Pink_Bra

Между мирами 4

+8
Рейтинг: R

Жанры: Романтика, Юмор, Флафф, Фэнтези, POV, Попаданцы, Соулмейты
Размер:  Миди,  78 страниц
Кол-во частей: 18
Статус: закончен



========== Часть 1 ==========

Стоя на балконе, я разглядывал округу. Еще раз убедился, что пейзаж ничем не напоминает тот, о котором рассказывал оракул. Ни розовых гор, ни двух спутников на небе. К поместью почти вплотную примыкали лесные угодья. Северную сторону я тоже уже оглядел. Пастбища для животных и низкие холмы. Пока обещанное пророчество никак не совпадало с тем, что я имел.

Конечно, можно бы те «розовые горы» поискать. Поспрашивать... Но... и такое большое «но». Переместился я в этот мир мало того, что без друзей и любимого Стаса, так ещё и не в свое тело. Когда разглядывал себя «нового» в зеркале, то слов цензурных не находил. Так-то мне подобного типа мальчики до встречи со Стасом тоже нравились. Миленький, хрупкий, стройный. Блондинистые кудряшки обрамляли кукольное личико.  

В общем, представили? Это я-то, имеющий в прошлом шикарный рост и фигуру! А уж маникюрчик меня на этих цыплячьих лапках вообще добил. «Попал ты, Лёня, попал», – только и смог про себя не матерного сказать.

Кое-чего из «бонусов» мне все же перепало. Во-первых, парнишка Вали Барра (вот уж имечко!) был из знатной семьи. Во-вторых, местный язык я понимал. И третий, самый интересный сюрприз состоял в том, что мне порой память прошлого носителя тела отзывалась. Не то этот самый Вали еще где-то на задворках сознания ошивался, не то я как-то «сам» вспоминал. Жаль, не все и не по заказу.

Вот имя рода вспомнил. Родителя своего узнал. И тут же припомнилось, что матери у меня нет. Померла при родах. Зато старшую сестрицу вспомнил только, когда она в поместье хм... прилетела. 

Она с дружиной заявилась. Местное средство передвижения меня заинтересовало еще в первый день. Принцип я так и не уловил. Но напоминало оно скейтборд. Только без колесиков. Какой силой эти дощечки удерживались в паре десятков сантиметров над землей, я так и не понял. Память Вали Барра мне не помогла. Похоже, что-то из воздушной магии. 

Кстати, мне магии в этом мире не досталось. Обидно было, что три года Академии коту под хвост. Я же выпустился как элитный боевой маг высшей категории. А тут навыков вообще никаких не получил.

По косвенным признакам уже понял, что магов здесь мало. Но магическими предметами пользуются повсеместно. Вот и сестрица вояк своих на «досках» пригнала. И сама таким пируэтом к крыльцу подрулила. Я, как дурачок наивный, стоял, открыв рот на веранде. А родственница возьми и швырни в меня свой топорик.
 
Не в меня, конечно. Топор в ставню влетел лезвием. Но прошел над моей головой очень близко. Даже волосы ветерком приподняло. Это было типа: «Здравствуй, любимый братец». А я чуть от страха, пардон, не обоссался. Не ожидал проявления таких родственных  чувств. И вообще выглядела Варда, как разъяренная мегера. Чутьем я определил, что косвенно стал виной тому, что сестрица осерчала. Оттого до ужина сидел в своей комнате. Перебирал вещички и продолжал таким образом знакомиться с этим миром. 

Магия, как я и говорил, в этом мире имелась. И применялась в быту. Но странным, на мой взгляд, способом. 

То же отопление представляло собой обычную плитку, которой были покрыты полы во всем доме. Только в «зимних спальнях» некоторые специальные плитки  укладывали в форме креста. А поверх стелили тюфяки и одеяла. Летом этими комнатами не пользовались, поскольку один раз заложенная магия так и продолжала нагревать камни. Я, кстати, ночевал как раз в летней спальне на топчане. 

Первые три дня я вообще подняться не мог. Оказалось, что Вали Барра неудачно с лестницы свалился. Так-то ничего не сломал. Только ушибы. Но мое сознание отчего-то в это тело заселилось. А потом еще какое-то время пыталось адаптироваться. Честно говоря, долго поверить не мог, что наша экспедиция провалилась. Я же сам подробно выспрашивал оракула. Тот, конечно, напрямую не мог сказать, что и как. Но другой мир обещал. Хотя действительно утверждал, что только ощущает нас в том мире, но видений конкретно наших лиц не видел. А поскольку нам с друзьями авантюрная жилка давно покоя не дает, то все проголосовали за путешествие. Галеру свою нагрузили вещами. Над нашим домом, что рядом с каньоном, зависли и… И ничего. Очнулся в чужом теле. Я потом слуг ненавязчиво расспросил. Поинтересовался, где это у нас розовые горы? Заработал недоуменные взгляды. Похоже, такого  в этом мире не имелось.

Была у меня мысль, что вдруг нам повезло, и всех забросило сюда же, но в разные тела. Только как найдешь? Не с плакатом же по улицам ходить? С другой стороны, если это не то место, что обещал оракул, то, возможно, для меня этот мир стал своеобразным перевалом, и путешествие ещё не закончилось. Но как-то приспосабливаться нужно.

Бывший хозяин тела оказался парнишкой, зависимым от многих людей и обстоятельств. Мало того что ему только шестнадцать лет, так еще местные семейные заморочки. Пока я не понял точно, что и как. Оттого на ужин поспешил. Очень хотелось побольше узнать о традициях и моем статусе.

Отца своего я пока видел всего три раза. Пожилой мужчина производил странное впечатление. Как будто он не от мира сего. По идее, у него сын с лестницы упал, болеет, а родитель в саду цветочки подрезает, букетики складывает.

А уж о больной на всю голову сестрице я вообще молчу. Та свой топор и в обеденный зал приволокла. Спасибо, что метать ни в кого не стала. А рядом со стулом положила. И уже через несколько минут у меня создалось впечатление, что именно Варда глава семьи. Она и слуг успевала погонять, и меня отчитать, и с отцом поцапаться.

– Давай твоего нытика в гильдию отправим, – прожевав приличный кусок мяса, заявила сестрица. – Если и Халляды отказались от такого младшего мужа, то ближе к столице и искать не стоит.

– Может, его Дом Минов примет? – робко подал голос отец.

– Я к Минам позориться не пойду! – рявкнула сестрица. – Нет у нас достойного приданого. Если бы ты не позволял транжирить на наряды и украшения своему сыночку последние два года, то мы б смогли, продав луга Хала, насобирать приличную сумму.

– Мальчика нужно было показать в столице, – возразил отец. 

– Да? А тридцать восемь смен костюмов прошлой зимой ты нафига ему приобрел? Воспользовался тем, что я на учениях была. А теперь те пиджачки и жилеточки только выкинуть.

– Малыш подрос, – снова вставил слово папаня.

– Подрос. А вы на пару просрали пятнадцать тысяч дан! – сестрица с силой вонзила в столешницу какой-то ножичек из своего арсенала.

Лично я в перепалке участия не принимал. Но сведения впитывал. А еще опасливо поглядывал на вооружение Варды. Будь я в своем прошлом теле, то порадовался бы такому изобилию холодного оружия. Даже попробовал бы метнуть бердыш. Жаль, не судьба. Я этот топорик даже не приподниму.

– Продадим луга и попробуем сосватать Вали какому-нибудь из северных домов, – заявила Варда после небольшой паузы.

Родитель отчего-то побледнел и промямлил:
– Нельзя его к северным. Он у нас слабенький. Помрет в тамошних холодах.

– Тогда сам решай, куда пристроить «свою кровиночку»! – снова повысила голос сестрица.

– Он так похож на покойную Асичку, – любовно провел по моим волосам родитель.

– Зато тратит деньги, как наш дед, – огрызнулась сестрица. – В общем, решай: или в гильдию, или придётся продавать луга.

– Не нужно в гильдию! – замахал отец руками. – Я еще подумаю.

– Ты уже полгода думаешь, – Варда не дала уйти от темы родителю. – И лучше твоего любимчика из поместья удалить. А то ты его дружкам-приятелям снова отказать не сможешь. А для нас это лишние траты.

– Как это удалить? – не понял папочка, и я тоже.

– На мельницу его отправим. Пусть там поучится хозяйством управлять.

– Там мальчику не место! – попытался отбить меня отец.

– Самое место, – хмыкнула девушка. – Зато ты быстрее решение примешь.

Собственно, на этом «дружеские посиделки» и семейный ужин закончились. Много чего я услышал, но понял не все. Хотя два основных пункта выделил. То, что семья у нас не слишком богатая, хотя мы и лорды. А еще мне грозило замужество! И снова не мог подобрать цензурных слов, чтобы передать весь спектр своих эмоций. Меня! В младшие мужья! Это я, значит, свой зад должен какому-то кобелю подставлять?! Вот уж не знаю, что там у них за гильдия такая, но по мне лучше туда, чем замуж. Так я продолжал психовать и накручивать себя до ночи.

А утром родственники объявили, что ссылают меня пока в те наши угодья, что рядом с мельницей.

========== Часть 2 ==========


Сразу на мельницу меня не сослали. Еще два дня сестрица спорила с отцом по поводу  денежного содержания.

– Ничего ему не нужно. Вещи повезет с собой, а еду обеспечит управляющий.

– И все же я мальчику хотя бы сто дан в месяц должен выдать, – возражал отец.

– Если продашь что-то из украшений, то пожалуйста, – шипела Варда. – А пока ему я и дана не дам.

Вообще-то денег потом выделили. Но не мне. Как оказалось, на содержание дома, прислуги и хозяйства ежемесячно из поместья присылали пятьсот дан. Плюс со мной Варда отправляла десяток воинов. Им тоже полагалось выплачивать жалование. Итого семьсот. Все эти местные даны упаковали в шкатулку и хитро так опечатали магическим медальоном. 

Я же на правах лорда и владельца земель должен был носить этот медальон на шее. Своего рода это было символом того, что господин заботится и содержит своих подданных. Родитель заверил, что будет также посылать ежемесячное содержание, пока каким-то образом не разрешится вопрос с моим приданым и замужеством. Я на это только пожал плечами. Пока же в местных отношениях разбирался слабо и откровенно перечить не спешил. Но идея пожить на мельнице мне нравилась. Спокойно с местным миром познакомлюсь, лучше вникать во все эти отношения без спешки.

Слишком много барахла с собой я не стал брать, чем сильно удивил Варду. Она  критически оглядывала мои баулы. Все выискивала бальные наряды. Может, прошлый Вали и поволок бы с собой в деревню десятки модных туалетов, но мне это точно не требовалось. Вообще-то, когда я просмотрел содержимое сундуков младшего лорда, то сильно опечалился. «Нормальной» одежды там вообще не нашёл. Если в том доме на мельнице придется зимовать, то стоило обеспокоиться более практичными и теплыми вещами. Так что три кожаных плаща с капюшонами и один подобного фасона, но меховой, я у родителя забрал. Потом еще и в обувке отца поковырялся, выискивая более практичное и крепкое. 

И, наконец, все собранное начали грузить на большие рахи. Краем глаза я уже видел, как используется этот местный транспорт. Те рахи, на которых прилетели дружинники Варды, предназначались только для одного человека. А большие, грузовые, могли вместить несколько особей или груз. Два больших раха нагрузили моими личными вещами. А я сам вместе с возником занял третий.  

Грузовой рах мне отчего-то напомнил знаменитый ковер-самолет старика Хоттабыча. Наверное, подобная ассоциация возникла из-за того, что   транспорт больше напоминал плетенную рогожку из упругого материала. Он, как и индивидуальные, зависал над землей примерно в полуметре и управлялся все той же магией. Возничий приподнимал два передних края «рогожки», и рах сразу устремлялся вперед. Для удобства к концам полотна были привязаны ремни. Так что при должной сноровке получалось поворачивать и лавировать рахом в воздухе. 

Кстати, дружинники тоже накидывали на край своей доски ременную петлю и таким образом ускорялись. 

Несовершенство местного средства передвижения стало раздражать меня буквально сразу (когда вылетел «за борт» на первом же повороте). Это я сразу не разглядел, что там петельки для рук имелись. Благо, сопровождающие бдили. Словили мою тушку только что не на лету и снова на рах погрузили. Я за петельки теперь вцепился мертвой хваткой, поскольку скорость «ковер-самолет» имел приличную: километров тридцать-тридцать пять в час. Я с ужасом наблюдал, как мы лихо летели над дорожным полотном. Сидел в середине, сжав колени, и боялся лишний раз пошевелиться. Где-то через час понял, что продрог, а такой встречный «ветер в морду» телу не будет полезен. Так и простыть можно. Хорошо, что возчик сразу мне посоветовал кожаный плащ взять. А я еще усомнился. Лето же на дворе! Но спустя какое-то время мысленно благодарил опытного мужчину. 

Все равно сидеть, даже повернувшись спиной, было некомфортно. Потому вскоре я улегся, вытянувшись во весь рост. Так и опасность упасть за борт была меньше. Зато теперь мог внимательно рассмотреть, как летели воины десятка сопровождения. 

Как-то я этим парням не завидовал. Оно, конечно, при определенной сноровке, может, и удобно. Но для меня такой способ передвижения выглядел дико. Попробуй несколько часов подряд двигаться, стоя на узкой доске. Плюс свои вещички в заплечных мешках парни в течение всего пути снять не могли.

Первую остановку мы сделали, когда достигли каких-то холмов. Если маленькие рахи могли спокойно взять высоту, то грузовому транспорту пришлось помогать. Парни дружно подталкивали большие рахи. А я размышлял над принципом устройства. Чем-то это напоминало ту магию, что использовал Игорь. Только наш друг регулировал высоту полета при помощи амулетов. Здесь же маги задали одинаковую дистанцию от любой поверхности. Кстати, если мелкие кочки на дороге и не ощущались, то над большими ямами качало прилично. Возчик в таких местах скорость снижал, видимо, опасался, что нас выбросит за борт. 

Остатки памяти бывшего носителя этого тела подсказали мне, что рахи довольно дорогие средства передвижения. И простой народ пользуется повозками, запряженными ланями. Образ тех ланей в голове не появился, но я решил, что еще успею их увидеть. Так и получилось. На ночь мы остановились в одной из деревень, на землях Дома Барра. И я этих ланей рассмотрел более подробно. Животное было чуть мельче привычного мне образа лошади. Самок доили, а молоко употреблялось повсеместно.

Деревенский голова мне много чего рассказал о производстве молочной продукции. Я, как и положено лорду, слушал благосклонно, но действительно искренне всем интересовался.  

Утром, сразу после завтрака, деревенские проводили нас, не забыв всучить несколько корзин с различными сортами сыра. И снова была утомительная дорога между холмов и лугов. Мой возчик что-то пытался рассказать по пути. Я «внимал» и даже что-то спрашивал. Снова задал вопрос про розовые горы. Такого мужчина не смог припомнить и сильно удивился. 

К вечеру второго дня пейзаж поменялся. Теперь мы двигались по лесной дороге, но не останавливались и старались не задерживаться. Как пояснил мне старший десятки – торопимся засветло попасть в усадьбу. И все равно прибыли мы к пункту назначения уже в глубоких сумерках.

А потом ещё какое-то время не могли попасть внутрь огороженной территории. Дик, командир нашего маленького отряда, долго пререкался с кем-то. И ворота перед нами открыли, только когда бердыш воина воткнулся в створку ворот. 

– Не ждали мы господина так скоро, – оправдывался встречающий мужичок. – Посыльный говорил, что молодой лорд только к осени прибудет.

– Тебе-то какая разница? – огрызнулся Дик и кивнул своим парням, чтобы начали сгружать мои вещи с больших рахов.

– Так продуктов не запасли, – промямлил собеседник Дика.

Впрочем, вскоре на террасе дома появились, похоже, все обитатели усадьбы. Как мужчины, так и женщины с мрачными лицами взирали на нас.

– Приготовить комнату для лорда! – выкрикнул Дик распоряжение непонятно кому.

Не могу сказать, что народ прямо бегом рванул выполнять поручение. Только когда встретивший нас мужчина шикнул на кого-то из девиц, та ушла в дом. Дик тут же послал своих ребят следом. Да и мои сундуки они не забыли прихватить. Сам я лично пока во всем этом участия не принимал. Во-первых, устал как собака. А во-вторых, просто ждал. Не пристало лорду вот так суетиться. За несколько дней в этом мире я уже уяснил для себя определенный алгоритм поведения лордов. Так что потом только выяснил, где здесь удобства, и потопал спать.

Но утром смог более адекватно оценить обстановку. То, что лорда не ждали, это еще мягко было сказано. В целом, в доме царило запустение. Яркое утреннее солнце осветило помещение в полной мере. Я лежал на топчане в летней спальне и разглядывал гирлянды паутины вдоль всего потолка. Да и скатавшаяся по углам пыль свидетельствовала, что спальней давно не пользовались.  

Хотя когда я поднялся, мнение по поводу «летней» спальни поменял. Я уже запомнил, что обогреваются в этом мире аристократы при помощи магии. Теплые плитки на полу обычно дают нужное тепло. Теперь же я заметил, что часть напольного покрытия этой комнаты было сковырнуто. А приподняв край матраса, только кивнул сам себе. Так и есть. Плиток не хватало. Похоже, когда-то это была зимняя спальня.

Чуть позже я прогулялся до туалета. С вечера не вник толком в ситуацию. А теперь снова зажал нос и по-быстрому сделал свои дела в том закутке, что числился туалетом. Воняло так, что этот запах, мне казалось, я вынес на себе. Потом вспомнил, что я вообще-то лорд и хозяин этого всего. Потому без стеснения обошёл все помещения второго этажа. 

И, между прочим, пришел к выводу, что мне действительно выделили самые лучшие покои. В той зале, где ночевали мои сопровождающие, даже двери как таковой не было.

Вот уж не знаю местных цен, но усадьба точно требует определенных вложений. Только папенька личных денег мне не дал. Вернее, сестрица не позволила выделить сверх того, что посылалось на содержание штата и питания. Кстати, о деньгах мне управляющий сразу напомнил, как только я спустился вниз в поисках столовой или того места, где «лорда покормят».

Подгоревшая каша на воде точно не была пределом моих мечтаний. Мне даже пары ложек не удалось проглотить.

– Так нету ничего из запасов, – лебезил управляющий, представившийся Гадиром. – Вы ж, наверное, содержание нам выплатите. Я пошлю Ваньку в деревню за продуктами.

– А чем вы питались в последние дни? – искренне посочувствовал я.

– Что было, все подъели, – жалобно вздохнул Гадир.

Я только покачал головой и поспешил выдать деньги из привезенной шкатулки. Отряду Дика тоже заплатил причитающиеся им двести дан. И вместо завтрака пожевал остатки того сыра, что оставался в корзине.

– Уберитесь у меня в комнате, – дал я распоряжение и пошёл осматривать усадьбу. 

Мне действительно было интересно. Не знаю, сколько придётся тут жить, но с бытом местного населения я знакомился с удовольствием. Хотя и во дворе царило то же запустение, что и в доме: опавшие ветки и даже прошлогодняя листва. А еще на заднем дворе я обнаружил пустующие помещения для ланей. У того же управляющего узнал, что раньше в усадьбе имелись четыре лани. Куда они делись, внятного ответа так и не получил. Зато узнал подробную дорогу на мельницу и поспешил ознакомиться и с этой достопримечательностью.

========== Часть 3 ==========

Сама мельница произвела на меня двоякое впечатление. Наверное, такое, как на человека, который хочет воспользоваться ноутбуком, но для этого ему приходится крутить педали, вырабатывая электричество собственными силами.

Так и здесь примерно было. Огромное сдвоенное колесо диаметром не менее двух метров было изготовлено из «нержавейки». Соединительные лопасти также блестели хромом. Но приводило в движение эту конструкцию обычная сила воды из водопадика. Свою функцию колесо выполняло исправно. Вал вращался и, похоже, приводил в движение мельничные жернова.

Другой вопрос, отчего в мире, где существует магия, такие отсталые технологии? Но с обитателями мельницы я познакомился. Мельник всё подробно рассказал и показал.

– Какой доход? – не мог я не поинтересоваться.

– Стандартный, – махнул рукой мужчина. – Десять долей за мешок зерна. За год больше пяти тысяч дан не зарабатываем. Расходы на содержание съедают треть.

 Дохода, и вправду, было немного. Хотя, как уверял мельник, зерно сюда привозят со всех земель Дома Барра. Другой мельницы в наших владениях нет.

 Меня же заинтересовало второе строение. По другую сторону от колеса. Вал был общий, и этот водный привод должен был что-то там вращать.

– Бывшая лесопилка, – просветил мельник.

– Почему бывшая?

– Да кому оно нужно? – пожал мужчина плечами. – Шукр, деревенский плотник, и так обходится. А чтобы лес пилить, разрешение лорда требуется.

– Мое? – уточнил я.

– Ваше, если изволите лесопилку восстановить.

– Там что-то испорчено? – продолжил продвигаться я по мосточку в сторону сараюшки.

– Все в целости и сохранности, – обиженно засопел мельник. – Диски сняли, и все сохранено.

То, что мужчина назвал дисками, ими и было. Очень похоже на земную технологию. Один большой, не менее метра, и два маленьких диска были упакованы в деревянные ящики и, кроме того, обильно смазаны жиром. В целом, по мельнице у меня нареканий не возникло. 

Зато, вернувшись в усадьбу, я обрел этих вопросов выше головы. Даже у Дика поинтересовался, зачем мне три служителя-ланника, если этих ланей нет и в помине. 

За обедом я подробно расспросил Гадира, кто и что в усадьбе делает. Толстая бабища управлялась на кухне. Ей помогала одна из девиц, та самая Ванька, что ходила в деревню за продуктами. Особых изысков за обедом я, кстати, не заметил. Даже хлеба не было. Но повариха обещала испечь. Еще две девицы считались домашней прислугой. И пятая особь женского пола выполняла работу прачки.

 До вечера я так и слонялся по двору, оценивая ущерб и запустение. Ужин снова не порадовал. А вот спальня меня возмутила. Пыль как клубилась по углам, так и продолжала это делать.

– Гадир! – выскочил я из спальни. – Я же просил убрать мою комнату!

 – Господин, да когда девкам все успеть? – отмахнулся от меня управляющий. А после вообще развернулся и ушел. Вот это меня взбесило. Лорд я или кто?!

Оказалось - «или кто». Никто из прислуги мои распоряжения даже и не подумал выполнять. Девицы ссылались на приказы управляющего, а тот заверял, что дел у прислуги и так хватает. И лишние капризы господина выполнять они не будут.

Мало того, Гадир еще пригрозил, что пошлет послание моей сестрице о том, как лорд замучил рабочих людей в первый же день своего пребывания в усадьбе. Так что, кипя от злости, я вынужден был вернуться в спальню ни с чем. Зажег свечу, снова ругнулся на отсталую систему освещения и прочие неудобства. И дал себе зарок, что порядок наведу. 

А утром проснулся оттого, что во дворе скандалили Дик и Гадир. Рамы на окнах были средней паршивости. Так что звукоизоляции практически никакой. Вот и разбудили меня эти крики. Я же, свесившись через подоконник, попытался вникнуть в суть вопроса. Оказалось, что Гадир требовал с каждого воина по десять дан за питание в месяц.

– Мы будем сами покупать продукты и готовить себе! – орал Дик.

– Только не на нашей кухне, – парировал управляющий.

– Да хоть на костре! – выступал командир отряда.

А я решил заодно проверить, отчего не на кухне. Неужели в усадьбе это помещение такое маленькое? Так что быстро оделся и поспешил вниз. Предыдущим днем кухню я не посетил, а теперь захотел оценить размеры помещения. Оценил. И чуть не блеванул. Это тут мне еду готовят? Бе-е-е. Местные тараканы, не стесняясь, бегали по столам. Не удивлюсь, если в кладовой еще и грызуны имеются.

Так что Дик, отказавшись от приготовления пищи в этом помещении, только выиграл.

Я же снова имел сложный и бесполезный разговор  с Гадиром.

Опять прислуга не нашла времени для уборки кухни. Даже не знаю, чем те девицы занимаются весь день, но мужиков я даже во дворе не видел. Появлялись ланники только ближе к очередному приему пищи. Где они шлялись остальное время, я пока не понял.

Еще три дня я пытался «воевать» с прислугой. В результате, сам отыскал посудину, тряпку и отмыл собственную спальню. Тарелки перед едой я тоже демонстративно споласкивал в кипятке и только потом сам брал еду, не доверяя этим грязнулям. Потом еще мысленно успокаивал себя, что все микробы в этом супчике (или каше) давно сварились, и кроме неприятного внешнего вида ничего опасного для здоровья блюда не содержат.

Дик же со своими парнями устроил летнюю кухню под навесом рядом с загоном для ланей. Парни сами ходили в лес, собирали сухостой на дрова и вообще обживались. 

В тот лес я один раз с воинами тоже прогулялся. Огромные деревья чем-то мне напомнили корабельные сосны Земли. Высоченные, прямые, только с листьями в верхней части. Еще в лесу было много ягод. В местных ягодах я не разбирался и даже пробовать не рискнул. Зато в один из походов в ближайшую деревню узнал, что если дать разрешение местным, то они половину ягод принесут в усадьбу.
 
Разрешение я старосте свое дал, но от ягод пока отказался. Просто представил, что кухарка может из них сотворить, и содрогнулся. Еще в деревне познакомился со столяром-плотником. Мужчина был уже в возрасте. А его сын и ученик немногим был старше меня. Ни о каких заготовках леса и речи не шло. Так что свою задумку – застелить пол деревом - пришлось оставить. А между прочим, очень хотелось иметь теплые деревянные полы. Этот камень повсеместно меня сильно раздражал. И холодно, и грязно. Боюсь представить, как будут неприглядно выглядеть полы на первом этаже осенью и, тем более, зимой. 

Вообще убогость и нищета усадьбы меня поражала. В главном особняке Дома Барра роскошь царила повсеместно. Полы хоть и каменные, но сверкали отполированные до зеркального блеска. Ковры в летней спальне улучшали быт. В усадьбе же даже дверей на все помещения не хватало.

А уж о туалете я вообще молчу. То, что он вонял неимоверно, это еще половина проблемы. Удобства эти оказались единственными как для господ, так и для прислуги. Дик своим ребятам какую-то загородочку, опять же в стороне от дома, устроил. И, кажется, они только спали внутри дома. Все остальное время парни проводили на территории усадьбы.

Утром выполняли комплекс упражнений. Потом тренировались в метании бердышей. И дальше по плану командира. Но парочка дежурных патрулировала и охраняла усадьбу всю ночь. Честно говоря, я не представлял того сумасшедшего, что полезет ночью через этот трехметровый каменный забор. Зачем? Воровать в усадьбе было нечего. Предыдущие обитатели растащили все подчистую. 

Но с самим Диком, командиром отряда, я сдружился. Мужчина, после того как я лично смел мусор со ступеней всей усадьбы, мнение обо мне поменял. На вопросы отвечал охотно.

Снова я поинтересовался горами из розового камня. Такого и Дик не припомнил. Зато от него я узнал, что если двигаться дальше на запад по лесной дороге, то можно достичь границы владений уже к обеду.

– А дальше чьи земли? 

– Повелителя, – просветил меня Дик. – Вы же, наверное, слышали о знаменитых ярмарках Честа. Так вот в Чест мы по этой дороге и попадем, если поедем.

– Может, съездим? – ненавязчиво поинтересовался я, поскольку сидение в усадьбе меня порядком утомило.

– Не получится, господин, – терпеливо стал пояснять Дик. – До города мы доберемся во второй половине дня, даже если вылетим с рассветом. Значит, нужно остановиться на постой. 

Я кивнул, уже примерно понимая, куда клонит воин.

– У вас денег личных нет. А приказать парням на это тратить их собственные деньги я не могу. Они, конечно, и на земле привыкли спать, но вам такое не по статусу.

Так что вопрос с посещением города мы закрыли.

Зато я имел еще одну беседу с Диком, проясняя для себя ситуацию, насколько это отряд предан лорду, и какие мои распоряжения выполнят. Как ни странно, Дик заверял, что если в приказе не будет угрозы жизни лорда (то есть меня), то распоряжения его парни исполнят. Опять же то, что касалось службы. Сажать огород или что-то делать в усадьбе они не обязаны. Но мне и этого было достаточно.

Так что когда посыльный через месяц привез замененную шкатулку с деньгами, я огласил Дику свое решение.

========== Часть 4 ==========

Первое мгновение Дик еще сомневался, что правильно понял мой приказ. А потом только кивнул и отправился выполнять поручение.

Еще дня три назад я попросил управляющего почистить и привести в порядок стойла ланей. Как обычно, мои пожелания были проигнорированы. Прелая солома осталась валяться по углам. Я же тогда проверил, насколько крепкие запоры, и решил, что именно в этих загонах двери сохранились лучше всего. 

Так что когда Гадир заявился ко мне требовать пятьсот дан на содержание усадьбы, я только еще раз кивнул Дику. Воины без лишних слов исполнили  приказ. А именно - скрутили каждого из обитателей дома и, повалив на землю, защелкнули ножные кандалы. Оказалось, этого инвентаря в усадьбе хватало. Я, когда осматривал подвалы, обнаружил такие забавные вещички. И даже удивился, что столь «полезные» вещи не были до сих пор украдены. Оказалось, что защелкивает кандалы магия родового медальона. Так что продать именную вещь было нереально. Я же эти «цепочки» в дело пустил. И теперь у нас имелись девять обитателей усадьбы и девять «личных» сторожей из числа охраны.

– Я решил, что вы свою зарплату не отрабатывали в полной мере! – громко объявил опешившим слугам. – Теперь вы будете работать бесплатно, пока я не решу, что долг оплачен.

– Ты, мальчишка, да я тебя в порошок сотру! – попытался вырваться управляющий. – Госпоже Варде сообщу!

– Да кто тебе это позволит, – хмыкнул я. – Запереть всех до завтра в стойлах! – дал я распоряжения и снова усмехнулся. Если кто-то не вычистил стойла и не убрал прелую солому, то я не виноват. Да и водичка тухлая осталась в поилках. 

В этот день какими-то другими преобразованиями больше не занимался. Меня больше интересовало, сколько потратили на питание за месяц парни Дика.

– Один дан с каждого, – поведал мужчина. – Даже меньше. Мука у нас еще осталась.

– Один дан в месяц на крепкого здорового воина? – не поверил я.

– Конечно, – кивнул Дик. – Цены здесь деревенские. Головка сыра полдоли, мясо ланей два дина за меру.

Я слушал и офигевал. Интересно, а куда тратил такие огромные средства управляющий?

– Вот вам тридцать дан, - протянул я Дику. -  Я питаюсь этот месяц с вами и кормлю вас за свой счет. Плюс мы что-то еще нашим заключенным выделим. 

Командир отряда не возражал и только тихо посмеивался, когда я пересказывал планы на ближайшие дни.

Утром после раннего завтрака (между прочим, очень вкусного!) я велел выводить наших работничков. Потом громко огласил свои пожелания. Ожидаемо управляющий плевался и грозился. Я же еще раз повторил уже для охранников:

– Никакой еды, если каждый из них за день не срубит отмеченные мной деревья, – оглядел воинов и уточнил: – Упустите или сбежит охраняемый объект, будете сами выполнять его работу.

Дик согласно кивнул и добавил, что такое требование лорда справедливо.

На обед пленников в усадьбу никто не пригнал. Их просто связали и оставили на месте. Деревья никто так и не срубил, хотя я об инструменте позаботился. Там же в подвале отыскал достаточное число топоров и лично их наточил.

Парни пообедали, отдохнули и вернулись в лес к пленникам. Я разрешил отнести нашим работничкам только воды.

Вечером перегнали заключенных в стойла. Хотя я перед этим честно поинтересовался, есть ли желающие прибраться и застелить пол чистой соломой? Желающих не нашлось. Оттого заперли этих упертых голодных в прежнем неухоженном месте.

Снова с утра я предложил поработать на благо лорда. И, кажется, только парочка мужчин отнеслись к моим словам со всей серьезностью. Еще до обеда каждый из них срубил по дереву. Потом и сучья обрубили, да и стволы укоротили. За это я их покормил приготовленной мной лично сытной похлебкой. Мужики повеселели. И вместе со своими охранниками отволокли бревна к лесопилке.

А вечером «умные работники» демонстративно обгладывали ароматные кусочки местной курочки на глазах у голодных сокамерников. Стойло мужички тоже себе вычистили. Лежанку себе приличную устроили. Я без возражения им еще два покрывала кинул.

На следующий день рубили деревья все, кроме Гадира. Тот отчего-то никак не мог поверить, что кормить я никого не буду. А мне, может, лавры дедушки Сталина покоя не дают. Так что отменять «лесоповал» я не планировал. Пусть управляющий и видит во мне мальчика-простачка, избалованного лорда. Только я не тот шестнадцатилетний пацан и спуску давать никому не намерен.

Управляющий вечером скулил, но еще продолжал мне угрожать. Призывал к совести тех, кто уплетал обильный ужин. Мотивировал свое нежелание работать старый прохиндей тем, что якобы кандалы ему лодыжки натерли. Вообще-то это было не так. Он же толком и не ходил. К месту вырубки добирался, а там нагло заваливался спать. И так весь день. В общем, сочувствия от своих бывших подчиненных управляющий так и не добился.

Но женщинам я все же сделал послабление режима. Они, свалив каждая по дереву, только ветки подрубили и на три части ствол разделили. Тащили эти заготовки уже на другой день и впятером. 

Гадир на третий день хоть и ослабел от моей «диеты», но срубить один ствол осилил. 

Еще несколько дней пленники занимались лесоповалом. А потом я двух девиц в дом отправил. Все также в кандалах и под присмотром воинов. Задачу поставил по отмыванию комнат второго этажа. И еще предупредил, что если мне качество уборки не понравится, то верну дамочек обратно в лес.

Остальные бабы, узнав об этом, заголосили. Но я же «добрый». Кухарку и ее помощницу на кухню спровадил. Не еду, конечно, готовить. Упаси боже еще раз пробовать стряпню этих грязнуль! Как раз отмывать и расчищать место. Шкафы и столы я планировал полностью заменить. Так что тетки бодро таскали под навес кухонную утварь. А потом чистили и драили. Я же вдумчиво перебирал то, что они выволокли из кухни. Большинство столов велел пустить на дрова.  Обнаруженную приличную посуду замочил. А потом посадил кухарок отмывать и отчищать все до зеркального блеска. Но поскольку дерева у меня уже имелось предостаточно, то снова отправился к деревенскому столяру Шукру.

Он у меня одного помощника себе выпросил. Стволы все на доски распустил. И в прилегающей к лесопильне сараюшке сложил на просушку. Топил горбылём очаг и просушивал дерево. Но раньше чем через месяц начать работы он не мог.  

Я же, попутно с чисткой усадьбы, устроил еще обыск в комнатах управляющего и прислуги. Первое, что меня поразило, это размеры хором, что себе выделил Гадир. Моя личная спальня была не в пример скромнее. Да и у остальных работничков комнаты были спаренные. Как и положено: летняя и зимняя, с теплыми полами.

Только у лорда отчего-то в спальне все теплые плитки были сняты. Я, кстати, их так и не нашел. Комнату управляющего основательно перетряхнул. И ничего!

Ни тайников, ни денег. Похоже, этот хмырь денежки в другом месте припрятал. Вечером поинтересовался, где «награбленное». Ожидаемо внятного ответа не получил. Но не мог же он действительно все потратить?! Лично я с учетом питания, оплаты услуг столяра и закупки новых войлочных тюфяков еще и полсотни дан не потратил. 

А еще поспрашивал у Дика, сколько обычно платят тем же самым кухаркам. То, что воинам сестрица платит двадцать дан, я был в курсе. Но это же не простой люд. Так что когда услышал от Дика, что обычно прислуга пять-семь больших монет в месяц получает, я задумался, где мне новую прислугу нанять.

Сходил в деревню, поспрашивал. Потом мы с Диком и в соседнюю прогулялись – тоже бесполезно. Идти в услужение к лордику никто из сельчан не пожелал. Хотя товары собственного производства предлагали охотно. Я ещё немного тюфяков взял. Парням Дика планировал устроить более достойные постельные места. А еще я заинтересовался, отчего в этом мире перо домашней птицы для подушек не используют. 

Деревенские меня не поняли. Я и так и эдак расписывал, что можно мешочки пером набить и заместо валика под голову класть. Сельчане у меня за спиной только что у виска не крутили. Мол, дурь господская. Но перьев тех обещали прислать, раз уж лорд изволит блажить. Все равно они их сжигают.

Я же решил, что работников у меня в усадьбе и так не хватает. Оттого стал искать сразу в деревнях, кто мне подушки сошьёт. И нашёл-таки. Молодая бездетная семья как раз разводила «курочек». Я с ними ( в смысле, с крестьянами, а не с курями) познакомился и даже аванс в пять мелких монет оставил. Тамаз обещал все устроить в лучшем виде. Я же очень надеялся вскоре свое спальное место преобразовать. Но основной мой вопрос с кухарками так и не был решен.

– В город нужно ехать, – подал идею Дик, который наблюдал за моими мытарствами в деревнях.

– А там где? – поинтересовался я.

– По трактирам походим, поспрашиваем.

Я же задумался. В принципе, деньги сейчас на гостиницу у меня имелись. Другой вопрос, что Дик со мной в качестве охраны половину отряда пошлет. А кто тогда будет за здешними работничками наблюдать?

Командир, похоже, на эту тему тоже думал.

– Я поеду, да Сирка возьмем, что за управляющим смотрит.

– А самого Гадира пока в подвал?

– Нет. Тоже с собой, – и, увидев мое недоумение, поспешил пояснить: – Конечно, если вы решите сто дан в гильдии магов потратить. Они допрос Гадиру грамотный устроят. Все, что своровал, узнают.

– Вот как! – обрадовался я. – На такое дело мне денег не жалко. Давай решай, когда выдвигаемся.

Дик запланировал путешествие в город уже через три дня. Я же, оставив указания в усадьбе, с радостью отправился в поездку.

========== Часть 5 ==========

В Чест мы отправились на двух больших рахах. Управляющего к петелькам привязали. Поскольку лорду не по статусу управлять транспортом, то моим возником был Дик. Отличный мужик! Он мне по пути столько всего интересного рассказал. И о наших землях, и о чужих, и о том, что Повелитель сейчас пытается гильдию магов под себя подмять, и все оттого, что Верховный маг после каких-то там ритуалов никак не восстановится. А магистры сами со стихиями не справляются.

– А Повелитель на эти стихии может повлиять? – поинтересовался я.

– Это как же? – искренне изумился Дик. – Вы не хуже меня знаете, что Повелитель не маг.

Я покивал головой, мол, знаю. 

– И как он тогда на гильдию магов может воздействовать? – я все равно не понимал местного расклада политических сил.

– Да ходят слухи, что скоро закон новый будет. Все жертвенники только из числа добровольцев, – хмыкнул мужчина.

Я же притих. Конечно, спросить много чего захотелось. Но, кажется, я сейчас ступил на ту грань, когда мое иномирное происхождение может раскрыться. По идее, то, что сообщил Дик, известно здесь каждому жителю. Только не мне. Так что вопросы свои попридержал и переключился на насущное. Поинтересовался, в какой гостинице лучше остановиться. И вообще, куда мы в первую очередь?

– Думаю, сразу в гильдию. А уж потом с ночлегом определимся.

Сам город Чест впечатлил. Краем уха я уже слышал, что это город торговцев. Но не ожидал такого размаха! Торговали здесь все всем и буквально на каждом углу. Толпы покупателей и продавцов сновали по улицам. Да и магазинчиков хватало. Насколько я понял, такое обилие торговцев обуславливалось тем, что город считался «нейтральным», хотя формально и располагался на земле Повелителя. Зато никакому Дому лордов не принадлежал. Стража, тюрьмы, суд тоже были «правительственными».

И, конечно, наличие в Честе гильдии магов делало его еще больше привлекательным. Эту самую гильдию было видно издалека. Башня магов главенствовала над городом. Вот туда мы и направились.

Меня очень порадовали порядок и система принятия посетителей. В воротах нас сразу отправили на третью аллею. Там уже встретил клерк, показал место для рахов и сопроводил в здание дознавателей. И снова все прошло быстро и без лишнего бюрократизма: плати деньги – предъявляй обвиняемого.

Управляющий, конечно, голосил и обещал всем кары небесные. Но заглох, как только ему на голову обруч нацепили. А потом буквально запел соловьем. Я только успевал задавать вопросы, а служащий-маг - фиксировать.

– Сопроводите обвиняемого в тюрьму или сами меру наказания выберете? – без эмоций поинтересовался клерк.

– Сами, – махнул я.

Но документик потом забрал.

– Видишь, Дик, – продемонстрировал я постановление. – Нам и гостиница не требуется. У меня теперь свой собственный дом в Честе имеется.

Мужчина только хмыкал. Нашлись мои денежки: управляющий дом купил и схрон в нем устроил. Что-то всё же потратил. Сын его одно время кутил хорошо. Потом парня в пьяной драке пришибли. Так что Гадир уже полгода как ни на что не тратился. Но продолжал таскать все, что приглянется, из усадьбы. Где-то там, в доме, и камни обогрева из господских зимних спален сложены. 

Денег мы в доме почти две тысячи нашли. И вообще в большей степени домишко напоминал склад. Чего тут только не было! Я даже порадовался, что у нас два больших раха. Правда, Дик напомнил об изначальной цели поездки. Если еще кухарок брать с собой, то много вещей не поместим. Предлагал сразу много не тащить.

Пока же стали размещаться на ночь. Сам управляющий в доме иногда ночевал. Только я побрезговал на тот топчан ложиться. Пока Дик ходил в лавку напротив за пирогами, я себе чуть в стороне местечко для сна разгреб. Потом часть вещей на чердак перетаскал. 

В самом доме жилыми считались только три комнаты. Плюс кухня, огромный чердак и подвал. В подвале как раз и были сгружены теплые камни. Я было сунулся их пересчитать – чуть не очумел от жары. Действительно, лучше позже с этими вещами разобраться.

Кстати, сортировать «награбленное имущество» я на другой день оставил самого управляющего с охранником. Они пока выносили это все во внутренний двор и складывали по кучкам. Мы же с Диком отправились в ближайший трактир. Позавтракали, ненавязчиво поинтересовались у подавальщика, кто у них готовит, и где повара нашли. Оказалось, что на Южном рынке торгуют не только привычными товарами, но и услугами. Туда приходят люди, кто предлагает свои умения. Та же прислуга, каменщики, плотники и прочие рабочие.

Так что мы с Диком наняли небольшой рах и поспешили на тот рынок. А потом еще долгое время вникали, где и как искать прислугу. Кухонных помощников стояло человек десять. А вот самих поваров не оказалось. Вернее, был один парнишка. Я бы ему больше двадцати лет не дал. Естественно, такого молодого поваренка никто не хотел брать. Я же его расспросил, а потом стал мысленно прикидывать. Даже если он не так хорош, как описывает, то перевести его в помощники всегда можно, а за новым поваром в следующий раз приехать. Все равно нам теперь не один раз придется Чест посещать, пока имущество Дома Барра не вернем в усадьбу.

Так что Адиму, так звали повара, работу я предложил. Тот было обрадовался, но сразу сник, когда узнал, что услуги требуются не в городе, а в усадьбе.

– Я не смогу поехать, – вздохнул парень.

– Чего так? – не понял я.

– У меня еще мамка и брат. Они сами не справятся. Да и обидеть их соседи могут.

– Забирай родню, – предложил я. – Для мамы у меня работа найдется. Да и брата твоего пристрою, если не совсем мелкий.

– Братишка мне по кухне уже помогает. Ему почти четырнадцать.

– Так что? – поторопил я с ответом.

– А мы вам точно подойдем? – все еще не мог решиться Адим. – А то мы сейчас от комнаты откажемся, а потом жилье в Честе не найдем.

– Давай ты сейчас у нас в доме приготовишь обед, а я оценю. 

Такая идея Адиму понравилась. Мы тут же на рынке кое-чего прикупили. И снова наняли местное такси, чтобы довезти все покупки до дома.

Адим еще только начал готовить, а я уже видел, что меня все устроит. То, как он придирчиво выбирал продукты на рынке и потом перебирал посуду на кухне, демонстрировало его умения. Но обед тоже мне понравился. Дик сразу поинтересовался, куда подъехать за родными, поскольку сообразил, что это лучший вариант из имеющихся нами за последнее время. И на следующее утро уже погрузились на наши рахи, чтобы вернуться в усадьбу.

Поскольку я уже понял, где и как искать прислугу, то женщин в усадьбе через пару дней освободил. Помещения они отдраили. А держать постоянно в качестве охранников отряд Дика смысла не было. Так что из пленников у меня остались только сам управляющий и ещё трое мужчин – бывших работников. Они по-прежнему занимались лесоповалом, а потом помогали столяру пилить и закладывать дерево на просушку.

Я же кипел энтузиазмом по переустройству дома. Деньги имелись. Почему бы не потратить их на переоборудование усадьбы? Насколько я понял ситуацию в семье Вали Барра, стать младшим мужем мне не грозило. Без приданого нищий муж никого не интересовал. Каких-то связей и влияния при дворе Повелителя наша семья тоже не имела. Так что, как ни посмотри, со всех сторон я должен сам в этой жизни устраиваться. Отправила меня Варда в ссылку, так это и хорошо! Есть прекрасная возможность самому о себе позаботиться. 

Пока же на первом месте было восстановление усадьбы.

Сам я в Чест второй раз не поехал, послал Дика с парой воинов и грузовыми рахами. Наказал нанять парочку работящих женщин для прачечной и одну для уборки в доме. Плюс еще каменщиков. 

Потом Дик у меня каждые три дня в город мотался. Но до конца месяца все имущество лордов перевез обратно в усадьбу. Я велел только пяток камней оставить в городском доме, а все остальное мы перетащили в подвалы усадьбы.

Постепенно начинали вырисовываться преобразования. Не все сразу, но что-то менялось. Правда, готовил еду Адим пока под навесом. Столяр еще только взялся за изготовление кухонных шкафов. Зато само помещение отчистили основательно. Поскольку дерево в таком объеме больше не требовалось, то я всех мужиков перевел в дом на шлифовку полов. Управляющий лично ползал и шкурил плитки на кухне. Да и в главном холле отполировали полы до зеркального блеска.

Каменщикам я дал особое задание. Все зимние спальни переоборудовали. Работники безропотно выполняли пожелания «молодого господина». И только Дик пытался меня вразумить, что полностью застилать полы холодным камнем не стоит. А уж когда он услышал, что я планирую поверх камня на втором этаже деревянное покрытие устроить, то мужчина вообще усомнился в моей разумности. Похоже, на этот счет что-то для себя решил и пока не мешал моим преобразованиям.

Я же, желая успокоить Дика, съездил в Чест. В местных кузнях заказал декоративные подставки. И тоже вызвал недоумение у работников, когда им пояснял, что хочу камни обогрева расположить в этих подставках вертикально. Попутно настенные бра для светильников заказал. Там уже мне сами кузнецы предложили заказать и на потолок точно такие кованые с вензелями подвесы. Потратился я на эти все железки изрядно. Почти двести дан заплатил. Как-то не ожидал, что столько всего мне понадобится. Ещё я вспомнил об отвалившихся дверных петлях. А дверей в доме много. Плюс подстолья для разделочного стола Адиму. И еще много чего.

Но когда Дик впервые увидел подставку с камнем обогрева, то, похоже, мнение о вменяемости своего лорда сразу поменял. Действительно, к чему иметь два вида спален, когда можно просто принести обогреватели в комнату, а на теплое время года убирать камни в подвал? 

С уменьшением числа спален в усадьбе сразу прибавилось помещений. Плюс каменщики еще кое-чего перестроили и переоборудовали. Тот вонючий туалет снесли напрочь. Место закрыли. Может, позже устрою там какую кладовку. Пока же просто убрал источник запаха. Кажется, там сами камни стен пропитались туалетными ароматами.

К господской спальне я пристроил ванную и туалетную комнату. Таскать воду, конечно, будут вручную. Но я же лорд! Пусть прислуга суетится. Кстати, для той прислуги отдельную винтовую скрытую лестницу устроил. Еще три таких же черных хода соорудили рядом с гостевыми покоями. 

Пока отряд Дика ночевал на втором этаже, но я уже готовил для них помещение на первом. Не дело воинам рядом с господином ночевать. У меня тут вообще по плану не только деревянные полы, а паркет. Так что нечего этим воякам в своих сапогах здесь шаркать. В бывших комнатах управляющего места предостаточно. Плюс я уже пояснил столяру, что такое двухъярусные кровати. Он хоть и не понял, но обещал сделать. В этом мире даже господа на полу спят. Тюфяков, конечно, гору настилают, как для той принцессы на горошине. Но все равно кроватей как вида мебели в этом мире не существовало. Займусь-ка я, пожалуй, прогрессорством.


========== Часть 6 ==========


Подушек Тамаз натащил мне уже в достаточном количестве. Я потом еще раз побеседовал с его женой. Припомнил, что у деревенских женщин выходные наряды по подолу вышивкой украшены. Попросил мне наволочки сшить и такими изысками украсить.

Женщина не возражала. Платил я исправно. А поскольку уже началась осень, то работ ни в огороде, ни в поле у крестьян почти не осталось. Так что заказов на постельные принадлежности я в деревне оставил много. Могут хоть всю зиму шить потихоньку. Работы на всех хватит. Была у меня задумка небольшой бизнес в Честе замутить. Но пока на первом месте шло преобразование усадьбы.

Шукр моих пленников уже перевел на более мелкие работы. Принцип паркета мужчина понял. Дощечки с пазами и шипами начал изготовлять и складировать. Пока же сам Шукр с помощником застилал полы досками на втором этаже. Но когда он закончил мою спальню и коридор с гостиной, я попросил все же поменять оконные рамы, а потом продолжить с полами.

Ночи были уже холодными, и в щели изрядно задувало. Еще я расспросил Дика насчет холодов зимой и срочно заказ плотнику поменял. Дик еще стекла из города привез. Рамы теперь ставились двойные.  А я разрешил выделить по одному камню обогрева для плененных работников. Переводить их из стойла в дом и не думал. Лучше отпущу, как совсем станет прохладно. Основные работы они уже выполнили. А Шукр свою часть не доверял простым мужикам. И даже предлагал нанять плотников.

Собственно, в середине осени я так и поступил. Запасов досок в сушилке – до потолка. А обрабатывать их и изготовлять те же двери могли только специалисты. Так что, сняв кандалы и выдав по одному дану, я всех бывших работников усадьбы отпустил, и управляющего в том числе. Куда они пойдут – не мое дело. Для себя я новых людей из Честа пригласил.  И теперь работа в усадьбе буквально кипела. Новые двери поставили быстро. Следом поменяли все оконные рамы. Потом уже изготовили кровати для постоянной прислуги и отряда Дика. Им я отдал два помещения. А самого командира поселил чуть в стороне, подчеркнув таким образом его статус.

И, наконец, мастера приступили к паркетным полам. Покрывать я их планировал воском. Шукр меня заверил, что эта технология не нова. Смесь масла и воска в столярных работах давно использовалась. Только вот деревянных полов в этом мире не знали. Я так и не понял, отчего. Дерево, что произрастало в лесах владений Барров, было крепким и прочным. Лично я насчет паркета ничуть не сомневался.

А уж когда прислуга отполировала первый раз полы моей спальни, то поглядеть на это «чудо» сбежались все домочадцы. Там было на что полюбоваться: новые оконные рамы, покрытые полупрозрачным лаком, отшлифованный подоконник, идеально гладкие стены с красивыми коваными канделябрами и шикарный паркет. 

Эти экскурсии они продолжали устраивать еще долгое время. Я же себе не абы какую кровать захотел, а с точеными балясинками и прочей фигней. Шукр мои надежды оправдал. Похоже, ему и самому в радость такие вещи мастерить. Он только внимательно слушал мои пожелания. Опять же вместо привычных сундуков я заказал платяные шкафы. Дик к тому времени зеркала привез. Шукр их в двери шкафа вставил. И снова вся прислуга охала от восхищения.

Про себя бизнес-план я давно составил. Переоборудую домик в Честе под салон мебели. Вернее, кроватей. Дерева у меня хватает. Если мало будет, еще напилим.

Я буквально горел желанием осуществить свои задумки. Оттого почти не расстроился, когда в очередной приезд посланца от родни мне было передано только двести дан. Управляющий, сволочь такая, все же добрался до сестрицы. И стуканул. Вот уж не знаю, что он там рассказал, но довольствия меня лишили полностью. Якобы раз уж я питаюсь вместе с простыми воинами, а всю прислугу разогнал, то и денег мне больше не дадут. 

Возражать и что-то доказывать смысла я не видел. Можно, конечно, документик из гильдии магов показать и в «позу стать». Я же на это все наплевал. Кроме того сестрица сообщила, что запрещает мне ближайшие полтора года возвращаться домой. Да и папенька на мельницу не поедет. Вот расстроили! Но передал посыльному, что хочу получить все свои наряды, что мне стали малы. И пусть он привезет их в следующий приезд. Это прошлому лордику было зазорно торговать своим тряпьем. Да только не мне.

Очень хотелось прочно встать на ноги и не зависеть от родственников. Жаль, что до двадцати лет формально уйти от этой опеки я не мог. Зато вполне мог обеспечить свое будущее. Вот этим обеспечением и занялся. Но даже с привлечением дополнительных работников свой салон-магазин я смог открыть только к середине зимы. Продумал все до мелочей. У меня даже «доставка и установка бесплатная» предполагались, что тоже было неслыханным новшеством.

Сам салон традиции и торговые устои Честа потряс до основания. Первый месяц народ толпился под окнами с утра до вечера. Мне каменщики оконные проемы чуть ли не до пола расширили. Конечно, огромных витринных окон в этом мире не было. Но даже с перекрестьями стеклянный фасад моего магазина производил должное впечатление. 

Шукр привычно эти рамы изготовил под двойное стекло, так что и в мороз эти окна оставались чистыми и демонстрировали всем желающим то, что располагалось на витрине. Я даже на один магический светильник потратился (сто сорок дан заплатил!). Но оно того стоило. На импровизированном подиуме я воссоздал обстановку спальни. Паркетный пол, кровать, местные тюфяки и мои подушки, украшенные вышивкой. Плюс пуховые одеяла в разукрашенных пододеяльниках. Ну, и конечно, такие новые элементы мебели, как шкафы и прикроватные тумбы.

Платяной шкаф я поставил на краю подиума. И висящие там наряды (с ценниками) были видны в приоткрытую дверку всем желающим. 

И много еще чего по мелочам использовал для украшения спальни. Часть «экспонатов» взял из усадебного наследства. Вазочки, шкатулочки и прочая мелочевка не продавались. А просто дополняли декор.

Самих же кроватей в разобранном виде мы запасли с полсотни. Одну из трех комнат дома полностью использовали под склад. 

А еще мне повезло отыскать вменяемого торговца. Дик привез в усадьбу Жамила как помощника столяра. Но оказалось, что мужчина не только руками, но, как говорится, и головой мог работать. Вот с ним на пару мы и организовали открытие магазина. Он пока поселился тут же в доме, но на чердаке. Сам его утеплил и облагородил. Остальные помещения дома сделали складскими. Подушками, одеялами и прочими постельным принадлежностями забили подвал. Из двух комнат образовали один выставочный зал и, собственно, помещение магазина. Но под паркетные заготовки пришлось срочно делать пристрой к дому. Шукр планировал там потом изготовлять детали кроватей и не таскать это все из усадьбы.

Надо сказать, что на «экскурсии» в наш салон народ стал ходить сразу. Жамил даже нанял охранника, чтобы ограничивать число посетителей внутри.  Потенциальные покупатели почти месяц приходили, цокали языками, качали головами и обсуждали то, что действительно камни на подставках греют, и в помещении тепло. Народ ходил вокруг подиума, трогал паркетное покрытие, щупал вещички в шкафу, но ничего не покупал.

Я было отчаялся и решил, что задумка моя с треском провалилась, а конъюнктуру рынка  оценил неправильно, но тут в магазин случайно забрел один из магов. Почитал цены. Да, да у меня стояли ценники на все. Торговаться до хрипоты в голосе, как это было принято на местных рынках, я не собирался. И Жамилу на сей счет дал строгие указания. Мол, у нас элитный салон. Костюмчик управляющему пошили строгий. И он с умным видом про этот самый элитный салон заявлял всем, кто хотел снизить цену или просто возмущался самим фактом наличия фиксированной цены.

Тот же маг, что зашёл в салон, только мельком глянул на стоимость кровати с тумбами (двести дан), попробовал одну из подушек и сообщил свой адрес.

Для такой услуги  у нас был специально выделен рах. Да и двое помощников Жамила тут же сорвались с места, чтобы доставить покупки.

И, похоже, слух о таком приобретении молниеносно разошелся среди магов. За три дня мы опустошили свои склады и срочно «поменяли экспозицию». Хорошо, что я на тот момент был в городе и смог сам руководить всем. Даже к портному одному обратился, чтобы тот пошил покрывала из бархатистой ткани. Попутно я велел еще и такие же шторы на окно изготовить. Правда, они немного обзор со стороны улицы перекрывали, но зато внутри салона интерьер получился законченным. В кроватях «новой коллекции» спинки были мягкими и, естественно, покрыты тем же темно-бордовым бархатом.

В общем, торговля набирала обороты. Уже к середине лета к пристрою во дворе добавили второй этаж. И все равно мастерских не хватало. Кое-что изготовляли в деревнях, что были рядом с мельницей. А перо и пух птиц приходилось скупать уже по всей округе. Подушки разом приобрели неимоверную популярность. «Спать, как господа» пожелали многие. Так-то я понимал, что полужесткий валик под головой, может, и полезен для позвонков. Но, согласитесь, гораздо приятнее иметь под щекой мягкую подушку.

И только через год наплыв посетителей в нашем салоне чуть уменьшился. Подобных магазинов в Честе открылось с десяток. Все же торговый город быстро ориентировался на запросы покупателей. Да только за мной им было не угнаться. 

Снова у меня была новая коллекция. Мягкие пуфики, туалетные столики с зеркалами и прочие изящные вещички дамы и младшие мужья раскупали сразу.  

Про усадьбу я тоже не забывал. Все пробные образцы вначале собирали там. Мы с Шукром подробно обсуждали каждую новинку. 

Чем еще мог похвастаться мой салон, так это быстрой доставкой и сборкой. Пришлось еще два грузовых раха купить. Но и продумывали мы эту полносборную конструкцию до мелочей. Один раз я наблюдал забавную сцену, как кто-то из посетителей пытался раскрутить старшего мужа на покупку комплекта в салоне. Дядька отчего-то решил, что сэкономит, если закажет работу кому-то из своих плотников.

Мне потом Жамил рассказывал, что этот же посетитель через месяц вернулся. Кровать ему как-то топорно сколотили. Но все эти изящные тумбочки, полочки, столики даже не стали пытаться повторить. И, кстати, той экономии мужчина не получил. Только потрепанные нервы и претензии со стороны младшего мужа.

Через два года с того момента, как родственники сослали меня на мельницу, я уже полностью освоился в этом мире. Конечно, вспоминал Стаса и скучал. Но и ощущать себя беспомощным котенком в этом мире перестал. В подвале усадьбы было припрятано порядка тридцати тысяч дан. Мой бизнес процветал. И я чувствовал себя вполне удовлетворенным. 

Только внезапный приезд посыльного разрушил мои планы. 

Родитель Вали Барра, то есть мой, умер, и теперь мне предстояло срочно явиться в родовое поместье на похороны отца.

========== Часть 7 ==========


Смерть отца стала для меня досадным событием. За все два года, что я пребывал на мельнице, родитель так и не соизволил посетить усадьбу. Вернее, посыльный в последние месяцы сообщал, что батюшка приболел. И все равно меня в родовое поместье не приглашали. Упоминания о болезни родственника я отчего-то серьезно не воспринимал. Нет, если бы сестрица приказала, я бы поехал. Но как раз от нее никаких распоряжений и не поступало.

Мне если и казалось странным такое отношение родни к моей персоне, то особо на этом не заморачивался. Бизнес неожиданно увлек. И оттого приглашение в родовое поместье казалось несвоевременным.

 Кроме того, путешествовать на рахах было еще то испытание. Весной-осенью часто лили дожди. Это в Чест можно было полдня потерпеть. А трое суток добираться к родне мне не улыбалось. 

Теперь же, получив послание, я обязан был прибыть, несмотря ни на что. Как нарочно, в конце весны зарядили проливные дожди. Я хоть и наловчился на местных рахах летать, но не в такую же погоду!

Собирался вообще впопыхах. Но указания Лике, матери Адима, оставил обширные. Она у меня в усадьбе давно уже домоправительницей тире управляющей служит. Если Адим оказался поваром от бога, то его мамочка потрясла меня своей неженской хваткой в первые дни пребывания в усадьбе.

Так что за свое имущество я не переживал. Хотя денег за оплату прислуге оставил ей с запасом. Плюс поручил собрать мне вслед парочку грузовых рахов. Не знаю, как долго я пробуду в родовом поместье. Скоро лето. Можно в летней спальне нормальную кровать поставить. Так что заготовки и, собственно, сами спальные принадлежности должны были отправить вслед за мной, как только улучшится погода.

Но три дня пути под проливным дождем меня порядком измотали. А уж Дику и его парням я вообще не завидовал. Даже длинные кожаные плащи с капюшонами не спасали их от этой сырости. Я хвалил сам себя, что в последний год упорно занимался тренировками вместе с отрядом Дика. Конечно, метать бердыш я по-прежнему не мог – мои тонкие запястья не осиливали такой вес. Зато после разминочных упражнений стал гораздо крепче и здоровее. Хотя всё равно отражение в зеркале демонстрировало мне эдакую гламурную фиялку. Тьфу!

Но тяготы путешествия я пережил, хоть и вымотался изрядно. 
А вот в поместье меня ждало известие, что маг-храмовник уже отнес батюшку на погребальный костер. Так и не понял, чего меня вызывали, если похороны уже состоялись? Разве что с сестрицей повидаться. Она за прошедшие два года совсем не изменилась. Все такая же амазонка. Вообще-то фигурка родственницы мне импонировала. Не «культуристка», но все при ней. Мы, безусловно, были похожи. Только я бы с удовольствием поменялся своей комплекцией с Вардой. Она и выше меня была, да и крепче. 

При встрече сестрица мрачно оглядела меня и соизволила дать разрешение на отдых. А все разговоры оставила на потом. Я же, несмотря на трудную дорогу, долго не мог уснуть. Всё прикидывал, что меня ждет.

В местных законах я уже разбирался. Старший ребенок в семье становился наследником, невзирая на пол. То, что Варда будет Главой Дома Барра, я давно знал. Но как мне уйти из-под ее опеки, пока не представлял. Оттого надеялся договориться «по-хорошему». Пока же планировал послушать, что мне предложит сестра.

– Не знаю, слышал ты в своей деревне или нет о новом законе Повелителя, – начала разговор сестрица на следующий день.

– Об обязательных жертвенниках для гильдии магов? – уточнил я.

Варда кивнула и продолжила.

– Я решила послать тебя в гильдию.

Между прочим, закон тот затрагивал семьи лордов, у которых было трое и более детей. А в нашем случае, когда даже родителей не осталось, мы вообще не попадали под эту категорию. Только высказать это все сестрице я не успел – она опередила.

– Таким образом мы демонстрируем лояльность и поддержку решений Повелителя со стороны нашего Дома.

Возражать я не стал. Конечно, не все и не до конца еще понимал в местном раскладе. Но напрямую спрашивать не хотел. Но того, что слышал, мне уже хватило для принятия собственного решения – хочу быть магом! Я по-прежнему считал, что этот мир стал для меня «перевалочным», и он просто остановка на моём пути. Потому насчет посещения магического источника я не был против, хотя местные и описывали, что процедура обретения магии довольно болезненная. Только что это по сравнению с моими муками? Моя боль от потери любимого и друзей за прошедшее время утихла, но не до конца. И отчего-то казалось, что, обладай я магией, смогу найти «своих». Верил и надеялся отыскать их среди миров, как с магией, так и без нее.

В местной магической системе я тоже не совсем разобрался. Одно уже понял, что все лорды когда-то были магами. И теперь маги с врожденными способностями появляются только в Домах знати. Хотя можно эту магию получить  насильственным способом. И опять же только тем, у кого в роду были когда-то наделенные силой. Так что сестрице я не перечил.

– На праздник первого дня лета пошлю тебя вместе со всеми жертвенниками, – сообщила Варда и замерла.

Легкое недоумение промелькнуло в глазах родственницы, когда она поняла, что истерик на сей счет я не намерен устраивать и даже не сопротивляюсь. И если Варда только удивилась, то Дик откровенно запаниковал.

– Господин, может, вам помочь? Вы только прикажите, мы сможем прикрыть. В Честе обоснуетесь, официально от рода откажетесь, – увещевал меня друг.

– Нет. Я сам хочу магию получить, – успокоил Дика.

И все равно всю дорогу до столицы, а потом и до владений Верховного мага Дик забрасывал меня намеками о том, как он поможет сбежать, и даже клятва верности его не остановит. Формально он присягал Батулю Барра, моему отцу, а не Варде. Так что это даже не будет предательством Дома. Я же раз за разом отказывал Дику.

И, похоже, процедура погружения в источник действительно была болезненной. Те, кто прибыл к назначенной дате, голосили и рыдали так, что я даже усомнился в разумности своего поступка. Причем каждого жертвенника вели в зал не менее десятка воинов. Отряд Дика тоже был в полном составе. Хотя меня им не требовалось насильно тащить в зал.

Я даже толком Верховного мага не успел рассмотреть. Толпа этих самых сопровождающих загораживала обзор. Дик сказал, что всего было двенадцать избранных. Но с ними в зале собрались все телохранители и родственники.

Верховный маг толкнул приветственную речь о том, как наши силы важны для стабилизации мира. Еще чего-то рассказывал, но из-за шума послушать, как мы его будем стабилизировать, я не смог.

А потом меня отправили готовиться к процедуре.

Оттого, что я не устраивал истерик и не пытался сбежать, меня оставили на последний день. Так что в выделенных покоях пришлось заночевать с отрядом Дика. Благо, на полу тюфяков хватало. Одно плохо, что с утра меня кормить не стали. Маги, что пришли за мной, сообщили, что лучше даже не пить, а то точно стошнит. И повели по коридорам замка Верховного мага. В одной из комнат с меня сняли всю одежду, выдав легкие сандалии. Зачем-то связали руки и на подъемнике спустили куда-то вниз.

Там уже ждал другой служитель. Мужчина с печальным лицом оглядел меня, заметно вздохнул и пробормотал: «Такой молоденький».

– Я могу применить к тебе магические путы, – поведал мужчина, – или ты сам ляжешь на жертвенник?

– Сам, – сообщил я и судорожно сглотнул. Как-то вся решительность разом покинула меня. Да еще этот маг с похоронным выражением лица совсем не добавлял оптимизма.

– Я Лавин Лия, – продолжал общаться со мной мужчина, развязывая прежние путы. – Моя задача облегчить тебе принятие силы.

Угукнул. 

Маг тем временем обмотал тканью запястья, а потом лодыжки. И тут же защелкнул на них кандалы.

– Это чтобы ты сам себя не поранил, – пояснил мужчина свои действия. А потом еще протянул мне палочку. – Зажми зубами, так тоже легче.

– Это очень больно? – уже стуча зубами об ту самую деревяшку, поинтересовался я. 

– Очень, – не стал скрывать от меня маг. – Но если тебя успокоит, то могу сказать, что тех, кто сходит с ума, Верховный маг забирает в обитель тишины. Там действительно хорошие условия. Я в ней лично бываю каждый день. Мы ухаживаем и присматриваем за жертвенниками до конца их дней.

– Есть вероятность, что я тронусь умом? – не скрывая паники в голосе, уточнил я.

– Тебе никто не сказал? – снова печально покачал мужчина головой. – Прости, мальчик, отпустить не могу, но обещаю, что пригляжу за тобой. Извини, но твое тело слишком слабое, чтобы выдержать напор источника сил.

Я же со стоном откинулся затылком на этот жертвенник. Закусил зубами предложенную палку и приготовился к худшему. И чего я такой идиот?! Мог же все заранее разузнать и подробно!

Маг тем временем прикреплял к чему-то цепи. Я не смотрел. Толку-то? Хотя и ощутил, как меня начали опускать вместе с этой каменюкой куда-то вниз. А потом там так ярко все засверкало, что пришлось зажмурить глаза. Вот уж не знаю, какие будут боли, но ослепнуть точно можно.

Жаль, что я сразу не разобрался в ситуации. Действительно, о том, что сходят с ума, я не слышал. Вероятно, этот факт настолько известен, что о нем и не упоминают. Я же новичок в этом мире, вот и попал, как тот кур в ощип. 

Каменюка снова пришла в движение. Теперь мне показалось, что она двигается вверх. Глаза я так и не открывал. Сначала меня ослепило, а теперь выступившие слезы не давали нормального обзора. Впрочем, проморгался я, когда услышал голос того мага.

– Сейчас ножки освободим, потом ручки.

После того как «ручки освободили», я протер глаза, вынул палку  и поинтересовался:
– А в источник когда?

Маг какую-то цепь себе на ногу уронил и ойкнул.

– Вали Барра, ты меня понимаешь?

– Вполне. Так что с источником?

– Ты уже побывал там, – все так же недоверчиво оглядывал меня мужчина.

– Да? – не поверил я. Где те боли? Зря, что ли, я эту палку зубами держал?

– То есть ты чувствуешь себя хорошо? – продолжал выпытывать у меня Лавин Лия.

– Хорошо, – подтвердил я. – А оно точно сработало? Может, недостаточно времени прошло, магия не впиталась?

– Завтра тебя начнут обучать наставники. И тогда ты сам поймешь, что магия уже с тобой, – тихо ответил маг и улыбнулся. – Я действительно рад, что ты вменяем.

А уж как радовался Дик, когда я появился в нашей комнате! Да и остальные парни тоже. Затрепали меня, чуть не придушили в объятиях.

– У нас теперь свой родовой маг, – сиял улыбкой Дик. – Самый настоящий маг!

– Я тоже счастлив, – еле отбился от таких «щенячих нежностей». Но все время до встречи с наставниками так и продолжал недоумевать по поводу странной процедуры, что мне довелось испытать.


========== Часть 8 ==========

Поутру прислужники пришли проводить меня на занятие. Дик заверил, что они будут ждать в том же помещении. А я не сообразил, почему. Как-то в моем представлении учеба - это длительный и серьезный процесс. И почему отряд сопровождения не уезжает, я не понял. 

– Так чего нам в город мотаться, если завтра в обратную дорогу вместе с вами? – недоуменно поведал Дик.

– Я что, завтра уже домой?

– Ну да, – удивился Дик. – А что, правила изменились?

– Не в курсе, – пробормотал я. А потому у прислужника все же уточнил, сколько продлится мое обучение.

– Если вас на магию светильников возьмут, то до обеда управитесь, а если на камни обогрева, то до вечера будете тренироваться.

– А оба навыка мне не дадут? – все еще не верил я в такой упрощенный метод обучения магии.

– Зачем? Вам и этого хватит. Вы же не урожденный маг, а жертвенный, – как для дебила пояснил прислужник.

Мало того, всем жертвенным магам еще и ошейники нацепили. Я даже дернуться не успел, как на мне эту фигню застегнули. Еще трое жертвенников обрели подобные украшения. Больше никого из тех, кто проходил вместе со мной ту процедуру в источнике, я в учебном классе не встретил. Похоже, те лорды не пережили, вернее, сошли с ума. 

Оставалось только удивляться, отчего для меня эта процедура оказалась безболезненной. Хотя предположения были. Кажется, мое сознание «помнило» магию прошлого мира и легко адаптировалось. Я даже научился нагревать камни в течение часа. Маги если и удивились моим способностям, то виду не подали. Подарили напоследок перстень с эмблемой гильдии и пожелали удачи.

Дик снова радовался, как дитя, делясь с отрядом мнением о том, какой уникальный лорд у Дома Барра.

И снова нас ждало утомительное путешествие домой. Два дня до столицы, а потом от столицы до родового поместья еще пять дней. Между прочим, почти одновременно с нами прибыл маг-порученец. Он торжественно вручил сестрице медальон. 

Оказалось, что это «ключик» от моего ошейника. Я же считался несовершеннолетним и обязан подчиняться Главе Дома. А чтобы мне не вздумалось взбрыкнуть, «пульт управления» находился у старшего.

Вначале я даже не поверил, что попал в такую кабалу (я же теперь маг!). И ненавязчиво поинтересовался у Варды, когда она меня от ошейника освободит. Пообещал ей наполнить камнями обогрева весь подвал, да хоть все полы в доме!

– Мы перед Повелителем проявили свое почтение и послушание, – принялась рассуждать сестрица, полируя лезвие любимого бердыша. – Так что родниться с известными Домами смысла нет, – продолжила девица.

– Так может, я на мельницу вернусь? – внес встречное предложение.

– Ни к чему. Я гонца пошлю в северные Дома. Пора тебя замуж отдавать, – усмехнулась эта стерва.

– Зачем? – все еще недоумевал я.

– Хочу я так, – зло сощурилась Варда. – Приданое у тебя теперь шикарное. За мага все северные передерутся. 

Я же слов в ответ подобрать не смог. Вернее, в голове вертелось много чего, но в основном, из русского фольклора. Оттого только скрипнул зубами и ушел в свои комнаты. Дик мою проблему сразу понял и начал подбадривать.

– Господин, там хоть и холодно, но вы же теперь сами камни обогрева можете изготовить. Плюс свои рамы двойные поставите. Спаленку мебелью красивой обставите, – успокаивал меня друг.

То, что свой зад я не хочу подставлять какому-то мужику, понятное дело, просвещать Дика не стал. Местные нравы и традиции были мне чужды. Но боюсь, что Дик меня бы не понял. В его представлении я сейчас должен быть на вершине блаженства. И замуж возьмут и вообще у меня теперь «приданое». Что б его! Придушил бы эту стерву сестрицу!

А я тоже, как дитё неразумное, послушно все выполнял. Сидел бы себе на мельнице. Может, и обошлось бы. Вдруг Варда поленилась бы за мной ехать. А там к дате жертвенников мы бы опоздали. А через год мало ли чего еще случилось бы. Так что оставалось только локти кусать и стучать себя по башке тупой.

Но Дика разочаровывать не стал. Он так искренне радовался за меня. Даже нанял работников, чтобы в моей спальне паркет начали класть из того, что привезли из усадьбы. Еще месяц я занимался мелкими делами поместья. Складывал камни обогрева в хранилище. Заказывал себе меховые вещи и обновлял гардероб, без стеснения требуя с сестры деньги.

 Но день прибытия женихов все равно настал.

– Пять Домов будет сватать твою задницу, – хвасталась Варда.

– Чего так много? – буркнул я, тихо «радуясь».

– Так ты же с магией тепла, – как ребенку пояснила сестра. – Сам понимаешь, что такое добро северные не упустят.

– И как ты их выбирать планируешь?

– Мага-храмовника пригласим. Пусть стихией выбор обозначит.

Мне оставалось только кивнуть. Хорошо, что поединков за «прекрасную даму», тьфу, жопу устраивать не будут. И хотя морально я уже себя подготовил, но все равно встреча с потенциальными женихами меня потрясла. Это чем их там на севере кормят?

Все пятеро лордов были как на подбор – мощные и высокие. Я макушкой и до подбородка никому из них не доставал. Стоял посередине парадного зала и только испуганно хлопал глазами. Серьезно испугался. Как-то никогда на себя роль пассива не примерял, а тут сразу понял, что сдохну быстрее, чем смогу «супружеский долг отдать».

Женихи меня оглядели. Только что не облизнулись плотоядно.

Варда же вовсю расписывала мои способности. Мол, и тонкий, и изящный, и воспитанный (это точно про меня?). И танцует хорошо, и вышивать любит (да неужели?). Кажется, мои умения в вышивке парней заинтересовали в последнюю очередь. Но они проявили вежливость и  даже сказали по паре комплиментов.

– Храмовник прибудет завтра, – просветила всех Варда и предложила пока женихам развлечься.

Каждый же из них прибыл в сопровождении отряда. Вот сестрица и устроила своего рода соревнования на заднем дворе. Так что насчет рыцарского турнира я мнение поменял. И даже с интересом наблюдал за учебными боями. А потом воины кидали бердыши на меткость. Хм... Победила Варда. И уже после «игр на свежем воздухе» сестрица пригласила всех за стол. Откушать, так сказать, «что бог послал». 

Жрать эти парни тоже умели.

Я же ночью так и не смог заснуть. Из тех пятерых, может, только двое выглядели более-менее адекватными. Дино Дан и Ян Этин. Остальные же мне категорично не понравились. С ужасом представлял, что мне достанется один из тех любителей выпить, закусить и подраться. И не факт, что он с меня ошейник подчинения снимет. По местным законам – иметь ошейник обычное дело для младшего мужа. И чего я не послушал Дика, когда он предлагал сбежать? 

Даже не знаю, как я выглядел с утра. Прислужник только охал и ахал, пытаясь привести мою мордашку в достойный вид. Я огрызался. Но избавиться от этих всех масочек не получалось. Потом еще терпел парикмахера и того, кто обновлял мне маникюр. И уже при полном параде, ближе к обеду, меня вывели из покоев.

Маг свою процедуру выбора обещал устроить прямо в парадном зале. Так что когда я пришел, почти всё уже было готово. Женихи стояли вокруг круглой посудины с жидкостью, похожей на ртуть, а маг продолжал чего-то туда наливать и помешивать.

Честно говоря, если бы меня не касалось это напрямую, я бы искренне поинтересовался процедурой. А так только скрипел зубами, бессильный изменить что-либо. Маг же моему появлению обрадовался. Тут же заявил, что моей-то крови как раз ему и не хватало. И бодро так чиркнул по моему пальцу. Я ойкнул. Но капли крови уже капали в посуду.

– Прошу простить, госпожа, – продолжал магичить храмовый служитель, – но у меня указания от Верховного. Сейчас все процедуры вызова стихий делаются для полного выбора.

Лично я ничего не понял. И судя по выражению лица Варды, этот полный выбор ей не понравился. Но сестрица смолчала. Или уже ничего изменить не могла? Мне тоже лишь оставалось уповать на милость не то богов, не то каких других сил, по чьей прихоти я оказался в этом мире. Так что стоял и тупо ждал результата.

– О! Какая удача! – наконец, засуетился активнее маг. – Никуда ехать не придется. Партнеры все здесь.

И в этот момент серебристая струя из посудины взметнулась вверх. Да так быстро, что я сразу и не понял, что мое запястье оплетено этой лианой. Дернул. И понял, что второй конец оплетает руку одного из мужчин из числа женихов.

– Выбор сделан! – торжественно объявил маг. – Подойдите ближе, я завершу ритуал.

Как он там его завершал, я не увидел. Меня на данный момент интересовала личность будущего мужа. Впрочем, уже не будущего, а настоящего. 

– Ян Этин и Вали Барра, вы объявляетесь супругами по выбору стихий, – завершил маг нашу свадьбу.

Наверное, больше, чем я, расстроились только те парни, кому я в мужья не достался. Хотя еще один лорд не выражал никаких эмоций. Зато мне показалось, что собственный муж чем-то недоволен. Меня это даже задело. Я же красавчик! Привык уже к постоянным комплиментам в свой адрес. В Честе, если бы не отряд и сам Дик за спиной, то недалеко бы я ушел. Желающих забраться в мою постель хватало. А тут такое пренебрежение!

Зато стерва сестрица, похоже, тоже это просекла. Или знала что-то ещё о северных Домах.

– Медальон от ошейника я передам сразу после подтверждения супружества, – ухмыльнулась Варда.

А мы с хм... мужем на пару так зависли.


========== Часть 9 ==========


– Варда, а что ты имела в виду, когда сказала, что мы должны подтвердить супружество? – искренне недоумевал я, поскольку считал, что тот маг из храма процедуру провел, и оттого решил разобраться в ситуации до конца.

– Люблю традиции, – усмехнулась сестрица. – Если этой ночью вы не станете близки, то завтра этот ритуал будет наблюдать вся дружина, – «порадовала» меня родственница.

И кажется, это она не на меня так взъелась. Ей чем-то Ян Этин не угодил. Они еще когда соревнования устраивали на заднем дворе, чего-то там не поделили. Парень был не в курсе, что Варда девица мстительная. А тут еще какие-то традиции припомнила.

Бедный мой зад! Насколько я понял, то это подтверждение супружества именно по нему (по заду) и будут определять. А муженек мой, судя по физиономии, уже проклял тот день, когда покинул родной дом и помчался за женихом. 

А мне такой характер супруга неожиданно понравился. Ладно, брачную ночь как-нибудь переживу (да простит меня Стас). Но, похоже, есть надежда, что мы с этим Яном найдем общий язык. Общий враг в лице Варды у нас уже имеется. А дальше я буду проявлять все свои дипломатические таланты. Да и то, что я теперь маг, не стоит забывать. В общем, прикинул еще раз и решил, что не так уж все и плохо. И даже нормально поел во время праздничного обеда-ужина.

Правда, все остальные претенденты, за исключением Дино Дана, покинули поместье сразу, как маг объявил завершение ритуала. Но за столом собралась вся дружина нашего Дома и отряды сопровождения лордов. А еще я понял, что мой муж и тот Дино довольно близкие друзья. Даже мелькнула мысль, а не любовники ли они? 

Сам же Дино заверил меня, что он просто близкий друг и почти как брат. Он же и Варда нас потом до покоев довели и там оставили.

А я вдруг понял, что не знаю, как себя вести и что делать. Да и Ян особо не спешил. Пока я там в ванной плескался, супруг только обувь и рубашку снял. Вернувшись из ванной, я так и застал его стоящим у окна и почти одетым.

– Ошейник без медальона не снимем, – деликатно напомнил мужу о том, что пора бы приступить к той самой «брачной ночи».

Парень кивнул. Шустро разделся. Немного задержался, разглядывая мою кровать, и забрался под одеяло. Я же из полотенчика вышмыгнул и тоже в постельку полез. А дальше... дальше почувствовал себя дурак дураком.

Ей богу, ни разу в жизни не попадал в столь неловкую ситуацию! Мало того что муж меня никак не хотел, он, скотина, даже инициативу не проявлял! Пришлось брать все в свои руки.

– Думаю, что можно пока просто поговорить, познакомиться, – начал я проявлять ту самую дипломатию (как будто мне одному это все нужно!). – Тебе раньше больше женщины нравились?

– Нет, отчего? – с недоумением посмотрел на меня супруг.

– Хм... я лично не нравлюсь? - у меня скоро комплексы появятся, потому разобраться хотелось.

– Ты милый и действительно красивый, – начал муж, я же встрепенулся. Кажется, не все так плохо. – Только я другого люблю, – завершил супруг фразу.

Здрасте вам... Я, может, тоже Стаса люблю. Но сидеть в ошейнике как собака не собираюсь. Чего он вообще в поместье приперся? Так что продолжил задавать наводящие вопросы.

Где-то через пару часов я довольно много чего узнал о муже. Ему было двадцать шесть лет, второй сын в семье лорда из Дома Этин. Ему светило стать тоже младшим мужем. Но тут вдруг такая оказия. Кстати, старший брат среди тех забияк, что приехали свататься, тоже был. И Ян никак не ожидал, что Варда пригласит мага для выбора по стихиям.

– А тот твой любимый, он чего? – выпытывал я.

– Ничего, – буркнул Ян и отвернулся.

А нам, между прочим, подтверждать супружество нужно! И как я это буду делать, если муж ко мне задом развернулся? Хм... задом... ко мне... А что? Никто же не сообщил, кто там в первую брачную ночь должен быть снизу. Скажу, мол, не разобрались. 

Чем дольше размышлял, тем больше мне эта мысль нравилась. Два года воздержания. Я же, кроме дрочки, за все время никого не имел. И мой дружок уже встрепенулся. Попа у Яна была шикарная. Да и сам он парень симпатичный. Волосы почти такого же оттенка, что и мои – блондинистые. Но только прямые. Глаза голубые. В принципе, если не заострять внимания на росте и массе тела, то мой типаж. Осталось убедить себя, что блондинчик в моем вкусе. 

Вообще-то, когда я по тем аппетитным булочкам рукой провел, мой член с готовностью подтвердил, что с моим мнением о блондинах полностью согласен. Я же второй рукой баночку с жиром откупорил, что слуги нам на прикроватной тумбочке оставили. Впрочем, Ян почти сразу просек мои попытки овладеть его попой.

– Так супружество нужно подтвердить, – совершенно с серьезным лицом заявил я. Муж что-то буркнул по поводу того, что он против. – У тебя все равно не стоит, – кивнул я на его унылое хозяйство.

С этим Ян спорить не стал и снова уткнулся мордой в подушку. Не... мне он определенно нравится. Не муж, а золото! Покладистый, послушный и против роли пассива не возражает. И ничего, что такой большой. Хорошего человека должно быть много. Я же дальше зря терять времени не стал. Вдруг еще передумает. Лучше поспешить его растянуть, и все прочее.

Хотя когда я вошел, уже ни о чем не думал. Желание и похоть накрыли меня с головой. Вообще представил, что подо мной Стас. В какой-то момент неосознанно потянулся к члену партнера, чтобы довести его до кульминации. И, между прочим, успешно так. Мы почти синхронно кончили. А потом татушка на руке кольнула. Кажется, это магия подтвердила завершение ритуала. Чудесно. Я отчего-то полагал, что мне с утра в зад заглядывать будут и «следы страсти» искать.

Но посмотреть, что там на руке проявилось, все равно захотел, оттого свечу зажег и какое-то время любовался рисунком простого серебристого ободка. Он до этого был незамкнутым. Теперь же кольцо полностью охватывало запястье. Ян свое украшение тоже оглядел и отчего-то вздохнул. Мне парня даже жалко стало. А еще невольно залюбовался им. В неровном освещении от свечи муж выглядел очень привлекательным. Мышцы так рельефно проявлялись, что мне только и осталось, что завидовать. Атлет с прекрасной фигурой. Такого только на скульптурный образ Геракла запечатлевать. А он еще так сексуально откинул волосы на спину, что я чуть не завыл. Интересно, мне еще обломится доступ к этому шикарному телу? Пока же порадуюсь, что можно спать, прижавшись к этому самцу-пассиву.

Ян же улегся спать еще не скоро. Пока в ванной плескался, пока что-то перекусил из того, что нам в спальню принесли, и только потом полез на кровать. Снова пощупал подушки и поинтересовался, где такое удобство можно приобрести.

– Пух и перья, чтобы набить мешочек? – уточнил я. – Так это в любой деревне.

Ян задумался. Похоже, он и сам сообразил, что это все довольно примитивно и просто в изготовлении.

– А подобные кровати продают в Честе, – все же решил я продолжить постельную тему. – Там несколько магазинов.

– Дорого? – не унимался Ян.

– У меня своя мастерская, так что для нас будет бесплатно.

И снова муж скривился. Мда. Буду приручать. Пока же радовался, что у нас так удачно прошла брачная ночь. 

Даже не знаю, чего ожидала Варда. Но рассматривала она нас на другой день очень внимательно. Мы же с Яном, не сговариваясь, изобразили покер-фэйсы. Медальончик муж сразу забрал и меня от ошейника тут же избавил.

И снова я мысленно поставил «плюсики» своему супругу. Да и друг Яна одобрительно смотрел на процедуру моего освобождения. Только Варда злобствовала. И, вероятно, чтобы выпустить пар, решила какую-то тренировку своим бойцам устроить. Погнала их на рахах в сторону холмов. Ян же уточнил у меня, как долго я буду паковаться и собираться.

– А вы домой сильно спешите? – поинтересовался у Яна и Дино.

– Ты что-то хотел?

– У меня на мельнице дела незавершенные, нужно указания оставить. Это три дня пути, – обозначил я расстояние.

– Съездим, не вопрос, – кивнул Ян.  – Сейчас только начало лета, до холодов далеко, и твои умения мага пока не так востребованы.

Я же говорил, что у меня муж золото? Еще раз в этом убедился. А еще вспомнил о Дике и снова стал выспрашивать мужа.

– Двести дан в месяц отряду из десяти человек? – теперь уже укоризненно покачал головой Ян. – У нас в северных домах вполовину меньше платят.

– Я сам возьму парней на обеспечение, – тут же заверил Яна. – От тебя требуется принципиальное согласие.

Кстати, того согласия оказалось недостаточно. Это уже потом Дик меня посвятил, что взять отряд и принять клятву может только старший муж. Но присягнуть мои ребята были согласны. Их отчего-то даже путешествие куда-то далеко на север не пугало. Или это они ко мне так привыкли? Мы же давно сдружились. А уж без Дика я вообще не знаю, что бы делал.

Так что пока Дик с Яном занимались этими формальностями, я пошёл отдавать распоряжения прислуге. Задерживаться в поместье не собирался. И впервые за все время ощутил себя свободным. Даже замужний статус меня не тяготил так, как бывшие родственные связи. Хорошо, что теперь Варда не вправе распоряжаться моей судьбой. И так она все, что могла, с моей персоной уже сотворила.

Я еще думал, выезжать прямо после обеда или все же на следующий день с утра, когда крики и шум со двора оповестили, что что-то случилось.

Сначала я кинулся в сторону мужа (ага, защитник, блин), но потом сообразил, что кричат воины Варды. А вот ее саму и не видно. И только когда первые мужчины появились во дворе, ситуация стала проясняться.

Сестрица таки навернулась на своих тренировках. И теперь ее тело осторожно внесли в дом. Как оказалось, так шумно и громко отдавал распоряжения старший дружины. Он уже куда-то в город послал за лекарем, велел готовить бинты и чего-то еще.

Я было сунулся на помощь, но бравые парни меня оттеснили, заверив, что сами управятся. Так что Варду я увидел не скоро. И выглядела она так, что я попросил мужа с отъездом не торопиться. А то вдруг я скоро стану Главой Дома?

Подобную мысль высказал и тот лекарь, что прибыл уже утром. Височную кость он выправил, но в себя Варда не приходила уже сутки. Только хрипло дышала, и ее тело периодически пробивала судорога. Так что я имел реальный шанс получить в наследство все, что было у Дома Барра. Ян это тоже понял. Какой-то корысти за ним не заметил. Но, похоже, идея обосноваться в более теплых землях парню понравилась.

Так что мы терпеливо ждали разрешения ситуации почти пять дней. А на шестой эта сука-сестрица очнулась! И как ни в чем не бывало потопала осматривать дом. Качало ее изрядно. Но это не мешало Варде обойти все. Я думал, что она первым делом свой топорик проведает. Только Варда поплелась на кухню. Оголодала, наверное. 

Сразу на кухне народ взялась гонять. Слуги бегали как ошпаренные. Я это наблюдал, сидя на веранде, и снова прикидывал, когда лучше выезжать. Похоже, Ян примет любое моё решение. Он за те несколько дней, что мы были вместе, пока ни в чем не перечил. Секса, правда, у нас больше не было. Но, соблюдая приличия, мы ночевали в одной спальне и на одной кровати.

Дино тоже  с нетерпением ожидал поездки на мельницу. Я ему про свою лесопильню рассказал и вообще всячески рекламировал жизнь в деревне. Здесь же, в поместье, заняться было нечем. Это только Варда способна для себя найти развлечения.

Кухонные работники с бледными мордами и трясущимися руками подавали нам потом обед. И, похоже, искренне сожалели, что госпожа не отправилась в мир иной.

Сама же Варда, на удивление, за обедом вела себя тихо. Или это она так утомилась за те несколько часов, что прошли, после того как она очнулась? Так что мы в господской столовой вкушали блюда в абсолютной тишине. Слуги топтались где-то в коридоре, ожидая приказа на перемену блюд. Я тоже не жаждал общаться с родственницей. 

И только Дино как-то странно себя вел. Вернее, первое мясное блюдо друг Яна съел без вопросов. А вот когда подвинул к себе горшочек с чем-то другим, то так и застыл, разглядывая содержимое. Мне тоже стало интересно, что там такое? Притянул свою порцию ближе, заглянул внутрь и замер.
Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

0 комментариев