IN Movies

Десять горячих дней

+21
Аннотация
Больше всего на свете Макс жалеет о том, что взяв своего приятеля-натурала на «слабо», раздвинул границы их общения и, кажется, потерял друга. Леша теперь презирает его и не хочет иметь с ним ничего общего. А может, перейдя черту, их отношения стали чем-то большим, чем просто дружба? И десять дней, проведенные на средиземноморском курорте, лишь непростой рубеж, который нужно преодолеть? 

Легкомысленный любовный роман с ХЭ

Бета-ридер: Дезмус


========== 1 ==========

Макс

Мы работали с ним в одной фирме. Сидели друг напротив друга. Он никогда не замечал моего интереса. Да и зачем ему замечать, ведь он натурал. Больше того, у него есть девушка, они встречались и хотели пожениться. О женитьбе я услышал недавно. В очередной раз оторвавшись от работы, он начал рассказывать, где будет проходить банкет и куда они поедут в свадебное путешествие. Что поделать, мне оставалось только молча глотать слюни и завидовать, что такой классный парень опять достался не мне. Такие, как Лёша, всегда натуралы. И всегда найдётся какая-нибудь Маша, Таня, Аня, с которой он трахается каждую ночь. Как представлю его за этим делом, внизу живота скручивает желанием. Он классный. Просто супер. Спортивный, высокий. Чертовски сексуальный. Да и вообще, у него практически нет недостатков. Я бы всё отдал за ночь с ним. 

За те полгода, что мы работали вместе, с Лёхой у нас сложились приятельские, почти дружеские отношения. За пределами конторы каждый жил, как хотел, а на работе нас считали друзьями. Я был рад, что он выбрал меня. Хотя бы так быть рядом с ним. 

Лёшина невеста работала в соседнем отделе. Все уже знали о свадьбе и готовили подарки. Многие были приглашены. Я тоже получил приглашение, но решил не ходить. Что там делать? Смотреть, как Лёха целуется со своей Ирочкой? Да на фиг надо! Лучше поберегу нервы. 

Жизнь катила своим чередом. Ничто не предвещало несчастий. Но в один прекрасный день, возвращаясь с обеда, я услышал, как на лестнице ругались Лёша и его невеста. 

— Шлюха! — орал он. — И после такого ты хочешь, чтобы я на тебе женился?! 

— Прости, прости меня, Лёшенька, — причитал голос Ирины. — Я больше никогда, никогда! 

— Идиота из меня делаешь! Никакой свадьбы не будет! Ищи другого дурака! — Ира зарыдала. Послышалось, как хлопнула дверь. Стоя на площадке этажом ниже, я не решался подняться. Мне не хотелось стать свидетелем Ирининого унижения. Где-то мне даже было жалко девушку, но моё существо в тот момент ликовало. Они расстались. Лёша теперь свободен! 

Я не понимал, чему вдруг обрадовался. То, что Лёшка расстался с невестой, ещё не значит, что у меня появился шанс. Через неделю он найдёт себе другую. Была Ирина, станет Марина. Какая разница? А я, как и раньше, буду тайком поглядывать на своего Лёшу и втихарца́ дрочить на его светлый образ. 

Однако то, что случилось дальше, никак не укладывалось в моей голове. 

Весь остаток этого и начало следующего дня Лёха был дёрганый и злой. Я даже боялся с ним говорить. Но ближе к обеду он сам окликнул меня.

— Макс, пойдём покурим!

— Пошли, — взяв сигареты, я потрусил за Лёхой на улицу. На крыльце было ветрено, холод пробирал аж до самых костей.

— Бля, и это май! — раздражённо кинул Леха, закурив.

— Да уж, — отозвался я, стараясь не заводить с ним ненужных бесед, чтобы ненароком не огрести по первое число. 

— А мы с Иркой расстались.

— Угу, — посчитав, что кивок — достойный жест для поддержания разговора, я затянулся. 

— Свадьбы не будет.

— Угу…

Лёша громко шмыгнул. В тот миг мне даже показалось, что в его глазах мелькнула скупая мужская слеза. Но нет, не будет Лёха плакать. Не такой он человек, мой Лёшка. Он настоящий мужик, не то что я. Да, что поделать, к двадцати трём годам приходится смириться со своей гейской природой и признать себя пидорасом. 

— Путёвка пропадает, — он опять шмыгнул. — Турция, пять звёзд. Пытался вернуть — говорят, отдадут только половину денег. 

— Фигово.

— Вот и я о том же. Спрашиваю, чё делать? В агентстве говорят — ехать. Отвечаю — фиг ли, мы расстались. А они мне — найдите замену. Кого же я найду? Времени осталось — неделя. Блин! — в сердцах он скомкал сигарету и отправил в урну. — Пошли назад, что ли. Холодно.

— Угу, — сделав последнюю затяжку, я щелчком отправил сигарету в плевательницу. 

Поднимаясь по лестнице, Лёшка неожиданно повернулся, его лицо посветлело. 

— Слышь, Макс, а может, мы с тобой?

— Чего? — не понял я.

— Ну, с тобой поедем?

Меня аж качнуло от Лёхиного предложения. Повезло.

— А чё? На сколько дней путёвка?

— Десять.

Десять дней в одном номере с Лёхой! Один на один! Такое даже в самом эротичном сне не приснится. Я так размечтался, что чуть не пролетел мимо нужной двери. 

— Ну так что?

— Не знаю, — потянул я, делая вид, что сомневаюсь. — Как с отпуском быть? В графике у меня на август стоит.

— Так перенеси. С Василичем как-нибудь договоримся, — он жестом показал, что́ следует подарить начальнику отдела кадров, чтобы тот пошёл на уступки. 

— Он же бодягу всякую не пьёт…

— Мне отдел маркетинга «Ред Лейбл» недавно презентовал. Его отдадим. Ну что, едешь?

— Ну если только, чтобы путевка не пропала…

— Всё тогда, значит, едем! — Леха заулыбался, подмигивая мне. — Оторвёмся по полной! А то фиг ли в Тулу со своим самоваром? Там такие чиксы ходят — закачаешься!

— Угу, — после его слов я уже не был уверен в своем везении. Может, не стоит мне ехать? А то мало ли? Придётся изображать из себя правильного мачо, а я этого не люблю. Лучше никак, чем потом отбрыкиваться от навязчивых девок. Не знаю, что́ они во мне находят? Липнут, как мухи, а когда не получают того, чего хотят, впадают в бешенство. К тому же, если вдруг Лёшка возьмётся голым по номеру расхаживать, то не знаю, что со мной будет. Наверное, все руки до мозолей сотру. Хочу его дико. Вот сейчас думаю о том, что он выйдет из душа, а из одежды только полотенце на шее, и у меня начинает вставать. Не самая лучшая реакция для отдыха на море с другом-натуралом.

========== 2 ==========

Макс

Из Питера до Турции лететь четыре часа. Сдав чемоданы, мы загрузились в самолёт и, затолкав пакет с мелкой фигнёй на полку, развалились в креслах. Когда чартер был утрамбован, милая девушка-стюардесса в тысячный раз показала, как пользоваться кислородными масками, и напомнила, где лежат спасательные жилеты. Придумают тоже — жилеты. На парашюты денег, что ли, жалко? 

— Может, в картишки? — огорошил меня Лёша, когда самолёт набрал высоту. 

— Карты? — я пожал плечами. — Ну давай.

Было как-то странно играть в бумажные карты. Я давно не держал такие в руках. А Лёха, оказывается, азартный игрок.

— На что играем? — раздав карты, спросил Лёша. 

— Даже и не знаю.

— На пивас как-то уже не оригинально. Давай так, проигравший взасос целует стюардессу. 

— Это которую? — я с подозрением покосился на него.

— А любую. Что, сдрейфил? 

— Ничего я не сдрейфил. Любую так любую. Взасос так взасос, — правда, в тот момент я слабо представлял, как буду это делать в случае проигрыша.

— Смотри, я редко проигрываю, — подмигнул мне Лёша. 

— Ладно, сдавай уже.

Партия в дурака была проиграна мной подчистую. 

— Ну что? Какую выбираешь? 

Честно сказать, я бы выбрал Лёху. Но так как уговор был на стюардессу, то мне было всё равно. 

— Эту, — я ткнул в первую, что прошла по салону в конец самолета.

— Тогда вперёд! — Лёха встал, подталкивая меня к проходу. 

— Чё, прям сейчас? — оторопел я.

— А когда? Или очкуешь?!

— Да не очкую я. Просто неудобно как-то взять и живого человека вот так сразу… 

— Хочешь подождать, пока она помрёт? — хохотнул Лёха. — Ну ты, блин, извращенец!

— Не, я не пойду, — посмотрев вслед стюардессе, выпалил я. Внутри у меня всё сжалось. 

— Уговор дороже денег! Карточный долг — это святое! — запротестовал Лёха. 

— Да иди ты! — рассердился я на него. Не хочу я её целовать, и точка. Пусть хоть режет меня. 

— Да ну тебя! — он обиженно отвернулся к иллюминатору. — Тухляк полный. Зря я решил с тобой на море лететь. Так и просидим сиднем в номере. То не хочу, это не буду.

От его слов в груди неприятно заныло. Я почувствовал вину за то, что не оправдал Лёшиных ожиданий. И я решился.

— Ну ладно! — встав с кресла, я направился в конец самолета. Обрадованный Лёха уселся на моё место и шкодливыми глазами следил за мной.

Оказавшись возле туалетов, я заглянул за шторку. Девушка была одна. Я сделал неуверенный шаг ей навстречу.

— Вы что-то хотели? — обернулась она. 

В этот момент я с силой прижался к её губам. И тут же отскочил, боясь получить оплеуху за свою наглость. 

— Вы что! Совсем с ума сошли! 

— Простите, — пролепетал я.

— Я доложу об этом капитану! — она зло сверкнула на меня глазами.

— Извините, — стушевавшись, я нырнул обратно за шторку и быстрым шагом направился к своему месту. Я бежал, как преступник, боясь, что ещё немного, и меня постигнет жестокое наказание за мой проступок. 

Тяжело дыша, я плюхнулся в кресло.

— Ну как? — Лёхины глаза горели любопытством.

— Сказала, что доложит капитану. Блин! Всё из-за тебя, придурок!

— Да ладно! Не сбросят же они тебя с самолета! — хохотнул Лёша, провожая глазами рассерженную стюардессу, пробежавшую мимо нас по проходу.

Я напряжённо ждал, когда же меня призовут к ответственности. Но время шло, ничего не менялось. Девушка, которую я так бесцеремонно поцеловал, до конца полёта тщательно игнорировала нас с Лёхой. Но это меня мало трогало. 

От негодования внутри всё кипело. Я был рассержен на Лёху и хотел ему отомстить. 

— Сыграем? — в этот раз я сам предложил ему партию.

— Давай! На что будем играть?

— Проигравший отсасывает победителю! 

От удивления Лёха поперхнулся.

— Ты чего, чувак? Тебя так задело, что я заставил тебя отработать долг?

— Что, слабо́? — зло поддел я Лёху. Мной двигала жажда мести. Ух, как бы я стебался над ним до конца нашего отдыха, если бы он согласился на эту партию и проиграл! Но почему-то я был уверен, что Лёха не примет вызов и взбрыкнёт. 

— Да нет, почему же! Но учти, я люблю, когда глубоко заглатывают! — осознав, что я недооценил Лёхину безбашенность, я замер. 

«Нет, — уговаривал я себя. — Лёха никогда не станет заниматься этим с парнем! Он прикалывается. После партии он найдёт тысячу причин, чтобы увильнуть». 

Но от предвкушения возможного секса внизу живота сладко потянуло.

Однако в том, что он редко проигрывает, Лёша был прав. Партию я опять продул. 

«Ну и хорошо! — с облегчением подумал я. — Лёша не станет просить меня сделать ему минет. Он же натурал».

Как же я ошибался!

========== 3 ==========

Лёша

Ну Макс и придурок. Решил взять реванш! Ржу не могу! Думал, что я проиграю, и он весь отпуск будет меня гнобить. Ага! Сейчас! Не на того напал. Сидел остаток полёта бледный как полотно. Боялся, наверное, что я его прямо в самолёте заставлю долг отработать. А я чё? Я могу. Но тогда сделал вид, что проехали. 

Держись, Максончик, ты ещё не знаешь, с кем связался! За стюардессу он мне отомстил. Ага!

Чартер вылетел ранним утром. Поэтому как только мы заселились в гостиницу, сразу вырубились, даже не разобрав вещи. С расстройства я совсем забыл, что забронировал номер для новобрачных. Когда мы с Максом получали ключи на ресепшене, администратор так подозрительно на нас смотрел, а я всё думал — чего это он? А когда зашёл в номер, понял — полкомнаты занимал траходром. Представляю, что подумал о нас этот турок. Хотя какая разница! Места много, тут не только мы с Максом уместимся, тут целая футбольная команда переночевать может.

Проснулись только к ужину. Привели себя в порядок и двинули в ресторан. 

Пятёрка была шикарная. Жратвы немерено: и барашек, и курица, и рыба всякая, про торты и пирожные я вообще молчу. Есть грешок, люблю я сладким побаловаться. Несмотря на посещение качалки три раза в неделю, стал потихоньку «зарастать». С боков подвисает и вокруг пупка жирок завязывается. Ещё этот проклятый ол инклюзив. Вернусь в Россию, надо будет посушиться, посидеть на белковой диете.

Макс с самого прилёта сам не свой. Оно и понятно — боится меня. Я только ухмылялся, глядя, как он старается в глаза не смотреть. Что, стыдно, братан, за своё поведение? Ну ничего, это еще цветочки. Посмотрим, как ты потом запоёшь. 

— Ну за приезд, что ли? 

— Давай, — Макс тут же залпом осушил свой бокал. 

— Я бы на твоём месте тоже напился, — хихикнул я.

Макс побледнел и чуть не подавился курицей.

— Что, думаешь, сошли с трапа и забыли? Нет, братан. Должок за тобой… — пропел я елейным голосом. От пива меня развезло. 

Я заржал, видя, как Макс засуетился. Никак сбежать вздумал! А некуда! Мы с ним теперь две недели, как заправские пидорасы, одну койку на двоих делим. Ну, если ему моё общество не нравится, он, конечно, может у двери на коврике ночевать. Но сдаётся мне, что жёстко там, да и дует. Как бы чего не отморозил. 

— Ты серьёзно хочешь, чтобы я это сделал? — он поднял на меня невинные глазки, захлопав своими длиннющими ресницами. Моя Ирка всегда завидовала Максу, что у него такие ресницы. Моя… Уже не моя. Проститутка! Я никак не мог простить ей поход в сауну с одноклассниками. Что это вообще такое — встреча одноклассников в сауне? Не умеет врать, хотя бы не бралась!

— Ну, а ты как думал. Сам же предложил!

— И когда?

— Что когда?

— Когда хочешь, чтобы я тебе…

— Да хоть сейчас! Было бы желание, — я опять хохотнул. Мне нравилось наблюдать, как Макса передёргивает от моих слов. 

Он весь сжался.

— Ну хорошо, пошли. 

— Ладно, успеется, — притормозил я, продолжая мысленно ржать над Максом. Надо же так себя подставить! — Там в амфитеатре аниматоры что-то мутят. Пойдём поглядим. 

По лицу Макса было видно, что у него отлегло. Надолго ли, Макс?

— Пойдём, — он повеселел. 

Мы вышли из ресторана и направились туда, откуда доносилась музыка и где толпились люди. 

Турки молодцы, постарались на славу. Мы заняли места на самом верху амфитеатра. Макс сбегал в бар и принёс по коктейлю. Жидкость была сладкая и липучая, но с хорошим градусом. Учитывая жару, которая с наступлением темноты не спадала, после всего выпитого мне захорошело. К тому моменту, когда представление подошло к концу, я едва держался на ногах и, плюхнувшись в номере на кровать, тут же отрубился.

Утром я проснулся на удивление рано. В трусах, как всегда, дымило. 

Услышав мои шебуршания, Макс разлепил глаза.

— Привет, — прохрипел я. — А ничего вчера посидели.

— Угу, — филином отозвался он, усаживаясь на кровать. Мой торчащий член оказался на уровне его глаз. Макс уставился на мои топорщившиеся трусы и нервно сглотнул. 

— Сейчас бы минетик. А, Максон? — подмигнул я ему.

Похоже, парень воспринял мою шутку всерьёз. Он встал на колени и, подцепив резинку боксеров, стянул их с меня. Я опешил. Хотел сказать, чтобы он этого не делал, чтобы остановился. Надо было прекратить это безобразие. Моё сознание истерично вопило. Какая же я скотина, заставил бедного Макса так унижаться. Ведь он принял мои издёвки за чистую монету. 

Прежде чем я успел додумать, губы Макса обхватили головку. Член дёрнулся. Из моей груди вырвался непроизвольный стон. Макс осторожно вобрал член в себя и принялся не спеша двигать головой. Волна возбуждения прокатилась по телу, мои мышцы напряглись. Я невольно подался бёдрами навстречу и уже не соображал, что творю. В тот момент мне хотелось одного — чтобы Макс не останавливался.

Он провёл языком вдоль ствола, коснулся яичек и вернулся обратно. Ощущения были офигенные. Мне ещё никто не делал такого минета. 

Желая увидеть лицо Макса, я посмотрел вниз и ужаснулся. Прикрыв от удовольствия глаза, он гладил себя через трусы. Ему нравилось! Сука! Ему это нравилось! Он тащился от того, что делает мне минет! Обхватив мой член рукой, он снова взял его в рот, но на этот раз уже глубже. Голову повело, я застонал во весь голос и зажмурился, плюнув на Макса. Сейчас мне было не до него. По стволу прокатилась горячая волна. Его язык принялся теребить уздечку. Я был на грани, хрипя от накрывшего меня дикого возбуждения. И снова мой член обдало волной, но уже более мощной и жаркой. Я стиснул зубы и зарычал, изливаясь Максу в глотку. Несколько секунд тело будто пребывало в невесомости, сделавшись невероятно легким. 

Придя в себя, я услышал тихие всхлипывания, доносящиеся снизу. Выпустив член изо рта, Макс отчаянно мастурбировал и, судя по всему, был близок к оргазму. Он вздрогнул, оседая на пол. Струйки вязкой жидкости полились по его руке и закапали на ковёр. Выдавив остатки спермы, Макс блаженно выдохнул.

Это был конец нашей дружбы. Я никогда не смогу простить такого обмана.

Вот я дурак! Как я сразу не догадался? Думал, что он зло прикалывается, предлагая мне такое пари. 

Надо было что-то сказать или сделать, но я не мог. Обескураженный своим открытием, я уселся на кровать, молча уставившись в стену.

Меня круто наебали. И кто? Человек, которого я считал своим другом. Да уж, зря я его поддевал. В итоге сам оказался идиотом. И что теперь делать?

Макс молчал, сидя на полу в той же позе, что и минуту назад. Он ждал моей реакции, боясь пошевелиться. Наверное, думал, что я буду его бить или что-то в этом роде. Но сейчас я не хотел даже думать о нём. Мне стало противно. 

Натянув шорты и футболку, я вышел за дверь.

========== 4 ==========

Лёша

Оказавшись на улице, я сильно разозлился. 

Блядь! Может, вернуться и пиздануть ему как следует? Пидорас грёбаный! Небось ещё и не первый день на меня дрочит. Сука!

Чем больше я думал о происшедшем, тем больше негодовал.

Наверное, он давно хотел ухватить меня за член. А тут такой случай подвернулся. И ведь как всё разыграл, не подкопаешься. Типа я сам захотел. Ведь знал, падла, что я за другую команду болею. Знал и всё равно это сделал. Наверное, ещё и гордится теперь собой. Отсосал у натурала. Тварь!

Мимо прошли загорелые девчонки в купальниках. Мой взгляд тут же за них зацепился. Я пошёл следом, не до конца понимая, зачем это делаю. 

Облюбовав у бассейна шезлонги, девушки принялись раскладывать полотенца и доставать из сумок всякую фигню — солнцезащитный крем, очки, книжку, телефоны. 

Я плюхнулся рядом. 

Лёжа на прохладном пластике, я наблюдал за девушками. Вид упругих попок, мелькавших перед самым носом, успокаивал мои изрядно потрёпанные нервы.

— Привет, девчонки! — небрежно кинул я, щурясь от солнца.

Жаркая брюнеточка, что была ближе ко мне, повернулась и кокетливо стрельнула глазками. 

— Вы откуда? — приняв её взгляд за одобрение, я решил продолжить знакомство. 

— Из Москвы.

— Землячки, значит.

— Вы тоже из Москвы? — девушка удивлённо вскинула брови. 

— Из Питера.

Переглянувшись, девчонки засмеялись.

— Какие же тогда землячки?

— Ну как, вы из России. Я тоже из России, — тупо вышло. Я поморщился. Пофигу! Женщин нельзя сразу пугать интеллектом. Меткие остроты надо выдавать дозированно.

— Давайте знакомиться. Меня Алексеем звать. А вас?

— Меня — Лена, а подругу — Аня.

Блондинка неодобрительно зыркнула на товарку. 

— Ты же обещала! — зашипела она, стараясь говорить как можно тише. 

— Да брось, Ань! Смотри, какой симпатичный мальчик. Давай познакомимся, — Лена снова стрельнула в меня глазками и улыбнулась. 

— Все они симпатичные. А потом окажется, что женат, — продолжила та. — Опять рыдать будешь. А мне тебя коньяком отпаивай! 

— А вдруг неженатый! 

— Ага! Он тебе сейчас с три короба наплетёт… А ты и уши развесишь! 

— Анечка, я честен с девушками! Особенно если они очень симпатичные! — вставил я в свою защиту.

Поняв, что я её слышал, девушка покраснела. Лена захихикала. 

— А Вы здесь один? — глаза брюнетки загорелись интересом. 

— А… — я хотел сказать, что один, но потом вспомнил о том пидорасе, которого по глупости притащил с собой на курорт, и оробел. Что я скажу девчонкам?

— Всё-таки с семьёй! — увидев мое замешательство, зло заключила Аня. 

— Нет, Анечка, с недавних пор я абсолютно свободный человек. 

— Что так? Жена выгнала? — продолжала злорадствовать девица. Видно, ей не нравилось, что я заинтересовался подругой.

— Увы, моя невеста не оправдала оказанного ей доверия, и мы расстались, — я театрально вздохнул. В глазах Лены появилось сочувствие. 

— И это перед самой свадьбой… — печально добавил я.

— Так значит, Вы один? — в отличие от подружки, брюнетка явно была расположена продолжить наше знакомство. 

— Можно сказать и так!

— Это как «так»? — в очередной раз вставила ехидную шпильку Аня. 

Девчонки смотрели на меня, ожидая ответа. Наверняка в их хорошеньких головках сейчас возникла мысль о том, что я приехал с другом.

Да, бля! С другом. Но он, девоньки, вам не подходит, потому что десять минут назад с удовольствием отсосал у меня. Офигеть объяснение! Дебильней не придумаешь! 

— Ну-у… Я пока не отвечу на ваш вопрос. Пусть это будет моей маленькой тайной, — напустив загадочности, я томно посмотрел на девчонок, с тоской понимая, что Копперфильд из меня хреновый — долго прятать Максончика не получится. 

— С девушкой, наверное, приехал, — выдала Аня, разглаживая полотенце и укладываясь на живот. 

— Ох, Анечка, и всё-то Вы про меня знаете! — оскалился я. Эта зануда начинала порядком раздражать меня.

— Не может быть! Лёша не станет нас обманывать, правда? — усевшись напротив, Лена принялась намазывать плечи солнцезащитным кремом.

Видя, как она тщетно пытается дотянуться до лопаток, я любезно предложил свою помощь:

— Леночка, давайте я намажу вам спинку.

— Давайте, — брюнетка кокетливо протянула тюбик и повернулась, поднимая руками длинные волосы. Выдавив на ладонь немного крема, я принялся мазать тоненькую девичью спину. 

Внизу живота приятно защекотало, вызвав приступ щенячьей радости. Всё-таки утреннее наебалово с Максом сильно подточило мою уверенность в себе.

========== 5 ==========

Макс

Когда он вышел из номера, я понял, что это полный финиш. За какие-то несколько минут я из друга превратился в пидораса, с которым он даже здороваться не станет. Беря в рот, я видел в Лёшиных глазах удивление. А когда кончил и снова на него посмотрел, их уже переполняло отвращение и брезгливость. 

Сам виноват. Было же понятно — он просто подкалывает меня, считая, что я не смогу отсосать у парня. Если бы он не нравился мне так сильно, то я бы никогда не стал этого делать. А я сделал. Сделал, потому что хотел. Я так давно мечтал почувствовать его член у себя во рту, что не смог отказаться. Это было здорово! Просто охренительно! 

Я фантазировал о Лёшке с тех пор, как впервые увидел. Но даже и не надеялся, что когда-нибудь смогу хотя бы прикоснуться к нему. А сегодня моя мечта сбылась. Правда, у мечты есть одно поганое свойство — она всегда сбывается не так, как ты этого ждёшь. Хочешь, к примеру, жить у моря. А вместо южных берегов получаешь прописку в Мурманске. 

Так же и с Лёшкой. Я безумно хотел его, а в итоге потерял навсегда. 

Наверное, я ждал, что после минета он мне врежет, разобьёт мою довольную рожу. А он просто встал и ушёл. Молча. Лучше бы избил. Наорал, сказал, что я вонючий пидор. Но он промолчал. И это было хреново. Так хреново, что хотелось пойти и утопиться.

Чем я думал? Неужели я надеялся, что после секса у Лёхи в башке перемкнёт, и он скажет что-то вроде «Ну ё-моё! Мне же нравится Макс! Он охуительный»? Ведь знал же, что ничего не выйдет. Глупо было полагать, что он вдруг влюбится. Натуралы не влюбляются в геев. Никогда.

О чём я действительно сожалел, так это о том, что на эмоциях предложил ему сыграть в карты. Сам подставился, сам спровоцировал его. Я же видел, какой он азартный. Надо было думать, что Лёшка не остановится, что будет давить. Он отчаянный, без тормозов. Если бы он таким не был, может быть, я и не влюбился. Но я же не специально проиграл? Или специально? 

Какая сейчас разница. Я получил, что хотел, и теперь не могу посмотреть ему в глаза. Я долбаный пидорас, который обманул любимого человека, воспользовавшись его доверием. Наверное, не стоит дожидаться конца этих чёртовых каникул. Надо просто взять и свалить, чтобы не видеть его лица, не чувствовать, как он презирает меня. 

Собравшись с духом, я оделся и направился на поиски отельного гида, чтобы обговорить возможность досрочного возвращения домой. 

Мурата — так звали представителя «Пегас-туристик» в нашем отеле — я нашёл в конференц-зале. Из-за утренних приключений я совсем забыл, что он ждал нас в десять у лобби-бара. 

Народу было немного: несколько семейных пар, мамаши с детьми, дородные тетушки предпенсионного возраста. Мурат рекламировал экскурсии, предлагая их с тройной накруткой, стращал впервые приехавших туристов опасностями покупки аналогичных туров на улице и раздавал буклеты всем желающим. 

Когда отдыхающие рассосались, я подошел к нему.

— Скажите, могу я сейчас вернуться в Россию?

Парень сгрёб со стола оставшиеся буклеты и внимательно посмотрел на меня. 

— У Вас что-то случилось? Заболели? Кто-то умер?

— Нет. 

— Тогда не можете, — отрезал он.

— Почему? — мысль о том, что придется ещё восемь дней провести рядом с Лёшей, пугала меня.

— Чтобы поменять билет на чартерный рейс, нужна веская причина. А у Вас её нет.

— И что мне делать?

— Дождаться конца тура или купить билет самостоятельно, но деньги за чартер Вам никто не вернет.

— А сегодня я смогу вылететь в Питер? — я готов был заплатить сколько угодно, лишь бы сбежать из этой проклятой Турции. 

— Если хотите, я могу узнать. 

— Да, хочу.

Мурат принялся куда-то названивать. Через полчаса телефонных разговоров на турецком, он покачал головой. 

— Из Анталии ближайший рейс только в среду. Конечно, можно вылететь из Стамбула. Но пока доберётесь, пока купите билет. Проще и дешевле будет остаться здесь и подождать.

Ему легко говорить. А я ждать не могу. Мне надо срочно уехать из отеля. 

Тут меня осенило.

— А туры?

— Что?

— Ну экскурсии. Если уж ждать, то хотя бы не сидеть в отеле. Я бы куда-нибудь съездил.

Турок сразу повеселел и стал раскладывать передо мной свои бумажки. 

— В Памуккале были? — он лукаво сощурился, тыкая пальцем в одну из картинок.

— Нет. 

— Рекомендую. Двухдневный тур. Выезд сегодня в полдень, возвращаетесь завтра ночью. Ночёвка в отеле четыре звезды, ужин, завтрак и обед включены в стоимость тура. 

Два дня — то что нужно. 

— И сколько?

— Двести долларов. 

— Дороговато, — посетовал я, но всё же отдал Мурату деньги.

— Хороший тур. Не пожалеете, — хитрый турок ловко спрятал купюры в папку и выписал бумажку на посещение экскурсии. 

Боясь попасться Лёше на глаза, остаток времени я решил провести в бильярдной. 

Проходя мимо бассейна, я заметил своего бывшего друга в обществе шикарной брюнетки. Они бойко беседовали. Лёша что-то рассказывал ей, по обыкновению щурясь, и, пошло закусив нижнюю губу, с явным интересом разглядывал свою новую знакомую. Девушка смеялась, кокетливо стреляя в него глазками и накручивая длинные смоляные пряди на изящный тоненький пальчик. На лицах обоих буквально было написано, чем эти двое собираются заняться в ближайшее время. 

Вот так сюрприз! Когда уже до меня дойдёт, что Лёхе нравятся женщины?

Мне стоило бы усвоить урок и выбросить его из головы. Но я не мог. Глупое сердце всё ещё верило в чудо.

========== 6 ==========

Лёша

Симпатичная эта Леночка, только дура. В конце концов, мне на ней не жениться. Вставлю разок, и хватит с неё. Она уже сейчас готова ноги раздвинуть. Только не люблю я, когда всё просто. Я по природе охотник, мне драйв нужен. Нужно, чтобы жертва сопротивлялась. Может, к подружке её подкатить? Эта точно стоять будет насмерть. Фигурка, конечно, у неё ничего, но личико лошадиное. Вот никак я в толк не возьму: почему чем страшнее тёлочка, тем сложнее её трахнуть? Это что, природное равновесие такое? Чтобы мужики не только на симпатичных западали? Но она успела меня достать. Если бы молчала, то я бы ещё подумал. 

Однако девоньки мои на обед собрались. Меня, ясное дело, с собой не позвали. А всё эта стерва Анечка. И чего я ей сделал? Всё зыркала на меня и ехидно так спрашивала, почему я не купаюсь. Не могу же я голышом в бассейн нырнуть. Может, она намекала, чтобы я свалил подальше. Но куда я в таком виде? Мне только в теньке на шезлонге и лежать. Идти в номер переодеваться я не хотел. Там это чмо. Глаза бы мои его не видели! Из-за него так и парился полдня в джинсовых шортах. Как я сегодня с ним на одной койке спать буду, не представляю. Съезжать я никуда не собирался. А фиг ли мне съезжать? Это не я с ним, это он со мной приехал. Вот пусть и пиздует куда хочет. Так и выкачу. 

Блядь! Как подумаю, что придётся с этим гандоном разговаривать, аж передёргивает. Утонул бы он, что ли. Я тоскливо оглянулся по сторонам. Не видать ли поблизости? Вроде нету. Наверное, уже на пляж рванул, сука. Жопу свою педерастичную греть. Он же в номере весь день торчать не будет. И чего я за него беспокоюсь?

Моё беспокойство начинало меня беспокоить. Чё я о нем всё думаю и думаю? 

Урчание в желудке привело меня в чувство. Надо пойти на обед и что-нибудь съесть. Но жара отбивала всякий аппетит.

Пораскинув мозгами, я всё-таки встал и, шлёпая вьетнамками, поплёлся в ресторан. 

Обед показался пресным. Люди вокруг раздражали. Толпились у лотков с едой, как сумасшедшие набирали огромные тарелки и несли, несли, несли. 

Где-то истерично завизжал ребенок. В огромном помещении стоял гул людских голосов, звон посуды; запах пищи окутывал плотным тёплым коконом. Сплит-система не справлялась с наплывом голодных туристов, и в зале было душно. 

Я выпил вина, потом ещё и ещё. Холодненькое, оно хоть немного позволяло организму снизить градус ресторанной атмосферы. 

Выйдя в холл, я почувствовал усталость. Напряжение сложного дня и алкоголь давали о себе знать.

Интересно, Максон в номере? Не решаясь подняться, я поплёлся на ресепшн. Ключ был там. Значит, где-то шатается. Тем лучше, оккупирую территорию и спокойно посплю. 

Завалившись в номер, я упал на кровать.

Проснулся от долбящих звуков вечернего шоу, доносящихся из амфитеатра. Посмотрел на смарт-часы и понял, что безнадёжно продрых целых пять часов. Тащиться на ужин желания не было. Однако Макс так и не возвращался. Или вернулся? Я так крепко спал, что мог и не услышать стука в дверь. 

Выйдя на балкон, я втянул ноздрями теплый воздух. Сладко пахло южными цветами и морем. В небе горел белый диск луны. 

Приняв душ, я решил развлечь себя и поплёлся осматривать территорию. 

Повсюду сновали люди. Кафе у бассейна было забито под завязку. Туристы играли в карты, курили кальян, пили бесплатные коктейли и чай. Дети носились между столиками с дешёвыми китайскими игрушками, светящимися в темноте. Аниматоры рьяно завывали под занавес вечернего шоу. 

Вдруг меня торкнуло — среди этой толпы я глазами выискивал Макса. Да что за на фиг?! Нахера он мне сдался! Может потеряться тут навсегда! Плакать не стану!

Психанув из-за своей дебильной тревоги, я размашистым шагом направился к пляжу. Здесь было темно, прохладно и почти тихо, если не считать шума моря. Лунный свет поблёскивал на рябой поверхности воды. 

Как долго я бродил по пляжу, не знаю. Когда возвращался назад, музыка уже смолкла. На площадке у бассейна никого из отдыхающих не было. Только турки убирали на ночь пластиковые шезлонги и стулья, лениво поглядывая на электронные часы, висевшие на стене. Было уже за полночь. 

«Теперь-то Макс точно в номере», — подумал я. И, приготовившись держать оборону, направился на свой этаж. Сколько я ни стучал, мне никто не открыл. Да он что, оглох? Раздражение вернулось. 

Пнув дверь ногой, я направился на ресепшн. Ключи оказались там. 

Где его носит? 

Я негодовал, не понимая, куда пропал этот придурок. Его исчезновение не укладывалось в мою стройную теорию о педерасте, который только и думает, как бы ухватить меня за член. 

Я уже начал сомневаться — гомес ли Макс? Может, произошедшее утром — недоразумение? Ну мало ли что в жизни бывает! Между прочим, я тоже кончил, хотя не должен был. Может, и у него случился конфуз. Бля, как же это всё хреново выглядит! Были нормальные пацаны и вдруг решили фигнёй заняться. 

Наверное, стоит с ним поговорить, чтобы всё выяснить. А если наебалово? А если он всё-таки гомик? Блядь! 

Сейчас придёт, я у него прямо так и спрошу: «Макс, ты пидор?» 

А если он скажет «да»? Может, ну его. Не спрашивать ничего. 

Подождав Макса ещё немного, я понял, что ночью он не вернётся. Небось, уже снюхался с каким-нибудь педрилой и ебётся во все дыры. А я тут сижу, как дурак, чего-то выдумываю. Выискиваю ему оправдания. Да на фиг надо! Всё! Спать! Придёт утром — не пущу суку! А нефиг! Пусть возле ресепшена спит. Там места много.

Скрестив руки, я упал на подушки. Сон не шёл. Я продолжал думать о Максе, то находя ему оправдание, то понося последними словами и желая скорейшей гибели. Однако втайне я ужасно боялся, как бы с ним чего не случилось. 

Я крутился в кровати до самого утра. Только когда за окном забрезжил рассвет, смог, наконец, уснуть. 

Утром Макс тоже не вернулся.

Весь день я ходил по отелю как неприкаянный, не зная, что в таких случаях делают. Надо было как-то действовать — звонить в полицию, в посольство, в страховую. Но я тормозил. А что, если он никуда не пропадал? Поставлю сейчас всю Турцию на уши, а он у бассейна сидит и коктейльчик из трубочки потягивает. В том, что Макс никуда не уехал, я был уверен. Все его вещи находились в номере. Я проверял. 

А вдруг Макс утонул? Бля! Зря я желал ему смерти! 

В своих тревогах я доходил до отчаяния, боясь заявить о его пропаже и одновременно не желая признавать, что сильно переживаю. 

О Леночке и Ане я не думал. Да и они не торопились меня искать. 

После ужина моя тревога переросла в настоящую панику. Я уже собирался набрать горячую линию консульства, как в дверь постучали. 

На пороге стоял Макс, уставший и осунувшийся. 

Как я обрадовался, не описать словами. Однако тут же напустив на себя безразличие, молча вернулся обратно в комнату и, клацнув телевизионным пультом, завалился на кровать.

========== 7 ==========

Макс

Всю дорогу из Памуккале я думал о предстоящей встрече с Лёшей. Что я ему скажу? Как буду смотреть в глаза? Сбежать на два дня — это была плохая идея. Вдали от него я понял, что только оттянул неминуемое, заставив себя изнывать в неведении. Лучше бы остался, и всё разрешилось бы в тот же самый день.

Когда я вошел в отель, настенные часы показывали только половину одиннадцатого. Ключей на ресепшене не было. Значит, Лёша в номере.

Я вспомнил, при каких обстоятельствах видел его последний раз. В груди тоскливо заныло. Мое воображение тут же нарисовало во всех подробностях, как Лёха кувыркается на нашей кровати с пышногрудой брюнеткой.

Подойдя к двери, я не решался постучать. Я был уверен, что она там вместе с ним. И в лучшем случае мне не откроют, а в худшем я увижу Лёшину взлохмаченную голову, и он скажет: «Слышь, погуляй где-нибудь ещё одну ночку. А лучше вообще не приходи». И захлопнет дверь перед моим носом. Но выбора не было. Я постучал.

К своему изумлению, на пороге я увидел Лёшу в шортах и футболке. Окатив меня ледяным взглядом, он прошёл в комнату и включил телевизор, молча плюхнувшись на кровать. Поняв, что ошибся, я шагнул внутрь.

Лёша делал вид, что не замечает моего присутствия. Всё не так уж и плохо, как я себе нафантазировал. Да, он презирает меня, но не гонит. Добрый знак.

Я не надеялся, что он вдруг воспылает ко мне любовью. Конечно же, я понимал его реакцию, но был благодарен за то, что он позволил мне войти и заняться своими делами. Я был измотан двухдневной экскурсией и страшно хотел спать.

Приняв душ, я вышел из ванной. В комнате было темно и тихо. Похоже, Леша уже уснул. Стараясь не шуметь, я лёг на кровать и укрылся простынёй. Тут же навалился сон.

Когда я проснулся, Алексей расхаживал по комнате.

— Доброе утро, — прохрипел я, не до конца отойдя ото сна.

Он бросил на меня суровый взгляд.

— Привет.

Видя хмурое лицо Лёши, я не решался вылезти из-под простыни. Может, лучше подождать, пока он уйдёт?

Но Лёша не уходил.

— Завтракать идёшь?

— Да, — я нервно сглотнул, не зная, чего ожидать в следующую минуту. Я думал, что он не хочет со мной разговаривать.

— Одевайся. Я жду.

Вот так дела! Я что-то пропустил?

Наспех умывшись, я надел шорты и гавайскую рубашку. Стоя возле шкафа, я застегивал последнюю пуговицу, когда Лёша вдруг сказал:

— Надо поговорить!

Внутри похолодело. Вот оно! А я уж обрадовался, дурак.

— О чём?

— Ну это… о том, что было…

Голова закружилась. В барабанные перепонки бил набат.

— Ну-у… ты же это… у тебя… Вот бля! Короче, ты же это из-за долга, да?

Затаив дыхание, я поднял на него глаза. Он до сих пор думал, что я сделал ему минет из-за какой-то дурацкой ставки? Какая же я мразь!

Мне опять стало стыдно, что я воспользовался его наивностью. Не зная, что ответить, я закусил губы и молча смотрел на него.

В глазах Лёши всё ещё теплилась надежда.

— У-у тебя же т-такое… в первый раз, да? — бедный Лёха. Он никак не мог поверить, что его друг оказался геем.

Я отрицательно помотал головой.

— Вот блядь! — он побледнел. — И ты чё, реально пидор?

— Да, — я не мог больше смотреть ему в глаза и отвернулся.

— Бля-адь… — смачно выругался Лёха, садясь на кровать.

— Думаю, нам не стоит больше оставаться в одном номере, — я взял инициативу на себя. Нам действительно лучше было сейчас разъехаться.

— Факт!

— Предлагаю спуститься на ресепшн и договориться с турками о расселении.

— Угу, — поддержал меня Лёша. Встав с кровати, он направился к двери. Немного поколебавшись, я пошёл следом.

Не успели мы оказаться в коридоре, как за спиной послышался женский голос.

— Какие люди! Ну привет!

Увидев перед собой ту самую брюнетку, Лёша вздрогнул.

— А, это ты, — выдавил он дрожащим голосом.

— А мы вчера в Анталью ездили, — она принялась теребить тонкими пальцами свои волосы, кокетливо поглядывая то на меня, то на Лёху. — Ты случайно нас не потерял?

— Потерял, конечно — Лёша нервно сглотнул. По всему было видно, что он сильно волнуется.

— Это твой друг?

— Кто? А э-это… Д-да… Д-друг…

Жеманно улыбаясь, она с интересом уставилась на меня. В воздухе повисла пауза.

— Лёша нам не хотел Вас показывать, — девушка прервала молчание.

— Не, ну почему?! Я-а-а, не сказал, чтобы заинтересовать вас… нас…

— А у тебя очень симпатичный друг, — брюнетка протянула мне руку. — Лена.

— Максим, — я легонько сжал тоненькие девичьи пальцы.

— Мальчики, а давайте сегодня вечером посидим вчетвером, кальян покурим. А то как-то скучно…

— Сегодня вечером? — у Лёхи аж дыхание перехватило. Голос дал петуха.

— Ну да. Вчетвером же веселее, правда? — она опять зыркнула на меня. — Ну вы как? Согласны?

Я глянул на Лёшу. Он вытаращился, стиснув губы, и коротко кивнул, давая мне понять, чтобы я сказал ей «да».

— Вы же не заняты? — продолжала настаивать девица.

— Не занят.

— Мы не заняты, — встрял Лёша.

Мы? Я не ослышался? Мы?! Он действительно сказал «мы»?

В изумлении я уставился на него.

— Да, Макс! Мы сегодня вечером не заняты, — он незаметно пихнул меня в бок.

— Ну хорошо. Давайте посидим, — сдался я, ровным счётом ничего не понимая. Какого чёрта? Мы же собирались расселяться!

— Тогда после ужина встречаемся в кафе у бассейна. Пока! — девушка сделала кокетливый жест ручкой и, развернувшись, направилась в другой конец коридора.

— Пока, — хмыкнул я.

— Мы обязательно придём! — крикнул ей в спину Лёшка.

========== 8 ==========

Лёша

Когда увидел Леночку, я чуть дуба не дал. И принесла же её нелёгкая именно в это утро. А так хорошо всё начиналось. Ну-у, относительно хорошо, если не считать признания Макса.

То, что он сознательность проявил и сам предложил разъехаться — это он молодец, это он правильно решил. А то как-нибудь по пьяни я бы его убил. Выпить хотелось страшно.

Когда ладненькая фигурка Леночки скрылась за поворотом, я цыкнул с досады. Наш с Максончиком дивный план летел ко всем хренам. Брюнеточка нас засекла. Будет подозрительно, если мы сейчас разъедемся. Так что придется Максу до конца отпуска изображать правильного мужика. И только попробует, сука, отказаться! По стенке размажу.

— Ну что, идём? — этот дебил, похоже, не въехал в то, что сейчас произошло.

— Куда? — я с тоской посмотрел на него.

— На ресепшн.

— Макс, ты идиот?

— Я не понимаю, Лёш…

Ой, дурак! Ну, дурак!

— Теперь мы с тобой снова друзья. Понимаешь? — вздохнув, я зло оскалился, по привычке положив руку ему на плечо. Но тут же вспомнил, с кем имею дело, и дёрнулся.

Тьфу ты, блин! Не дай бог возбудится, придётся его прямо здесь бить. А с разукрашенной мордой он может вызвать ненужные подозрения.

— Почему? Это из-за Лены, да?

— Смотрю, ты эволюционируешь прямо на глазах. Скоро палку в руки можно давать.

В ресторане народу было немого. Всё-таки на часах почти десять. Многие уже успели позавтракать и ломанулись на пляж забивать хорошие места. Я с тоской подумал, что за четыре дня, проведённых в Турции, так толком и не искупался.

Макс, набрав еды, прошёл мимо, намереваясь сесть за соседний стол.

— Куда! — я тормознул его, увидев, что мои красавицы заходят в обеденный зал. — Быстро приземлил жопу на соседний стул, — прошипел я, увидев, что Леночка машет мне рукой.

Голубые глазки Анечки сегодня сверкали. Она поглядывала в нашу сторону и загадочно улыбалась. Никак подружка успела доложить, что «ненароком» встретила меня в обществе очень симпатичного друга. Да, Макс ничего так. Высокий. Стройный, как кипарис. Тоже мне кипарис, бля. Пидорас! Я даже посочувствовал Анечке. Наверное, обрадовалась девонька, что и ей кавалер нашелся.

Поставив на стол тарелку с едой, Макс уселся рядом и принялся есть. Мы молчали, звеня столовыми приборами. Расстроенный, я поглощал одну сладкую булку за другой, обмакивая в варенье. Мне было не по себе от его присутствия. Всякий раз, когда Макс открывал рот и клал туда очередной кусок, я невольно вспоминал то утро. Член предательски дернулся. Вот сука! Похоже, моему дружку понравился минет в исполнении Макса. Нет, блядь, так дело не пойдет. Ещё чего не хватало!

Разозлившись, я вскочил с места и, кинув салфетку на стол, прошипел Максу в лицо:

— Я в номер, потом на пляж. А ты не вздумай куда-нибудь свинтить! Обломаешь мне свидание, я тебя урою! Понял?

— Понял, — тихо ответил Макс, потупив глаза.

Я вышел из ресторана и зашлёпал к себе на этаж. Засунув в рюкзак полотенце, смену трусов и очки для плавания, я потащился на пляж.

На берегу было жарко и душно, как в бане. К тому времени солнце поднялось уже высоко и успело разогреть воздух.

Я облюбовал неподалеку от роющейся в песке детворы шезлонг и кинул на него полотенце. Упав на живот, я блаженно закрыл глаза. Было приятно вот так валяться и ничего не делать. Я задремал, разомлев от тепла и доносящегося со стороны моря шелеста волн.

Очнулся от того, что меня накрыла чья-то тень. Открыв один глаз, я увидел перед собой Макса.

— Блядь, — прорычал я и отвернулся.

Мой голубой друг принялся парковаться рядом на свободном шезлонге, не спеша раскладывая вещи.

— Чё приперся? — буркнул я, не поворачивая головы.

— Ты же сам сказал, чтобы я не вздумал свинтить. Ну я и подумал…

Врёт ведь, сука, и не краснеет. Подумал он. Как бы не так! Честно бы признался, что решил воспользоваться моим безвыходным положением. Ох, и за что мне всё это!

Намазавшись кремом, Макс лёг на шезлонг и затих.

Меня нервировало его присутствие. Я встал с лежака и, отряхнув налипшие песчинки, посмотрел в сторону моря. Бирюзовая вода сверкала, маня прохладой.

— Пойду искупаюсь, — я вскользь глянул на Макса. Да чтоб тебя! Узкие плавки облепляли его так, что интимный бугорок отчётливо выделялся, акцентируя на себе ненужное внимание. Если бы Макс не признался сегодня утром, что гей, то сейчас бы у меня не осталось уже никаких сомнений.

Недовольно поморщившись, я побежал по горячему песку к воде.

Доплыв несколько раз до буйков и обратно, я вернулся к лежакам.

Увидев меня, Максим на секунду оторвался от книжки. И как-то по-особенному посмотрел. Я никогда не видел, чтобы парни так смотрели на парней.

Обтерев себя полотенцем, я плюхнулся на шезлонг и взглянул на Макса. Он читал, вытянув шею и поджав одну ногу. В какой-то момент его кадык дернулся, и меня будто обдало жаром. Да что со мной происходит? Я бессовестно разглядывал своего бывшего друга, зная о нем всё, и не мог оторвать глаз. Мой взгляд прошелся по совершенно гладкой молочно-белой груди с розовыми ареолами сосков, по мелким складочкам кожи на животе, по длинным тонким бёдрам, покрытым нежной порослью золотистых волосков. Если бы я не любил девчонок, то, наверное, сейчас бы счёл его красивым.

========== 9 ==========

Макс

Господи! Зря я потащился за ним на пляж. Не знаю, что Лёша имел в виду, когда сказал, чтобы я никуда не свинтил. Я понял это буквально и решил, что теперь обязан везде сопровождать его. Ну, а что я мог ещё подумать, если в ресторане он приказал сесть рядом?

Он разозлился, когда увидел меня. Но глупо было уходить, ведь я только пришёл. И я лёг в соседний шезлонг. Оторвать взгляд от его упругих мышц и сильной мускулистой спины было сложно. Внизу живота у меня сладко заныло. Я трижды пожалел, что надел узкие плавки. Понимая, что мне надо срочно отвлечься от своих мыслей, я скоренько достал книжку и, согнув ногу в колене, чтобы скрыть эрекцию, принялся читать. Книга оказалась интересной. Я так увлёкся, что позабыл о Лёше. 

Однако долго радоваться не пришлось. Мой бывший друг решил искупаться, а когда вернулся, возбуждение нахлынуло на меня с новой силой. Его тело покрывали маленькие капельки. Заманчиво стекая по коже, они переливались в лучах солнца, точно бриллианты. Это было так эротично, что у меня снова встал. Я весь сжался, прикрываясь чем только мог, чтобы он не заметил моего затвердевшего члена.

Но на этом пытка не закончилась. Развалившись в шезлонге, Лёша принялся меня разглядывать. Я едва дышал, делая вид, будто сосредоточенно читаю. Однако моё тело плавилось под его взглядом. Мне безумно хотелось, чтобы он прикоснулся ко мне, провёл прохладными пальцами по груди, спустился к животу, коснулся кожи ниже пупка и медленно стянул с меня плавки, обнажая страждущий секса член. О господи, я бы всё отдал, чтобы почувствовать на нём Лёшины пальцы, а лучше губы. 

Я нервно сглотнул, понимая, что если он сейчас обнаружит стояк, то мне несдобровать. Но, похоже, сегодня мне везло. Недолго провалявшись в шезлонге, он встал и направился в сторону пляжного бара. Быстро собрав вещи, я помчался в номер. 

Проходя мимо барной стойки, я услышал его голос:

— Ты куда? 

— В номер. Не хочу долго лежать на солнце, боюсь сгореть. 

В ответ он только презрительно фыркнул и отвернулся. 

Я опрометью кинулся в отель. Добравшись до номера, я тут же залез в душ и включил воду, в надежде успокоиться. Но полное уединение и шипящие звуки падающей воды только распалили мое желание. 

Мои яйца просто разрывало от возбуждения. Обхватив член рукой, я принялся мастурбировать, представляя Лёшу. От воспоминаний о нём по телу рассыпались мурашки. Я гладил себя по животу и груди, прихватывая кожу и поочерёдно сжимая то один, то другой сосок. Представлял, как Лёхин напряжённый член трётся о моё бедро, ласкает ягодицы и толкается между ними, пытаясь проникнуть в тугое колечко мышц. Если бы он только захотел, я бы отдался не задумываясь. Желание ощутить его в себе было настолько ярким и сильным, что по члену прокатилась горячая волна. Сложившись пополам, я вцепился в створки раздвижной стены и кончил. Сердце гулко бухало в груди, отдавая пульсацией во все конечности. 

Выбравшись из ванны на дрожащих ногах, я с тоской понял, что остаться в одном номере с Лёшей — была не лучшая идея. Сейчас я хотел его больше, чем когда-либо, а это попахивало большими неприятностями.

Не дожидаясь возвращения Лёхи, я отправился прогуляться, чтобы скоротать время до обеда. Я очень надеялся, что он не примет мою отлучку за бегство. В конце концов, он не в восторге от моего присутствия. 

На цокольном этаже я нашёл уютный спортивный бар. По телевизору транслировали игру нашей сборной с командой Черногории. Взяв себе пива, я уютно устроился в кресле, наслаждаясь прохладой работающего кондиционера. Однако сколько ни пытался, сосредоточиться на игре не получалось. Я думал о том, что будет сегодня вечером. Идея пойти с Лёшей на свидание к двум девушкам мне не нравилась. Мало того, что меня угнетала мысль о потерянном вечере; смотреть на то, как Леша будет флиртовать с ними, было выше моих сил. 

Я ревновал Лёшку, хоть и понимал, как глупо это выглядит. Мои потрёпанные нервы не выдержат такого зрелища. Я не смогу спокойно сидеть и наблюдать, как брюнетка соблазняет парня, в которого я влюблён. Если бы между нами ничего не было, то мне бы было легче. Я же видел, как Лёша и Ира заигрывали друг с другом в офисе. Но это было «до». А сейчас всё изменилось. Где-то на уровне подсознания я уже считал его своим парнем. 

Я пошёл на обед, не надеясь на встречу с ним. Быстро расправившись с едой, я вернулся обратно в бар, чтобы ещё немного выпить и побыть в одиночестве. Днём здесь никого не было. Бездумно таращась в телек и опустошая один стакан за другим, я лелеял свои переживания, пытаясь представить, что меня ждёт. 

Ближе к семи зазвонил телефон. Это был Лёша.

— Ну и где ты? — я был настолько пьян и подавлен, что ужасно обрадовался ему. 

— Я в баре. Лёшенька, не переживай за меня. 

— Блядь! — выругался Леха. — Ты что, успел нажраться? 

— Пожалуйста, любимый, не ругайся. Я совсем чуть-чуть выпил…

— Сука! Пидорас, бля! Тащи свою долбаную задницу в номер! И попробуй только к ужину не протрезветь!

Я встал с кресла. Перед глазами все плясало. Я не понимал, в какую сторону нужно идти.

— Простите, — кое-как добравшись до барной стойки, я навалился на неё. — Простите…

Парень-бармен вскинул невозмутимый взгляд. Он казался таким милым, таким понимающим, что мне захотелось излить ему душу.

— Мой Лёшка… Я его так люблю… Так люблю… У нас был потрясающий секс, а теперь он хочет, чтобы я пошел с ним на свидание к девушкам… 

Бармен смотрел на меня в упор.

— Знаю, о чём вы думаете. Думаете, что я пидорас, да?.. — я тяжело вздохнул. — Я же и не отрицаю… Но разве меня нельзя полюбить? Ну хоть чуть-чуть… Я бы был так счастлив…

Я замолчал и стал ждать, что́ он мне ответит. 

— Sorry, I don’t understand.* 

— Простите…– скривился я, чувствуя нехилое давление на мочевой пузырь. — Где здесь туалет?

— There, — он махнул рукой в сторону стеклянной двери.
_______________________________
    * Простите, я не понимаю (англ.)

========== 10 ==========

Лёша

Чё он там сказал? Любимый? Ну, пусть только придёт, сука, я ему устрою огненное шоу с фейерверками! Он у меня сегодня достукается! Почти час прошёл, как я ему позвонил. Пидорас, бля!

Я хотел уже идти на поиски этого придурка, как в дверь забарабанили.

— Лёш-а-а, открывай! Это я, — послышался из коридора игривый голос.

Явился! Ну сейчас он получит от меня на орехи!

Увидев на пороге пьяную рожу Макса, я обомлел.

Твою ж мать! Надо же было так нажраться!

Максон расплылся в дебильной улыбке и по стеночке съехал на пол.

— Ты… Ты… — от негодования я растерял весь словарный запас, включая русский матерный, который не забывал даже в самых патовых ситуациях. — А ну, вставай, пьянь!

Я сгрёб Макса с пола и, ухватив за шкирку, потащил в ванную.

Пустив холодную воду, я стал поливать из душа голову этого недоумка. Он тут же ожил и начал барахтаться, пытаясь вырваться из рук. Я только крепче сжал его, зафиксировав одной ногой в весьма эротичной позе. Если бы Макс не был так пьян, то наверняка бы оценил.

— А-а-а! — заорал он, отплёвываясь от воды и хватая воздух ртом. — Пусти! Пусти! Хватит!

— Очухался, алкашня! — я ослабил хватку. Держась за край ванны, он поднялся на ноги и пошатываясь направился в комнату.

Одежда на мне была — хоть выжимай! Вот и нахера я три часа прыгал вокруг шкафа, думая, чего бы такого надеть?

Злой на весь белый свет, я выскочил из ванной. Это чмо сидело в кресле с поникшей головой и устало взирало на меня из-под мокрой чёлки, с которой всё ещё капало.

Стянув с себя мокрые вещи, я достал светлые джинсы и белую майку. Собирая сумку, я захватил на юг прошлогодние шмотки и даже не удосужился их померить. Однако! Джинсы неприлично обтягивали бёдра и пятую точку. Увидев себя в зеркале, я ужаснулся. В таком виде я легко сошёл бы за своего в каком-нибудь гей-клубе. Вспыхнувшие глаза моего голубого соседа только подтверждали мои опасения. Но делать было нечего. Одежды с собой я взял немного, поэтому придётся идти в том, что есть.

Натянув майку, я зло зыркнул на Макса. Руки так и чесались вломить ему по первое число.

— Чё сидишь? Одевайся! — рявкнул я.

Он нехотя поплелся к шкафу и, достав какое-то барахло, небрежно кинул мне через плечо:

— Может, отвернёшься?

— Чё-о-о? — я недовольно поморщился. Десять минут назад он без зазрения совести валялся у меня в ногах, а теперь вдруг стесняется при мне раздеваться?

— Отвернись. Ты меня смущаешь.

Ох ты ж ёперный театр! А я чуть не забыл, с кем имею дело.

Я отвернулся, тем более что смотреть на него не было ни малейшего желания.

— Ну что, готов?

— Да.

Я взглянул на Макса и чуть не задохнулся. Блядь! Мои глаза!

— Д-да… Т-ты чё, совсем охуел, что ли?!

— А что? — он удивлённо разглядывал себя, по видимому, не находя ничего особенного в своем прикиде.

— Да, нас же… Блядь! А ничё более пидорского ты в своем гардеробе не нашел? — я почесал затылок, глядя на рубашку ядерной расцветки.

Я никогда раньше не обращал внимания на то, как он одевается. Да и не надевал он такого! Или надевал? Я попытался вспомнить, что обычно носит Макс, и не смог.

— Тебе не нравится? — он подошёл к зеркалу, разглаживая рукой лёгкую хлопковую сорочку в лимонно-зелёную клетку. — А по-моему, она очень стильная.

Спорить с ним я не стал, тем более что мы уже опаздывали. На часах было без двадцати восемь.

— Да по́хер! Пошли, — я вытолкал его за дверь.

Подойдя к лифту, я нажал кнопку вызова. Когда кабина приехала, меня как током дёрнуло. Из неё с нескрываемым интересом на нас смотрела пожилая пара. О чём они подумали, несложно было догадаться по их лицам.

Сделав невозмутимый фейс, я шагнул в лифт.

От предчувствия неминуемого провала засосало под ложечкой.

========== 11 ==========

Макс

Даже после ледяного душа, устроенного Лёхой, голова всё ещё гудела. Мутило так, что я еле переставлял ноги. Не думал, что с пива может быть так плохо. К тому же мочевой пузырь опять напомнил о себе.

Лёша летел на всех парах, боясь опоздать.

— Лёш, — окликнул я его, когда понял, что совсем невмоготу. — Подожди минуточку!

— Что?! — он зло зыркнул на меня. — Я тебя целый час ждал, скотина!

— Зачем ты так, я же не нарочно!

— А! Ты нечаянно нахерачился. Ещё скажи, что в тебя вливали.

— Ну нет, — я смутился.

Действительно, я же сам напился и даже не заметил, как это произошло.
Он бодро шлёпал сандалиями по каменной плитке, направляясь к бассейну. Издалека заметив Лену и её подругу, сидящих за столиком уличного кафе, я решил, что ничего страшного не произойдёт, если я отлучусь по малой нужде, и свернул к туалетам.

О, как же стало хорошо, когда я облегчился. Вымыв руки и ополоснув лицо, я вышел на площадку, тут же встретившись взглядом с Лёшей. Он готов был разорвать меня на части.

— Добрый вечер, дамы! Прошу простить меня за опоздание, — посещение уборной освежило не только тело, но и мозг. Я почувствовал прилив сил. — Дамы, что вы будете пить? Я готов загладить свою вину и принести из бара всё, что вы пожелаете.

Девушки кокетливо заулыбались.

— «Дайкири», — блондинка окатила меня жарким взглядом. Похоже, я ей понравился.

— А мне «Секс на пляже»! — брюнеточка пошленько хихикнула.

— Сейчас всё будет, — я улыбнулся самой обворожительной улыбкой, на какую только был способен.

— И пива захвати, — прохрипел Лёха.

Я метнул на него коварный взгляд, видя, как его ладонь накрыла руку Леночки. Внутри меня бушевал ураган. В глазах от ревности потемнело.
Ну нет, я не намерен это терпеть! Лёша сам захотел, чтобы я пришёл сюда, так пусть теперь пеняет на себя! Вернувшись с напитками, я поставил стаканы в центр стола и, взяв кресло, втиснулся между девушками.

— Вы позволите?

— Да-да, конечно, — блондиночка подвинулась, стрельнув в меня глазками. Отлично!

— Кажется, мы не представлены? — включив всё своё обаяние, я обратился к девушке. — Максим.

— Аня, — она потупила глазки и зарделась.

— Анна. Какое красивое имя. Вы знаете, мою прабабушку тоже звали Анна. Она была из аристократической семьи, — я врал как сивый мерин, стараясь пустить пыль в глаза, чтобы усилить впечатление.

— Как интересно… — услышал я за спиной голос Леночки. Я нарочно сел к ней вполоборота, всячески стараясь показать свой интерес к подружке, которая явно проигрывала на фоне товарки. — Так значит, в вас течет аристократическая кровь? — она не хотела сдаваться, пытаясь переключить моё внимание на себя

— Да, — томно вздохнул я. — А давайте я расскажу историю моей прабабки и прадеда. Мой прадед был видным предпринимателем, — я развернулся, кладя руки на спинки кресел девушек. — Когда они с прабабушкой познакомились, у него не было ни гроша. Прабабушкины родители не желали видеть его в качестве жениха своей дочери. И тогда они сбежали, а потом тайно поженились. Тогда-то мой прадед задался целью подняться до уровня новых родственников, чтобы жена не чувствовала себя хуже, чем в родительском доме. Он практически с нуля сделал свой бизнес и разбогател. А всё ради любимой. Вот такая вот история.

— Ого, как романтично! — глаза Леночки загорелись.

— И чем же занимался ваш прадед? — в отличие от подружки, блондинка не производила впечатление законченной дуры, что вызвало во мне уважение.

— У него была спичечная фабрика, — какая банальщина! Однако чем беззастенчивее ложь, тем легче в неё верят.

Глаза девушек округлились от удивления и восторга. Похоже, мне удалось их очаровать. Я мельком взглянул на Лешу. Он сидел мрачнее тучи, недовольно глядя на меня.

— Ну что, может, за знакомство? — я поднял свой стакан. Мне бы больше не пить. Но я должен поддержать компанию, тем более что мой коварный план, кажется, работает.

Мы чокнулись. Разом ополовинив порцию пива, я понял, что снова пьянею.

— Девушки, мы же собрались тут, чтобы покурить кальян, — меня несло. — Давайте, наконец, его закажем.

— Давайте, давайте! — захлопала в ладоши Лена. — На вине! Я хочу кальян на вине!

— Может, тебе хватит? — зыркнула на неё Аня.

— Да и Максу, наверное, тоже, — хмуро отозвался мой бывший друг.

— Лена, нас хотят лишить удовольствия, — пиво ударило по старым дрожжам. Судя по всему, Леночка тоже пришла на встречу подготовленная. — Не позволим этим двум нехорошим людям это сделать! — я закусил губу и томно глянул на брюнетку.

— Не-а! Не позволим! — она ответила кокетливым взглядом и глупо захихикала.

— О! Слышите? — из амфитеатра доносились завораживающие звуки страстной мелодии. — Леночка, давайте потанцуем, а заодно и придумаем, как им отомстить!

Я встал с места и, взяв брюнетку за руку, вывел на танцпол, устроенный возле барной стойки. Ухватив Леночку за мягкую попку, я пошло прижался к ней и стал двигаться в такт музыке.
Танцуя, я то и дело поглядывал на наш столик, где остались Аня и Лёша. Я видел, как Лёша сверкает на нас глазами, и принялся нашёптывать девушке всякие глупости, слегка сжимая девичьи ягодицы. Лена смеялась, как ненормальная, а я продолжал шептать и жадно лапать попку девицы, наблюдая, как сереет лицо моего парня.

Да, чёрт побери! Он мой! Я не позволю какой-то Леночке встать между нами. В то утро ему было хорошо со мной. И я чувствовал это, как чувствовал сейчас прожигающий насквозь тяжёлый Лёшин взгляд.

А как ты хотел, мой дорогой? Думал, если мне нравятся парни, то я не способен заинтересовать девушку? Нет, Лёшенька, тут ты круто ошибся, посчитав, что я тебе не конкурент.

========== 12 ==========

Лёша

Я сидел и смотрел, как эта тварь обжимается с моей подружкой. Может, она ещё не была моей, но я положил на неё глаз и считал, что добыча у меня в кармане.

Макс увёл у меня девушку!

Тот самый Макс, который всего пару дней назад кончил от того, что сосал мой член. Мое самолюбие было задето. Сказать, что я разозлился — ничего не сказать! Я был вне себя от ярости. Макс с самого начала только и делал, что портил мне отдых. И похоже, был намерен довести начатое дело до конца, то есть окончательно испоганить мой отпуск. Я бесился, глядя на эту сладкую парочку. Он так бессовестно лапал её, что у меня закрались сомнения. Складывалось впечатление, что ему нравится обжиматься с Леной. Когда руки Макса стали бесстыдно тискать кругленькую попку брюнетки, меня вынесло. Захотелось просто встать и врезать ему. Мразь! Но я не успел. Музыка закончилась.
Эти двое вернулись за столик. Они смеялись и перебрасывались пошленькими взглядами. Внутри у меня всё дрожало от ярости.
Умная Анечка быстро сообразила, что здесь ей ловить нечего, и пару минут назад ушла спать.

— Спасибо, Леночка, — эта галантная мразь, поцеловав девушке руку, усадила её за столик. — Прошу прощения. Я на минуточку вас оставлю.

Макс развернулся и нетвёрдой походкой направился в сторону сортиров. Видать, выпитое за день пиво давало о себе знать. Я позлорадствовал, провожая его глазами.
Лена раскраснелась и продолжала глупо хихикать.

— А у него есть девушка? — отпив из стакана, неожиданно спросила она, прервав ход моих гневных мыслей.

— У кого? — я не сразу понял, о ком она говорит.

— У Максима.

— У Макса?

Мне тут же захотелось посвятить её в наш маленький секрет. Но я сдержался. В голове возникла идея получше.

— Извини, Лен!

Вскочив с места, я двинул следом за Максом.
Я нагнал его около самого туалета и, схватив за грудки, со всей силой шарахнул о стену.

— Ты что творишь? — зашипел я.

Он с вызовом уставился на меня своими огромными голубыми глазами и молчал.
Наши лица оказались совсем близко. Я чувствовал его дыхание с лёгким хмельным запахом. Взгляд скользнул к подбородку и остановился на его губах. Это были те самые губы, которые доставили мне офигенное удовольствие.
Вот оно! Меня озарило словно вспышкой.

Тот минет был лучшим в моей жизни. И его сделал мне парень! 

Сознание тут же оживило яркие образы недавнего прошлого: горячий рот Макса, блестящий от слюны стояк и хриплые стоны, рвущие мою глотку. Пах моментально стянуло желанием. В глазах потемнело. Земля медленно уплывала из-под ног.
Я смотрел на Макса, не в силах оторвать взгляда, и видел всё тот же странный блеск, что заметил сегодня на пляже.
Внезапно он обхватил ладонями моё лицо и с жадностью впился в губы.
Я застонал от досады и едва сдерживаемого желания ответить на поцелуй. Оттолкнув от себя Макса, я сдавил челюсти и тяжело задышал. Шокированный тем, что произошло, я смотрел в затуманенные страстью голубые глаза и не знал, что же делать дальше.

— Хочешь ударить? — голос Макса вывел меня из оцепенения. — Бей.

В его тихом голосе было столько покорности, что сердце невольно сжалось.

Странное смешение чувств — жалость и нежность — завладело мной. И, неожиданно для себя, я его поцеловал…

Приближающиеся шаги вернули меня к реальности. Я отшатнулся от Макса. Что я делаю?! Мое внутреннее «я» вопило, осознавая весь масштаб случившейся катастрофы.

— Блядь! — выругался я и, не разбирая дороги, кинулся прочь.

Я бежал от своего позора сквозь темноту, отмахиваясь от хлеставших по лицу веток. Оно пылало от стыда и страха, которые я сейчас испытывал. Сердце громко бухало, заходясь в сумасшедшем ритме. Мне не хватало воздуха.
Выскочив на пляж, я остановился и, сложившись пополам, тяжело задышал.
Я не мог этого сделать! Не мог! Это был не я! Просто Макс задурил мне голову своим гейством!
Упав на колени, я зарылся горячим лбом в песок.
Ещё каких-то две недели назад все было просто и понятно. У меня была невеста. Я хотел жениться и завести детей. Моя жизнь была распланирована по дням на годы вперед. А что теперь?
Страшно захотелось напиться. Нет, не напиться. Надраться. Нажраться до потери сознания. В дрова. Чтобы не думать, не знать, не помнить.

Больно дёрнув себя за волосы, я отчаянно замычал.

========== 13 ==========

Макс


Не успел я зайти в сортир, как услышал торопливые шаги. Сильные руки молниеносно припечатали меня к стене. Злобный голос Лёхи зашипел в лицо:

— Ты что творишь?

В тусклом фонарном свете его зелёные глаза бешено сверкали. Горячее дыхание опаляло кожу. От волнующей близости у меня закружилась голова. Я и так весь вечер изнемогал при виде крепких бёдер, обтянутых светлой джинсой, а теперь он и вовсе стоял рядом, прижимая меня к кирпичной кладке накачанным телом. Я дёрнулся и вдруг почувствовал то, чего не должен был почувствовать — у него был стояк.

Клянусь, его член стоял! 

Это было так внезапно и так возбуждающе, что у меня перехватило дыхание. Я не удержался и впился ртом в его губы. Он крепко сжал челюсти и замычал. Чувствуя сопротивление, я вцепился в него, желая продлить поцелуй как можно дольше. Как же я хотел его. Мне было всё равно, что́ он сделает со мной после. Он мог раздавить меня, разбить мою голову о кирпичную кладку, размазать по стене, но это всё потом, потом. А сейчас я жадно его целовал, вдыхая запах кожи, ощущая на губах его тепло, и не мог оторваться.

 Он с силой толкнул меня в грудь. Желваки заходили на красивом мужественном лице. Не осталось и тени сомнения в том, что сейчас он меня ударит. Но, похоже, он колебался.

— Хочешь ударить? Бей!

И вдруг случилось то, чего я ждал меньше всего.

Он снова прижал меня к стене, и поцеловал.

Лёша меня поцеловал!

Жарко, грубо, напористо, сминая мой рот своим губами. У меня сорвало крышу от хмельного, солодового вкуса, с примесью чего-то мужского, аддиктивного, как наркотик.

Его язык бесцеремонно толкался внутрь голодными, отчаянными рывками. И, чёрт, это было словно удар электрошокером. Возбуждение пронзило насквозь, закручиваясь по спирали и уходя вниз, прямиком к яйцам. Они тут же поджались, стягивая сознание в одну пульсирующую напряжением точку.

Лёха урчал от наслаждения, втираясь в меня своей эрекцией. Двигал бёдрами, постанывая на выходе и жадно, до боли сжимал мое тело, с каждым миллиметром приближаясь к паху. Его рука скользнула под ремень. Грубые пальцы сомкнулись, обхватив ноющий от желания член. Они тискали, мяли, комкали, с усилием оглаживая ствол. О, господи! Я застонал от сладкой ноющей боли. Готовый взорваться от этой грубой несдержанной ласки, я двигал тазом, бесстыдно трахая Лехин кулак, и мечтал лишь об одном — чтобы этот фантастический миг никогда не заканчивался. Я едва сдерживался, балансируя на грани. Ещё немного, и я бы кончил, но со стороны дорожки послышались приближающиеся шаги. Лешка мгновенно отпрянул от меня.

— Блядь, — зажмурившись, он сделал шаг в темноту. Затем резко развернулся и побежал.

Ошарашенный, не в силах пошевелиться, я стоял и смотрел на удаляющуюся спину. Мои губы ещё горели. Член пульсировал, до сих пор ощущая прикосновение его руки.

Проходивший мимо мужчина окинул меня безразличным взглядом. Видел ли он что-нибудь? Эта мысль волновала меня меньше всего. Я думал о Лёшке, представляя, что сейчас творится в его голове. То, что он сделал, было для него за гранью добра и зла. Наверняка он сейчас сильно переживает и раскаивается. Но то, что он поцеловал меня, едва не доведя до оргазма, давало надежду. Возможно, он не такой уж и натурал, как думает. И у меня есть шанс. Хотя, зная его, я сомневался, что Лёша когда-нибудь решиться на отношения с парнем.

Господи, зачем я присосался к нему? Что теперь будет?..

Внезапно на меня накатила паника.

А вдруг он возненавидит меня? Нет, наверное, всё-таки я мазохист и мне нравится ходить по граблям. Мало мне натянутых отношений с ним, так я решил вконец его добить.

Искать Лёху я не стал. Мне, как и ему, сейчас нужно было побыть одному, чтобы собраться с мыслями и подумать, как теперь себя вести.

Недолго побродив по территории отеля, я поднялся в номер.

Всё это время я обдумывал, что́ скажу Лёше, когда увижу его. Но любая мысль заводила меня в тупик. И я, как обычно в таких случаях, решил всё спустить на тормозах.

Приняв душ и натянув пижамные штаны с весёлыми рожицами, я лёг в кровать, ожидая, что с минуты на минуту явится Лёша. Ёрзая в постели, я не знал, чего ждать от его появления. В голове роились безумные мысли, навязчиво предлагая самые невероятные сценарии дальнейшего развития событий.

Но время шло, а Лёша не появлялся. За окном давно смолкла музыка и голоса отдыхающих. Отель погрузился в ночную тишину. Я забеспокоился.

Лёжа в темноте, я напряжённо ждал возвращения своего соседа.

Когда в коридоре послышались шаги, я тут же вскочил и кинулся к двери.

Стоило взглянуть в дверной глазок, как сердце отчаянно заколотилось. Это был он.

Лёша топтался у порога, не решаясь постучать.

Взяв на себя смелость, я повернул рычажок и открыл дверь.

На Лёхе не было лица. Опустив голову, он стоял, чуть пошатываясь, с бутылкой «Джека Дэниэлса» в руке, бледный и осунувшийся.

— Лёш, ты как?

— Нормально, — прохрипел он и шагнул в номер.

========== 14 ==========

Лёша

Я боялся, что Макс ухватит меня за член. А в итоге сам, как ненормальный, тискал его причиндалы, возбуждаясь от того, что трогаю стояк другого парня.

Блядь!

Самое паршивое, что мне нравился его каменеющий ствол, нравилось, как он низким голосом стонет в мои губы.

Нет, я не просто целовал, я трахал его рот языком, представляя как бы трахал Макса в… Хочу трахнуть Макса! Кому расскажи, не поверят. Ага, расскажи…

 Я криво ухмыльнулся, отпивая из горла.

Лучше сказать — не дай бог кто узнает… Всё! Пиздец мне. Друзья отвернутся, коллеги перестанут за руку здороваться. Хотел соблазнить девчонку, а вместо этого сосался с парнем у сортира. Да ещё и лапал его за все места.

Это всё он, сука!

Мне хотелось его убить. Нет, не так! Сначала трахнуть, а потом убить.

М-м-м… Да что ж такое-то?

Я протяжно застонал. От свалившейся на мою голову напасти не избавляли даже выпитые полбутылки вискаря.

 Может, турки в еду что-то подмешивают? Ведь раньше со мной такого не было. Не было, мать его! Чтобы я хотел вставить парню…

А какой у него член. Блядь…

Я жадно сглотнул, вспоминая, как это было.

 Мозги в яйца утекли, когда запустил руку ему в трусы. Член. Твёрдый. Толстый. Горячий. С влажной от возбуждения головкой. Мну его, а Макс хрипит, рвано дышит, закатывает от удовольствия глаза. И течёт, как похотливая сучка. Блядь. Вот опять об этом думаю. Теперь я только об этом и думаю. Сколько уже можно?!

С силой сдавив руками виски, я замычал.

До сих пор не могу поверить, что мне нравятся члены.

Мне нравятся члены!

Охуеть!

Когда я это понял, как током шибануло, аж искры из глаз. От страха припустил прочь. Думал, сбегу от Макса, и меня отпустит. Не тут-то было! Застряло в мозгу, точно заноза. Мысли только вокруг этого и крутятся.

Смутно помню, как оказался на пляже, как бутылку купил. Бродил по каким-то вонючим стройкам. И всё думал, думал, думал. О себе. О Максе. Об Ирке. Ирка… Зачем я так с ней? Если бы не был таким мудаком, то сейчас всё было бы иначе. Сам дебил. Сам во всём виноват. Сам. Может, позвонить ей? Прощения попросить? Глядишь, полегчает? Но не сегодня, не сейчас. Сейчас я пьяный, и у меня разламывается голова.

Я оглянулся, не понимая, где нахожусь.

Пофигу! Мне теперь всё равно.

И я поплёлся дальше.

Шёл по каким-то улицам, мимо маленьких лавок, мимо светящегося в темноте полупустого базара, мимо уличных кафешек, возле которых играли чумазые дети.

Как выплутался, так и не понял. Ноги сами привели меня на наш этаж.

Битый час простоял под дверью, как дурак, не решаясь постучать.

В ушах звенело, в горле пересохло. Я знал, что Макс там, внутри. Знал и поэтому зассал. Ей-богу! Зассал, как какой-то сопливый пацан.

Что он сейчас обо мне думает? И думает ли вообще? Ему-то что? Ему не привыкать с парнями сосаться. Сегодня со мной, завтра с кем-нибудь ещё.

Мысль о том, что у Макса могут быть другие парни, меня убивала. Не знаю почему, но где-то на уровне инстинктов я считал его своей собственностью.

Не помню, стучал ли я.

Когда дверь открылась, на пороге стоял он. Красивый, сука! Из одежды — только тонкие штаны в дурацких смайликах, кое-как держащиеся на узких бёдрах. Он хоть и тощий, но жилистый. Ни грамма лишнего. Каждая мышца видна.

Макс внимательно посмотрел на меня, потом на бутылку и спросил:

— Лёш, ты как?

Как?

Я хмыкнул.

Хуёво! Вот как! Сейчас еще хуёвей стало, потому что тебя увидел и опять почувствовал в штанах нездоровое оживление.

— Нормально, — кинул я, заходя в номер.

Сняв сандалии, я поставил бутылку на стол. Макс вился возле меня, заглядывал в глаза, точно преданная собачонка, нервируя своим мельтешением.

Я направился в ванную. Пустив воду, долго стоял под душем, наслаждаясь мягким покалыванием бьющих по коже струй. Это немного успокаивало. Выбравшись из кабины, я вытерся насухо и натянул свежие трусы.

Когда открыл дверь, в номере было уже темно.

Как вор прокравшись к своей половине кровати, я лёг и закрыл глаза. В мозгу кружили вертолеты. В груди бешено колотилось.

Сквозь звенящую тишину отчётливо слышались шорохи, неровное дыхание и шелест простыни. Макс ворочался в постели, перекатываясь с боку на бок и устраиваясь поудобнее.

Поутихшее возбуждение вернулось с утроенной силой. Я вдруг вспомнил, как зажимал его у туалетов, как млел, чувствуя толстую эрекцию, как рычал, с жадностью сминая до невозможности развратные губы.

Внизу живота разлилось приятное тепло. Я нервно сглотнул. Член пульсировал, увеличиваясь и становясь тверже.

Присутствие Макса сильно волновало меня, подхлёстывая так некстати возникшее желание.

Положив руку на пах, я стал поглаживать свой ноющий член, понимая, что не смогу уснуть, если не кончу. Я уже трижды пожалел, что не передёрнул, пока принимал душ.

Лёжа в темноте с закрытыми глазами, я ждал, когда же Макс, наконец, перестанет вертеться и заснёт. Мой член похотливо дёргался, страстно желая разрядки.

Стараясь не шуметь, я осторожно гладил себя, прислушиваясь к шорохам, доносящимся с другой стороны кровати. Когда всё стихло, я откинул простыню, стянул с себя боксеры, несколько раз провёл рукой по изнывающему стволу от головки до основания и обратно и принялся дрочить.

О, да! Это было то что нужно. Я тяжело дышал, чувствуя, как на меня накатывают новые волны возбуждения, с каждым разом делая ощущения сильнее и ярче.

 Вскоре я уже не вслушивался в то, что происходит на другом конце кровати. Отчаянно мастурбируя и стремясь достичь финиша, я был полностью поглощён процессом, как вдруг моё внимание привлёк странный звук.

========== 15 ==========


Макс

Когда он вышел из ванной, я уже лежал в постели. В комнате было темно, но лунный свет, падающий сквозь тонкие занавески, позволял разглядеть всё, что происходит.

Лёха улёгся на свой край кровати и накрылся простынёй.

После случившегося я никак не мог уснуть, мысленно возвращаясь к нашему поцелую. Меня переполняла нежность. Хотелось прижаться к нему, зарыться носом в русую макушку и целовать до одури его шею, плечи, грудь, пьянея от легких прикосновений к коже.

Повернувшись на бок, я смотрел на такое близкое сильное тело любимого мужчины и не мог успокоиться. Меня отделяли от него всего какие-то несколько сантиметров. Бешеная сексуальная энергетика, исходившая от Лёхи, заполняла собой пространство небольшой комнаты, проникала в лёгкие, пульсировала в барабанных перепонках, словно наркотик впитываясь в тело и заставляя мозг плавиться, взрываясь новыми порциями гормонов.

Заметив, что его рука скользнула вниз, я замер. Леша провёл по бедру, коснулся живота чуть ниже пупка и медленными движениями стал поглаживать выпирающую из-под тонкой ткани эрекцию.

Затаив дыхание, я не мог оторвать взгляда от этого потрясающего зрелища.

В какой-то момент, откинув простыню, он стянул с себя трусы. В свете луны мне хорошо был виден его налившийся кровью член.

Он взял его в руку и стал медленно, дразнящими движениями, водить ею по стволу.

Я едва не задохнулся от пронзившего позвоночник возбуждения. Как же я сейчас завидовал его пальцам! Мой собственный орган моментально приобрёл твердость железного лома. Я лежал, слушая грохот своего сердца, и боялся пошевелиться, чтобы случайно не обнаружить себя.

Уперев пятки в матрац, Лёша принялся мастурбировать, то увеличивая, то замедляя темп движений кулака, обхватившего член. Напряжение мышц и быстрые движения руки передавались пружинной конструкции матраца. Не почувствовать эту сводящую с ума вибрацию было невозможно.

Закусив губы, я жадно схватился за свой изнемогающий орган, до боли сжимая рукой ноющие от возбуждения яйца, и принялся дрочить. Тело била мелкая дрожь. Оно точно звенело от напряжения, готовое взорваться оргазмом в любую минуту.

Забыв о конспирации, я страстно всхлипнул.

Лёха тут же остановился.

— Блядь!

Чёрт, он засек меня!

— Ты чё, тоже дрочишь?

Я замер, не зная, что делать.

— Чё притих? Отвечай! — потребовал из темноты хриплый Лёхин голос.

— Да, — коротко ответил я.

— Хочешь отсосать?

Да! Да!  Да!!!

Меня окатило горячей волной. Господи! Неужели он снова разрешит мне прикоснуться к своему члену?

— Хочу, — просипел я, млея от сковавшего тело желания.

— Иди сюда, — Лёха повернулся ко мне, развратно облизывая пересохшие губы.

Я подполз и замер, нависая над ним на четвереньках. Его крепкий ствол дёрнулся у самого кончика моего носа.

— Чего ждешь? Давай соси.

То ли от возбуждения, то ли от страха, внутри у меня дрожало.

— Бери в рот! — приказал он хриплым голосом. — Давай, Макс!

Твёрдая ладонь несильно шлепнула меня по ягодице.

Это так заводило, что я, наверное, смог бы кончить, даже не притрагиваясь к себе.

Я наклонился и лизнул сочащуюся прозрачной жидкостью головку. Лёшка выгнулся на кровати и зашипел.

— Давай… Соси его… — шептал он, задыхаясь. — Да-а… Бери глубже…

Его рука коснулась моего бедра и поползла вверх. Он ухватил меня за член и принялся двигать кулаком.

О да! Ещё, ещё! Как же классно!

Лизнув головку ещё раз, я жадно обхватил её губами, всасывая в себя и постанывая от удовольствия.

Я лизал Лёхин член, проводя языком от самого кончика до основания, засасывал яички и снова возвращался назад. Мои губы кружили по головке, то с усилием затягивая её, то выпуская изо рта с характерным чпокающим звуком. Я любил своего мужчину, делая всё, чтобы доставить ему удовольствие. Меня охватывало радостное чувство, когда я слышал очередной полный восторга стон, и я продолжал с ещё большим усердием.

Его рука настойчиво ласкала меня. Я чувствовал напряжение, время от времени охватывающее его мышцы. Он громко охал, переходя на сладостное мычание, жмурился, сдвигая к переносице брови.

Свободной рукой Лёха с силой вцепился в простыню и, сжав челюсти, ощерился. Его член дёрнулся у меня во рту.

— Кончаю! — выпалил Леха и зарычал, содрогаясь в предоргазменных конвульсиях.

Тёплые солоноватые струи ударили мне в глотку.

От накатившего возбуждения я принялся неистово трахать его руку, пока не кончил, выстреливая жемчужными каплями ему на живот.

Несколько секунд я не понимал, на каком свете нахожусь. Перед глазами сверкали белые точки. Державшийся из последних сил на трясущихся конечностях, я рухнул на разгорячённое тело Леши.

Лежа у него на животе, я растирал по коже свою сперму и слушал, как отчаянно пульсирует его сердце. Мы оба тяжело дышали, приходя в себя после оргазма.

Вдруг он провел рукой по моей голове и зарылся пальцами в волосы. От нахлынувшей на меня нежности в груди защемило. Ради этого момента стоило перетерпеть все унижения. Сейчас я любил Лёшу как никогда, понимая, что он мой единственный.

Счастливый, я заснул, прижимаясь к восхитительно пахнущему жарким сексом Лехе.

========== 16 ==========

Макс

Сладко потянувшись, я открыл глаза. Тело было лёгким, словно пёрышко. Воспоминания о завершении вчерашнего дня заставили мои губы растянуться в довольной улыбке. Как же классно просыпаться вот так утром после крышесносного траха.

Я провёл рукой рядом с собой, надеясь нащупать тёплое ото сна тело Лёхи, но, к моему огорчению, постель была пуста. Приподнявшись на локтях, я огляделся. В комнате никого не было.

Сердце кольнуло обидой. Неужели он сбежал?

Решив удостовериться, я встал с кровати и прошёлся по номеру.

— Лёш, — на всякий случай позвал его я. Но мне никто не ответил. Дверь в ванную была открыта настежь, свет не горел. Балкон тоже был пуст.

От плохих предчувствий в груди неприятно заныло.

«Может, он пошёл искупаться перед завтраком?» — я всё ещё на что-то надеялся, не желая признавать, что Лёха от меня тупо смылся.

Взяв с тумбочки телефон, я обнаружил, что на часах почти десять. Надо было срочно одеваться и идти завтракать, иначе придётся ходить голодным до обеда. После бурной ночи ужасно хотелось есть.

Наскоро приняв душ и натянув первое, что попалось под руку, я направился в ресторан.

Лёша уже сидел там. Положив на тарелку блинов и налив себе кофе, я подошёл к его столику на открытой террасе.

Он развалился в плетёном кресле и старательно делал вид, что разглядывает что-то на площадке перед бассейном.

— Привет! — я сел возле него.

Не удостоив меня взглядом, он залпом допил кофе и, затушив сигарету в пепельнице, недовольно поморщился.

Лёша настойчиво не хотел замечать моего присутствия.

От нахлынувшей обиды я до побелевших костяшек пальцев сжал столовые приборы. Я не мог посмотреть ему в глаза. Почему я вдруг решил, что эта ночь что-то изменит?

Кинув салфетку на стол, он встал и направился к выходу.

Боясь пошевелиться, я продолжал сидеть и смотреть в одну точку. Ни есть, ни пить уже не хотелось. Его холодность, его брезгливое безразличие говорили сами за себя: для Лёши ничего не изменилось. Для него я как был, так и остался пидорасом, с которым он не хочет иметь ничего общего. Прошлой ночью он лишь позволил мне доставить ему удовольствие.

Как же мерзко! Ведь для него я даже не человек, нет! Спермоприёмник, который не может ни любить, ни чувствовать. Наверное, он думает, что я сосу всем, кто ни предложит.

Чёрт! Зачем я только влез между ним и этой брюнеткой! Пусть бы он трахнул свою Леночку. По крайней мере, сегодня я не чувствовал бы себя такой дрянью.

Всё! Хватит! Надо прекращать распускать сопли. Как-нибудь перетерпеть ещё пять дней, а там уже и домой.

Не притронувшись к еде, я выпил остывший кофе и вышел из ресторана. Меня сильно мутило.

Я сам позволил ему вытирать о себя ноги. Не надо было его слушать. Надо было идти на ресепшн и просить о расселении. Если бы мы с ним разъехались, то ничего бы этого не было.

Видеть Лёшу я не хотел. Меня передёргивало от одной мысли, что встречусь с ним в номере. И я решил немного погулять, чтобы дождаться, когда он соберётся и уйдёт.

Поднявшееся солнце постепенно накаляло воздух. Садовник поливал шлангом дорожки и растения, распыляя воду из сверкающей металлической лейки. Пахло пылью, влагой и древесной корой. Я прошёлся по небольшой банановой рощице и свернул на дорожку, ведущую к пляжу.

Неожиданно передо мной появился Лёша в сопровождении наших вчерашних подруг.

— Привет, Максим! — заулыбалась Лена. — А ты что, с нами не идёшь?

Лёха хмуро глядел на меня в упор и молчал.

— Похоже, нет! — хмыкнула Аня.

Я смотрел на Лёшу, стоящего передо мной в обнимку с двумя девушками, и понимал, какой я в сущности дебил.

— Лёш, вы что, поссорились? — Лена повернула к нему свое хорошенькое личико.

— Вроде того, — хмыкнул Лёха. — Ну так что, идём?

Он потянул за собой таращившихся на меня девиц.

— Да, идём!

— Лёш, ну как же так? Вы должны помириться! — услышал я удаляющийся капризный голосок Лены.

Внутри всё перевернулось. Ну почему я такой дурак?! Разве же не понятно, что между нами ничего быть не может! Зачем я от него чего-то жду?! Мне давно пора принять и смириться с тем, что для Лёхи я пустое место. Никто! Ноль! Надо взять себя в руки и забыть все свои безумные фантазии. Забыть эту дурацкую любовь!

Я поплёлся в номер и без сил рухнул на кровать.

Моё сердце ныло, разрываясь от боли. Зачем он так со мной? Чем больше я влюблялся, тем хуже мне становилось. Если три дня назад я думал, что пережил самое страшное разочарование в жизни, то начавшееся утро троекратно перекрыло все мои прошлые переживания. Я был на грани отчаяния. Униженный и растоптанный, я хотел сдохнуть, лишь бы не чувствовать того, что чувствовал сейчас.

Я лежал на кровати и не знал, как пережить этот день.

Провалявшись так около часа, я заставил себя подняться и пойти на пляж. От лежания в одиночестве мне становилось только хуже. Возможно, среди людей жизнь не будет мне казаться такой мрачной.

========== 17 ==========


Лёша

 Открыв глаза, я протяжно замычал. Голова раскалывалась после вчерашнего.

Блядь! Я аж подпрыгнул, когда обнаружил, что лежу абсолютно голый в объятиях такого же голого Макса. Как заправский пидор!

Мысль о том, что сюда в любую минуту может кто-то войти, забила в голове тревожным колоколом. Ну мало ли у кого есть ключи от нашего номера. Горничная, портье, да фиг знает кто ещё.

Стряхнув с себя Макса, я выбрался из постели и поплёлся в душ. Кожу ниже пупка стянуло тонкой плёнкой. Вспомнив, что Макс кончил мне на живот, я брезгливо поморщился. Фу, бля! А ведь вчера я ему два раза подрочил. Сам! Не надо бы мне больше пить, а то мало ли чем всё это закончится. Надо остановиться, пока я у него в рот не взял. Потом возврата не будет. Так и стану пидорасить по мужикам. А что? Я читал, такое бывает. Это как с курением: один-два раза ещё ничего, но стоит несколько раз покурить — всё, пиздец, втянешься, завязать потом сложно.

Не, побаловались, и хватит! Будет, сука, подкатывать, пошлю его на хуй. Ага, пошли его туда. Ещё воспримет, как руководство к действию.

Моя воспалённая фантазия тут же нарисовала весьма похабную картинку с участием Макса. Член опять ожил.

Да что ж ты будешь делать! Надо собираться и мотать отсюда, пока не поздно. Я глянул на обнажённую попу Макса, эротично торчащую из-под белой простыни.

Даже не думай! Завтракать и на пляж. Больше никаких голубых развлечений. Достаточно. Наигрался уже. Надо срочно переключаться на женский пол. Интересно, в каком номере мои девоньки?

Спустившись на ресепшн, я дал портье десять баксов, чтобы тот сказал, где остановились Лена и Аня. Парень оказался наблюдательным и быстро сообразил, о ком идёт речь.

Девчонки были удивлены моим звонком.

— Кто это? — спросил заспанный голос Леночки.

— Это Алексей. Доброе утро, любовь моя!

— А, Лёша! Откуда ты знаешь номер нашего телефона?

— Десять баксов творят чудеса! Какие планы на сегодня? Готовы принести в жертву морю и солнцу свои роскошные тела?

— Ой! Ты нас на пляж приглашаешь, что ли?

— Да. Вчера как-то всё по-дурацки получилось. Прости.

— Вы оба так неожиданно исчезли, — в её голосе послышался упрёк. — А я вас ждала, ждала...

— Возникли кое-какие проблемы. Но сегодня я намерен загладить свою вину. Буду развлекать вас целый день до самого вечера, как персональный аниматор.

— Ну если ты обещаешь, — хихикнула она.

— Собирайтесь. Жду через час возле бассейна.

— Не сбежишь, как вчера?

— Обижаешь, Лен…

— Ну тогда жди. Мы придём.

— Договорились!

Довольный тем, что Лена не держит на меня обиды, я направился в ресторан.

Набрав всякой еды (есть хотелось страшно), я уселся на террасе, наблюдая за тем, как турки готовились к очередному курортному дню, расставляя возле бассейна шезлонги и зонтики.

Прикончив свой завтрак, я налил себе чашку кофе и закурил. Всё-таки в таком отдыхе есть свои плюсы. Можно не спеша затянуться сигареткой под кофеёк, сидя на балкончике с чудесным видом на райские кущи.

Не успел я спокойно докурить, как возле столика нарисовался Макс.

И принесла же его нелёгкая!

Я болезненно поморщился, вспомнив свои позорные эротические приключения.

Что такое? Печальный взор тургеневской барышни, молчаливая загадочность… Никак после двух глубоких минетов этот педик в меня втрескался? Влюблённый вид Макса вызывал раздражение.

— Привет, — он вскинул на меня красноречивый взгляд.

Блядь! Сейчас начнётся! Ох, как же я ненавижу выяснять отношения после траха. Думал, что у мужиков такого не бывает. Похоже, ошибся. У пидорасов возможно всё. Ну давай, Макс, задай коронный вопрос, который мне все тёлки задают. Вот никогда я не понимал этой хуеты. Ну, бля, было и было. Всё! Получили удовольствие, разбежались. Чё мозг трахать? Или, блядь, он тоже замуж хочет? Не, ну точно сейчас выдаст. По скорбному выражению ебала вижу. Сука! Как же башка раскалывается. Надо будет по дороге на пляж в бар заглянуть, пива взять.

Допив кофе, я скоренько затушил сигарету и встал из-за стола. Посттрахового нытья Макса мои шаткие нервы сейчас просто не выдержат.

Блядь! И почему у меня такое поганое чувство, будто я девочку обидел?

Выходя их ресторана, я оглянулся. Макс сидел с ровной спиной и не двигался, уставившись невидящим взглядом перед собой.

Захватив из номера вещи, я спустился к бассейну и стал ждать девушек.

Вскоре мои красавицы, одетые в лёгкие пляжные туники и сверкающие сланцы, неспешно выплыли из дверей.

— Привет, девчонки! Как спалось? — я сощурился, улыбаясь во все тридцать два зуба.

— Хорошо, — Аня кинула на меня недоверчивый взгляд. — А у тебя, судя по виду, была бурная ночка?

Под прицелом её насмешливых голубых глаз я заёрзал. Было в этом взгляде что-то неприятное, что заставляло меня сильно нервничать. Складывалось впечатление, что она знает, чем я занимался с Максом прошлой ночью.

— Ну, двинули на пляж? — списав всё на свою мнительность, я проигнорировал Анечкин вопрос.

— А где Максим? — захлопала ресничками Лена.

— А он позже придёт, — буркнул я, пристраиваясь к девушкам и обнимая их за талии.

Аня покосилась на мою руку и презрительно фыркнула.

Когда мы свернули на дорожку, ведущую к морю, то нос к носу столкнулись с Максом.

Увидев его, Лена обрадовалась.

— Привет, Максим! А ты что, с нами на пляж не идёшь?

— Похоже, нет! — хмыкнула Аня, окидывая Макса уничижительным взглядом.

Макс побледнел и уставился на нас. Я было подумал, что сейчас его хватит удар. Он явно не рассчитывал увидеть меня в компании девчонок. Наверное, уже нарисовал у себя в голове «Лёша плюс Макс» и ждал большой голубой любви.

— Лёш, вы что, поссорились? — уставилась на меня Лена.

Если бы! Всё намного хуже, чем ты себе можешь представить. Стоило только показать член, как этот красавец снова к нему присосался. И ведь как сосал! Внизу живота сладко защекотало. Я нервно сглотнул.

— Вроде того, — прохрипел я, откашливаясь и прочищая горло. — Так что, идём?

Я потянул девчонок прочь от Макса.

— Лёш, ну как же так? Вы должны помириться! Лёш, это вы из-за меня, да? Из-за меня поссорились?

— Ага! Из-за тебя, как же! — ехидно хихикнула Аня. — Нужна ты им, как щуке презерватив!

Я зло сверкнул на стервочку глазами. Что она знает?

— Я не понимаю, Ань! Ты иногда говоришь такие странные вещи! — Лена с возмущением уставилась на подружку.

— Зато Лёша всё отлично понимает. Правда, Лёш? — девица снова хихикнула.

Я зло сжал челюсти. Хотелось ответить ей что-нибудь гадкое, но я сдержался.

— Давайте здесь, — заметив свободные шезлонги недалеко от воды, я направился туда и кинул на один из них своё полотенце.

Прошлёпав за мной по деревянному настилу, девчонки заняли соседние лежаки и принялись разбирать свои вещи.

========== 18 ==========

Макс

Очутившись на пляже, я огляделся. К этому времени почти все лежаки были уже заняты, и мне удалось найти пустой шезлонг только рядом с душем. Хоть вода сюда и не попадала, но постоянно сновали люди, поэтому места здесь были крайне не популярны.

Расстелив полотенце, я уселся на лежак, с тоской озираясь по сторонам. Где-то тут должен был быть Лёша с девушками. И точно! Вскоре я заметил их. Они удобно устроились, расположившись на хороших местах под зонтиками ближе к воде. Лена и Лёша играли в карты. Аня читала книгу, подставив солнцу загорелые ноги.

Я тяжело вздохнул. Мне было неуютно находиться здесь одному, когда все были с компанией. Бросив вокруг тоскливый взгляд, я решил пойти искупаться.

Подойдя к воде, я неспешно вошёл в море, постепенно привыкая к перепаду температур. Прикосновение воды к коже приятно успокаивало нервы.

Доплыв до буйков, я остановился. Вокруг торчали головы туристов, которые, как и я, нежились в ласковых бирюзовых волнах Средиземного моря вдалеке от берега.

— Привет, — услышал я за спиной.

Прищурившись, на меня смотрел светловолосый парень.

— Привет, — я оглянулся на всякий случай, думая, не ошибся ли я. Может, он вовсе не ко мне обращается.

Он подплыл ближе и уцепился руками за буй.

— Тоска зелёная. Отель для пенсионеров, — парень недовольно фыркнул.

— Зачем тогда приехал?

— Мать притащила. А ты один?

— Н-нет, — я замялся, не зная, что ответить. Наши сложные отношения с Лёшей сейчас едва ли можно было назвать дружбой.

— С родителями?

— Нет, — хмыкнул я.

— С девушкой?

— С сослуживцем.

— А, ясно. Ладно, мне пора вылезать из воды. А то вот, — он показал сморщенные от соли пальцы и улыбнулся. — Ну пока. Увидимся!

— Да, увидимся, — кивнул я ему.

Вскоре мне надоело плавать, и я выбрался на берег. Общество вальяжно отдыхающих людей и вправду благотворно подействовало на мою потрёпанную психику. Растянувшись на шезлонге, я задремал под гвалт людских голосов и шелест морского прибоя. Сколько проспал, не знаю. Проснулся от того, что услышал над собой знакомый голос.

— А где твой друг?

Я открыл глаза. Передо мной стоял тот самый парень, с которым я разговаривал в море.

— А? Друг? А вон, — я кивнул в сторону веселящегося с Леной и Анечкой Лёхи.

— Где? — мой новый знакомый уселся рядом на свободный шезлонг, поглядывая по сторонам.

— Да вон, видишь, парень и две девушки в карты играют?

— У-у. Понятно, — кинув недолгий взгляд в сторону Лёхиной компании, он кивнул мне. — А ты чего не с ними?

— Да так.

— Слушай, может, после обеда в бильярд сыграем? Ты как? — похоже, паренёк обрадовался тому, что Лёха проводит время без меня в женской компании.

Он что, клеится ко мне? Я окинул его оценивающим взглядом. Парень был весьма недурён собой. Высокий, с гибким изящным телом и бледной кожей. Он выглядел очень грациозно и необычно, выделяясь на фоне окружающих. Да ну, бред! Ко мне в общественных местах еще ни разу никто не подкатывал. Да и парнишка совсем молодой, вряд ли он снимает мужиков на пляже. К тому же его предложение поиграть в бильярд прозвучало вполне невинно. Скорее всего, он просто хочет скоротать время и ищет себе подходящую компанию.

— Ну давай.

— Тогда замётано. Встречаемся в три на бильярде. Кстати, меня Ильёй зовут, — он протянул руку.

— Макс.

— Буду ждать, Макс, — он встал с шезлонга и не спеша направился к морю.

Это знакомство было как нельзя кстати. Хоть на короткое время я не буду чувствовать себя здесь таким одиноким.

***
Обнаружив, что добрая половина отдыхающих испарилась, я понял, что наступило время обеда. Я не хотел расстраивать себя частыми встречами с Лёшей, поэтому для обеда решил выбрать небольшой кафе-бар неподалёку от пляжа.

Съев шаверму и запив её пивом, я направился в бильярдную, где меня уже ждал Илья.

Стоило мне войти, как он просиял белозубой улыбкой.

— А я думал, что ты уже не придёшь.

— Почему? Я же обещал, — я пожал плечами.

— В «американку»?

— Может, лучше в «восьмёрку»? — хмыкнул я, взяв в руки полосатый шар.

— Я не очень хорошо знаю правила, — насупился мой новый знакомый.

— Хочешь, научу?

— Ну давай, — кивнул он.

Судя по всему, Илья не был большим знатоком бильярда, и его предложение всё же носило иной характер, чем просто желание развлечь себя игрой.

— А ты откуда? — спросил он, пока я расставлял шары на столе.

— Из Питера. А ты?

— Кассель, может, знаешь?

— Кассель? Это не в России, верно?

— Не-а, не в России, — заулыбался Илья. — Это в Германии.

— Так ты же вроде не немец? — я взял в руки кий и стал натирать кончик мелом.

— Да моя мать во второй раз вышла замуж за бюргера, ну и забрала меня с собой.

— Ясно. Смотри, — я принялся объяснять Илье правила игры. Парень оказался смышлёный и схватывал налету.

Спустя какое-то время мне даже удалось сыграть с ним несколько партий в пул. Илья был весёлым и приятным в общении молодым человеком. Мы быстро нашли общие темы для разговоров. Он без умолку болтал о своей семье, о матери, которая, родив от немца дочку, везде таскала за собой и взрослого сына, чтобы он не чувствовал себя обделённым её вниманием. Рассказал, что с ней они очень близки и доверяют друг другу даже самые сокровенные тайны. Я ему прямо позавидовал. У меня никогда не было такой тесной связи с родителями.

Когда у него зазвонил телефон, он быстро ответил на немецком и повернулся ко мне.

— Слушай, мне надо идти. Может, встретимся вечером после ужина? Возьмём пива, посидим на пляже. После захода солнца там никого не бывает. Ты как?

— Даже и не знаю, — хмыкнул я. На вид Илье было не больше восемнадцати, что вызывало у меня сильное беспокойство. — Что скажет твоя мать?

— Да всё нормально. Она знает.

— Знает что? — я насторожился.

— Как? Ты разве не в теме? — захлопав глазами, он смущённо заулыбался. Мои сомнения отпали. Стало очевидно, что у Ильи на мой счёт были далеко идущие планы.

— Н-ну, вообще-то в теме, — промямлил я.

Я никак не ожидал, что молодой парнишка станет так откровенно меня снимать.

— Так что, встретимся?

Я засомневался. Он, конечно, был мне симпатичен. Я даже находил его красивым. Такие парни, как он, не могут не нравиться — роскошный блондин с шикарным татуированным телом и пирсингом в языке. Когда он говорил, взгляд приковывала маленькая серебристая горошинка на самом его кончике. Было даже неловко представлять, какие трюки он выделывает этой штуковиной со своими любовниками.

Однако не слишком ли я тороплюсь? Менять партнеров каждый день это, конечно, круто, но как-то неправильно.

Илья ждал, пристально глядя на меня.

— Хорошо. Где?

— Возле пляжного бара, — обрадовался он. — В восемь. Нормально?

— Да. Отлично.

— Тогда давай пять! — он выставил пятерню.

Стоило ударить по его руке, как тонкие пальцы цепко ухватились за мою ладонь.

Илья притянул меня к себе и горячо прошептал в ухо:

— До встречи на пляже, бэби!

От его слов по коже рассыпались щекотливые мурашки. Подхватив рюкзак, он размашистой походкой вышел из бильярдной.

Вот чёрт! Кажется сегодня вечером у меня свидание.

========== 19 ==========

Лёша


Макс пришёл ближе к полудню и устроился неподалёку от нас. Я делал всё, чтобы игнорировать его присутствие на пляже. Однако Леночка постоянно порывалась пойти и привести его, чтобы помирить нас. На это Аня только закатывала глаза и неприятно фыркала. Было страшно даже подумать, какие мысли роились в её блондинистой голове.

Хотя в лицо Аня мне ничего не говорила, а лишь ехидно улыбалась, я понимал, что все эти ужимки и ухмылочки были неспроста. Её поведение тревожило, постоянно возвращая к мыслям о Максе. Неужели по мне заметно, что я давал ему отсосать? Да ну на фиг! Она же не Кинси*, чтобы по роже определить, давал я в рот мужику или нет.

Я злился на Аню и накручивал себя всё больше и больше.

Пьяный дурак, зачем я только окликнул Макса? Надо было сделать вид, что ничего не слышу. Да и вообще, какого хера я стал дрочить, лёжа с ним в одной койке? Я же знал, что он пидор. Надо было думать, что хорошим это не кончится. Вот блядь! И назад же не отмотаешь. Теперь вынужден сидеть тут под прокурорским взглядом какой-то слишком умной тёлки, чувствуя себя, как йог на углях. Ведь и лыбится так противно, гадина. Я зыркнул на Аню.

 «Лёша все отлично понимает!» Сука! Откуда только такие стервы берутся?

Да ни о чём она не догадывается. Это всё мои нервишки. Совсем ни к чёрту стали. Да уж, узнать, что твой кореш — гомосек, и сохранять железобетонное спокойствие, это же кем надо быть? Хорошо хоть бухло здесь бесплатное. Если бы не оно, наверное, давно бы Макса в песочек закопал. Башкой вниз по самые яйца. Тварь! А я ведь с ним чуть ли не с одной тарелки ел. Делился всем, чем мог. Вот и заводи друзей после такого.

***
Я рассказывал Леночке очередную забавную историю из жизни, когда увидел, как к Максу подвалил какой-то прыщавый юнец. Они о чём-то недолго поговорили, и парень ушёл. В груди неприятно заныло. Чего хочет этот дрищ? Может, он тоже пидор и они сейчас договорились, где и когда будут друг друга пялить? Блядь. Как же меня задрали все эти гомосячьи заебоны!

Аня перехватила мой напряжённый взгляд и мельком глянула на белобрысого парня. Ничего не сказав, она скривила губки и брезгливо хмыкнула. И тут меня вынесло.

Психанув, я плюхнулся в шезлонг и с силой сжал челюсти.

— А дальше? Что потом было? — Лена хлопала глазами, не понимая, почему я вдруг замолчал.

— А потом мы просто уехали, — небрежно бросил я.

Во мне нарастала буря. Что эта девица мнит о себе?! Считает, что может вот так кривить свой ротик, думая обо мне хер знает что?! Нет, всё! С меня довольно, не могу дольше выносить общества этой заносчивой стервы! Ни минуты больше не собираюсь оставаться на пляже! Да пошла она на хер!

Я вскочил с лежака и сгрёб свои вещи в рюкзак.

— Лёш, ты куда? — вытаращилась на меня Лена.

— В номер! Забыл. Надо кое-что сделать! — я напустил на себя серьёзности.

— Ну-ну, — хмыкнула стервочка.

Я злобно глянул на неё и решил, что поступаю правильно. Еще немного, и эта дрянь достукается! Выскажу всё, что о ней думаю! Злобная сука!

Схватив рюкзак, я бодро зашагал к выходу. Внутри всё дрожало. Мне нужно было как-то успокоиться, и я зашёл в бар.

Плюхнувшись за столик со стаканом турецкого пива, я принялся жадно пить. Злость потихоньку отступала.

Что вообще происходит? Почему я так разозлился на Аню? Я же знал, что никогда ей не нравился. А может, я психанул из-за того, что она считает меня педиком и думает, будто я ревную Макса? Ха! Я ревную Макса?! Ну вот ещё! С чего мне его ревновать? Я недовольно фыркнул. Ну да, отсосал у меня пару раз, но это не повод, чтобы ревновать его к какому-то прыщавому пацану. Не будет же он с этим пацаном… Или будет? А вдруг будет?

На миг я представил, как белобрысый сует свой член Максу в рот, и чуть не задохнулся от накатившей на меня ярости. Сука! Неужели я и вправду ревную? Нет! Это не ревность. Точно не ревность! Просто неприятно, когда кто-то пользуется тем же, чем и ты. Конечно, Макс не моя собственность, но мне бы было неприятно, если бы, к примеру, левый чувак надел мои трусы. После того, как чужой член побывает в моих трусах, я их вряд ли снова надену. Скорее выброшу, чем снова засуну туда свои причиндалы. Так в чём проблема? Если Макс и отсосёт этому тощему гандону, то я просто… Порву Макса!

Я тяжело задышал. Разбушевавшееся воображение подкидывало мне одну стрёмную идею за другой. Я застонал, скрежеща зубами от злости и до боли в мышцах сжимая кулаки.

Полный решимости, я вскочил с места и потопал в номер. Надо было дождаться Макса, чтобы расставить все точки над i.

Я прождал Макса битый час, но он так и не появился. Да что же это делается? Они что, уже ебутся во все дыры с этим белобрысым, пока я тут мечусь по номеру, как последний дебил? Блядь! Суки. Пидорасы. Найду, убью обоих!

Когда настало время обеда, я полетел в ресторан, надеясь встретить Макса там. Но и здесь меня постигла неудача. Решив подкараулить его у лобби, я уселся в мягкие кресла, взяв себе чашечку крепкого турецкого кофе. Пока ждал его, выдул, наверное, пол-литра этой драйвовой гадости. Сердце, как в той песне, пламенный мотор, глаза скоро из орбит повылазят. Где же его носит?!

Я бесился, не находя себе места. Бегал в спортивный бар, искал у бассейна и в маленьких кафешках, разбросанных по всей территории отеля. Даже выскакивал на раскалённую солнцем улицу. Все впустую! Макс как сквозь землю провалился.

Психанув на свою дебильную тревогу, я поднялся в номер.

 Сейчас я думал только о Максе и том белобрысом парне. В замкнутом пространстве стало ещё хуже. От неведения хотелось выть и лезть на стенку.

Куда же он мог подеваться? Неужели они с белобрысым всё-таки где-то уединились?

Стоило закрыть глаза, и передо мной вставали картины творящегося безобразия. Я явственно видел, как рука белобрысого скользит к Максову паху и ныряет между ног. Как Макс млеет от удовольствия, подставляя шею для его поцелуев. Эти мысли сводили меня с ума, носились по кругу, бились в воспаленном мозгу, бешено клокотали в груди, отбивая частый ритм в барабанных перепонках.

В бессилии я сжимал кулаки и протяжно мычал, злясь на весь белый свет. Да что же это происходит? Почему я так бешусь из-за того, что Макс разговаривал с каким-то парнем? Может, они просто говорили о погоде, и всё?

А что, если он на море? Лежит себе, загорает, а я тут устроил чёрт знает что?

Я пулей помчался на пляж, страстно желая увидеть Макса в знакомом шезлонге. Каково же было мое разочарование, когда его там не оказалось. На лежаке валялось одинокое бежевое полотенце, и никаких следов присутствия Макса. Расстроенный, я шарил глазами по пляжу, выискивая среди отдыхающих знакомый силуэт. Но всё зря.

Не желая давать новых поводов для подозрений, я подошёл к своим девушкам, старательно жарившимся на солнце ради красивого средиземноморского загара.

— Что, дружка потерял? — оторвавшись от книги, съехидничала Аня.

— Да больно он мне нужен.

— Он ушёл сразу после тебя и не возвращался, — состроив насмешливую мину, блондинка уставилась на меня въедливыми голубыми глазами.

— Да? — хмыкнул я, стараясь напустить на себя безразличие, хотя от её слов внутри болезненно сжалось.

— Я думала, он за тобой побежал. Разве нет?

— Нет, — я занервничал.

— Может, он с тем парнем ушел. Ну с тем, с которым разговаривал, — сделав глоток воды из пластиковой бутылки, Аня посмотрела вдаль и с невозмутимым видом снова принялась за чтение.

Сердце холодной глыбой упало в утробу. Блядь! Только этого не хватало. Она читала меня, как открытую книгу, видя даже глубоко запрятанные страхи, и била по самому больному. «Сучка!» — подумал я про себя.

 Мне ничего не оставалось делать, как набраться терпения и ждать.
   ___________________________________________________________
    * Альфред Кинси - американский учёный-сексолог. Разработал шкалу измерений сексуальной ориентации человека (шкала Кинси). 
Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

6 комментариев

+6
Cthutq65 Офлайн 17 июля 2018 00:29
Очень хорошо написано.Самое главное люди нашли в себе силы признаться в своих чувствах.Понять другого человека и принят таким какой он есть...
+4
Арчибальд Офлайн 19 августа 2018 00:17
Читал по мере выкладки на другом ресурсе. Общее впечатление: добротный слэш. В целом понравилось, отторжения не было. Может, разве что, обсценной лексики многовато, но это на мой взгляд. Вот только хотелось бы знать, чисто из любопытства, кто всё-таки автор: на разных ресурсах указаны то Симон Фуко, то IN Movies, то они в соавторстве. Так кто, всё-таки? Или Симон Фуко - это один из Ваших псевдонимов, Серафима?
+2
IN Movies Офлайн 10 октября 2018 16:18
Цитата: Арчибальд
Читал по мере выкладки на другом ресурсе. Общее впечатление: добротный слэш. В целом понравилось, отторжения не было. Может, разве что, обсценной лексики многовато, но это на мой взгляд. Вот только хотелось бы знать, чисто из любопытства, кто всё-таки автор: на разных ресурсах указаны то Симон Фуко, то IN Movies, то они в соавторстве. Так кто, всё-таки? Или Симон Фуко - это один из Ваших псевдонимов, Серафима?

Ну начнем с того, что я не Серафима. Это тоже псевдоним. И методом перебора все-таки остановлюсь на последнем - IN Movies. Для меня, как автора начинающего (пишу я с конца 2016), псевдоним - вещь не принципиальная. На начальном этапе для меня важнее что писать и как писать. С этим я тоже определилась совсем недавно. Надеюсь, я ответила на Ваши вопросы)))
--------------------
Понять и простить
+2
Константин Norfolk Офлайн 11 октября 2018 13:01
Цитата: IN Movies

Ну начнем с того, что я не Серафима. Это тоже псевдоним. И методом перебора все-таки остановлюсь на последнем - IN Movies.

IN Movies, наверное, будет правильно если мы эту работу переведём на ваше имя? А то получается путаница.
--------------------
хороший рассказ должен заканчиваться раньше чем интерес к нему...
+1
IN Movies Офлайн 12 октября 2018 20:03
Цитата: Norfolk
Цитата: IN Movies

Ну начнем с того, что я не Серафима. Это тоже псевдоним. И методом перебора все-таки остановлюсь на последнем - IN Movies.

IN Movies, наверное, будет правильно если мы эту работу переведём на ваше имя? А то получается путаница.

Да, конечно. И прошу прощение, что вношу сумятицу в библиотеку.
--------------------
Понять и простить
+2
Константин Norfolk Офлайн 12 октября 2018 23:36
IN Movies, ничего страшного, просто у нас тут идёт спор по поводу технических аспектов публикации материалов.
--------------------
хороший рассказ должен заканчиваться раньше чем интерес к нему...