Леонид Январев

Дервиш?

+ -
+10

Из афганской тетради

Дарвишь

     Ты спрашивал о дервишах. По-кабульски это звучит, примерно, как «дарвишь».  Я так и буду писать. Может быть, это совсем и не те дервиши, о которых ты спрашивал исходя из своих представлений о мистическом Востоке. Суди сам, я настаивать не буду.
     Дарвиши здесь есть. Их мало. Они всю жизнь проводят в дороге. Ходят только пешком и нигде не задерживаются больше чем на одну ночь. Им дают приют, еду, одежду.  И они ни в чём не нуждаются, вероятно, потому что не думают о том, что им чего не достаёт, или о том, чего вообще у них нет, и никогда не будет. Они уходят и приходят по своему плану жизни, но появляются в жизни других людей вряд ли случайно. Среди дарвишей один дарвишь - Ангел.  Говорят, что узнать это можно, взяв его за большой палец левой руки.  У Ангела он не гнётся: кости срослись.  Поэтому с дарвишами здороваются за большой палец левой руки.  Их не останавливает полиция. Им безразличны талибы, моджахеды, американцы.  Им безразлично общение с кем либо, хотя они соблюдают ритуалы вежливости, но бывает, что уходят молча. Их благодарность не в словах.  Они никого и ничему не учат, потому что учить людей бесполезно.  Они никогда ни у кого ничего не просят.
     Иногда, из каких-то своих соображений, дарвиши вмешиваются в ход текущих событий. Вот характерный пример из сегодняшнего времени. Есть одна высокогорная дорога, название тебе ничего не скажет, её когда-то построили русские. В некоторых местах, когда смотришь вниз, кажется, что небо ближе, чем земля внизу. За время войн дорога поизносилась, а местами развалилась. Американцы делают вид, что ремонтировать её не очень-то им и нужно: дорого и опасно. Но если честно, то не в деньгах дело: даже на подлатать потребуется как минимум трудовой подвиг, или что-то загадочное ещё, что сподвигает русскую душу браться за проекты, на первый взгляд цивилизованного человека, безнадёжные.
     Ездить по злосчастной дороге приходится в ужасных условиях. Однажды зимой, на высоте, где и летом зима, семья с двумя маленькими детьми, попала в беду. Уже стемнело, водитель нечаянно вырулил на обочину и попал в такую канаву, что выбраться из неё старенький автомобиль не смог. Проезжающие мимо машины в таких случаях не останавливаются. На этой дороге много бандитов. Иногда под видом поломки они тормозят машины, чтобы ограбить и убить сердобольных путешественников. Маршрут мне хорошо знаком. Несмотря на неодобрение моих кабульских друзей, я не раз преодолевал этот перевал, причём на общественном транспорте типа «автобус».
     Незадолго до автонесчастливца другой афганец, который жил неподалёку, вместе с женой возвращался домой.  Неожиданно свет фар его машины вырвал из темноты старика дарвиша, который стоял на обочине и безучастно смотрел на дорогу.  Афганец, было, затормозил, но подумал о жене, которую таким образом подвергает опасности, ведь бандиты идут на любые уловки. Так он проехал мимо, но место, где встретил дарвиша, почему-то врезалось ему в память, вероятно, из-за необычного выступа скалы.  Приехав домой, афганец никак не мог выбросить из головы одинокого старика на страшной зимней дороге и решил вернуться за ним. Дарвиша он не нашёл, но увидел застрявшую в канаве машину.  У пострадавших уже почти закончился бензин. Эту ночь они бы не пережили - холод в горах убийственный. Таких случаев много.  Но подоспевшая помощь отвела беду.
     Когда все были уже в безопасности и обе машины стояли на дороге, афганец спросил у невезучего коллеги водителя: «Здесь был дарвишь, куда он делся? Навстречу он мне не попадался». «Если бы здесь был дарвишь, мы бы его обязательно увидели, но здесь никого не было, да и пешком дойти сюда в такую погоду - немыслимо!» -  ответил спасённый.
     Конечно, тебе может показаться, что этот случай выдуманный, но тогда вся сегодняшняя реальность Афганистана  -  это сплошная выдумка, потому что она полна историй, в ряду которых рассказ о дарвише на дороге ни у кого здесь не вызывает даже тени сомнения.  Признаюсь, поначалу мне казалось, что у меня есть выбор - верить или не верить?  Сейчас я думаю, что в таком выборе нет необходимости.
     Есть ещё одна история о том, как встреча с дарвишем-ангелом перевернула судьбу человека, который в результате разбогател, но лишь для того, чтобы посвятить свою жизнь благотворительности.  Боюсь, ты решишь, что, пожив в Афганистане, я превратился в легковерного идиота.  Нет, мой обычный скептицизм на своём обычном месте. А с тем человеком меня обещали познакомить, как только буду в тех местах.
     Другой пример, которому уже я свидетель. В предместье Кабула есть большой рынок строительной древесины. Там случился пожар. Выгорело почти всё. «Почти» - это потому что, хотя прозвучит нелепо, можно сказать -  в эпицентре пожара остался нетронутый огнём участок. Сам там был, вскоре после беды, видел своими глазами благополучный островок, окружённый обгорелыми головёшками, и даже познакомился с хозяином, избежавшим общей порухи. Он, как и все, кто знаком с происшествием, считает это наградой Аллаха за свою праведную, правоверную жизнь. Но не только. Незадолго до пожара, он приютил, как поначалу думал, нищего, который оказался дарвишем. В совпадения и случайности восточные люди не верят.
     В городах дарвиши бывают, но редко и проходят через них, как и сквозь Пространство и Время. Нет такой силы, которая может их остановить. В многолюдной суете отличить дарвиша от просто нищего невозможно, хотя одна примета есть - дарвишь никогда не будет просить милостыню. Случится так, что он пройдёт именно той дорогой, где в этот момент будут раздавать пищу и вещи.  Здесь это не редкость. Те, у кого есть такая возможность, часто готовят еду на семью с таким расчётом, чтобы ещё и поделится с обездоленными. А уж в праздники грех не проявить сострадательность.  
     Встретить дарвиша можно, но встретиться с дарвишем нельзя.  Здесь никому не придёт в голову задаться целью встретиться с дарвишем.  Хотя можно предположить две категории людей, для которых возможна постановка такого вопроса - это или совсем глупые, или иностранцы. Для иноземцев срабатывает известная поговорка - зачем пойдёшь, то и найдёшь.  Покажут тебе и дарвиша, и небо в алмазах. Западные люди обычно приезжают на Восток со своими стереотипами о Востоке, которые обычно к Востоку никакого отношения не имеют. И радуются, когда их ожидания сбываются. Уезжают с уверенностью, что поняли Восток. Много раз в этом убеждался: люди смотрят, но не видят, или видят лишь то, во что им хочется верить. Да, господа, Восток дело тонкое!
     Сталкивался я и с крайней реакцией. По делам время от времени ко мне приезжают соотечественники. Один из них как-то сказал мне: «Я только из окна на улицу посмотрю, и у меня давление подпрыгивает. Как ты тут живешь?! Не понимаю». И, хотя слегка анекдотически, но чистая правда, выглядит удивление очень богатого афганца. Он как-то между делом спросил меня, давно ли я не был дома? К тому времени, я полгода как не выезжал на родину. Его реакция: «Как ты так можешь? Я не могу, мне раз в месяц на неделю нужно уехать от всего этого подальше». Вот и получается, что обычно, западный человек предпочитает либо спасительно для психики обмануться, либо скатывается в полное неприятие окружающего его непонятного и от того, явленно враждебного для него мира. Так что, не до восточной мистики.
     Дарвиши себя никак не называют. Дарвишами их называют люди, которые дают им приют и пищу, исходя из своего разумения о дарвишах. Этим пользуются обманщики. Но ни беды, ни урона в этом нет. Бог все равно зачтёт сострадательность.
     Во всякой разной литературе иногда говорится о дервишевских орденах или чём-то подобном. Очень сомневаюсь, что такое возможно. Конечно, при желании можно углядеть всё во всём. В силу того, что я знаю и с чем столкнулся, не понимаю, что имеют в виду, когда говорят о дервишевских орденах.
     Общаются ли дарвиши между собой? Предполагаю, что иногда их пути для какой-то известной им цели пересекаются, но общаются они молча. Дарвиши обладают даром понимать без слов, независимо от того стоят ли они напротив друг друга, или разделены тысячами километров. На то они и ангелы, чтобы отличаться от нас с тобой. Понимаю, что такой ответ тебя не устроит, но в этом отличие западного человека от восточного. Когда восточный человек перестаёт задавать вопросы, западный человек вываливает их целую кучу. Увы, ответы на них, как вообще ответы на вопросы о Востоке, больше интригуют, чем объясняют.
     Всё же о молчаливом общении, кое-что мне известно. Дело было в Бахрейне. Я помогал вызволить русские деньги, не бог весть какие, но всё равно жалко, из цепких рук респектабельного арабского мошенника. В таких ситуациях нахрапом, угрозами обратиться в суд, или применить крайние меры воздействия, ничего не добьёшься. Именно этого и ждут от прямолинейных русских братков. Тогда все личные контакты прекращаются, в силу вступает арабская специфика разборок, и, дай вам бог, ноги унести подобру-поздорову, а не оказаться в местной тюрьме, где, между прочим, любят трахать в задницу мускулистых парней, особенно европейцев. Мне удалось, как жаргонно говориться, разрулить ситуацию. Помогло знание арабского менталитета, хотя не буду хвастаться, что очень глубокое.
     Дни выдались напряжённые, не досуговые. Перед отъездом я попросил арабского друга устроить мне кальянную вечеринку. Сразу предупредил, что я не поклонник сказок «Тысяча и одна ночь». Мой визави понял: танец живота в исполнении украинской танцовщицы (чаще всего именно так) в как бы золотом шатре и притом за бешеные деньги - это меня не интересует. Он вообще умница, сразу всё обо мне сообразил, раскусил, можно сказать, и помог уладить деловой конфликт без потери сторонами лица.
     Вечером только-только стемнело, мы приехали к берегу океана в заведение без стен: лишь не слишком натянутый, чуть колышущийся от свежего лёгкого ветерка тент над головой и длинные деревянные, проще некуда, столы с длинными же скамейками.  В меню нечего кроме кальяна. Но тонкость ситуации не в этом.
     Курить в одиночку кальян, гашиш, то же самое, что водку пить в беспросветном одиночестве на последней стадии перед белой горячкой. Большое значение имеет компания. И это не случайные с улицы люди. Статусность подобных компаний - это разговор особый. Западные специалисты по исламу частенько ошибочно считают их суфийскими группами. Опять же, суфизм! Тема необъятная. Ограничусь замечанием, что в Афганистане (и не только) о западном понимании суфизма никто ничего не знает. Во всяком случае, у меня сложилось такое впечатление.
     Ты увлекаешься суфизмом и тебя очень бы разочаровало, что здесь никто, кроме прохиндеев, с тобой на эту тему разговаривать не стал бы. Западное понимание бараки, как некой энергетической эманации, накапливаемой в групповых занятиях - из той же серии, что и танцующие дервиши. Это для европейских лохов. Бизнес и ничего личного.
     Для себя я пришёл к выводу: там, где суфизма как бы нет, на самом деле он есть даже на бытовом уровне; там, где о суфизме трещат как сороки и обучаются ему, на самом деле никакого суфизма нет.
     Казалось бы, к чему такое отступление, когда речь о людях, которые собрались просто покурить кальян? Не торопи!
Что афганцы, что иранцы, что арабы любят поболтать обо всём, о чём даже Аллах не велел. У них языки, точно, без костей. На формальный, но опрометчиво заданный вопрос - как дела? - можно нарваться на получасовой бестолковый разговор. Прервать нельзя - обидишь, а не прервать, если впереди важная встреча, то опоздаешь.
     Я благодарен своему другу, за компанию, в которую он меня пригласил. Он оказал мне честь и доверие. Ты знаешь, какой я оголтелый мизантроп. Услышать от меня про «честь» и «доверие» - это что-то да значит!
     За весь вечер мы не сказали друг другу ни слова. Наступила особая тишина. Исчез шум океана, простая донельзя обстановка растворилась в полумраке. Внешний мир существовал, словно в идеальном качестве, «когда звезда с звездою говорит». И в тоже время мы общались, уж не знаю как, хотя знаю о чём. О разном. Например, я узнал и почувствовал, что форма кальяна удивительно сексуальна, хотя раньше эта мысль не приходила мне в голову. Кому-то из нас курительный сосуд напомнил прекрасную девушку. Я же представил его как прекрасного юношу. Каждый о своём! Что уж лукавить.
     После этого вечера я научился без слов понимать язык кальянной церемонии. Если смотреть со стороны на курильщиков, то сразу понимаешь социальный ранг компании, распределение в ней ролей, легко вычисляются любовники. Но и понимающий наблюдатель вычисляется сразу. Из-за этого я однажды попал в щекотливую ситуацию. Их было шестеро. Среди них - удивительно красивая пара. Я невольно загляделся и тут же был разоблачён. Меня пригласили к столу. То, что я русский, их не очень удивило, а вот то, что как бы «свой» - это озадачило. Чтобы понять, насколько я «свой», мне предложили присоединиться к компании. Я, конечно, «свой», но как оказалось не в этом случае. В моем присутствии общение разладилось. К тому же один из пары заревновал, хотя внешне виду не подавал. Да, случайный, или «неправильный» для конкретной компании человек разрушает атмосферу волшебства.
     Я так подробно говорю о вечере в Бахрейне, потому что он оказался, пожалуй, самым содержательным общением в моей жизни. Словно рядом с нами прошёл дарвишь и поделился своей баракой, которой он наделён по определению. Вот такой длинный рассказ о том, как ангелы разговаривают без слов.
     Ещё только один раз я испытал подобное. Я нашёл то, что неосознанно искал, когда прекратил искать. Суфиев в Афганистане нет, потому что их так не называют, и они сами так себя не называют. А на тех, кто всё же себя так называет, время тратить не стоит. Что же я нашёл? Как будто себя нашёл. Но это отдельная история. Я не готов ей поделиться: не хочу облекать её в слова, хочу оставить в неприкосновенности чувство, которой испытал.
С наилучшими… Я.

Работа

(История с моей крыши)
     Я живу на цветочной улице. Здесь торгуют цветами. Она так и называется - там, где продают цветы. Из моих окон на втором этаже открывается вид на разноцветное изобилие маленьких магазинчиков, которые, как здесь часто бывает, расположены подряд. Настоящий цветочный базар.
     Обычный кабульский магазинчик - это одна комната, скорее даже ниша в здании, отгороженная от улицы толстым витринным стеклом от тротуара и до потолка. После одного из терактов, которые в Кабуле происшествие обыденное, и тротуар, и дорога были усеяны толстым слоем битого стекла: в тот раз в городе прогремело несколько мощных взрывов, в том числе и у банка, который находился неподалёку. Воздушное цунами накрыло близлежащие улицы. Но торговлю это остановило ненадолго. Ругали и талибов, и поставщиков стекла, которые в свою очередь взорвали цены до небес. Хочешь, не хочешь, а заподозришь их в сговоре с террористами.
     Ассортимент цветочных магазинов одинаков - цветы одни и те же, но букеты разные. Собрание живых и пластмассовых цветов создают впечатление непрерывного узорного полотна. Вазы и ведра с цветами стоят на тротуаре - они как бы вытекают из магазина пёстрой волной, и похожи на ковёр, один край которого лежит на улице.
     Первое время я с умилением смотрел на этот цветочный рай и однажды, после морозной и ветреной ночи, снова увидев в витринах летнее изобилие цветов, я вслух удивился их свежести. Мой афганский друг ответил: «А что им сделается, они ведь пластмассовые». С тех пор, глядя на эти цветы, и вообще вокруг, я стал чаще вспоминать по разным поводам старинную суфийскую сентенцию: «Все не то, чем кажется, реален только бог».
     Я живу на втором этаже. Это надстроенный над частью дома этаж. Дверь моей квартиры выходит прямо на крышу одноэтажного дома. Оттуда я могу наблюдать за тем, что происходит на улице, оставаясь при этом незаметным. Смотреть через оконное стекло не так интересно. Оно перегораживает живое восприятие. Находясь на крыше,  я участник уличной жизни, а дома - я всего лишь наблюдатель.
     Не только в цветочных, но и в любом магазинчике часто работают бачА (пацан, подросток). Иногда они, что называется, на подхвате, но нередко сами торгуют, пока взрослые заняты другими делами. Однажды я заметил, что в одном магазинчике цветы двигаются за витриной, словно сами по себе. Человека, который их двигал, не было видно. Это оказался Бача (назову его так), лет пятнадцати от роду, а помогал ему ну совсем уже маленький бача лет восьми. В соседних магазинах торговали парни постарше. Они обычно просто стояли, опершись на витрину в ожидании покупателей. Бача же находился в постоянном движении и цветы в его магазине тоже.
     Мой рабочий день по кабульским меркам начинается поздно - часов с 9 утра. Но встаю я рано. У меня была возможность несколько дней каждое утро наблюдать за магазином, в котором двигались цветы. Бача начинал торговлю, расставляя ведра с букетами на тротуаре. Раскладка менялась в зависимости от погоды. В пасмурный день - один цветочный узор, в солнечный день - другой. Если с утра небо хмурилось, но потом выглядывало солнце, он всё переставлял.
     Возле его магазинчика, чаще, чем возле других, останавливались машины с покупателями. Он продавал букеты, словно, между прочим - отдавал цветы, получал деньги. Выглядел задумчивым, будто торговля не самое главное, что его заботило. Например, у него купили букет с тротуара. Бача выносил из магазина новый букет, ставил и на мгновение замирал, оценивая общий вид. Иногда досадливо морщил лоб и слегка прикусывал нижнюю губу.  Нет! Это уже другой букет и гармоничная картина не складывается. Рисуя новый узор, он начинал переставлять все цветы! Ведь из-за проданного букета изменялась картина и за витриной. Иногда он не успевал закончить перестановку, как у него покупали несколько букетов, поэтому движение цветов не прекращалось. Его магазин как будто дышал и энергию этого дыхания я чувствовал даже на своей крыше.
     Юный бача-помошник, с недоумением, хотя и старательно помогал Бача. Действительно, зачем всё это делать? Вот другие - расставили один раз цветы и стоят себе у входа в магазин, не парятся.
     Обыкновенно Бача не вмешивался в выбор цветов покупателем и вёл себя несколько отстраненно, занятый своими мыслями и перестановками, но бывали исключения. Происходило это так. Покупатели обычно мужчины, изредка пара - мужчина и женщина. Вот он или они, рассматривают букет или уже готовы его купить. Бача прерывает свои перестановки, внимательно смотрит на покупателей. Это задумчивость на мгновение, почти неуловимая пауза... Молча отрицательно качает головой. Заходит в магазин и выносит другой букет или два. Покупали то, что он безошибочно предложил.
     Так продолжалось неделю. Потом магазинчик замер и стал как прочие. Бача заменил парень постарше. Он расставлял цветы как у всех, а на место проданных букетов, ставил любой подвернувшийся под руку.

Завтрак провинциала

     Один провинциальный афганец среднего достатка впервые приехал по делам в Герат. Его дальний и богатый родственник из Кабула, который тоже тогда находился в Герате, жил в самой дорогой гостинице города. Он пригласил провинциала позавтракать с ним, таким образом, и оказав внимание, и ограничив общение до минимального придела вежливости. Во время завтрака к кабульцу неожиданно заехали друзья, и он всех пригласил за стол. В итоге завтрак обошёлся в копечку! Да ещё какую! Для провинциала это была внушительная сумма, тем более так истраченная. Кабулец расплатился по счету, но счёт брать не стал. Провинциал незаметно для других, для виду о чём-то разговаривая с официантом, взял счёт себе.
     Вернувшись домой, провинциал рассказывал всем своим родственникам и друзьям, что в Герате он только на завтрак тратил уйму денег и в доказательство показывал счет. Кроме того, он хвастался, что у него отличные связи в Герате и теперь его дела пойдут в гору. Это хвастовство дошло до муллы, и он навестил провинциала.
     - Люди говорят, что только на один завтрак ты можешь истратить большую сумму - сказал мулла.
     - Да! - гордо ответил провинциал и показал уже основательно истрепавшийся от длительной демонстрации всем желающим счет из ресторана.
     - В таком случае, обед обходился тебе ещё дороже. - мулла прикинул: - Ты жил там две недели…
Мулла сосчитал в уме, какая получается сумма, уважительно поднес руку к груди и продолжил:
     - Если ты мог тратить такие деньги на еду, а в еде мы здесь не отказываем даже самым бедным, то я уверен, тебя не обременит десятую часть этой суммы пожертвовать на мечеть, тем более что, судя по всему, дела твои идут в гору.
     Провинциал от неожиданности потерял дар речи. Он понял, что сам загнал себя в ловушку, из которой теперь есть только один выход и утвердительно кивнул головой. Для того чтобы собрать нужную сумму ему пришлось залезть в долги. Но с тех пор историю о дорогом завтраке он никогда и никому больше не рассказывал.

Диалог

     - Ты несчастлив, потому что много думаешь о том, чего у тебя нет, и уже не будет никогда. И твои вопросы от этого. Ответы на них вокруг тебя, но ты этого не видишь.
     - Я стану счастливее, если буду думать только о том, что у меня есть?
     - Нет. Но, может быть, начнешь чувствовать и перестанешь спрашивать о вкусе яблока.

Зарисовка

     Ловим такси. Водитель молодой парень. В машине, я не знаю, как это называется, где перед водителем и лобовым стеклом болтаются всякие безделушки, так вот на этом месте висят сувенирные наручники. Одна половинка наручников защёлкнута, другая открыта. Я решил, что это от нелюбви к полицейским и спросил. Парень ответил примерно так: «Защёлкнутая половина означает, что у меня большое, надёжное и верное сердце. Раскрытая половина означает, что сейчас я свободен, что ищу свою любовь, которая бы стала половиной меня».
     За окном мерседес обгоняет всадника на лошади, который обогнал человека, толкающего арбу нагруженную компьютерами, а посреди дороги сидит инвалид, просящий милостыню. Низко в небе завис звездолет. На самом деле, это американский дирижабль.
     Из переулка верхом на лошадях выезжают Александр Македонский и пророк Мухаммед. Они о чём-то мирно беседуют. В образовавшейся из-за них на дороге пробке бегают мальчишки лет 6-7 с жестяными банками, в которых горят (точнее - дымят) благовония. Они машут этими банками как поп кадилом в церкви, отгоняя от разномастных участников движения злых духов. За это мальчишки получают мелкие деньги. Женщина в чадре пытается просунуть в открытое окно автомобиля эротический журнал с сисястой теткой на обложке.
     На обочине Жизнь и Смерть стоят рука об руку как два закадычных друга и наблюдают за людской суетой.

Мечты сбываются

(Бытовая история)
     Восьмидесятилетний старик убил муллу.
     Мулла созывает правоверных на молитву пять раз и делается это через громкоговорители, расставленные вокруг мечети. Начиная с раннего утра, мулла выполняет свой долг.
     Когда старика спросили, почему он убил священнослужителя? Он ответил, что мулла мешал ему спать. И добавил, что с детства мечтал убить за это муллу и вот теперь исполнил свою мечту.

Военная история

     Это случилось, когда советские войска уходили из Афганистана, а их боевые посты занимала афганская армия для дальнейшей борьбы с моджахедами.
     Вдоль стратегической дороги от Кабула на перевал Соланг, на высоких холмах были оборудованы укрепленные оборонительные посты с бронетехникой, зачастую окруженные минными полями. Многие из этих постов до сих пор выполняют свою роль, но уже более скромную, без военного фанатизма - на всякий случай стратегические высотки охраняет афганская армия.  Большинство постов разрушилось от времени, и только очевидцы помнят, что они когда-то были именно на том или ином месте. У некоторых постов можно увидеть кладбища советской военной техники 80-х годов - танки, бронетранспортеры, установки "Град"...
     В прошлом молодой офицер афганской армии, а ныне генерал, когда мы по случаю ехали назад в Кабул через перевал Соланг, показывал мне по дороге эти посты. Расвспоминавшись, он не удержался, и мы заехали на тот пост, который генерал в своё время принял от советских солдат, а точнее - на то место. От поста почти ничего не осталось. Но основательно изрытая вершина холма сохранила в своём рельефе окоп для танка, холмики от стен. Среди прочего, генерал рассказал мне историю про старика на ишаке. Я ему, конечно же, верю. Но не настолько, чтобы забыть, что уже слышал её совсем по-другому.
     Эту высоту моджахеды пытались взять неоднократно. Всякий раз их атаки отбивались. Моджахеды отступали в горы. Но их коварство общеизвестно, поэтому всегда приходилось быть начеку. Однажды в непосредственной близости от стен поста проезжал местный житель - старик на ишаке. Подозрительно было уже то, что он так близко подошёл к посту. А когда ишак встал как вкопанный - это вызвало моментальную реакцию военных: старика окружили и взяли в плен. Его могли бы и просто расстрелять из-за укреплений вместе с ишаком, но нужно было выяснить причину странного поведения путника: замысел коварного врага, или просто мирный житель, но глупый?
     Старик от страха потерял дар речи. Если бы его такое состояние продолжилось дольше, чем позволяло терпение командира поста, то старик наверняка отправился бы прямым ходом на встречу с Аллахом. Но старик всё же заговорил. Оказалось, это самый короткий путь по его делам и когда здесь стояли советские солдаты, они останавливали старика, ебли ишака и отпускали дальше на отъёбанном ишаке. Вот поэтому теперь ишак и остановился по привычке как вкопанный!
     Старика отпустили, но он не сразу уговорил своего ишака продолжить путь. Только под ударами палки и под хохот солдат животное отказалось от своей порции внимания.

Здоровье моего фена

     Это было зимой. У меня в квартире тепло не задерживалось. Хозяин дома вставил самые дешёвые алюминиевые китайские одинарные оконные рамы, к тому же они ещё плохо «попали» в оконный проём. Строители слегка замазали щели раствором. Я не учёл этого, когда выбирал квартиру. Как только на улице похолодало, моё новое жилище превратилось в ледяную пещеру, несмотря на все мои попытки утеплиться. Я тщетно грел за свои деньги мировое пространство.
     Нужно сказать, что, пожалуй, в большинстве простых кабульских домов схожая ситуация. Зима здесь еле-еле три месяца. Многие предпочитают перетерпеть, чем тратится на основательное утепление. При этом афганцы, в отличие от меня, не пытаются прогревать свой дом, они греют себя. Например, на ночь кладут под одеяло и под ноги пластмассовый бочонок с горячей водой. Я даже не стал это пробовать. Но купил фен, для того чтобы греться под одеялом. Оказалось, не хуже бочонка, правда, при условии, что есть электричество. А в Кабуле круглосуточное электричество, особенно зимой - это не факт. Как бы то ни было, всё же фен мне был сподручней бочонка под ногами.
     Как-то ко мне пришли гости. Поинтересовались, как я устроился. Я не стал жаловаться на очевидное, так как и гости, и я пили чай, не снимая верхней одежды. Я лишь пошутил: «Ничего, терпимо, сплю с феном». Переводчик перевёл, гости понимающе улыбнулись, и я решил, что мой юмор оценён.
     Прощаясь, принято благодарить и желать всех благ домочадцам. В частности, гости пожелали здоровья мне и здоровья моему фену. Это меня озадачило. Как выяснилось, переводчик не знал, что такое фен и перевёл мою шутку, превратив фен в мужское имя Фен: «Он живёт с Феном, они вместе спят, им тепло». Как после этого не пожелать нам обоим здоровья?

Семейная история

     Мне эта история помогла принять правильное решение в очень непростой ситуации никак не связанной с семейными проблемами, верностью, сексом и туалетом.
     В некой афганской семье случилось происшествие сравнимое разве что с мировым катаклизмом, для отдельно взятой семьи. Надо понимать, что такое афганская семья, чтобы в полноте представить драматичность событий. Добропорядочная жена, что включает, прежде всего, безусловную верность мужу, заболела нехорошей (венерической) болезнью. После этого выбор у неё невелик - либо самой в петлю, либо принять смерть от мужа. Но это при условии вины в прелюбодеянии, которое и сочли бы причиной болезни.
     Чистая перед Аллахом и мужем, женщина отстояла свою добропорядочность. После кропотливого разбирательства выяснилось, что нехорошая болезнь пришла в дом с туалетной бумагой. Да-да... Не иначе как точечная диверсия талибов!
     Будете в Афганистане - добро пожаловать! Но не теряйте бдительности даже наедине в туалете. И помните на любых переговорах: неважно, что произошло на самом деле, важно, что объяснение устраивает стороны, даже если оно фантастическое, но помогает жить и двигаться дальше. В конце концов, на всё воля божья!

Рекламно-воспитательный ролик местного телевидения

     Стоит красивый молодой мужчина с велосипедом, а рядом с ним очаровательный мальчик лет 13-14. Мальчик с восторгом рассматривает велосипед. Мужчина спрашивает: «Хочешь иметь такой велосипед?» Мальчик отвечает: «Да! Конечно!» Тогда мужчина предлагает мальчику пройти в уединённое место, чтобы их никто не увидел, и там он его научит, что должен уметь делать мальчик, чтобы получить такой велосипед. Картинка останавливается и перечёркивается крест-накрест красными линиями. Текст диктора примерно в том духе, мол, мальчики, не ходите с такими дяденьками, это не хорошо!
     Какой эффект такой социальной рекламы? Правильно! Даже те мальчики, которые раньше не знали, что такие предложения бывают, начинают искать дяденьку с велосипедом.
     Один забавный казус приключился в афганском парламенте. Неловко говорить о женщине «член», даже если речь о законодательном органе («орган» - так же, ещё тот перл!).  Короче, женского пола член в органе с трибуны посетовала, что мало уделяется внимания досугу молодёжи, что хорошо бы разрешить дискотеки. Не подлежит сомнению, что сделать это нужно в мусульманском духе: отдельно - для девочек; отдельно - для мальчиков.
     И у нас такие дискотеки есть, только мы более прогрессивны, у нас туда ходят не только мусульмане.

Срезали

     Кабул. Пригород. Торопимся. Чтобы не ехать в объезд, мы решили срезать дорогу. Свернули на короткий путь. Водитель предупредил: «Если машина здесь сломается, то и машину и нас разберут на запчасти». Понадеялись на афганское авось и проскочили.
     С таким водителем и сам чёрт не брат. А гашиш он курит, как сигареты. Я однажды попробовал за ним угнаться, не на дороге, разумеется. Курнул, так курнул! Часа на три вырубился.
     - А мы думали, ты сдох! - сказал мне один из моих спутников.
     Он не грубый. Русских слов знает мало. Научился у русского солдата, который был у него в плену. Понятно, откуда лексика.
     - А чего ж не помогли? - спросил я, забивая себе косячок «на опохмелку»: резко завязывать - это вредно для организма.
     - Если сдох, то уже не поможешь. Если не сдох, то сам очухаешься. - мудро ответил мне афганец.

Ресторан

Пятница. Выходной день. Зима. В Кабуле грязь непролазная. Иду по улочке: её можно сравнить с просёлочной дорогой после дождя, по которой только что проехали танки. Выбирая тропинки почище, добираюсь до ресторана. Здесь меня уже знают, я даже вроде достопримечательности. Европейцы крайне редко ходят сами по себе по Кабулу: обычно с сопровождающими и на автомобиле. Я не придерживаюсь этого правила.
     Одна из причин, почему я выбрал этот ресторанчик - кофе. Афганцы редко пьют кофе и не везде его готовят.
Народу много, еле нашёл себе место. Заказал: официанты уже без слов знают, что я ем обычно. Сел за столик, огляделся... Вокруг меня все уже изрядно на веселее, пьют пиво. Оказалось, что единственно трезвый человек в ресторане, в мусульманской стране Афганистан - это я, русский, верующий в то, что бога нет. Таких ещё называют - православный атеист.
     Мои афганские друзья грозятся повесить на доме, в котором я живу, мемориальную табличку с надписью: здесь жил русский, который не пил водку! Я действительно не пью излишне горячительных напитков. И я действительно русский, хоть до какого колена проверяй. Всё правда и поэтому я фантазирую, что светлая память о моей особости меня переживёт, станет преданием и, когда-нибудь, мне поставят памятник, как русскому афганцу.
     В Кабуле послать кого-нибудь по адресу - это всё равно, что послать на деревню дедушке, или даже к чёрту на пятую ногу. Однажды меня разыскивала DHL Express, а я разыскивал DHL Express, чтобы забрать высланные мне документы. Нашли друг друга не сразу. Всё потому, что в стандартном бланке нет графы «спросить у…». Обычно я объясняю просто: улица Цветов, спросить, где живёт русский, который не пьёт водку. Я там единственный русский - и этого достаточно, но у вас обязательно переспросят: «Тот, который не пьёт водку?»
     Здесь от соседей не спрячешься. Я под настроение иногда раздаю уличным бача (они большие попрошайки) мелкие деньги. Иногда привлекаю некоторых для помощи в уборке своей квартиры. Без внимания это не остаётся. На улице говорят: «У русского новый мальчик…» Ну да… Понимать это можно по-разному… Особенно в Авфганистане.

Телевизор

     Обедаем в небольшом ресторанчике. Как водится, от общего пространства деревянной ширмой отделен закуток для женщин. Под потолком телевизор. Включён канал, по которому показывают и читают только суры из Корана.
     Мужской голос из-за ширмы: «Хозяин, переключи канал, а то под Коран водка не идёт!»

Стихи и проза

     Однажды мы допоздна засиделись в ресторане при гостинице. Кроме нас уже никого не осталась. Один из афганцев в тему общего разговора о культуре и обычаях начал громко по эстрадному, (я бы сказал так) декламировать стихи о любви на дари. Официанты, все очень молодые парни, замерли как вкопанные. Как они слушали! А потом не взяли с нас денег за ужин.
     Ночью я проснулся в своём номере от автоматных очередей и взрывов гранат за окном. На улице грохотал бой. Как потом выяснилось, в гостиницу зашли талибы в форме полицейских, расстреляли с десяток иностранцев, и погибли в перестрелке с полицией.

Любовь

     Эль Газали сказал: «Влюблённый ничего не знает о любви, он знает объект, приносящий ему удовольствия; мы не сознаем удовольствий, которое получаем, поэтому не можем понять, что такое подлинное чувство, что такое любовь...»
     Мне кажется, я понял, о чём сказал Эль Газали. Для этого мне пришлось так далеко забраться от привычной жизни, как на другую планету.

Еврейский квартал

     Я живу на улице, где торгуют цветами. Она так и называется. Это бывший еврейский квартал.
    Когда-то, лет 40 назад, в Кабуле было более двадцати еврейских семей. Они жили здесь, в этом квартале. Их дома отличаются покатыми европейским крышами, и они ещё сохранилось, мне это видно с моего второго этажа. В афганских домах крыши плоские. Под моей квартирой ресторанчик хозяина дома, у которого я снимаю квартиру. Выход из неё - прямо на плоскую крышу.
     О евреях, которые здесь когда-то жили, уже мало кто помнит. Когда в Афганистане началась гражданская смута, многие еврейские семьи двинулись в сторону Пакистана и Ирана. Но, говорят, не многие добрались до спокойных мест. Дело не только в национальности: и по национальному признаку, и без него гражданская война собирала свою жатву.
     Мой друг афганец рассказывал, что в Кабуле сейчас живёт один еврей, он даже его знает, но никому о нём не говорит, а то все побегут смотреть. Это только шутка. В Кабуле, вроде бы, евреев больше нет, но поручиться за это никто не может. Поговаривают, что даже синагога есть.
     По легенде последняя еврейская семья дожила в Кабуле до падения талибов. Когда глава этой семьи пришёл к американским военным и рассказал об участи своих соплеменников в смутное время, его с домочадцами отправили в Америку.
      В этой семье было четверо сыновей, а у сыновей были друзья афганцы. Сыновья упросили отца, чтобы он назвал своими детьми их афганских друзей. Так вместе с еврейской семьёй в Америку иммигрировали ещё восемь афганцев.

Девочка

     Четырнадцатилетнюю девочку выдали замуж за 65-летнего старика. Он заплатил за юную жену двадцать тысяч долларов. Говорят, на вид он страшнее, чем его жизнь - неопрятно бородатый, отвратительно пузатый, вонючий как два козла. В брачную ночь девочка, под предлогом, что ей нужно помыться, вышла из комнаты, нашла в доме что-то горючее, облила себя и подожгла.

Отец

     В большой афганской семье, где много девочек, одна из них позвонила на телевидение во время популярной музыкальной передачи и заказала молодому красавцу ведущему песню, разумеется, это было общение в прямом эфире с шутливыми вопросами и ответами. Брат девочки рассказал об этом отцу. Отец попросил его привести сестру. Разбирательство было недолгим. Отец приказал сыну держать сестру и отрубил ей голову. На вопрос полиции о случившемся, он ответил, что живёт в мусульманской стране.
     - А вчера ты мне рассказал, что у вас цыгане своих покойников не хоронят, а съедают. - усомнился я в правдивости истории о девичьей судьбе.
     - Ты мне не веришь?! - возмутился мой собеседник.
     - Что ты! Конечно, верю! - успокоил я.
     И действительно верю. Не важно, что там на самом деле случилось, пусть не по сути, но по духу это абсолютно правдивая афганская история.

Кабул. 2010 год

Рекомендуем

Дина Березовская
Память
Иван Вересов
Мой мир

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.