goblinmarusya

Новогодняя история

+13
========== Часть 1 ==========
Как говорит моя мама, я всегда был «другим». Не знаю, с чего она это взяла, если я сам осознал, что я гей, только к шестнадцати годам. Сейчас она может мне рассказывать, что признаки моей ориентации проявлялись уже во всех моих поступках с раннего детства, но тут я с ней готов поспорить. Да, я совсем не жаловал вниманием девочек, временами даже наоборот, они получали от меня телесные увечья. Но кто, скажите, не бился в садике за игрушку? Если бы из-за такого все становились геями, на земле бы почти не осталось натуралов.
Или вот эта глупая история о том, как я однажды намазал губы проявляющей алой помадой. Могу поспорить, что не я один таким был любознательным в три года. По крайней мере, пусть радуется, что я не надевал ее туфли на огромных каблуках, а то стал бы трансвеститом, тогда бы пришлось драться по утрам за колготки и лак для ногтей.
Сколько бы я ее ни убеждал, что это все вымыслы, она стоит на своем. Гей — значит, все косяки в детстве были связанными с моей ориентацией.
В отличие от нее, я считаю, что был обычным ребенком. Если учесть, что мать постоянно вызывали в школу из-за моих выходок, то можно сделать вывод, что я, скорее, был хулиганом, чем геем. По всей видимости, это и спасло меня от клише «загнанный и замкнутый в себе мальчик-гей». Никогда я не чувствовал себя одиноким. Меня всегда окружало много друзей. Люди менялись, шли года, но всегда рядом оставались самые верные и преданные: Костя, Мишка и Олег. «Неразлучная четверка», как прозвали нас одноклассники. Боже, сколько в жизни мы натворили, сколько раз нам приходилось спасать друг друга из неприятностей, даже вспомнить страшно. Было время… Таких друзей встречаешь только раз в жизни. На них можно было положиться во всем. Сам факт, с какой легкостью они восприняли мою ориентацию, вызывает уважение. Не каждому это дано.
Давно это было… Знаете, был такой возраст, когда все кругом только и говорили, что о сексе. Наступил такой момент, когда оказалось, что мне нечего сказать по этому поводу, что и стало поводом постебаться надо мной друзьям. Сейчас я даже не вспомню, кто из парней задал вопрос: «Ромка, ты случайно не голубой?», но отлично помню, как у меня оцепенело все тело. Я никогда не был трусом и тогда решил для себя, что не хочу ощущать страх, поэтому и ответил: «Да, а что? Это проблема?». Странно, но вместо того, чтобы разозлиться, они заржали. «Может, ты даже сохнешь по кому-то из нас?» — был следующий вопрос. На что я ответил на полном серьезе: «Вы хоть видели себя в зеркало, уроды?» Таким был мой первый каминг-аут.
Если честно, я тогда соврал. Там было в кого влюбляться. Все три моих друга были мечтой любой девушки в нашей школе. Немало девчачьей дружбы разбилось из-за этих парней. Что-что, а они, в отличие от меня, успели натворить дел на любовном фронте еще в школе. Больше всего отметился Костя, который умудрился заделать ребенка в одиннадцатом классе. Вместо выпускного мы гуляли на его свадьбе. А через шесть месяцев чуть было не разругались, решая, кто будет крестным его ребенку.
После школы жизнь нас разбросала в разные стороны. Я поступил в строительный университет, Олег на юридический факультет, Мишка умудрился уйти в армию, а Косте пришлось совмещать учебу в техникуме с работой. Видеться стали редко.
На втором курсе наконец-то и я впервые влюбился. Наверное, правду говорят, что симпатия возникает моментально. Проходя по коридору универа, я встретился взглядом с симпатичным парнем  и не смог пройти мимо. Тогда мне казалось, что такое бывает лишь в кино. Мы смотрели друг другу в глаза, приближаясь, и в какой-то момент, остановившись, уже разговаривали друг с другом.
Его звали Денис. Красивый, умный, нежный… Меня так затянули отношения с ним, что я забыл обо всем на свете. Были только он и я. Кто же знал, что нас хватит лишь на полтора года. Я не знаю, в какой момент все стало рушиться, но однажды я осознал, что не хочу отношений с трусом. Он боялся не только, что скажут другие, но и себя самого. Мне постоянно приходилось вытаскивать его из депрессии, доказывать, что мы нормальные. Агония расставания длилась целых три месяца, после чего я для себя решил — я не хочу длительных отношений. Захотелось чувства легкости и спокойствия, как было в школе.
Шли года, университет сменила работа. Бытовые проблемы стали отнимать все больше времени. Мама разменяла нашу старую квартиру и купила мне отдельную в надежде, что я наконец-то заведу отношения. Наивная, если бы все дело было в квартире! Чертова гордость мешала сделать шаг и наконец-то зарегистрироваться на сайте знакомств. Нет, не страх, а простое чувство достоинства. После Дениса у меня было уже неудачное знакомство. Прямо в магазине подошел парень, разговорились, пригласил к себе. Знакомство вылилось в быстрый секс без подготовки, при этом каждый хотел быть лидером. Из этого опыта я сделал вывод, что для меня все же важно узнать человека, перед тем как с ним переспать. А Толик в этом смысле был реалистом. Раз в месяц он решал, что ему хочется секса и, названивая мне по телефону, доставал. После десятка таких встреч я даже смирился. А что, по сути, я терял?
Через два года после выпуска снова объявился Денис. Оказалось, за это время он успел жениться и заделать ребенка. Малому еще не было и года, когда его отец вдруг осознал, что ошибся и он все же гей. Главное, что интересно, что позицию он выбрал очень выгодную для себя. Он вроде живет в семье, но временами по вечерам заходит в гости ко мне. Ребенка ему жаль. Хорошее оправдание, не правда ли? У меня только один вопрос, как я мог вляпаться во все это дерьмо? Зачем мне все это? Для галочки, чтобы просто не быть одному?
В один прекрасный момент я понял, что это все мне надоело. И нужно же было так случиться, что в это самое время на горизонте снова объявились давние друзья. Я не виделся с ними уже больше трех лет, и вдруг звонок от Мишки. Мы проговорили с ним часа три, пока у меня не разрядился телефон. Оказалось, что у них все в жизни стало налаживаться. Мишка после армии сколотил строительную бригаду и удачно выполнил пару заказов, после чего работа полилась рекой. Теперь занимается оформлением фирмы. Олег неплохо устроился после университета в юридическую компанию, а Костя раскрутился на рынке, где начинал работать после школы, и у него уже пара своих точек. Слушая это все, я понял, что только я застрял на месте. Ностальгия по школьным годам накатила волной. Всю ночь я не мог уснуть, вспоминая то время, которого уже не вернуть. А утром зазвонил телефон. Мишка предложил встретиться, и я сказал «да», даже не спрашивая когда и где. Так сильно я хотел их увидеть.
***
Встретились мы в ресторане в центре города. Я опоздал и поэтому, когда увидел их сидящими за столом, даже растерялся.
— Ромка, дружище! — первым поднялся мне на встречу Костя, расставив руки для объятий. Я, как в старое время, проскользнул под его рукой и, обхватив за шею, взлохматил его волосы. — Не забыл, чертяга! Посмотрите, вот кто совсем не изменился. Красавчик!
— Ромчик, на меня посмотри. Говорят, что я похорошел, — встал навстречу Олег, поправив по-деловому галстук.
— Кто это тебе сказал? Твоя мама? — Я хлопнул его по плечу и прижал к себе.
— Как ты догадался? Или она тебе звонит до сих пор, когда я не ночую дома?
— Тебе уже пора съезжать от мамочки, Олег, — раздался знакомый голос за спиной Игоря. — Присядь уже, дай мне друга хоть рассмотреть.
Игорь присел, и я наконец-то увидел Мишку. Он сильно изменился, может, все дело в волосах, которые отросли, или в рельефе тела, которое после армии стало идеальным. Одним словом, он возмужал и больше не смахивал на худощавого парня с ежиком на голове.
Мишка привстал, и я наклонился к нему с рукопожатием. Он приобнял меня и похлопал приветственно по плечу.
— Ну, привет, Ромка, — проговорил он мне на ухо почти шёпотом.
— Привет.
— Эй, хватит обниматься! А то мы подумаем, что ты любишь его больше нас!
— Вы на себя в зеркало смотрели…?
— …Уроды! — Они ответили так складно, что можно было подумать, будто тренировались.
Так весело я давно не проводил время. Мы болтали до самого закрытия заведения. Было заметно, как посетители оборачивались на наш хохот, который раздавался на весь ресторан. Официант пару раз даже подходил с просьбой вести себя потише и уходил от нас с очередным заказом.
Все было просто отлично, пока разговор не зашел о сексе. Вначале Олег решил нас проинформировать, что нового в гетеросексуальном мире происходит. На что я и Костик промолчали. Мишка бросил пару шуточек в сторону Олега и его активности, Олег обиделся и предложил: пусть тогда Костик расскажет, как ему семейная жизнь. В ответ тот лишь отрезал, что о жене лишь хорошее или ничего. И тут они решили, что пора узнать, как у меня дела.
— Ромка, а что у тебя по любовной части? — спросил Олег, и я краем глаза заметил, как он подмигнул Мишке.
Ну, начинается!
— Спасибо, регулярно!
— Хоть у кого-то регулярно, — как-то не очень весело прокомментировал Костя.
— И что, тебе по-прежнему нравятся парни? — продолжал в том же духе Олег.
— А ты что, хочешь проверить? — ответил я ему и подмигнул.
Олег засмеялся.
— Он хотел спросить, встречаешься ли ты с кем-то? — неожиданно подхватил разговор Мишка.
— Встречаюсь.
— Ничего себе! — присвистнул Олег и снова подмигнул Мишке. — И вы с ним «тили-тили, трали-вали»?
— Я же сказал. Регулярно.
— Кх-кх! — закашлял Костик, который до этого сидел тихо. — И в какой ты роли?
— Мы не играем в ролевые игры. — Я сделал вид, что не понял, о чем он.
— Я не о том. Кто из вас кролик, который любит морковку, а кто снеговичок?
— Ха-ха-ха! — раздался смех Мишки. — Представьте, как Костян будет сыну объяснять, что такое секс.
— А что?! Вы задолбали! Вроде вам всем это не интересно! — Костя сделал вид, что обиделся.
— Не видишь, он не хочет отвечать. Захочет - сам расскажет, — резко поменяв позицию, встал на мою защиту Мишка.
***
Мда… Знали ли они тогда, что я никогда не заведу сам этот разговор? После нашего воссоединения прошло уже шесть или семь лет. Нам почти по тридцатнику. Время летит так быстро. У Костика уже трое детей, бизнес. Олег — очень востребованный юрист. Мишкин строительный бизнес процветает. Я тоже не отстаю, год назад я рискнул и открыл свое дизайнерское бюро. У меня всего лишь пять человек в подчинении, но дела вроде идут нормально. Конечно, не без помощи друзей, которые подбрасывают мне неплохих клиентов.
На любовном фронте все без изменений. Два контакта в моем телефоне не меняются уже годами. «Регулярно»… Секс превратился в потребность, что-то вроде поесть или поспать. Иногда я звоню, иногда мне. Пресно и скучно.
Когда в очередной раз ребята предложили потусить, я воспринял это как манну небесную. Устал. Конец года. Серый город уже надоел. Идея отправиться покататься на лыжах пришлась как нельзя кстати.
Кто же знал, что эйфория продлится так недолго?
Горы, снег. Я лечу вниз по спуску и понимаю, что уносит меня не туда.

========== Часть 2 ==========
— Мужик, ты живой? — прозвучало мне прямо в лицо.
Острая боль в лопатке, словно кто-то скрутил меня и держит, не позволяя пошевелиться.
— Эй, скажи что-нибудь! — По обожженному снегом лицу кто-то провел рукой.
— Су-у-у-к-ка! — вырвалось у меня от острой боли.
— Отлично, хоть шею не свернул.
Я попытался открыть глаза, но снег забил не только рот, но и нос, и глаза.
Белая пелена и острая боль.
***
Очнулся я от голосов, которые раздавались где-то рядом.
— Везучий ты, Витька. Сегодня уже второго с горы спускаешь. Ты их что, не инструктируешь, перед тем как на спуск везешь?
— Издеваешься? Каждый день одно и то же. Только новая группа заезжает - обязательно парочка таких кретинов попадается. Думаешь, кто-то слушал, что я в микроавтобусе им говорил? А мне потом все это дерьмо разгребать.
— Пожалел бы я тебя, Витек, но у тебя работка получше будет, а мне вот постоянно таких вот полутрупов доставляют. Хорошо еще, если девушку, а то в основном старушек с давлением или экстремалов-малолеток. Сегодня, например, одних мужиков, там что, на спуске баб совсем нет? Налей еще. — Звон стекла. — За нас!
Они что, бухают?!
— Есть, — ответил снова «Витек».
— А к вам заехало много симпатичных?
— Да так… На любителя. Только видел, каких мажоров привалило? Вчера кутили в ресторане, так бабы все возле этой компании хороводы водили.
— Ха! Витек, тут нам не о чем даже волноваться. Хочешь, открою тебе секрет?
— Валяй.
— Не по бабам он.
Чего?! И откуда?..
— С чего ты взял?
Вот-вот! Мне тоже это интересно.
— Ты что, слепой? Когда его раздели, чтобы проверить нет ли переломов, ты его трусы видел?
Нормальные у меня трусы!
Второй, имени которого не озвучивалось, перешел на шепот.
— Педик он. Сто процентов. Я их за километр могу распознать.
— Не гони!
— Ты что, не слышал, как он стонал как баба?
— Так ты же ему руку вправлял.
— Вот именно! Все орут, как резанные, а он стонал.
— И что с того? Может, у него порог чувствительности низкий.
— Угу… Порог… Чувствительности… Ты, главное, к нему задом не поворачивайся.
— Тс-с-с! Может, он очнулся.
— Так проверь.
— Сам проверь! Ты же доктор.
— Я травматолог, а не проктолог. Пх-ха-ха!
Докторишка начал ржать, пока его веселье не прервал звонок телефона.
— Слышь, опять ему этот «Мишаня» названивает.
— Так ответь!
— Сам ответь! Это наверняка его хахаль.
— Хрен с тобой, дай сюда. Алло. Это не Ромчик. Не материтесь, пожалуйста. Я ваш инструктор. В медпункте. Все нормально. Он спит. Внизу возле второго спуска.
— Ну что? — опять раздался голос доктора-«проктолога».
— Бешеный какой-то. И слова сказать не дал. Бутылку спрячь. Сейчас примчится.
— Я говорил, не нужно брать трубку.
Вам лучше было молчать и рты свои не открывать. Ненавижу таких!
Я попытался перевернуться на бок, но тело не хотело слушаться.
Черт! Отдохнул!
По холоду, потянувшему по ногам, стало понятно, что дверь открылась.
— Где он? — голос Мишки звучал строго.
— За шторой. Мы укололи ему сильное обезболивающее. Он уснул. У него было вывихнуто плечо. Может еще пару дней болеть.
— Да понял я! Дай уже мне пройти!
Шаги и холодная рука опустилась на мой лоб. Я открыл глаза. Мишка убрал руку.
— Живой? Ноги целые?
— Вроде… Пока не проверял.
— Какого ты меня не слушаешь постоянно?! Говорил, езжай за мной, а ты?
— Слегка отвлекся. Там такой экземплярчик в салатовом комбинезоне стоял.
Мишка посмотрел в сторону.
— Потом обсудим, — сказал он как-то рассеянно, словно впервые слышит такое от меня. — Так ему уже можно вставать? — обратился он уже, по всей видимости, к доктору.
— Может, это нужно было спросить перед тем, как хватать меня за шиворот? Идите куда хотите. Я с себя всю ответственность снимаю. У Виктора лыжи свои заберете.
— Кто такой Виктор? — уточнил Миша.
— Вот он — инструктор вашего отеля. Между прочим, это он отгреб вашего друга из сугроба.
Из-за шторки показался ярко-салатовый комбинезон.
— Здрасте, — как-то неуверенно поздоровался парень с раскрасневшимися от алкоголя щеками.

========== Часть 3 ==========
Иногда я сам себе удивляюсь. «Рома, что ты творишь?!» — спрашиваю, и все равно делаю, что задумал.
— Привет, ты Виктор? — вечером, увидев в ресторане отеля знакомое лицо, встал и подошел к парню.
— Да, — ответил он и посмотрел на меня удивленно и где-то даже испуганно.
Женщины рядом с ним окидывали меня заинтересованным взглядом.
— Я хотел поблагодарить тебя за то, что помог мне сегодня, и спросить по поводу индивидуальных тренировок. Как насчет завтра?
— Для вас? — удивление он даже не пытался скрыть.
Его щеки снова стали покрываться розовым оттенком.
Оказывается, это особенность его организма, которая не всегда связана с алкоголем.
Мило… Это может быть очень даже мило в некоторых ситуациях. Особенно при близком контакте… И если еще добавить неравномерное дыхание…
Не рано ли я о таком думаю? Хотя…
— Да. Видно, я рано решил, что уже все знаю. Мне бы парочку часов позаниматься с вами. Мне сказали, что у вас даже бревно за два дня становится на лыжи. — Чуть-чуть лести еще никому не помешало.
— У меня только с одиннадцати до двенадцати завтра есть свободный час.
— Отлично. Тогда завтра в это время я буду внизу у второго спуска. Возле медпункта, о'кей?
Парень отвел взгляд, потянувшись за стаканом.
— Договорились, — ответил он, сделав глоток.
Когда я отошел от этой компании на пару метров, то развернулся и посмотрел на них. Инструктор, смотревший в мою сторону, резко отвернулся и что-то ответил женщинам. А обсуждали они, по всей видимости, меня, если судить по заинтересованным взглядам особ женского пола.
Ну-ну… А это может быть очень даже интересно.
— Романыч, это что такое было? — Не успел я сесть за наш стол, как Олег прицепился со своими колкостями. — Ты там кого клеил, инструктора или баб?
— Догадайся. — Сделав загадочное лицо, я уселся за стол и решил наконец-то за день нормально поесть, только мои друзья и не собирались сворачивать эту тему.
— Я вообще не понимаю, что в этом инструкторе может привлечь внимание. Ну, может… Кроме его тела, — продолжил Олег.
— Интересно, когда ты успел его рассмотреть? — бросил колкое замечание в его сторону Костя. — Как по мне, пацан как пацан.
— Я его не рассматривал. Я предположил, если он спортсмен, то и тело у него должно быть подкачанным.
— Железная логика. Значит, ты считаешь, что Ромке нравятся спортивные парни? А ты что скажешь, Рома?
Вилка с куском мяса остановилась на полпути.
— Такого критерия отбора точно нет.
— То есть такой, как Костян, на девятом месяце беременности, тоже бы тебе понравился? — съязвил Олег.
Вот кретины!
Сделав задумчивое лицо и пройдя оценивающим взглядом по Косте, я выдал то, что порадовало только его:
— А почему нет? — Костя вздернул вверх подбородок «что, съели?» — Мне бы сзади все равно было, какой у него живот, — добавил я, и ситуация за столом изменилась кардинально. Костя сделал круглые глаза и попытался сформулировать ответ, но, кроме как во взгляде, это не получилось. Зато у Олега и Мишки нашлись слова.
— Вот и узнали мы наконец-то о Ромкиных предпочтениях. Булочки он любит. — Олег хлопнул Костю по плечу. — Видишь, Костян, оказывается, ты популярен среди геев.
— Не спеши радоваться. Ромчик, чьи булочки ты находишь самыми аппетитными среди нас троих?
Боже, сколько можно?!
— Вот его! — Тыкнув вилкой с мясом в сторону Мишки, проглотил уже злосчастный кусок и продолжил трапезу под пристальным взглядом этой троицы.
— Та-а-ак… Почему его, а не моя?! — первым нарушил тишину Олег.
— Нет, пусть сначала скажет, чем мои булки хуже! Он только что говорил, что не прочь их поджарить.
Я жевал и молчал.
— Что вы к нему пристали?
— О, посмотрите, кто заговорил! Лучшая задница года!
Честно говоря, я не сильно сейчас различаю, когда они шутят. Посмотрев на них внимательно, засмеялся. В ответ они зашлись таким смехом, что минут десять весь ресторан наблюдал за нашей странной четверкой.
Все же какой была бы скучной жизнь без этих олухов! Что бы я без них делал?
Парни стали вспоминать старые истории, и наконец-то я смог расслабиться окончательно и посмотреть в сторону. Инструктор сидел ко мне вполоборота и внимательно слушал своих спутниц. На секунду он повернул голову и посмотрел на меня. Я улыбнулся ему. Он смутился и снова отвернулся.
Не такой он и простачок. Что-то в нем есть…

========== Часть 4 ==========
— Итак… Какие планы? — спросил у меня Олег, с которым мне повезло делить номер.
— Я не знаю, может, телек посмотрим? — стягивая свитер, ответил я. — А-а-а! Черт!
— Дай помогу. Болит?
— Только когда вверх поднимаю.
— И как ты собрался завтра на лыжах кататься?
— А что ты предлагаешь? На санках меня прокатить?
— Да, конечно! Специально за этим тысячи километров и проехал. Кстати… О птичках… Как насчет сегодня поменяться? Я на горке познакомился с двумя подружками. Они не прочь сегодня пообщаться поближе. Ну, ты понимаешь… Я с Костей и Мишей побазарил, они не против. Костя на моей койке покемарит.
— Спасибо, что спросил моего мнения.
— Я же знал, что ты не будешь против.
Кто бы сомневался…
— Я в душ, а то через полчаса стрелка.
В такие минуты я завидую парням. Они могут с легкостью спуститься в бар и замутить с кем-то. Никто не будет смотреть на них как на изгоев, если они будут держать за руку своих избранниц и смотреть им в глаза.
Дверь в комнату открылась без стука. Вначале показалась белоснежная подушка, а за ней следом уже сам Костя.
— А вот и я!
— Ты что, со своим бельем?
— Конечно. Мало ли, что они там будут на постели вытворять. Я же знаю этого извращугу.
Из ванной вышел Олег в одном полотенце.
— Обо мне судачите?
— А о ком еще? — Костя снял покрывало и стал перестилать постель. — Говорил же сразу, что с Ромкой буду в номере. Так нет.
— Не бурчи. Если хочешь с нами, так и скажи.
— Надоели мне уже эти письки-сиськи.
— Вот видишь, Ромка, что брак с нормальными мужиками делает?
Костик повернулся и зарядил в Олега подушкой.
— Одевайся уже и вали к «лучшей заднице» по рейтингу Ромки.
— А-а-а! Завидуешь! А ну-ка сюда посмотрите. Как вам? — стянув полотенце, Олег не стесняясь, повернувшись задом, стал натягивать трусы.
— Рома, есть пиво и чипсы? Тут нам стриптиз предлагают на шару.
Нужно было видеть лицо Кости, когда он это сказал.
— Думаю, давай заплатим ему, чтобы он скорее свалил, — проявил я свою солидарность.
— Зря. Зря вы парни так. Это тело сегодня кого-то удивит, — не унимался Олег. — Так… Я ничего не забыл? Подушку. Хотя кому она сегодня нужна будет? Пока.
Когда Олег ушел, Костя устроился на соседней кровати и, щелкнув пультом, включил телевизор.
— Так пиво есть или нет?
— Неа.
— Сгоняешь?
Куда я денусь.
— И чипсы?
— Ты настоящий друг!
Спустившись в бар, я осмотрелся по сторонам. В полутьме с трудом удалось рассмотреть за одним из столов знакомые силуэты. Сердце сжалось, когда к плечу Мишки прислонилась девушка с длинными волосами. Странно, но такое чувство у меня каждый раз, когда наблюдаю такую картину. Зависть, которую сменяет страх. Вдруг это та, которая останется навсегда рядом с ним? Тогда наступит конец.
Взяв пиво и чипсы, я вернулся наверх, в номер.
— Супер! — Костя затянулся из протянутой ему бутылки. — А чипсы какие?
— Чили.
— Ромчик, не был бы я женат, женился бы на тебе. Ты лучше других знаешь меня.
— Ты себя в зеркало видел? Кто тебе сказал, что я бы согласился?
В ответ Костя засмеялся и стал клацать пультом в поисках чего-то интересного.
— Рома? — позвал меня Костя, когда я думал, что он увлечен фильмом. — А ты когда-нибудь думал завести семью?
— Что за странные вопросы приходят тебе на ум после второй бутылки пива? Ты же знаешь, «я мальчиков люблю».
— Я серьезно.
— Если серьезно… Я завидую тебе. Ты встретил женщину, которую любишь, и можешь провести с ней всю жизнь. У геев так не бывает.
— Почему?
— Вероятность встретить родного человека равна нолю.
— А если все же встретишь?
— Ты узнаешь об этом первым. Все. Я сплю.

========== Часть 5 ==========
      Знаю мало, но времени свободного почти нет.
Даже не знаю, какую причину считать основной в том, что мне сегодня утром так хреново. Может, это из-за того, что Костя ворочался полночи, потом орал во сне на кого-то, а потом обнял подушку и захрапел. А возможно, виной мои мысли, которые прыгали в моей голове, опережая одна другую, не позволяя мне уснуть. А быть может, женские голоса, что раздавались за стенкой…
Главное, не скажу, что я настолько моралист, но этот писк и смех за стеной реально раздражали.
«Как вообще можно вот так запросто познакомиться на улице и пойти вечером в номер к мужчине, осознавая, чем это в конечном итоге закончится?» — мысленно прочитав им нотации, я тут же вспомнил Толика, с которым познакомился в магазине и в тот же вечер переспал. «Да ну нафиг! Я, в конце концов, мужчина!». Женщины должны быть другими. Они же чьи-то будущие матери. Зря я вспомнил об этом. Еще одна мыслишка с лицом и голосом мамы всплыла в памяти. Да еще и этот разговор о семье с Костей. Не отдых, а какой-то вынос мозга.
Семья… Что он имел в виду? Я и мужчина, который будет всегда рядом? Ужас. Это же в два раза больше грязных носков, которые постоянно теряются в стиральной машине. Кто-то будет постоянно занимать санузел по утрам. Это придётся каждый день готовить? А зачем? Черт, я знаю ответ. Если бы это был… Если бы он прижимался ко мне во сне, я был бы готов на все.
Смех за стеной прервал мою фантазию и вернул в реальность.
«Бляди!»
Натянув на голову подушку, я уснул. Ненадолго. Крик Костика: «Харе дрыхнуть!» разбудил меня ни свет ни заря. Ему-то хорошо, а я поспал от силы три часа.
В отвратительном настроении и ужасном виде я спустился вместе с Костей в ресторан на завтрак. Парней еще не было.
— Спорим, у них ничего не выгорело вчера, — опять взялся за свое Костя. Его хлебом не корми, дай поспорить.
— С чего ты взял?
— Так спорим или как?
— У Игоря и Мишки и не выгорело? Конечно, спорим. — Я-то ночью не спал и все слышал. — Пять баксов.
— Чего так мало? — спросил обиженно Костя, уплетая бутерброд с икрой.
— А тебе, буржую, все мало!
— Давай хоть десять на пачку сигарет.
— Бросал бы ты курить.
— Все! Тихо! Идут! Ты молчи, я сейчас все разведаю.
Судя по внешнему виду, у парней была еще та ночка. Я почти уверен, что выиграл десять баксов, но почему-то фирменной довольной улыбки не наблюдалось на лице Олега.
— Донжуаны, а где ваши Джульетты? — Костя решил блеснуть знанием литературы, но неудачно.
Странно, но никто не поправил его и даже не воспользовался тем, чтобы напомнить о его кулинарном техникуме.
— Спят, наверное, — пробурчал Олег и уселся рядом со мной.
Я посмотрел на Мишку, присевшего напротив меня. Волосы взъерошены, видно, что собрался он по-быстрому.
— Что вы заказали? — спросил он, рассматривая меню.
— Для вас ничего. Мы думали, что после буйной ночи вы вряд ли спуститесь на завтрак.
Олег, облокотившись о стол, обхватил голову руками.
— Черт! Да какие бабы! Пива бы! Башка трещит. Они выжрали бутылку вискаря и хоть бы что. Я лично не помню ничего. Было что-то или нет, а, Мишаня?
— Может, и было, только точно не с нами. Они ушли, когда ты вырубился.
Довольный Костя посмотрел на меня победным взглядом.
— Так-с-с… Закажу-ка я еще бутербродик… Пацаны, сегодня Ромчик угощает завтраком.
А ничего, что это далеко не десять баксов получится?
Олег лишь простонал, что, скорее всего, он будет пиво и больше ничего, а Мишка поднял взгляд и посмотрел на меня, а потом на Костика:
— Что, опять спорили?
Костя довольно потянулся.
— Ага. И я выиграл.
— Интересно, и на что в этот раз? — задав вопрос, Миша помахал официанту.
— Что у вас не получилось затянуть никого вчера в койку.
— Я и не собирался.
— За себя говори, — подал голос Олег. — Лично я рассчитывал на пару-тройку раз.
Костя не выдержал и засмеялся.
— Ой, рассмешил ты меня. «Тройку». Ты хоть на раз разведи. Эх, был бы я холостым…
В каком бы ни находился плохом состоянии Олег, слова Костика задели его за живое:
— Костя, ты если бы и был холостым, все равно у тебя ничего не вышло. Ты себя в зеркале когда в последний раз видел?
— Спорим! На сколько?!
Шутка явно переросла в азарт.
— Послушайте, какая разница? — решил я сгладить обстановку.
— Стоп! У меня идея! Все спорим! — не унимался Костя. — Кто сегодня переспит, получит от остальных по десять баксов. Это, если что… Тридцатку заработаю. — Довольно потерев руки, Костя обвел всех взглядом. — По рукам?
За столом образовалась немая сцена. Все уставились друг на друга, обдумывая.
— Лично я пас. Я не буду спать с бабой ради десяти баксов. — Мне показалось, что я удачно пошутил, но никто не засмеялся.
Тут уже и Олег решил состроумничать:
— Я участвую, если и Ромчик. Отрываться так всем.
— Ты точно перепил! С кем я должен здесь переспать по-твоему?
— Ну… Хотя бы с тем инструктором. Он же тебе понравился? — с умным видом сморозил чушь Олег.
— Точно! Это просто супер идея! — не унимался Костя.
Я посмотрел на Мишку, ожидая хоть какой-то поддержки. Он все это время смотрел на меня и молчал, но резко откинувшись на спинку стула, сложил по-деловому руки на груди:
— А что? Я тоже участвую.
Участвуешь, значит! Ну и чудно!
— Хорошо! Инструктор — так инструктор!

========== Часть 6 ==========
Сказать, что я сильно сопротивлялся или долго спорил — это, грубо говоря, соврать. Что, в конце концов, меня должно сдерживать? Отношений — ноль, невинность — это даже смешно, страх, что откажут, — так вроде я не из таких парней. Мне не стыдно за свои предпочтения. Никогда никому не навязывался, а легкий флирт не помешает, тем более я уже вчера положил на этого инструктора глаз. Пусть даже интуиция меня и подведет, но сам процесс может оказаться даже забавным.
В условленное время я ожидал на месте, попивая теплый глинтвейн, присев на скамейку. Виктор пришел на пять минут раньше и стоял, иногда посматривая на телефон в ожидании моего прихода. Оставшись незамеченным среди толпы, я не спешил. Иногда интересно понаблюдать за человеком со стороны. Парень явно был младше меня. Как заметил Олег, его телосложение, действительно, даже в одежде казалось идеальным.
Парень посмотрел по сторонам, не заметив меня, осмотрел свои лыжи и снова посмотрел на телефон, проверяя время. Потом поправил шапку и снова посмотрел на мобильный.
Пора.
— Привет. Долго ждешь? — подойдя сзади с лыжами в руках, спросил я.
Парень повернулся, и его щеки снова покрылись румянцем.
Забавно. Так это у него такая реакция на меня?
— Нет. Всего минуту, — соврал он.
Вот так новость. А ничего, что я наблюдал минут пятнадцать?
— Хорошо, что недолго. Я слегка не рассчитал время.
— Все нормально, — ответил он и снова поправил шапку. — Я думаю, вначале поднимемся на легкую трассу. Хочу посмотреть, что вы умеете.
Ох, знал бы ты, что я умею… Впрочем… Все может быть.
— Отлично.
Мы двинулись к подъемнику. Людей было немного, нам повезло сесть на кресельную дорогу очень быстро.
Когда мы поднялись на высоту пары метров, я решил, что пора действовать.
— Извини, ты не мог бы поправить мне шапку? — Держа лыжи в правой руке, я совершил видимость попытки сделать это самому.
Парень повернулся в мою сторону и, переложив свои лыжи в другую руку, неуверенно поднёс руку к моей голове.
— Как именно? — он неловко посмотрел на меня.
— Чтобы красиво было и тепло.
— Красиво? — переспросил он и еще больше растерялся.
Я лишь улыбнулся в ответ, хотя хотелось что-то сморозить.
Даже не знаю, что за реакция. Может, я все же что-то не так сказал? Его лицо стало еще пунцовей.
Господи! Вот же молодость. Он сейчас или взорвется, или грохнется вниз.
— Что-то не так?
— Нет-нет! — Он все же сделал попытку натянуть мне шапку. Я резко лишился способности видеть.
— Эм-м-м… Виктор, я ничего не вижу.
— Извините! — он поправил мне шапку снова.
— Слушай, с тобой точно все нормально? Ты случайно не болен?
— Нет. — Он отвернул голову и сделал вид, что смотрит вперед.
Канатка двигалась медленно. Мы молчали. Пришлось делать ход конем. Стянув зубами перчатку, я сделал вид, что хочу натянуть капюшон, но вместо этого специально уронил перчатку вниз.
— Черт!
— Не волнуйтесь, найдем ее, когда будем спускаться. — Он обернулся, смотря вниз, чтобы запомнить место.
— Холодно…
— Возьмите мою! — Он стянул перчатку и протянул мне.
— Нет. А как же ты? — Я специально взял его за запястье, словно хотел оттолкнуть.
Его реакция меня порадовала, скорее, отсутствие ее. Он замер, как сурок в момент опасности.
До чего же он забавный!
Если учесть, что он знает, что я гей, то логичней предположить, что он должен выдернуть руку, а он, наоборот, словно заледенел.
Ну что же, проверим.
Не размыкая зрительный контакт, я провел указательным пальцем, словно погладив его по запястью. Он сглотнул, но взгляд не отвел. Я всячески сдерживал улыбку. Слегка подавшись телом вперед, я наклонился и выдохнул горячим воздухом на наши руки.
Я подумал, что сейчас оттолкнет, но вместо этого он вывернул свою руку и, обхватив мою ладонь своей, потянул в карман своего комбинезона.
Черт! А это чертовски приятно. Горячая ладонь и мягкая ткань, от которой исходит тепло его тела.
Значит, я не ошибся.
Виктор сделал вид, что смотрит на что-то впереди. Только кадык и румяные щеки выдавали его волнение.
У меня есть шанс!

========== Часть 7 ==========
Мы ехали и молчали. Ветер дул все сильней в лицо, я втянул шею, пряча рот и нос в теплый шарф. Рука по-прежнему оставалась в его кармане. Когда до конца трассы оставалось метров десять, Виктор зашевелился и ненароком вытянул свою руку из кармана.
Боится.
Его можно и понять. Наверняка канатку обслуживают люди, которые его знают.
— Вы готовы сходить? Или нужна помощь?
Вытянув руку за ним следом, я взялся за лыжи обеими руками:
— Спасибо, я сам.
Мы соскочили с подъемника, и он все же отобрал лыжи:
— Я помогу! Как рука? Еще болит?
Он смотрел мне прямо в лицо. Все это смахивало на ухаживание.
А он действительно не так прост. Тут сразу видны признаки лидера. Мы только подержались за руки, а он уже стал уверенней.
— Не очень. Терпимо. Бывает и хуже. — Я и не попытался прервать наш зрительный контакт.
Парень облизнул губы, несмотря на мороз, и сдался первым, отведя взгляд.
— Ну что, посмотрим, чему вас научили?
Честно говоря, единственным учителем, кто показал, как стоять на лыжах, был Миша. Это было два года назад. После двух часов нравоучений и рассказов, откуда у меня ноги растут, я все же поехал. Но после этого для себя решил — кто угодно, только не он, должен быть моим учителем. Еще немного и я готов был его прикончить. Он из той категории людей, которые все делают правильно и того же требуют от других. Это неплохо, но когда это касается тебя…
— У меня мало практики, — ответил я Виктору, а про себя подумал, что неплохо все же было бы вечером попрактиковаться в чем-нибудь другом.
— Ничего, давайте помогу затянуть ботинки. Наверстаем.
Виктор присел у моих ног и стал поправлять ботосы.
— Слушай, может, давай перейдем на «ты»? А то я чувствую себя старым. Сколько тебе лет?
— Мы, наверное, ровесники, но мне как-то неудобно на «ты». Мне двадцать три.
Ровесники? Неужели я так хорошо сохранился? Я старше его на семь лет.
— Да чего уж там. Ровесники, значит, называй меня Ромой. Договорились?
Виктор выпрямился и оказался очень близко ко мне.
А мы с ним одного роста. Это удобно. Особенно в некоторых моментах… Хотя бы при поцелуе.
— Тогда, Рома, давай! Ты впереди, а я сзади.
Зачем говорить такие вещи, еще и находясь так близко?
— Заманчивое предложение. — Теперь настала моя очередь облизать губы.
— Ты, главное, не спеши и выдерживай радиус поворота. Как лучше падать показать? На задницу или набок. Так что?
Что-что! Я уже почти готов попробовать и «на задницу и набок».
— Я готов на все, что ты предложишь.
Он смутился и поставил передо мной лыжи.
— Тогда погнали!
Даже не знаю, стоит ли рассказывать о таком позоре, как моя езда. Я упал на первом же повороте. Виктор попытался поднять меня, но я снова поскользнулся и потянул его за собой. Такого спарринга, наверное, давно не наблюдали на этом склоне. Но признаюсь честно, если первый раз я действительно упал случайно, не рассчитав дистанцию, то следующие разы была уже сплошная импровизация. Не знаю, догадался Виктор или нет, но он упорно продолжал помогать мне. То протянет руку, поднимая меня, то приобнимет сзади, то присядет, чтобы показать, как нужно поставить ноги.
Знали бы вы, чего стоили только его поглаживания внутренней стороны бедра. Он все упорно пытался объяснить, как должны работать мышцы, но в этот момент только одна мышца давала о себе знать. А в этой ситуации она была бесполезной, даже, наоборот, мешала.
Я даже вздохнул облегченно, когда он предложил мне передохнуть, пока он поищет мою перчатку.
«Курнуть бы сейчас!» — подумал я про себя, наблюдая как мой инструктор вышивает пируэты на лыжах. «Задница у него то, что нужно!»
— Бу-у-у! — Я чуть не умер с испугу, когда сзади на меня налетел Мишка. Пока я обтрушивал снег, которым меня накрыло во время его торможения, он забросил на мое плечо руку. — Чего стоим?!
— Придурок, напугал!
— А-а-а! Видишь?! Чему я учил? Всегда на склоне нужно быть начеку. Вдруг будет вниз лететь такой, как ты?
— Голубой что ли?
— Ха-ха-ха! — рассмеялся он и притянул за плечо поплотнее к себе. — Голубой —  это еще куда ни шло, а вот если ноги из задницы — это уже опасно.
— Да ну тебя! — Сбросив его руку, я толкнул его в снег.
— Ты совсем шуток не понимаешь. — Он поднялся. — Поехали? Пацаны ждут в кафешке возле первого спуска.
— Ты езжай.
— А ты?
Я посмотрел в сторону, куда умчался мой инструктор. Мишка посмотрел вслед.
— Это там инструктор в салатовом костюме?
— Угу-у-у… — задумчиво ответил я, продолжая смотреть в сторону.
— Ты что, и правда решил участвовать в этом дурацком споре?
— А что? Только не говори, что ты нет.
Он не сразу ответил, поэтому я повернулся посмотреть на него. Он как-то странно смотрел в этот раз на меня. Словно я что-то не то сказал. Но длилось это недолго, он посмотрел в сторону спуска.
— Черт! Где же она? Все, я поехал! А то потерял свою спутницу.
Ну, конечно! Кто бы сомневался?..
Он стартанул с места так же быстро, как и появился. Мне снова пришлось убирать снег с лица. Не успел я как следует обтереть лицо, как передо мной оказался салатовый комбинезон.
— Кто это был? — спросил его обладатель, слегка смущаясь.
— Друг.
— Друг? — переспросил он, явно намекая.
— Просто друг. Друг детства. Они с парнями ждут сейчас меня в кафе. Не хочешь присоединиться?
— Честно говоря, меня ждут следующие клиенты. Я сообщил им, что слегка задерживаюсь. — Он сделал паузу, продолжая смотреть на меня.
— Жаль… — Я посмотрел в его голубые глаза. Была не была! — Послушай… Если я спрошу тебя о чем-то…
Он опустил глаза, повертел в руках перчатку и снова посмотрел мне в глаза:
— О чем?
— Надеюсь, ты правильно поймешь мое предложение… Как насчет вечером встретиться?
Судя по его реакции, я почти уверен, что именно этого он и ждал.
— Ты и я? Только вдвоем?
— Да.
— У меня служебная комната. Три человека…
Йес! Да! А это то, что хотел услышать я.
— А если ко мне?
— У тебя одинарный номер?
— Поверь, он будет сегодня таким, если ты только захочешь.
Он сделал вид, что обдумывает.
— А как же «те»?
— Сегодня у них свои планы.
Он снова опустил глаза и стал крутить перчатку:
— Хорошо. Я согласен, — ответил он, не поднимая глаз. — Держи, это твоя.
Он протянул мне перчатку.
— Давай спускаться.
Он молча помог мне стать на лыжи, обчистив их от снега.
— Постой! — остановил он меня, когда я почти поехал. — Какой номер комнаты?
Так вот почему он такой задумчивый.
— Двести пять. — Я улыбнулся ему, перед тем как поехать. — Я буду ждать.
Я спалился. Потому что дальнейший спуск прошел без падений. У подножья горы к Виктору подошли две девушки, явно ожидавшие его. Сняв лыжи, я повернулся к нему и махнул рукой. Он лишь на секунду приподнял руку и сделал вид, что что-то отвечает девушкам, но снова посмотрел на меня.
Он придет. Я уверен.

========== Часть 8 ==========
— Чего так долго?! — чуть ли не заорал на весь ресторан Костя, когда я появился в поле их видимости.
— Я не пойму, что, опять я плачу? Что за спешка?
— Да садись ты уже! Я уже все заказал. Садись и слушай. — Пришлось исполнить приказ. Тем более, что есть хотелось бешено. — Так на чем я остановился?
Олег придвинул ко мне тарелку с шашлыком и ответил на вопрос Кости:
— Ты сказал, что уточнил у администратора наличие свободных номеров и тебе ответили, что мест нет.
— Именно! Из этого следует, что сразу нужно обсудить эту проблему.
Все присутствующие за столом переглянулись.
— Та-а-ак!.. Я ничего не знаю! Лично я уже договорился. У меня встреча сразу с двумя цыпочками. Представляете, сегодня сбудется мечта моего голодного детства — секс с «Виагрой».
— Опускаем фразу о голодном детстве, но насчет «Виагры» нужно уточнить. Ты сказал, две телки?
— Блондинка и шатенка. И обе хотят меня.
— А как же рыжая? — не унимался Костя.
— Что ты пристал? У самого хоть есть намек на секс?
— В отличие от тебя у меня точно будет секс. У меня сорокалетняя дама с номером люкс. Так что это гарантированная победа.
— Сорок?!
Тут и мне стало интересно.
— А что? — ответил Костя. — Миша, салат подай. У нас вроде ограничений никаких не было. Цвет, рост, даже пол. Между прочим, в таком возрасте женщины даже очень так.
Что он несет? Хотя если подумать, то я и сам старше Виктора на семь лет.
— Так что осталось только решить вопрос с этими двумя? — Олег посмотрел на нас с Мишкой.
Нет-нет-нет! Так не пойдет.
— Стоп! Скажу сразу. Я уже договорился о свидании и даже назвал номер комнаты. Так что…
— Что, правда? — По крайней мере, два человека из трех были удивлены. — Инструктор? — уточнил Костя.
Я лишь кивнул.
— Мда… Мишка, ты что молчишь?
Все внимание теперь сосредоточилось на нем.
— Что вы пристали?! Все нормально. Мне тоже не нужен номер. Я зарезервировал сауну на три часа. Лично мне этого времени хватит. Меня только волнует, где ночевать потом. Надеюсь, вы не рассчитывали занимать номер до утра?
— Три часа? — Олег состроил обиженную мину. — Ты думаешь, мне хватит этого времени, чтобы удовлетворить «Виагру»?
— Ой! Ты бы хоть одну довел до оргазма, — не упустил возможности поддеть Олега Костя. — Прикупил бы на всякий случай таблеточки.
— Себе прикупи! Хотя у тебя и до дела не дойдет, зачем переводить продукт? Кстати! О птичках! Вы же все помните джентльменскую клятву?
То, как все одновременно заулыбались, было доказательством, что ничего не забыто.
Нам тогда было, наверное, в два раза меньше лет, чем сейчас. Тогда впервые мы серьезно поспорили. Призом оказался футбольный мяч, привезенный отцом Олега из Германии. Предмет спора был слегка щепетильным, поэтому мы и дали клятву, что скажем правду и только правду. Сейчас-то я понимаю, какими глупыми мы были, но тогда я тоже участвовал в споре. Так вот… Тогда мы спорили, у кого длиннее… Ну, вы сами понимаете. Победил Костя. Поэтому Олег ему этого до сих пор забыть не может.
— Я подумал, может, усложнить доказательство. Предлагаю предъявить как доказательство трусики, — внес рационализаторское предложение Олег.
Чего?!
— В этом я точно не участвую!
— Я тоже считаю, что это лишнее, — встал на мою сторону Костя.
— Кто бы сомневался, что ты будешь против. Миша, ты чего молчишь и молчишь? Такое впечатление, что мне одному нужно шестьдесят баксов.
Мишка открыл рот, чтобы ответить, но его перебил Костя:
— Я не понял, а почему шестьдесят? Было же тридцать.
— Так мне за двоих двойная такса.
Только он это сказал, разговор резко перешел в плоскость диалога между ним и Костей, а мы с Мишкой остались не у дел.
Пользуясь моментом, я посмотрел на него. Складывалось впечатление, что все, что происходит вокруг, его не волнует. Миша молча ел, погруженный в свои мысли.
Мне бы его сдержанность. В младших классах это качество временами меня раздражало. Тогда мне казалось, что это надменность. Что таким поведением он показывает, что лучше нас. Но по мере взросления я больше стал разбираться в людях и, по-другому проанализировав его поступки, сделал вывод, что был не прав. Мишка — настоящий мужчина. В нем сочетаются все качества, что делают его таким. Видно, тогда у меня и появился этот «идеал мужчины». Сам не знаю, как так вышло, но я стал всех сравнивать с ним. «Мишка бы так не сделал», «Миша так бы не сказал»…
— Может, хватит уже гнать пургу?! — Умиротворенного Мишку вдруг как подменили. — Значит, так! Ты ночуешь в двести четвертом, — он ткнул пальцем в Олега. — Ты у своей «дамы», — очередь Костика оказаться под его прицелом. — А ты!.. Ты! Ты в двести пятом. Ясно?! — Он задержал на мне свой серьезный взгляд на долю секунды. — И никаких доказательств! Я предлагаю положить завтра утром на стол деньги, и тот, у кого был секс, просто возьмет свои купюры. Есть возражения?
— Нет.
— Согласен с тобой.
— Поддерживаю.

========== Часть 9 ==========
Даже не знаю, радоваться ли, что комната досталась мне. Если бы не такой деловой подход к процессу, было бы как-то приятнее готовиться к свиданию. А так вроде все сложилось отлично, но непонятный осадок все же остался.
Первым делом я отправился в душ. Если говорить начистоту, то я слегка придирчив в плане гигиены. Есть парни, которым нравится натуральный запах партнера, меня можно сразу исключить из этого списка. Поэтому само понятие «спонтанный секс» мне не знакомо. Имея опыт всего лишь с двумя партнерами, как-то настораживает мысль, что возможно ничего и не получится с этим парнем. Нет! Я, конечно, не боюсь оказаться в нижней позиции или, наоборот, того, что мне придется проявить инициативу. Просто… Мало ли что окажется под этим комбинезоном.
Одним словом, я подготовился как следует и стал ждать прихода инструктора, мысленно ругая себя за то, что не обсудил с ним время и даже не обменялся номером телефона.
Мне интересно, многим ли людям знакомо это чувство, когда сидишь целый час и ждешь? Можно же включить телевизор или погуглить что-то в интернете, а нет! Сидишь как дурак и вслушиваешься в звуки за дверью. И самое смешное, когда раздался стук, я оказался не готов. Реально сжалось все внутри, как у школьника перед первым свиданием.
— Э-э-э?!.. — Я застыл в дверном проеме, так и не поняв до конца, что происходит. В комнату вошел Мишка, даже не спросив разрешения. — Не понял?..
— Чего ты не понял? — Положив на соседнюю кровать вещи, принесенные с собой, он стал раздеваться. — Это я не понял. Где, по вашему мнению, я должен принять душ? Те два ушлепка все не угомонятся. Теперь спорят, кто первый пойдет в душ.
— Ладно-ладно. Но ты видел, который час? Ко мне должны скоро прийти. Иди быстрее мойся. Только мой гель для душа не бери!
— Что, зажал для друга?
— Нет, но мало ли, что ты им мыть собрался.
— Именно «это» и собирался.
Снятая футболка полетела мне прямо в лицо.
— Фу-у-у! Придурок! — Я брезгливо бросил ее ему вслед.
Мишка засмеялся и пошел с оголенным торсом в душ.
Я не скажу, что впервые вижу его таким. За столько лет подобных случаев выпадало мне немало, но каждый раз это было словно впервые.
Когда я уже привыкну?
Подойдя к дверям ванной, я поднял футболку и сам не понял, как получилось, что поднес ее к лицу, вдыхая его запах.
Ну как?! Как такое может быть, что и запах его меня не отталкивает?
Черт! Положив футболку на кровать рядом с его вещами, я присел рядом.
Я не понимал себя. Что со мной происходит? Уже столько лет! Может, пора думать о чем-то другом или о ком-то? Сколько можно?!
Звук воды в ванной комнате затих, и я привстал с кровати.
Мишка вышел с голым торсом и бедрами, завернутыми в мое полотенце. Капли с его волос катились по его шее и спускались по торсу.
— Что?! — Он остановился и осмотрел себя.
— Мое полотенце.
— Мне снять? — он потянул руку, собираясь это сделать.
— Нет! Оставь уже себе.
— У тебя случайно еще одного нет? Вытереть голову.
Я открыл шкаф и протянул ему чистое полотенце.
— Можешь помочь? — он подошел и слегка наклонился, намекая, чтобы я вытер ему волосы.
Чудно! Просто зашибись!
Набросив полотенце ему на голову, я стал грубыми движениями вытирать ему волосы.
Черт! Именно сейчас оно мне нужно? Не хватало, чтобы я весь вечер теперь думал о нем.
— Ром? — раздалось из-под полотенца.
— Что?
— Я хочу тебя о кое-чем спросить.
— Валяй!
— Обещай ответить честно. Один лишь вопрос и можешь сделать вид, что этого разговора не было.
Интенсивность моих вытираний полотенцем снизилась.
— Спрашивай…
— Ты когда-нибудь думал обо мне… Как о партнере?
Я убрал руки с его головы, подняв их вверх.
Где-то глубоко внутри я всегда ждал такого вопроса, но это всегда было на грани фантастики.
Первая же реакция: «Что именно он имеет в виду?».
— Вроде я уже отвечал на этот вопрос. Ты забыл? — я попытался, чтобы голос звучал как насмешка.
Миша выпрямился и стал на полголовы выше меня.
Его взгляд был серьезным:
— А если без шуток?
Он протянул руку и обхватил ладонью мою шею.
Его большой палец оказался на моем кадыке. Он не сдавливал, но вдыхать стало тяжело. Мне казалось, что я разучился дышать.
— Один раз ответь, и это останется только между нами.
— Миша, ты сейчас меня пугаешь. — Я попытался увернуться, но он потянул за шею, приближая меня к себе. Мы уткнулись друг в друга лбами.
— Эй, Рома, ты чего? Это же я. Ты думаешь, я могу тебе сделать что-то плохое? — Он говорил тихо, при этом сжимая и разжимая ладонь на моем затылке, словно делая массаж.
— Просто я не понимаю, что ты от меня хочешь. — Скорее, я боюсь ошибиться.
— Просто скажи, да или нет.
— Думал ли я о тебе как о сексуальном партнере? — Кто бы знал, как далась мне эта фраза.
— Да. Именно это.
Думал ли? Точнее будет сказать — мечтал. Да, я думал о таких вещах с ним. Боже, если на то пошло, то я почти был уверен, что стал геем из-за него. Глупо, конечно, но в подростковом возрасте все мои фантазии были лишь о нем. Ложась вечером спать, я точно знал, что увижу его во сне.
Теперь вопрос: хочет ли он знать обо всем? Лично я понимаю, что лучше ему этого не знать.
Но я не трус, я могу и сказать.
— Хорошо. Я представлял тебя в такой роли. Это все?
Он слегка отстранился и заглянул мне в глаза. Показалось, он хочет в них что-то рассмотреть.
— Все? — повторил я свой вопрос.
— Да. Это все, что я хотел услышать.
Вместо того, чтобы отпустить мой затылок, он резко дернул и впился в мои губы поцелуем.
Если спросить меня, что было дальше, я отвечу, что не помню. В этот момент меня, наверное, накрыло лавиной. Мое тело прижало к кровати, лишая возможности не только двигаться, но и дышать.
Может, это опять сон? Или, может, я свалился тогда в сугроб и теперь нахожусь в коме и мне это все просто кажется? Точно, это не может быть реальностью! Мишка и я?!
«Лежи, твою мать, и не шевелись!» — шепчет мой мозг моему телу. — «Если ты сейчас все испортишь, я тебе никогда не прощу».
— Эй-й-й! Ром, все нормально? — Прервав поцелуй, Мишка взял мое лицо в свои ладони. — Ты не хочешь?
Черт! Кто не хочет? Я не хочу?! Да я ждал этого почти пятнадцать лет.
Прощай мозг, теперь пусть тело действует.
Я изо всех сил ухватил его за затылок и притянул к себе. Наши губы сомкнулись. Поцелуй больше смахивал на утоление голода двух голодных существ. Его язык стал изучать мое лицо, подбородок, шею… Тело горело, хотелось стянуть с себя всю одежду. Мишка словно читал мои мысли. Потянув вверх, он снял мою футболку, сев на меня сверху, и замер на секунду, изучая меня.
— Ты не возражаешь, если я буду сверху? — спросил он, просунув руку под меня и стиснув мой зад.
Черт! Возражаю? Я? Да я скорее завтра пойду и сброшусь в ущелье, чем сейчас испорчу этот момент.
— Вставь мне! — Я сам потянул свои штаны вниз и сделал попытку перевернуться под ним на живот.
— Не так, — прошептал он мне на ухо, прислонившись своей грудью к моей спине. — Хочу видеть твое лицо.
Он привстал на коленях, позволяя мне перевернуться обратно, и стянул с бедер влажное полотенце, оголяя себя.
Мы смотрели друг на друга с нескрываемым вожделением. Я первый потянулся рукой к его члену. Мишка застонал и накрыл своим телом, прижав всем весом к кровати. Он терся своим членом о мой, лишая меня последнего здравого смысла.
— Ромчик! — прошептал он мне на ухо, перед тем как вставить. — Как же я тебя хочу!
Наши тела сначала замерли, а потом задвигались в сторону друг друга. Как бы я ни старался сдерживать стоны, они все равно срывались с моих губ. Он брал меня так неистово, что голова пошла кругом. В какой-то момент я потерял чувство реальности, и по телу пронеслась буря, опускаясь от головы к животу и…
— Тс-с-с! Тише! — Мишкина рука прикрывала мне рот, пока он покрывал поцелуями шею. — Ро-о-омка!
Последние толчки и его тело затряслось, прижимая меня еще сильнее к матрасу.

========== Часть 10 ==========
Я хочу предупредить всех, кто решится пересечь границу между дружбой и более близкими отношениями — неловкости не избежать. Только тебя отпустит эйфория от спонтанного секса, ты начинаешь понимать, что не знаешь, как себя теперь вести.
Лежащий на мне Мишка зашевелился и, приподнявшись на локтях, посмотрел на меня:
— Давай покурим, а?
— В номере запрещено.
— А если мы приоткроем окно?
Я не стал отвечать, просто встал и, потянув на себя покрывало, заставил обнаженного Мишку перекатиться на другую сторону. Укутавшись с ног до головы, я подошел к окну и приоткрыл его.
На самом деле обидно, что он не поцеловал меня после секса. В моих фантазиях все было иначе.
— Бр-р-р! — раздался рык за моей спиной, и сзади прижалось тело. — Пусти меня к себе.
И тут я понял, что я спешу с выводами. Мишка поцеловал меня в шею и, отняв один край покрывала, завернулся, прижимаясь ко мне голым телом.
— Давай присядем на подоконник, — предложил он, усевшись, прислонясь к откосу и потянув меня следом за собой. — Будешь меня греть.
Если говорить откровенно, сейчас я почувствовал, что счастлив. Может, даже впервые в жизни. Он затягивался сигаретой и подносил ее к моим губам. Сигаретный дым чередовался с его влажными губами на моей шее. Это так интимно — сидеть, прислонясь спиной к его груди.
Дым неохотно выходил из окна, наполняя комнату туманом.
— Олег нас убьет. Он не переваривает сигаретный дым.
— Разберемся. Иди сюда! — он потянул меня за локоть, поворачивая к нему лицом.
Я поддался, за что и получил охренительный поцелуй.
— Как насчет предложения вернуться в постель? — спросил он о том, о чем я подумал еще минуту назад.
— Ты уверен, что тебе не нужно в сауну? — Сам спросил и тут же пожалел. — Черт! Ты дверь закрыл?
— Нет. А ты?
Я выскочил из покрывала и голышом подбежал к двери и повернул ключ.
— Это все ты виноват. А вдруг бы кто-нибудь зашел?!
Мишка заржал, смотря на меня.
Черт!
Я прикрыл стояк руками.
— Что смешного?!
— Ты кого-то ждешь, кроме меня? Иди уже сюда!
— Что значит жду?.. Вообще-то я реально договорился о встрече. Ты считаешь, что я вру?
— Конечно же, нет. Только я не уверен, что он придет. — Продолжая улыбаться, он встал и подошел ко мне.
— О чем ты?
— О том, что, во-первых, ты не сказал ему свой настоящий возраст. — Мое лицо вытянулось сначала от удивления, а потом в желании возразить. — Это еще не все. — Он прикрыл мой рот ладонью, намекая, чтобы я молчал. — Во-вторых, он понятия не имеет о том, что такое секс с мужчиной. А в третьих, он не сох по тебе пятнадцать лет. Поэтому нечего распускать свои слюни на чужое.
— Что ты сказал?!
— Что с сегодняшнего дня никаких парней.
Это признание?
— Ты хочешь сказать, что все это время…
— Я хочу сказать, что я долго думал и долго решал, и поэтому решение обжалованию не подлежит.
— Почему же ты не сказал раньше?
— Да раньше я бы убил тебя! То какой-то Димка, а потом еще этот Толик. Ты совсем не разбираешься в людях.
Что он говорит?! Я никогда не упоминал о своих связях. Он следил за мной?
— Откуда ты знаешь?
— Делов-то. Пару раз увидел их с тобой перед домом, а потом все узнал о них.
— Что ты делал перед моим домом?
— Проезжал мимо. Такой ответ тебя устроит?
— Ты хоть понимаешь, что ты не прав? Так не поступают. Почему ты не сказал мне раньше?
— Что я должен был тебе сказать? Что не уверен в том, чего хочу? Когда ты признался, что гей, мы посмеялись с парнями и забыли. Они, но только не я. Тогда я стал много думать об этом и наблюдать за тобой. Тогда-то я и поймал себя на мысли, что простой интерес перерос в желание. Я не хотел этого, так вышло. Ты думаешь, я так сильно хотел служить в армии? Нет. Я надеялся, что это чувство пройдет. А когда вернулся, узнал, что ты действительно встречаешься с парнем. Знаешь, как мне тогда было?
Нет. Откуда? Если бы он мне хотя бы намекнул.
— Почему тогда сейчас?
— Потому что все изменилось. Сейчас я не такой, как десять лет назад. Мне глубоко начхать на мнение других. Теперь я добился чего-то в жизни, но главное, теперь четко понимаю, чего хочу. И это ты. И если уж быть честным до конца, я испугался. В эти два дня я почувствовал, что могу потерять тебя. Этот пацан…
Сколько же времени мы потеряли?
— Ты серьезно? — Я убрал руки с паха и, обняв его, притянул к себе. — Куда я денусь!
— Я тоже так думаю!

========== Часть 11 ==========
Утренние лучи ударили мне прямо в глаза, когда я проснулся от шума воды, раздававшегося где-то совсем рядом. Обернувшись, я увидел источник — двери в ванную были открыты. Полусонный, я обвел взглядом комнату. Знакомая футболка на полу свидетельствовала лишь об одном: прошлая ночь мне не приснилась.
Разве такое возможно? Может ли так произойти со мной?!
В голове нарисовался образ обнаженного Мишки, склоненного надо мной.
Еще как может!
Я занимался любовью с лучшим другом. Это было так… Нереально?.. Да… Да-да. Это словно ты — это не ты. Твое тело живет отдельной жизнью. Он целует, а ты содрогаешься, ощущая его губы настолько ярко, что возникают сомнения в реальности происходящего. Мелкий разряд тока проходит от мочки уха, расходясь истомой по всему телу. М-м-м…
— Ты проснулся?
Черт!
Я что, закрыл глаза?! Когда он вышел из душа?
Полностью голый Мишка опустился на кровать, прижимая меня своим телом.
— Извини, я не хотел тебя будить. — Его поцелуй был очень нежным, с ментоловым вкусом.
Мужчина моей мечты приподнялся, опираясь на руки, и стал рассматривать мое лицо. По телу прокатилась дрожь, словно я лежал под ним абсолютно голым, хотя наши тела разделяло одеяло.
— Что?! — Я не выдержал и отвел взгляд.
— Ничего. Просто смотрю на тебя. Никогда не видел тебя с такого расстояния.
— Ну, знаешь! Это слегка…
— … Смущает? — продолжил он мою речь.
— Нет. Ты, наверное, меня с кем-то путаешь. С чего мне тебя смущаться? Боюсь, на моем теле уже не осталось места, которого ты этой ночью не увидел.
— Ты так считаешь? После этой ночи будет трудно тебя с кем-то спутать. — Он провел пальцем по моей щеке и, опустив руку пониже, потянул одеяло, оголяя мой торс. — Я бы повторил все при дневном свете. — Смотря на мое лицо, он провел рукой по моему животу и обхватил ею мой член. — Я вижу, что ты тоже не против.
Наверняка он сейчас все видит по моему лицу. Как я возбужден, как краснею от накатившего желания. Мне все равно. Я хочу ощутить его в себе еще раз. Чтобы он входил в меня медленно, на всю длину и, прижимаясь всем телом, терся щекой о мою, произнося хриплым голосом мое имя. Из его уст оно звучит как магическое заклинание, от которого по телу разливаются волны.
— Ромка-а-а-а…
Его ладонь сильно сжимает мою ягодицу, я прям ощущаю, как он пульсирует во мне, ускоряясь и беря все глубже.
О-о-о, да! Да, вот так! Как же я хочу тебя!
Миша словно услышал в моих стонах мои слова. Запрокинув мою ногу на свое плечо, он проник так глубоко, что я не удержался и застонал.
— Черт! Больно? — он застыл надо мной.
— Нет-нет… Продолжа-а-ай-й-й. — Я не мог нормально говорить, из меня вырывались только стоны.
Его влажный висок коснулся моей лодыжки. Он потерся об нее щекой и стал целовать, начиная ритмично двигаться во мне, ускоряясь. Это было так эротично-возбуждающе, что я не выдержал, ухватив подушку накрыл свое лицо, чтобы он не смотрел на меня, когда я кончаю.
Он застонал и навалился на меня, стягивая с моего лица подушку.
— Сукин ты сын, Ромка! — прошипел он мне в губы, целуя.
 Придавив меня всем телом, Мишка лежал на мне. Мы дышали словно спринтеры после длинной дистанции.
Мишка приподнялся и, взяв мое лицо в свои ладони, поцеловал в губы.
— Все. Бросаем курить. — Он улыбнулся.
Никогда бы не подумал, что скажу ему такое:
— У тебя красивая улыбка.
— Ну, наконец-то ты заметил. Я, конечно, ждал другие слова… Но так тоже приятно.
Снова его губы коснулись моих.
— Интересно, что ты хотел услышать? — Я в ответ поцеловал его нижнюю губу, слегка прикусив.
— В идеале «Я люблю тебя», но сойдет и «Это лучший секс в моей жизни» или, на крайний случай, «Это было на твердую пятерочку».
— М-м-м… Дай подумать… — Я сделал умный вид. — Однозначно у меня стояло на все пять баллов. Такой оргазм у меня впервые в жизни, и… Я люблю… Твой член!
— Фу! Ромка, ты еще тот пошляк! Весь кайф обломил. — Он перекатился с меня в сторону и толкнул в спину, чуть ли не сбрасывая с постели. — Марш в ванную!
Я встал и обвел взглядом голое тело, развалившееся на кровати.
Ну уж нет! Я не позволю себе совершить ошибку, о которой буду жалеть всю жизнь.
— Я люблю тебя! — Лицо Мишки изменилось. Едва заметная улыбка радости и глаза, в которых читалась нежность. Теперь-то я знаю, что значит этот взгляд. Каким же я был идиотом раньше.
— И я тебя сильно люблю, Ромка. Ты будешь со мной жить?
— Что?!
Я инстинктивно поискал опору сзади, чтобы не грохнуться на пол от удивления.
— А что? Мне еще десять лет подождать?
— Э-э-э. Я…
Я реально не знал, что ответить. «Я ждал этого всю жизнь» или «ущипните меня»?
— Скажи просто «да». Рома, мы ведь знаем друг друга лучше всех. Любим друг друга. Верно? — Я кивнул. — Мы идеально подходим друг другу в сексе. — Тут я и спорить бы не стал. — И самое главное, скажешь «нет» —  я убью тебя.
Как можно говорить такие вещи и улыбаться?
— Тогда у меня вроде как и выбора нет? — Думаю, по моему счастливому лицу и так понятно, что я бы сдался после первой же фразы.
— Точно, нет.
— А ты, я посмотрю, еще тот командир. — Став перед ним по стойке смирно, решил прикольнуться. — Разрешите принять душ, мой генерал!
— Теперь только со мной.
— Ты же только что мылся?
Мишка поднялся и, повернув меня лицом к двери ванной, скомандовал:
— Разговорчики в строю!
***
— Значит, так… Никаких подробностей. Спросят, берем деньги со стола и молчим. Ясно? — Решил я дать ценные указания перед самым выходом из номера.
Парни забросали наши телефоны смс. Опустим все лишние тексты, главная суть —  на завтрак никто не явился, поэтому встречаемся внизу, в ресторане, в обед.
— Ясно. Это еще надо разобраться, кто из нас генерал.
— Я вижу, тебя эта ролевуха захватила.
Мишка прижал меня к двери.
— Еще как! Вернемся в номер — продолжим.
Я бы, если честно, никуда и не выходил.
— Шагом марш! — Хлопнув его по заду, я открыл дверь и проверил, нет ли кого в коридоре. — Чисто.
Мишка улыбнулся и пошел первым, как мы и договорились. Я последовал за ним ровно через минуту.
***
— Вы только посмотрите на них! Словно сговорились, — бросил мне в лицо вместо приветствия Олег. — Мы их уже полчаса ждем, а они опаздывают.
— Ты чего развозмущался, словно тебе никто ночью не дал? — ответил я ему.
— Ха-ха-ха! В точку! — уже слегка поддатый Костик слил информацию раньше времени.
— Кто же знал, что подружки подложат мне жабу?!
— Просто тебе следовало сообщить им, что зовешь на свидание сразу двоих.
— Он что, позвал каждую отдельно?! — Я чуть не заржал.
— Мамой клянусь, по ним было видно, что они не против тройничка, — оправдался Олег.
— Ну ты даешь! — снова не сдержался я от комментария.
— Ладно, проехали! — Вытащив купюры, Олег стал выкладывать по пять баксов. — Плакали мои денюжки.
Все проделали тот же ритуал и молча уставились друг на друга.
— Ну? Поехали! Чего сидим?
Мишка посмотрел на меня.
— Хорошо, я первый. — Он протянул руку и взял у каждого по десять долларов.
Я вздохнул и повторил за ним.
Пауза.
Все уставились на Костю.
— Что? — посмотрел он в ответ на всех. — Вы что, думали, я за тридцать баксов изменю своей Наташке?
За столом все переглянулись.
Конечно же! Можно было догадаться! Это был бы не Костя, если бы не подбил нас, а сам теперь прикалываться будет.
— Ну и козел же ты, Костик! — не смолчал уже Мишка.
— Ребята, я что-то не понял. Кому ночью обломился секс и еще и деньги? Столько возмущения, что можно подумать вам не понравилось?!
Мы с Мишкой переглянулись.
— Вот именно! За свои деньги мы хотим грязных подробностей. — Олегу все не давала спокойствия потеря двадцати баксов. При его-то зарплате!
— Мы договаривались, что на честном слове победу засчитаем.
— Я не согласен! Я уже поверил один раз одному на слово. Так что члены, ребятки, придется перемерять, — Олег вспомнил старые обиды. — Так что хоть что-то, но предъявите. Засос или …
— Укус подойдет?
Я потерял дар речи, когда услышал, что сказанул мой любовник.
— Покажи-покажи… — Олег наклонился к Мишке. — Сильно тебя укусил, да?
— Конечно. Видишь, синяк.
Я просто ушел в осадок. Такого прокола со стороны Мишки я не ожидал.
Кретин! Он же спросил «сильно укуСИЛ»! Не «укуСИЛА»!
Олег с Костей зашлись смехом. Боже, да они все знают!
Один Мишка посмотрел на них удивленно, не понимая, что произошло.
— Мишка, а как в сауне, не жарко было? — не унимался Олег.
— Нормально… — Мишка явно был не в теме.
— Что вы к нему пристали?! — решил я заступиться уже за своего парня.
— А что ты его защищаешь? — К допросу присоединился Костя. — Ты лучше скажи, что с инструктором?
— А что? Все нормально. — При упоминании Виктора моя прыть резко снизилась.
А и правда, что с ним?
— Да и так уже все понятно! — снова подал голос Олег. — Костя, гони сто баксов!
— Почему сто?!
— Инфляция!
— Ладно. — Костя вытянул стодолларовую купюру.
Тут и я потерял смысловую нить.
— Что происходит? За что деньги раздаем? Может, и нам полагается?
Костя посмотрел не очень весело в мою сторону.
— Как раз вам и не полагается! Из-за вас, чертей, сто баксов и проиграл.
Тут наконец-то озарило Мишку:
— Да они на нас спорили!
— Чего-чего?!
— Ой, да бросьте вы! — Олег взял купюру и довольно просветил ее на свет. — Знаете, сколько мне ждать пришлось, чтобы получить свой выигрыш? Сколько, Костик?
— Лет пятнадцать…
— Чего?! — в этот раз возглас удивления с двух сторон.
— Теперь даже интересно. На что спорили? — спросил Мишка.
— Он утверждал, что вы, парни, спите вместе.
«Чего?!» уже не прозвучало. Нет слов!
— И я оказался прав! — Довольный Олег потянулся за меню. — Нужно отметить.
— Подождите… Что значит прав? А доказательство? — Тут я пошел на принцип.
Костя перемигнулся с Олегом.
— Хорошо. Вы сами взяли деньги, значит, секс был. — Мы с Мишкой кивнули. — Твой инструктор до утра пил в баре. Интересно откуда у него деньги всех местных баб угощать? — Костя глянул на Мишку. Тот лишь опустил глаза. — Значит, он отпадает из кандидатов в твои партнеры. Теперь сауна. Были мы с Олегом в этой сауне. Администратор пожаловался, что какой-то «дебил» заплатил, а не пришел. Так об укусе я молчу, на такую оговорку по Фрейду я даже не рассчитывал.
— Ты лучше расскажи, как когда-то, еще в школе, у тебя на квартире пьяный Мишка на меня ноги забрасывал и целоваться лез: «Ромка, Ромка!» — перебил его Олег.
Я посмотрел на Мишку.
Пятнадцать лет… Пятнадцать лет коту под хвост!
— Допустим, это было, но остальное — косвенные доказательства.
— Что?! — В Олеге заиграло юридическое самолюбие. — Ладно. Но как насчет свидетелей?
— Каких?
— Мы с Костей в соседнем номере все слышали!
Эти два придурка так заржали, что сомнений лично у меня не осталось. Слышали — сто процентов! Только что именно? Я не удивлюсь, если они еще и уши к стене прикладывали. Кто так строит?!
— Черт с вами! Ромка, двигайся ближе! — Я сидел оторопевший. Мишка подвинулся ко мне сам и, забросив на плечо руку, приобнял. — Кто что будет пить? Я угощаю.
Парни напротив, на минуту оторопев от картины происходящего, смотрели на нас. Первый ожил Костя, выхватив у Олега меню:
— Назло вам напьюсь! Выжру на тысячу! Ограбили меня все сегодня.
— Мне вискарь, — отозвался Олег. — Костя, расслабься. Теперь подарок на свадьбу не нужно покупать.
— Ха! А вдруг?!
— Все равно экономия. Вместо двух подарков один. Зачем им два тостера?
Мишка воспользовался моментом изучения меню и поцеловал меня в висок.
Посреди людного ресторана, на глазах у десятка людей!
Вот это меня накрыло!

    Это конец, ребятки)

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

1 комментарий

+2
Jamescef Офлайн 1 июня 2018 01:28
Люблю хэппи - энды, от них тепло на душе.
Автору спасибо за это.