Pink_bra

Все, что было - помню

+7
Аннотация
Мир магии. Академия магии. Попаданец. В общем, классика жанра.

Беты (редакторы): Fereht
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17

Жанры: Юмор, Фэнтези, Повседневность, POV, Учебные заведения, Попаданцы
Предупреждения: Мэри Сью (Марти Стью), Нехронологическое повествование
Размер:  Макси,  159 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен




========== Часть 1 ==========


Контрольные работы почти закончились. О результатах я не переживал. Предельный минимум знаний у меня имелся еще со школы. Даже если наберу тридцать семь процентов, все равно перейду на третий курс. 

В настоящий момент меня больше волновало приглашение на день рождения Себастьяна. Барон планировал отметить свое совершеннолетие с размахом, в одном из пятизвездочных отелей. Самое интересное, что приятель и не предполагал, что этот отель, как и многие другие на юге Англии, принадлежит нашей семье. Официально считалось, что владеем мы сетью престижных автосалонов. 

Меня всегда забавляло, когда в нашей компании появлялся новичок. И если поднимался вопрос об автомобилях, то я обычно попадал в пикантную ситуацию, не зная, как ответить на вопрос о модели моего авто. Друзья  ухохатывались и поясняли новичку, что я могу менять автомобили хоть каждый день. Мне достаточно зайти в ближайший салон, взять ключи и сообщить менеджерам, что провожу тестирование модели.

На самом деле автомобили меня всегда мало интересовали. Если тебе не составляет труда взять любую понравившуюся «игрушку», то с годами это приедается. Заниматься дальше семейным бизнесом я не планировал. Родители не возражали, а дед активно поддерживал мое увлечение яхтами. Его детищем были отели, у отца – автомобильные салоны, а я по логике должен принести в семейный бизнес что-то свое. Будет это яхт-клуб или нечто подобное, я ещё не решил. 

Да и куда спешить? Студенческие годы они такие – пройдут и не вернутся.  Нужно брать от жизни по максимуму. На предстоящей вечеринке Себастьяна я  намеревался хорошо отдохнуть. Единственное затруднение было вызвано тем, что я так и не выбрал приличествующий случаю подарок. Как оказалось, не я один страдал на эту тему.

– Лоренс, как ты думаешь, ваучер на годовые СПА-услуги будет достойным подарком для Себастьяна? – озадачил меня встретившийся Стефан.

– Не дешево ли? – усомнился я.

– Цена на уровне. Только я сомневаюсь, что он туда пойдет.

– Передарит кому-нибудь из своих мальчиков, – заверил я. 

Сам же решил не проявлять оригинальность и подарить автомобиль. Если не понравится, Себастьян всегда найдет, куда и кому пристроить подарок. Зато точно не дешёвка. К тому же расходы эти полностью окупятся за счет того, что пати устраивалось в нашем отеле. Я еще парочку идей подал, и дружок раскошелился. А что? Я когда в последний раз был в отеле, захотел полы фанкшинрум на нижнем этаже поменять. Вот и подбил Себастьяна. Мол, это  «классическое» ковровое покрытие слишком уныло.

Барон, а точнее, его родители не поскупились и быстро все согласовали с управляющим отеля. Что там полы! Я когда зашел и увидел вторую барную стойку, только что челюсть на пол не уронил. Безусловно, на изготовление барной стойки потратили какое-то время. Но поменять полы в банкетном зале и установить новый бар в течение суток – это впечатляло.

Опять же, повторюсь, что вся выручка от выставляемого спиртного шла на благо моей семьи. Вторая барная стойка понадобилась только для того, чтобы обслуживание гостей шло быстрее.

Сама вечеринка начиналась в зале первого этажа. Не знаю, сколько гостей планировал пригласить Себастьян, но помещение не вместило больше двухсот пятидесяти. Вдоль зала встали четыре длинных стола, плюс один поперечный для родственников и близких друзей. Я в их число тоже попал.

Торжественная часть с поздравлениями изрядно затянулась. Если бы не изысканные блюда нашего ресторана, я бы совсем заскучал. А так нашел развлечение – дегустировал. Плюс для обслуживания набрали дополнительный персонал. Очень миленькие мальчики-официанты шныряли по залу и вносили  разнообразие.

После основной части гости разделились. На нижний этаж (в зал с новыми полами) ушла вся молодежь. Родственники Себастьяна постарше, во главе с родителями, заняли небольшой зал напротив того, где все обедали. Еще два помещения примерно таких же размеров отвели для совсем пожилых или слишком юных.

Лично меня всегда раздражало, когда на подобные торжества притаскивали детей. Какая-то родня Себастьяна посчитала уместным привести бэбиков. Я, как и положено, при виде детей изображал на лице полное умиление и почти не скрипел зубами. «Милым старушкам», курсирующим между столами с алкоголем и туалетом, я тоже вежливо улыбался. 

Себастьян, выждав время, когда можно было покинуть родню, поспешил в зал, где вовсю гремела музыка и завлекательно виляли бедрами длинноногие красотки. Стефана, как и меня, девицы мало интересовали, но приходилось на людях изображать бурный восторг.

С партнером на этот вечер я еще не определился и с удовольствием отправился на охоту. Интересно, а те симпатичные официанты где? Оказалось, что все они работают уже  в нижнем зале, пытаясь незаметными мышками собирать стаканы со всех поверхностей, куда их пристраивали гости. Если этого не делать, то емкости скоро закончатся. Это я точно знаю. При всем обилии стеклянной посуды в баре, если ее на таких пати вовремя не мыть, обслуживание приостановится.

Лет пять назад дед отправил меня на осенние каникулы в один из отелей.  Опыта я тогда приобрел много. И главное запомнил то, что пить нужно начинать со слабых напитков, постепенно повышая градус. Иначе утром лучше сдохнуть. 

В общем, на вечеринке Себастьяна все было в норме: гости напивались, диджей менял один за другим треки, девицы дрыгали ногами в такт музыке, а хорошенькие официанты сновали по залу. 

Парочку мальчиков я для себя приглядел и решил, что пора уже переходить к «десерту». Только для начала нужно забрать карту-ключ на ресепшене. У меня в каждом отеле, впрочем, как у деда и родителей, имеются личные апартаменты. Туда я и планировал отвести понравившихся парней. Так и не смог определить, какой из них лучше, и решил взять двоих. Не обеднею, а мальчикам дополнительный заработок.

Вот только дурочка на ресепшене, запинаясь и нервничая, сообщила мне, что карту-ключ выдать не может, поскольку номер занят.

– Как занят? – не понял я.

– Гостей много. Старший менеджер распорядился продавать номера.

От такого ответа я буквально опешил. Потом вызванивал менеджера, орал, обещал устроить кадровую перестановку, прочее и прочее. Только свободной комнаты от этого не появилось. С одной стороны, менеджер поступил разумно – заработал для нашей семьи хорошие деньги. А с другой, где мне мальчиков трахать?!

Если уж совсем быть объективным, то конкретно в этом отеле я останавливался нечасто. Особой необходимости не было. Персонал действительно привык, что мой номер всегда пустует. Подозреваю, что его и раньше сдавали. Если даже личные дедовские апартаменты продали, то о моих комнатах и речи не шло. Разъясню  этот вопрос попозже с дедом.
   
В общем, я стоял в фойе, глотал какой-то коктейль и решал для себя задачу – ну, в смысле, как отловить тех официантов и еще оприходовать, но желательно не в кладовке для хранения полотенец.

– Лоренс, ты с нами? – заприметил меня Себастьян. И, подойдя ближе, добавил: – Там такси пришло, возьмем товар, и в номер с балконом, чтобы противопожарная система не сработала.

Эту шифрованную фразу я раскусил влет. И то, что такси совсем не такси в привычном понимании. Был у нас один однокурсник, кстати, русский, который держал небольшой бизнес. Торговал Александр травкой. И готов был доставить марихуану по первому требованию клиента. Как уж он договаривался с таксистами – я не в курсе. Зато знаю, что если позвонить по определенному номеру, то подъедет такси с «особыми услугами». 

Дэвид как-то раз перепутал последние две цифры. И, как ни странно, попал тоже на оператора такси и вызвал машину. Как мы все угорали, слушая рассказ несчастного Дэвида! Он тогда еще упился вусмерть (иначе не перепутал бы телефон) и все пытался доказать таксисту, что ехать никуда не планирует. Так во взаимных пререканиях они провели не меньше часа. Таксист потом все же стряс оплату за ложный вызов, а Дэвид остался без травки.

Себастьян вскоре получил заветный пакетик и потащил меня и двух девиц на шестой этаж, в снятую комнату. Уже на выходе из лифта я понял, куда мы направляемся. Опять же сообщать приятелю, что это изначально мои личные апартаменты, не стал. Пусть и дальше пребывает в неведении. А то еще начнет какую-нибудь скидку просить. Ничего, если отмечает совершеннолетие с таким размахом, пусть раскошеливается.

После первых двух затяжек мне уже расхотелось идти и искать официантов. Если бы знал имена, можно было бы их с каким-либо поручением в номер запросить. А так... К тому же себастьяновские девицы минет делали тоже неплохо. 

На что-то большее они меня не раскрутили. Я так и остался в номере, сожалея о том, что не трахнул хотя бы Себастьяна. Не то чтобы мы с ним были постоянной парой или любовниками, но время от времени, особенно после большой пьянки, могли себе позволить подобное развлечение.

Как говорит мой дед, бисексуальность британской элиты понятие статусное. И не нужно нас путать с этими дешевыми геями из низших слоев общества! Наша половая принадлежность в духе Байрона, скорее подразумевается, чем декларируется. И берет свое начало со времен древнегреческих школ. 

Родители отдали меня в первую закрытую школу для мальчиков в возрасте  шести лет. Потом были еще две. С обязательными ритуалами посвящения и особыми традициями. Рассказывать о тех ритуалах, что практикуют юноши в таких школах, не принято. В великосветских кругах Англии подобное обучение в закрытых пансионах считается частью становления мужчины. Это только простолюдины не могут прочувствовать всей тонкости мужской дружбы древнегреческого образца. 

Естественно, что поступив в Оксфордский университет, я попал в привычную мне среду. Как там писал известный ирландский поэт-алкоголик Луис Макнис? «Я обнаружил, что в Оксфорде все интеллектуалы – гомосексуалисты, а все спортсмены – гетеросексуальны. Мне нравились женщины, но я не занимался спортом. В итоге, меня нигде не приняли, и я начал пить». Чистая правда. Себя я мог смело отнести к интеллектуалам. Хотя в последние годы Оксфорд претерпел изменения.

Прежде всего это связано с тем, что Соединенное Королевство представляет  себя миру как очень толерантное государство. Если до второй мировой войны в Оксфорде обучались только выпускники таких школ, где я сам учился, то сейчас они составляют примерно пятьдесят процентов. В каких-то секретных правилах четко прописано, сколько и каких студентов положено   принимать в университет. Мусульмане, католики, чернокожие, дети рабочих, выходцы из Азии и той же России расписаны по процентам.

Александр, что поставляет нам травку, как-то хвастался своими познаниями и тем, как сумел поступить в университет. Я его тогда быстро поставил на место, пояснив прописные истины. Парень оказался действительно смышленым. Больше с заумными разговорами не лез, предпочитая рассказывать пошлые анекдоты. Или с сарказмом комментировать нашу жизнь.

– Ваш своеобразный английский юмор меня когда-нибудь доконает, – возмущался недавно Александр.

Мы с парнями потащились в один из баров и этого русского взяли с собой, чтобы скучно не было. Скучно точно не было. Первое развлечение случилось, когда русский отправился поссать.

– Лоренс, если на двери туалета нарисован черный кот, этот же мужской? Почему меня оттуда девки прогнали?

– Pussycat это женский туалет, – заржал Стефан.

– А как я могу определить пол кота по одной только картинке?! – возмущался парень.

– Ищи дверь с петухом, – посоветовал я. – Это подразумевается, что cock, в смысле, самец или хуй.

Потом весь вечер мы пили пиво и проводили сравнительную характеристику двух языков. Оказалось, что и в русском, и в английском есть схожее понятие «киска», в смысле, пусси (рussy). Это может быть и животным, той самой кошечкой, и  хм... женским половым органом.  

И хотя Александр был забавным парнем, меня постоянно в нем бесило то, что он не понимает разграничений классовых сословий. Впрочем, не только Александр грешил подобным отношением к представителям аристократии. Все студенты-новички первую пару месяцев не догоняют. Если я проявляю разумную вежливость, это не значит, что со мной можно так панибратски общаться!

А, между прочим, именно мой предок отстроил в XVI веке здание, в котором мы обедаем. Я, когда не посещаю ресторан, всегда сажусь под памятной табличкой. Новички вначале прикалываются по поводу того, что мое имя и имя лорда, на чьи средства возвели этот корпус, совпадают. Потом, конечно, проникаются важностью момента. Даже в Англии не так много аристократов, которые могут отследить свою родословную на протяжении нескольких столетий. И таких становится все меньше и меньше. 

Аристократов среди студентов я узнаю влет. Это не только атлетическая фигура, выпестованная на регби и гребле, элегантно-небрежная стрижка, сшитые на заказ брюки от портного с Turl Street и какой-нибудь умопомрачительный яркий пиджак. А еще это специфичная узнаваемая речь. Так называемый Queen’s English. Особые слова маркеры, по которым безошибочно можно определить «своего».

Дед у меня любитель посмотреть всякие шоу по телевизору. И смотрит он их исключительно для того, чтобы внести в свой негласный список тех, с кем не стоит не только вести дела, но и общаться.

– Thank you very much! – обычно орет дед, подразумевая, что использование частицы «so» («Thank you so much») неуместно. – Однозначно чав*, – выносит окончательный приговор дед тому, кто посмел исковеркать английский язык.

И, уж конечно, он терпеть не может не только акценты, но и диалекты (кроме RP**, конечно). Особенно, северный джорджи***. Помню, меня кто-то из первокурсников спросил, как выглядит оксфордский акцент. Я еле смог сдержать рвущийся наружу смех. Но, собрав всю свою вежливость, терпеливо пояснил, что оксфордский английский – это как раз полное отсутствие всякого акцента. 

Зато в самом Оксфорде сейчас каких только акцентов и диалектов не услышишь! А уж после того как в девяностых годах открылся Oxford Brookes University, иностранцев прибавилось десятикратно. Естественно, что к Oxford University этот университет Брукса никакого отношения не имеет. Только   иностранным студентам по большому счету на это наплевать. 

В последнее время Oxford Brookes University очень уж популярен среди выходцев из Казахстана. Присылают их туда партиями. Действительно, кто там за пределами Англии распознает, что Оксфордский университет как бы не тот? Зато престижно!

А сколько летних языковых школ паразитируют на имени оксфордского университета – словами не передать! Тут свою роль еще играет тот фактор, что основного, так сказать, здания оксфордского университета нет. Корпуса факультетов и колледжей разбросаны по центру города. 

Мой знакомый русский рассказывал, как он первое время недоумевал по поводу колледжей. 

– У нас это называется obshchezhitiye,  – пояснял Александр. – А здесь колледж не то место, где учатся, а где живут. От наших общежитий колледжи сильно отличаются. 

Сам он, кстати, проживал в Templeton. Довольно либеральный и обшарпанный колледж. Заходил я туда как-то раз. И поразился дешевизне, если не сказать, нищете. Выкрашенные масляной краской ступени, перекрашенные в сотню слоев плинтуса и двери. Столетние рамы на окнах, не удерживающие тепло.   Если сравнить с колледжем Christ Church, где расположена картинная галерея с полотнами Дюрера и Тинторетто, то небо и земля.

Сам же я, естественно, проживаю в знаменитом колледже Wadham.  При правильном произношении Вадом рифмуется со словом Sodom. Эта рифма прижилась еще с восемнадцатого века, когда бывший глава коллежа Wadham бежал во Францию после обвинения в мужеложстве.  

Безусловно, девушки в нашем колледже тоже имеются. Как правило, они тоже из высших слоев. Те, которые не будут удивляться и недоумевать, почему к комнате прикреплен личный scout и как им распоряжаться. Вообще-то я этими университетскими слугами не сильно доволен. Тот скаут, что убирал мои комнаты, был сильно пьющим, как и все остальные, что работают здесь не один десяток лет. Но я же не маменька, чтобы придираться к чистоте полов. Для студенческой жизни сойдет.

Все это в целом создает общую атмосферу той самой студенческой среды, которую буду вспоминать по прошествии многих лет. Дед уверяет, что именно сейчас завязываются знакомства и дружеские отношения, которые сохранятся на всю жизнь.

А еще я искренне недоумевал наличию в университете аспирантов. По большому счету, Оксфордский университет выпускает управленцев, а не научных деятелей. Больше половины британских премьер-министров (десять из семнадцати), стоявших во главе страны в течение последних ста лет, окончили этот университет. Все известные политики стартовали тоже с этих «ступеней».  
Сам я политикой не интересуюсь, но наставления деда по поводу обретения «полезных» друзей не забываю ни на минуту. Вот даже притащился на совершеннолетие Себастьяна. Напился, накурился дряни и лежу себе, погруженный в философские думы. Но если судить объективно, то я всем в своей жизни доволен и счастлив.

Вечеринка Себастьяна все же не пошла мне впрок. Утром я почувствовал сильную слабость. И когда захотел встать с кровати, меня начало мутить, а голову сжало, словно раскаленным обручем. Что за дрянь такую мы курили? Понимая, что со мной происходит что-то не то, я попытался нашарить свой телефон. Тот, как назло, соскользнул с тумбочки и упал под кровать.

Самочувствие мое становилось все хуже и хуже. Собрав последние силы и сосредоточившись, я свесился с края кровати, надеясь отыскать телефон. И вот тут меня накрыло окончательно. Телефон я все же поймал, но сил нажать  какие-либо цифры не было – я провалился во тьму.
   
 Комментарий к 
 Надпись на двери женского туалета "Куколки" 
http://s1.radikali.ru/uploads/2018/2/24/e9513c2e69675c45a2483a371209b37c-full.jpg
Оксфорд. Здание библиотеки 
http://s1.radikali.ru/uploads/2018/2/24/9329d00dffcfd573ea4dfba22bf9bf8d-full.jpg
Колледж Вадом http://s1.radikali.ru/uploads/2018/2/24/00a24eb5eaed55d2a1cda9348f51186c-full.jpg
http://s1.radikali.ru/uploads/2018/2/24/561aafa45fc88796a8420608800231d4-full.jpg
http://s1.radikali.ru/uploads/2018/2/24/0e3a78034d897ced2a72927b1d5b2801-full.jpg
* Чав https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B0%D0%B2
** 
https://en.wikipedia.org/wiki/Received_Pronunciation  (переключите на русский текст)
***Англосакский акцент севера Англии (Ньюкастл,  Лидс) https://en.wikipedia.org/wiki/Geordie Это не только другое произношение. Порой, другое написание слов
Nee - no
Dee - do
Gan - go
Divvin' - don't
Doon - down 


========== Часть 2 ==========

(Еще раз, кто невнимательно читал предупреждения: нехронологическое повествование)

Очнулся я от собственного крика - голову сжимало болью будто тисками. 

– Тише, тише, сейчас полегчает, – успокаивал  кто-то меня.

– Повторить импульс? – озабоченно поинтересовался второй мужской голос. 

– Ему достаточно. Говорил же, что нельзя сразу языковой курс добавлять. Но если не сошел с ума, то в любом случае выживет.

«Ни фига себе перспективы!» – подумалось мне. Боль вообще-то стала стихать, только в голове образовалась сразу такая каша, что версию о сумасшествии я бы не стал отвергать. 

– Парень, ты нас понимаешь? – продолжал донимать меня «второй» голос. – Отвечай, а то магистр никак не может определиться с твоей вменяемостью.

Я понимал, слышал, но пока хотел упорядочить собственные воспоминания. Впрочем, это все вторично. Я открыл глаза и посмотрел на тех, кто был рядом. Ба! Знакомые все лица! Магистр светлых сил Ран и магистр темных Мирлан собственными персонами!

– Выглядит вполне адекватным, – оценил меня магистр Ран.

– Как твое имя и имя рода? – продолжил расспросы теперь уже командир команды спасателей.

Надо же! Ничего не изменилось. Слово в слово повторяется ситуация и фразы. Интересно, почему так? Почему я помню? И какие из моих воспоминаний ложные? Мужчины тем временем ждали ответ. Я же решил, что со своей памятью потом разберусь. Лучше поспешить представиться, а то действительно отправят в местную психушку.

– Александр Решетников, двадцать лет, родом из России, – отрапортовал я. 

Командир спасателей представил остальных присутствующих и продолжил заполнение стандартной формы опроса.

– Маг, вызволенный смешанной группой магов из плена вампиров-ра, имеет право на выбор места проживания, за исключением своего мира, – безлико оповестил он, обращаясь ко мне.

По поводу этого выбора я уже был в курсе. Проходили. Но попытался придать лицу заинтересованное выражение, попутно выспрашивая, почему нельзя домой, кто такие вампиры-ра и какой имеется выбор с местом проживания. Ответы мне предоставили.

– Мир магии?! Я тоже маг?! – демонстрировал я подобающий случаю восторг.

– Уровень твоей магии еще не определен, но что-то имеется. Иначе бы тебя не пленили вампиры-ра, это такие твари, что питаются магией, – сообщил командир. – И последняя формальность: куда ты пожелаешь отправиться?

– Конечно же, к темным  магам! – с повышенной радостью в голосе сообщил я.

– Александр, ты пока не представляешь наше мироустройство, – вкрадчиво начал магистр Ран. – Давай ты поживешь некоторое время у меня в поместье, познакомимся ближе...

– А почему я не могу знакомиться с вашим миром в поместье магистра Мирлана? – невежливо перебил я светлого мага.

Этим вопросом заинтересовались все присутствующие. Правда, светлых было подавляющее большинство, и те чуть ли не наперебой начали расхваливать условия жизни на светлых землях. Распинались маги долго. Но мой ответ был один – я иду к темным.

– Магистр, пора заканчивать, – наконец вмешался Мирлан. – Вы же видите, что Александр категоричен. Если он разочаруется в темной магии, то вернемся к вашему предложению. Почему вы так настаиваете? 

– Он не понимает, от чего отказывается! – только что не метал искры магистр Ран. – Парень, пока твоя магия на пограничном рубеже, но уже через несколько дней ты не сможешь снять с себя темную дрянь.

– Магистр Мирлан, где я должен написать или как-то заверить своё согласие? – поинтересовался я, не обращая внимания на беснующегося светлого. Отчего желает заполучить меня светлый, я был в курсе. Он единственный из всех присутствующих видит магию. Ему не нужны артефакты, чтобы видеть, и он очень хочет забрать меня.

– Капля крови на кристалл истины, и произнеси формулу согласия вслух, – подсунул мне тем временем артефакт темный магистр.

 – Нет! – попытался в последний момент оттолкнуть меня светлый маг. Но тут  уже команда спасателей возмутилась, напомнив магистру о правилах и о том, что с государством темных сейчас мир и дружба. 

А я, покончив с формальностями, поспешил в открывшийся портал вслед за темным магом. Кажется, у меня появился еще один шанс изменить свою жизнь. В прошлый раз получилось не очень. Буду надеяться, что сейчас не совершу прежних ошибок. Да и память у меня сохранилась от предыдущей жизни.
С этой самой памятью я разбирался всю ночь. Магистр Мирлан привел меня в   загородное поместье, расположил со всеми удобствами. Слуги накормили, отвели в выделенную комнату и велели отдыхать. Оставшись наедине с самим собой, я погрузился в воспоминания. Очень трудно вычленить, какие из них  ложные, а какие действительные, если в мозгах у тебя покопались вампиры-ра. 
 
Предположим, что я все же Александр, а не английский аристократ Лоренс.  Момент, когда я захотел насладиться жизнью аристократа, помню хорошо. Надо сказать, что вампиры свою часть договора выполнили безукоризненно. Я был Лоренсом, я жил как Лоренс, совершал поступки и был счастлив. Как я ему в свое время завидовал! Все мои ложные воспоминания вампиры сформировали на основе той жгучей зависти. И натурально так воспроизвели! Молодцы!

Не всё, конечно. Детские годы Лоренса слишком смазаны, настоящих чувств и привязанностей почти нет. Можно списать это на то, что за время проживания в закрытых школах для мальчиков «я» мало виделся с родителями. Отчего-то больше всего всплывали в памяти разговоры с дедом по отцовской линии. Но даже этого старого лорда я смутно помнил в лицо.

Зато себя как Александра Решетникова я помню отлично. Именно меня, Александра, в предыдущий раз освобождала из плена команда магов. Тогда я выбрал государство светлых магов.

Воспоминания накрыли меня  лавиной.

***

– Александр, предлагаю тебе пожить до полной адаптации в моем поместье, – предложил и в тот раз (больше года назад) магистр Ран. 

Аргументов в пользу этого решения он привел много. К тому же в команде спасателей большинство магов было светлыми. Они бы и темных привлекать не стали, если бы не особенности вампиров. Для охоты требовался симбиоз темной  и светлой магии. 

Естественно, что  про магию этого мира я тогда ничего ещё  не знал. А магистр Мирлан не стал отрицать, что на их землях распространены ритуалы некромантов и прочие кровавые обряды. На фоне такого признания обещания светлого выглядели по-райски.

– Завтра добавлю тебе знаний по письменности и чтению, – пообещал магистр Ран. – Ты же будешь учиться в академии магии?

На такое предложение я энергично закивал головой. Это же мечта любого парня, увлекающегося фэнтези и представляющего себя в роли попаданца! Классика жанра: мир магии и академия!

– Студенты уже несколько дней как начали занятия, тебе стоит поторопиться, – тем временем сообщил мне мужчина. – К сожалению, контролировать тебя  внутри академии я не имею права. Также ничем не смогу помочь в плане учебы. Ты сам должен заниматься и решить, что для тебя важно в нашем мире.

Пока самым важным было наличие у меня той самой магии. На следующий день мы в академию все же не попали. Как объяснил магистр, все студенты проходят проверку на силу магии еще в начальных школах. Для меня он специально договорился в одном из храмов стихий. 

– Думаю, ты понимаешь, что отнимать время у храмовников столицы это верх бестактности. Я отвезу тебя в один из храмов в пригороде.

Мне было без разницы. Сожалел только, что саму процедуру не смог увидеть.

– Ты иномирец, чтобы не было сбоя и не накладывались лишние эмоции, тебе лучше уснуть, – доводил до меня детали ритуала магистр. 

Я послушно выполнил все распоряжения. Магистр как-то магией меня усыпил. В себя я пришел только на следующее утро в спальне поместья мага.

– Ректора академии я уже известил, – поторапливал мужчина меня за завтраком. – Подробности узнаешь у него самого или куратора курса.

И, собственно, на этом временное опекунство магистра заканчивалось. Он спас меня от вампиров, привел в свой мир, обеспечил достойную учебу – чего еще желать большего? 

Даже до самой академии меня довез уже слуга. Этот магистр какие-то артефактные штучки использовал и перемещался при помощи порталов. А тут мне впервые пришлось самому добираться до места назначения. Зато подробно  ознакомился с   транспортом. Местное средство передвижения напоминало автомобиль. Наверняка я не первый иномирец с Земли. Какие-то земные идеи здесь уже использовали. Дизайн у этой передвижной коробки на колесах так себе. Но вполне комфортабельно и удобно.

Правда, потом я по пути в академию заприметил еще транспорт и пришел к выводу, что магистр на своей личной машинке не экономил. И диван мягкий, и обзор из окон хороший. Большинство транспортных средств выглядело гораздо хуже. У меня даже возникла мысль, что предыдущий попаданец с Земли был здесь лет так сто назад. По внешнему виду «автомобили» напоминали средства передвижения начала двадцатого века. 

А еще что-то мне подсказывало, что подобный транспорт все же является предметом роскоши и доступен не всем. Через центр столицы мы не проезжали, но мне и окраин хватило, чтобы понять, что основная часть населения пользуется городским транспортом, похожим на трамваи. Только рельса была одна. И сам принцип движения трамвая походил на «низкий полет». Об ту единственную рельсу местный трамвай только слегка цеплялся передним выступом бампера. В общем, что-то мудреное и явно на магии. 

Больше ничего магического в городе я не заметил. Дома, отстроенные из кирпича, тоже не впечатлили. Конечно, от привычной мне архитектуры это все отличалось, но не настолько глобально, чтобы смотреть, открыв рот. Да и потом сама академия магии особых восторгов не вызвала. Где описанные в фэнтези башни магии? Где магические существа или хотя бы волшебные палочки у студентов? 

Самих студентов я успел рассмотреть достаточно, прежде чем помощник ректора соизволил за мной прийти. Из привратницкой сторож меня не выпускал, вот и пришлось сидеть часа три и пялиться в окно, попутно наблюдая за студенческой жизнью. Наконец появился помощник ректора и сразу озадачил меня тем, что свободных мест на первом курсе нет.

– Магистр Ран договаривался с ректором, – робко заметил я.

– Классы укомплектованы по пятьдесят человек, мест для проживания в пансионе нет, – припечатал помощник ректора.

Я же продолжал ждать. Если меня ещё не выпихнули за ворота, значит, какое-то решение у мужчины, что так и не назвал свое имя, имеется.

– Мне велено поселить тебя в старом корпусе позади библиотеки, – сообщил помощник ректора и повел за собой.

По пути он вывалил на меня такую массу информации, что я запаниковал. Хоть бы дал какой листик и ручку все записать. Ничего этого у меня не было. И я только успевал крутить головой, стараясь за всем уследить и запомнить. Пройдя   по дорожке мимо главного учебного корпуса, мы вышли к хозяйственным постройкам. Здесь проживал обслуживающий персонал. А еще был большой склад, и приписанный к нему «завхоз». Мне быстро всучили комплект явно не новой одежды, и помощник ректора повел дальше.

– Твой медальон, – протянул мне вещицу мужчина. – Он даст доступ в библиотеку, столовую, кстати, вон она, и в учебные корпуса. Но не больше. Без личного разрешения кого-либо из студентов попасть на территорию пансиона ты не можешь.

Если с библиотекой и столовой все было более-менее понятно, то с остальным предполагалось, что я буду разбираться сам. А еще оказалось, что, кроме брюк, рубашки и куцего форменного пиджака, мне больше ничего не дали. В смысле, ни письменных принадлежностей, ни запасной обуви, ни белья.

Отсутствие вещей, непонятки с расписанием и учебными корпусами померкли после того, как помощник ректора привел меня в выделенную для проживания  комнату.

– Все необходимое здесь имеется. Систему оповещения я сам лично подключил, – сообщил мужчина и удалился.

Возразить по поводу того, что все необходимое имеется, я не мог. Объективности ради надо сказать, что так все и было. Что нужно студенту? Кровать, стол, стул, личная душевая и туалет. Перечень предметов первой необходимости наличествовал. Однако выглядело это так, что дар речи я обрел не скоро.

Представьте себе… ну… даже не знаю, какую-то часть старого собора в готическом стиле, что ли… То есть высоченный потолок метров так пять с характерным стрельчатым сводом. Комната примерно десять на десять метров. Плюс огромнейшее, почти до потолка (чуть меньше пяти метров!!!), окно с покосившейся деревянной рамой, расположенное ровно напротив входной двери. 

Средневековый готичный стиль  подчеркивался каменным полом,  каменными стенами без какой-либо штукатурки и отсутствием осветительных приборов. Света из окна пока хватало. Но как быть вечером? Да и не привык я жить словно на витрине. Никакой шторки к этому оконному монстру не прилагалось. 

Кроватью гордо именовался матрац с постельным комплектом из тощего одеяла и не менее тощей подушки. Стол и стул тоже доверия не вызывали. Но главной «вишенкой на торте» была туалетная комната.

Слева от входа была устроена каменная загородка. Почему-то не до потолка, а всего в пару метров высотой. Окон или какого-то освещения туалет не имел. Он вообще ничего не имел, кроме дырки в каменном полу и куска трубы примерно двадцати сантиметров длиной. Из этой трубы постоянно текла вода,  точнехонько попадая в дырку.  

Вопросов по поводу такого оригинального решения у меня возникло немало. Ладно по малой нужде я могу встать и помочиться. А если по большой? Присядешь, а тебе на загривок водичка потечет. Или это чтобы сразу душ принять? Так вода холодная. Да и в качестве душа использовать трубу, расположенную на высоте метра от пола, довольно сложно.

И как я уже упоминал, освещения нигде, в том числе и внутри туалета, не было.  Если закрыть дверь, то рискуешь провалиться пусть не целиком, но какой-то конечностью в туалетную яму. Интересно, кто раньше жил в этих хоромах? Или это специально для меня успели освободить помещение и принести «все необходимое»?

Не знаю, сколько бы я еще любовался на туалетные удобства мира, где, по идее, есть магия, но тут тот самый оповеститель, установленный помощником ректора, громко сообщил, что до начала обеда осталось пять лэтов. Лэты - это местные минуты. Я ещё в доме магистра успел познакомиться с понятиями  минут, часов, дней и месяцев.

Теперь же мне за пять минут предстояло отыскать столовую и успеть чего-то съесть. Про то, чтобы попасть на занятия, сегодня я даже не рассчитывал. Потом пойду искать куратора. Жаловаться на удобства выделенной мне комнаты, наверное, смысла нет. Но обо всем остальном стоит расспросить поподробнее.

========== Часть 3 ==========

Ориентироваться от привратницкой мне было проще. Туда я и припустил бегом, чтобы уж наверняка отыскать столовую. Маршрут движения с помощником ректора запечатлелся в моей голове. Так что столовую я успешно нашел и храбро ринулся добывать еду. 

Уже внутри зала я кого-то расспрашивать постеснялся. Зато сообразил, что здесь действует принцип самообслуживания: привычные мне подносы, тарелки и лотки с едой на длинном раздаточном столе.

Переволновался я за первую половину дня сильно, и аппетит разыгрался такой, что я проглотил обед, не особо приглядываясь, что там вообще было. Потом только заметил, что в столовой имеются слуги. Они убирали грязную посуду со столов и приносили чистые приборы к раздаче.

Как-то меня неприятно покоробило наличие у слуг ошейников. Надеюсь, что это не рабы. Но именно у одного из прислужников, который подхватил мою грязную посуду, я осмелился спросить, где мне найти господина Акерона, куратора первого курса. Слуга недоуменно посмотрел на мою левую руку, где были пришиты опознавательные шевроны, и безропотно повел за собой.  

– Александр Решетников, – представился я куратору. – Вам должны были сообщить обо мне.

– Сообщили. И явиться ты должен был вчера, – не скрывая раздражения, заметил мужчина.

– Магистр только сегодня меня проводил, – промямлил я в свое оправдание.

– Иномирец, с низшим уровнем пограничной магии, – листал мое «досье» куратор и всё больше хмурился. – Зачем таких вообще спасать от вампиров-ра? – совершенно не стесняясь, высказывал он свое мнение. – Даже если бы выпили досуха, той магии на два глотка. А мне теперь головной боли добавили. Ты понимаешь, что совершенно лишний на курсе?

– Да я как бы... – не смог я ничего связного ответить.

– Столичный магистрат оплачивает обучение, и их больше ничего не заботит! – продолжал чему-то своему возмущаться куратор. – У нас академия для элиты! Не каждая семья может претендовать на то, что их отпрыска возьмут. А тут какой-то иномирец, и почти без магии!

Слушать гневные речи куратора пришлось долго. И напугали они меня не на шутку. Если выгонят из академии, то куда я пойду? Радость и эйфория первых часов пребывания в мире магии прошли. Теперь я уже с тоской вспоминал свою ссору с отцом. Не так уж и плохо мне жилось на Земле. Учился в Оксфордском университете. В перспективе была неплохая работа, и размеренная жизнь.  

Отца взбесил тот факт, что я приторговывал марихуаной в студенческой среде. Так это же бизнес! Сам я продаваемую дрянь не употреблял. Попробовал пару раз и решил, что оно того не стоит. Пусть детки богатых английских снобов раскошеливаются, а я обеспечу им своевременную поставку.

Ссора с отцом вышла знатной. Как мы друг на друга тогда поорали! Никогда раньше я так не психовал. Сам не понял, чего завелся, почему привычно не отбрехался и встал в позу. Именно тогда во мне активировались какие-то закрытые каналы магии. Оказывается, на Земле есть носители магии. Таких немного, и использовать эту силу без общего магического фона не получится. Зато в пищу вампирам-ра я вполне подошел.

Очнулся я уже, когда меня вызволяла команда спасателей. Вернуться на Землю, как оказалось, я не мог. А в этом мире ничего не знаю и не умею. Потому, сжав зубы, продолжал слушать куратора, мысленно обещая себе, что буду учиться как проклятый. Дайте мне только добраться до учебников и этой самой магии!

Кстати, куратор, отведя душеньку, сказал то же самое. Мол, отправляйся в библиотеку, а завтра чтобы был без опоздания на занятии по водной магии. Я же набрался храбрости и поинтересовался, где найти расписание занятий и куда, собственно, мне завтра идти.

– Возьми любого раба, пусть он тебя проводит, я не собираюсь за тобой зад подтирать, – рыкнул куратор и выставил меня за дверь.

Все же те слуги оказались рабами, а не вольнонаемными слугами. И ошейники у них не просто в качестве опознавательного аксессуара надеты. Снова это меня неприятно задело. Но согласно пожеланиям куратора я пошел искать раба. Недалеко от столовой удачно встретил знакомого парня с ошейником и    пояснил ему суть проблемы.

– Господин студент, занятия по магии разделены по дням. В первый день пятидневки у вас магия огня, во второй – воды, затем воздушная и жизни. Последний день отведен для общеобразовательных предметов, танцев и придворного  этикета, – вежливо рассказывал молоденький раб.

Естественно, что как такового расписания нет. Порядок предметов не меняется по дням. Только по курсам происходит смещение дней. У второго курса пятидневка начиналась с магии воды, у третьего - с воздуха и так далее. Раб сопроводил меня до каждого направления магии, подробно пояснил, как не запутаться в коридорах и пользоваться метками. 

В библиотеку он меня тоже отвел и вежливо подождал, чтобы помочь донести книги. Собственно, особо нести там было нечего, но я от помощи не отказался.  Заодно расспросил, где мне взять тетрадь для записей и то, чем пишут.

– Эти вещи студенты покупают сами. Простите, господин, но я вам помочь не могу, – смутился раб. И еще напомнил, что он служит на кухне и больше задерживаться не может, иначе ему попадет от старшего.

Парня я искренне поблагодарил и действительно не стал задерживать. Он и так снабдил меня полной информацией об устройстве академии. Надеюсь, что завтра я попаду на занятия по водной магии без вопросов. 

После ужина я полистал все полученные учебники по магии и разочаровался. Похоже, что без преподавателя понять, что и зачем, не получится. Вскоре совсем стемнело, и разглядывать дальше странные схемы в книгах я уже не  мог. Светильников в комнате не было. Тот раб на этот счет только развел руками, поясняя, что студенты сами изготавливают лампы.  

Первая ночь в академии магии показалась мне бесконечной. Спать в этом огромном склепе еще то удовольствие. Несколько раз за ночь я перетаскивал матрац. Рядом с окном конкретно дуло, к тому же мне казалось, что кто-то смотрит на меня из-за росших под окном кустов. Передвинув матрац к стенке туалета, в полной мере ощутил ароматы этого места. Да и постоянное журчание воды не давало уснуть.

В результате долгих перемещений я расположил матрац справа от двери. А чтобы не сквозило, опрокинул на бок стол и им прикрылся. Особого тепла это не добавило. Только я к середине ночи уже так вымотался, что уснул, не обращая внимания на то, что матрас коротковат, а одеяло более чем скромное. 

А с утра я подскочил как ужаленный от громкого оповещения магической системы побудки. Пока справлял нужду и умывался, мрачно поглядывал на этот неиссякаемый поток воды. Нужно будет потом поискать еще туалеты. Не думаю, что студенты бегают в личные комнаты в перерывах между лекциями. А мне с утра хотелось справить большую нужду. Устроить этот процесс над дыркой, куда постоянно текла ледяная вода, не представлялось возможным. 

«Если не найду туалет в главном корпусе, то упру поднос из столовой и прикроюсь им, как черепашка», – прикидывал я план действий в столовой за завтраком, попутно елозя задницей по стулу. В туалет хотелось, и очень. Как говорится, последний пирожок ем, а на первом уже сижу. Только времени искать удобства не было. Студенты торопливо покидали столовую, разбредаясь по курсам и направлениям. В общем, я уговорил себя и организм, что потерплю, и поспешил в аудиторию водной магии для первого курса.

И если в столовой на меня мало кто обращал внимание, то в учебном классе все дружно уставились с полным недоумением на лицах. А мне, между прочим, куратор говорил, что свободных мест нет. Я тогда решил, что это касается комнат для проживания. Как оказалось, столы и стулья в аудитории тоже были по счету. Если я правильно помню, то здесь ровно пятьдесят посадочных мест.
Преподавателя водной магии эта ситуация тоже озадачила.

– Александр, присядь пока на подоконник, – предложил мужчина. – Позже я  попрошу кого-нибудь из рабов принести дополнительный стул.

Сидеть на подоконнике оказалось вполне комфортно. К тому же вести записи мне не пришлось. Письменных принадлежностей я не имел. Студенты же бодро конспектировали какие-то формулы, то и дело стреляя по мне взглядами. А я весь из себя такой умный сижу, внимаю, даже не думая записывать.

После первого перерыва господин Диббук, преподающий магию воды, подошел ко мне с вопросом.

– Тебе не добавили знаний письменности? – поинтересовался мужчина.

– Добавили, – заверил я. – Читать и писать я умею.

– Почему же тогда игнорируешь мои лекции? – не понял преподаватель.

– У меня нет ничего, – демонстративно развел я руками.

– Обязательно купи письменные принадлежности в ближайший выходной в городе, – велел маг.

– Так денег нет, – сообщил я очевидное.

Преподаватель добавил неприязни во взгляде и всучил мне чистый листок бумаги и стило, чтобы я не бездельничал на лекциях.

Писать пришлось убористым почерком. К тому же в очень неудобной позе. Стул мне принесли, а в качестве стола использовал подоконник. 

Записывал я все формулы медленно. Знания письменности магическим образом мне добавили. Только практики еще не было. Мой мозг постоянно выдавал сигналы, что он совсем не догоняет, какие это каракули я пытаюсь воспроизвести. Смысла в сложных построениях символов, графиках векторов и прочем я совершенно не видел.
 
После трех лекционных часов, с короткими перерывами между ними (в один из них я отыскал туалет и удачно очистил кишечник), студентов поделили на группы и во главе с лаборантами отправили в специальные павильоны на практические занятия.

– Вектор А-сорок, движение ти, сила средняя, с переходом на минимальную до момента подключения притяжения, – поправлял действия студентов лаборант.

Ожидаемо, что я стоял столбом. Мало того, что ничего не понимал, так еще и был ошарашен, впервые увидев ту самую магию.

«Мне бы такое умение точно не помешало», – завистливо наблюдал я за тем, как студенты меняют направления струй воды, вытекающих из труб, похожих на ту, что у меня в туалете. Труб было ровно десять, по количеству в малой группе студентов. Я снова был лишним.

– После обеда можешь прийти на практику отдельно, – «успокоил» меня лаборант. Угу. И как он это себе представляет?

После обеда я попытался самостоятельно разобраться с символами в учебнике по водной магии. Пролистал с начала и до конца. Последние страницы особенно тщательно просмотрел. Должен же быть хоть какой-то краткий справочник терминов и символов? Так ничего и не отыскав, я потащился в водный павильон в надежде повстречать кого-то из лаборантов.

К моей радости лаборанты там были и присматривали за теми, кто пришел выполнять домашнее задание. Вот только помогать в чем-либо лаборанты отказались.

– Это уровень начальной школы. Если ты не знаешь элементарного, то тебе не место в академии светлой магии, – пафосно заявил один из лаборантов.

Вначале я решил, что просто столкнулся с тем, кто лично ко мне не испытывает приязни, и обратился с подобной просьбой еще к двоим. Один из лаборантов  сообщил, что им просто запрещено заниматься чем-либо помимо того, что было озвучено преподавателем на теоретических занятиях.

Так же я бился и пытался выхлопотать для себя привилегии на следующий день, на занятиях по воздушной магии. И все без толку. Такое впечатление, что это был настоящий заговор против иномирца. Ладно, преподаватели и лаборанты не желали слышать о моих проблемах, так еще и студенты подливали масла в огонь.

– Безродный выскочка из какого-то дикого мира? – обсуждали между собой мою персону однокурсники.

– Хорошо сосал ректору, и его взяли? – высказал свое мнение кто-то из парней.

– Нет, говорят, что он удовлетворял самого магистра Рана, – хихикнула в ответ рыжая девица.

Никто из студентов общаться со мной не желал. По непонятной причине я стал  настоящим изгоем. Слухи обо мне ходили такие, что я откровенно опасался за сохранность своих тылов. Повезло, что на территории академии действовали какие-то особые правила общения между магами. Меня могли сколько угодно изводить словесно, но никто даже пальцем не трогал. Это не могло не радовать.

Кажется из всех преподавателей только тот, который вел магию жизни, относился ко мне по-доброму. И вежливо так сообщил, что по своему уровню сил я не смогу выполнить даже простейшее заживление пореза. Но поскольку на экзаменах будут спрашивать еще и теорию, то я могу посещать занятия. Ходить на практику мне необязательно – толку не будет.

Зато пригласил меня побыть в качестве «лабораторной мышки» для выпускного курса студентов. Не то чтобы я хотел предоставить себя для опытов, но мне пообещали заплатить пять мелких монет серого цвета. Не думаю, что это были такие уж большие финансы, но в моей ситуации и это хорошо.

– Какой экземпляр! У него даже зубы повреждены! – радовались студенты-старшекурсники, получив мою тушку для практических занятий.

– Не все сразу, – притормаживал господин Басс, пытаясь создать очередность. – Мирх, расскажи общую диагностику по костям.

– Старый перелом локтевой кости на левой руке, возможно, была трещина одного из ребер...

Преподаватель задавал вопросы, а студенты отвечали, подробно описывая все недостатки моего тела. В этот день мне повезло вылечить только зубы. Причем получить еще за это пять монет. 

– Практиковаться на рабах нам запрещено, – жаловался господин Басс. – А самих себя студенты к пятому курсу уже выучили наизусть. Травмы даже на практических занятиях по огненной магии уже не случаются. 

В конце концов меня отпустили, заверив, что с удовольствием продолжат свои исследования на следующей неделе. А я, пользуясь моментом и добрым расположением преподавателя, уточнил, как выйти в город и нужен ли для этого пропуск?

– В город можно выйти только в выходной день. У тебя медальон академии, – просветил меня маг. – По нему будет зафиксировано опоздание, если ты не вернешься к ужину. Тогда тебя накажут неделей пребывания в карцере. 

Других ограничений по использованию выходного не было. Оставалось еще пережить пятый учебный день. По поводу общеобразовательных предметов  вопросов было еще больше, чем по магическим. Мне даже никаких учебников не выдали. И предполагалось, что все лекции студенты будут записывать на уроках. Мой единственный листок бумаги уже был исписан полностью. Надеяться я мог только на свою память и везение.

Уже на первом уроке истории я помрачнел. Запомнить вот так с ходу имена и династии правления королей было нереально. Исторические войны и противостояния государству темных было в какой-то мере интересно, но я не запомнил и половины из тех событий, о которых рассказывал лектор.  

На занятиях по законодательству я только сжимал кулаки от злости. Где буду искать эту информацию? А еще преподаватель, гад такой, рассказывал, как особо спросит на экзамене в конце года с тех, кто игнорирует конспектирование.

Хорошо, что занятия по танцам не предполагали специального экзамена и служили для общего развития студентов. Ожидаемо, что мне пары не хватило. А я и не расстроился. Молча стоял и наблюдал за танцующими. Познавательно.  Девушек на курсе было десятка полтора. Потому пары танцующих в большинстве своем были мужские. Я и раньше уже видел, что геям в этом мире повезло, а теперь только фиксировал кто, как и кому симпатизирует.

Ну и пусть. Мне не завидно. Главное, закончить академию. А о личной жизни подумаю позже, когда совсем адаптируюсь в этом мире.

========== Часть 4 ==========

Кто бы знал, как мне не хватало знаний об этом мире! Вопросы возникали на каждом шагу, и спросить было не у кого. Повезло, что я сообразил снова отыскать того раба, который помогал мне в первый день с заселением. Парня звали Ван, я его мысленно переименовал в Ваньку и завалил вопросами. На что-то он не смог ответить, но обычные действия сумел разъяснить.

– Проезд на рельсовике в любую сторону по столице стоит две серые монеты, – терпеливо рассказывал Ванька.

– У меня только пять, – мрачно поведал я. – Можно на них хоть какую-то тетрадь купить?

– Если вы, господин студент, пойдете пешком, – сочувствующе посмотрел на меня раб, – то должно хватить.

– Далеко идти-то?

– Тридцать-сорок лэт вдоль рельсовика. А там уже начнутся первые торговые лавки. Спросите или сами увидите вторую остановку рельсовика и оттуда сверните налево.

– Сам-то откуда знаешь? – поинтересовался я, подразумевая, что раб, по идее, свободой передвижения не обладает.

– Нас иногда посылают с поручениями в город, – пояснил Ванька. – И когда был свободным, пользовался.

Парень в плане добычи информации оказался просто сокровищем. Жаль, что много времени уделять он мне не мог, иначе его ждало наказание от старшего по кухне.
  
Многое в этом мире мне не нравилось. На уроке по законодательству мы как раз изучали тему рабства. Даже не знаю, как и отнестись к подобному. По сути, это аналог тюремного заключения для преступников. Любое правонарушение наказывалось закреплением в рабстве на какой-то срок. Пожизненного или наследственного рабства не было. К примеру, бывшего вора могли принудить к рабству на пять лет. Ошейник с воздушной магией давал подчинение и следил за наказуемым. Через пять лет раба освобождали. Если снова попадался, то условия содержания могли измениться в худшую сторону. Вместо сытного места помощника на кухне могли отправить в каменоломни или еще куда подальше.

Выкупить у судей раба для личного пользования мог любой горожанин, если у него хватало средств. Не мне судить, насколько такая система наказания преступников оправдана, ведь никто не ограничивает «хозяина». Убить нельзя, а все остальное допускается и, похоже, одобряется обществом.

Действительно, десять раз подумаешь, прежде чем пойдешь на правонарушение. Вдруг новый владелец окажется садистом или извращенцем? Честно говоря, меня так и подмывало спросить у Ваньки, за какое преступление он оказался в рабском ошейнике. Парень, между прочим, очень даже симпатичный. Приятный такой блондинчик лет семнадцати-восемнадцати. И вдруг раб. 

О судьбе Ваньки я продолжал размышлять уже за воротами академии. Парень описал мне дорогу толково. Если двигаться вдоль трамвайного пути, то действительно не заблудишься. Мне и спрашивать прохожих не пришлось. Когда добрался до второй остановки, свернул налево и почти сразу оказался на небольшой площади, окруженной торговыми павильонами.

Не меньше часа я просто бродил и глазел, изображая из себя туриста. Даже позабыл, собственно, из-за чего пришел. Интересно было просто посмотреть на товары. Не думаю, что это была одна из центральных торговых площадей столицы, но и здесь добра хватало. И больше всего поражало изобилие. Если уж в лавке торгуют тарелками, то их представлено не менее сотни наименований. Большие, маленькие, расписные, дешевые или, наоборот, с изысканнейшей отделкой. Причем так много видов, что занято все пространство перед лавкой и даже частично крыша.

Возле других павильонов как флаги свисали полотна тканей, порой перекрывая обзор, но добавляли яркости и изобилия торговой площади, где ковры лежали прямо на земле, а продавцы, нахваливая свои изделия, предлагали пройтись босиком, чтобы в полной мере ощутить мягкость покрытия. Тут же рядом другой продавец, напротив, предлагал не разуться, а обуться. Целые связки туфель, тапочек, сапог и прочего висели перед его лавкой.

Но больше всего времени я потратил, стоя перед лавкой с артефактами. Те, кто не владел магией, вполне могли пользоваться магическими предметами. Жаль, что тот же камень для подогрева воды стоил пять белых монет (или пятьсот серых). Мне бы такая вещичка пригодилась. Мыться в ледяной воде, что текла в туалете, особого желания не было. А ведь придется. Да и вещи как-то нужно постирать.  

В общем, повздыхав еще немного над артефактами, я двинулся дальше. И снова затормозил, но теперь уже возле местной закусочной. Запах сдобы разносился по округе такой, что я чуть не захлебнулся слюной. И вроде бы не так давно завтракал, а все равно желудок жалобно квакнул, оценив ароматы.

И еще мальчишка-зазывала начал меня настойчиво приглашать внутрь. Еле отбился. Денег у меня и так впритык. А я еще не отыскал лавку с письменными принадлежностями.  Далеко отойти от закусочной я не успел. Снова кто-то меня окликнул, но теперь уже по имени.

– Александр, – повторно позвал незнакомец в широком плаще с капюшоном.

День сегодня выдался жарким, и такой наряд смотрелся несколько неуместно. Зато когда я рассмотрел, кто там так не хочет светить перед общественностью своим лицом, вопросы сразу отпали. 

– Добрый день, магистр Мирлан, – вежливо поприветствовал я темного мага. – Какими судьбами на землях светлых?

– Хотел с тобой пообщаться, – не стал он скрывать причину.

– А как узнали, где я? – продолжал я недоумевать.

– За тобой от самой академии шел мой слуга, – как само собой разумеющееся сообщил магистр. – Так что, поговорим? Я отвечу на все вопросы, что у тебя возникли.

Особого желания беседовать с темным магом у меня не было. Мало ли в какую авантюру он меня втянет?
 
– Это не займет много времени, – добавил магистр, видя, что я колеблюсь. – Никто не узнает.

Жестом он показал, куда меня приглашает. Между закусочной и следующим павильоном был небольшой проулок. Тупик никуда не вел, но какую-то уединенность он давал. Даже если что-то мне не понравится, я мог закричать, и народ на площади услышит.

Были у меня, конечно, мысли, что маг мог как-то воспрепятствовать  тому, чтобы я устроил шум, но совсем уж отказываться от беседы я посчитал невежливым. Маг обещал ответить на вопросы. А их у меня было превеликое множество.

Привлекать и дальше к себе внимание я не стал и свернул в ту подворотню. День, как я и говорил, был солнечный и ясный, только в этом тупичке оказалось прохладно и как-то даже темно. Не сразу я сообразил, что магистр слишком близко стоит у меня за спиной. А его ладони не просто так впереди, а еще и раздвигают что-то. Додумать мысль о таком странном и провокационном поведении мага я не успел, мы внезапно провалились в густой белый туман.

Я резко развернулся, желая высказать темному магу, что думаю о подобном нахальстве. Туман вокруг нас немного поредел, образовав чистый участок не более трех метров в диаметре.

– Извини, что так, – не обращая внимание на мое разгневанное лицо, скинул с себя плащ магистр Мирлан.

– Как вы посмели! – начал я.

– Не переживай, верну тебя обратно после нашей беседы, – поднял мужчина ладони в примирительном жесте. И, собственно, выбора у меня не было. Врет или нет, но я уже непонятно где. И где, кстати?

– Это межмирье, – ответил на мой невысказанный вопрос магистр. – Увезти тебя из светлых земель я не могу. Ты подписал и заверил кровью договор. Зато в межмирье можешь находиться сколько угодно долго.

– Сколько угодно долго?! – продолжал я возмущаться.

– И вернешься на торговую площадь в тот же момент, когда ушел, – прервал меня темный маг. – Здесь нет времени. Ты не устанешь, не захочешь спать, есть, пить все то время, пока находишься в этом месте. Идеальное укрытие, когда нужно поговорить без свидетелей. К тому же открыть проход могут только темные маги.

– Говорите, – поторопил я мага. Движется здесь время или нет, пока не важно. Меня больше заинтриговало, зачем я понадобился темному.

– Конечно, – улыбнулся мужчина, демонстрируя обаятельные ямочки на щеках. Если бы не такое странное похищение и предложение непонятно чего, я бы им даже залюбовался. 

Тонкая рубашка из черного шелка не скрывала прекрасное тело, брюки были в обтяжку на бедрах и направляли мысли в ненужную сторону. Вообще-то я раньше больше предпочитал блондинов в качестве партнеров по сексу. Но этот брюнет выглядел очень сексуально. А темно-синие глаза буквально завораживали. К тому же темный маг явно был чем-то доволен и, я бы даже сказал, восхищен.

– Александр, а ты знаешь свой уровень магии? – как ни в чем не бывало поинтересовался магистр.

– Нижний, стихийник, – продемонстрировал я шеврон на рукаве.

– Даже так! – усмехнулся маг и поинтересовался, где я проходил освидетельствование. Скрывать эти сведения смысла не было. Попутно я пожаловался, что меня отстранили от практических занятий по магии жизни.

– Увидеть магическую силу редко кто может. В храмах имеются специальные артефакты, – тем временем продолжил просвещать темный маг. – Но у меня есть точные сведения, что магистр Ран видит силу безо всяких артефактов. 

Маг продолжал ходить вокруг меня, как будто что-то разглядывая.

– Межмирье хорошо тем, что здесь магические законы искажаются. Любой, кто попадет сюда, может увидеть силу магии себя самого или того, кто рядом, – просвещал меня магистр.

– Я ничего не вижу.

– Нужно потренироваться, – заверил мужчина и начал что-то творить.

Не прошло и нескольких секунд, как прямо передо мной возникло большое ростовое зеркало. Как и на чем держится предмет, я не задавался вопросом. И так понятно, что здесь кругом магия.

– Попробуй увидеть вначале у меня магическую силу, – встал рядом магистр.

– Где она будет? – не понял я.

– Смотри внимательно в отражение, – снова продемонстрировал лукавую улыбку и ямочки на щеках магистр.

Пялился я добросовестно минут пятнадцать. Пришел к выводу, что мужчина мне определенно нравится. Не мой типаж, конечно, но обаяшка. Кажется, ничего плохого не планирует. Загадок нагородил, но опять же утверждает, что действует мне во благо.

Я продолжал вглядываться в отражение, ища ту самую магию. Интересно, как она должна выглядеть? Может, аура какая над головой? Или светящийся кокон? Хотя вряд ли светящийся. Магистр же из темных земель. В какой-то момент мне показалось, что клубящийся вокруг нас туман стал плотнее, приблизившись к темному магу. Создавалось впечатление, что некие щупальца охватили его запястья.

– У вас там это... – испуганно оглянулся я на мужчину.

– Что такое? – приподнял он бровь, ничуть не волнуясь.

– Жгуты какие-то вокруг запястий. – Теперь я уже видел их не только в отражении, а просто глядя на руки мага.

– Молодец, – похвалил он меня. – Понял, где крепится сила?

– Да ну? – не поверил я тому, что смог рассмотреть.

– Себя проверь, – развернул меня к зеркалу магистр.

Теперь я сообразил, что смотреть нужно, немного расфокусировав взгляд. Вначале я вглядывался в туман у себя за спиной, а затем чуть не вскрикнул, когда обнаружил, что мои запястья тоже плотно оплетены. Мало того, что «тройной канат», так еще и мигающий, как светомузыка.

– Эт-т-то что? – выдохнул я, стараясь не удариться в панику.

– Твоя сила, – усмехнулся маг. –  Представляешь, как я был поражен? А ты говоришь - нижний уровень.

- То есть маг я не слабый? – переспросил я.

– Моя магия уровня магистра. Сам оцени, насколько ты сильнее.

- Раза в три, – прикинул я разницу в толщине. И тут же мысленно возликовал. Ес! Ес! Все точно по законам фэнтези. Пришел в новый мир и такой весь самый крутой! Магистр будто прочитал мои мысли и снисходительно хмыкнул. 

– Мало увидеть силу. Ее нужно еще почувствовать.

И дальше я стал учиться чувствовать свою силу.

– Мы никуда не спешим, – развалился в удобном кресле магистр. Этот предмет мебели он соорудил для себя, когда понял, что процесс затягивается. – Ты должен почувствовать свои «канаты». Когда поймешь, что управляешь ими, то продолжим беседу.

Как управлять магической силой, я в упор не понимал. Снова работал с отражением в зеркале. Размахивал руками или, наоборот, двигал медленно, но поймать магию не мог или, что более вероятно, не понимал процесс. А темный гад только усмехался, заверяя, что совершенно не торопится.

По моим прикидкам прошло часа три, когда что-то начало получаться. Физической усталости, как и обещал магистр, я не ощущал, но морально уже выдохся. И впал в состояние какого-то пофигизма. И вот тогда ощутил, что двигать руками не так-то просто. Создавалось впечатление, что меня действительно скрутили толстенными канатами. Чтобы соединить ладони вместе, пришлось с силой дернуть эту субстанцию, закрепленную на запястьях. Мне показалось, что я даже часть того клубящегося тумана сдвинул.

– Ого! – подхватился с кресла магистр. – Вот это силища!

– Ну, почувствовал я магию, и что дальше? – со злостью посмотрел я на темного мага. Интуиция буквально вопила, что не всё так просто.

– Что можешь сказать по поводу цвета силы? – вежливо спросил меня магистр.

– Какая-то нестабильность? – предположил я.

– Это ты уникальный мерцающий маг. Уже несколько столетий ни у нас, ни у светлых не было подобного мага. Ты маг иллюзий и преобразования пространства.

– Неужели? – не поверил я. – И чего тогда меня чморят в академии?

– А вот это другой вопрос, – магистр снова сделал пассы руками, намагичивая второе кресло для меня. Похоже, наш разговор обещал быть долгим. – Так говоришь, что тебя никто не учит в академии? – светским тоном продолжил он.

– Я сам хотел разобраться, но мне в библиотеке ответили, что учебники выдают строго по списку, – наябедничал я. – Остальные студенты прошли начальную школу обучения.

– А что будет, если ты не сдашь экзамены за первый курс? – вкрадчиво поинтересовался магистр.

– Не знаю, – пожал я плечами. – Выгонят?

– За тебя заплатил деньги столичный магистрат. Поверь мне, пятьдесят тысяч - это огромные деньги.

– Так на меня еще и долг повесят?! – ахнул я.

– А это уже на землях светлых преступление, – усмехнулся маг. – Как поступают с преступниками?

– Продают в рабы, – ответил я и замер, осмысливая то, что сам сказал.

– Представляешь, каково это получить в рабы уникального мага с огромной силой? А твой долг можно ведь растянуть на десять, двадцать или пятьдесят лет.

– О-о-о... – взвыл я, мгновенно вникнув в ту ситуацию, куда попал. 

– Подозреваю, что личного раба присмотрел для себя магистр Ран. В любом случае, это будет аукцион. Обычно должников выкупает академия. Думаю, ты видел таких слуг. Они из числа бывших студентов, кто не смог сдать итоговые экзамены и расплатиться с магистратом, а академия перекупила их долги,  но не в твоем случае.  

– Мне казалось, что все студенты из обеспеченных семей, – не поверил я.

– Бывает, что в академию приходят глупые мальчишки из простонародья. Если   в храме обнаружили магию выше среднего уровня, то начинают уговаривать поступить в академию за счет магистрата. А дальше ты сам видел, как непросто без специальной подготовки учиться.

– Ы-ы-ы... – снова завыл я, вцепившись в волосы на голове.

– А я намерен тебе помочь, – засиял самой «честной» улыбкой маг.

– Совершенно бескорыстно? – с иронией уточнил я.

– Нет, конечно. Я помогу с учебой и ты сдашь экзамен за первый курс. Затем я передам тебе деньги, чтобы погасить долг, и мы переоформим договор.

– И какой мне смысл? – не поверил я «доброму дяде».

– В темных землях нет рабства. А получить такого уникального мага не помешает. Подумай. К тому же меня отец похвалит. Обычно он у меня на похвалу скуп. 

Думал я долго. Задавал еще вопросы, разъясняя для себя ситуацию. Соврал маг или нет, узнать наверняка я не мог. По его словам, в темных землях как раз живут самые добрые, «белые и пушистые» маги. А то, что балуются некромантией и кровавыми ритуалами, так это все по делу. Король у них там вообще душка и добряк. 

В результате я дал себя уговорить. Хуже точно не будет. А темный маг еще обещал поспособствовать овладению магией. 

– Готов? – поинтересовался магистр, встав у меня за спиной. – Приготовься, мы выходим из межмирья.

========== Часть 5 ==========

– Здесь три тысячи, – передал мне напоследок магистр деньги. – Мой помощник проводит тебя по торговым лавкам. Сам я, увы, не могу. Не нужно, чтобы кто-то заподозрил тебя в связи с темными. Много денег сегодня не трать. Купи только необходимые учебники и материалы для письма.

То, что не нужно светиться деньгами и покупками, я и сам понимал. Потому первым делом приобрел за две серые монеты невзрачного вида рюкзачок. Выделенный мне помощник свое дело знал и привел в книжную лавку. 

– Начальные пассы магии огня. Общая терминология и формулы воды, –   подсказывал и подавал книги парень. 

Тетради и стило для письма я тоже купил, потратив больше десятка монет. Еще я купил одну сменную рубашку и нижнее белье. Аналог мыла тоже приобрел и на этом решил остановиться - бриться мне не требуется. Хилую растительность на лице  магистр Ран мне еще в первый день пребывания в этом мире  уничтожил. А волосы на голове велел отращивать, потому что магу пристало иметь косу.

Покончив с покупками, я все же не удержался и зашел в закусочную, запахи выпечки которой ранее привлекли меня. Наелся так, что еле выполз из заведения и уже не спеша отправился обратно в академию. На обед я скорее всего опоздаю. Но это меня уже не волновало. В рюкзачке поверх учебников лежал завернутый в пакет сдобный крендель.

Настроение было преотличное. Пусть эти светлые маги потом бесятся! Темный магистр уверял, что я самостоятельно смогу осилить изучение основ магии, чтобы достойно выступить на экзамене. Там, где обычным студентам требуются умения и сноровка, я буду использовать всю полноту своей силы.

Самое главное – ощущение силы – магистр мне показал. Жаль, что он ничего другого не смог дать. Темная и светлая магия сильно отличаются по принципу использования сил. Зато у меня есть учебники!

Нужно ли говорить, что, попав к себе в комнату, я с жадностью приступил к чтению азов магии. Быстро пролистал все книги и сосредоточился на магии огня. Сидеть вечером в темноте не хотелось. Формулы учить пока смысла не было. Мне бы разобраться с терминами и обозначениями пассов применения силы. 

Никогда в жизни я с таким желанием не учился. Вот что значит стимуляция – или в рабы, или в свободные маги. 

Жаль, что до ужина я прочитал слишком мало. И, быстро закидав в себя еду, снова умчался в комнату. Продолжал читать и повторять пассы я до   темноты. У меня даже началось что-то получаться. 

Самым сложным оказалось удержать ощущение тех «канатов» на запястьях. Только с ними я мог из непонятного набора движений сотворить лепесток огня. Но тренировки пришлось прервать по причине полной темноты. Формулу в учебнике я уже не видел. А заучить наизусть эти все пассы не успел. Повезло темному магистру, что умеет открывать проход в межмирье. «Мне бы так», -  подумал я, заходя в темноту туалета, и тут же провалился именно в то место, о котором думал.

Как же я запаниковал, чуть инфаркт не случился! А как обратно?! Обратно я тоже выскочил непонятным образом и сразу провалился ногой в туалетную яму. Холодная вода залила штанину и меня отрезвила.

Второй раз я предпринял попытку зайти в межмирье уже осознанно. Как у меня получилось туда попасть, идей не было. Темный упоминал, что моя магия мерцающая, плюс я обладаю огромной силой. Вероятно, это все позволило мне открыть проход. Постоял в межмирье я недолго и снова вернулся. Теперь уже прихватил с собой все учебники. Во времени я не ограничен и, значит, могу заниматься сколько душе угодно. 

Кстати, и книги оставлю здесь. Моя комната запиралась только условно. Любой преподаватель или слуга могли зайти. Я бы с трудом объяснил, откуда у меня книги по начальной магии. Вначале я хотел рюкзак с учебниками в туалете спрятать. А теперь нашел местечко получше.

Темный маг просветил меня по поводу того, что принесенные в межмирье предметы не исчезают и не теряют своих свойств. Это созданные внутри межмирья вещи не получится вынести за его пределы. И опять-таки это касается всех прочих магов, кроме меня. Магу иллюзий без разницы, где создавать предметы.

И вот как только я об этом вспомнил, сразу обозвал себя ослом и, бросив учебники, выбрался в комнату. Как там говорил темный? Нужно только представить предмет, создать иллюзию и напитать силой.

Представил себе торшер. Иллюзия получилась немного кособокая. Минут десять доводил ее до ума, поправляя и добавляя деталей. А потом хлоп! Влил силу и ошалел от содеянного. И чего я, как дурак, весь вечер изгалялся в создании магического светильника? Мог же сразу сотворить хоть метровую хрустальную люстру.

Именно по этой причине так ценятся маги иллюзий. А у меня еще бонусом идет то, что я из другого мира. Мало того, что могу повторить все, что встречу здесь, так еще и из своего мира добавлю. 

Полюбовавшись еще немного на торшер, я попытался снова нырнуть в межмирье и не смог. Мне понадобилось немало времени, чтобы сообразить, почему так получилось. Не просто так увел меня магистр Мирлан в темный переулок. Чтобы попасть в межмирье, требовалась темнота или глубокая тень. Рядом с ярко светящим торшером перейти за тонкую грань мира не получалось.

Разобравшись в этом вопросе, я поздравил себя и поспешил в межмирье, чтобы продолжить занятия. Делиться своим секретом я не собирался. Если, кроме магистра Рана, никто не знает о том, что я маг иллюзий, то и не стоит раскрывать свои козыри. Пусть все идет своим чередом. Буду ходить на занятия, добросовестно писать лекции, игнорировать практику и изображать из себя недалекого парня-иномирца. Все свои умения продемонстрирую потом, на экзамене. Темный обещал ближе к выпуску передать мне деньги, чтобы я оплатил всю сумму в магистрате и закрыл тему с долгами и обязательствами перед светлыми магами.

Просидел я в межмирье довольно долго. Думаю, точно больше суток. В следующий раз намагичу себе часы, чтобы немного ориентироваться.  Физически я совершенно не устал. Но мозги уже закипали. Пришлось прекратить занятия и идти сооружать себе нормальную кровать.

Делать много мебели я не хотел. Во-первых, как в таком случае объясняться со случайным посетителем, а во-вторых, я еще многого не знал. Зато придумал сделать себе кровать с балдахином. Плотные драпировки закрывали меня от сквозняков и утреннего света из окна. Пуховые подушки были мягкими, матрац в меру упругим, новое одеяло уютным. 

Неудивительно, что вставать утром мне совсем не хотелось. А представив, что еще придется умываться ледяной водой, так вообще испортил себе настроение. 
И чего я все туплю и туплю? На кой черт я вчера в межмирье продолжал изучать магию огня, если уже решил вопрос с освещением при помощи торшера?

Лучше бы я почитал, как сделать воду теплой. Стоп. Все же я действительно тормоз! Кто мне мешает потренироваться прямо сейчас, если время в этом мире не изменится? И, кстати, выученная магия огня как раз пригодилась. Там векторы переплетались. Мог бы и сам сообразить об этом. Правда, там столько всего было завязано друг с другом, что я решил проверить это после занятий. 

Тупо воспользоваться готовым источником воды я еще не умел. Зато научился сам выпускать свою струю из правой ладони. С подогревом струи тоже все было непросто. Температуру я никак не регулировал. Попытался вплести в правую ладонь огонь и получал то кипяток, то ледяную воду, то вообще пар. 

Затем снова вспомнил, что я уникальный маг. Выскочил из межмирья и мысленно представил себе ванну, полную воды. К самой емкости претензий у меня не было. Но то, чем она была наполнена, я не рискнул опробовать и развеял. Помыться сегодня явно не судьба. Снова мне не хватило знаний. Учебников по магии иллюзий я точно не раздобуду и, значит, придется до всего доходить опытным путем.  

В этот день на лекции по огненной магии я что-то уже понимал. По крайней мере, все значки, использованные преподавателем, уверенно распознавал.  Уровень сложности, конечно, не сравнить с тем, что был в учебнике начальной школы. Зато это уже не пугало своей закрученностью формул.

На уроке мы проходили взаимодействие с магией воздуха. Учебник по воздушной магии я еще не начинал читать, потому понимал через раз. Как хорошо, что у меня есть возможность заниматься в межмирье. Иначе я бы разорвался, не зная, за что хвататься. И так мне приходилось выбирать приоритеты.

Воздушную магию я пока проигнорировал. На повестке дня была идея помыться и постирать вещички. А для этого мне нужна была теплая вода. Мыться хотелось сильно. Голова давно и сильно чесалась. Да и запашок от меня шел еще тот. Потому я решил устроить непосредственные эксперименты с тем, что имел. Соорудил очередной торшер, только теперь в туалете. Между прочим, я попытался еще раньше сделать бра, но не смог закрепить его на стене. Так что снова у меня был светильник на высокой подставке.

Возле туалетной дырки я поставил пустую ванну. Потом изобразил кусок изогнутой трубы и переправил текущую воду. Как обычно, подвела неопытность – слив и затычку в ванной забыл сделать. Когда она наполнилась, я только что «Караул!» не закричал.

Представьте себе: вода все прибывает и прибывает. И это не магия, а, так сказать, натуральный продукт. Куда ее потом девать? Наконец, я сообразил удалить трубу, направив воду в прежнем направлении – в туалетную яму. А вот над ванной, полной воды, завис. 

Впрочем, на планах помыться это не отразилось. Я покидал в воду огненные шары, добился приемлемой температуры и, прихватив пузырек с жидким мылом, полез купаться. Пока млел и блаженствовал, решал для себя задачу – как приделать к готовой ванне слив? Интересно, а не нарушит это целостность конструкции?

Как потом оказалось – нарушит.

В голове продолжала крутиться конструкция слива. А магия, естественно, среагировала. В какой-то момент ванна подо мной исчезла, а находившаяся в ней вода с шумом ухнула вниз. Меня голенького этой волной буквально вынесло из туалета. Водички как раз хватило, чтобы залить полы во всей комнате. 

Ну, и помыл пол заодно. Давно думал, что в помещении слишком пыльно. Сейчас наколдую себе швабру с тряпкой и сгоню эту жидкость обратно в туалет.  
Перед «мытьем полов» пришлось еще резиновые сапоги себе сделать. Повезло, что у меня еще полотенце висело на спинке новой кровати. Зато старый матрац промок основательно. Как его сушить? Я же магию воздуха еще не изучал. А придется. Пойду-ка я в межмирье. Все равно здесь ничего не поменяется.

Развлекался я у себя в комнате до ужина. Итогом стали вымытые полы, сожженный матрац, закопченный потолок и задымленный коридор на подступах к моей комнате. Больше никаких экспериментов я решил не устраивать. И тупо засел учить матчасть. Попутно готовился к занятиям по магии воды, которое у первокурсников во второй день недели.

С перерывами на сон и еду я успел изучить в межмирье весь учебник по начальной магии воды. А потом на занятии еле сдерживал ликование. Я понимал! Понимал все, что говорил преподаватель. В предыдущий раз я   недоумевал, разглядывая странные графики, которые у меня ассоциировались с интегралами. Тогда я еще подумал, какая глупость вычислять эти площади.   Оказалось, что на уроке мы определяем объем сложных форм и переводим его в массу и затраты силы магии. 

В двух словах, высчитываем количество воды и магии огня, чтобы задать ту или иную температуру. Если я правильно запомнил, то на прошлой неделе студенты изучали постоянный вектор, прикрепленный к текущей воде. Теперь и я знаю, как сделать так, чтобы из трубы текла вода с подогревом. И главное, что формулы имеются. Не нужно гадать и методом тыка определять температуру в ванной.

Но на практические занятия я не пошел. Все равно для меня не останется места. К чему терять ценное время? И светиться своими умениями я не хотел.

Всю неделю я продолжал совершенствовать свои умения и изучать книги. Вначале закончил начальный курс. Затем приступил к тому, что мне выдали в библиотеке академии. Преподаватели на меня уже не реагировали, не настаивали на практических упражнениях. На подколки со стороны студентов я сам не велся. В принципе, всем был доволен. 

Но в последний день перед выходным случился конфликт. Как-то никто не подумал, что если я лишний, и мне не хватило места в пансионе, и даже стола в аудиториях, то, возможно, на меня не рассчитывали изначально в столовой. Пока порции не были регламентированы, никто не замечал несоответствия. Однако некоторые блюда шли ровно по счету.

– Я не могу изменить пропорцию! – кричал главный повар на моего куратора. – Это артефакт. Там всё рассчитано.

– Почему ты, иномирец, позволил забрать себе ужин, обделив одного из наследников знатного рода? – отчитывал меня куратор.

Слов в свое оправдание я не находил. Это что, мой косяк? В общем, доступ в столовую мне закрыли. От такой интересной идеи я прибалдел. Допустим, деньги у меня, благодаря темному магистру, имеются. Но выйти в город я могу только в выходной день. Решать мою проблему куратор отказался, отправив к ректору.

Снова я искал Ваньку, чтобы тот проводил до ректорского кабинета. Потом меня не хотел пропускать помощник ректора. Я ссылался на куратора и чуть ли не с боем прорвался к главе академии.

– Александр Решетников, парень из другого мира? – уточнил ректор и доброжелательно улыбнулся. – Прости, я был в отъезде, а мои подчиненные порой допускают ошибки. Мы сейчас со всем разберемся.

Пока ректор успокаивал меня, я выпал из реальности. Ожившая мечта стояла передо мной. По идее, ректором не мог быть мой одногодка. Но этому парню я не дал бы больше двадцати-двадцати пяти лет. Так-то он был выше и крупнее меня, а еще оказался натуральным блондином. Именно таких блондинчиков я предпочитаю в качестве сексуальных партнеров. 

Ректор продолжал улыбаться и увещевать, что проблем не будет. Правда, и ему потом пришлось согласиться, что изменить параметры закладываемых ингредиентов на кухне слишком хлопотно. Даже в столовой для рабов питаться я не мог. И там все пропорции были подсчитаны. Похвальная предусмотрительность. У нас на Земле повара много чего таскают к себе домой из «общественного котла».

– Придется тебе все же питаться самому, – задумчиво потер подбородок ректор, вникнув в ситуацию. – Сделаю тебе пропуск в город на каждый день и выдам денежную компенсацию.

С деньгами история тоже получилась забавной. Оказывается, мне должны были выплатить некую сумму на те самые канцелярские принадлежности и что-то еще. В ректорате секретарь сообщил, что мне все выдано.

– Я не получал, – обиделся я на такое заявление.

– Вижу, – кивнул ректор на магическую подпись. – Куратор курса должен был передать тебе деньги.

А этот жук, получив пятьсот монет, тихо-тихо оставил их себе. Ректор долго и самозабвенно орал на куратора. Деньги мне вернули. Потом еще в секретарской я получил пятьсот из расчета на месяц питания и пропуск в виде медальона.

Не могу сказать, что меня это сильно порадовало. Готовить сам я никогда не любил. А тут мне не предоставили выбора. Хорошо, что еще остановка рельсовика была как раз напротив академии. С такими деньжищами я мог хоть каждый день в ресторане питаться. Но не побежишь же на завтрак в город. Нужно какой-то запас еды и в комнате иметь. И сразу  встал вопрос, где хранить продукты. Снова я вспомнил, что могу унести все в межмирье. Одну проблему решил, но оставалось много других. 

А еще по ночам мне начал сниться красавец блондинчик с голубыми глазами. 

========== Часть 6 ==========

Дни шли за днями, я продолжал учиться как проклятый. Кажется, в последний раз просидел в межмирье несколько суток. И результат того стоил. На воздушной магии мы начали проходить интересную тему привязки формул активации к предметам. Это были не артефакты, а обычные вещи, к которым прикреплялась магия. 

Например, нужно, чтобы в комнату не поступал холодный воздух с улицы, для этого достаточно прикрепить по периметру окна нить. И сработает она только при активации словом-паролем. Смысл такой привязки был в том, что не требовалось каждый раз выстраивать комбинацию. А чтобы отменить действие магии, достаточно «свернуть» ее. 

У себя на окне я такие эксперименты не решился ставить. Но согласился, что идея полезная. Вероятно, нечто подобное можно и с водой сотворить. Хотя, как это будет выглядеть с магией воды, я не очень представлял. Скорее всего, её привязать можно к той же трубе.

Только меня больше заинтересовала возможность использовать все это в моей личной магии. Первым я привязал к одной из каменных плиток пола торшер. Теперь я, возвращаясь в комнату, не создавал заново светильник, а просто говорил «Свет», и торшер сам по себе воплощался.

Как только у меня получилось с торшером, я занялся кроватью. Здесь оказалось немного сложнее, пока я не сообразил, как управлять привязкой. Наверное, на сотой попытке понял, что нужно разделить процесс на два этапа. Вначале я фиксировал иллюзию и применял к ней все формулы. Материальные предметы большого размера у меня никак не хотели прикрепляться к носителю, зато иллюзия держала стойкую связь. Похоже, я изобрел нечто свое. И завершал этот процесс вливанием силы.

После первой победы я радостно скакал вокруг кровати. Никак не могу привыкнуть, что в этом мире есть потрясающие возможности. Теперь я мог воссоздать и убрать кровать буквально за мгновение. Если приспичит ректору прийти с проверкой, то перед ним предстанет помещение безо всяких излишеств. 

Правда, посещать меня ректор не спешил. Хотя и проявлял дружелюбие. Никто в академии ко мне так не относился, как этот мужчина. Он лично интересовался, как я посещаю лекции, что понимаю, а что нет. Принес для меня краткий справочник по формулировкам и знакам. Полезная книжка оказалась. Жаль, что у меня ее не было раньше. Сейчас я и так все знал, но искренне поблагодарил ректора.

Потому у меня имелись определенные опасения, что кто-то нагрянет в мою «берлогу». Чтобы уж совсем избежать лишних вопросов, я восстановил сгоревший в процессе сушки матрац. Качество у меня получилось получше. Да и размер я увеличил. Свою же кровать я перед уходом на занятия прятал.

А еще я сосредоточился на воспроизводстве точных материалов и их свойств. Тоже своим умом доходил. Ванна с водой у меня так и не получалась. Вместо жидкости емкость наполнялась каким-то желе. И только сообразив добавить во время иллюзии магию воды, которую я изучал в академии, сделал то, что надо. Безусловно, пить эту водичку я бы не рискнул, но для мытья она годилась. Я и  ту воду, что магичил обычным способом, не сразу попробовал на вкус, а уж полученную из иллюзии тем более.

Не так все просто было и с вещами. К примеру, банный халат я так и не воспроизвел. Согласитесь, что не у каждого человека идеальная зрительная память. Мне, чтобы сделать матрац для своей кровати, пришлось внимательно изучать имеющийся образец. Все эти переплетения нитей и прочие детали.  

Точно так же я легко повторял форму, которую мне выдали в академии, при условии, что смотрел на нее. Вспомнить что-то другое получалось, но исполнение выглядело странным. И если по поводу футболок я особо не переживал (нет у них швов, и пусть!), то кроссовки не смог изобразить, как ни старался. Изо всех видов обуви у меня получались или сапоги, или тапки. 

Через два месяца упорных тренировок в академии и примерно полугода, проведенных в межмирье, я почувствовал себя всемогущим магом. К тому же мне надоело жить в огромном каменном зале. Магия привязки позволяла приостанавливать иллюзию, а через какое-то время продолжать. Я не пытался сотворить все предметы сразу. 

Вернее, я бы попробовал магичить по частям, но некоторые моменты не знал как сделать. Закрепить на стене полки, бра или люстру на потолке одной только магией я не мог. Они просто-напросто падали. Зато если я пускал поверх основной стены свою вторую, то к ней магически крепились любые предметы. Именно этим свойством я и решил воспользоваться.

Мелочиться для себя любимого не стал. И задумал изменить полностью интерьер комнаты, включая пол, стены и потолок. Представляете себе объем? Оттого все сразу я и не стал делать. Да и саму иллюзию менял раз десять.

Прежде всего, мне не нравилась высота потолка. А потом я сообразил, что этого как раз хватает, чтобы сделать второй этаж, ориентируясь на высоту стен туалета, которые в любом случае должны сократиться. 

Само помещение туалета я расширил. Вначале у меня шла ванная комната, а потом уже навороченный туалет с перламутровой кафельной плиткой, белоснежным натяжным потоком, сверкающим унитазом и полами с подогревом. В украшательстве ванной комнаты я тоже не поскупился. Припомнил все, что когда-либо видел в каталогах.

Слив из ванной завязал с существующей дыркой в полу. Унитаз у меня стоял на небольшом подиуме, с выводом в естественную канализацию. Все помещения ярко освещались разнообразными светильниками с обилием хрустальных висюлек - я так намучился в первые дни посещать удобства на ощупь, что хотелось чего-то светлого и пошло-гламурного.

Потолок ванного комплекса я продлил до стены с окном. Этот своеобразный козырек стал полом спальни, расположенной на втором этаже. Туда я попадал по лестнице. Начинались ступени с правой стороны у стены и доходили до середины окна, образуя площадку шириной метр, которая вела уже в спальную зону. Получилось  интересно. Стойки балясин и перила были хромированные, а между ними шло толстое стекло.  

Такой же стеклянный барьер высотой мне по пояс ограничивал спальную зону. Смотрелось всё воздушно, но ненароком упасть со второго этажа я не мог.

Больше всего я намучился, воспроизводя в спальной зоне покрытие пола, имитирующего ковролин. Мало того, что мне было не видно, что там и как на втором этаже, так я еще и плохо представлял себе эти петельки коврового покрытия. Чтобы устроить помещение и мебель на втором уровне мне пришлось отдельно сделать переносную лестницу. И не иллюзорную, а вполне материальную.  

На первом этаже под получившимся козырьком я устроил небольшую кухню, привязавшись к воде и канализации туалетной комнаты. Жаль, что хранить продукты мог только в межмирье. Но печь и духовку я изготовил. Как раз по магии огня подходящую тему изучали. Заодно я попрактиковался в задании температурного режима предметов.

Окно у меня теперь делилось пополам за счет перехода от лестницы. Так-то у самого окна имелись перекрестья, но к их рисунку я не привязывался.  Верхнюю половину окна задрапировал шторами. А на нижнюю повесил жалюзи.  Причем сделал их в цвет мебели на кухне. Получилось стильно. Кажется, я  зарыл в себе талант дизайнера. Ну, ничего, не поздно и наверстать.

Оставшуюся  часть правой стены я использовал под учебную зону. Хранить книги здесь я не собирался. Поставил только диван, журнальный столик и торшер. Зонирование этой части комнаты задавал большой пушистый ковер. Все полы первого этажа выложил сложной паркетной мозаикой. И ковер поверх них смотрелся разумно.

Когда основная концепция комнаты-студии была готова, я еще несколько дней добавлял детали. Потом, когда волью силу, уже ничего изменить не смогу. Потолок у меня теперь значительно понизился. Я замаскировал все те каменные фигуральности. А еще сделал огромную люстру непонятно какого стиля. Центральный штырь блестел хромом, как балясины ступеней. От него шли отростки с хромированными шарами, которые спирально спускались вниз.  Общего освещения такая люстра не давала,  зато высвечивала отдельные участки помещения. Плюс у меня имелись бра и торшеры. По мере необходимости их можно будет тушить. Именно с вопросом освещения я провозился дольше всего, выводя его на отдельные носители.

Тот матрац с куцым одеялом и подушкой, выделенные мне академией, я тоже замаскировал. Расположил старую постель под окном, да и накрыл подиумом. Подиум сделал мягким, поверх накидал подушек, явно подражая восточным шейхам. Не думаю, что воспользуюсь этим подиумом, зато матрац спрятал.

В целом, у меня получилась дикая мешанина направлений и стилей. И мне все нравилось. На фоне мрачных каменных стен мой дизайн выглядел шикарно. 

Через две недели кропотливой работы я решил, что уже все готово, и начал вливать магическую силу. Сколько её у меня ушло на воплощение этой иллюзии, словами не передать! Я уже еле держался на ногах, а ступени все еще продолжали вибрировать, не становясь материальными. На последнем издыхании я влил все, что мог, и упал в обморок. 

Хорошо, что занялся этим всем сразу после обеда. До следующего утра я успел прийти немного в себя. Чтобы подняться в спальню на второй этаж и речи не шло. Я с трудом заполз на диван и отрубился. Длительный сон мне помог не до конца и, придя на занятия по магии жизни, я отметил, что у меня трясутся руки.  

Пока преподаватель вещал там что-то о суставах и возрастных изменениях, я полистал учебник и отыскал раздел о магическом истощении и методах его пополнения. Хм... позагорать, что ли? Судя по всему, источником пополнения магии служил солнечный  свет. Правда, дочитав до конца страницы, я сообразил, что есть более подходящий способ. Жаль, что я раньше не знал. Само межмирье это один большой источник магии. Взять больше того, чем уже было, маг не может, зато получится пополнить израсходованные силы. Этим я и занялся прямо на перемене, забившись в туалетную кабинку. 

Устроенные преобразования заставили задуматься о природе моей странной  магии. Теперь я, кажется, начал понимать, в чем состоит моя уникальность. Если разобраться, то что могут обычные маги? Создавать различные огненные вариации, которые используют в качестве источника энергии или альтернативного топлива. Водой и воздухом могут управлять. Отдельно идут маги жизни. 

Это на первом курсе мы изучаем все разделы магии. Потом начнется более узкая специализация. Маги жизни, они же лекари, играют важную роль. Кстати, это одна из отличительных черт светлых и темных магов. Маги с темной силой не могут лечить. Пока я не разобрался, как там народ справляется с недугами, скорее всего, по старинке – лекарственными препаратами.

А вот то, что творю я, никто не умеет делать. Меня самого каждый раз переполняет ликование, когда из иллюзорного предмета получается вполне материальная вещь. Если бы не тот кабальный договор и особые условия нахождения в академии, я бы уже давно объявил о своих умениях. Черт возьми, как хочется похвастаться!

Но приходится сдерживать себя и изображать неумеху. Кроме ректора академии мои навыки никого не волнуют. Зато господин Эльман лично провел у меня тестирование по знанию формул и символов. Секса у меня по известным причинам давно не было. Я, глядя на этого шикарного блондинистого самца, только что слюной пол не закапал. Какие там формулы?! Еле проблеял что-то, мысленно пребывая далеко в своих мечтах.

– Александр, ты понимаешь, как важно для тебя все это? – искренне сочувствовал моему кретинизму ректор. – Я выделю тебе кого-нибудь из наставников, чтобы занимались с тобой пассами и восприятием силы. Ты ее, похоже, не ощущаешь.

– Буду благодарен, – заверил я.

Наставника мне ректор действительно прислал. Высокомерие от этого мужчины так и пёрло. Разговаривал он со мной «через губу» и совсем не жаждал чему-то научить. Один раз в неделю мы друг друга мужественно терпели, изображая перед ректором бурную деятельность.

Мысли о блондинистом красавчике теперь занимали меня постоянно. Я даже темп учебы снизил.  Хотя это уже на мне не сказывалось. По программе обучения я догнал свою группу. Теперь я слушал и записывал лекции, четко представляя, о чем они толкуют.  Домашние задания тоже все выполнял, уходя для этого в межмирье, а не на специальный полигон академии.

А еще неожиданно у меня появились первые друзья. У себя на курсе так ни с кем и не наладил отношений. Зато маги жизни из числа выпускников ко мне относились по-доброму. Вначале они на мне практиковались, вылечив все, что только можно. А потом заинтересовались уровнем медицины в моем мире. 

Больше всего я общался с близнецами, братом и сестрой из рода Васс. Ксафан и Уфира расспрашивали меня обо всем, что только приходило им в голову.

– А хочешь мы тебя научим видеть внутренние органы? – предложил как-то раз Ксафан. – Это так интересно!

– Угу. Только не вздумай применять в то время, когда народ ест. Иначе стошнит, – хмыкнула Уфира.

Близнецы действительно научили меня этой сложной магии видения органов.

– Ты молодец, – хвалила меня Уфира. – Если тебе еще что-то непонятно, то спрашивай, мы поможем.

Я и спрашивал, чтобы поддержать легенду мага иномирянина, стремящегося усвоить основы. С близнецами общаться было легко.  Невольно я любовался этой сумасбродной парочкой. Блондинистые, как и большинство жителей светлых земель, они заметно выделялись на общем фоне студентов. Хотя лично я испытывал только эстетическое наслаждение.

Ксафан был, безусловно, красивым парнем, но до ректора ему было далеко. К тому же он точно интересовался девушками. Пошли мы как-то в выходной день прогуляться по столице, и я чуть не сгорел со стыда от таких откровенных комментариев парня. Сестрице Ксафана тоже не понравилось.

– Больше не пойду с вами, – возмущалась Уфира, наблюдая группу девиц, которая сопроводила нас  до ворот академии. – Зачем вообще разбрасываться такими обещаниями?! Эти дурочки считают, что ты их приворожил.

– Пошутил я, – смеялся брат. – Кто же мог подумать, что они поверят.

– А артефакт приворота можно изготовить? – решил я для себя разъяснить вопрос.

– Не придумывай ерунду, – отмахнулся парень. – Весь мой приворот состоял в том, что девицы увидели мой кошелек с парой сотен белых монет. Плюс форма академии и значок выпускника. 

– Завидный жених, – добавила Уфира.

– То есть маги жизни не могут изготавливать подобные артефакты? – продолжал я расспросы.

– Говорят, у темных есть особые травяные настойки, которые замутняют сознание, – припомнил информацию Ксафан. – А приворот через артефакт это известная детская сказка. Я когда мелкий был, мечтал обрести такой.

– Из детского возраста ты еще не вышел, – фыркнула сестра, кивая на девиц, что так и толпились перед академией.

– Жду не дождусь окончания академии, – горестно вздохнул парень.

– Чего так? – поинтересовался я.

– Дядя обещал, что после выпуска выделит мне половину средств рода, – пояснил Ксафан.

То, что близнецы сироты и воспитывались дядей, я уже знал, но не был в курсе того, что брат и сестра нуждаются в деньгах. Мне казалось, что обеспечивают их достойно. Каждый раз, выходя в город, близнецы имели полные кошели денег. И покупали себе всякие безделушки без ограничений.

– Куплю себе двух, нет, трех рабынь, – тем временем продолжал предаваться мечтам Ксафан.

Такое потребительское отношение к рабам меня всегда коробило. Только высказываться по этому поводу я не спешил. Изменить общество я не смогу. Зато потерять единственных друзей легко. Тем более, что кроме темы о рабах, других «недостатков» у близнецов не было.

Пусть я так и не сдружился с первокурсниками, зато выпускники магии жизни таскали меня на все студенческие вечеринки. Единственное, чего я опасался, это напиться и выдать себя. Один раз мы с близнецами все же упились вина так, что я еле держался на ногах. Остатки сознания фиксировали, что нужной концентрации я не достигну и, соответственно, свою силу не смогу активировать.

Ту знатную вечеринку я запомнил урывками. Память всплывала кусками: то я танцую с близнецами по очереди, и они обещают сделать из меня знатного танцора, то Ксафан убеждает постоять ровно, пока он будет накидывать на меня формулу протрезвления, то мы с ним на пару лежим в каких-то кустах. Похоже, что формула протрезвления не помогла, или ровно стоять нужно было обоим.

Как я попал в свою комнату в памяти не запечатлелось. Правда, когда я все же разлепил глаза, то кое-какие соображения все же появились. Со мной рядом, прижатый к стене, спал Ванька. И, судя по следам, секс у нас был.

Ой, как неудобно! Он же раб. Мне отказать парень не смог. Хотя близнецы еще раньше уверяли, что все рабы - собственность академии, могут послать любого студента далеко и надолго, и им ничего за это не будет. Рабы находились под охраной ректора. А он пресекал любое насилие и физическое воздействие на рабов. Надеюсь, Ванька не посчитает, что я его снасильничал. Он не посчитал.  И даже потянулся за поцелуем, когда проснулся.

– Ван, все хорошо? – продолжал я волноваться.

– Спасибо, господин Александр, вы были щедры и ласковы.

Оказалось, что я «заплатил за любовь» и всучил Ваньке триста белых монет. Нехило так заплатил. Близнецы уже просветили меня, что в столичных борделях шлюху можно снять за пятьдесят монет.

Вообще-то денег для Ваньки мне было не жалко. Я сожалел только о том, что ни черта не запомнил. Так-то тело подавало сигналы, что оно вполне удовлетворено, но, блин, хотелось бы подробностей того, как и что я делал!

А еще порадовался, что несмотря на полную степень опьянения, хватило ума (или как раз не хватило сил?) не активировать интерьер моей комнаты. Пусть так все и будет: матрасик, скудные удобства и я такой несчастный-несчастный. Угу. Только оплата за «ночь любви» выбивается из общей концепции. Ну и пусть это будет взнос в борьбу против рабства. Закончится у Ваньки срок, потратит на себя.

Кстати, срок рабства в академии десять лет. Если магистрат столицы оплатил за первый курс пятьдесят тысяч, то потом каким-то непонятным расчетом считается, что год отработки в качестве прислуги оценивается в пять тысяч. 

Близнецы рассказывали, что те пожилые рабы, встречающиеся в академии, живут здесь не один десяток лет. Расплатившись с долгом, часть бывших рабов повторно идет учиться на первый курс, снова влезая в долги. Выходцы из низших слоев общества, владеющие магией, в начальных школах не обучаются. Соответственно, осилить курс самостоятельно не могут (это я на себе проверил), но возвращаться непонятно куда и снова нищенствовать они не хотят. Их вполне устраивает сытое место в академии, пусть и в качестве рабов.

Такой вот расклад. И судить мне местное общество со своей колокольни не стоит. Ванька с утра точно выглядел счастливым. 

========== Часть 7 ==========

– Александр, насколько я понял, у тебя образовалось слишком много свободного времени? – отчитывал меня ректор на следующий день после знаменательной попойки. – Возможно, мне нужно оформить приказ, чтобы ты посещал все практические занятия и меньше времени тратил на развлечения?

– Больше не повторится, – виновато бормотал я.

– Александр, я же волнуюсь о тебе, – подошел этот блондин вплотную ко мне. – Ты знаешь, что случится, если не сдашь экзамен?

– Я в курсе.

– Так почему ведешь себя так беззаботно?! – прорычал ректор.

– Возьмусь за учебу, – снова пообещал я, изображая на лице полное раскаяние. 
Хотя на данный момент думал только о том, какие на вкус губы ректора. Нет, ну как природа постаралась! Все при нем. И ведь умудряется как-то отбиваться от назойливого внимания студенток. 

– Жду тебя сегодня вечером в моем кабинете, – сообщил напоследок ректор и отпустил.

Встретившиеся мне близнецы выглядели очень помятыми.

– А как же ваши умения в магии жизни? – недоумевал я.

– Ректор, гад такой, заклинание наложил, – показал Ксафан браслеты. – Никакой магии жизни. Это примерно, как у рабов ошейник, только временно и только на руки. А еще парней, кто выпивку принес, ректор в карцер отправил.

Лично я уже не страдал от похмелья. Разумно предположив, что межмирье меня подлечит, с утра первым делом туда и сходил. Зато выпускной курс магии жизни в этот день «радовал» зеленым оттенком лиц. Между прочим, я узнал - мы, оказывается, отмечали День Рождения короля. Официальный праздник по всей стране. И чего тогда ректор так взъелся?

– Начальная магия огня, – всучил мне учебник ректор вечером у себя в кабинете. – Наставник сказал, что вы пока проходите только водную.

– Спасибо, – поблагодарил я, мысленно возмущаясь тому, что такая простая мысль – снабдить меня школьным материалом –  не пришла ректору в начале учебного года. Где он такой добренький был, когда меня тут шпыняли по всем углам? Кажется, был в разъездах. Все равно это не оправдание. 

– Давай я посмотрю, как ты ощущаешь свою магию, – тем временем встал у меня за спиной ректор и обхватил мои запястья.

Такая провокационная поза меня взволновала. Хорошо, что в предыдущую ночь я получил разрядку, а то бы уже демонстрировал стояк. От ректора исходил приятный аромат какого-то парфюма, который смешивался с естественным запахом его тела. И, в целом, все это очень возбуждало.

– Я начну движение, – тем временем пояснял господин Эльман. - Ты сейчас почувствуешь мою магию, и это даст тебе понимание того, как ты должен ощущать свою.

Метод обучения, предложенный ректором, поражал своей простотой. Действительно, я сразу почувствовал, как сопротивляется воздух при движении руками. Будто плывешь под водой. 

– И как? – довольно интимно склонившись к моему уху, уточнил ректор. Ответить, что мне хорошо во всех планах, я постеснялся.

– Как будто что-то мешает движению, – проблеял я.

– Запомни это состояние и попробуй сам.

Следующие полчаса я валял дурака и пытался как раз не схватить свою силу.

– Потренируешься несколько дней, – озадаченно посмотрел на меня ректор. – Пока же приглашаю тебя отужинать со мной.

– И чью порцию я съем? —не мог удержаться я от подколки.

– У меня бывают гости и посетители, – хмыкнул господин Эльман. – Для меня готовят отдельно без артефактов и отмеренных пропорций.

Прислуживали ректору два пожилых раба. Они явно давно были знакомы с пристрастиями главы академии. Тому даже ничего говорить не требовалось. Блюда сменялись одно за другим.

– Насколько пища из твоего мира отличается от нашей? – завел светскую беседу во время ужина ректор.

– Незначительно, – ответил я. – Не думаю, что я первый и единственный иномирец. Мясо только разнится по вкусу. Вначале мне не нравился сладковатый привкус боало, теперь привык.

– При помощи артефактов приготовить мясо  сложно, – заверил ректор. – В следующий раз попрошу приготовить что-то из этого мяса.

При упоминании следующего раза я невольно покраснел. Ректор мне откровенно нравился. Если не считать близнецов, то он единственный, кто относился ко мне по-человечески. Ну, еще Ванька, конечно. Он, кстати, прибежал, когда мы закончили трапезу, и шустро начал собирать посуду со стола.

– Какой смысл набирать рабов из числа студентов? – задал я ректору давно интересующий меня вопрос. – Они же не пользуются магией.

– Раз в полгода я снимаю ошейники, и рабы могут слить магию в артефакты, – просветил глава академии о такой своеобразной «дойке».  

Артефакты стоили дорого. Это я еще в первый визит по торговым лавкам понял. Оказывается, пополняя магической силой артефакты, используемые в академии повсеместно рабы таким образом погашали свой долг. 

– А бывает, что студент из простолюдинов все же сдает успешно экзамены? – продолжил я расспросы.

– Конечно, бывает, – потрепал меня по макушке ректор. – Вот ты, к примеру, обязательно сдашь, если выучишь теорию и немного попрактикуешься.
 
В этот вечер я возвращался к себе в комнату, прижимая к груди учебники, и глупо улыбался. Наверное, это не совсем этично заигрывать с главой академии. Так не я первый начал! К тому же, кроме незначительных прикосновений, у нас ничего не было.

Следующее «свидание» господин Эльман назначил мне через три дня. Вначале мы снова занимались магией. Я решил порадовать ректора своими умениями и продемонстрировал лепесток огня. Была, конечно, мысль рассказать все, как есть. Но я ее придержал. Не думаю, что мне стоит просвещать кого-то насчет знакомства с темным магистром. Могут и в шпионаже в пользу соседнего государства обвинить. Так-то темные и светлые не воюют. Но это перемирие держится всего три года.  Взаимных претензий у магов накопилось много. И я совсем не хочу стать буфером между ними. Буду разбираться во всех политических хитросплетениях постепенно. 

– Ты способный мальчик, – проворковал ректор, снова встав у меня за спиной.  – Давай, я покажу тебе некоторые пассы.

Перехватив мои руки, господин Эльман начал медленно вычерчивать пассы. Силу он не добавлял, а просто демонстрировал движения. Интересно, а вот так откровенно домогаться студента это в порядке вещей? Никаких иллюзий по поводу всех этих занятий я уже не питал. Слишком откровенной была поза, да и не могли губы мужчины случайно касаться мочки моего уха.

Здоровые инстинкты двух особей мужского пола все же достигли кульминации. Хорошо, что у ректора в кабинете такой мягкий и удобный диван. 

– Мальчик мой, – покрывал мое тело поцелуями ректор. – Такой необычный, такой хрупкий.

В ответ я только подвывал и пытался ответить взаимной лаской, попутно замечая, как лишаюсь одного предмета одежды за другим.

– Магия воды, – тем временем прокомментировал свои действия ректор, направляя мне в анус что-то... хм... скользкое, но приятное. Попутно ректор начал делать мне минет. Как-то я не ожидал сразу подобного сервиса. Ощущения оказались крышесносными. Только кончить мне никто не позволил. 

– Не спеши, – усмехнулся партнер, пережимая основание члена.

Растяжка после магии мне не особо понадобилась, хотя первое проникновение члена мужчины получилось немного болезненным.  Давно у меня не было секса.  Легкий блуд с Ванькой не в счет, там  я был в активе.  А тут все и так страстно и ярко. Толком рассмотреть проникший в меня инструмент я не успел. Только на ощупь понял, что размеры впечатляющие. Движения ректора выдавали в нем опытного актива. Короткие толчки, не сильно глубоко и конкретно по простате, доставляли неповторимое удовольствие. Снова я застонал, желая кончить.

– Не спеши, малыш, – вынул свой член ректор и легонько постучал своим инструментом по моей левой  «булочке». А потом снова вошел в меня и снова, опередив мое страстное желание кончить, перевернул меня, поставив лицом к спинке дивана. 

– Какой красивый, – явно наслаждался моим развратным видом ректор. И снова насадил меня на свой член. Мучитель и кайфообломщик еще раз десять доводил меня до кульминации и буквально за несколько мгновений до оргазма умудрялся остановиться сам и меня притормозить. А я мог только скулить, умоляя дать мне кончить.

– Давай, – наконец, выдохнул мне в губы ректор и сделал несколько резких толчков.
 
Я, измученный желанием, буквально забился в оргазме, обильно пачкая спинку дивана своим семенем.

– Иди ко мне, – увлек меня на свое тело ректор, вытягиваясь на горизонтальной поверхности дивана. – Как ты?

– Ошеломляюще, – только и смог прохрипеть я в ответ.

От избытка эмоций и ярких ощущений я так устал, что немного вздремнул, прижавшись к обнаженному телу любовника.

– Ну что? На сегодня занятия окончены, – с преувеличенным официозом в голосе сообщил ректор, когда я пошевелился, проснувшись. – Завтра начнем практиковать магию у меня в комнате. А то здесь не очень удобное ложе, – смеясь, поцеловал он меня и начал одеваться.

А я снова подвис, любуясь на его прекрасную фигуру. Интересно, такое тело какими упражнениями можно приобрести? Поинтересуюсь у близнецов, что там по магии жизни можно преобразовать. Не верил я, что это все «натуральное». Не просто атлет, а бог! Каждая мышца на месте. Пропорции идеальны, на лицо красавчик. К тому же блондин.

– Хватит меня разглядывать, - поторопил ректор. – Будет у тебя еще время. А мне кое-какие дела еще нужно сегодня решить.

Уже на выходе из кабинета мужчина снова притянул меня к себе. 

– Я буду скучать, но сегодня, правда, никак. Секретарь, наверное, уже извертелся. Там стопка  документов, которые я не заверил. Провожусь с ними до середины ночи.

– Но завтра увидимся? – нахально поинтересовался я.

– Обязательно, – шлепнул меня по попе этот сексуальный самец.

До  своей комнаты я летел «на крыльях любви». Ладно, у меня давно не было секса (в пассивной роли), но у меня никогда в жизни не было такого чуткого и ошеломительного партнера.  Моральные аспекты студент-ректор я оставлю «за кадром». Плевать. Главное, что мне просто кайфово. Да и не стоит забывать о том, что в конце предстоят экзамены. Иметь в любовниках главу академии магии не такая уж плохая мысль.

========== Часть 8 ==========

На следующий день Ванька зашел за мной, чтобы проводить в личные апартаменты ректора. Хорошо, что я придумал сделать на двери в комнату хороший засов. Без моего ведома никто не попадет в помещение. А так, услышав стук в дверь, я успел не только сбежать со второго этажа, где валялся на кровати, но и деактивировать магию. Перед Ванькой предстала унылая картина огромной комнаты в средневековом стиле с убогой постелью перед окном.

– Господин ректор велел вас сопроводить, – сообщил мне раб.

Ни словом, ни жестом Ванька не показал, что подозревает, почему меня пригласили не в кабинет, а в личные комнаты главы академии.

Такая безропотность рабов меня всегда немного напрягала. Но, как говорится, не стоит соваться со своим «уставом». Изменить ничего я не могу, а значит, придется принимать ситуацию как факт.

– Мой мальчик, – встретил меня на пороге ректор. И, ничуть не стесняясь раба, который еще не успел уйти, прижал к себе. – Как ты, как здоровье? Я не слишком хорош в магии жизни, но могу пригласить Басса.

– Еще чего! – фыркнул я. – Со мной все хорошо. 

Рассказывать о том, что предпочитаю поправлять здоровье в межмирье, я не стал. Все же это откровенно темная магия. Не стоит загружать любовника лишней информацией. 

– Вначале ужинаем, потом занимаемся, – напомнил мне Эльман. 

Сегодня мы изучали воздушную магию. Честно говоря, я особого прока в этой магии не видел. Вернее, там было с десяток полезных функций, которые использовали при подписании договоров, принятии клятв верности и в тех же рабских ошейниках. Всему остальному лично я применения не находил. Разве что пыль сдувать да в жаркую погоду сквозняки устраивать.  Но раз господин многоуважаемый ректор настаивал, я не возражал. 

На изучение всех мудреных пассов и формул из учебника начальной школы мы потратили полтора месяца. Я с трудом сдерживал себя, чтобы не показать свой действительный уровень. Эльман был доволен и меня хвалил. Заканчивались все занятия одинаково – в спальне.

Потом я уходил к себе и уже в межмирье отрабатывал то, что изучал в течение дня на уроках со всеми студентами. После воздушной магии ректору захотелось дать мне углубленный курс этики. Достать музыкальный артефакт для ректора труда не составило. И мы стали много танцевать.

– Какой ты гибкий и элегантный, – хвалил меня Эльман. – Нужно заказать тебе несколько костюмов для летних балов во дворце.

– А как я туда попаду? – недоумевал я.

– Как моя пара, – притянул мое тельце к себе Эльман. – Ты будешь самым красивым мальчиком на балу. Попрошу студентов магии жизни нарастить тебе достойную длину волос.

Ещё ректору захотелось чуть освежить и осветлить мою кожу, добавить яркости губам, удлинить ресницы. С каждым визитом к магам жизни я приобретал что-то новое. Раньше я тоже на свою внешность не жаловался. А тут из меня вылепили нечто напоминающее куклу. Эльману все нравилось, а я не возражал. Только просил близнецов учить меня всем этим формулам. 

Уфиру к своей голове я вообще не подпускал. В первый раз она меня покрасила «под цыпленка». Получился не блондин, а нечто мультяшное. Замучился я потом подбирать оттенок. Зато моя идея окраски прядями пришлась близнецам по душе. От такого новаторства они прибалдели. Вообще с близнецами я проводил много времени. Им было все интересно о моем мире, вот я и рассказывал.

А ещё все ранее злословящие студенты с моего курса заткнулись. Эльман только раз случайно услышал высказывание кого-то из однокурсников и  устроил студентам такое, что они потом долго шарахались от меня в сторону. Кроме поголовного пребывания в карцере, первокурсникам добавили внеплановые проверочные работы по магии огня. Больше половины студентов оказалось в лазарете академии. Вылечили от ожогов их достаточно быстро, но воспоминания о боли остались.

Задирать меня теперь никто не решался. И теперь в каждом кабинете стоял отдельный стол и мягкий стул для моей персоны. А еще Эльман все же посетил мою комнату. Опять мне повезло, что я всегда запираю двери.

– Это что такое?! Кто посмел?! – бесновался мой любовник, правильно оценив  условия проживания (те, что без магии). – Убью! – психовал Эльман.

В результате мне пришлось переселиться к ректору. Теперь мы даже на ночь не расставались. Утром я просыпался оттого, что Эльман ласкал губами мой член, а один палец уже разминал анус, намекая, что скоро будет продолжение.

Эльман всегда предпочитал долгие прелюдии и обожал меня дразнить. Ни разу не позволил кончить раньше, чем он сам этого хотел. Зато, когда мне это наконец позволялось, я орал во весь голос от избытка эмоций.

– Какие студенты пошли громогласные, – обычно подкалывал меня Эльман.

– Ну... если имеешь дело с таким опытным и пожилым любовником, – не оставался я в долгу. – Эмоции зашкаливают.

То, что Эльману семьдесят восемь лет, я уже знал. И в ответ на его шутки напоминал о возрасте и разнице в социальном статусе.

– Отшлепаю, как мальчишку, – обычно грозился Эльман.

– О, да, да! –  пошло отклячивал я попу, прогибаясь в спине, и наша утренняя кутерьма продолжалась, пока господин ректор не вспоминал, что ему вроде как положено руководить учебным заведением, а мне ходить на лекции.

Иногда Эльмана  настолько загружали административными делами, что ему и вправду некогда было со мной заниматься. Я поддерживая свою легенду, изображал волнение по поводу будущих экзаменов и того, что мы только-только изучили курс начальной школы.

– Малыш, кроме преподавателей, я тоже буду в составе экзаменационной комиссии. Думаешь, кто-то посмеет возразить магистру-стихийнику? К тому же главе академии? – успокаивал меня любовник. – Скажу, что ты сдал экзамен, и все подпишут результаты проверки.

Когда Эльман не мог мне уделять внимание, я вспоминал о своих друзьях-близнецах. Участвовать в студенческих попойках я больше не соглашался, но в город мы ходили погулять.

Несколько раз я брал с собой Ваньку. Деньгами Эльман меня снабжал неплохо. Вернее, то, что выдавалось мне на еду, я не тратил, питаясь теперь вместе с ректором. Зато с удовольствием покупал себе различные безделушки в городе и полностью обновил гардероб. По просьбе любовника приобрел ювелирные украшения. А Ваньку я брал с собой, когда хотел прикупить что-то в книжной лавке.

– Зачем тебе эта ерунда? – возмущался Эльман моим приобретениям. – У нас в библиотеке прекрасные исторические хроники.

– Я на чтении тех хроник засыпаю. А эти жизнеописания мне нравятся, изучаю ваш мир. К тому же в академии нет других развлечений.

Эльман картинно закатывал глаза, демонстрируя, что он думает об этой всей развлекательной беллетристике, но перед следующим моим походом в город меня снова ждал пухленький кошель с деньгами. Таким образом, любовник показывал, что готов оплатить любые капризы «своего мальчика».

В столице я уже ориентировался неплохо. Потом уже перестал брать Ваньку с собой. На самом деле тех книг я покупал не так много. Одну-две мог и сам вполне донести.

В один из дней я привычно забурился в книжный магазин и надолго застрял между стеллажами. В предыдущий раз мне посчастливилось отыскать роман некоего Никитина. Согласитесь, что фамилия узнаваема для выходца из Земного мира. И пусть автор жил более двухсот лет назад, некоторые аспекты его пребывания в этом мире были актуальны и сейчас. Меня интересовало, как Никитин адаптировался в мире магии, с какими трудностями столкнулся и прочее.

Вот только книжная лавка это вам не библиотека. Сонный торговец на мой вопрос пожал только плечами и заверил, что если я отыщу книги автора Никитина на стеллажах, то он будет счастлив мне их продать. А так ничем помочь не может, поскольку эти книги не пользуются спросом.

В общем, я шерстил полки, то и дело отвлекаясь на других авторов, когда рядом со мной появился еще один покупатель.

– Не интересуетесь ритуалами вампиров-ра? – задал мне странный вопрос незнакомец, протягивая одну из книг, снятую с полки.

– Нет, к чему мне? – не понял я.

– И все же, – улыбнулся мужчина и сверкнул двумя клыками ненормальной длины. – Формула призыва вампира очень проста – проколоть до крови палец на левой руке, этой же рукой прочертить вот такую формулу, и любой из нашего рода явится, чтобы заключить контракт.

Запаниковать и как-то осознать ситуацию я не успел. Мужчина вежливо поклонился и ушел. У меня же в руках осталась книга, название которой гласило: «Запретные ритуалы или почему нельзя заключать договора с вампирами». Книгу я все же купил и потом показал ее Эльману.

– Полезное чтиво, – согласился он. – Когда закончишь читать, можешь задать мне вопросы.

Если кратко, то в книге описывались запретные ритуалы, за которые на светлых землях применялась смертная казнь. Даже в пожизненные рабы не светит попасть, если кто-то заподозрит тебя в связи с вампирами-ра. Я, дойдя до этой информации, невольно поежился. А если бы меня кто-то застал за беседой с вампиром в книжной лавке? Точно больше туда не сунусь. 

Как и предполагал Эльман, вопросов у меня возникло немало. Оказалось, что есть и обычные вампиры, те, что пьют кровь. Но обитают где-то далеко. Иногда появляются на светлых и темных землях и ведут торговлю редкими камнями. Естественно, что вампиры-ра вне закона. Узнал я, что бывает принудительное и добровольное пребывание в плену у вампиров.

– Неужели кто-то соглашается на такое? –  не верилось мне.

– Вампиры-ра четко соблюдают условия договора, – рассказывал Эльман. – Это завязано на магии, и обмануть они не могут.

– А смысл? – не догонял я. – Вместо полноценной жизни у тебя будет несколько месяцев, пока вампиры пьют магию. 

– Или несколько дней, – поправил Эльман. – Все зависит от силы магии. Чем сильнее маг, тем дольше проживет, и тем больше желание вампиров его получить. Но ты не беспокойся, насильно забрать мага вампиры не могут.

– Меня же забрали, – вспомнил я свою историю.

– Забрали из другого мира, где нет магии, – напомнил Эльман.

– Но из этого мира они тоже могут увести?

– Только при добровольном договоре, – щелкнул меня по носу господин любимый ректор.

История с вампиром, встреченным мной в книжной лавке, вскоре позабылась. Время итоговых экзаменов за первый курс приближалось. А я для себя решал задачу, что показывать, а что нет во время проверки.

Ставить в неловкое положение своего любовника я не хотел. И так пересудов хватает. Зачем, чтобы преподаватели начали говорить, что я заработал оценки через постель? С другой стороны, у самого Эльмана возникнут вопросы. Тут уж без вариантов – скажу, что невероятно повезло, и именно это я вот чисто случайно знал. 

По поводу моих экзаменов волновались все, кому я не был безразличен. Близнецы настаивали на том, чтобы проверить у меня теорию магии жизни, Эльман гонял по формулам и пассам. Даже Ванька, и тот подключился.

– Господин, когда вам дадут перед экзаменом стандартную форму, пишите, что передаете свой долг академии. Иначе попадете на аукцион.

Похоже, что парнишка не верил в мои силы и вот таким образом проявлял заботу. Кстати, действительно, такой бланк мне принесли перед первым экзаменом по огненной магии. Оплату за обучение предоставил магистрат. Но  долги могла взять на себя академия. 

Больше всего меня удивило появление перед экзаменом магистра Рана. Я уже и забыл, кому обязан своей учебой в академии магии. А тут такой сюрприз, не самый приятный, если верить тому, что мне рассказал темный маг. С   подручными магистра Мирлана я один раз пересекался в городе, и предложенные деньги брать отказался. 

У меня уже была на руках примерно половина требуемой суммы. А Эльман категорично заявил, что оплатит. Только не думаю, что это понадобится. Если я перехожу на второй курс, то приношу клятву служения королю, и именно королевская канцелярия расплачивается с магистратом. 

Потом, конечно, на благо короны придется послужить. Раз в месяц в течение двух лет я должен буду посещать дворец. Обычно от магов требуют пополнения артефактов. Но если снова случится война с темными, меня отправят в первую очередь. В общем, как-то оплачивать или отрабатывать я все равно буду. 

– Александр Решетников, вы, как иномирец, идете самым первым, – сообщил мне секретарь перед экзаменами.

Эльман меня все утро успокаивал доступными средствами, и я почти не волновался. Хотя, когда я переступил порог зала, сердце екнуло. Все преподаватели академии, ректор, магистр Ран и еще какие-то личности ожидали моих выступлений.

Пара лаборантов ассистировала и обеспечивала безопасность гостям и экзаменаторам. Придется не подкачать. Мужики, сидящие во втором ряду, были явно из магистрата и пришли посмотреть, на   что потратили денежки.

Первое упражнение по созданию обычного лепестка огня я выполнил безукоризненно и по времени, и по качеству. Никто из присутствующих не проявил эмоций. Дальше по жребию мне предстояло продемонстрировать направленный огонь с постепенным возрастанием до определенной метки на шесте. Не менее важно было не подпалить этот шест, постоянно контролируя огонь.  

Провозился с этим заданием я недолго. И лэта не потратил. Хотя по условию разрешено было потратить четыре лэта. В норматив я уложился.

Следующую задачу я вначале расписывал на доске. Пламя, направленное потоком воздуха, имело сложную формулу. Лица экзаменаторов ничего не выражали, но я мог поклясться, что в глазах Эльмана мелькнуло удивление, когда я выполнил задание. Сам знаю, что такая дозировка с применением воздуха дается не всем студентам. Со стороны это выглядит, будто пламя бушует в прозрачной трубе. На самом деле это удерживаемый спирально поток воздуха.

Лаборантам их умения локализовывать пожары не понадобились. Я не ошибся ни разу. А уж письменно расписать задачу на доске вообще не составило трудностей. 

– Экзамен закончен, – громко сообщил лаборант и отошел к стене.

«Фух!» – мысленно выдохнул я. Впереди еще четыре, включая танцы.

– Господа, – первым подал голос магистр Ран. – Вы все видели, что год в академии потрачен зря. Иномирец ничему не научился и экзамен не сдал.

В первые мгновения я решил, что ослышался. Как это не сдал экзамен?! Да я выполнил задания лучше, чем кто-либо на курсе! Только моё мнение никого не интересовало.

– Смысла проводить тестирование по следующим предметам нет, – подтвердил Эльман. – Студент провалил первое же испытание.

«Это что, слуховые галлюцинации?» – очумел я.

– Александр, покиньте помещение, – обратился теперь уже ко мне ректор. – Вы позорно провалили экзамен по огненной магии, и решение о вашей судьбе объявят позже.

========== Часть 9 ==========

Из зала, где проходил экзамен, я вышел на ватных ногах. Миновал группу первокурсников, ждущих своей очереди, и двинулся дальше. Сердце как ухнуло вниз, так и не возвращалось обратно. Руки дрожали. В голове билась мысль, что это все понарошку. Мой любимый ректор все разрулит. Точно! Это он так сказал, чтобы на конфликт с магистром, по совместительству советником короля, не идти.

Фух! А я тут как нервная девица в шаге от обморока.

– Господин, как вы? – первым перехватил меня Ванька.

– Сказали, что не сдал, – еле разлепил я губы. – Думаю, что все утрясется. Только нужно подождать. 

– Не сдал экзамен по огненной магии? – неожиданно  услышал я за спиной    голос Ксафана.

– Я все правильно продемонстрировал и показал, – обернулся я к друзьям, которые тоже ждали меня. – Может, ошибка? Господин ректор что-нибудь придумает.

На тот момент я снова позабыл, что именно Эльман во всеуслышание подтвердил то, что я провалил экзамен.

– Ты что, правда надеялся сдать экзамен? – с удивлением приподняла брови  Уфира.

– Я готовился и все выполнил.

– Ты не мог выучить, – покачала головой девушка. – Дядя сразу сказал, что ты будешь рабом в нашей семье.

– Дядя? Рабом? – прифигел я. На меня столько всего навалилось, что мозг не успевал переваривать поступающую информацию.

– Ванька молодец, – похлопал раба по плечу Ксафан. – Подсунул договор с академией. Тебя даже долго уговаривать не пришлось. Ты такой наивный – поверил рабу. 

– Господин, вы не попадете на аукцион, – пряча взгляд, пробормотал Ванька. – Там выставляют голым на несколько дней посреди центральной площади столицы. Ни еды, ни питья не дают, пока аукцион не закончится.

– Личная дядина постельная игрушка, – не обращая внимания на слова Ваньки, потрепал его за щеку Ксафан. – Отчего дядя тебе разрешил его трахнуть – не понимаю. Обычно он брезглив.

До меня, наконец, стало доходить, кого близнецы называют дядей. И все равно я упорно не хотел верить в такое ошеломительное предательство. Ждать решения комиссии мне было велено перед кабинетом ректора. Туда меня и повели близнецы. А вскоре и сам Эльман появился.

– Ты меня удивил, и сильно, малыш, – усмехнулся глава академии. – Но ты же понимаешь, что уникального мерцающего мага я не мог отпустить. И результаты экзаменов роли не играли. 

– Откуда такие сведения о моей магии? – уже без особых эмоций поинтересовался я. Меня продолжало потряхивать, но до истерики было далеко.

– Так я же магистр. Думаешь, только этот выскочка Ран видит магию? Подожди, сейчас он прибежит. Мечтаю посмотреть на его рожу, когда поймет, что ты стал собственностью академии еще до экзамена. Он-то думал, что оказал мне услугу, выступив первым, отметая твои успехи.

– Дядя, ты обещал нам дать Александра, – надула губы Уфира.

– Вы хорошо следили за мальчиком, только не   покалечьте.

– Мы маги жизни, любые переломы сможем залечить, – фыркнула девица.

А я только хлопал глазами, не находя слов. Как же так? Мы столько времени  общались, и я не заметил фальши в отношениях. Просто не верилось, что это мои друзья!

– Я сказал не калечить, мне его еще во дворец вести. Хочу похвастаться перед вельможами. Да и сам король обзавидуется.

– Дядя... – снова заныла Уфира. – Сам же говорил, что он тебе надоел, и мечтаешь о тугой жопке Вана.

– Надоел, но мне нужен маг иллюзий для артефактов.

Обсуждение моей судьбы было неожиданно прервано появлением магистра Рана.

– Когда выставляете студента на аукцион? – деловито поинтересовался магистр.

– Собственность академии? – приподнял бровь ректор.

– Ты что, подписал документ?! – кинулся ко мне магистр. – Не имел права!

– Имел, имел, как и все студенты, кто не может заплатить, – осадил магистра ректор. 

А у меня мелькнула мысль сбежать, пока на мою шею не нацепили ошейник. Только куда? Где искать темного магистра, который предлагал помощь? Хотя, если я правильно понял, даже срочная оплата долга в магистрате не поможет. Я уже подписал ту чертову бумажку! И только потому, что был уверен в сдаче экзаменов - если не умением, то иллюзией. И сам передал себя в собственность академии! Что ж мне боженька мозгов не дал?!
 
Ректор тем временем явно почувствовал мои мысленные метания.

– В карцер его до конца оформления процедуры, – приказал Эльман близнецам.

Магами жизни те были уже опытными. Через мгновение меня буквально оплело невидимыми нитями. Ни пошевелиться, ни как-то воспрепятствовать воздействию на свой организм я не мог. В кабинете ректора продолжался спор между магистрами, а близнецы повели меня в карцер. Не довелось мне как-то побывать там раньше. Даже мучился любопытством, что и как. Зато сейчас узнаю.

По пути к месту заключения Ксафан и Уфира продолжали издеваться над моими симпатиями.

– Дядя тебе все припомнит, – пообещала Уфира. – Он своего личного постельного раба бережет. Если бы ты был снизу... а так точно даст нам вволю наиграться с тобой после представления во дворце.

Меня уже тошнило от этой парочки извращенцев. Потому сам карцер я воспринял как благо. И как только за мной заперли дверь, перешел в межмирье. Здесь, наконец, дал волю чувствам. Орал, швырял огненными сгустками вокруг себя в то марево, что окружало. Кричал, как ненавижу этот мир и магию. Нарыдался до икоты и в конце концов затих. 

Жаль, что просидеть всю жизнь в этом месте не получится. Никогда раньше меня так подло не предавали! Как так можно? Я верил, я был влюблен, искренне дружил с близнецами, сочувствовал Ваньке. Правда, он как раз таки не сильно и виноват, хотел сделать, как лучше. К тому же его близнецы науськали. А я не увидел подвоха. 

Еще сутки назад документ-согласие о передаче своего тела в собственность академии не играл никакой роли. Я был уверен, что сдам экзамен. Да и господин ректор повторял чуть ли не каждый день, что если нужно, то подтасует результаты, и никто из преподавателей даже не рыпнется.

У меня будто упала пелена с глаз. Я уже не верил, что смог бы оплатить долг перед магистратом теми деньгами, что предлагал темный маг. Точно попал бы  в какую-нибудь ещё ловушку. Помню, когда задал вопрос Эльману о магах из простонародья, тот так и не смог назвать ничьих имен. Мол, не помнит он всех выпускников. Но такие были - и если не в прошлом году, то года два-три назад точно. 

Могу дать свою глупую голову на отсечение, что академия выпускает магов только элитной прослойки населения. Никаких магов рабоче-крестьянского происхождения никогда не было. Все, кто обладал силой, но был из низов, так и остались рабами.

Как же я ненавижу свою уникальную магию! Радовался, как дурак! Возможно, у меня все же и был крохотный шанс, окажись я слабым магом светлой силы. Вернее, у всех иномирян поначалу нет ярко выраженной силы. Иномирянин мог стать как светлым, так и темным. 

Пока в голове бродили эти мысли, клубок силы, что опутывал мои запястья, поменял цвет и стал искриться белым цветом. Вон оно как. Маг иллюзий во всей красе! Даже собственную силу могу продемонстрировать по желанию. Ради эксперимента попробовал и изобразил из себя темного мага, поменяв искрящиеся канаты на темный туман. Потом поприкалывался с толщиной, меняя от уровня магистра до слабого мага. Естественно, что на мою настоящую силу эти преобразования никак не влияли.

Такое странное занятие отвлекло меня. Я даже обрел некое душевное спокойствие и на вторые сутки своего пребывания в межмирье принял решение о своей судьбе.

После такого массового предательства я уже не верил никому. Темный магистр безвозмездно решил оплатить курс? Три раза «ха-ха». Не верю. Впрочем, темный и не скрывал, что хочет заполучить мага иллюзий. В любом случае на темные земли я уже не попаду. Но и становиться рабом не желаю. Нет во мне этого врожденного подчинения господам. Местным-то проще, поскольку они  родились и выросли в мире, где рабство обычное явление. 

Снова и снова прокручивал я в голове одну идею. Эльман, когда рассказывал мне о вампирах-ра, слишком увлекся. Решил продемонстрировать интеллект. К тому же он был точно уверен, что я никогда на такое не соглашусь.

В отличие от обычных кровососов, живущих где-то далеко в горах, вампиры-ра питаются магией. А если эта передача силы произошла добровольно, то они дарят умирающему от истощения магу фантом любой жизни. За ту пару месяцев, что идет перекачка магии, человек успевает прожить полноценную жизнь где-то у себя в сознании. Ректор уверял, что все без обмана. За каждую каплю магии вампиры платят стопроцентно реалистичным пребыванием в другой жизни.

Эту идею я прокатал у себя в голове не один десяток раз. Рабом точно не хочу быть. Лучше уж сдохнуть. А если есть возможность этого избежать, то почему бы и нет? Идея не нова. Кажется, у героев «Матрицы» было нечто подобное. Осталось определить для себя, чью, собственно, жизнь я хочу примерить? 

Стать президентом? Да ну... Хлопотно и не факт, что это кайфово. Модным журналистом или актером? Опять же слава и известность понятия недолговечные. Нужно подобрать какого-то богатенького и не зависящего от переменчивой фортуны славы. Какого-то мажорчика. Только я подумал, и сразу в голове высветилось имя Лоренс. Да! Точно! Хочу его жизнь и его шкурку. Хочу его деньги, успешность и его аристократичную семью со всеми закидонами. 

В общем, дело встало за малым – призвать вампира.

Вот тут я сразу столкнулся с неудачей. Карцер-то оказался местечком с секретом. Впрочем, вполне ожидаемо, что, отправляя сюда студентов, академия должна была побеспокоиться, как обезопасить себя и приглушить магию.

В самом помещении карцера я оказался бессилен. Ни общей магии, ни своей применить так и не смог. Чуть снова не ударился в панику. Не думаю, что у меня будет возможность спокойно провести ритуал, когда за мной придут. А в ошейнике я уже не смогу кого-то вызвать. Да и вампиры рабами не интересуются. Даже бывших рабов из числа магов не берут – вкус не тот. Гурманы хреновы. 

Единственной возможностью оставался призыв из межмирья. Еще какое-то время я колебался. Все же выбранный мной способ избежать рабского ошейника больше напоминает изощренное самоубийство. Долго думать над этической стороной процесса мне не довелось. За дверью послышались чьи-то шаги, и я кинулся в угол карцера, где была наиболее глубокая тень, способствующая переходу в межмирье.

Ножичек я воплотил быстро. Уколол палец, прорисовал пасс. Произнес формулу призыва и начал ждать. Минут через десять я уже решил, что ничего не получилось. Но вдруг из тумана вышел вампир. Выражение лица он имел ошарашенное, хотя меня узнал сразу.

– Александр? – все же уточнил мужчина.

– Я насчет договора.

– Могли бы мы встретится где-то в городе? – Вампир боязливо поеживался и оглядывался по сторонам.

– Не-а... Я в карцере сижу. Скоро за мной придут, чтобы надеть рабский ошейник.

– Как же вы так неаккуратно? – покачал вампир головой.

– Так что по поводу договора? – не дал я увести себя в обсуждение того, как очутился в карцере. 

Вампир задумался. Я продолжал ждать.

– Дело в том, Александр, – после нескольких минут продолжил вампир, – лично я сам из межмирья никого не забирал в пещеры Разума. Слышал, но очень давно, что межмирье искривляет время.

– Я понял. За форс-мажор вы не ручаетесь, – перебил я мужчину. – А все остальное?

– Должно сработать, – пожал плечами вампир и странно так начал шевелить пальцами.  

Если это была магия, то необычная. Вампир, словно паук, соткал сеть, которая продолжала уплотняться, пока не превратилась в лист бумаги. Следующая сетка создала на листе причудливый узор и письмена.

– Александр, начинайте вспоминать того, чью судьбу желаете испытать. Я брошу сеть  в магический хаос, она сама найдет желаемый объект. 

– А как это будет работать? – немного заволновался я.

– Прошлая память объекта скопируется и станет вашей.

– А мне говорили, что я смогу жить в той реальности столько, сколько сам выберу, – припомнил я.

– Так и есть, только от того момента, как сеть зацепит ваш выбор, все дальнейшие действия уже вы производите сами. И, конечно, давайте обговорим число лет.

– Сто, – озвучил я, – и чтобы потом быстро умер. Не больной-хромой, а что-то более достойное.

– Принято, – кинул новую сеть на лист вампир. – Еще какие пожелания?

– Чтобы я, вернее, он, то есть, тьфу, все же я, стал еще богаче, чем был.

– Принято, – кивнул вампир. 

Еще какое-то время вампир продолжал перемещать ту сеть, прикрикивая на меня, чтобы не отвлекался, а вспоминал Лоренса.

– Готово! – наконец сообщил мужчина. – Александр, произнеси клятву добровольной передачи силы в обмен на полноценную жизнь в пещерах Разума.

– Клыкастый, ты точно не обманешь? – все же усомнился я. – А то у меня тут был день сплошных разочарований.

Вампир злобно зашипел.

– Это древний ритуал! Клятва на магии. Я не могу её нарушить!

– Ладно, считай, что поверил, – махнул я рукой.

– Клятва, – напомнил вампир.

Текст я протарабанил четко и без запинок. Снова уколол палец и приложил его к договору. 

– Сделка совершена, – услышал я последние слова вампира, проваливаясь в темноту.

========== Часть 10 ==========

Очнулся я от собственного крика. Голову сжимало болью, будто тисками, и я орал. 

– Тише, тише, сейчас полегчает, – успокаивал кто-то меня.

– Повторить импульс? – озабоченно поинтересовался второй мужской голос. 

– Ему достаточно. Говорил же, что нельзя сразу языковой курс добавлять. Но если не сошел с ума, то уже выживет.

«Ни фига себе перспективы!» – подумалось мне. Боль вообще-то стала стихать, и сразу пришла мысль, вампир, скотина клыкастая, обманул! 

– Парень, ты нас понимаешь? – продолжал донимать меня «второй» голос. – Отвечай, а то магистр никак не определится с твоей вменяемостью.

Стоп. Похоже, зря я «качу бочку на вампира». Лоренсом я все же был. Как раз после днюхи Себастьяна меня и заштормило, и договор с вампиром здесь роли не играет. Похоже, что я вернулся назад по времени. Никак тот самый форс-мажор случился? Прав был вампир, когда опасался применять магию в межмирье. Только для меня все сложилось наилучшим образом.

Я открыл глаза.

– Выглядит вполне адекватным, – сообщил всем присутствующим магистр Ран.

– Как твое имя и имя рода? – задал вопрос командир команды спасателей.

– Александр Решетников, двадцать лет, родом из России. 

Командир спасателей представил остальных присутствующих и продолжил заполнение стандартной формы опроса.

– Маг, вызволенный смешанной группой магов из плена вампиров-ра, имеет право на выбор места проживания, за исключением своего мира, – оповестил он, обращаясь ко мне.

Мы продолжили беседу. Светлый магистр уговаривал идти с ним, я не соглашался. Пока заполняли все формуляры, я уже более-менее пришел в себя. И тихонечко начал править свою силу. Магистр Ран вскоре заткнулся и теперь с недоумением разглядывал тоненькие шпагаты, охватывающие мои запястья. Мало того, они теперь точно принадлежали темной силе. 

Оттого уводил меня за собой в портал темный маг, без возражений со стороны главы команды светлых. Пусть магистр Ран помучается, поразмышляет о том, что видел. Всегда же можно списать на нестабильность иномирной магии при переходе. В любом случае, я не появлюсь на землях светлых, и мне на эти сомнения магистра наплевать.

Пока же у меня на повестке дня другой вопрос: как обмануть артефакт в храме? Людей, вернее, магов, кто видит силу, я могу ввести в заблуждение. А с бездушной цацкой такой номер не пройдет. Жаль, что я раньше не присутствовал на церемонии. Попробую расспросить темного магистра о процедуре. 

Сам же магистр Мирлан выглядел, как кот, обожравшийся сметаны. Улыбался, «цвел и пах». Еще бы, так щелкнуть по носу светлых магов!

И, между прочим, никуда в храм он меня не повел. Только мы вышли из портала, так тут же он увлек меня в межмирье. Снова воплощал зеркало, показывал мне мою магию – чуть ниже среднего уровня, но точно темную – учил, как ее ощущать. Пожалуй, мне будет интересно поучить это. Как удачно все сложилось-то. Свидетель в лице магистра Рана остался далеко. Темный магистр верит в то, что видит, и продолжает светиться от счастья. Кстати, он   как раз начал расписывать, куда меня отвезет.

Магистр заверил, что огорчаться по поводу того, что я несильный маг, не стоит. Зато смышленый. Быстро научился пользоваться магией и даже первую сетку магии огня сотворил. Действительно, темная магия отличалась от светлой. И чем-то напомнила мне то, что я видел у вампира.

– Для академии у тебя недостаточно сил, – рассказывал магистр. – Зато в школу боевых магов тебя с удовольствием возьмут.

– Оплата? – сразу поинтересовался я.

– Да какая с тебя оплата? – удивился темный маг. – У тебя в этом мире ни родных, ни близких.  Школа идеальный вариант. Все выпускники поступают на службу королю и имеют хороший доход.

Уже в родовом замке магистра Мирлана мы продолжили обсуждение. Я задал столько вопросов, что маг очумел. 

– Похоже, в твоем мире очень жесткие правила и законы, – резюмировал он под конец беседы.

Вообще-то я выспрашивал о всех нюансах только потому, что был научен горьким опытом предыдущего попадания к светлым. Между прочим, на слово магистру не поверил и потребовал еще письменный документ и свод законов королевства.

– Добавлю тебе завтра знание чтения и письма, – пообещал маг. – Но не понимаю всех твоих расспросов. Куда ты пойдешь и чем будешь заниматься, если откажешься от школы?

– Найду себе занятие, – хмуро пообещал я.

Озадаченный магистр удалился, но прислал слуг, чтобы они ввели меня в курс дела и показали замок. Осмотром родового замка магистра я занимался до вечера. Что-то понравилось, что-то не очень. После года жизни на землях светлых меня уже трудно было удивить. Все эти магические светильники, бытовые артефакты подачи и подогрева воды уже не впечатляли. Возможно, принцип их изготовления был другой, чем у светлых, но все равно магия.

На следующий день я мужественно вытерпел повторную процедуру добавления мне знаний чтения и письма. И как только получил запрашиваемые книги, поспешил удалиться в межмирье. Здесь я планировал не только прочитать законы темного королевства, но и решить для себя одну задачу. На всякий случай я удерживал иллюзию силы в присутствии темного мага. Я помнил, что магистр Мирлан видит силу магии только в межмирье. Опыт общения с магами у меня уже имелся, да такой, что лучше не вспоминать. И вероятность встретить того, кто видит магию без артефактов и перемещений в межмирье, была высока.  

Удерживать иллюзию силы долгое время я мог только в межмирье. А за ее пределами столкнулся с проблемой того, что стоило мне отвлечься на любую магию, как тут же моя родная сила начинала мерцать.

В общем, я хотел как-то закрепить иллюзию на себе, как это делал раньше с торшером и прочими вещами. Времени на этот эксперимент потратил немало.  Изначальная идея состояла в том, чтобы использовать собственное тело. Кости или что-то другое. Трюк не сработал. Отчего-то привязываться к собственному телу иллюзия не хотела. Она вообще не хотела ни к чему привязываться. Это же вам не кровать материализовать, а нечто и без того иллюзорное. 

Я ставил опыты один за другим. Думаю, что прошло несколько дней, пока я не придумал одну связку, которая (наконец-то!) сработала. В качестве носителя я выбрал массивный перстень под старину с черным бриллиантом. Вся фишка состояла в том, что материализовать перстень я начинал уже на своей руке. Отчего-то на это ушло огромное количество сил. Объяснения этому явлению я не нашел. Такой же точно перстень вне моей руки воплощался за несколько секунд. 

В любом случае созданный артефакт хорошо удерживал иллюзию. Чтобы проверить это, я на несколько минут вышел из межмирья и убедился, что все работает, как и планировалось. Только показывать перстень магистру не стоит.  Придется припрятать до того момента, как покину его замок. 

Магистр избавляться от меня пока не спешил. Оказывается, прием в школу начнется примерно через месяц. Пока темный маг предлагал мне адаптироваться. И даже выделил немного денег на покупку личных вещей.

В сопровождении слуги я смог посетить столичные лавки и обзавестись местными вещами. Много покупать я не стал. Во-первых, в школе будет форма, а во-вторых, я хотел немного сохранить средств на будущее. Кто его знает, что меня ждет?

Правда, несколько монет я все же угробил в прямом смысле. Попытался сделать карьеру фальшивомонетчика. Я еще раньше пробовал при помощи своей магии скопировать деньги светлых. Но, увы! Магия, однако. Любой человек безошибочно мог бы распознать в моих подделках фальшивки. Если потереть между пальцами обычную монету, то появлялись искры. Как и какой магией добавляют искры, я так и не смог узнать.

Повторить монеты темных тоже не получилось. Потому оставшиеся от щедрот магистра деньги я просто припрятал. Мне не нужно покупать вещи и предметы быта. Это я и сам изготовлю. Но питание и оплата каких-либо услуг потребуют наличие денег. С самим магистром мы виделись крайне редко. Мужчина был занят какими-то делами. И я даже заскучал, с нетерпением ожидая дня поступления. 

– В школу принимают представителей любых сословий, – напутствовал магистр меня в последний день. – По правилам школы титулы остаются за ее стенами. Все курсанты равны.

«Ну, ну»,  – совершенно не поверил я, хотя свое мнение благоразумно придержал. 

В назначенный день магистр не только провел меня через портал, но и завел на территорию школы. Как-то я этот факт (того, что мы вместе вошли через ворота) не сразу оценил. Меня вдруг заинтересовала магия порталов. Видел её несколько раз и сам проходил. Вот только в академии такого не изучали.

– А какая магия используется для построения порталов? – поинтересовался я у магистра, пока мы шли по коридорам здания школы.

– Врожденная. Не надейся научиться, – хохотнул магистр. – И не с твоей силой об этом мечтать.

Вскоре мы миновали еще один узкий переход и оказались в огромном холле. Я сразу очумел от шума и гама, стоявшего здесь.

– Видишь слева столы? – кивнул магистр, вручая мне лист с моей анкетой. – Иди регистрируйся и слушай, что скажут. А мне пора.

Мужчина ушел, а я начал приходить в себя. Шумная толпа молодых людей уже не казалась толпой. Теперь я видел, что к столам выстроились очереди.  Секретари записывали, что-то отмечали у себя в книгах. Кому-то отказывали, и парни с разочарованными лицами удалялись.  

Будущие же студенты отходили к правой стене, образуя небольшие группы. Именно они больше всего производили шума, явно делясь впечатлениями о прохождении отбора.

Новеньких приводили через тот же вход, откуда мы с магистром зашли. Всех, как и меня, сопровождали маги. Скуки ради я перешел на особое зрение и разглядывал всех присутствующих на наличие магии. Стоящий впереди через два человека от меня парень имел настолько тонкие нити магии, что шансов поступить не имел. Зато тот, кто встал в очередь позади, имел неплохую силу. Посильнее того, что я демонстрировал иллюзией.

– А если нас зачислят, то сегодня поселят в школе или нужно приходить завтра? – робко поинтересовался у меня парнишка, стоящий за спиной.

– Если бы завтра, то всех бы уже отпустили, – показал я на тусующиеся группы будущих студентов. – Тебе ночевать негде?

– Меня тетя привезла. Но она уже должна была распродать всё на рынке и вернуться обратно домой.

– Ты не из столицы? – продолжал я поддерживать разговор, разглядывая симпатичного собеседника. 

– Мы из деревни. У нас хозяйство и скот. 

– Александр, – наконец сообразил я познакомиться.

– Валя, – засмущался чему-то парень и заалел румянцем на щеках.

Внешность у него была типичная для темных магов – синие глаза и темные волосы.  Зато сам парень был хрупким и изящным. И не сказать, что вырос в деревне. Правда, одежка выдавала в нем сельского жителя. Я уже немного ориентировался в здешней моде и мог отличить городских и деревенских, знать и простолюдинов.

Для себя я подобрал нечто среднее. Не из знатного рода, но из обеспеченных горожан. Тратить деньги на одежду с богатой вышивкой я не стал. Просто внимательно рассмотрел в одной лавке все эти навороты, а потом повторил для себя похожий наряд. 

Шелковая рубашка оливкового цвета с воротником-стойкой имела вышивку по воротнику и манжетам. Поверх рубашки у зажиточных горожан принято было носить удлиненный жилет на тон или два темнее рубашки. Жилет тоже покрывала вышивка нитями оливкового оттенка. 

Вместо пиджака здесь носили подобие халата. Он немного не доходил до колен. А по цвету и вышивке повторял жилет. В целом, ансамбль вместе с брюками напоминал мне нечто из эстрадных костюмов в монгольском стиле. На удивление, эта одежда оказалась удобной. Если снять верхнюю накидку, то в одном жилете и рубашке я чувствовал себя достаточно комфортно. 

Одежда Вали выглядела более чем скромно. И вставший за ним в очередь парень, быстро окинув взглядом неказистый прикид, скривился. А потом еще предпринял попытку оттеснить деревенского парня, встав перед ним.

Но тут уже я был начеку.

– Все титулы и родословные остались за стенами школы, – четко и внятно произнес я, притянув Валю за руку, не давая нахалу вклиниться между нами.

– Да ты что? – хмыкнул парень и резко подсек ноги Валика, толкая его на меня. – Наберут деревенщину...

– Если ты так беспокоишься, то шел бы учиться в академию для знати, – успел я поймать Валика и развернулся к незнакомцу, сжимая кулаки. Как же меня бесят эти все представители элиты! Ненавижу! Валя же рассмотрел у меня на лице нечто такое, что кинулся следом.

– Эй, эй! – притормозил он меня. – Не вздумайте драться, а то нас всех выпроводят за ворота.

Кулаки мы с парнем разжали, но взглядами пообещали друг другу много чего.
Пройдя процедуру регистрации, я подождал Валю, а затем еще увел его подальше в уголок. Там уже кто-то стоял, но я подумал, что мы не помешаем.

– Интересно, нас сразу после этой канители покормят или нет? – поинтересовался у меня парень, подпирающий стену. – Я с утра не жрамши.

– Трудно сказать. Будут же куда-то еще заселять, – поддержал я беседу.

Голодного парня звали Нур. Он пришел в школу чуть ли не на рассвете. И томился в зале регистрации довольно долго. Оценив фигуру здоровяка, я невольно ему посочувствовал. Ростом он был на голову выше меня. И раза в два шире в плечах. Кормить такие телеса нужно регулярно и обильно. 

– Если кому требуется в туалет, то я покажу где, – продолжал беседовать с нами Нур.

– Пока терпимо, – отказался я. Валя тоже отрицательно кивнул головой.

– Все идут и идут, – вздохнул Нур, оценивая новую партию парней, пришедших с сопровождающими.

Я тоже заскучал, не зная, чем заняться, но тут к нашей маленькой группе протиснулись еще двое парней. 

– Это вы чуть не устроили драку? – хохотнул один из них.

– Драку? – встрепенулся Нур, всем своим видом демонстрируя огорчение по поводу того, что такая развлекаловка прошла мимо него. – А по какому поводу?

– Я Фэб, это Гэри. Мы как раз стояли за тем выскочкой, – пояснил парнишка и вкратце пересказал Нуру суть конфликта.

– Так вы все регистрировались за третьим столом? – уточнил Нур. – Я тоже. Значит, попадем в одну роту.

– Откуда такие сведения? – поинтересовался я, попутно понимая, что и тот забияка из благородных попадет с нами.

– Я же в числе первых пришел, нам сразу объявили, что всех курсантов распределят по ротам еще в момент подачи заявлений.

Нур продолжал рассказывать, что он знал про школу и порядки, а у меня в голове крутилась мысль о том, что данное учебное заведение организовывал выходец с Земли. Мало того, он был солдафоном и порядки принес соответствующие.  Впрочем, магистр обещал мне школу боевых магов, а не институт благородных девиц. Потому удивляться порядкам и дисциплине не стоило.

Главное, что компашка уже подбирается адекватная. Не знаю, как и что будет дальше, но эти простые парни с обычными разговорами и отсутствием снобизма мне уже нравились.

Наверное, прошло еще часа полтора, когда поток желающих быть зачисленными в школу иссяк. Помощники секретарей унесли столы и установили небольшой подиум. Будущие курсанты встрепенулись и загомонили еще громче, обсуждая перестановки.

– Всем молчать! – вышел на подиум сурового вида мужик. Я своим зрением определил его по уровню магии магистром. – Разделиться согласно записи и встать за своим ротным.

Те самые ротные уже появились и, держа таблички с номерами над головой, начали собирать своих подопечных. Снова образовалась кутерьма и толкучка. Парни из одного конца зала пытались протиснуться в другой, сталкиваясь с теми, кто двигался в противоположном направлении.

– Не теряемся! – крикнул нашей группе Нур и как ледокол врезался в толпу. Идти за его спиной оказалось легко. И мы быстро достигли своего ротного.

– Первая рота, на выход! – тем временем громко сообщил магистр на подиуме.  

Крики и паника среди курсантов усилились. Кто-то  еще не успел добраться до нужной таблички и теперь усиленно работал локтями.

– Вторая рота, на выход! – через несколько минут огласил магистр.

Когда дошла наша очередь, мы двинулись уже вполне спокойно и без препятствий.

– Пожрать нам не скоро светит, – прокомментировал Нур краткий инструктаж нашего ротного господина Айбера.

Предстояло вначале заселение, получение формы, массовая стрижка и водные процедуры. И только после этого нас обещали покормить.

Мне все больше и больше казалось, что я попал в армию. Даже не знаю, хорошо это или плохо. Как говорится, посмотрим.
   
Комментарий к 
Магистр Марлин http://s1.radikale.ru/uploads/2018/3/5/76bc76aaae0cfa3579772e73a431a436-full.jpg
Нур
http://s1.radikale.ru/uploads/2018/3/5/bf73acb2f8170582cf4ccd2e5123c09b-full.jpg

========== Часть 11 ==========

– Почему нас стригут, как рабов у светлых? – возмущался тот выскочка из благородных.

Имя его я уже услышал на перекличке, но не запомнил. Что-то уж больно мудреное. Лично мне на эту «уставную» стрижку было наплевать. Мои волосы и так не сильно отличались от того, что положено было иметь по школьным правилам. Зато мажорчику я посочувствовал и немного позавидовал. Он когда расплел косу, все вокруг невольно ахнули. Черные кудри спускались почти до поясницы. Действительно жалко срезать такую красоту. Но ротный был неумолим, обещая всевозможные кары и карцер.

Естественно, что после стрижки нас погнали принимать водные процедуры. Вначале мы складывали всю гражданку в небольшие холщовые пакеты и сдавали служащему. А потом уже безо всякой одежды заходили в душевую. Перед входом еще один помощник вручал каждому банные принадлежности: кусок мыла, мочалку, два полотенца, шлёпки и пакет для хранения этого добра.

Выскочка  довольно громко заскрипел зубами, когда понюхал кусок мыла. Вот чего было идти в школу боевых магов, если ему так все «не по статусу»?
Нура и остальных парней, с кем я успел познакомиться, коричневый и вонючий кусок, именующийся мылом, ничуть не смутил. Они уже намыливали мочалки. Я притормозил с банными процедурами по причине того, что засмотрелся на мажорчика. С шумом втянул в себя воздух и попытался абстрагироваться от того, что видел. Фигура у парня была невероятная. По нему можно рисовать атлас мышц. Настолько все они так четко прорисовывались на теле. Куда мне с моими мослами!

Смотреть на шикарное тело становилось все неприличнее и неприличнее. Кажется, меня скоро ждет конфуз в виде стояка. Оттого я поспешил прикрыть мочалкой причинное место и отвернуться, в надежде отвлечься. Угу. И как раз Валя нагнулся, намыливая щиколотки ног.

Они что, тут все сговорились? Повезло, что не только меня смутила тонкая, изящная, словно у сказочного эльфа, фигура Вали. Нур тоже резко отвернулся к стене, с повышенным энтузиазмом намыливая себе грудь. Я же поспешил нырнуть под струи воды, попутно вспоминая формулу температурного режима. Маги вокруг необученные. Тем более светлую магию они не поймут, а мне прохладная водичка для протрезвления не помешает.

Таких оконфузившихся после совместного пребывания в душевой было большинство. Сквозь обернутые на бедрах полотенца просматривалась здоровая реакция организма. У мажорчика, кстати, тоже был стояк. Интересно, на кого? Я даже украдкой осмотрелся, чтобы определить «предмет страсти». Так и не понял. Слишком много курсантов теснилось рядом, ожидая своей очереди получения формы.

– Сейчас вам выдадут один комплект. Все остальное получите на складе после ужина, – громко оповестил ротный.

Нур при слове «ужин» встрепенулся и начал подталкивать народ, чтобы не мешкали с получением одежды. Мужчина, что выдавал форму, меня сильно заинтересовал. Как только не ошибся? Форма на меня села идеально. Скорее всего, для определения размера применялось что-то магическое. Брюки, рубашка и китель имели лаконичный цвет – черный. Немарко. Только эмблемы, шевроны и пуговицы выделялись своей яркостью. Мажор начал гундеть по поводу качества ткани.

– Курсант Тибаленаторион, вы еще не произнесли слова клятвы и можете покинуть здание школы, – услышал причитания мажора ротный. Парень сразу заткнулся.

– Ти-ба-ле-на-то-ри-он, – негромко и по слогам повторил  Нур. – Охренеть, какое имечко. И что этот выходец из древнего рода горцев делает среди нас?

– Скорее всего, он бастард, – также тихо добавил Гэри. 

После всех процедур и посещения долгожданной столовой нас повели в расположение роты.

– К каждому отделению прикреплен наставник из числа курсантов-выпускников, – вещал ротный, построив нас в длинном коридоре. – Он отвечает за каждого подопечного и может наказать за непослушание. Занятия начинаются завтра. Распорядок дня висит на стенде у взвода. По всем вопросам обращайтесь к наставникам. Все они будут проживать на территории роты. Моя личная комната тоже здесь, первая от входа.

Те самые наставники начали выходить вперёд и зачитывать списки подопечных, уводя их в выделенные для проживания комнаты.

– Наставник Келлан, – объявил очередной выпускник школы боевых магов. – Моё отделение: Александр, Валя, Нур, Гэри, Фэб, Тибаленаторион.

– Ты смотри, даже не запнулся, – оценил Нур риторические способности нашего наставника.

Тот самый Тибаленаторион только зло зыркнул в сторону Нура, но ничего не сказал. Меня же заинтересовало, как мы все оказались в одной группе. Ладно, те парни, с которыми я стоял в  очереди, но Нур проходил регистрацию гораздо раньше. Об этом и спросил парня по дороге в нашу комнату.

– Так я еще перед стрижкой сказал ротному, что хочу быть с вами, – ответил здоровяк.

– А этот, как его, Тиба-ле-ээээ... ну, ты понял, он как в нашу группу попал?

Нур только пожал плечами. А зайдя в помещение на шесть спальных мест, я уже и сам смог ответить. Похоже, нас поселили по принципу очередности подачи документов. Нур за себя словечко замолвил, остальные просто не знали, что можно так сделать. Вот и оказались в одном отделении.

– Распределите дежурства по уборке, – начал доводить до нас распорядок взводный Келлан. – Я буду проверять её качество перед каждым вечерним построением. 

Наставник ушел, а мы продолжали толпиться в дверях, разглядывая комнату, где нам предстояло прожить четыре года. 

– Занимаем кровати! – скомандовал и первым швырнул пакет с банными принадлежностями Нур на облюбованный предмет мебели у окна.

Я предпочел место у двери. Напротив меня расположился Тиба-а-а... и так далее, не помню как. Фэб и Гэри выбрали центральные кровати. Валя робко помялся и понял, что ему осталось одно место – напротив Нура. Тот уже шарил в стоящей рядом тумбочке.

– О! Правила поведения в курсантском общежитии, – выудил он оттуда брошюрку.

Фэб и Гэри терзали ящики под кроватями. Похоже, это именно то место, где будем хранить все вещи. Другого гардероба или шкафчика я не приметил. Обстановка в комнате была очень уж спартанской.  Невольно я вздохнул. Жаль, что не могу применить свою магию и облагородить это место.

– Запрещены любые выяснения отношений с применением физической силы... – продолжал знакомиться с правилами Нур. – Это что, я Тибаленаториону даже по морде дать не смогу?

Невольно я восхитился, как ловко Нур сумел произнести заковыристое имя. И,  похоже, не я один.

– А как тебя называли в кругу семьи? – поинтересовался Гэри. – Прости, но я такое, да если еще ранним утром, точно не скажу.

– Лена, – огрызнулся мажор. – Ленка.

– Лена, – хмыкнул я и привлек его внимание к себе.

– А ты, значит, так и будешь со своим господским именем ходить? – ехидно так обратился ко мне хм... Лена. – Кто-то там говорил, что все титулы остались за стенами школы.

По поводу длины имен я уже догадался. Чем знатнее род, тем причудливее имя. Мое «Александр» точно не могло принадлежать простолюдину. Мало того, магистр даже не подумал никого просвещать на тему того, что я иномирянин. Не то забыл, не то решил, что так лучше. В анкете, которую я предоставил приемной комиссии, указывались только имя, сила магии, ее возможная направленность и общие мои данные, типа веса, роста и комплекции. 

Опять же сработали правила школы. Меня не спрашивали, откуда я прибыл. А   сам я тоже не спешил выделяться. Пусть и не жил на темных землях, но совсем новичком в этом мире не был. И если появилась возможность «закосить под своего», то я предпочел ею воспользоваться. 

– Зовите меня тогда просто Саша, – предложил я.

– А-ха-ха! Просто Саша! – заржал Нур. – Скромненько так, как основателя школы боевых магов!

– Хорошо, хорошо, – примирительно поднял я ладони, сводя все к шутке (кто же знал, что школа носит имя моего соотечественника?). – Тогда  Алекс.

– Нам еще на склад за остальной формой идти, – напомнил всем Валька. 

– Действительно, – подхватился Нур.

И мы дружно поспешили на склад. Кроме парадной одежды и запасного белья, получили ещё комплект спортивной формы. Про утреннюю зарядку я успел только мельком глянуть в Памятке. Но что-то это все больше и больше напоминало армию Земли. А уж когда с утра пораньше раздался громкий возглас: «Рота, подъем!», я ощутил  себя точно как дома.  Сам-то в армии я не был, но не узнать родные словосочетания не мог. Тот самый Саша, основатель школы, чтоб ему в гробу перевернуться, извращенец еще тот!

– На первый раз прощаю вам опоздания! – вещал ротный, разглядывая заспанных курсантов. - Завтра, кто не выйдет в коридор за два лэта, будет наказан.

– Куда я попал? – отчетливо простонал стоящий рядом со мной Ленка. 

Но высказывать претензии и демонстрировать недовольство он не стал и послушно потрусил в строю на разминку. Между прочим, его физическая подготовка оказалась не в пример лучше моей. Я на пятом круге дышал, как загнанная лошадь. На десятом мечтал лечь и умереть. Мажорчик только вспотел, но даже дыхалку не сбил.

Нур же после зарядки и душа бурчал, что такой режим дня слишком жесток. Мол, не пожрамши бегать по стадиону он не в силах. Вымотала нас всех пробежка хорошо. Плюс еще нам силовых упражнений ротный добавил. Так что  в общей душевой этим утром возбужденных членов ни у кого не наблюдалось. Сил с трудом хватило доползти в столовую.  

И снова там включился армейский режим. Кто не успел допить травяной отвар, того не ждали. Оказывается, у нас на завтрак всего семь лэтов. Только Нур успел уложиться в этот норматив. Мне показалось, что он заглотнул огромную миску каши с мясом минуты за две. Пряник, который прилагался к травяному напитку приятель зажевал в два укуса. А потом с сожалением провожал взглядом не съеденный Валей десерт. Парнишка просто не успел прикончить свою порцию до того момента, как нас погнали на занятия.

Первую лекцию вел преподаватель огненной магии, по совместительству куратор курса.

– Месяца через три вы определитесь с приоритетной магией, – просвещал он. – Тогда вас разделят на малые группы. Пока же лекции общие для всего курса.

Огненная магия мне понравилась. Совсем не так, как дают её светлым. Отчего такая разница, я не понял, но решил потом исследовать и разобраться, чем именно отличаются светлые и темные силы. Пока же кропотливо зарисовывал узор сетки. Что-то применять на практике мы еще не могли. Да и помещение не предназначалось для этого.

Следующая лекция стала для меня сюрпризом. Вернее, не сам предмет «Плетения и сетки», а тот, кто его вел.

– Магистр Мирлан! – узнали курсанты преподавателя.

– Герой войны! – с восторгом взирал на магистра Нур.

– Принц, – прижал  ладошки к щекам Валя, буквально пожирая глазами мужчину.

Магистр расцвел. Он точно знал себе цену и купался в лучах славы. Про то, что он герой войны и еще принц, я не был в курсе. Зато с помощью нехитрых вычислений пришел к выводу, что папенька у магистра Мирлана король.  Кажется, это его похвалы хотел удостоиться сынок, когда связывался со мной на светлых землях.

Магистр повторил нам то же, что и куратор, по поводу выявления приоритетной магии каждого курсанта. Дальше он начал зарисовывать типы сеток и плетений. Также мило улыбаясь и демонстрируя ямочки на щеках, магистр сообщил, что все тридцать пять плетений спросит с нас на следующем занятии. Кто завалит письменную работу, отправится помогать некромантам в подвал.

Курсанты дружно открыли первую страницу расписания лекций и хором взвыли, поскольку следующее занятие по плетениям у нас было завтра.  

Повезло, что маги воды и воздуха ничего не просили и домашнего задания не давали. А лекции по некромантии у нас должны были начаться только в следующем месяце.

Я, конечно, не совсем честно поступил: после обеда ушел в закуток за душевыми и распахнул проход в межмирье.  Просидел там над сетками и плетениями не меньше суток. И только убедившись, что запомнил все тридцать пять вариантов, вышел наружу. Пусть не корректно  по отношению к парням моего взвода, но совесть меня ничуть не мучила.    
К слову сказать, на самоподготовку все отправились без вопросов. А я решил наведаться в библиотеку. Тот факт, что нам не выдали учебников, сильно заинтересовал. 

Библиотеку я нашел, но воспользоваться не смог. Учебники и любые книги выдавали только второму курсу. Первый курс должен был усваивать знания с лекций. Своего рода стимул. Если пропустил по какой-то причине, то твои проблемы или как-то договаривайся с соседями.

А еще я узнал, что те парни, которых отсеяли из-за слабой магии, все же поступили учиться. Специальное отделение для слабых магов называлось Целительством. Но я бы приравнял их к аптекарям. Вот они как раз и оккупировали библиотеку, выискивая нужные фолианты по растениям и магии зелий. Как я и предполагал, у темных не было магов жизни. Лечение здесь осуществлялось при помощи препаратов.

– Алекс, а ты чего самоподготовкой не занимался? – попенял мне Нур, когда все вернулись в комнату.

– Запомнил и так, – прихвастнул я.

Парни не поверили, но вмешиваться не стали. 

– А нам еще порядок в комнате наводить, – снова Валя выступил в роли напоминателя. – Нужно бы поделить дежурства.

– Лучше попарно, – предложил Фэб.

Мы с Ленкой скептически посмотрели друг на друга.

– Хорошо, сегодня мы с Валей дежурим и убираем, – согласился сразу Нур и развел бурную деятельность. Быстро узнал, где кладовка для ведер и швабр, выгнал нас в коридор и велел не соваться до тех пор, пока не просохнут полы.

Валька в это время отмыл окно и подоконник. Когда перед вечерним построением пришел наш взводный, то не нашел, к чему придраться. Следующее утро разнообразием не порадовало. Снова прозвучала команда «Рота, подъем!», и, путаясь в одеялах, курсанты выскочили на построение.

Занятие у магистра Мирлана было первым. Тот раздал каждому стопку листков бумаги и объявил начало проверки.  Я управился одним из первых и был отправлен за дверь в коридор. Там курсанты и толпились до конца контрольной, а потом еще ожидали результатов проверки.

Из нашего взвода только Валя не прошел. Он допустил восемь серьезных ошибок. Фэб и Гэри ошиблись по одному разу, но магистр сделал им только замечание. Нур нарисовал три сетки неверно, и отделался предупреждением.

– Ты молодец, Алекс, – похвалил меня Нур, – Написал так быстро, хотя на самоподготовку и не ходил.

– В чем заслуга? Если семья может позволить себе нанять домашнего учителя, то сложно ошибиться в элементарном, – фыркнул Ленка, который тоже  получил отметку отлично.

Я в очередной раз промолчал, поддерживая негласно легенду того, что из знатного рода. Нур же больше всего расстроился, что Вале придется идти на отработку к некромантам.

– Если тебе станет плохо, ты сразу зови кого-либо, – напутствовал он парнишку. 

Валя мне чем-то напомнил Вана. И пусть масть другая, не блондин, а брюнет,  но такой же робкий, стеснительный. 

– И почему его оставили без ужина? – продолжал возмущаться Нур судьбой Вали.

– Может, по причине того, что он будет убираться в помещении с трупами? – приподнял бровь Ленка.

Нур сразу замолк, прикидывая, каково оно там, в подземельях с мертвецами, которых некроманты оживляют. Валя вернулся за несколько лэтов до вечернего построения. Бледная мордашка свидетельствовала, что лишение ужина – правильная политика преподавателей.

– И как ты? – кружился вокруг парнишки Нур.

– Нормально. Там душ есть и сменная одежда, – поведал Валя.

Нур же продолжал оглядывать Валю, ища следы пребывания у некромантов. Кажется, он к парнишке неравнодушен, и у нас образовалась парочка.
   
 Комментарий к 
    Александр  http://s1.radikale.ru/uploads/2018/3/7/cbdcc5f7f85df4a638a1d9546f4041c0-full.jpg
Ленка http://s1.radikale.ru/uploads/2018/3/6/dfd388f2e0cc1700dfb8782b009615e4-full.jpg

========== Часть 12 ==========


Первое занятие по некромантии у нас случилось в последний день учебной  недели. Вначале никто не понял, почему на завтрак подали только напиток. Нур, как всегда, первым заволновался по поводу еды. Узнав, что впереди практика в подвале некромантов, пробурчал по поводу того, что ему испортить аппетит очень сложно. Естественно, что никто слушать причитания курсанта не стал. И нас повели вниз.

Я ждал от помещений некромантов чего-то зловещего и мрачного. А потом с удивлением разглядывал светлые стены и белоснежный потолок. Никакой мрачной средневековой атрибутики и всего того, что у меня ассоциировалось с некромантией, я не встретил. Да и лекционный зал был наполнен светом и ничем не отличался от тех, где мы занимались раньше. После первых двух уроков нас разделили по группам и развели по классам.

В нашей группе оказалось двенадцать человек. И столько же столов находилось в учебном классе. Нур привычно бурчал о потерянной еде и не скором обеде, а я с опаской озирался по сторонам. Кто этих некромантов знает? Вдруг сейчас заведут живого мертвеца или ещё чего пострашнее придумают с участием трупов?

Трупы потом действительно были, но маленькие. Дохленьких мышек нам разложили по столам помощники, и преподаватель напомнил ту сетку, что мы проходили на теоретическом уроке.

– Куда меня занесло, за что такие мучения? – страдал за соседним столом Ленка, пытаясь оживить, вернее, придать видимость жизни мышу.

У меня с той сеткой тоже ничего не получалось. Стоило только прикрепить нить связи с мертвым объектом, и сеть распадалась. Преподаватель не торопясь двигался между столами, пытаясь донести до курсантов, в какой момент добавлять магическую силу. Я так понял, что там за доли секунды нужно успеть, пока цела сеть. Мне даже пришла в голову мысль нацепить на лапу трупику кольцо-иллюзию, к нему закрепить нить и дальше уже сетку. Пока я прикидывал, не применить ли свою магию, Валя сумел-таки добиться успеха. Он сам не ожидал, а его мышь уже побежала и так резво, что сидящий слева от этого умельца парень заверещал, взбираясь ногами на стул.
 
Дальше мы дружно ловили зомби-мышь, которая передвигалась по причудливой траектории. Преподаватель снисходительно наблюдал за этой кутерьмой и не вмешивался. Как потом оказалось, он ждал того момента, когда мышь сама упадет. И, не дождавшись, кинул на несчастную зомби магическую сеть.

– Я впечатлен, – похвалил преподаватель  Валю. – Продержать несколько лэтов такое простейшее плетение и не потерять привязку! Настоятельно рекомендую вам, курсант, выбрать некромантию.

Нур на такое заявление гыкнул и хлопнул Валю по плечу. Ну, да. Наш нежный и маленький Валя и вдруг некромант! А парнишка неожиданно согласился и пошел согласовывать расписание занятий. Подозреваю, что Нур тоже хотел оказаться в одной группе с Валей, но способностей так и не проявил.

 Следующие три недели проходил отсев совсем бесперспективных курсантов и разделение по направлениям магии. Фэб и Гэри выбрали магию воды. Я долго размышлял, куда мне пойти. В результате решил сосредоточиться на огненной магии. Мне вообще-то было без разницы. Я мог использовать любую магию, включая светлую. 

И как только я определился, Нур и Ленка тут же сообщили, что тоже идут на огненную. Наконец, все курсанты разобрались с направлениями. И в конце месяца ожидалась та самая клятва королю. Но для начала нам устроили серьезную строевую подготовку. Все послеобеденное время теперь отводилось не самоподготовке, а маршированию по плацу. Повезло, что преподаватели ничего не задавали, ожидая принесения клятвы королю. Не  лично, конечно. 

В назначенный день нас выстроили в парадной форме, и магистр Мирлан   выслушивал слова клятвы от каждого курсанта и подтверждал ее магической формулой. Затем всем сообщили, что этот день выходной. Мало того, мы можем, наконец, выйти в город. Только вернуться нужно в обязательном порядке до вечернего построения. Курсанты радостно загомонили, обсуждая такую новость.

Парни моей группы тоже подключились к обсуждению. Я столицу почти не знал и вежливо стоял в сторонке, ожидая решения. Наставники, перекрикивая курсантов, напоминали, что по правилам школы запрещено приносить что-либо  с собой. Пока все разбирались, куда и чего, ко мне подошел магистр Мирлан.

– Как ты? –  поинтересовался он. – Как тебе школа?

– Мне все нравится, – почти честно ответил я. Про раннюю побудку и зарядку упоминать не стал. А ко всему прочему вопросов не возникло. 

– Погуляй, – усмехнулся магистр и всучил мне мешочек с монетами. – Только выпивку в школу не неси.

– Постараюсь употребить все внутрь, – пообещал я.

И надо ж было такому случиться, что в этот момент Нур и Ленка как раз повернулись, чтобы позвать меня. Магистр почти сразу удалился, а мои одногруппники подошли ближе.

– И за какие такие услуги магистр платит тебе? – естественно, не удержался от шпильки Ленка.

– Это он просто… передал… – мямлил я, пытаясь срочно придумать отмазку.

– А правда, что у него в замке порталы между комнатами? – вклинился Валя.

– С чего это? – не понял я. – Нет там никаких порталов.

– И в замке у принца ты бывал, –  окинул меня презрительным взглядом Ленка.

– Так ты его любовник? – непонятно чему обрадовался Нур.

– Парни, вот чего вы сочинили на пустом месте? – возмутился я. – Да, я был знаком с магистром еще до школы. А деньги он мне передал от… хм… родственников.

– От родственников, ну да, – снова усмехнулся Ленка и шлепнул ладонью по мешочку. – То-то ты на его уроках получаешь всегда высшие баллы.  

– Ты чего?! – возмутился я. – Я сам выполняю задания без ошибок.

– Никогда не занимаешься в классе самоподготовки, – продолжал наезжать на меня Ленка. – А зачем? Подставил зад, и вот уже в любимчиках.

– Ах ты ж! – не сдержался я и звезданул мешочком по шее парню.

– Не нравится правда? – не остался в долгу Ленка, двинув меня кулаком в челюсть.

– Это что?! Прекратить! – подскочил к нам Келлан. – Как посмели нарушить правила школы?! Оба зачинщика драки в карцер на двое суток! Остальные, кто не вмешался и не остановил, по два дня отработки у некромантов.

– А в город погулять? – подал голос Валя и словил разъяренный взгляд от наставника. 

– Отделение наказано, – повторил Келлан для самых недалеких.

Карцер располагался в подвальной части, рядом с лабораториями некромантов.  Насколько я успел заметить, карцеров здесь было не меньше десятка. Каждое помещение было рассчитано на одного заключенного. Зайдя внутрь, я в очередной раз удивился. Все, что касалось некромантов, больше напоминало больничную палату, чем мрачные застенки. Даже карцер поражал белизной стен и чистотой. А еще карцер в этой школе не блокировал магию. Очень приятный сюрприз.

Побродив немного по камере, я решил, что можно развлечься, да и себе улучшить жилищные условия. Вместо жесткого топчана я устроил мягкое ложе с подушками. Туалет отделил полупрозрачной загородкой. Даже маленький душ воткнул. Стены зоны туалета и душа покрыл кафелем. В самой камере захотелось сделать покрытие наподобие обоев. На пол кинул ковер. Развесил хрустальные бра. Поставил журнальный столик в восточном стиле. 
Пока кормежку не принесли, но сервиз я себе заранее приготовил. И, привязав всю иллюзию к одному из камней пола, активировал магию на слово «Удобства». 

Объем камеры был небольшой. Не сравнить с моей комнатой в академии. Потому сил я потратил немного. И предметы стали материальными довольно быстро. Но на всякий случай я сходил в межмирье, чтобы восстановить силы. Заодно оставил мешочек с деньгами, из-за которого разгорелся весь сыр-бор.  

А еще в межмирье у меня хранились копии лекций. Вот их я и взял с собой в камеру. Там уже скопировал, сшил в одну брошюрку и решил, что оставлю этот экземпляр в карцере.  

Ужином меня в карцере покормили. Я без проблем успел произнести «Убрать удобства» и только потом отодвинул шпингалет на окошке для передачи еды. 

Скудную закуску в виде куска хлеба и холодного мяса я положил в фарфоровый сервиз. Хорошо иметь память еще и Лоренса. Чего только не было в домах английских аристократов! Жаль, что развернуться здесь особо негде.
 
За следующий день я отшлифовал знания по лекциям. Я и так их помнил, но тут уж решил довести до совершенства. Пусть Ленка попробует меня упрекнуть! 

Условия в карцере я создал себе курортные. Единственное, что напрягало – это оглушающая тишина. Даже в межмирье такого нет. Там туман силы перемещается и тихо шелестит. А тут мне от такой тишины и покоя в голову начали разные мысли лезть. Прежде всего припомнилось поведение Ленки. Почему он на меня все время так реагирует?

То отводит глаза, то, напротив, задирает. Нужно было еще раньше все выяснить и поговорить. Я же привычно ждал, когда само собой рассосется. Наш конфликт начался еще в очереди к регистрации. Нур как-то спросил Ленку, какие у него претензии к Вале. Отчего тот его невзлюбил?  Ленка тогда отшутился. Мол, заприметил в очереди красавчика и хотел встать рядом. Под тем красавчиком подразумевалась моя персона. Нур предложенную версию событий принял и тоже добавил шутку по поводу хорошеньких мальчиков.

Только я не поверил словам Ленки и не поддержал веселье, потому что Ленка тогда смотрел мне прямо в глаза. У меня даже сердце ёкнуло. С чего бы? И почему парень накинулся на меня с упреками? В большей степени это походило на сцену ревности. Ревности?

Я передвинул одну из подушек себе под голову и продолжил вспоминать все события последнего месяца. Блин! Да я не могу вспомнить ни одного дня, чтобы Ленка не был рядом. Конечно, этому способствовало то, что у нас общие занятия, общая комната, и даже дежурим мы там в паре.

Претензии Ленки были не только по поводу денег, но и еще того, что я игнорирую самоподготовку. Ведь он в эти часы не может контролировать мои перемещения.

Мда… я параноик. Но теперь мне кругом мерещится заговор. А если предположить, что Ленка в курсе моей истинной магии, то его желание удержать меня подле себя объяснимо.

 Я снова перевернулся, подбирая более удобную позу на топчане. Логика моих рассуждений очевидна. Только один момент не вписывается в эту схему: сам я далеко не равнодушен к Ленке. Вернее, я не задумывался раньше. А тут на почве самокопания припомнились те черные кудри. Волосы у Ленки уже отросли, и у меня буквально закололо кончики пальцев от желания запустить руки в кудри. А потом еще прикоснуться к пухлым губам. Так! Стоп! Пойду в душ подрочу и продолжу, а то ясность мысли совсем потерял.

Продолжать подозревать Ленку непонятно в чем я  не мог – не хватало фактов. Потому выход из карцера я воспринял с энтузиазмом. Теперь буду внимательнее отслеживать поведение Ленки.

Магию в карцере я свернул заранее, но развеивать не стал. Вдруг еще придется в карцере посидеть. Пригодится. 

Судя по мрачному выражению лица Ленки, он тоже предавался тяжелым думам. 

– О! Бешеные зомби-мышки выбрались из подвала! – радостно встречал нас Нур. – А мы тут вашими стараниями драим помещения с разложившимися трупами.

– Жуть, – подтвердил Фэб.

– Из них потом скелеты соберут, там такая магия сборки интересная,  – дополнил Валя.

– Только все эти отделившиеся и сгнившие части тела паршиво выглядят, – не согласился с Валей Фэб.

– Хватит, хватит! – не захотел я слушать дальше подробности отработки у некромантов. 

Кто сказал, что карцер это большее наказание? Правда, у меня условия были отличные. Но и в обычном карцере разве что скучно и тихо.  И точно лучше, чем таскать в ведрах гниль  с трупов.

За ужином парни, за исключением Вали,  вяло ковыряли в тарелках. Удивительно, но аппетит Нуру все же можно испортить. Мы же с Ленкой после карцера наворачивали так, что управились лэтов за пять и не стали отказываться от предложенной порции десерта от Фэба и Гэри.

На будущее я решил устроить в межмирье запас еды. Как-то раньше у меня потребности в этом не было, не голодал. Только ситуации могут разные случиться. Ладно, карцер. А вдруг чего похуже? 

Наставник Келлан после ужина нас сопроводил до комнаты. Убедился, что отделение адекватно, никто выяснять отношения не собирается, и удалился.  Ленка сидел на кровати хмурый и на меня не смотрел. 

– Нет у меня родственников и никого близких, – сам не знаю, почему снова я поднял тему. – Магистр мне вроде опекуна и поддерживает деньгами. Совсем не по той причине, что ты придумал.

– Мне все равно, – огрызнулся Ленка и демонстративно улегся лицом к стене. Так он и лежал до вечерней поверки. А я продолжал терзаться. Нужно как-то показать, что я пользуюсь знаниями, а не блатом. И вообще понять, что за чертовщина творится с парнем.
Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

3 комментария

+3
Аделоида Кондратьевна Офлайн 21 августа 2018 02:04
Настолько увлекательное и затягивающее повествование, что невозможно оторваться.
Автору большое - пребольшое спасибо!
+2
Rasskasowa Офлайн 6 сентября 2018 00:58
Живо, ярко, красиво, интересно. Дочитав до конца, испытываешь сожаление, что нельзя ещё и ещё. Герои очень привлекательные, жаль с ними расставаться.
+2
Сергей Греков Офлайн 12 сентября 2018 21:08
Попытаюсь снова вчитаться. На мой взгляд -- скукота, помноженная на перечисления модных брендов. Может, я что-то пропустил.
Но это плохо, когда 800-страничная книга начинается с 300-той страницы...
Даже если там все будет круто!)