, надо его ветеринару показать, а то вдруг заразный.


•20 ноября•

/16:15/

Узнали оценки по самостоятельной — у обоих пять! У него это первая пятёрка по алгебре, и математичка с трудом поверила в такой неожиданный успех. А Лёшка заверил её, что наконец взялся за ум и начал усиленно заниматься. Раскраснелся, море эмоций, глаза горят, руками машет. На перемене снова «спасибо», «пожалуйста, обращайся», искорки в синеве глаз, ямочки…

А я счастлив!



•22 ноября•


/6:45/

Проснулся в половине шестого и вообще ни грамма не выспался. Приснилось, что сижу в углу в каком-то здании, и вокруг незнакомые люди бросают в меня коробки. Открываю их, а там голуби с отрубленными головами лежат. Проснулся и даже вскочил, больше не ложился. К чему такой сон? Не знаю. Нехорошо на душе, тревожно.
/20:30/

Мне сегодня семнадцать. Больше я о себе ничего не знаю.
Котёнок ночью загнулся, прямо во сне… утром увидели. Наверное, знак мне.....

___________________

2.

Москва, ноябрь 2015 года.


День зарождался чистым и ясным, и в нескончаемо-дождливой пелене это был словно небольшой подарок от небесной канцелярии. Даже в воздухе послышались лёгкие нотки всеми позабытой весны, и только голые сизые деревья своим небрежным видом являли осеннюю, тоскливую пору.

Между тем солнце, пользуясь удачной возможностью немного погреть землю и её обитателей, проникло сквозь шторы в небольшую квартирку на четвёртом этаже сонного девятиэтажного дома и, осветив красивое лицо спящего молодого мужчины, достигло-таки своей цели. Некоторое время лучик нежно переливался на коже, словно в последний раз заботливо лаская её своим уходящим теплом. Улыбнувшись чему-то во сне, молодой человек слегка пошевелился в постели.

Вдруг яростно завизжал будильник. Последняя дрёма разом исчезла, и спящий приоткрыл глаза, нащупывая звенящее существо. Спустя пару секунд оно замолчало.

Новый день принес двадцать седьмой день рождения. Ромашка всё ощутимее становился Романом, а знакомые пациенты уважительно звали молодого фельдшера интенсивной бригады скорой помощи по имени-отчеству — Романом Владимировичем. С их стороны это было очень любезно.


***

Ещё подростком он впервые задумался над тем, куда уходит день. Что случается, когда стрелки показывают двенадцать ночи и встречают новые сутки? А если всё это иллюзия и не существует никакого нового дня? То есть «каждый» день — это один и тот же. Может быть, происходит что-то наподобие омоложения: завтра, как нам кажется, будет новый день, и к предыдущему он не имеет никакого отношения, но в действительности день каждые сутки просто обновляется, никуда не исчезая. А цифра в календаре только торопит, заставляет спешить, жалеть о потраченном впустую времени. Однажды юноша попробовал порассуждать на эту тему с отцом, но тот поглядел на него с нескрываемым удивлением, и он решил более не затевать подобные разговоры в семейном кругу.

Прохладная струя душа приятно освежала молодое горячее тело, и в такие моменты легко верилось, что рай, далекий и призрачный, существует совсем рядом и прячется в мелочах, удачно маскируясь. Но даже у рая есть конец, и спустя несколько минут полотенце начало свой привычный танец.

Желания позавтракать сегодня не было, и молодой человек вышел из дома пораньше. Как и ранним утром, солнечный луч обласкал его лицо и заставил улыбнуться. В дверях станции скорой помощи он снова вспомнил, что стал годом старше.

Первый вызов пришёлся на половину десятого. Испуганный женский голос громко кричал в трубку об истекающем кровью парне, которого она обнаружила на лестничной площадке своего дома. Диспетчер записала адрес.

Освещенные солнцем улицы быстро сменяли друг друга, словно на плёнке. Время летело птицей, и вскоре машина скорой помощи была на месте. Дом оказался блёклым и серым, примерно этажей в двенадцать. У самого дальнего подъезда беспокойно переминалась с ноги на ногу немолодая женщина в помятом чёрном плаще и, увидев медиков, кинулась навстречу.

— На третьем этаже, доктор, на третьем… вроде ещё дышит…

В подъезде сильно пахло свежей краской. Узкие лестничные пролёты, витиеватая надпись из баллончика у мусоропровода на втором этаже, наконец, третий. На полу, загаженном следами жевачки, неподвижно лежал высокий молодой парень, уткнувшись головой в чью-то дверь. Одет раненый был в ярко-синие джинсы и куртку тёмного цвета; рядом валялась расстегнутая спортивная сумка, из которой выпал какой-то документ в корочке, напоминающий паспорт.

— Не успели, — тихо сказала немолодая женщина-врач, и это была правда.

Парень, не моргая, смотрел в потолок. 10 колотых, 10 резаных — удивительная математическая точность выяснится позже. Звонившая в «скорую» тётка издала какой-то сдавленный вопль и припала к стене. Роман поднес ей нашатырь.

— Совсем молодой, Боже мой… жить да жить… Всегда здоровался, хороший такой парень… Ходил всё к нему какой-то небритый, орал в подъезде, угрожал, что ли, и теперь вот оно…

Молодой фельдшер подошёл поближе к телу и, пока врач сообщала по рации, рассмотрел. Примерно ровесник, плюс-минус пару лет. Светловолосый, глаза как будто синие, губы правильной формы, слегка приоткрыты, маленькая родинка на левой щеке. И нет, не ошибся, глаза действительно синие. Как море.

Что-то резко дернулось в затылке. Носком ботинка коснулся паспорта, нагнулся. Пальцы слабо слушались.


«Листешенков Алексей
Дата рождения 25.08.1988
Уссурийск»


Веки слегка задрожали.

…Родной Уссурийск, ноябрь две тысячи пятого, двадцать второе число. Семнадцатый день рождения (как быстро летит время!). Последним уроком физ-ра, вместе с параллельным одиннадцатым классом. Дряхлый спортзал, надоевший до тошноты волейбол. Играть не хотелось, но в команду от своих не хватало одного человека. А когда в команде Лёшка, то уже нет желания уступать свободное место кому-то другому. Для себя решил, что будет биться на 250 процентов, но Его ни за что не подведет. Начали неплохо — чистые атаки и сильная подача принесли преимущество в счёте. Лёшка чувствовал себя королем и на задней линии, и у сетки. Те поначалу били в аут, но потом собрались, отыграли отрыв и за две минуты до конца урока уже заработали сетбол. Все разом притихли. От их команды вышел подавать какой-то огромный бугай, Ромка не знал его имени. По свистку мяч подлетел, сделал пируэт в воздухе и лишь слегка коснулся Ромкиных пальцев на правой руке. Этот мяч он видел во сне ещё полгода. 1:0 по партиям. Соперники радостно взвыли, и звонок никто не услышал.

Никогда не знаешь, что могут сделать с тобой люди. Ну или почти никогда. Во всяком случае, причин, по которым они это проделывают, точно не знаешь. Ты даже не догадываешься. Ромки это тоже касалось. Из-за одной только неприязни между двумя одиннадцатыми классами проигрывать такой матч было почти самоубийством. Удары в раздевалке были болезненные, но, наблюдая за Лёшкиной реакцией, он их почти не почувствовал. Полураздетый Лёшка молча стоял, сверля глазами виновника поражения. Со своего поста наблюдения он так и не сдвинулся. В голове сами собой всплывали шлепки по заднице, синие озера вместо обычных, человеческих глаз, «Это Леха помоги решить плиз у нас с тобой один вариант» и так далее по списку. Счёт «1:0» стал приобретать другое значение. Только тогда физическая боль дала о себе знать.

О случившемся никто не узнал. Как доплелся домой, Ромка практически не помнил. Дверь неожиданно открыла мать. Непривычно возбужденная и с горящими глазами, она начала что-то говорить о переезде в Москву, о том, как им повезло, что папе выпал такой шанс. Разбитую губу удалось объяснить неудачным приземлением на скользкий лёд. В воскресенье началась ангина, из-за которой на уроках он больше не появлялся. Уехали в середине декабря, и Ромкины вены остались невредимыми. В Москве оказалось легко раствориться. Большего он и желать не мог.


/Белая скатерть,
Разбитые блюдца,
Девочка плачет,
Девочки смеются/


Уставившись стеклянными глазами в одну точку, погибший продолжал изучать потолок. Наверху послышались шаги, кто-то вскрикнул и забрехала собака. Лёшку это ничуть не смутило. Наверное, он уже не догадывался, что сегодня, спустя десять лет, счёт по партиям наконец сравнялся.

3 комментария

+6
Jamescef Офлайн 27 сентября 2017 01:44
Да, первая любовь, она такая, оставляет глубокие раны, и не только на сердце.
Спасибо автору за такую хорошую работу.
+3
honey_perfect Офлайн 27 сентября 2017 23:55
Цитата: Jamescef
Да, первая любовь, она такая, оставляет глубокие раны, и не только на сердце.
Спасибо автору за такую хорошую работу.


Спасибо за отзыв ^_^
+3
Танюха077 Офлайн 11 октября 2017 18:23
Очень неожиданный финал... и так странно здесь читать про родной Уссурийск))
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.