Pink_Bra

Между мирами 1

+8
Беты (редакторы): Fereht
Рейтинг: R

Жанры: Романтика, Фантастика, Повседневность, POV, AU, Попаданцы
Размер:  Макси,  93 страницы
Кол-во частей: 18
Статус: закончен

Примечания автора:
Если, кто не понял в Описании, то еще раз напомню, что мир магии.


========== Часть 1 ==========


Никогда не думал, что вступление в наследство может быть столь хлопотным делом. Я уже месяц (целый месяц!) пытаюсь оформить на себя однокомнатную хрущевку и дачу, что по завещанию достались  от бабули.
 
Хорошо, что на работе у меня мужики понимающие. Начальник  заверил, что если буду пока работать удаленно, но каждый день выходить на связь, то он мне еще дополнительно месяц выделит. Конечно, уже не как отпуск. Да и зарплату чуть урежет, но в любом случае поможет в моей ситуации. А проблемы у меня с этим наследством оказались нехилые. 

 Первое, что меня удивило, это то, что прийти с оформлением можно только к одному единственному нотариусу, который курирует подобные дела именно по нашему району. Поменять или выбрать «на свой вкус» того, кто будет заниматься моим наследством, не получалось. Первые две недели, пока я бодро собирал «бумажки», все было хорошо. Но когда, прихватив стопку документов, я рванул на прием к нотариусу, то так и замер напротив офиса, где прикрепленное на дверь объявление извещало, что нотариус удалилась в двухнедельный отпуск. Тогда я только скрипнул зубами, не осознав сразу ту «жо», в которую попал. Я же, дурак, радовался, что справку из налоговой быстро получил. Угу. Только действительна эта фитюлька в течение трех недель. А потом, видимо, предполагается, что умерший воскреснет и наделает еще долгов. 

 Произведя нехитрые вычисления, пришёл к выводу, что по-любому придется бежать «по второму кругу». Продавать квартиру пока не планировал. Сдам квартирантам. А вот дачей точно заниматься не буду. Съездил, посмотрел. Пообщался с соседями. Те меня заверили, что такой участок с кирпичным домиком, водой и газом купят быстро. Пусть земли и мало, но зато условия вполне «цивильные». Это лет двадцать назад дача была далеко за городом. А сейчас от окраин до бабкиных владений тридцать минут на рейсовом автобусе. Оставалось только решить свои бумажные дела. 

В общем, в  день выхода на работу нотариуса я уже с половины восьмого утра топтался под дверью. Новую справку из налоговой уже получил. Еще раз проверил все документы. На мой взгляд, проблем не должно возникнуть. Вот только нотариус в свой первый рабочий день после отпуска точно была не в духе. Только что в лицо мне мои документики не швырнула. Я даже сразу и не сообразил, что не так в доверенности и собственности на дачу? И только когда вник, понял, что домой вернусь не скоро. Бабуля моя (чтоб ей там на небесах икалось!) проявила верх беспечности. В свое время не потрудилась утрясти все бюрократические моменты в связи со сменой названия дачного кооператива. А мне теперь это все расхлёбывать.
 
 И если бы не оценка этого «недвижимого имущества» в энное количество тысяч рублей, то я уже плюнул бы на все. А так собрал все свое терпение и обратился к тому, кто может помочь. В адвокатской конторе  подсказали, что мой вопрос может решиться через постановление суда. И выдали список требуемых документов. В основном, это касалось выписок из заседаний того дачного кооператива. И на следующий день я, как идиот, бегал вокруг дачной администрации, пока какая-то сердобольная старушка не поведала нюансы работы этой богадельни.
 
 – Они только в выходные дни и принимают. Среди недели ни бухгалтера, ни начальства нет.

Сделал «вдох-выдох». Помянул недобрым словом свою бабку, кооператив, что название не мог сразу придумать, всю российскую бюрократию и вернулся на квартиру ждать выходных дней. Тоскливо посмотрел на справку из налоговой конторы. Кажется, в три недели я опять не уложусь и в очередной раз побегу за этим документом в налоговую.

Утром в субботу я долго размышлял, во сколько лучше выезжать? Плохо, что я здесь без машины. Приходится пользоваться городским транспортом. Еще в предыдущее посещение дачи понял, что до девяти утра в автобусы лучше не соваться. Народу набивается столько, что еле двери закрываются. Там же не только в «Приозерный» едут, но и на те дачи, что по пути.

В общем, решив, что десять утра будет оптимальным вариантом, я отправился  на дачу. Опять же, помня предыдущий опыт посещения, кинул в рюкзачок пару яблок и бутылку воды. Потом подумал и соорудил нехитрые бутерброды из того, что отыскал в холодильнике. Была мысль и ноутбук захватить. Но отказался. Если администрация окажется на месте, то ждать долго не придется. В противном случае смысла задерживаться на даче тоже нет. В местных автобусах особо не развернешься. Так что мобильника для «тихих развлечений» мне вполне хватит.

На троллейбусе добрался до кольцевой, откуда уходили все дачные автобусы. И – о, удача! Оказалось, что до почти моей дачи ходит не только транспорт для «пенсионеров», но и «элитный» в том числе. Оплата всего полтинник, зато комфорт. И как я раньше не приметил, что на дачу можно добираться более цивилизованным способом?

 – Мы только по выходным, и четыре раза в день, – пояснил мне водитель. – Если быстро управитесь, то с конечной Приозерного я в час дня возвращаюсь.

 Прикинул, что должен успеть. Очень уж хотелось ехать с комфортом. А то в предыдущую поездку мне  старушки все ноги оттоптали. 

Пока ждали времени отправления, я разглядывал пассажиров. Шумная компания молодежи расположилась на задних сиденьях. Три «мальчика» и три «девочки». Ну, это понятно. Даже пояснять не нужно, куда и зачем едут. В сумках у них недвусмысленно позвякивало. Всё ясно: девочки, шашлыки, потрахушки на природе. Впереди меня примостились две дородные дамочки. Они активно обсуждали какого-то бедолагу, который опрыскивал деревья не тем составом. Слева через проход сидела парочка. Я мысленно хмыкнул. Эти голубки даже не скрывали своих пристрастий. Держались за ручки, бросали друг на друга томные взгляды. И чего этих парней на дачи понесло? Дома нет возможности на полноценный секс? Похоже, что так. Хотя, присмотревшись к их вещам, мнение поменял. Три объемные сумки и рюкзачок. Похоже, мальчики решили надолго зависнуть. Сразу за хм... лицами нетрадиционной ориентации сидел мужчина с огромным рюкзаком и удочками. Я вообще-то не фанат рыбалки, но отчего-то мне всегда казалось, что отправляются на нее (в смысле, на рыбалку) рано утром. И никак не в одиннадцатом часу утра.

Минут через десять водитель ПАЗа окинул нас всех печальным взглядом. Похоже, он мечтал о полном салоне пассажиров. Но за неимением таковых все равно вынужден был отправляться в рейс. Двигатель уже заработал, когда в автобус, запыхавшись, заскочил еще один мужчина. Протянул водителю купюру и поспешил занять место.

А тут и еще один пассажир нарисовался. Молодой парнишка. Но чуть постарше тех, что на задней площадке обосновались.  Длинная челка почти полностью скрывала лицо. Терпеть не могу такой якобы стиль причесок. Ему самому-то видно, куда идти? По мне эта «молодежная мода» больше предназначена для укрывания подростковых прыщей на лбу, а не стиль создает. Снова мысленно хмыкнул. Мне всего двадцать семь, а я уже не отношу себя к категории «молодежь». Еще пара лет, и начну как старик гундеть насчет «современных нравов». Но в данном случае этому белобрысому такая челка действительно не шла. Он ее откинул назад (ну да, самому-то нифига не видно) и произнес, поспешив зайти внутрь:
 – До Солнечной.

Отчего-то он сразу зацепился взглядом за тех «голубков». Мордашка брезгливо скривилась. Но парень сделал вид, что ему без разницы. Воткнул наушники и сел впереди дамочек. 

Водитель теперь уже медлить не стал. Захлопнул дверь и быстро вырулил на трассу. Я же для себя прикидывал, сколько по времени будем в пути. Похоже, остановок у нас не будет до «Солнечной». Так что, если повезет, меньше чем за полчаса доберусь до дачи.

Только на первом же перекрёстке мы застряли в пробке. Такое ощущение, что в субботнее утро половина города решила куда-то рвануть.  Мысленно я сделал поправку на время прибытия и чуть не застонал. За то время, что я оформляю наследство, столько разных контор посетил, что выучил определенный алгоритм их функционирования. В районе обеденного перерыва лучше никого из этой братии не беспокоить. Мало того, что предпочитают уйти пораньше, а вернуться попозже, так еще и раздражительными становятся. Как будто я им только своим посещением уже жизнь испортил. Если будем до дач в таком темпе добираться, то как раз к обеду прибудем. И, считай, угроблю я весь день. Снова дыхательная гимнастика и все упражнения по обретению спокойствия, которые только смог вспомнить.

 – Ой! Наташка, – донесся голос одной из женщин. – Я же бельё на балконе оставила!

 – И что? – отозвалась подруга.

 – Ты в окно посмотри.

 В окно и я глянул. Еще с вечера интернет почитал. Там обещали «местами и временами», но кратковременные, хотя и грозовые. И мы, кажется, в то место и время как раз и попали.

 – Может, стороной пройдет, – неуверенно пробормотала «Наташка». В этот момент где-то громыхнуло, и дождь ливанул как из ведра. – А может, и не пройдет, – добавила женщина.

 – Ничего, под навесом пожарим, – услышал я обрывок разговора молодежи, что оккупировала заднюю площадку. 

Кажется, с выводами "девочки-шашлыки" я не ошибся. Парень, что зашел в салон самым последним, отчего-то обеспокоенно поерзал. Посмотрел в окно, поозирался. Снова наткнулся взглядом на «влюбленную парочку» и скривился. Хм. А ты у нас, значит, гомофоб? Терпеть не могу таких типчиков. Потом еще доказывают, как это неправильно двум мужикам трахаться. Вообще-то это личное дело каждого получать удовольствие доступным способом. Невольно проследил за взглядом парня и мысленно хмыкнул. Тем голубкам на мнение общественности было наплевать. Сидят с глупыми улыбками  ни на дождь, ни на пассажиров внимания не обращают. Старшему из пары примерно лет двадцать пять. А «пассиву» я бы дал не больше восемнадцати. Но, может, он и старше, да только комплекцией не вышел. Весь такой миленький. Ну, просто дюймовочка! Мне тоже такие мальчики нравятся. Попочка у них, как правило, аккуратненькая, но кругленькая. Не то, что у этого дрыща, что сверкает глазами, поглядывая на геев. Сразу видно, сплошные кости и минимум мышечной массы. Вымахала оглобля, а веса не набрала.
 
Вообще я так и не понял, чего столь пристально оглядываю совершенно постороннего парня. Недотрах сказывается, что ли? За последний месяц я только с документами, пардон, и трахался. А так хочется приласкать такого, как сидящий через проход мальчишечка. Кожа у него наверняка гладкая да белая. Может, еще пирсинг на пупке. Пройтись бы  губами от ключиц и вниз, оставляя влажный след... Чуть не завыл от собственных фантазий. Как-то эту проблему нужно решать. Сходить вечером в какой-нибудь бар, что ли? Мда. Только местного расклада я не знаю. Разве что набраться наглости и поинтересоваться у соседей по салону, где такие, как мы, нестандартные, тусуемся? Представляю, как вылупит глазенки тот дрыщ. 

Самое интересное, что остальным мужикам было наплевать на парочку. Рыбак у себя в рюкзаке что-то просматривал. Тот мужчина, что появился в автобусе предпоследним, вообще дремал. Автобус же, наконец, миновал последний городской светофор и «рванул» по трассе. Ну, как рванул? Поехал чуть быстрее, чем до этого. Честно говоря, я вообще поражался, как за этой стеной дождя водила что-то видит? Ладно, в городе действительно можно было на те же светофоры ориентироваться. А теперь даже обочину дороги толком не разглядеть.

Стихия же разбушевалась. Герметичные окна и то стали по углам пропускать воду. Пару раз молния сверкала так, что озаряла все пространство вокруг. Между прочим, я как-то читал информацию, что двигаться по трассе с пассажирами в такую погоду не рекомендуется. Слишком аварийно-опасно. Даже поток встречного транспорта поредел. Очередной разряд молнии осветил округу так далеко, что даже сквозь запотевшие окна стало видно, что мы чуть ли не единственные на этой дороге. Последние легковушки попались навстречу минут десять назад. Никто не рисковал двигаться под таким ливнем. 

Кажется,   на нас обрушились все месячные нормы осадков. Парень-дрыщ проявлял все большую нервозность. У меня даже мелькнула мысль, что у него какая-то фобия. Может, грома или молнии боится? Впрочем, причина обеспокоенности этого пассажира стала понятна, когда водитель начал снижать скорость, а потом вообще затормозил.

 – Солнечная! – объявил он громко и открыл дверь. 

 Я чуть не заржал в голос, припоминая, что парень действительно покупал билет до этой остановки. Вот только выходить под проливной дождь белобрысый  не спешил. За потоками воды я хоть и рассмотрел козырек остановки, но тоже понял, что эта хлипкая конструкция от такой стихии не спасет.

 Парень   подошел к двери, сглотнул и отступил.

 – Я до конечной поеду, – пробормотал он.

 – Доплачивай, – отозвался водитель.

Дальше последовало небольшое пререкание по поводу купюры. Водила утверждал, что сдачи с пятисотки у него нет, а парень в свою очередь заверял, что других денег не имеет. И все это под аккомпанемент грома и молний.  

Вообще-то у меня в заднем кармане была мелочь. Любому другому пассажиру отдал бы просто так. Да только не этому гомофобу. Даже не знаю, выпер бы водила парня под ливень или нет, но тут вмешалась одна из женщин. Разменяла деньги. И, между прочим, парень правильно поступил, что решил «покататься». Выходить наружу не стоило. Ладно дождь, так отчего-то еще стало темнеть.  Теперь уже все обеспокоенно выглядывали в окна. Спустя пару минут автобус снова тронулся.

 – Водитель, – подал голос «рыбак». – Вы бы остановились, пока мы не влетели куда-нибудь.

Водитель скорость снизил, но не остановился.

 – Если сейчас тормозну, то кто-то может нам в зад въехать.

 – Нужно было возле остановки парковаться, – продолжил диалог с водителем рыбак. Автобус все же остановился.

– Попробую назад сдать, – неуверенно начал водитель. – Эй! Молодежь! – окрикнул мужчина сидящих на задних сиденьях. – Посмотрите, есть кто позади или нет. А я пока начну к остановке двигаться.

 – Нету, – отозвался один парень. – Фар не видно. И вообще ни черта не видно, – уже тише добавил он.

Минуты через три наш транспорт как раз поравнялся с тем местом, где планировал выйти дрыщ. Теперь уже водила ориентировался на строение и стал парковаться ближе к обочине. О том, чтобы двигаться дальше, и речи не шло. Мало того, что дождь и непонятное потемнение неба, так еще всполохи молний заставляли нервничать. Я только подумал, что если такая молния попадёт в нас, то мало не покажется, как в очередной раз сверкнуло рядом и слишком ярко. А потом разряд точнехонько угодил чуть выше лобового стекла. Только искры над стеклом и засверкали. Да и громыхнуло с такой силой, что заложило уши.

Что ж за гроза такая? Это даже не тропический ливень, а какое-то невиданное природное явление. Вообще последний светозвуковой эффект ошеломил так, что я на несколько секунд оглох. И ощущения стали такие, как в самолете, когда при перепаде высот уши закладывает. Но уже через минуту все стихло. Также, словно по волшебству, прекратился дождь, зато тьма сгустилась. Как будто мы вдруг разом оказались где-то за городом глубокой ночью.
 

========== Часть 2 ==========


– Водитель, – отчего-то шёпотом позвала одна из женщин, – включите освещение в салоне.

Пока все ждали его действий, я попытался фонариком из мобильника осветить то, что было за окном. Силуэт автобусной остановки в нескольких метрах позади было видно четко. А вот дальше – ничего. И полное впечатление, что время суток – не полдень, а глубокая ночь. Отчего-то стало так неуютно, что действительно захотелось напомнить водителю об освещении салона.

 Тот мужчина, что был ближе к водительскому сиденью, вдруг резко поднялся. Вообще-то в темноте салона его действия плохо были видны, но через минуту мужчина громко произнес:
 – Похоже, у нашего водителя от близкого разряда молнии сердце не выдержало.

– Как сердце? – переспросила одна из женщин, не осознав сказанного.

 – Я хоть и врач, но могу только предположить причину смерти.

 – Смерти? – ахнула какая-то из девиц на задней площадке.

А мне вдруг стало ТАК жутко! И, похоже, не мне одному. В салоне все стихло. Снаружи тоже не доносилось ни звука. Плюс темнота, и мертвец, продолжавший сжимать руль.

 – Ой! Мамочки! – заверещала какая-то девушка из компании молодежи. – Выпустите меня отсюда! 

  Пришлось подняться и идти к парням.

 – Как хотите, но заткните эту истеричку, – четко и внятно произнес я. – Сами не можете, я помогу.

 – Да как мы ее... – промямлил кто-то из парней. 

– Хоть кляп в рот, хоть свяжите, – предупредил я и двинулся обратно, освещая себе путь мобильником. Нам сейчас только истерик не хватало. – Врач, как там тебя? – позвал я.

 – Николай, – отозвался мужчина.

 – Водитель у нас умер, но все же попробуй зажечь свет в салоне.

 – Тогда свети, – буркнул Николай, подразумевая, чтобы я использовал фонарь мобильника.

Через какое-то время нужные кнопки нашлись, и неожиданно яркий свет осветил лица присутствующих.

– Он точно умер? –  вытянув шею, пыталась разглядеть за моей спиной водителя одна из женщин.

– Пульса нет, зрачки на свет не реагируют, – отчитался врач.

– И мы его так оставим до утра? – даму как прорвало.

 – Хм, до утра, – задумчиво посмотрел через лобовое стекло Николай. А потом еще и фары дальнего света врубил. Теперь стало видно впереди метров на сто участок мокрой трассы, а дальше чернота.
 
– Лучше бы ты фары не включал, – пробормотал рыбак.

 Я же еще раз оглядел всех. Парень-дрыщ выглядел хоть и испуганным, но вполне адекватным. Голубки только ближе прижались друг к другу. Кажется, и женщины хлопот не доставят. А вот возня и шум на задних сиденьях мне не нравились.

– Пусти! – взвизгнула девица в белых джинсах. – Мне вообще плевать, я здесь сойду. – И, чуть покачнувшись, двинулась по салону к передней двери.

 Я же только теперь сообразил, что пили ребятки всю дорогу из пластиковой бутылки отнюдь не лимонад. И теперь, похоже, нам придётся еще с пьяными скандалистами разбираться.

 – Николай, открой ей дверь и пусть идёт, куда хочет, – дал команду.

Врач с удивлением на меня посмотрел, потом переключил внимание на панель, вероятно, вычисляя, где то, что позволит двери открыться. Справился с этой задачей мужчина быстро. Девица еще только приблизилась, а дверь уже услужливо была открыта.

 – Закрывай, – так же командным тоном заявил я. – Кто-то еще на выход рвется? – поинтересовался мрачно.

 – А ты чё, тут самый умный и типа главный? – приподнял свой зад один из парней.

 – А еще и сильный, – в тон парню ответил я. – Будешь звиздеть, по роже схлопочешь.

 Вообще-то насчет сильный я не шутил. Комплекцией бог меня не обделил. Плюс тренажеры, плюс... да много чего. Так что мне таких «борзых» пять штук нужно, чтобы я хотя бы запыхался.
 
 – Миха, не связывайся, – проявила благоразумие одна из девиц.

 – И чё он мне сделает? – не желал быть благоразумным парень, в котором явно плескались градусы.

 – Не знаю, что он, но мы с доктором добавим, – неожиданно подал голос «рыбак». И, кивнув мне, представился: – Арсений.

 – Я Марк, а он - Алексей, – встрепенулся один из «голубков». – Мы тоже поможем. 

 Парень-дрыщ только хмыкнул. Но пока ни знакомиться, ни вставать на чью-либо сторону не спешил.

 – И мы с Наташкой дамы крепкие, – отозвалась одна из женщин. – Я Любовь, – и уже тише поинтересовалась: – Точно нельзя как-нибудь водителя переместить? А то уж очень неуютно.

 – Нельзя, – категорично покачал головой Николай. – С утра полицию вызовем. Лучше оставить так, как было на момент смерти.

 – Только вот связи нет, – тихонько добавил Марк.

– Ни у кого нет сети? – уже громче задал я вопрос. Народ дружно уткнулся в свои мобильники. 

 – Нет, – почти одновременно отозвались пассажиры. 

 Я кивнул и предложил все же познакомиться. Дрыща звали Стас. Сзади: смутьян Миха, Витюн, Игорь, Света и Татьяна. А девушка по имени Ирина у нас отправилась на прогулку. Между прочим, я почему-то стал за нее волноваться. И даже повернулся к окну. Только Николай меня отвлек.
 
– Леонид, – обратился он. – У молодежи, похоже, большие запасы спиртного. Не думаю, что их нужно оставлять там.

– Согласен, – кивнул я и уже целенаправленно поспешил к тем сумкам, что стояли возле Михи. – Это я забираю, – вычислил сразу, где горячительные напитки.

– Еще чего! – с трудом сфокусировал зрение парень. – Витюн, давай надаем по шеям этому командиру.

 – Надаем, – тряхнул головой парень и, подтащив к себе рюкзак, стал укладываться спать.

 – Будешь бузить – свяжу, – пообещал парню. Сумку же отнес «под присмотр» к мертвому водителю.

 – Леонид, – теперь позвал меня Марк, – аккумулятор до утра не дотянет, если свет в салоне оставить.

 – Сейчас расположимся и выключим.

 – Там еще где-то Ирка ходит, – подал голос неугомонный Миха.

 – Помню, – отозвался я. 

 – Она на остановке курит, – сообщил дрыщ. – Вернее, сидела там несколько минут назад. Я в окно видел.

 Николай, тем временем, уже открыл дверь. Нехитрыми манипуляциями переключил освещение. Теперь горела только одна лампа над водителем.

 – А!!!! – с истерическими воплями влетела в салон та самая Ирка. – Вы что, без меня решили уехать?! 

 – Дура на нашу голову. Иди ищи себе место для сна, – буркнул Николай.

 Вообще-то найти место в салоне автобуса не так-то просто. Сами сиденья рассчитаны на двух пассажиров. Для нормального взрослого человека это только на половину роста. И хотя свободные места имелись, лечь с удобством не получалось. Да и соседство трупа как-то не слишком способствовало спокойному сну. Плюс мой мобильник упорно показывал, что еще только половина второго дня, а никак не ночи. Попробуй тут усни.

 – Вы что, вот так спокойно будете сидеть и ждать? – возмутился  Стас.

 – А ты что предлагаешь? – отозвался рыбак. – Пойди побегай вокруг машины. Порыдай.

 – В этой ситуации самое лучшее -  ждать, – поддержал рыбака доктор.

 – Чего ждать?! – повысил голос парнишка.

 – Хотя бы того, что это природное явление как-то проявит себя. Согласись, но темнота в это время суток не совсем правильно.

 – А нас найдут? – пискнул с задней площадки девичий голосок.

 – Так мы вроде и не терялись, – спокойно отозвался Николай. – Вон, остановка на месте. Только темно. Так что отдыхаем и ждем.

 Но, похоже, не мне одному было так же некомфортно. Рассмотреть что-то в салоне не удавалось, но тихие шорохи, вздохи и возня явно демонстрировали, что народ как-то пытается расположиться. Я же решил пока дать отдых спине. Лег на сиденья, свесив ноги в проход. Какое-то время полежал. Потом повернулся на бок. В общем, крутился еще часа три.  А когда, наконец, почувствовал, что засыпаю, то с удивлением увидел силуэт Стаса, что дремал, облокотившись на руки, на сиденье напротив. Значит, уже почти утро, и скоро рассветет. Спать резко расхотелось. Успею еще. Пока очень хочется разобраться с той чертовщиной, что творилась вокруг.
 
    Комментарий к 
    http://prntscr.com/c382jc

========== Часть 3 ==========


В предрассветном тумане я уже видел гравийку, что была на обочине дороги. Потом и остановка обозначилась. Сразу за остановкой вниз шел пологий спуск, и уже вдалеке темнела лесополоса. Впереди через лобовое стекло тоже просматривался участок дороги. А вот по левую сторону пока из-за тумана разглядеть ничего не получалось. Еще пугало то, что за все время, пока мы стояли, по трассе не проехало ни одной машины. Пусть вчера ливень согнал всех с дороги, потом была непонятная темнота, но сейчас-то уже утро. 

Отчего-то вдруг стало казаться, что всех «смыло» дождем, а мы – уцелевшие и выжившие в той катавасии люди. Бред, конечно. Но нервозность не покидала. Еще и водила за руль продолжает цепляться. Теперь уже ясно было видно, что пальцы такого желтого оттенка у живого человека быть не могут. Судорожно сглотнул слюну. Жуть какая! Спим, считай, в катафалке. У меня по позвоночнику прошла дрожь. Пока я предавался мрачным мыслям, зашебуршились Люба с Натальей.

 – Леонид, – шёпотом позвали меня. – Нам бы в туалет.

 Кивнул. Мне бы тоже туда не помешало. Собственно, уже через минуту в салоне проснулись все. Кажется, только Михаил продолжал храпеть, не обращая ни на что внимания.

Николай же распахнул дверь и выпрыгнул наружу первым. Вообще-то на улице было прохладно. Или после теплого салона автобуса так показалось? Но я в очередной раз поежился. Так и не понял отчего: от холода или ситуации в целом? 

 – Дамы, – окликнул наш врач женщин. – Видите этот валун справа? – и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. – Это вам туалет. Идите, но не дальше валуна. Что-то мне местность не нравится, – добавил он чуть тише.

 – А что не нравится в местности? – уточнил я, поскольку со своими ощущениями еще не определился. 

 – Река рядом, – ответил за Николая «рыбак». – Слышишь вдалеке шум воды? Да и туман, скорее всего, от реки. А возле Солнечного такого нет, это я точно знаю.

 Вот теперь и я прислушался. Действительно, шумело так, словно где-то в отдалении был водопад. Солнце же поднималось все выше. Лично меня пока беспокоило только отсутствие автомобилей. Но этому вполне можно было найти объяснение. Допустим из-за ливня где-то повреждена дорога. Потому перекрыли движение. В общем, сам себя я успокоил. А неугомонный Николай продолжал внимательно оглядывать округу. 

 – И такого леса нет рядом с Солнечной, – мрачно поведал он.

 Проследил за направлением его взгляда и должен был согласиться. То, что я посчитал лесополосой, на самом деле ею не было. Мы оказались как бы на возвышенности, и потому тот лес, что рос у подножия холма, виден был хорошо и далеко. 

– Арсений, – позвал я. – Возьми Марка с Алексеем и пройдите по дороге вниз. Мы с Николаем – вперед, посмотрим, что там.

 Мужчины не возражали. А к нам с Николаем присоединился еще и Стас. Остальная молодежь из автобуса пока не выходила. Собственно, пройти нам удалось всего метров сто. А потом я сообразил, что дорога точно повреждена. Только пока рассмотреть ничего не мог. Туман хоть и отступил, но не полностью. Зато обрыв дороги было четко видно. Даже не могу предположить, что стало этому причиной.

 – Сель прошел, что ли? – неуверенно пробормотал дрыщ, рассматривая неровный край.

 – Осторожнее, – оттащил его назад Николай. – Трудно сказать, насколько тут прочно. А глубина может быть приличной.

Так что мы дружно развернулись и поспешили обратно. Тем временем к автобусу и Арсений с компанией вернулись.

 – Сто метров, и все, – сообщил он.

 – Обрыв? – уточнил я.

 – Нет, – удивился Арсений. – Просто дорога заканчивается, а дальше обычная земля и трава. Как будто нас с участком земли вырвало и перенесло куда-то.

 – Странно это все, – поежился Алексей и прижался к Марку. 

 Стас привычно сморщился. Остальные сделали вид, что не заметили такого явного проявления однополой симпатии.

 – Думаю, что водителя нужно из салона доставать, – вернулся я к насущному. – Пока еще до нас полиция доберется. Связи нет. А вдруг еще одну ночь в маршрутке придется ночевать?

Продолжать я не стал, но, похоже, все и так поняли, что катафалк не самое удачное место для ночлега.

 – Его теперь не вынуть, окоченел, – изрек Арсений, разглядывая «объект». 

 – Кости все равно сломают те же МЧСники, – заверил Николай. – Так что нам его, главное, от руля оторвать.

 – Алексей, – оглянулся я на парнишку, – проследи, чтобы женщины на остановке сидели и сюда не совались.

 – А эти, что храпят? – уточнил парень. 

 – Пусть, – махнул я. 

 Вообще-то я бы и Марка отправил, да только решил, что в водиле килограммов девяносто веса, и втроем мы его не поднимем. И снова Стас оказался рядом. Что-то я про него забываю каждый раз, а он сам определяет себя в помощники. Подумал, что толку от такого доходяги точно не будет, но и прогонять парня не стал.

В общем, провозились мы с трупом не меньше часа. Марк вообще позеленел. Того и гляди, сблюёт. Да и мне, честно говоря, нехорошо от всего этого было. А уж как мы волокли потом это скрюченное тело – вообще отдельная история. Думаю, что только Николай перенес процесс перемещения мертвеца более-менее спокойно. Уложили мы водилу за очередным валуном. И уже тогда отдышались.

 – О! Я же говорил, что река рядом, – подал голос Арсений.

Оказалось, что пока мы таскали труп, туман полностью рассеялся, и действительно стало видно всю округу.

– А где Солнечная? – как-то невпопад поинтересовался Стас.

 Ответа ни у кого не оказалось. Зато Арсений при виде реки оживился. 

 – Снасти у меня имеются. Пойду поймаю чего-нибудь, – сообщил рыбак и двинулся к маршрутке за своим имуществом. 

========== Часть 4 ==========

Мы задерживаться возле мертвого тела тоже не стали. А уже на подходе к остановке услышали визги и крики. Я поморщился. Снова молодежь что-то не поделила.

 – А я говорю, что на всех! — орал Игорь на девицу в белых джинсах.

– Да иди ты со своими «всеми»! – возражала она.

 Помятый и зевающий Михаил стоял, облокотившись на капот, и лениво почесывал живот. Третий парень из этой компании тоже выполз на улицу и, похоже, страдал от похмелья. Сидел прямо на земле, потирая виски, не реагируя ни на кого. Алексей же прятался где-то за спиной у Натальи и испуганно хлопал глазенками.

 – Я не собираюсь делиться жратвой с этими пидорами! – продолжала скандалить девица.

 Я вмиг сообразил, в чем суть спора.

 – Так, – вышел вперед. – Всем достать то, что есть в наличии съедобного и сложить на площадке.

 – Да ты чё опять, командир? – подал голос Миха. – Вчера у нас все пузыри выгреб, сегодня жратву.

 – Еду мы поделим, а спиртное не дам, – заявил я.

 – Сам возьму, – буркнул Михаил. – Вон, Витюну хреново, опохмел нужен.

 – Там всего одна бутылка водки. Остальное - пиво и вино, – тихо прошептал мне Николай.

 – И что? – не понял я. 

 – Водку я бы оставил для медицинских целей, а остальное отдай.

 – Смысл? 

 – Нажрутся. Под ногами мешаться не будут, пока мы будем выяснять, что здесь и как.

 – А пустые бутылки под воду пригодятся, –  так же тихо вклинился в нашу беседу Марк.

 – Хорошо, – согласился я и громко объявил: – Спиртное мы возвращаем, но еду – на общий стол.

 Кажется, пока вопрос провианта ни Витюна, ни Миху не волновал. Они так шустро выхватили сумку у Николая, что тот еле успел водку извлечь.

 Девица в белых (хм, бывших белых, сейчас грязных) джинсах поспешила вслед за парнями в салон. А потом к ним и Татьяна присоединилась. Оставшаяся парочка из той же компании молча поставила рюкзак в центр автобусной остановки.

 – Здесь шашлык замаринованный, – пояснил Игорь.

 Николай сунул в мясо нос и понюхал.

 – Уксус и соль. До вечера с ним ничего не случится. Предлагаю пока съесть то, что может испортиться.

 Я же выудил свои четыре бутерброда и опасливо их понюхал. Потом и яблоки достал. У Стаса была только упаковка чипсов. Наталья с Любой порадовали. Но их копченую колбасу, хлеб и сыр тоже отодвинули в сторону. Это не из категории быстропортящегося.
 
– У меня перловка вареная, – достал свои припасы Арсений. – Но это рыбе на прикорм.

 – А людям не годится? – уточнил я.

 – Невкусно. Без соли и масла.

 – Нам, похоже, скоро не до разносолов будет, – заверил я и забрал у него плошку.

 Зато у Марка с Алексеем оказалась с собой термо-сумка с бутербродами. Собственно, ими и позавтракали. Тех, кто засел в салоне, приглашать к столу не стали. Им и с пивом должно быть хорошо. Вообще-то в той бутылке, что называлась «Лимонад», плескалась подозрительного цвета жидкость, но я акцентировать на этом внимание не стал. Николай прав. Пусть уж сразу все вылакают. Лучше один раз перетерпеть пьяные истерики, чем потом еще «сторожить» спиртное. 

 Арсений же, перекусив, засобирался к реке. 

 – С тобой пойти? – уточнил Николай. 

 – Сходи на разведку, – посоветовал я. – А мы с ребятами в сторону леса прогуляемся. В любом случае дрова для шашлыка понадобятся.

– Тогда и инструмент нужен.

 – У нас где-то в вещах маленький топорик был, – отозвался Игорь.

 – Давай ищи, – обеспокоился я. – Нам только вашего пьяного Михи с топориком не хватало.

 В маршрутку Игорь смотался быстро и притащил сразу всю сумку.

 – Здесь еще шампура, они тоже острые, – пояснил парень свою мысль. 

 Я же только тяжело вздохнул и пока закинул этот «арсенал» на крышу остановки. Но топорик прихватил с собой.

 – Леша, ты за дам отвечаешь, – Марк отдал распоряжение своему любовнику.

 Собственно, все правильно. Мальчишка особо крепким не выглядел. Я бы и Стаса там оставил, но он от нас не отставал. Вернее, от меня. Интересно, а как он отреагирует, если узнает, что я тоже «по мальчикам»? Впрочем, ставить эксперименты не стоило. Пока у нас и без этого проблем хватало. Да таких, что и думать не хотелось. И если обрыв дороги я еще мог объяснить: селем, землетрясением и чем-то подобным, то полное отсутствие следов цивилизации на том месте, где был поселок, пугало не по-детски.
 
 Наверное, до кромки леса оставалась пара десятков метров, когда Стас подергал меня за рукав, привлекая внимание.

 – Что? – повернулся я. 

Парень же молча кивнул на небо. Я так и не понял, что там такого. Ну, облака. Но мало и далеко, на приближающейся дождь не похоже. Видя мое недоумение, Стас пояснил:
 – Луна.

 Ну, луна. Бывает такое, что и днем видно спутник.

 – А вон еще одна, – кивнул Стас.

 Вот тут я уже споткнулся. Игорь и Марк, что шли позади, даже сразу и не поняли причину моего ступора.
 
– Инопланетяне нас похитили... что ли? – неуверенно произнес Марк.

 Теперь я уже всматривался во все, что нас окружало, с дотошностью следопыта. Впрочем, трава выглядела обычно. Деревья... хмм, как деревья. Тем более я не ботаник, чтобы в видах разбираться. Да и того, что годилось на дрова, вполне хватало. Глубоко в лес мы заходить не стали, прошлись вдоль кромки леса. Потом уже выволокли на опушку несколько бревен. Я топориком чуть подрубил ветки, чтобы удобнее было тащить. Поначалу хотели прихватить по бревну на каждого, но потом от такой затеи отказались. Ни Стас, ни Игорь особой силой похвастать не могли. А подниматься на пригорок даже налегке  было непросто. Три раза мы останавливались, чтобы передохнуть. И все равно, когда выбрались к остановке, пот стекал с нас ручьями.

 Алексей же с дамами тоже не скучал. Я так и не понял, для чего они натаскали камней и сложили чуть правее от остановки небольшую стеночку.

– Это туалет, – пояснила Наталья. – А то там за валуном неудобно, а девочки смущаются.

 Кивнул, соглашаясь, и подошел ближе.

 – А ямку чем выкопали? – поинтересовался я.

– У Арсения в рюкзаке саперка была, – помялась Наталья. – Правда, мы без спроса взяли.

 – Ничего. Думаю, он поймет.

 А тут от реки уже и Николай с Арсением вернулись. Рыбак тащил за жабры приличную рыбину с полметра длиной. Но вид имел мрачный.

 – Что не так с рыбой? – поинтересовался я.

 – Да наш врач не знает, стоит ее в пищу употреблять или нет.

 – На вид как щука, – оглядела добычу Наталья.

 – Только ею быть не может, – вздохнул Николай.

 – А так вы уже поняли, где мы? – уточнил я.

 – И где? – тут же отозвались дамы.

 – Судя по всему, – чуть повысил я голос. – Мы каким-то непонятным стихийным явлением были заброшены в другой мир, на другую планету.

 – Леонид, вы пока к лесу ходили, чего-то накурились? – недобро оглядела меня Люба.

 – Нет, мы по внешним признакам судим, – поддержал меня Николай. – Посмотрите, на небе четко видны два спутника. Плюс это не то место, где мы должны быть. И если кто-то ощущает легкое головокружение, но пока списал это на стресс и все прочее, то ошибается.

 – Что-то не так с воздухом? – поинтересовался Стас.

 – Скорее всего, кислорода чуть больше привычной нам нормы. Но это нормально, – поспешил заверить всех врач. – Организм скоро привыкнет и адаптируется. Меня больше беспокоит состав воды.

 – В любом случае, если вода нам не подойдет, умрем от жажды, – пожал плечами Марк.

 – Так, дамы, – оглядел женщин Николай. – И, пожалуй, господа тоже. У меня есть успокоительное. Рекомендую всем принять лекарство, чтобы, значит, обойтись без эксцессов.
 
Поскольку я в себе таких признаков не заметил, то расходовать столь ценный в наших условиях препарат не стал, а отправился к бревнам. Мир, может, и другой, но кушать все равно скоро захочется. Да и ту воду, в которой пока есть сомнения, прокипятить не помешает. Как удачно, что с нами оказался рыбак. У него полный туристический набор. И лопатка, и котелок, и наверняка еще какие-то полезные вещи.

 Пока рубил, размышлял над ситуацией в целом. Робинзоны, блин! Хрен знает, где оказались. Здесь же могут и хищники быть, и те же люди-нелюди. А у нас из средств самообороны только один топорик-недоросток, несколько ножей да сапёрная лопатка.

 Я вздохнул и продолжил работу.


========== Часть 5 ==========

Похоже, к аналогичным заключениям по поводу нехватки средств для обороны пришел и Николай.

 – Леонид, у водителя должны быть инструменты. Хотя бы маленький ремонтный ящичек он обязан иметь.

 Кивнул, соглашаясь. Как сам не додумался?

 – Как только эта компания очухается и выползет из автобуса, предлагаю обыскать салон.

 – Заодно кресла открутить и передвинуть. Спать на таких слишком сложно, – добавил я.

 Договорить толком мы с Николаем не успели. Пришла Наталья и погнала доктора с Арсением еще раз на рыбалку.

 – И рыбу там, на месте, потрошите, – дала женщина напутствие. – Нечего мне тут грязь разводить. Кстати, о грязи, – оглядела Наталья меня. – Мы здесь пока очаг будем сооружать, а ты там у реки глины какой посмотри. 

И протянула мне пустой целлофановый пакет.
И снова «кости ходячие» увязались за мной следом. И я снова прогонять парня не стал. Он мне потом помогал, держа пакет на весу. А я все тем же топориком, с которым не расставался, отколупывал край глинистого бережка. 

Вот что интересно: с той стороны, ближе к обрыву, камни и валуны. А возле реки некрупная галька и вот даже глина. Пока мы ее перетаскивали, а потом отмывались, Арсений выловил, а Николай выпотрошил шесть крупных рыбешек. На том решили, что пока этого на обед хватит. Хранить свежую рыбу все равно негде. 

 Зато принести еще дров не помешает. Даже не знаю, как будут женщины готовить рыбу, но дрова всегда пригодятся. Или просто сидеть на бревне –  и то удобнее, чем на земле.

  В общем, мы успели сделать две ходки к лесу и обратно, когда Наталья заявила, что обед готов. Между прочим, посуды, пусть и пластиковой, на всех хватало. Я же в очередной раз поразился женской смекалке. Поскольку котелок у Арсения был маленький, то уху дамы готовили в три захода, сливая бульон в термосумку Марка. Как-то я даже не подумал, что эту емкость можно так использовать. Меня в первую очередь смутило то, что форма на кастрюльку не была похожа. Зато удерживал тепло этот переносной сундучок так же хорошо, как и холод. Перловка тоже в дело пошла. У нас настоящий суп получился. Да и куски рыбы были крупными и вкусными. 

 В целом, обед мне понравился. Дамы благодаря лекарствам были спокойны. Я уже потом, когда отправился к реке мыть посуду, поинтересовался у Николая, сколько у него еще лекарств, и чем это он всех напоил? 

 – Лекарств мало. А выдал я женщинам обычную янтарную кислоту, – пояснил врач.

 – Как? – изумился я. Эскулап в ответ только пожал плечами. 

 – Я в травматологии уже семь лет работаю и давно пришел к выводу, что люди верят в то, в чем сами себя убеждают. Вот так убедит себя какой истерик, что у него смертельная травма, и начинает всем мозги компостировать.
 
 – Так это они у нас свято уверовали, что ты их успокоительным обеспечил?

 – Ну, так сработало же, – ответил Николай. – Если что, у меня еще аспирин имеется. Я после дежурства к другу ехал на дачу. Там небольшая попойка по случаю защиты намечалась. Оттого я и без машины был, да и лекарств соответственно ожидаемому мероприятию прихватил от похмелья. Но, поверь, это в нашем случае сработает. Все уже успокоились.

Собственно, возразить на этот счет мне было нечего. Правда, по возвращении к остановке снова застали скандал. Пьянчужки из автобуса выползли и опять чего-то не поделили. 

 – Чего им не хватает на этот раз? – поинтересовался я у Игоря. 

 – Да Светка им суп не дала, сказала, что пусть сначала воды в бутылках принесут.

 – Понятно, – и пошел разбираться.

 Обедом мы компанию накормили. А потом еще на пледе, что оказался в их вещах, расположили за остановкой. Светлана продолжала тихо шипеть на своих подруг. Мы же с Николаем поспешили в маршрутку. Разобраться с народом и потом успеем, а вот приготовиться к ночи требовалось уже сейчас. На улице ночевать в таком незнакомом месте точно не стоит.

 Как и предполагал Николай, ящик с инструментами и еще кое-что оказались припрятаны под сиденьем последнего ряда кресел. Между прочим, еще один топор обнаружили и кучу автомобильных «железок». Я уже было ринулся откручивать кресла, когда врач меня тормознул.

 – Не спеши. С этим Марк и Алексей справятся. 

 – А мы куда?

 – Водителя нужно бы похоронить, а то уже завтра запах будет такой, что и близко не подойдем.

 Я судорожно сглотнул. Как бы мне шикарный обед обратно не вывернуть. Но согласен был на сто процентов. Кроме нас эту работу делать некому. Потому прихватили Арсения с Игорем и отравились искать место без камней, чтобы можно было вырыть могилу.

 – Жаль, что рубашку с него сразу не сообразили снять, – пробормотал Николай. – Но обувь точно нужно забрать.

 – Как обувь? – охнул Игорь.

 – А ты что, думаешь, здесь где-то рядом магазины имеются?

 – Так кто такое наденет? С трупа же... – неуверенно пробормотал парнишка.

 – Через полгода, когда твои кроссовочки расползутся, задашь этот вопрос сам себе, – не обратил внимания на шок Игоря Николай.

 – А мы что, здесь навсегда?! – с нотками истерики поинтересовался Игорь.

 – Считаешь, есть варианты? Или, может, ты знаешь, как вернуться? – поджал губы врач.

 Арсений в разговор не вмешивался, а очерчивал участок для могилы метрах в двадцати от валуна, где мы мертвеца пристроили. Никогда в жизни не копал могил. И хорошо, что мы друг друга сменяли. Вот уж не думал, что это такой труд. Первые полметра еще были терпимыми. А потом пришлось изрядно намахаться этой куцей лопаткой. И снова все перепачкались, как свиньи. 

Вообще-то я слова доктора запомнил. И футболку с себя сразу стащил, чтобы и одежку поберечь, и не запачкать уж совсем. Если все так плохо, то через несколько месяцев будем как дикари в набедренных повязках бегать, поскольку целой одежды не останется.
 
Потом еще могилу и расширять пришлось, когда поняли, что покойник у нас застыл в слишком уж неподходящей позе. Вообще-то Николай предлагал выпрямить тело, сломав кости. Но мы с Арсением, не сговариваясь, решили, что лучше еще покопаем. Прикасаться лишний раз к уже начавшему опухать телу не хотелось. Игорь вообще еле сдерживал рвотные позывы, когда мы мертвеца поволокли к могиле. Так что спихнули водилу в яму, не проявляя должного уважения к умершему. А потом так шустро его засыпали землей, что я поразился нашей скорости. И пусть лопата была одна, но руками мужчины не менее активно работали. Можно было, конечно, еще на холм камней принести, но сегодня сил уже не осталось. Еле передвигая конечности, отправились к реке. Солнце уже было низко над горизонтом, а нам еще мыться и стираться.
   
Похоже, Игорева подружка еще издали заприметила, что мы закончили с похоронами, и побежала за нами следом к реке. Молча всучила шампунь и велела не задерживаться, а то за сохранность шашлыка никто поручиться не может: Миха проснулся и бродит вокруг автобуса.

 Допустим, совсем быстро отмыться у нас не получилось. Я пожалел, что и джинсы не снял перед работой. Трусы после купания в реке были мокрыми и обтягивали меня. Но надевать влажную одежду тоже не выход. Доктор-то у нас имеется, а вот лекарств никаких. Даже простую простуду не вылечить. Хотя... шанс на выживание в таких условиях вообще сомнительный. Если не помрем с голоду или от болезни, то сами себя перебьем. Скандал на нашей «кухне» свидетельствовал, что «борзая молодежь» снова что-то делит. Впрочем, предмет дележки был один – шашлык, что и так было понятно.

 – Если мы сейчас тебе отдадим все ваши припасы, – без особых эмоций поведал я Михаилу, когда подошел ближе, – то завтра к нашей добыче вы не прикоснетесь.

 – Да плевать! – прорычал парень. – Отец уже наверняка всех на уши поставил, когда мы не отзвонились вовремя. Вот посмотришь, нас еще до обеда заберут, – и после небольшой паузы продолжил. – А вот за вас могу и не замолвить словечко.

 – Они же все проспали, – тихо за спиной озвучил мою мысль Николай.

 – А откуда вас заберут? – поинтересовался я у парня.

 – Отсюда, – развел руками Миха.

 Но, похоже, до не совсем протрезвевшей компании уже что-то стало доходить.

 – А что это за место? – подала голос одна из девиц. Наверное, меньше всех выпившая.

– Другая планета, – буркнул Игорь.

 Наталья же в споры и беседу не вникала, а, продолжая готовить мясо, лишь кивнула подруге:
 – Люба, порежь там хлеб, лучок.

 – Лучок? – встрепенулась Люба.

– Да, вот у Арсения целенькие головки.

 – А ну, дай сюда, – отобрала женщина лук. – Ничего не режем, а сажаем завтра огород. У меня семена редиски, я на даче хотела подсеять. И укроп.

 Я же только челюсть подобрал от изумления. Какие у нас женщины!
 
– Хорошее у вас лекарство, доктор, – прокомментировал ситуацию. – Жаль, только двое суток действует, а так народ действительно спокойный.

 – Вообще-то через сорок часов действие начнет ослабевать, – включился в игру медик.

Зато Миха, расслышав о чудо-препарате, потребовал его и себе. Естественно, Витюн и девицы тоже не были обделены. Вот уж не знаю, как оно их успокоит, но головную боль и похмельный синдром янтарная кислота должна снять.

 Пока же мы готовились к ужину. Так и не понял, чего Михаил выступал? Мяса было предостаточно. То, что бралось на шесть человек, вполне хватило на четырнадцать. Уже совсем стемнело, когда мы покончили и с шашлыком, и с чаем. И теперь, сидя под навесом автобусной остановки, с изумлением разглядывали ночное небо.

 Миха, разглядев на небе еще и третью, только что взошедшую некрупную луну, потребовал от Игоря объяснений. Благо, алкоголь в его голове уже чуть выветрился, и оценить обстановку парень смог. Меня же эта вся нереальная ситуация продолжала пугать. Настолько все смотрелось иррационально: ночь, еле тлеющие угли очага. И в то же время элементы цивилизации –  автобус, часть дороги и остановка. И, похоже, схожие мысли появились у всех. Народ замолчал и уже опасливо стал оглядываться вокруг. 

 Я встал и дал команду отправляться спать.
 
 

========== Часть 6 ==========

Оказалось, что преобразования в салоне Марк устроил хорошие. Николай зажег освещение и дал возможность всем оглядеться. Я же искренне порадовался тому, как парням удалось такое провернуть в салоне.
Сдвоенные кресла они расположили спинками к окнам, вторую пару приставили сиденьями к ним и развернули спинкой к проходу. И все это связали какими-то тряпками. Получилось, что одно лежбище состояло из четырех сдвоенных сидений (сидушками друг к другу).

 – Думаю, что по двое придётся спать. Хоть и тесно, но вполне можно уместиться, – пояснил Марк.

 – Только лежанок таких шесть, а нас четырнадцать человек, – сообразил я.

 – Одно длинное сиденье сзади и сразу под ним расположим кого-нибудь на покрывале.

– Не жестко ли на полу?

– Нет, там Леша рюкзаки и что-то еще намостил. Как раз эти места самые комфортные.

 – Чё, командир, себе возьмешь? – ухмыльнулся Миха, который, как оказалось, внимательно нас слушал.

– Зачем? – пожал я плечами. – Вы еще в начале поездки эти места зарезервировали. Так что располагайся.

 – Витюн, ты на покрывала, – тут же скомандовал Михаил.

 Игорь и Светлана заняли ближайшую к парням лежанку. Через проход от них Татьяна с Ириной, ворча друг на друга. Мол, тесно, и зад у подруги мог быть и худее. Марк и Алексей устроились следующими. Напротив них - Люба и Наталья. Осталось нас четверо. Николай критически оглядел мою комплекцию.
 – Пожалуй, я с тобой не помещусь, – произнес он и добавил: – Да и Арсений тоже.

 Собственно, я тоже был согласен, что на таком узком пространстве только у Стаса был шанс устроиться хоть как-то. Уже засыпая после долгого и утомительного дня, я подумал: какая удача, что этот худышка меня не привлекает. При таком тесном контакте я бы мог и оконфузиться. Джинсы сохли под навесом остановки. В одних трусах я смотрелся весьма двусмысленно. А так – развернул этого худосочного спиной к себе и заснул.

 Вообще-то толком поспать всё равно не удалось. Где-то в середине ночи девицы потребовали сводить их в туалет. Потом уверяли Николая, что там темно, страшно, и можно они тут, прямо со ступенек, помочатся.

 Проснулась Наталья и сообщила, что помочиться они могут, но завтра с утра будут таскать воду и отмывать асфальт. Потом эта же компания хотела пить, после курить и снова ссать!

 Только улеглись Татьяна с Ириной, проснулся по схожей причине Витюн. Благо, Михаил никуда не ходил, но зато храпел так громогласно, что хотелось его вышвырнуть на улицу. У меня же затек левый бок. Шёпотом поинтересовался у Стаса, не хочет ли он перевернутся на другой. Тот хотел, но как это сделать, не представлял. Пришлось мне через него переползать. Оставлять парня за спиной я не рискнул. Вдруг нечаянно придушу во сне и не замечу? Еще пару раз за ночь пришлось проделывать похожий маневр. Но как только рассвело, спать уже сил не было. Конечно, я не выспался, но как добрать эту нехватку в таких условиях, слабо себе представлял. По мне, даже та скамейка на остановке и то была шире. Так что, когда Миха выбрался по своим туалетным делам, я поспешил следом и разлегся на скамье.

Угу. А утро опять прохладное. Джинсы мои не просохли. В общем, злой и невыспавшийся, я стал разводить огонь в нашем очаге. Тут же пришла мысль, что запасы зажигалок не вечны. Как-то я предыдущим днем не подумал собрать и эти предметы. Как будем потом огонь добывать? 

 Костер разгорался. А я составлял в голове список первоочередных задач: выяснить, у кого есть ножи, и сколько их. Ладно, несколько дней я смогу не бриться. Но потом или брутальность изображать, отращивая бороду, или попытаться бриться ножом. Опять же лезвия и ножей, и топоров чем-то точить нужно. Значит, надо поискать подходящие камни. Плюс оборудовать под навесом подобие стола. Наверное, стоит назначать дежурных по кухне. Всем толпиться смысла нет. 

 Постепенно из автобуса начал выбираться народ. Вернее, вышли те, кто, как и я, не смог в такой тесноте спать. Марк явно оставил Алексея досыпать в более комфортных условиях. Стас без меня тоже, скорее всего, «балдеет». Арсений уступил возможность еще немного подремать Николаю. Тот полночи куролесил, открывая и закрывая дверь  всем желающим посетить туалет. 

 Пока Марк с Игорем ходили умываться, а заодно и мыть посуду, что оставили с вечера грязной, Арсений поведал мне свои идеи. В чем-то они были схожи с моими.
 
 – А если на ночь в очаг подкладывать толстое бревно, то оно тлеть будет до утра, – заверил рыбак. – На спичках сэкономим. А еще я корзины плести умею.

 – Вот как? – искренне изумился я. – А кто ты по специальности?

 – Вообще-то сантехник, – помялся мужчина, но тут же заверил, что много чего полезного умеет делать.

 – Не сомневаюсь, – отозвался я. – Нам сейчас компьютерные гении и работники банков мало полезны.

 – Нужно бы у народа профессии поспрашивать, – подал идею Арсений.

Насчет Михаила и компании я уже был в курсе. Выпускники одиннадцатого класса. Планировали отмечать на даче «последний звонок» и «морально готовиться» к экзаменам. С Николаем тоже все понятно – врач-травматолог. Моя специальность – создание компьютерных программ для бытовой техники – в нашей ситуации ценности не представляла. Но другие навыки у меня тоже имелись. По молодости я на стройке подрабатывал. Да и вообще физической работы никогда не чурался. 

На завтрак у нас были бутерброды с копченой колбасой. Наталья снова взяла на себя функции повара. Не мог не поинтересоваться у нее, как она отнесется, если будет этим постоянно заниматься. Тем более выяснилось, что она кондитер-кулинар. 

 – Только воду и дрова мне обеспечивайте, – не стала пререкаться женщина.

 – Сегодня распределим дежурства, – заверил я.

 Люба оказалась инженером-технологом, но в то же время – фанатом-дачником.

 – Николай, – обратилась она к нашему доктору после завтрака. – Вы мне поможете огород разбить? 

 – Я тут для прикормки рыбы брал, – начал копаться в боковом кармане своего рюкзака Арсений. – Вот, – протянул он кулек.
 
– Семечки? – изумилась Люба.

– Да. Не жареные. Времени не было, я думал, потом. Кинул в рюкзак в последний момент, – пояснил Арсений.

 – Шикарно, – мечтательно заулыбалась Люба. – Это же будущее подсолнечное масло.

 И, уже не мешкая, стала собираться. Заодно отправила Николая за ведром, что отыскали в автобусе. Я же в очередной раз изумился такому спокойному отношению к ситуации. Как будто народ чуть не каждый день по чужим мирам шастает. Пока, кроме компании школьников, никто проблем не создал. И, наоборот, всячески помогали, вспоминая свои «нужные» умения.

 Стас ни своими навыками, ни будущей специальностью похвастаться не мог. Учился в колледже по ремонту электрооборудования. Алексей перешел на второй курс художественного училища. Из полезных увлечений мог только назвать кулинарию. Так что его мы и отправили на помощь Наталье. Ну, и профессия Марка чем-то была схожа с моей –  он занимался программированием.  

 Солнце было уже высоко. Пора озаботиться пропитанием. Арсений обещал рыбу, а я решил посмотреть чего-нибудь съедобного в лесу. 

 – А на ком съедобность будешь проверять? – поинтересовался Стас, который в очередной раз решил сопроводить меня в прогулке по лесу.

 – Если вода оказалась пригодной, то можно предположить, каких-то ядовитых для нашего организма веществ в почве нет.

 – И все равно, как отличить? – не отставал парень.

 – Во-первых, как у тех же яблок. Если какие-либо насекомые, червячки, – Стаса передернуло, – или птицы употребляют их в пищу, то, возможно, они и нам подойдут.

 – Что-то я птиц здесь не заметил, – отозвался Стас.

 И я, кстати, тоже. Но решил, что мы в этом мире вообще мало чего видели.

 – Далеко в лес не заходим и двигаемся все время вдоль кромки, – подал команду.

 Ходили мы не меньше часа, разглядывая внимательно все, что встречалось. Лес мне этот больше напоминал тропический. Деревья высокие. И большинство из них было оплетено лианами различного вида. Одна из таких лиан привлекла Стаса. Растение, конечно, было странным. Гибкий ствол имел множество коротких отростков, с широкими (крупнее моей ладони) листьями. Парень какое-то время трепал лист. Даже зачем-то по своему запястью потер.

 – И что ты делаешь? – поинтересовался я.

 – Да вот смотрите, какой лист интересный. Он снаружи гладкий. А внутри как бархат.

 Пожал плечами, демонстрируя, что восторгов не разделяю. 

– Я подумал, что туалетная бумага скоро закончится, – продолжал озвучивать свою идею Стас.

 Вот теперь и я на листик посмотрел, так сказать, «под другим ракурсом». А что? Действительно, мягонький. В общем, в лагерь мы возвращались с этой добычей, ну, и бревно для костра волокли, конечно.

Николай к этому времени уже закончил свои огородные дела и даже сообщил, что те мои два яблока тоже в дело пошли, а не только как десерт.
 
– Не знаю, получится ли у Любочки, – делился Николай, –  но если яблочные зерна прорастить, то со временем вполне возможно получить урожай.
 
 – Или не получить, – вклинилась в разговор подошедшая Люба.

Потом на меня вывалили кучу информации. Мало того, что дождаться всходов от зернышка не так просто. Оно же не прорастает внутри яблока. И все потому что покрыто снаружи специальной защитой. Оттого зернышко сперва тщательно промывают, а потом еще несколько дней держат в холодной воде (меняя воду ежедневно). Грунт для такого подготовленного зерна тоже особенный. Очень важно не допустить образование плесени. Потому половина почвы заменяется песком. Люба заверяла, что нам повезло, и эти яблоки не нового урожая. Хотя я в этом турецком фрукте не был уверен. Кто его знает, когда там у них сезон был? Но самое интересное, когда саженцы все же вырастают, предсказать, что получится, невозможно. Зернышки одного плода могут дать странные результаты. Вероятность того, что больше половины вырастет дичкой, той самой прародительницей всех яблонь, велика. Все современные сорта яблонь прививаются на карликовые подвои. В нашем же случае дерево, при удачном исходе, могло вымахать до восьми-десяти метров высотой. С новым уникальным сортом плодов.

 Впрочем, загадывать наперед не стоило. Это пока перспективы. Наш со Стасом рассказ Любу тоже заинтересовал. Попросила принести разных лиан. Да и Арсений дал заказ на прутья. Он не оставил идею сплести корзину. Но и уйти с рыбалки не мог. Свои драгоценные снасти он не доверял никому. 

 Потом все послеобеденное время мы занимались различными бытовыми делами. Школьников я пока не привлекал к работам. Честно говоря, просто злился. Ну, не нянька же я им? Чего убеждать этих идиоток, что прикуривать можно от очага, а газ в зажигалке приберечь? Пока припрятали то, что было у Марка и Арсения. Это на всякий случай, если угли в очаге не сохраним до утра.
 Ближе к вечеру небо заволокло тучами. А вскоре и вовсе стал моросить дождик. Наталья спохватилась, что ужин не приготовила, и спешно стала таскать новые камни для костра под навес. Потом вообще оставила в помощниках Марка, а всем остальным велела отправляться в автобус. Всё равно все под козырьком не вмещались.

 Алексей просидел внутри недолго, а потом вышмыгнул наружу. Может, опасался кого-то из парней или просто ему было спокойнее рядом со своим мужчиной. Я же пока растянулся на креслах. Ночью поспать толком не получилось. Надеялся до ужина чуть вздремнуть. Угу. Кажется, я скоро построю себе шалаш рядом с остановкой. Слушать очередные склоки девиц мне уже порядком надоело.

 – Светка, где мой шампунь?! – начала очередную ссору Татьяна. Девушка тихо пояснила. 

 – С какой это стати ты мои вещи раздаешь чужим мужикам?!

 – Вот же дрянь, – поддержала подругу Ирина.

 Похоже, девицы уже готовы были вцепиться друг в друга. Но тут Игорь встал на защиту Светы. Я тоже приподнялся. 
 
– Не лезь в бабские разборки, – приказным тоном обратился к Игорю Миха.

 – Я не лезу, но в обиду Свету не дам.

 – Что-то ты, чмошник, слишком разговорчивым стал. Если бы Витюн не хотел трахнуть твою шлюшку, то мы бы на дачу тебя не позвали. Так что ты должен быть благодарен, что я соизволил тебя взять в нашу компанию.

 – Благодари, – подал я голос. – Если бы не Михаил, сидел бы ты сейчас дома, интернет просматривал.

 – Он с бабкой живет. Даже своего компа не имеет, – кинул мне замечание Витюн.

 – Какая сейчас разница? И, между прочим, он дрова для костра исправно носит. А вас четверых с завтрашнего дня я ставлю на дежурство. Обеспечиваете кухню водой и моете посуду.

 – Да ты кто такой?! – попер на меня Миха.
  
 – Или жратву добываете себе сами, – припечатал я.

 А за ужином еще раз напомнил, что у нас «кто не работает, тот не ест».
 

========== Часть 7 ==========


Воду для кухни Миха с компанией носил весь день. Но особо не надрывался. Больше времени они провели, купаясь в реке. Благо, ушли ниже по течению и не портили Арсению рыбалку.

Тот уже вычислил примерно, как и где здешняя рыба клюет. Подробно мне рассказал, что с утра идут те самые «щуки», а днем ловится рыба помельче – другого вида. Но костей в ней меньше, и на вкус она лучше.

Николай с Любой с самого утра ушли в лес. За мной же хвостиком ходили Игорь, Света и Стас. А я решил прогуляться к обрыву. Николай мне рассказывал, что там пропасть метров тридцать. Но сам я туда смотреть не ходил.

Оказалось, что противоположный берег этого ущелья еще выше. По дну протекала река. И та, в которой мы рыбачили, как раз в нее и впадала. «Наша» речушка текла по довольно ровной местности, а потом, буквально прорубив себе проход в скалах, падала на дно ущелья водопадом. В противоположную от места встречи двух рек сторону пройти много не получилось. Валуны становились все выше. Да и смысла карабкаться по ним я не видел. И так понятно, что следов цивилизации нет.

Позже мы еще сходили за дровами. На границе леса поваленного сухостоя пока хватало. Но Игорь выпросил у меня топор и срубил для себя небольшой разветвленный ствол. А потом весь день с ним занимался. На мой вопрос пояснил, что делает бумеранг.

 – На кой? – не понял я.

 – Ну, изначально бумеранг считался эффективным оружием как на охоте, так и на войне.

– Мда? – не поверил я. – Там какой-то специальный угол должен быть. Ты в этом разбираешься?

 – Угол как раз не самое сложное, – заверил Игорь. – От семидесяти до ста десяти градусов. Сложность в том, чтобы задать поперечный профиль.

– И как ты справишься? Топором такое не сотворишь.

– Как древние предки, – неопределенно пожал плечами парень. Но, видя, что я ничего не понял, пояснил: – Камешками, песочком отшлифую.

 Вообще-то мне было все равно. Получится бумеранг – хорошо. Нет – тоже не страшно. Главное, что парень сидит себе тихо. Не бузит. А вот крики и шум от реки свидетельствовали, что Михаил опять чем-то недоволен. Оказалось, что, забывшись, «водоносы» упустили из вида пластиковые бутылки. А когда опомнились, две из них уплыли далеко по течению.

 – Ничего вам, уродам, поручить нельзя! – ругалась Наталья. - У нас одно ведро, и было шесть бутылок. Одну этот криворукий, – кивнула она на Витюна, – в костер уронил еще утром. Две вы утопили.

 – Значит, носите завтра дрова, – сообщил я молодежи.

 – Если топор дашь, то пойдем, – ухмыльнулся Михаил.

 – Со мной будете ходить за дровами. А топориком я вас под зад подгонять буду. 

Вообще-то потеря трех двухлитровых бутылок для нас была существенной. Пить сырую воду все опасались. Потому вначале кипятили в котелке, потом остужали и сливали. Этот же котелок использовался для приготовления всей еды и пока еще чая. Правда, пакетиков, что припас Арсений, почти уже не осталось. Ещё три-четыре дня, и будем довольствоваться кипяточком. 

 Вернувшиеся поздно вечером Николай с Любой принесли полный рюкзак каких-то фруктов, похожих по цвету и виду на инжир.

 – Как вы не побоялись вглубь заходить? – покачал я головой. 

 – Мы на деревьях зарубки ставили, – ответила Люба. –  А еще нашли там недалеко озеро.

 – Рыба есть? – тут же встрепенулся Арсений.

 – Кто его знает. Но озеро чистое. 

 Фрукты пока не знали, как и пробовать. Вдруг нам местная пища не подходит? Наталья опасливо нанизала на шампур один их этих плодов и подвесила над углями. Уже через пару минут пошел такой аппетитный аромат, что народ сомневаться в пригодности фруктов перестал. Но вначале их обжарили. По мне так было слишком приторно сладко, но, думаю, что еще через несколько дней буду и этому рад. Пока у нас в меню уха и шашлык из рыбы. 

На следующий день отрядили наших следопытов-натуралистов снова в лес. Игорь со Светой составили им компанию. Я же добросовестно водил остальных школьников за дровами и, конечно, за лозой. Арсений по вечерам плел корзины. 
Марк помогал Наталье. Алексей то перемывал посуду, то сливал немного остывшую в котелке кипяченую воду в бутылки. В общем, был на подхвате. 

 А еще мы опытным путем установили, что дождь здесь идет через день. После обеда начинает моросить и до середины ночи. Следующий день, как правило, солнечный и жаркий. Игорь, между прочим, заверял, что в здешних сутках почти двадцать семь часов. Точно до минуты он определить не мог, поскольку ориентировался по краю светила, когда оно вечером опускалось за скалы. А еще Игорь доделал свой бумеранг, но пока еще шлифовал и проверял его на полетные свойства. 

 – Если натренируюсь, то смогу охотиться на тех же птиц, – пояснил парень мне.

 – Только птиц мы пока и не встречали, – припомнил я.

 – Или развитие местной фауны пошло по другому пути.

– Может быть, может быть, – подтвердил я. 

 Лично меня отсутствие птиц и летающих насекомых слегка беспокоило. Нет, с одной стороны хорошо, что нет комаров и других кровососущих. Но все равно непривычно все это. Те жучки, что встречались в лесу, были слишком крупными, но угрозы, похоже, не представляли. Улепетывали сразу, как только ощущали вибрацию почвы от приближающихся людей.

К озеру, что обнаружили Николай с Любой, я тоже сходил. Не один, а со свитой. Стас, Игорь и Света, как обычно, сопровождали меня повсюду. Михаил со своими друзьями лагерь почти не покидал. Они ходили купаться, в лес за дровами (если я гнал), а так предпочитали отлёживаться на покрывале позади автобусной остановки.

 Мне же озеро и место рядом понравились чрезвычайно. Мало того, мы еще и два ручейка обнаружили. Один совсем крошечный. Скорее, не ручей, а ключ. Пробивался из-под земли и через десяток метров впадал в озеро. Второй ручей был крупнее и чуть в стороне. Но вода в обоих была прозрачной и точно чистой. Эту воду мы пили без опасения. Похоже, что озеро и образовали подобные ключи. Рыба в нем была. Арсений уже проверил. Но пока ему к реке ходить было ближе.

 – Может, нам тут поселиться? – поделился идеей Игорь, когда первый раз увидел озеро.

 – А жить где? – отозвалась Светлана. 

 – Да хоть вон в том дупле, – кивнул парень на огромное дерево-гигант, что росло посреди поляны. –  Я в дупло готов влезть, только бы Мишкиного храпа не слышать.

 Вообще-то храп по ночам беспокоил всех. Мы со Стасом уже и спать приспособились на узкой кровати, но храпящий по ночам Михаил действительно доставал.

 Спали мы со Стасом очень оригинально. Марк, когда первый раз нас утром увидел, только хмыкнул. Дело в том, что мне было проще заснуть, когда парнишка почти полностью лежал на мне. Обычно он заползал на меня неосознанно. Поначалу смущался. Еще и за мой стояк как-то зацепился и вообще покраснел. А чего бы мне во сне не возбудиться, когда кое-кто трется всем телом? Тогда Стас быстро переполз на бок и замер, как мышка. Но на следующее утро ситуация повторилась. А потом мы уже оба перестали заморачиваться на эту тему. 

 Николай с Арсением вообще уже поменялись местами. В смысле, Любочка теперь спала с врачом, а Наталья со вторым мужчиной. Так что парочки у нас уже сформировались. Только я такой неприкаянный остался. К Алексею не сунешься. Там мне «ловить» нечего. У них с Марком любовь. Да и видя то, как трепетно парни относятся друг к другу, я и не стал бы влезать в их отношения. Мишка пытался что-то вякнуть на тему пидоров, но я даже ответить не успел. Марк сам что-то прошептал парню на ухо, а потом многозначительно показал на ту палку, которой Наталья угли в очаге перемешивала.

 Так что для меня единственным кандидатом оставался Стас. А что? Не такой уж он и худой. Скорее, стройный. Ростом почти с меня, но весом раза в два меньше. Практически эльф, продолжал я мысленно рекламировать сам себе этот «суповой набор». Блондинчик, глаза голубые. Почти как я люблю. Снова вздохнул. Вообще-то, пределом моих мечтаний был Леша. Вот уж там, как говорится, все на месте. Фигурка ладненькая, попочка кругленькая. Сам мальчик миниатюрный. Метр шестьдесят пять-семьдесят. Блондинистые кудряшки. А какие задорные ямочки появляются у него на щеках, когда улыбается. Ну, просто конфетка! Жаль, не моя.
 
 Опять переключил внимание на Стаса. Тот как раз начал обрывать листья с лианы для туалетных нужд. Пальцы длинные, тонкие. Пожалуй, я с такими пальчиками мог бы неплохую эротическую фантазию устроить. И снова себя мысленно одернул. Мда. Недотрах. Хорошо, что этот натурал на меня внимания, как на возможного партнера, не обращает. Даже моему утреннему стояку уже не удивляется. У него в последнее время схожие проблемы. Свободных дам в нашем коллективе не осталось. 

 Правда, я так еще и не разобрался, кто из девушек считается Мишкиной. Кажется, он и Витюн пользуют своих девиц попеременно. Пытались одно время к Свете сунуться. И снова моё заступничество не потребовалось. Наталья так емко и красочно рассказала, что сделает с этими кобелями, если начнут девушку задирать, что я только изумился оборотам речи.

 Но идея Игоря переселиться к озеру запала мне в душу. Вечером с Николаем обсуждали эту тему.

 – Здесь у нас защита. Автобус не всякому хищнику по зубам, – привел врач главный аргумент.
 
– Мы тех возможных хищников пока не встречали.

– Это потому что живем здесь всего третью неделю. Кто в здешнем лесу водится, не знаем.

– Душно по ночам в салоне. За водой ходить на реку далеко, да и дрова в противоположной стороне, – гнул я свою линию. 

 – В лесу тоже не станешь все подряд рубить. Да и в озере рыбы точно меньше.

 В общем, пока, учитывая вопросы по безопасности, всё было в пользу старого места. Хотя я бы плюнул уже на компанию и ушел к озеру. Очередной вечерний скандал Витюна заставил меня заскрипеть зубами. Это гад вычислил, где Николай прячет НЗ. В смысле, водку, что берегли для всяких медицинских целей. И теперь требовал бутылку. 

 Не знаю, чем бы закончился этот спор, да только другое событие отвлекло нас. Вообще-то стемнело уже давно. Но мы привычно сидели возле очага, попивая неспешно отвар из фруктов. Вкусно. Сладко. Да и сидеть в салоне некомфортно. Вот и наслаждались вечером без дождя. Никто сразу не обратил внимания, что стало светлее, а когда Любочка повернулась, то только охнула, показав на небо.

– Что это? – обеспокоенно оглядела небосвод Наталья.

 – Похоже на северное сияние, – ответил я.

 – Но мы по всем признакам почти на экваторе, – возразил Николай.

 – Кто эти местные физические законы знает?

 Но смотрелось атмосферное явление красиво. Народ выбрался из-под козырька и теперь очарованно разглядывал то, что светилось и переливалось в небе. Вот только когда это сияние стало опускаться, уменьшаясь в размерах, всем стало не по себе. Куда бежать? Как спасаться?

 – Может, это то, что нас переместило в этот мир? – почему-то шёпотом поведал мне Стас и остановился рядом.

  – Трудно сказать, но изменить мы точно ничего не можем. 

 Сияние опускалось. Народ нервничал. Наталья уже схватила Арсения за руку. Лешу обнял Марк покрепче. Да и я обхватил за талию Стаса, что уже практически прислонился ко мне спиной. Впрочем, так ничего и не произошло. Легкий ветерок, и все это «явление», обдув нас в последний раз, исчезло, буквально растворилось под ногами.

 – Не знаю, что это было, но я спать, – опомнился Миха и двинулся к маршрутке.

 Да и остальные поспешили следом. Все же Николай прав: под защитой салона чувствуешь себя спокойнее. Пожалуй, не буду агитировать народ перебираться к озеру. Нам и здесь неплохо. К храпу я почти привык, а Стас так прижимается ко мне, что хм... даже приятно. Погладить его по бедру, что ли? Нет. Пожалуй, не буду так быстро раскрывать свои намерения по поводу его костля… гм… миниатюрной попочки. 

========== Часть 8 ==========

Бумеранг у Игоря вполне удался. Теперь парнишка отрабатывал броски и попадание в цель. Для этого он уходил к лесу. Но и на стоянке все свободное время тратил на тренировки.

 – Эй, ты, чмошник, дай-ка мне сюда свою игрушку, – высмотрел для себя что-то интересное в этой забаве Миха, не знавший, куда себя деть.

 – А бумерангом в лоб получить не хочешь? – не отвлекаясь от занятия, ответил Игорь.

 – Да ты что-то слишком разговорчивый стал, – подскочил к своему бывшему однокласснику Михаил.

 – Миха, – недвусмысленно потрясла головешкой от очага Наталья.

 – Да я его деревяшку ночью просто сожгу, – заявил парень и, повернувшись к своей компании, добавил: – Идем купаться. Дрова мы этому командиру уже притащили.

Собственно, возразить мне было нечего. Дрова они действительно принесли, а больше занять мне их было нечем. Игорь же, от греха подальше, отправился с бумерангом в сторону леса. Естественно, что Светлана отправилась следом. Вот уж не знаю, как они будут на пару бумеранг запускать. Но лекцию на тему того, что рожать в таких условиях никому не рекомендуется, наш доктор уже провел. И тем парочкам, что периодически уходили в кустики, советовал не кончать в партнера. А то, мол, ни аборта устроить, ни толком роды принять не сумеет.

Ирка, правда, один раз орала на Мишку, что он в нее спустил. Потом долго в реке полоскалась. И пока трудно сказать – все обошлось, или нам стоит ждать прибавления? Но Игорь в этом плане парень ответственный и точно проследит, чтобы последствий не было.

 Вернулись с реки Арсений, Николай и Любаша. Сегодня они устраивали постирушки. Николай каким-то образом отыскал на берегу озера растение, которое напоминало земной мыльный корень. Мыться и промывать волосы оно вполне годилось. Я даже его вместо зубной пасты попытался использовать. Тоже неплохо. Только грязь на вещах отстирывал этот корень не очень. Впрочем, другой альтернативы  у нас не было. Так что теперь так им и стирали, что можно было. А потом и сушили рядом с автобусом. Два ствола закрепили камнями и натянули веревку подальше от очага и дыма, чтобы вещи хоть какое-то время пахли свежестью. 

 Я вяло наблюдал за развешиванием мокрых вещей. В какой-то момент под навесом остановки мы с Лешкой остались одни. Я чистил и резал фрукты, Леша следил за водой в котелке, добавляя дров в очаг. Стас и Марк ушли в автобус подремать. Люба с Натальей, похоже, решили тоже отдохнуть и забрались в салон. 

 Потому для меня стало полной неожиданностью, когда я заметил, что Мишкина компания возвращается от реки, да ещё шустро так. Вообще-то вначале я не сильно обратил внимание на то, что парни кричали. Для них устроить скандал обычное дело. Потому продолжал очищать фрукты от кожуры. Зато резкий звук откуда-то сверху заставил меня вздрогнуть. Даже ассоциации не возникло по поводу того, что это могло быть. Но, проследив, куда показывала Ирина, я так и застыл. А вот вам и птички! Похоже, целая стая. И крупные такие. Вообще-то размер этих летающих монстров я сразу и не оценил. Только когда одна из них спикировала в сторону очага, еле успел выдернуть Лешку под навес. Хлопающие крылья, пар от опрокинувшегося котелка, скрежет когтей по опорам козырька, какой-то дикий звук, что издавал монстр – все перемешалось в одно мгновение.

 – На скамью с ногами запрыгивай! – крикнул я Алексею, а сам ухватил одну из головешек (что-то мне подсказывало, что от топора проку будет меньше), а после сам поспешил в тот угол, где застыл на скамье испуганный Лешик.

 Та птица-переросток еще раз попыталась нас атаковать. И снова я порадовался, что размах крыльев не позволяет ей сделать это сверху. А с боков, с трех сторон, автобусная остановка была закрыта пусть и прозрачным, но пластиком. В открытое пространство птиц было сунулся, но тут уже я активно замахал головешкой, осыпая морду чудовища искрами. 

 Да и пепел от очага под воздушными потоками, что нагнали крылья птицы, взвился вверх. В итоге хищник оставил нас в покое и устремился за другой добычей. Я только успел заметить, как несутся к лесу Игорь со Светой, как парень буквально втолкнул свою подругу под защиту крон деревьев. И уже другой вопль привлек мое внимание. Мишкина компания так ведь и не успела добежать до автобуса. Витюн и Татьяна почему-то кинулись обратно к реке, а  Ирина с Мишкой уже были в нескольких десятках шагов от спасения. Но не успели.

 Один из хищников ухватил лапами Ирину и стал подниматься вверх. Та же, пытаясь за что-то ухватиться, вцепилась за руку и ворот рубахи Михаила.

 – Пусти, дура! – орал парень. – Пусти!!!

 Ирина же от страха уже ничего не соображала. Верещала и еще сильнее сжимала свою последнюю надежду на спасение. В какой-то момент мне показалось, что монстр не осилит поднять в воздух такой вес. Но птица, особенно шумно взмахнув крыльями, все-таки стала подниматься.

– Пусти!!! – орал Михаил.

Ирина и «пустила». А скорее всего, не смогла удержать в руках тяжесть. Да только к этому моменту птица успела подняться уже метров на пятнадцать. Громкое «чмяк» о землю, и тут же тело Мишки подхватила вторая хищница. Витюну пока удавалось избегать когтей птиц. Он носился между валунами и истошно орал. Зато Татьяна оказалась сообразительнее. Мне было плохо видно, но, кажется, она заприметила узкую расщелину между двумя валунами и попыталась туда заползти. И ей это почти удалось, пока обезумевший от страха парень тоже не увидел этот путь к спасению.

 Выдернул он свою подружку из спасительной трещины как ту репку. Но только занять свободное место не успел. Вернее, Татьяна в последний момент отпихнула его ногой. И тут же была за эту ногу ухвачена птицей. А что случилось с Витюном, я так и не рассмотрел. Очередной хищник сделал попытку атаковать наше с Лешкой укрытие и снова вверх взвился столб дыма и пепла.  Лешка закашлялся. Да и птице, похоже, такое не понравилось – истошно крикнув, монстр отлетел подальше. 

 Без добычи остался еще с десяток птиц. Они продолжали летать над нашей стоянкой, крича и хлопая крыльями. Кажется, пепел, все еще кружившийся над остановкой, их отпугивал. Автобус они тоже не могли вскрыть. Так что, покружив еще с полчаса, стая улетела. 

  Я только тогда заприметил, что под автобусом спрятались Николай и Арсений. Все остальные прильнули к окнам, с ужасом наблюдая за тем, что происходит.

 – Николай, – осторожно приоткрыла дверь Наталья. – Ребята смотрят за округой. Выбирайтесь быстро, пока никого нет.

Николай прошмыгнул внутрь пулей. А вслед за ним и Арсений не стал мешкать. Мы же с Лешкой опасались выходить на открытый участок. Нам до автобуса несколько метров бежать. Вообще-то, я и сам не видел никого поблизости. Да только не был уверен, что перепуганный мальчишка сможет вообще сдвинуться с места.
 
– Леша, ты как? – позвал я.

Ответом мне стал отчетливый стук зубов.

 – Ты не паникуй, – стал я его подбадривать. – Давай сейчас быстро побежим  в маршрутку? Там у Николая лекарство успокоительное есть.

В общем, так и не понял – убедил или нет, но со скамейки помог спуститься. А потом, не отпуская парнишку, со всей дури рванул к спасительному транспорту.

 – Лёня! – кинулись ко мне со всех сторон, как только мы оказались внутри. 

  Марк же к своему драгоценному мальчику никого не пустил. Обнял, прижал. Но «лекарство» у доктора взял. И заставил Лешку тут же проглотить. Я же, как мог, заверял, что с нами все в порядке.

 – Там вокруг вас такая здоровая птица летала, что просто ужас, – причитала Наталья.

 – Вот потому нам и повезло, – пояснил я. – Была бы она меньше, мы бы не спаслись, а так ей собственные крылья мешали.

 – Не видели, что там с Игорем и Светой? – поинтересовался Арсений.

 – Они успели до леса добежать, – ответил я. 

 – А в лесу?

 – Там такая густая листва, что птицы точно туда не сунутся, – заверил я.

 – И как же теперь ребята вернутся? – шмыгала и утирала слезы Любаша.

 – Вечером разожжем костер, они на огонь придут.

 – Думаешь, что птицы в темноте не видят?

 – Скорее всего, ночью они спят, – ответил за меня Николай. – Вспомните всех ночных птиц. Те же совы имеют большие глаза. А у этих глазки мелкие. Так что ночью они вряд ли летают.

  Я согласно кивнул и только тут вдруг обнаружил, что все это время неосознанно прижимал к себе Стаса.

 – Испугался? – тихо спросил парнишку.

 – За тебя волновался, – также полушепотом ответил он мне. – Лешку тоже жалел. Марк здесь чуть с ума не сошел – метался между окнами, а поделать ничего не мог. – А уж когда хищники ребят стали ловить, то вообще... – всхлипнул Стас.

 Как я и предполагал, вернулись Игорь со Светой уже в полной темноте. Мы им выдали фруктов вместо ужина. Другого ничего приготовить не успели. Снова пересказали все страшные события этого дня. Игорь сожалел, что бумеранг свой потерял. Он его, как оказалось, в птицу запустил, а та возьми и проглоти. Но это дало им со Светой несколько драгоценных секунд времени, чтобы добежать до укрытия. А вот Мишкина компания сама себя погубила. Снова у меня перед глазами встала сцена, как Витюн выдергивал Татьяну из укрытия. Успел ли он спастись? Мне за стеной дыма и пепла не видно было, какую добычу унесли птицы. Возможно, что парень уберегся. Хотя, с другой стороны, он должен был вернуться на свет костра, как Игорь и Света. Я еще раз вздохнул. В Мишкиной компании каждый о себе думал, потому никто и не спасся.
 
– Завтра начнем перебираться к озеру. Там, под прикрытием деревьев, такая летающая напасть не страшна,  – подвел итоги дня Николай и велел всем отправляться спать.
 
Как ни странно, но на свободные спальные места никто не спешил. Слишком все перенервничали за день. А близость родного тела рядом успокаивала. Я же воспользовался тем, что Стас развернулся ко мне лицом, и тихонько поцеловал его в висок. Подождал секунды две и повторил поцелуй чуть ниже. А потом вообще понял, что те губы оказались рядом с моими не случайно. Поцеловал Стаса уже по-настоящему и прижал к себе. 
 
А потом мы просто лежали, и я гладил парнишку по голове, успокаивая. Как бы то ни было, но определенные сдвиги в личной жизни у нас случились. Пусть поводом и послужил такой страшный случай, но теперь я уже точно не отступлюсь.

========== Часть 9 ==========

Переезд на новое место занял у нас почти две недели. Сразу поселиться у озера не получалось. Элементарно спать было негде. Перегнать автобус тоже не вариант. Или пришлось бы прорубать просеку, а значит, терялся сам смысл безопасности. Перетрясли еще раз вещи, что достались в «наследство» от Мишкиной компании. Сменная мужская одежда подходила как Игорю, так и Николаю. В принципе, и Арсению, только штаны были коротковаты. Мужчины у нас подобрались пусть и высокие, но не толстые. Только я на общем фоне выделялся комплекцией. И если одну из футболок того же Мишки мог на себя напялить, со штанами вариантов не было. Оттого и предпочитал ходить в трусах. Благо никого этим не смутить. Из шлепок я соорудил для себя сандалии.  Уж больно жарко было работать в кроссовках.  

Еще приличный запас вещей и прочих нужных предметов оказался у Марка с Алексеем.

– Нас квартирная хозяйка выгнала. Договор мы с ней не оформляли, а она почему-то решила, что раз мы мужская пара, то чем-то ее компрометируем, – пояснил Марк, почему у них такие большие сумки. – Лешка не местный. В общежитие мог уйти только с нового учебного года.  Меня же родители давно за мою «нетрадиционную жизнь» из дома вышвырнули.

– А на дачи чего ехали? – поинтересовалась Наталья.

– Мне один коллега разрешил там пожить, пока вопрос с квартирой решим. Часть зимних вещей я на работу унес. А остальное везли с собой.

Правда, пользы от классического костюма и рубашек Марка было немного. Но он уверял, что спать на том же пиджаке будет мягко. 

И снова встал вопрос, что сооружать в качестве жилья. Игорь расхваливал то дупло на дереве-гиганте и предлагал устроить на ветках этакие насесты и в них ночевать.

– Игорёш, – возражала Наталья. – Мне почти сорок два года. Согласись, на белочку я мало похожа и скакать по твоим веточкам не смогу.

– Ты похудела в последнее время, – не сдавался Игорь.

– Спасибо за комплимент. Диета у нас специфическая. Но моложе я от этого не стала, – ухмыльнулась Наталья.

Я же предлагал устроить шалаши. Тут уже воспротивился Николай. Мы же до сих пор не в курсе, какие сюрпризы таит в себе местный лес. И то, что нам никто не попался, ни о чем не говорит. Тех же птиц мы не видели, пока они не напали. Так что решили остановиться на варианте землянки-блиндажа. То есть выроем яму и перекроем сверху бревнами. Глиной и грунтом укрепим перекрытия. В случае какой опасности вход можно закрыть щитом изнутри. Копать решили на небольшом пригорке между большими деревьями. 

– Давайте сделаем домик как у хоббитов, – весело припрыгивал рядом Леша, когда мы только начали снимать верхний дерн.

– Сделаем как у хоббитов, ролевик ты наш, – покладисто согласился Арсений.

– А Стас будет у нас эльфом.

– Будет эльфом, – утирал со лба пот Арсений. 

 Вообще-то работа была не из легких. У нас имелась только одна саперная лопатка. Копали Арсений и Николай попеременно. Мы же с Марком, вооружившись топорами, заготавливали бревна на перекрытия. Слишком толстые стволы выбирать не стали. Предпочли отыскать деревья высокие, но не толстые. Я рубил большим топором сам ствол, а Марк убирал ветки.

Даже снимать кору не стали. Нет у нас времени на такие изыски. И так каждый день все трясутся, пока преодолевают участок до леса. Николай нас еще запугал тем, что птицы, распробовав в одном месте добычу, обязательно вернутся. И будут прилетать, пока не убедятся окончательно, что еды не осталось.

Вообще-то с утра, пока стоял туман над рекой, мы птиц не опасались и ожидали Арсения с рыбалки. А уж потом выдвигались к озеру. Николай предложил заготовить факелы. Птицы огня пугались, так что пока это единственная возможность противостоять или отпугнуть их. Теперь у каждого был подготовлен факел. Предварительно мы обмакнули эти палки в бензин, что был в бензобаке маршрутки. Так что зажечь их особого труда не составит. 

Попутно каждое утро волокли к озеру в корзинах глину, что должна была пойти на уплотнение перекрытий. Новый очаг и навес уже соорудили. Тоже пришлось попыхтеть. Обилия камней в лесу не было. Таскали ту основу для очага чуть ли не с кромки обрыва. Опять же приходилось собирать камни очень рано утром. Теперь кто-то из ребят постоянно оглядывал округу. Но пока нам удавалось уходить с опасного места до того, как рассеивался утренний туман.

Арсений заявил, что и когда окончательно переберемся к озеру, он все равно будет ходить на рыбалку к реке. И дело даже не в том, что речная рыба крупнее и вкуснее, а в том, что мы можем быстро выловить все запасы в озере. Вообще-то, кроме фруктов, другой еды у нас и не было. Хотя салат из редиски уже попробовали. Но немного. Люба сообщила, что остальная редиска и лук на семена, и больше нас не баловала разнообразием в еде. Разве что уху приправляли укропом. 

Но в лес на поиски фруктов Люба с Николаем уходили ежедневно. Еще они отыскали неподалеку поляну и решили постепенно переместить огород туда. Жаль, второй лопаты для проведения огородных работ не имели. Зато обнаружили еще один ручей. Он, в отличие от первых двух, не попадал в озеро, а плавно стекал с холма и прокладывал свое русло на север вглубь леса. Арсений нам определил этот ручей для стирки белья. И вообще трясся над своим озером. Купаться разрешал, а вот постирушки только в ручье. Впрочем, там даже удобнее было. Берег озера почти везде был влажным и илистым. Мы для купания мосточек соорудили. Иначе пока выберешься, снова в грязи по колено утонешь. А в ручье и умыться можно по утрам. Тоже навес придется сооружать. Пока на такие изыски сил и времени у нас не хватало. Но одно зеркальце, что выделили нам дамы, мы закрепили в развилке одного дерева. И теперь мужики скоблили там свои морды, когда щетина становилась уж очень неприличной.

 Даже не знаю, как долго еще сможем поддерживать эту иллюзию цивилизации. Но отращивать бороду я не думал. У меня мальчик только начал отвечать на поцелуи. Не хотелось его нежную кожу царапать. 

Когда понял, какой Стас действительно тонкокожий и чувствительный, то просто прибалдел. Я его иногда отлавливал, когда возвращались после вечернего купания, и зацеловывал. Кстати, эти купания тоже еще то испытание. И чего я решил, что Стас худой? Он у меня стройный. Ножки длинные, ровные. Попа... мда. Похоже, недели пребывания в этом мире сказались должным образом. Мышцы у парнишки подтянулись. То самое привлекательное место округлилось. Но не жирком, а именно красивым профилем мышц. Плюс волосы на голове  отросли. И теперь он свою челку полностью зачесывал назад, скрепляя волосы в низкий хвост. Открытое лицо изумляло своими правильными пропорциями. Красивый такой!

А еще мы друг другу уже отдрачивали. Вечером, когда совсем темнело, уходили за маршрутку и целовались, как сумасшедшие, попутно лаская друг друга.  Уже когда возвращались, на наше место шли Марк и Лешик. Арсений и Николай тоже времени зря не теряли. Иногда среди ночи можно было услышать уж очень подозрительное сопение и вздохи со стороны парочек. Но народ подобрался у нас деликатный. Личную жизнь друг друга не обсуждали. 

Хотя уже определились, что «семейные» землянки устроить пока не получится. Так что будет две. Для Любы, Арсения, Николая и Наташи. А вторая для нас со Стасом и Марка с Алексеем. Игорь же городил «гнездо» на том дереве, что облюбовал изначально. 

Никто ему не возражал. Мы ведь, и вправду, не могли сейчас предположить, какое жилье окажется более удачным. Так что иметь запасной вариант не помешает. Часть тонких бревен отдавали Игорю. Я их предварительно расщеплял вдоль. А Стас помогал Игорю делать щит для площадки перед дуплом.  Так-то у нас ни гвоздей, ни других нужных строительных вещей не было. А Стас придумал, как можно сделать отверстия в дереве, а потом соединять при помощи щепок.  Мой мальчик использовал одну из отверток, что была в автобусном ящике инструментов. Разогревал отвертку на углях, а потом прижигал участок бревна. Работа кропотливая, но действенная. Я, кстати, попробовал, и ничего у меня не получилось. Так и не понял, как Стасу удается раскалить именно кончик отвертки? Да и не остывал он у него так быстро, как у меня. 

Потом уже совместными усилиями тот щит помогли Игорю закрепить на дереве, используя веревки, что сплела Света из одного из сортов лианы.  Вообще-то эта лиана при разминании давала действительно интересный материал. В один из дней Светлана категорично потребовала от нас с Марком сделать ей раму. И уверяла, что эти волокна лианы вполне подойдут для плетения рогожки.  

Рамку из тонких расщепленных стволов мы соорудили быстро. А уж потом Стас помогал делать отверстия под щепки. На них Света натянула нити основы и бодро так стала плести рогожку. Конечно, на ткацкий станок это и близко не походило. В каждый ряд приходилось кропотливо продевать нити. Но к тому времени, как готовы были землянки, Света выдала одну из таких «простыней». Шершавая. Не очень-то гибкая. Но размером метра два на полтора.  На чем спать в землянках мы так толком и не определились. Раскурочивать кресла автобуса смысла не было. Не такие уж они и удобные. А так предполагалось застелить пол той «корой», что покрывала лианы. Этого материала в лесу хватало. Главное, что не влажно, а если кинуть сверху ту рогожку, то вообще приемлемо.  Пока же эту рогожку Света себе и забрала, пообещав, что скоро еще сделает. Мы же в землянке настелили рюкзаки, какие-то вещи и вообще, что под руку попалось. Два покрывала, что у нас имелись, отдали Наталье и Любаше. 

Повезло, что ночи уже были теплые. Кажется, наступило местное лето. Днем было так жарко, что еле-еле хватало сил на работу. Лешик только и таскал нам компот. Варил он его сам из фруктов. Потом остужал в ручье и бегал поил работников. Наталья непосредственно готовкой занималась только во время ужина. У нашей «поварихи» появилась светлая идея налепить посуду из глины. Да и котелок был мал. Слишком много возни с поэтапной готовкой той же ухи. Вот Наталья и решила смастерить большой котел. Я когда первый раз ее задумку услышал, то вообще не понял, как это возможно.

– А разве в изделиях из глины можно готовить на огне? – поинтересовался я.

– Из глины – нет, – ответила Наталья. – Из шамота можно.

– А это что за зверь такой?

– Та же глина, но уже обожженная и истолченная.

– Все равно не понял.

– Я слеплю какую-нибудь вещицу. Лучше как раз в виде миски или кувшинчика. Потом обожгу в печи, кстати, камней мне для новой печи еще нужно, – вспомнила о насущном Наталья и продолжила пояснять. – Потом тот предмет, что подвергнется обработке в печи, истолку мелко в порошок и примерно в пропорции процентов сорок добавлю к обычной глине. Вот это и будет уже шамот.

– А смысл? – опять не уловил я суть идеи.

– Получится огнеупорная глина. В котелке из такой глины уже можно будет те же супы варить.

– Понятно. Но вначале тебе все же печь нужна*.

– Да.  И там еще повозиться придется. Я же скрепляю камни смесью золы и глины. Где-то будет трескаться. Скорее всего, будут щели. Только когда все залатаю, отправлю керамику в печь.

– И откуда ты такое знаешь? – невольно восхитился Леша, прислушивающийся к нашей беседе.

– Да как-то программу одну смотрела. Там рассказывали про аборигенов каких-то диких народностей Африки. Вот они как раз такой способ применяли. Причем посудину эту не таскали с собой. А лепили на месте новой стоянки. И даже обжигали не в печи, а в костровой ямке.

– Так может, и нам с печью не заморачиваться? – встрепенулся я.

– Печь и потом нам понадобится, – не согласилась Наталья. – Посуды почти  не осталось. Вся одноразовая, считай, полопалась. У нас на десять человек три приличные миски, и хорошо, что пока стаканы держатся.

В этом вопросе с Натальей я согласился и еще раз поразился тому, как мы быстро адаптировались в этом мире. Обживаемся. Новые заботы расставили приоритеты по-новому. Еще два месяца назад для меня самой большой проблемой была подготовка документов на дачу. А сейчас больше волнует, как спать на практически голом земляном полу моему нежному мальчику.

Вечером Люба взахлеб рассказывала какие местные почвы уникальные. Ладно, редиска уже третий раз из семян зреет. Даже я, не огородник, и то понимал, что за два месяца вырасти редиске, потом дать семена и снова взойти, это слишком быстро. Да и семена подсолнечника Люба уже посеяла нового, тутошнего урожая. Но, собственно, все восторги женщины были по поводу тех семян яблок. Оказалось, что наш садовод-огородник вообще слабо надеялась на то, что они прорастут.

– Температура слишком высокая, – пояснила она.

– А какая должна быть? – заинтересовался Арсений.

– Градусов пятнадцать. Но не это главное, – продолжила Люба. – Даже при таких температурах и влажности была вероятность, что семена прорастут. Но то, что они за такой короткий срок вымахают   высотой   метр – это поразительно!

– Любочка, у тебя рука легкая. Я всегда это говорила, – вмешалась Наталья. – Ты мне в позапрошлом году так хорошо подрезку винограда сделала. Красота! А в прошлом я сама. И, считай, осталась без урожая. Тут в каждом деле талант нужен.

– Наташа, да причем здесь талант, – отмахнулась женщина. – Я вам о необычных вещах рассказываю.

– И что там необычного? – продолжал интересоваться наш рыбак.

– Вы думаете, почему яблони из семечек повсеместно не выращивают? 

– И почему?

– Слишком долгий процесс. Первый урожай от такой яблони лишь через десять, двенадцать лет можно получить.

– Неблагодарное это дело, – почесал затылок Арсений.

– Как раз-таки благодарное, – не согласилась Люба. – Дело в том, что такие яблони полностью адаптированы к климатическим условиям региона, в котором выросли. Когда-то даже в Подмосковье яблоневых садов не было. Потому что вымерзали зимой южные растения. Потом уже селекционеры вывели новые сорта. Но это слишком затратно по времени. Тот же Мичурин пятьдесят лет занимался выведением новых сортов. Конечно, не только яблок. 

– А у нас какой сорт будет? Неужели тоже новый? – продолжал выспрашивать Арсений.

– В этом и уникальность яблок! – обрадовалась Любаша заинтересованному слушателю. – Второй раз получить идентичные по вкусовым и прочим свойствам яблоки не получится. Из зернышек вырастает что-то уникальное. Конечно, будет слегка напоминать изначальный, но все равно можно смело называть этот сорт в свою честь.

– Как интересно, – подал голос Николай. – А здешний климат и условия, значит, способствовали быстрому прорастанию семечек яблок?

– Вот именно!

Потом мы еще обсуждали, что делать с посадками подсолнечника. Ту поляну в лесу Николай планировал засадить чем-то другим. В общем, пока решили оставить и этот огород. Ухода он не требовал. А по утрам, пока туман, можно навещать. Пока же у нас планировались переезд и новоселье.

– «С песнями и плясками», – как объявила Наталья.

Особого праздника на новоселье мы не устраивали. Просто объявили для себя выходной и день отдыха. Еду, конечно, готовили и добывали. Но больше ничем не занимались. Я увлек Стаса в сторону дальнего ручья. И там слегка «потискал». Попробовал попочку. Чуть дырочку приласкал. Парнишка не возражал. Но сильно смущался, поясняя, что он еще никогда и ни с кем. Кто бы сомневался! Впрочем, я пока не торопил события, но минет Стасу устроил.  Он мне в ответ только подрочил. Но, по-любому, сдвиги в сексуальном плане у нас наметились, и хорошие. Он уже у меня научился целовать. 

– Ты такой большой, сильный, – пытался сделать мне комплименты Стас.

– Зато ты... хм, как эльф, – деликатно отвечал я.

– Лёня, я действительно не думал,  что смогу на мужчину посмотреть в таком плане. А потом Лешке стал завидовать.

– И от зависти на меня внимание обратил? – хмыкнул я.

– Как тут не обратишь, – игриво прикусил мне мочку уха Стас. – Ты с таким шикарным стояком спал  рядом... – продолжал откровенничать мой мальчик.

По старой «автобусной» привычке, Стасу нравилось тереться о мое тело, полностью распластавшись. Жаль, погода таким ласкам не способствовала.  Слишком жарко и влажно. Потому лучше это было делать в прохладной воде. По ручью мы спустились чуть ниже, где была небольшая заводь. Воды, конечно, по колено. Но идти на озеро по такой жаре было лень.  

Не знаю, как там Игорь будет в дупле ночевать, я же радовался, что наши землянки внутри  прохладные. По моим ощущениям, днем градусов тридцать пять, не меньше. Плюс влажность. Так что работать я вообще предпочитал в последнее время в одних трусах. 

Лешик же подарил Стасу трикотажные шорты из своих припасов. На мой вопрос, почему они розовые, парнишка что-то пояснил про настроение и вдохновение. Но смотрелся Стас в этой обновке офигительно. Ножки ровные, покрытые чуть золотистым загаром. Шорты довольно плотно облегали попу. Да еще укороченные. Практически, как те же трусы. Плюс майка с «Лешкиного плеча» задиралась выше пупка. Неудивительно, что у меня на Стаса все время стояло. 

Да только жара эта проклятущая все ощущения портила. Но когда мы в ручей забрались, то, в общем, даже ничего получилось. Снова стали целоваться и поливать друг друга пригоршнями воды. В очередной раз Стас зачерпнул воду вместе с песком и камушками, что были на дне заводи. Потом уже промыл ладонь, но один из камней оставил. Покрутил и так и сяк, а потом и мне показал. 

– Смотри, какой камень интересный.

– Угу, просто золото, – хмыкнул я.

– Золото? – не понял Стас.

– Ну, что еще может вымываться на поверхность? Только золотые самородки, – отмахнулся я.

– Да? – не поверил мне Стас.

– Малыш, мы здесь для чего сидим? Золото ищем или любовью занимаемся?

– Любовью, – подставил свои губы Стас.

Но потом он все же тот желтый непонятной формы камень в лагерь принес. Наталье показал. Она его в свою печь, что как раз опробовала, и швырнула. Мол, если золото, то расплавится, и мы наверняка узнаем.

Узнали. В первые минуты у всех в глазах блеснула этакая «золотая лихорадка». Потом опомнились. И для чего золото нам здесь?

– Там так много! – восхищался потом Лешик, что прогулялся вдоль ручья и внимательно осмотрел дно.

– Золото и на Земле считалось самым распространенным и легкодобываемым металлом.

– Самым распространенным? – не поверил Алексей.

– Если не принимать во внимание, что люди тысячелетиями на него охотились, то да. Этак любые ресурсы можно исчерпать. Сейчас этот металл вот так, в открытую, находят только в далеких сибирских регионах. То есть там, куда люди в прошлые века не могли добраться.

Хотя практического применения золоту мы пока не видели (не считать же предложение Леши отлить сковороду как разумное решение?). Но парнишка все равно притащил приличную кучку и ссыпал рядом с землянкой, объявив, что будет над этим «златом чахнуть». А вечером еще попросил Стаса в одном из самородков овальной формы дырочку прожечь (а я опять не понял, как это у Стаса получилось!). Затем Лешик продел веревочку и гордо нацепил это украшение на шею.

– Не тяжело? – смеялся Марк.

– Тяжеловато. Даже не думал, что такой маленький кусочек будет весить грамм сто.

– То есть ты его, как оружие самообороны планируешь использовать? – продолжал подначивать своего любимого Марк.

– Пожалуй, что так, – согласился Леша. – Вот будем завтра утром возвращаться, а у меня кроме факела еще и гирька имеется, – теперь уже смеялся и сам Леша.

То, что с утра отправлялись на рыбалку к реке, я был в курсе. И вообще-то нас не сама рыба интересовала. Наталья уговорила принести нужной ей глины. Я ожидал, что пойдем, как обычно, толпой. Но Наталья мне многозначительно всучила почти использованный тюбик с кремом для рук и заверила, что всем ходить за глиной необязательно. Света и Игорь тоже остаются в лагере.

Намек с кремом я понял. Действительно, когда под боком соседи, то никакой личной жизни. Хотя Марк и Леша проявляли деликатность и ночью нас не тревожили, просто спали. Вот только Стас все равно стеснялся.  А тут такая возможность появилась устроить ночь любви. 


    Комментарий к 
    * Автор просмотрел 14 мин. обучающего фильма :)
http://my.mail.ru/community/mir/video/_groupvideo/1578.html
Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

0 комментариев