СатоЯ - сама

Как умаслить дракона

+4
Аннотация
Мужчина из современного мира попадает в мир драконов. Быстро понимает, что он тоже дракон, возможно улетевший от сюда два года назад. А тут ещё оказывается, что он не простой дракон стихии огня, а дракон – бог. Ладно, с этим он справляется, несмотря на то, что адаптация к новому миру проходит не просто. С толку сбивают совпадения в событиях современного и драконьего миров, происходящими с ним, из колеи выбивает и то, что оказывается мать в мире драконов совсем непохожа на мать из мира людей. Но как быть, если на его голову падает его некогда «возлюбленный» - дракон стихии воды, которого он терпеть не может и на дух едва переносит? И как от него отвязаться, если окружающие настроены решительно их свести? Удастся ли водному дракону умаслить огненного?

Глава1. Дома у подруги скандал!

После ссоры с другом я шёл раздражённый домой по вечерней улице родного города. Жил я на окраине, поэтому иногда ходить по району ночью было опасно. Однако, маршрут был проверен годами, и я преспокойно шёл в свою холостяцкую квартиру.
Когда – то это была, квартира деда по линии матери. Сама мама жила за городом, в двух часах езды на машине. Она не любила город и осталась там, а я переехал в городскую квартиру деда. Он велел не продавать её, чтобы я мог спокойно создать свою семью и счастливо жить. Мне не хватает его. Отца же я не помнил. Он погиб в аварии, везя меня к деду. Я, двухлетний, выжил. Слава богу, был пристёгнут к детскому креслу. А он даже не подумал пристёгиваться. Налетевшая в дождь фура подмяла переднюю часть машины, в которой ехали мы с папой... Вот и жили…без него. Мать с той поры была занята только мной, дед помогал. Замуж второй раз она не вышла. Меня любила безмерно, но баловать сильно боялась под давлением деда, хотя маленькие приятные мелочи я получал от неё всегда. Дед же, мне отца и заменил.
В голове у меня крутились мысли. Я шёл на автопилоте, не обращая внимания на окружающее. Просто быстро шёл. Я был на дне рождения подруги. Её дед – друг моего. Мы вообще семьями в своё время дружили. Мариса – очень хорошая девушка, очень нравилась мне. И в силу своего возраста, я проявлял к ней неподдельный интерес не как к подруге, а как к девушке, избраннице. Я очень любил её, и она это знала. Как вообще можно не любить этого светлого, доброго и не по возрасту мудрого человечка? Я планировал, сделать ей предложение на Дне её рождения. Даже с мамой обсудил этот вопрос. Она была не против, ведь Мари она знала хорошо.
«И что нашло на Борьку – моего друга и одноклассника? Работали в одном офисе от конструкторского бюро. Он с ума сошёл, что ли? Я и так при нём встречаться не мог с Мари. Так он, увидев коробочку с кольцом, взбесился, его стала душить ревность. Он мне всегда был просто друг. Я так думал. Чего я не понимаю? Это он в неё влюбился, что ли…или в …меня? Вот ещё! Я –натурал! Пусть другого дурака для утех ищет. Если в неё, так бы и сказал! Я бы тогда боролся. А тут вообще не понятно, что! Он устроил скандал на пустом месте. Я даже вручить эту коробочку не успел, только приготовил.
Перед глазами стояла картина, как этот бешеный врывается и орёт на нас! «Как ты мог? Как ты могла? Вы же знаете, кого я люблю! Ты, Мариса такая сякая! Ты, Федька – вообще дрянь безответственная, ветреный повеса!» И врезал мне в добавок. За что, спрашивается? Что я ему сделал? Общие фразы какие – то, ничего не понять, чего он от меня и Мари хотел? И ведь ни слова конкретики, как не пытали его! Мариса, впрочем, тоже была в шоке от поведения Борьки. Я так и не понял, к кому он тут ревнует и кому сцену эту некрасивую закатил. Я чувствовал себя облитым грязью, так как всегда всех уважал, никого не оскорблял, был постоянен в отношениях с людьми, требовал сначала с себя, а потом с других. Дед с малых лет мне это буквально вбил в голову. Борис вообще о чём говорил? Одним словом, наслушавшись оскорблений от «друга», я успокоил Мари, извинился перед ней за Борькино поведение и ушёл. Она, бедная чуть не плакала, приходя в себя. Тоже ведь ничего не поняла, что это было.
А вот, Борис, наверняка, был доволен своим поведением. Тоже с праздника ушёл, только после меня. Может, он добился чего хотел? Моего ухода? Мразь! Ненавижу! Уволюсь из-за него, чтобы его смазливую мордаху больше не видеть! Всё, с ним покончено! Завтра же уволюсь. Но, перед этим, серьёзно, как мужик с мужиком поговорю! Моську - то начищу! Идиот! Как он мог? Видеть его не хочу! Урод! А главное, за что он так со мной? К завтрашнему дню, я остыну. Я сильно зол не него, а гнев, как известно плохой советчик. Убью ещё! Просто за то, что он так грубо вмешался в наш разговор, прервал его, устроил форменный скандал на пустом месте! Его убить – то мало будет. Наверное, сейчас себя победителем чувствует? Если он хотел испортить со мной отношения раз и навсегда, у него это получилось! Презираю его! Пусть идёт от меня далеко и на долго, а лучше навсегда. А с Мари, я ещё поправлю отношения.
Я весь горел от негодования! Скорее бы до дома дойти, встать под прохладный душ, остыть! Нет, душ здесь поможет только холодный! Борька, урод, довел же до истерики меня! В свои 25 лет, я достаточно рассудителен и сдержан в эмоциях, виду не подаю, что психую. Это я потом, где – нибудь отрываюсь…или успокаиваюсь… Мы всем офисом на курсы гимнастики Цигун ходили, для поддержания корпоративного духа, но больше для здоровья. Так я до сих пор ею увлекаюсь. Очень помогает успокаиваться. Это же надо, как он меня из колеи выбил? Подозреваю, холодный душ меня долго не проймёт. Меня всегда душ успокаивал. По крайней мере мысли и чувства приводил в порядок. Особенно холодный, иногда ледяной! Наследство от деда!»
Ругаясь и ворча, я не заметил, как подошёл к арке старого дома, во дворе которого жил. Ещё немного и я дома! Жди, холостяцкая берлога, я иду к тебе! Проходя под аркой дома, я не заметил, как ко мне кто – то подбежал со спины и ударил по голове. Дух вон и я вижу себя сверху. Какой – то незнакомый парень, похожий на гопника, склонился над моим телом. В одной руке кусок ржавой трубы, а другой по моим карманам шарит. Блин, ирония судьбы! За пачку жвачки, простые часы, кнопочный телефон и сто рублей в кармане плаща лишиться жизни! Ключи даже не взял! Наркоман, что ли?
Я подождал, когда этот горе – грабитель отбежал от меня, опасаясь, как видно, обнаружения. Теперь, можно попытаться вернуться в тело. Я с силой, набрав скорость ринулся к телу, чтобы очнуться, потереть голову от боли, встать и пойти домой! Или хотя бы, на помощь позвать, что ли. В голове дырка, далеко с этим не уйдёшь. Нырнув в тело, вижу, что происходит что – то идёт не так. Почему – то я - лечу! Куда, спрашивается? Я уже очнуться должен, а не лететь куда - то! Что происходит?

Глава 2. Я дракон?

Вот, наконец, почувствовал боль в голове. Значит, живой. Начинаю постепенно чувствовать руки – ноги, всё тело. Тело горит немного, наверно температура, как реакция на удар по голове. Точно жив! Голова гудит, всё в ней шумит, как после попойки на мальчишнике. С трудом открываю глаза. Чувствую, лежу не на земле, а на какой – то лавке у стены. Надо мной каменный потолок, в углу дверь – решётка, а на стене над лавкой небольшое решётчатое окно, да ведро деревянное в углу. Это точно не арка. Тогда где я? Этот каменный мешок на тюрьму смахивает.
- Та –а – ак, Фёдор, думай. Хорош валяться! Надо встать и осмотреться, – говорю себе и начинаю действовать, чтобы выяснить, где я. Что-то я не припомню эту комнату. Медленно встаю, держусь за голову! Ого, приложило: кровь уже немного запеклась, но рана ещё кровит чуть - чуть. Встаю на лавку, благодаря росту спокойно дотягиваюсь до подоконника. Даже локти положить удалось. Хватаюсь за решётку, чтобы посмотреть, что на улице. Решил проверить крепость решётки, дергаю, не поддаётся, точнее…Стоп, железные прутья под моими руками просто плавятся. Это ещё что такое? Ладно, потом будем разбираться. Раз решётка поддалась, надо выламывать. Вырываю прутья совсем. Даже голова прошла, а кровь корочкой запеклась от внутреннего жара. Чувствую, тело сильнее гореть начало, надо в душ или просто в воду окунуться. Смотрю, фонтан! О, то, что доктор прописал. Я с трудом выбрался из каменного мешка и побежал к фонтану. Прыгаю в него без зазрения совести, вода аж закипела вокруг меня. Люди, находящиеся в это время на площади у фонтана, остановились, прервав свои дела и недоуменно смотрят на меня. На меня и на то, как бурлит подо мной вода.
Тут, я к месту, вспоминаю, что где – то читал в мифологии драконов (это вообще первое, что пришло в голову), есть дракон, способный насылать дождь. Стоит его призвать, как начинается ливень над тем местом, где его звали. Ливень будет лить, пока не поблагодаришь и не отпустишь этого дракона. Делать это могут только равные ему, живущие на земле. Стоя по колено в воде, поднимаю голову к небу и ору истошно.
- Индули – и - ин! Срочно воду, иначе сгорю! Пожалуйста, быстрее Индулин, плохо мне!
Не прошло и трёх секунд, как поднялся сильнейший ветер, я едва мог стоять в воде. Ветер быстро нагнал облаков и хлынул дождь. Нет, это был настоящий ливень! При чем, лилась вода исключительно над этой площадью, где стоял фонтан. Люди как были, так и стояли, открыв рты. Прямо под ливнем. Я не замечал их шокированного состояния, мне остыть надо было.
Вода струилась по мне ледяная, но я этого даже не ощущал. От меня исходил пар. Тело начало остывать, а самочувствие приходило в норму. Я закрыл глаза, внутренним взором оценил своё состояние, понял, что мне лучше и пора заканчивать.
- Хватит, Индулин! Спасибо, я остыл! Ты – свободен! – кричу я.
Дождь мгновенно прекратился. Тучи стали понемногу расходиться, выглянуло солнце. Я, наконец, вылез из фонтана, вытряхивая из ботинок воду и отжимая одежду прямо не себе. Не успел я выжать воду, как услышал со всех сторон возгласы людей.
- Хозяин вернулся! Хвала небесам! С возвращением, хозяин Фарант! Теперь всё наладится! Добро пожаловать домой, ваша светлость! – твердили люди.
Естественно, я это услышал, но не сразу понял, что это обращаются ко мне. Люди, находившиеся на площади, все, как один приклонили колени.
- Спасибо, конечно, - отвечаю я.- Но, если я ваш хозяин, какому придурку пришло в голову меня в этот каменный мешок запихать? – показываю я на окно, из которого только пять минут назад вылез.
Те молчали, переглядывались. Ответа я так и не услышал, хотя внимательно посмотрел по сторонам. Ответа всё равно не последовало. Тут, у выхода с площади я заметил импозантного вида мужчину, одетого строго по форме (видимо управляющий какой - нибудь) в сопровождении охранников. Высокий, стройный, с прямыми длинными тёмно – каштановыми волосами, убранными в витиеватую причёску. Лицо спокойное, красивое, с прямыми правильными чертами. На эльфа похож. При этом он был не хилого телосложения. Мускулы, где надо виднелись. Его одежда, как и у всех очень напоминала средневековье. И одежда у него больше напоминала форму дворецкого. Драконью сущность выдавали его желто – карие глаза с вытянутым зрачком. И его я почему – то не боялся. Он быстро подошел ко мне, посмотрел и слегка отпрянул.
- Ваша светлость! Наконец – то! Мы дождались вас! – но видя моё недоумение, добавил. – Ваша светлость, это я –Раушель – ваш покорный слуга. Не пугайтесь так! Вы Дома! Хвала небесам! Как же мы рады вас видеть! Идемте уже домой! – он слегка тряханул меня за плечи. Было видно, что он рад меня видеть, но прилюдно обнять он постеснялся.
Если честно, я растерялся, но вида не подал. Лишь заметил.
- Заждались они меня! Как же! А не подскажешь, Раушель, какая сволочь своего хозяина в тюрьму бросила? – киваю на то самое окно.
- Я выясню, ваша светлость и обязательно строго накажу! – был серьёзный ответ Раушеля.
- Нет, сначала мне покажите, я ему в глаза посмотреть хочу. Ещё и ограбил! Ни плаща, ни… - тут я осёкся. Если начну перечислять, что этот гопник у меня спёр, не поймут и себя выдам. – Голова до сих пор болит, как он меня по ней приложил, – я бережно тронул голову в месте удара.
Осмотрев рану, Раушель чуть не озверел. Зарычал даже.
- Да я сам ему и руки, и голову оторву, как найдут. Сегодня же распоряжение дам из - под земли эту дрянь достать! Идемте, скорее домой. Нужно вызвать лекаря Алистера, он быстро подлечит.
- Только без фанатизма, Раушель, пожалуйста. Я сам сначала хочу с ним разобраться. Так что, сначала его ко мне.
- Узнаю, вашу светлость! – улыбнулся Раушель. - Как прикажете. Идёмте, время уходит!
Как только мы вышли с площади, весь народ поднялся. А по улицам, люди узнавая меня, кланялись и приветствовали. Даже улыбались по – доброму и с надеждой в глазах. Многие благодарили за возвращение и махали руками в знак приветствия. Некоторые ворчали, мол, явился – не запылился, нарисовался – не сотрёшь. Я, правда, не понимал, почему такой контраст в отношении?
Я не совсем понимал, что происходит, но в ответ слегка тоже наклонял голову и махал рукой. Боже, куда я попал? Что это за мир? Надеюсь, я тот, за кого они меня принимают. А то, подыграть первое время я могу, но если дело зайдёт дальше, мне конец! Ведь проколюсь же, обязательно! Надо быть осторожнее в словах и выражениях и сдержанней в поступках. Единственный кто был сама серьёзность и невозмутимость – это Раушель, шедший со мною рядом. Его тёмно - каштановые длинные волосы развивались на ветру, взгляд прямой и серьёзный прямо.
Когда мы, наконец, подошли к высокому трёхэтажному особняку, то без препятствий вошли во внешний сад и двор. Вся охрана оживилась и кланялась, отдавая честь. В доме суетились слуги. Моё появление в доме вызвало среди них немалый переполох и оживленные разговоры. Раушель повёл меня в кабинет, как он сказал моего отца, а по пути давал слугам указание срочно вызвать лекаря Алистера.
Удобно усадив меня в кресло, он спросил.
- Желаете, что – нибудь поесть или выпить?
- Воды, Раушель. Только воды.
- Ещё не остыли? – поинтересовался он.
- Есть остаточное, - я легонько похлопал ладонью по груди. Меня словно мучила изжога, а на самом деле, я просто пытался скрыть волнение.
Через секунду у меня в руках оказался стакан, полный чистейшей воды. А рядом, Раушель поставил графин с водой.
- Ваша светлость, так вы не помните, кто мог вас так приложить по голове?
- Знал бы – сказал, - я почти залпом выпил весь стакан воды до дна и налил ещё.
- Вас давно не было. Мы долго искали вас на протяжении всего материка и дальше. Безрезультатно. А вы неожиданно сами нашлись, при чём, появившись из такого неожиданного места, как тюрьма. Как вы выбрались, Фарант?
- Очень просто. Когда я очнулся от удара, моё тело горело, я решётки просто сплавил руками и выбросил. Окно стало пригодным для пролаза. Я подтянулся и вылез. И сразу побежал к фонтану. Вызвал Индулина. Остальное известно.
- Ясно.
- Сколько меня не было? – спрашиваю чисто для уточнения и обдумывания легенды появления.
- Два года, ваша светлость, - с грустью отвечает Раушель.
- И как вам без меня жилось?
- Плохо. Урожаев нет, кормовая база истощена, люди и драконы болеют и умирают, дети перестали рождаться. О чём вы вообще думали, когда покидали нас? Нет, я понимаю, вашу привычку, улетать на неделю – две – три, но вы всегда возвращались и таких катаклизмов не было.
- Полагаю, Раушель, если бы в тот момент я подумал о последствиях, то не исчез. Или...что – то случилось, что заставило меня исчезнуть...– предположил я.
- И то верно. Но вы всегда были рассудительны…Неужели вы не усвоили уроков своего отца? На вас это не похоже, - я лишь пожал плечами ему в ответ.
- Раушель, скажи. Ты в курсе, почему я улетел? – знаю, что спалюсь, но буду ссылаться на его мнение об этом.
- Да это всем известно. Вы поссорились со своей парой. При чём серьёзно. Вышло недоразумение с вашей названной сестрой Мариссой – Энн. Сейчас Бриант – король… Он, кстати, просил сразу сообщить ему, если вы появитесь.
Я аж поперхнулся водой! Какая пара! Какой король!
- Не понял, …король?
- Король Бриант до вашего исчезновения был принцем. Сейчас его отец сам передал власть ему, так как отошёл от дел. Так что теперь король – Бриант. Но, сути это не меняет, ваша светлость. Вы, хоть и являетесь одним из вассалов короля, но также являетесь так же его истинной парой. Гармоничность ваших отношений с Бри – залог процветания всего народа. Вы ведь оба – драконы – боги!
- Вот как? – я слегка выпал в осадок. – Раушель, прошу, пока королю ничего не сообщайте. Дайте мне сначала с собой разобраться, в себя прийти. Да и видеть его я пока не хочу. Подозреваю, что в ссоре виноват он!
- Вы правы, ваша светлость. Он ревнив как фурия ночи! Я не знаю точно, что он вам тогда наговорил, но после этой ссоры вы и исчезли. А теперь вы неожиданно дома…Я безумно рад, что вы вернулись, мой мальчик!
- Видимо, произошло что – то серьёзное, раз меня сюда перебросило, - ой, чуть на спалился.
- А где вы были, ваша светлость? Как ваш непосредственный опекун, я должен это знать…Могу бумаги показать…
- Опекун? Дворецкий? - не понял я до конца этой фразы, но решил ответить на вопрос. - В другом мире, Раушель. Точно утверждать не берусь. Мне удалось, по всей видимости, через какой – то дикий портал улететь в другой мир и начать жить там, чтобы забыть всё окончательно до уровня незнания, - как думаю, вру на чём свет стоит. Выдавать себя не хотелось, по крайней мере, сейчас.
- Ясно. Значит, обида клокочет в вашем сердце до сих пор? Полагаю, его величеству придётся постараться, чтобы унять боль от причинённой им обиды. И он это сделает. Иначе, нам всем конец. Когда придёте в себя, вам следует поговорить с ним. Для начала. Прошло достаточно времени, и он осознал. Пожалуйста, выслушайте его, что скажет. Мне докладывали, что он очень сильно страдал, был жестоко наказан собственным отцом и позже чуть не лишил себя жизни.
- Мне ещё суицидника не хватало, - думаю вслух. – Ладно, я подумаю, – а сам надул обиженное лицо и как будто в себя ушёл. Изображаю, что я реально обижен на совершенно незнакомого мне человека. - Ясно, значит, с вопросом Бри не отстанешь?
- Всё верно. Я сделаю всё возможное, чтобы вы помирились и вернули все чувства, - сказал он спокойно, но твёрдо.
Тут как раз пришёл лекарь Алистер. Его фигура напоминала мамин шкаф. Высокий, статный, мускулистый, при этом очень плавно двигается. Лицо обрамляли светло – каштановые волосы с шоколадным оттенком. А первое что бросалось – это серые драконьи глаза. Только они и выдавали его почтительный возраст, хотя на вид ему не более 42-43 лет. Бородка длиной сантиметров пятнадцать была заплетена в пару косичек с вплетёнными в них бусинками. Бело – оранжевый балахон скрывал его сильную фигуру. В руке он держал кожаный тяжёлый саквояж.
По глазам было видно, что он тоже рад меня видеть, поклонился. Улыбаясь, поприветствовал меня. Он осмотрел рану. Поцокав языком, достал из своего саквояжа снадобье в пузырьке и обработал голову.
- Это кто же вас так приложил, ваша светлость? – спросил он.
- Не знаю, он со спины налетел и ударил. Я не видел. – был мой ответ. А ведь не вру.
- Ну, ничего, я сейчас обработаю особым раствором и повязку наложу. Не переживайте, быстро заживёт. К счастью, не глубокая рана.
Смочив салфетку другой жидкостью, наложил мне повязку на голову. Он перевязал голову так профессионально и быстро, я охнуть не успел. Так в наших лучших больницах точно не сделают.
- Ну, вот я закончил. К утру заживёт, а снять повязку можете сами, - Алистер откланялся и вышел.
После этого, Раушель распорядился подать обед. Я поел немного жареного мяса, заев небольшим количеством овощей. Тут я выдал. Мне нужно было разобраться в ситуации, понять, что к чему, как обстоят дела. Раз уж я в этом мире и в этом теле, надо чем – то заниматься. Я не мог и не хотел сидеть без дела. Лишь бы оттянуть встречу с королём.
- Раушель, - обратился я к дворецкому – опекуну, сидевшему рядом.
- Да, ваша светлость, слушаю…- он слегка наклонил голову.
- В связи с моим долгим отсутствием, я бы желал разобраться с делами. Пригласи к завтрашнему завтраку всех ответственных лиц по линии хозяйства, обороны, образования, медицины. Ну, сам знаешь кого. А с королём будем разбираться позже. Это возможно?
- Как прикажите, ваша светлость, все будут. Но не лучше ли сначала поговорить с королём…
- Раушель, спорить будем? – строгим тоном спросил я. – Сказал же, не желаю его видеть.
- Прошу прощения, завтра всех соберу.
- Вот и славно.
После обеда я закрылся в библиотеке и читал всё подряд. Интересовали меня книги по истории и родословные. Выяснил, что наша страна называется Анкологония (по первому древнему дракону). Значит, я на земле драконов. Жуть! А если они узнают, что я - не дракон? Во попаду! А если это так, то хорошо. Однако, знаний мне всё равно не хватает. Надо читать. Дальше читал истории наций, расы драконов, их разновидности, классификации и особенности каждого. Нашёл родословную: мой отец – Андулин, мать Изера. Оба огненные драконы стихии огня, но мать ещё с примесью земляного. Оба с божественным началом. Нашёл своё имя – Фарант, я назван в честь одного из древних огненных драконов в связи с тем, что он имел связь с водным драконом. Они, несмотря на противоположность, были единым целым как инь и янь. Друг без друга – никак! Бриант – как раз дракон воды. По какому – то пророчеству мы и связаны, и должны вместе беречь благосостояние всего материка. Тогда зачем я вызывал Индулина, а не его? Во, шутки у подсознания! Видеть его не желаю, вот и не вызвал! А если Бриант сам прилетит? Что тогда делать, драться что ли? В общим, больше вопросов, чем ответов. В библиотеке я проторчал до вечера, пока не пришёл Раушель и не позвал на ужин.
- Ваша светлость, пора на охоту. Не хотите размяться? На одном жаркое не протянешь. Вам надо восстанавливать силы и хорошо питаться.
- На охоту? Это как предлагаешь?
- Да как обычно. Перекинемся и в перёд, к охотничьим угодьям! Пищи, правда немного, но есть. На первое время хватит. Идёмте на взлётную площадку.
- Идем, раз так, только я и это забыл.
- Что именно, ваша светлость?
- Как перекидываться забыл.
- Это не страшно. Я покажу и полечу с вами. Для примера перекинусь первым, вы за мной и в путь. Заодно напомню, какая у нас территория. Так за мной и следуйте, пока добычу не найдём.
- Ну, хорошо, - я отложил книги и пошёл за Раушелем во двор на посадочную площадку. Я не узнаю, дракон ли я, пока не попробую.
Тряхнув головой, он перекинулся во мгновении ока и стоял ждал меня. Это был большой коричневый с рыжа дракон, с величественной осанкой, брюхом песочного цвета, с гребнем из чешуйчатых перьев, едва заметными ушками и небольшими прямыми рогами на голове. Я сделал то же самое, правда, на это ушло больше времени. Рауш терпеливо ждал. Наконец, и у меня получилось. Значит, я всё – таки дракон. Взмахнув легко крыльями, Раушель взмыл в небо, я за ним. Надо ли говорить, что летел я как переполненный водой бочонок на крыльях. Кое - как поднял свою огненно – рыжую тушу в воздух. Едва вошел в нужный ритм. Впрочем, Рауш был рядом и помогал, показывал, как надо, словно заново учил, ставил на крыло. Пролетев довольно приличное расстояние, мы заметили стайку кабанов.
- Добыча! – сообщил Раушель.
- Вижу! Загоняй одного, я на перехват!
-Хорошо! Правильно мыслишь, мальчик мой! – похвалил Раушель, неожиданно перейдя на «ты». Впрочем, это были скорее всего мысли Рауша вслух. Было видно, он радовался, что я вспоминаю прежнюю охоту.
Через пять минут гонки удалось отделенного кабана загнать на равнину и взять. Я первым вспорол брюхо кабану. Рауш скромно сидел в сторонке и с умильной драконьей мордой смотрел как я ем. Впрочем, поел я немного. Ограничился печенью и съел одну лытку. Для моих размеров это вообще мало. Всё равно что на ходу бутерброд перекусить. Будь у меня аппетит, я съел бы его всего. Это ж кабан, а не олень. А размеры у меня тоже не миниатюрные. Я чуть меньше Раушеля, но это скорее в силу возраста. Я моложе, и возможно, как дракон ещё расту. Короче, аппетита сильно нет и то, сколько я съел, как мне показалось, неплохо насытило меня.
- Я сыт. Теперь ты, Раушель.
- Ешьте, ваша светлость, я в другой раз. Вы как вожак и хозяин должны питаться лучше. Кабан не так велик, так что ешьте!
- Во – первых, не мели ерунды, во – вторых, я уже сказал, что сыт. Еды и так не много, не хватало ею разбрасываться. И потом, вожак ест первым, но не всё. Ты тоже его заработал, так что теперь твоя очередь, мой опекун. И не спорь, а я в кустики.
- Благодарю, ваша светлость, - я отошёл, чтобы дать Раушелю насладиться свежим мясом.
Довольные охотой, мы вернулись домой, и я сразу развалился на диване в гостиной, держась за сытый живот. Раушель был рядом и по первой же просьбе, налил мне воды. Попивая воду, я смотрел на огонь в камине, присел по – ближе в кресло. Сижу, пью маленькими глотками воду, а сам ушёл в себя. Через минуту хлынули слёзы.
- Что с вами, ваша светлость? - забеспокоился Раушель.
- Нет, Раушель, ничего. Не бери в голову. Вспомнилось кое - что ни кстати… - я шмыгнул носом и быстро вытер слёзы.
- Это из – за короля Брианта? – я кивнул ему в ответ. – Не переживайте так, раз уж вы вернулись, значит, всё наладится. Да и не стоит король ваших слёз, особенно участь, что он наговорил тогда, – я кивнул и допил воду.
На самом деле, я вспоминал сцену ссоры с Борькой в доме Мари. Она не выходила у меня из головы, а я склонен такие вещи переваривать долго. По сути, он обидел меня ни за что. Просто потому, что я говорил с девушкой, даже не успев сделать ей то самое предложение. Он просто не дал. Я ведь теперь даже вернуться не могу, чтобы исправить ситуацию, объяснится. Не люблю недосказанности. А Мариса перед Борькой в чем виновата? Такое ощущение, что он любил меня не как друга, а больше. Трус! Смелости устроить скандал у него хватило, а признаться – нет. Знал же, что откажу. И зная это, он всё же ревновал. Сволочь белобрысая! Он и скандал - то устроил, чтобы и впредь не подпускать меня к Мари и к любой другой девушке тоже. Я слыл любимцем девушек, а он постоянно оттеснял их от меня, бесился. Дурень, зато в открытую признаться не мог! А мама? Бедная моя мама. Я – её единственный ребёнок. Там меня убили, деда уже нет, а мужа она ещё раньше потеряла. Как ещё меня тогда не лишилась? Сейчас она осталась одна. Так и с ума сойти не долго. Как она там?
Вот, когда я вспомнил о маме, тогда и хлынули слёзы. Я безмерно тосковал по ней. Хотел, чтобы она была рядом.
- Раушель, что известно о том, кто ударил меня по голове и бросил в тюрьму?
- Я сразу отдал распоряжение, ваша светлость, найти этого гада. Но пока мне не докладывали. Как только сообщат, он будет здесь, как вы и просили.
- Спасибо, Раушель. А по завтрашнему распорядился?
- А как же? Сразу как насчёт обеда договаривался. Время у них подготовиться есть, так что к завтрашнему завтраку они будут на месте.
- Хорошо, Раушель. Я устал. Пойду спать, проводи.
- Да, ваша светлость, конечно. Прошу, - он жестом указал на лестницу наверх.
Когда мы дошли до «моей» комнаты, он произнес.
- Ваша светлость, она заперта. Вами. Печать дракона может снять только сам дракон, поставивший её. В комнате всё как при вас, когда вы исчезли. Вы и закрыли - то её перед самым исчезновением. До этого просто скитались. Теперь можете снять печать и идти отдыхать.
- Угу! - я вздохнул так тяжело, как мог. Обратил внимание, что при моём приближении на двери проявился круг – пентаграмма желтого цвета. Это и была печать. Делаю первое, что приходит в голову. Протягиваю руку к двери и произношу «заклинание» на снятие печати. Слова заклинания будто сами проявляются по кругу, и я их просто читаю.
- Драг –маарун – тон – гросс – домэ - эдан!
И…о чудо, печать вспыхнула и исчезла. Дверь щёлкнула и приоткрылась, приглашая войти. В комнате было чисто, уютно, сама в тёплых оранжево – персиковых тонах. Ничего лишнего, но всё необходимое есть. При этом, ни пылинки, ни соринки. Я был удивлён убранством и приятной обстановкой комнаты, чем – то напоминающей мне убранство в доме деда.
- Чему вы так удивились, ваша светлость? - заметил Раушель.
- Знаешь, я так долго и усиленно старался всё - всё забыть, думал получилось. Оказывается, не всё забыл. Просто есть вещи, которые врезаются в память на столько, что забыть их невозможно.
- Так это же хорошо. Значит, не всё так плохо. Спокойной ночи, ваша светлость. Не забудьте принять ванну и переодеться в ночную рубашку. Сможете сами или помочь?
- Спасибо, Рауш, я сам. И тебе приятных сновидений.
Раушель закрыл за мной дверь. Я принял ванну и переодевшись в ночную рубашку, которую нашёл в гардеробной, забрался на широченную кровать. Перед этим, я посмотрел в напольное большое зеркало, в полный мой рост. Я ещё ведь не видел себя со стороны. Из зеркала на меня смотрел вроде я. Глаза чайного цвета - мои, точно. Только драконий зрачок прибавился. Но в то же время я - другой человек. Здесь я выше ростом, крепче и красивее телосложением, волосы длинные и каштановые, слегка вьются. Лицо с прямыми правильными чертами лица. Тихо порадовался, что я неотразим и пошёл спать.


Глава 3. Встреча с Бри.
        
    Утром меня разбудил Раушель. Он варварски раздвинул шторы. Впуская в комнату солнечный свет.
- Доброе утро, ваша светлость, пора вставать. Вас ждут к завтраку.
- М-м-м…- я поморщился от резкого появления солнечных лучей на моём лице. - Можно позже…я спать хочу… - промычал я, пряча голову под одеяло. Свет по утрам я не любил никогда!
- Ваша светлость, не хорошо заставлять ждать людей, которых вы сами вызвали вчера к сегодняшнему завтраку.
- Ну, ладно – ладно, встаю. Иди уже, сейчас буду.
Раушель сделал очень удивленное лицо и даже не сделал попытки сдвинуться с места. Я смекнул, что раз он мой дворецкий (хоть и опекун, но это скорее второстепенно), то привык сам меня одевать - раздевать. А я нет. Я же привык одеваться сам. С моим дедом и его воспитанием, я сам одевался с трёх лет.
- Раушель, приготовь мне одежду и уйди с глаз! Я не выспался и ещё не в настроении. Так что сам оденусь.
- Как угодно будет, ваша светлость, однако не задерживайтесь. Вас ждут!
- Я это уже понял. Иди, я справлюсь!
Раушель быстро достал из гардероба нужную одежду и положив на кровать, испарился. Я подскочил, как ошпаренный. Быстро принял душ (и такой был), вытерся и быстро, как в армии, натянул на себя то, что приготовил для меня Раушель. Всё было моего размера и сидело на мне как влитое. Придя в столовую, где вчера я обедал в компании только Раушеля и Валеона, его помощника. Я обнаружил массу народа, чем – то напоминающих мне коллег с фирмы от конструкторского бюро, в которой работал. Реально, на лица – очень похожи. Это как, если я тоже похож чем – то на себя прежнего, только немного другой. Дежавю, что ли?
- Одни и те же рожи! Ничего не меняется! – выдал я. Настроения –то у меня ещё как бы нет, вот и ворчу. Рауш мне даже замечание не сделал.  – Доброе утро, господа, садимся и приятного аппетита. Сразу к делу, по порядку расскажите мне, как обстоят дела на нашей территории.
          Из бесед с верноподданными, я выяснил, что за два года упали сборы налогов, охрана слабая, урожаев нет, продукты ограничены и дороги. За это время, скосило одну треть населения от какой – то эпидемии, а прироста вообще нет. Школы не работают, содержать не на что. Приняли общим обсуждением решение: чтобы вернуть кормовую базу и помочь сельскому хозяйству, мне нужно хотя бы раз в неделю облетать территорию и напускать дождь. Это только для начала. Ещё следует устроить приём бездетных пар или пар, желающих завести детей. Ведь одно прикосновение пары ко мне дарит им надежду на успешное зачатие. А пока всё, чем можно помочь. Начинаем с малого, а там видно будет.
          Первый полёт над территорией я совершил с Раушелем. Призвал дождь и полетал так, удовольствия ради. Как только я сел на землю и обнаружил, что земля под ногами наполнилась водой и уже едва впитывается. Поэтому, я сразу попросил Индулина прекратить дождь. Следующий полёт был уже самостоятельным.
Шло время, месяц пролетел как один день. Между полётами и делами управления, я встречался с бездетными парами, со всеми желающими завести детей. Позже мне сообщат, что у нас назревает бэби - бум. Все пары были рады видеть меня, приветствовали с благоговением (я же дракон – бог, вроде), смотрели на меня с нескрываемой надеждой. Вот, как тут откажешь? Потом решал проблемы с питанием, налогами и прочими хозяйственными делами, школами, охраной. Всего понемногу.
          В один из самостоятельных полётов, я нагнал ливня и сел на землю, наслаждаясь потоками воды, струящимися по моему чешуйчатому огненно – рыжему телу. И это Огненный Дракон! Никогда бы не подумал, что огненные драконы так любят воду! Это вообще нормально? Надо у Раушеля спросить. Он у нас ходячая энциклопедия, ответы на все мои вопросы знает. Может и на этот ответит. А то, я ведь должен огонь извергать, а не гасить его водой. И уж тем более не просить воду у древнего божества, который, кстати, ещё ни разу не отказал в призыве за весь этот месяц. К слову сказать, я вообще мало извергал огонь. А вода, которую я вызывал, как мне казалось, давала покой и умиротворение. Я даже закрыл глаза от удовольствия.
- Всё – таки не можешь без меня, Фаро! – услышал я голос с неба. Ко мне спустился и сел неподалёку бело – голубой изящный и красивый до безобразия дракон. Одни его перепончатые ушки и тонкие витые рожки чего стояли! Он сел и перекинулся в человеческую форму. Я чуть сознание не потерял! Боже, как это возможно? На лицо – вылитый Борис! Только выше, крепче, крупнее, с белой копной волос на голове, а глаза те же. Только с драконьим зрачком.
- Бриант?  - уточняю я. Я тут же перекинулся в человеческую форму. Глядя в его синие – синие глаза с драконьим узким зрачком, спросил. – Что? Тебе? Здесь? Надо?
- Странный вопрос, Фаро! Тебя два года не было. Я скучал, а мне даже не потрудились сообщить, что ты уже месяц как дома… - он стал подходить ближе.
- Даже не думай подходить, Бри! – зарычал я. – Я ещё зол на тебя. Видеть не желаю, поэтому и не сообщили. Улетай, по куда цел! Живо!
- Фаро… - он, похоже был в шоке от моих слов, его голос упал, бравада куда – то сразу испарилась. Потом, он взял себя в руки. – Хорошо, я улечу. Но, помни, я король и могу заставить тебя подчиниться мне!
- Губу закатай, …король! – рявкнул я.
- Чего? – не понял он.
          Я тут же перекинулся в дракона, приняв боевую стойку. Пустил струю огня, пусть только подступится!
- Уходи! –рычал я. Ожидать мог всего, но не ожидал ТАКОЙ его реакции.
- Вижу, Фаро, твоя боль не меньше моей, - спокойно сказал он. – Прости, - он опустился на одно колено. – Прости, Фаро, я был не прав… я виноват…но…я много думал…
- Уби – рай – ся! – рычал я. – Видеть тебя не могу! И где это видано, чтобы сюзерен стоял на коленях перед своим вассалом? Держи лицо, король нашёлся! Я не желаю больше признавать тебя своей парой, после того, что ты сделал! Во – о – он! – рычал я и пустил ещё одну струю огня.
          Ага, кажись в точку попал. Король пустил скупую слезу и встал с колена.   Молча он перекинулся, развернул свою бело – синюю тушу и улетел.
- Фух, пронесло на первый раз! – тяжело вздыхаю я. Оставшись на месте, я прекратил дождь. Свершавшись клубочком, прямо, где сидел, улёгся и загрустил. Заодно, погрелся на солнышке, когда оно выглянуло из – за туч. Так и лежал, тяжело вздыхая, как бабка старая. Провалялся я так часа два, задремал, даже растянулся по поляне во всю свою длину. Вдруг, слышу над головой хлопанье крыльев. Если это опять он, я ему задам! Поднимаю голову, а это мой неизменный Раушель в сопровождении драконов – охраны. Похоже, меня хватились. Представляю, что Раушель мог себе придумать, когда сверху увидел моё тело, распластанное на земле во весь рост. Прямо актёрский этюд «Бобик сдох!»
- Ваша светлость, что с вами? Вы не ранены? Почему не звали? – он опустился на землю и сразу перекинулся. Я последовал его примеру и охрана тоже. Всё выдавало в нём беспокойство, даже страх. Всё-таки я напугал его.
- Нет, Раушель. Со мной всё в порядке. А что? – отвечаю спокойно, чтобы он не накручивал.
- Вас долго не было, мы забеспокоились!
- Не надо, не беспокойся. Просто…здесь был он…мы поговорили...
- Кто, ваша светлость? Король? Он был здесь?
- Да, Рауш, - вздыхаю я. – Кто – то доложил ему, что я уже месяц как дома. Я тут полежал после его отлёта, подумал. Мне нужно встретиться с объектом его ревности. Это возможно?
- Мариссой – Энн? Да, это возможно. Она в имении своего отца так и живёт.
-Раушель, не откажи в любезности, слетай туда со мной. Я хочу поговорить с ней. Есть много деталей, которые может помочь вспомнить только она - Марис.
- Как будет угодно, ваша светлость. Полагаю, вам не откажут в визите. Она вам как сестра, вы росли вместе.
- А её отец? Он не будет против, ведь из-за меня два года были беды…
- Не переживайте об этом. Любой имеет право, как на ошибку, так и на исправление её. Думаю, он сможет проявить лояльность, дав вам возможность поговорить. Я возьму его на себя. Ведь несмотря на то, что ваши отцы, когда - то задумали ваш брак, а потом выяснилось, что Бриант – ваша пара, Маккефри отступился и принял ситуацию. Вы с Мариссой - Энн не могли отказаться от давних отношений по велению ваших родителей, поэтому поддерживали эти отношения как могли. Теперь она вам как сестра.
- Не понимаю в этой истории одной детали…
- Какой же?
- Как выяснилось, что Бри моя пара? И почему он, а не она? Я же мужчина! Как мужчина может быть парой мужчине? Не понимаю!
- Всё просто! Она из клана огня. Если бы вы были драконом, статусом ниже имеющегося сейчас, то брак был бы возможен. Ваш отец не знал о пророчестве, когда искал вам будущую пару. Он не учёл одной детали – вы дракон – бог. Точнее забыл о ней. Но, так как, вы дракон – бог, то и в пару вам нуден тоже дракон – бог, но с противоположной сутью. К тому же, ваши даты рождения связывают вас навечно. Принца Брианта, вы, конечно, тоже с детства знали. Отношения у вас с ним формировались несколько иные, хотя и познакомили вас несколько позже, чем с Мариссой- Энн. Вы тогда уже дружны были с ней, а он как третий лишний. Поэтому и отношения были иными.   Кроме этого, произошло чудо, со временем между вами пронеслась искра. Вы тогда ещё подростками были. Его отец - король, по началу был против, но позже принял судьбу сына. У Брианта есть брат – Дрейк. Именно он унаследует земли и род, будет допущен до размножения. Задача же ваша с королём Бриантом, работа в паре на благоденствие страны. Если у вас всё хорошо, то и народ счастлив! Это уже проверено. Так и было до вашего исчезновения.
-Нет, Рауш, ты не прав. Это не просто. Ой, как не просто! Это с ума сойти, как сложно! Теперь я понимаю, почему сбежал!
- Ваша светлость, не находите, что это было своего рода слабость, недозволительная богу – дракону? – кольнул он меня мягко.
- Раушель! – осадил я его.
- Простите, ваша светлость. Летим к Мариссе – Энн?
- Да, вперёд! Чем быстрее я с ней поговорю, тем лучше.
Мы перекинулись и взмыли вверх. Когда прилетели на территорию владений семьи Маккефри, у меня защемило сердце. Нас приняли, и мы ожидали хозяев в холле особняка.  Первой меня встретила сестра.
- Фа – а – аро! Братец! – взвизгнула Марисса – Энн, увидя меня. Сбежала с лестницы и забыв про все манеры, бросилась мне на шею.
- Марис! Привет, сестрёнка! Рад тебя видеть! – крепко обнимаю её, а сам думаю, что вижу опять эффект дежавю! Марисса - Энн – вылитая Мари. Только выше, крупнее, как и положено дракону. Я очень крепко обнял её в ответ на её объятия. И пахнет так вкусно, сладковато, как свежий зефир. С ума сойти!
- Ты где был, гулёна?   - она ещё крепче обняла меня. Какая же она тёплая… О, я бы не был против брака с ней и любил бы безмерно.
- Путешествовал! – говорю ей с улыбкой чеширского кота.
- А меня почему не взял?   - запрыгала она. Её желто - карие драконьи глаза светились от счастья. Она сама как лучик света.
- Хотел побыть один… - я тут же спрятал улыбку и отпустил её. Она тоже спрятала свою очаровательную улыбку, потому, что поняла, по какой причине я прибыл с визитом.  – Марис, мы можем поговорить без свидетелей? Это срочно! Где это будет удобно сделать?
- Да, конечно, братец. Можем. Но, ты для начала, поешь чего - нибудь или выпьешь?
- Нет, милая, времени нет. Спасибо за предложение. Но, пожалуй, в другой раз, ласточка моя. Мне очень – очень надо поговорить с тобой именно сейчас. Ты же не против?
- Нет, не против. Идём, думаю, кабинет отца подойдёт. Там удобно и никто не услышит.
- Спасибо, родная, проводи.
          Мы прошли в кабинет её отца Маккефри. Как только мы уселись в удобные кресла, я начал разговор о самом главном.
- Видишь ли, Марис, пока я был в путешествии, я настойчиво старался забыть всё, что тогда со мной произошло. От части, это удалось. Обстоятельства требуют иного – надо вспомнить. Кое – что я припоминаю сам, но есть вещи, которые я напрочь вспомнить не могу. Только ты можешь помочь мне вспомнить всё и разобраться в ситуации с Бри. – сижу, шифруюсь, пытаясь разобраться в чём весь сыр - бор.
- Фаро, милый, а зачем тебе сейчас это понадобилось? И что, что обстоятельства? Ну, забыл и забыл. Ты же улетал, чтобы забыть, зачем вспоминать – то? Не пойму я тебя, Фаро. Помирись и живите дальше!
- И ты туда же! Марис, ты не совсем понимаешь, что я хочу…Я виделся сегодня с ним…
- И - и…вы не помирились, что ли? – она даже ногти грызть начала от волнения.
- Марис, мы не просто не помирились, мы чуть не подрались! Точнее я был готов кинуться на него. Когда он улетел, я полежал, подумал. Пришёл к выводу, что чего – то в наших отношениях я не только не помню, но и не понимаю …
- Это ты правильно сделал, что чуть не подрался с ним. Этот разгильдяй заслужил хорошую трёпку…Хотя, это немного чревато, но оно того стоит.
- И почему ты не против драки? – спросил я, щуря глаза.
- Да, дурак он, – ворчала сестра, грызя ногти. – Как принц – первенец он очень разбалован. Привык к тому, что получает всё, что хочет по первому же требованию. Ему всё всегда доставалось без каких – либо усилий с его стороны. Вот, надрал бы ты ему задницу, хоть разок! Тогда бы он понял, что в жизни не всё даётся легко и просто. Узнал бы: что, где, почему? Короче, мозги ему надо вставить! – подытожила сестрёнка.
- Ха, спасибо за поддержку, милая. Ты всегда меня понимала. Так что тогда произошло?
- Ужас какой – то творился! – вспыхнула юная драконица. – Мы после того случая перестали приглашать в дом гостей и справляем все праздники в тесном кругу семьи. Но, раз ты вернулся, мы будем всегда тебя рады видеть… - она озарила меня своей очаровательной улыбкой и, наконец перестала грызть ногти.
- Солнышко - о, ты отходишь от темы… - мягко напомнил я ей.
- Ах, да, - спохватилась Марисса - Энн. – Отец решил устроить грандиозный праздник по случаю моего перекидывания. Вы – то оба немного старше и уже перекинулись и были приглашены как друзья. С самого начала, Бри вёл себя как собственник, ни на шаг тебя не отпускал, даже в играх. А перекидывание, это как второй день рождения! Когда я показала свою ипостась и перекинулась обратно, мне стали все дарить подарки и поздравлять. Так вот, когда стали дарить подарки, ты скромно стоял в сторонке и ждал своей очереди. Как оказалось, ты не хотел дарить при всех, стеснялся. Тогда, я подговорила подружек отвлечь Бри и увести его по – дальше.   Праздник был на улице, поэтому мы прошли в опустевшую гостиную, где ты и подарил мне этот браслет. – Она с гордостью продемонстрировала на руке изящный витиеватый золотой браслет с красными рубинами.
- Ты до сих пор носишь его?   - я вспомнил, что нечто подобное дарил своей подруге Мари в прежнем мире. Опять дежавю?
- Конечно! Он ещё спрашивает! Почему я не должна носить твой подарок?
- Ну, не знаю! Плохие воспоминания там и всё такое…
- Глупости, Фаро! Это твой подарок, и никто не запретит мне носить его! Вот!
- Я рад, что ты его носишь. - Улыбнулся я ей. - Ну, хорошо, а что было дальше?
- Ты очень хороший рассказчик и увлекательно рассказывал о свойствах рубинов. Мы вообще про время совсем забыли. Легенду, которую ты мне тогда рассказал, я слушала с придыханием. Это было интересно. И вообще, нам было так хорошо вместе! Неожиданно, врывается эта фурия и орёт, словно его режут! Орёт, мол, чего это мы тут без сопровождения взрослых делаем, да на каком основании ты его бросил? Меня, вообще, обвинил в коварстве, т.к. догадался, кто уговорил девчонок отвлечь его. Даже грозил со мной отдельно разобраться! А тебя чуть ли не гулящей девкой назвал. О - ой, Фаро, не заставляй вспоминать меня этот стыд!
- Прости, милая, но это необходимо. Продолжай, Марис…- попросил я с жалостливым выражением лица. Девчонки это любят, ведутся. И Марис не исключение.
- Ну, ты, конечно пытался его успокоить, поставить на место. Хотел на улицу его вывести, чтобы он успокоился быстрее. Он даже ударил тебя! Сказал за измену! А какая измена? Её не было! Когда он это себе напридумывал, не знаю? Но ты, сильно вспылил, даже чуть не загорелся, выбежал из дома и улетел. Потом мне сказали, что ты сначала скитался, как обычно, и все ждали, что вернёшься, но ты исчез. Просто исчез и всё! Искали все, кто мог и долго, но не нашли нигде.
- Марис, скажи, только не жалей меня, ладно? – она кивнула. – Ты тоже считаешь мой побег слабостью?
- А кто ещё так считает?
- Раушель... – я вздохнул и опустил глаза.
- Если честно, то да! Считаю! Тебе надо было просто, без свидетелей надрать ему задницу за эту выходку. Да так, чтобы ещё неделю не сел. Король, когда узнал, что натворил Бри, тоже его по головке не погладил. Был в ярости. А если бы ты не улетел, вы помирились и всё бы наладилось. В ваши отношения, тогда бы, даже и не вмешивались, т.к. знают, что сколько вы не ссорились, всё – равно помиритесь. А вместо этого, ты исчез, оставив свой народ страдать.
- Прости, - я опустил глаза и стал заламывать себе руки.
- Фаро, милый, помирись с ним. Всыпь ему как следует, уши надери, в угол поставь, сладкого лиши! Да что угодно! Он провинился перед тобой, пусть отвечает. Но, Фаро, он твоя пара! Он даже от отчаяния чуть жизни себя не лишил, вовремя заметили и спасли. Против судьбы тоже не пойдёшь. С этим ничего не попишешь. Он успокоится, и ты в норму придёшь. Тогда и народ страдать не будет, – говоря это, она подошла и села ко мне на колени, как в детстве. Взяла моё лицо в свои руки, а я обнял её за спину. Она посмотрела в мои глаза и продолжила. – Если бы ты знал, братец, как я тебя люблю и скучала без тебя всё это время. Но, я приняла то, что он твоя пара и залог твоего счастья. Тебе надо быть с ним. Иначе, цена вашей размолвки – гибель целого народа, нации, материка. Вы – боги – драконы. Вам судьбы вершить, понимаешь? Он без тебя никто и тебе без него не жить. Мне рассказывали, что он тоже сильно страдал. Но я уверена, что в путешествии, не меньше страдал и ты. Это пора прекратить. Я желаю тебе счастья, Фарант! Так будь счастлив!   - она увидела на моих глазах слёзы и крепко – крепко обняла меня.
- Спасибо, сестрёнка. Я тоже тебя очень люблю! Если бы не Бри, я предпочёл бы тебя ему…Но как оказывается, это невозможно… - Марисса заплакала вместе со мной и мы сидели так, пока не успокоились.
- Думаю, Фаро, раз ты вернулся, то всё наладится! Бри не оставит тебя в покое и не прекратит попыток сближения. Он настырный! Не даром же говорят: капля камень точит! К тому же, он – король, только номинально, только чтобы показать свою значимость для народа. Ему даже потомство не нужно. Он сразу понял, что ты ему нужен и без тебя ему не жить, когда между вами пронеслась искра.
- Знаешь, Марис, а я даже не помню этого, как и когда она пронеслась. Как она вообще могла пронестись? Её, что видел кто – то и доказать может? Мы ведь такие разные. Я - огонь, он - вода!
- Верно, вы разные, но в этом и суть. Разности притягиваются, если ты не забыл? А про искру вы тогда сами всем сказали! Вы действительно пара. Он тебя гасит, когда ты горишь, а ты его душу греешь. Ну, когда ему плохо. До исчезновения у вас было практически всегда полное взаимопонимание, доверие, отсутствие секретов. Обычно, тебе удавалось гасить его порывы. Но, тогда он взорвался кипятком на пустом месте, а ты уже не смог его погасить.
- Вот, гадёныш! И как мне теперь быть?
- Поговори с ним, Фаро. Сразу не гони. Второй раз это не прокатит, а отношения усложнит ещё больше. Запрись с ним в кабинете твоего отца и не выпускай его, пока не договоритесь! Требуй уважения к себе, запрети в открытую ревновать, чтобы не ставить никого в неловкое положение. Установи правила, в конце концов! Например, сначала слушать, а потом говорить. Вот, если бы он тебя тогда послушал, а не орал, ты бы не исчез. Ты не представляешь, какой был тогда переполох!
- Хм, представляю. Раушель мне в красках всё рассказал.
- Фаро, ты горишь! – спокойно сказала сестра.
- Ты тоже, Марис, - вторю ей.
- Обо мне не беспокойся. Отец мне бассейн сделал. Я нырну и всё в порядке, но тебе как богу – дракону, этого мало. Вызови дождь!
- Он опять прилетит!   - фыркнул я. - Не хочу!
- Вот и отлупишь его, - она хитро мне подмигнула.
- Ха, да ты у меня умница, какая! Твоему мужу с тобой очень повезёт!
- Фу, да я благодаря твоему любезному, вообще без женихов осталась…
- Не переживай, найдём!
- Ага, я в тебя верю, братец! Свахой хочешь подработать? – она с улыбкой на устах спрыгнула с моих колен. Привела себя в порядок. Даже мне глаза от слёз протерла и чмокнула в щёчку, не удержалась.
- Идем. Нас, наверно, заждались, - предложила Марисса.
- Угу, - мы вышли из кабинета в полном спокойствии. Только слегка припухшие глаза выдавали всю серьёзность разговор.
В холле дома нас ожидал Раушель с охраной и отец Мариссы. Я поздоровался с ним как полагается, извинился, что без его разрешения и сопровождения поговорил с его дочерью наедине. За столь непотребное поведение обещал тут же навести дождь, прямо над территорией резиденции. У Маккефри были достаточно смешанные чувства. Он был очень рад меня видеть. Его забавляли мои слова извинений и прочей ереси, что я нёс. Но и злился, за то, что пропал, наделав бед. И если бы не присутствие моего опекуна (а Раушель мой официальный опекун со дня смерти отца по его собственному завещанию. И Маккефри знал об этом.), то всенепременно сам лично надрал бы мне если не зад, то уши –, то точно. Мои извинения были приняты, и мы с Раушелем и охраной удалились. Напустив немного дождя над имением Мариссы, мы улетели к себе.


Глава 4. Мы едем на бал?

Буквально на следующий день, после завтрака, явилась «моя пара». В это время я был в библиотеке. Питался излюбленной духовной пищей. Неожиданно услышал шум и ругань внизу.
- Что значит, он занят и к нему нельзя? – кричал Бриант на Раушеля. Но, его этим не проймёшь. У опекуна, похоже, стальные нервы. – Я – ваш король и желаю говорить со своей парой! Совсем страх потерял, не видишь, кто перед тобой?
- Сожалею, ваше величество, - со спокойствием удава отвечал Раушель. – Его светлость дал чётко понять, что пока не желает видеть вас…
- Повторю, Раушель, ты соображаешь, с кем говоришь и что говоришь? Челядь! Да я тебя… - он многозначительно потряс кулаком в воздухе и продолжил. – Зови его немедленно! Живо!
- Ваше величество, - тон Раушеля был железным и при этом спокойным. – Я не могу его позвать. Он строго – настрого запретил кого - либо пускать к нему.
- Да как ты смеешь! – возмущался Бри и уже успел покраснеть от крика.
- Что здесь происходит? – спрашиваю я строгим тоном, спускаясь с лестницы второго этажа.
- Он не пускает меня к тебе! – возмущается Бри, указывая на Раушеля.
- Для этого, совершенно не обязательно оскорблять моего помощника. Он честно выполняет свою работу. Я действительно приказал никого ко мне не пускать. Это касается всех, в том числе и тебя, Бри. И если Раушель тебя не пускает, значит нельзя. И на твоём бы месте, я немедленно извинился перед Раушелем за оскорбление. Он не какая – то челядь, и он не простой дворецкий! Он мой непосредственный опекун! Всё равно что отец!
- Прости - те, Раушель, не знаю, что на меня нашло, - обратился Бри к Раушелю.
- Извинения приняты, ваше величество. Впредь будьте внимательны к окружающим.
- Фаро, я не уйду, - обратился он ко мне, игнорируя слова Раушеля. Демонстративно он сел на пол и скрестив на груди руки произнес. – Пока я не поговорю с тобой, никто меня не сдвинет с этого места.
«Вот же ж дитя малое неразумное» - думаю про себя.
- Раушель, спасибо, дальше я сам справлюсь с этим великовозрастным ребёнком.
- Уверены, ваша светлость?   - спросил он спокойно, а сам поднял от удивления бровь.
- Да, иди. Полагаю, кроме меня у тебя куча других дел. Я позову, если понадобишься.
- Я буду рядом, ваша светлость, – Раушель ушёл, но полагаю не далеко. Он всегда на чеку и рядом. Я подошёл к сидящему на полу Бри.
- Может уже примешь вертикальное положение и пройдёшь в мой кабинет?  - я сделал морду тяпкой, строжайшее выражение лица, и тон голоса. Марис научила с ним не церемониться.
Обнимая книгу, которую держал в руках, проследовал в кабинет отца.  Кабинет отца с недавних пор стал моим. Разворачиваясь в его направлении, я совершенно не обращал никакого внимания на выходку Бри. Ему ничего не оставалось, как подняться и последовать за мной. Когда мы прошли во внутрь кабинета, Бри закрыл за собой дверь, но остался на месте и не знал, с чего начать. Он опёрся о закрытые двери и отвернул в сторону голову, спрятав от меня глаза.
- Не знаешь с чего начать?
- Я пришёл просить прощения, Фаро!
- Я слушаю. Правда, где – то я уже это слышал, и не знаю истинной цены этих слов. – стоя у стола, я теребил край книги о край стола. Мне тоже не хотелось смотреть на Бри.
- Я, правда, сожалею о том, что тогда произошло, Фаро. Мой отец, узнав, что я натворил и что ты после этого исчез, был в ярости! Он так меня наказал!  Высек до полусмерти, я неделю провалялся в пастели, лёжа на животе. Лучше бы он довёл дело до конца. Но это не страшно. Раны на теле заживут, а вот на сердце…
- Про порку, ты верно заметил. Марисса мне посоветовала за эту выходку, сделать тобой то же самое.   А ещё уши надрать, в угол поставить и сладкого лишить до конца твоих дней…Бри, ответь, что я лично сделал тебе тогда? Ни - че - го! В тишине гостиной подарил сестре браслет, только и всего! – Бри молчал и слушал. А я продолжал. - В чем ты заподозрил тогда измену, не могу взять в толк до сих пор? А Марисса – Энн, что тебе сделала? У неё праздник был, а ты своей выходкой его не только испортил, но и отбил у семьи всю охоту приглашать гостей. Она до сих пор не замужем, благодаря твоему феерическому представлению. Ко всему прочему, ты осмелился не только нас обоих оскорбить, но и ударить меня при ней! Ты тогда вообще где мозги – то оставил?
- Прости, я боялся тебя потерять…
- Когда боятся потерять – берегут! А ты испортил отношения так, что я видеть тебя не желаю.  И ты ещё рассчитываешь, что я прощу тебя и всё будет как всегда?  Нет, Бри, не будет! Я всё ещё зол на тебя! Пламя обиды за эти два года не погасло в моём сердце. А душа разорвана на мелкие кусочки. И даже если ты попытаешься их собрать, шрамы останутся как напоминание. Ты сам! Слышишь, сам убил во мне все чувства, которые были у меня к тебе. Я ненавижу тебя, Бри.
- Фаро… - чуть не плача произнес Бри. – Прошу, дай мне шанс…- он медленно подошёл ко мне и встал рядом. Так близко как мог. Я плечом чувствовал его гулкое сердцебиение. Но не реагировал.
- У меня мудрая сестра, в отличие от тебя Бри. Я сделаю так, как она сказала.
- Что она сказала, могу узнать всё, если это не секрет?
- Можно, это не секрет. Про то, что я должен дать тебе за этот фестиваль взбучку и всё причитающееся к этому, ты уже слышал. Но она попросила выслушать тебя. Именно благодаря ей, ты сейчас здесь и имеешь возможность выслушать и высказаться. Если бы не она, я не стал бы тратить своё драгоценное время на тебя и попросил бы Раушеля выгнать тебя взашей. Она рекомендовала требовать у тебя больше уважения ко мне, запретить в открытую ревновать по любому поводу. Так же, говорила о необходимости установления правил общения, способствующих, если не налаживанию отношений, то хотя бы их сохранению или не ухудшению. Например, сначала говорить, а уж потом орать и делать понятные всем выводы. Если бы так и было, как она говорит, я бы не улетел.
- Так ты дашь мне шанс? – я медлил с ответом, и он продолжил. – Я король, хоть и номинально. У меня есть свои обязанности. Я обязан присутствовать на всех светских и официальных мероприятиях со своей парой. Позволь начать хотя бы с этого, Фаро? Народу надо показать, что у нас всё налаживается. Ты же понимаешь, они ждут этого.
- На мероприятия?  - я фыркнул и с вызовом посмотрел ему в глаза.   - НИ – ЗА – ЧТО! Ищи себе другого дурака. Я ещё зол на тебя, а появление среди людей мне тошнотворно. Я тебя - то видеть не желаю, а свиту твою и двор, и подавно!
- Фаро, это наша обязанность! – закипел Бри. – От неё не уйти. И первое мероприятие - это бал по случаю твоего возвращения. Я прошу немного, Фаро – просто быть рядом и всем улыбаться. Пожалуйста, Фаро! – он смотрел на меня с содроганием в сердце. Это было видно по глазам.
- Нет, Бри! Лучше убей сразу! Я уже побывал на одном…мероприятии, в результате которого был плачевный исход.
- Фаро, вот чего ты опять начинаешь? Я же прошу не так много. Ведь с чего – то надо начинать.
- Что я буду с этого иметь? – я понимал сейчас, что Бри в какой – то степени прав, я не могу отказаться. Статус не позволит и… Раушель, конечно.
- Сделаешь со мной, всё, что сказала тебе твоя сестра! Что угодно из этого или всё. Только не отказывай! Для людей это важно, даже необходимо. Они ждут от нас благоденствия и процветания.
- Ничего не могу обещать… - добиваю я Бри. Сам даже не смотрю на него, упёрся глазами в стол, и не желал больше смотреть в его синие омуты.
- Тц! Тогда думай быстрее, – Бри сменил тон не железный. - Бал через три недели, подготовка уже началась и ничего не отменить. Не согласишься приехать – привезу насильно! Тогда, не обижайся. – Он резко развернулся на каблуках и выбив дверь ногой вылетел в холл. Там он столкнулся с Раушелем и процедил ему сквозь зубы.
- Убедите своего…подопечного, Раушель, быть на балу через три недели в честь его возвращения, иначе я за себя не ручаюсь! Это я вам как король говорю! – не дождавшись ответа, Бри как ошпаренный выбежал из дома и полетел прочь, в свой замок.
Бросив книгу на стол, больше от раздражения и бессилия, я кинулся к выходу. Увидев Рауша в холле, так и стоявшим как истукан после слов Бри, я кинул ему только пару слов.  
- Улетаю! Не ищите! - И скрылся в проёме двери особняка.
- Да что же там произошло?   - недоумевал Раушель. – Видимо, им не удалось-таки договориться. Остаётся надеяться, что он опять не улетит на два года, а будет раньше. – вздохнув тяжко, сказал сам себе Раушель и пошёл по делам.
 Прошло две недели. Раушель стоял у окна гостиной и смотрел в вечернее небо. Его беспокойство нарастало с каждым днем моего отсутствия. Близилось время бала, а меня ещё дома нет. Подошёл Валеон – его помощник.          
- Беспокоитесь, драг Раушель? – спросил он почти шёпотом.
- Да, Валеон. Он должен был давно вернуться, с горечью в голосе ответил Раушель.
- И дождей в эти две недели нет…
- Думаю, Валеон, ему сейчас не до дождей. Подозреваю, что страдает где – нибудь.
- Да, я помню, как он впервые улетел ещё ребёнком на неделю. Прилетел голодной, грязный, слабый, но спокойный мальчик. Так и не сказал, где был.
- Надеюсь, что так же будет и в этот раз. Лишь бы к балу успел. Иначе, нам всем конец! Он не совсем это понимает, в силу своего возраста. Но надо молиться всем древним богам - драконам, лишь бы вовремя помогли вернуть его домой. И поскорее.
- Может пошлём на его поиски?
- А смысл, Валеон какой? Забыл, как он умеет прятаться? Нет, он сам должен созреть и вернуться.
- Ой, смотрите, драг Раушель! Там в небе! Что это? – заметил первым Валеон и указал на точку в небе.
Раушель взглянул на эту точку, приближающуюся к особняку. Глаза его сначала сузились, пока смотрели вдаль, а потом резко округлились. Он понял, что, это за точка в небе.
- Это он, Валеон! Вернулся, наконец – то! Бежим встречать! – скомандовал Раушель.
Когда они выбежали во двор, глядя без отрыва на небо, то поняли правильно. Точка превращалась в меня.    Им снизу было хорошо видно, что каждый взмах крыла даётся мне с невероятным усилием, как будто я ранен или истощен.
- Древние драконы, - ворчал Раушель. – Только бы не был ранен. Тогда мы пропали. А так, живо на ноги поставим.
Наконец, я приземлился и рухнул на каменный парапет оборонительной стены от сторожевой башни. Повис, словно мокрая тряпочка, при этом, тяжело дышал, почти потерял сознание, но так и не перекинулся.   Раушель и Валеон подбежали ко мне. Рауш затряс мою морду и закричал от отчаяния.
- Ваша светлость, прошу перекиньтесь, пожалуйста! – взмолился Раушель. Его самого начало трясти. – Вы слышите меня, Фаро!
- Драг Раушель, у него, кажись, сил для переброса нет, - Валеону достаточно было одного взгляда, чтобы понять это.
- Ничего, сейчас найдёт! – он как держал мою морду, так и притянул к себе. Затем, подул на лоб горячим драконьим дыханием. – Давай, малыш, перекидывайся! Пожалуйста, только не теряй сознание! – Рауша начало трясти сильнее, он был немало напуган моим состоянием. Меньше всего он хотел потерять меня после двух лет ожидания и потери собственного любимого.
Наконец, его драконье тепло дошло до клеток моего мозга, и я начал медленно меняться, пока совсем не прикинулся в человеческую форму. При этом, сознание, я всё же потерял. Они осторожно сняли меня со стены и принесли в комнату, помыли, переодели и уложили в пастель. Но этого я уже не чувствовал. Королю сразу доложили, что я вернулся после двух недельных скитаний и слёг без сил и сознания.
Бри примчался в этот же день. Он сидел у моей пастели и держа меня за руку, просил не умирать, обещая сделать для меня что угодно, лишь бы жил. Его горючие слёзы обжигали мои руки, но я упорно никак не реагировал на контакт с Бри. Голод и выматывающие полёты истощили все мои силы, поэтому реагировать я просто уже не мог, да и не хотел. Иногда, когда Бри уходил, я совсем ненадолго открывал глаза и был благодарен Раушелю и Валеону, что они постоянно рядом. Они сменяли друг друга и постоянно наблюдали за состоянием.
Иногда заходил Алистер, проверить моё состояние. Тут я вообще прикидывался мёртвым. Он лишь разводил руками, просил проявить терпение и ждать, так как «состояние не стабильно». Больше, чем через сутки, я кое – как открыл глаза и даже смог сесть. Раушель сразу вызвал Алистера. Тот осмотрел меня с головы до ног и вынес вердикт.
- О том, что вам надо лучше питаться, ваша светлость, я уже даже говорить не буду. Это и так ясно. Со времени появления недостаточным питанием вы замедляете процесс восстановления, а ваша двух недельная отлучка только отняла и без того недостаточные силы. Вам хуже.  – Затем, он обратился, к стоявшему рядом Раушелю. - Думаю, драг Раушель, вы справитесь без меня и заставите, наконец, его светлость питаться как положено. Мне совсем не нравится другое.
- Что именно, Алистер? – Рауш спросил Алистера, а сам строго посмотрел на меня, молчаливо спрашивая: «Что ты ещё натворил, засранец?».
- Раушель, я всё понимаю, но как надо было извергать огонь или кричать, чтобы ТАК посадить связки. Он их нещадно сжигал или сильно кричал. Говорить нормально он не сможет еще продолжительное время, – я словил злющий взгляд Рауша и отвел глаза. Вот я попа – а – ал! Выдаст мне сейчас Рауш на орехи, потому, что так и было...Живот свело от боли и предстоящего возмездия, но я не подал вида. - Я оставлю ему микстуру для полоскания горла, – продолжил Алистер инструктировать Раушеля. - Она концентрированная. Надо разводить по четверти стакана вперемешку с водой и полоскать два раза в день. Сразу она не поможет, но дня через три станет лучше. Нужно будет продолжать полоскание до полного восстановления голоса.
- Спасибо, сделаем, Алистер, – Раушель сама любезность и спокойствие.
- На пока всё. С сегодняшнего дня заставляйте его есть. Начните с бульона. Если все эти две недели он голодал, желудок не примет полноценную пищу. Кроме этого, пусть лежит. Сил ходить у него пока всё равно нет. Попробуйте поднять его завтра, это заставит организм собрать в кулак все силы и волю. А мне пора, дела, - он оставил на столе микстуру для полоскания, откланялся и вышел.
Как только дверь за Алистером закрылась и Раушель перевёл на меня взгляд... Понесло – о – ось…Упс! Мне хватило доли секунды, чтобы поймать горящий огнём взгляд Раушеля. Я мигом понял, что надвигается не хилая гроза и мне лучше спрятаться по – дальше. Иначе, не вынесу. Вот и заслуженные орехи! Я сразу с головой нырнул под одеяло, но прекрасно мог слышать истошный крик моего дорожайшего опекуна…Нет, это был не просто крик, он рычал и чуть не рыдал от разрываемой его сердце боли. Да так рычал, что стены звенели! От этого, кстати даже Валеон на месте подпрыгнул, правда, я это только мельком увидел.
- У – у – уму не постижимо, Фарант! Это же надо было догадаться! Вы вообще, о чем думали, когда сбегали и горло срывали? Разве можно так над собой издеваться? Себя изводите, нас изводите! Это что такое?
- У – у – у! – страдальчески мычу я из - под одеяла вместо слов «прости, Рауш!».
- Вы это специально сделали, чтобы на бал не ехать? Я прав?
- Угу… – снова мычу из – под одеяла вместо «да, Рауш!».
- Вот всыпать бы вам по заду как следует, чтобы неповадно было!
- Неа! – опять я мычу вместо слов «не надо всыпать!».
- Да, боюсь, если всыплю, будет только хуже. Отваживайся потом! Времени нет! А так, если бы не бал, стоять бы вам в углу часа три с поротым задом! Парню 25 лет, а он со здоровьем играется! Немыслимо! – возмущался Раушель.
Под одеялом я лежал в такой позе, что Рауш вполне мог воспользоваться правом и возможностью взгреть меня как следует по выставленной пятой точке. Как ещё не воспользовался? А мог бы. Я ещё помню по его рукам, как Рауша трясло, когда он пытался привести меня в чувства на оборонной стене. Сразу становится понятно, почему он так озверел. Изведёшься тут! Пусть лучше побьёт, лишь бы не орал так. Мне стало стыдно за своё поведение. Хлынул слёзы, которые душили мне горло. Я тихо завыл, а Рауш тем временем неистовствовал.
-Как ребенок, честное слово!   - продолжал он орать и одновременно рычать. Когда же вы поймёте, что ваша смерть никому не нужна и принесёт только беды? Вы же сильный, я знаю это! Поэтому, я крайне неприятно удивлён вашим поведением! Фаро, прекращайте уже капризничать! Вы ребенком себе этого не позволяли! Надо бороться! Я и сам буду бороться и не дам вам больше ни улетать, ни голодать…- он на мгновение перевёл дух. - Сейчас принесу бульон, буду кормить. И попробуйте у меня не выпить его! Точно, накажу! – Раушель вышел, громко хлопнув дверью. Да, я слышал слова не опекуна, а отца…даже деда – отца мамы из того мира. Похоже, терпение у Раушеля окончательно лопнуло, и он решил за меня взяться серьёзно. Я бы сказал, основательно. Всё, мне конец! Полный! Рауш, реально вызверился сейчас на мне. Не ошибусь, если предположу: не возьму себя в руки - продолжение мне обеспечено. Точно, стоянием в углу не отделаюсь! Меня опять кольнуло чувство вины и стыда. Я уже успел слезами и слюнями измусолить подушку и некоторое время после ухода Раушеля ещё успокаивался. Когда же это мучение закончится, когда от меня все отстанут, когда уже я домой к матери вернусь? Надоело всё! Что с моей силой воли, что с моим характером? Я не просто другим здесь появился. Я изменился здесь сам! И что теперь делать? Ничего не хочу! А заставят же!
Я осторожно высунул голову из - под одеяла и словил ещё один взгляд, но уже сочувствующий. Это Валеон, остался посидеть со мной. Мои зарёванные глаза вызвали у него ещё больше сочувствия. Он рассказал мне, как меня ждали, как Раушель беспокоился, как все переживали: где я? Рассказал, что были посетители, но пришлось их отправить обратно, мотивируя отсутствием хозяина.
Через два часа принесли бульон. Раушель собственноручно заставил меня сесть, положил салфетку на грудь и начал кормить. Было видно, что за эти два часа он успокоился и с серьёзным видом приступил к делу как ни в чём не бывало. Он впихивал в меня ложку за ложкой, аккуратно вытирая, что не дошло. Со страдальческим выражением лица я морщился, отворачивался, фыркал, но ел. Я молча сносил эту экзекуцию едой, но Раушель был непреклонен. И попробуй её не сносить, после того, как он вызверился! Бульон был наваристый, но не солёный, зараза. Сначала Рауш давал по две – три ложки, но через каждые десять – пятнадцать минут по одной ложке бульона добавлял. Это была настоящая мука. В окончание дня, ближе к вечеру в меня впихали уже целую миску бульона с кусочками куриного мяса. На следующий день я начал вставать на ноги и немного ходить. Угадайте, кто настоял? Правильно! Раушель! И Валеон, конечно, ему поддакивал.
Про полоскания я вообще молчу! Хоть я и халтурил, и не брал жидкость далеко, с меня глаз не спускали, пока не прополоскаю. Жидкость мне не нравилась, даже в разбавленном виде! Фу, гадость, горькая! При Раушеле, правда, приходилось полоскать как положено, так как он сразу заметил хитрость и отругал. При Валеоне удавалось халтурить и не допускать жидкость далеко. Он и не спорил.
Когда же прилетал Бри, я укладывался в постель, и никто не мог меня вытащить из – под одеяла. Никто, даже Раушель не мог уговорить меня вылезти и показаться Бри. Когда раздраженный этим Бри улетал, Раушель ругал меня снова. Но, как только, я пускал слезу и шептал, что видеть его не хочу, отстал. В конце концов он перестал на меня давить в отношении Бри и не упрашивал наладить с ним отношения. Как он пояснил, пока не выздоровею, вопрос об этом поднимать не имеет смысла.
А меж тем, время бала неумолимо приближалось. За пару дней до него, я уже немного ел, сам ходил и сидел. Одевался только с помощью Раушеля и Валеона. Во что – мне было без разницы. Я вёл себя спокойно, но отстранённо.
Раушель, видимо, по совету Алистера, стал выводить меня в сад на прогулки. Часто меня сопровождал и Валеон. У Валеона вообще была мания: он постоянно старался меня чем - нибудь вкусненьким накормить. Поэтому у него в кармане всегда лежала какая – нибудь вкусняшка, завёрнутая в салфетку. Чтобы разжечь перед этим мой аппетит, он во всех красах рассказывал, что подают на балах или приёмах и как это вкусно! Маньяк кулинарный, иначе не скажешь! Шельма и стервец, каких поискать, всё про всех знал. Даже про меня иногда рассказывал, какой я в детстве был. Впрочем, он мне нравился. Так как не вызывал отторжения, был ненавязчив и понимал меня с полуслова, с полу жеста. Он вообще был лёгок в общении, как будто я его уже добрую сотню лет знаю.  
Когда вечером, его сменил Раушель, я был уже в постели и собирался спать. Рауш был слегка встревожен. Ну, как встревожен? Сильно, но вида не подавал. А я чувствовал и отчетливо понимал, что он беспокоится. Он присел на мою пастель рядом со мной и тихо и спокойно, как мог, произнёс.
- Пришла депеша от короля, - я поморщился. – Выслушайте, прошу. Это важно, – с тяжёлым вздохом я кивнул, а он продолжил. – Он пишет, что сам приедет за вами в карете, а не полетит по воздуху. Так положено по статусу, – я только открыл рот, чтобы возразить и сказать, что никуда я не поеду, как Рауш продолжил. – Я поеду с вами, не переживайте. Я вижу, что вы не горите желанием ехать на бал, но и оставить вас одного в таком состоянии я не смогу. Ехать всё равно надо, народ ждёт. Он должен хотя бы видеть, что вы вместе, рядом.
- Я не хочу… - прошептал я, глядя на него из – подлобья.
-Я понимаю. И вижу. Но, надо! Если хотите, давайте сделаем следующим образом: потребуем у него выполнения ряда условий, при которых вы поедите на этот бал. – Раушель хитро подмигнул мне, взяв за руки.
- Он уже предлагал мне это. Но я не думал, так как не собирался ехать. И каких же? -прошипел я, не веря своим ушам.
- Таких, при которых вы поедете на бал, но он чем – то заплатит за это.
- Например, - опять шепчу.
- Что там сестричка Марисса – Энн говорила?
- Уважения, правила, сладкое, - загибаю я пальцы. – Всыпать, уши надрать и что – то ещё. Больше не помню.
- Вот, хорошо, а с этого и начнём. Что бы вы хотели первым?
- Раз нельзя отказаться, …я хотел бы…чтобы он ко мне не прикасался весь день, а на балу особенно. И никаких совместных танцев.
- Так, молодчина, - похвалил Раушель и улыбнулся. – Хватит или что – то ещё?
- Всё мероприятие без сладкого, там ведь его много подают, а он его любит? И выпороть его хочу сам за эту выходку…ну…ты знаешь, за Мариссу.
- О, как много…Ну, да ладно. Правда, король Голанд его тогда до полусознательного состояния отходил. Но, не важно! Времени прошло достаточно. Главное, чтобы он на это пошёл. А он пойдёт, у него выбора не будет. Я всё ему разъясню, об этом не тревожьтесь.
- Рауш, ещё…
- Да, слушаю…
- Я хочу с бала улететь с тобой, как только он получит от меня по королевскому заду…Это возможно?
- Думаю, да. Сошлёмся на ваше недомогание и улетим. Идёт?
- Идёт.
- Ну, вот и умница!  - он обнял меня. – Благодаря выполнению этих условий, ваша боль от обиды может стать меньше, горечь и сама обида пройдут. И, глядишь, найдёте с ним точки соприкосновения. Он король! И если он даст обещание, то выполнит его, никуда не денется. А пока ложитесь – ка спать, - он отпрянул от меня и погладил по щеке.
- Когда он узнает об условиях? – шепчу сквозь накатившую влагу на глазах.
- Когда приедет за вами на бал. Раньше нет смысла, иначе он обязательно что – нибудь придумает, чтобы отвязаться или вообще не допустить. А так, мы ему даже шансов отказаться не дадим.
- Угу, тогда спокойной ночи, Раушель.
- И вам, ваша светлость, - он отнял руку от моей щеки. – Приятных сновидений. – Он укрыл меня потеплее и вышел, забрав канделябр. Вот, знает же он ко мне подход. От куда? Уговорил на раз! Это, несмотря на то, что Бри мне это уже предлагал. Я серьёзно об этом даже не задумывался. А Рауш всё поставил на свои места. И как грациозно и виртуозно он это сделал! Да и опекунство надо мной он просто так не получил бы от отца. Это я выясню позже, а сейчас спать.
На утро начались сборы на бал, хотя сам бал только завтра. Предстояло подобрать костюм, в котором я должен был блистать. Или блестеть? Я не понял. В этом вопросе я полностью доверился Раушелю и сносил все примерки спокойно и даже безразлично. В конце всех примерочных процедур, я был одет в темно – коричневый бархатный, расшитый серебром камзол, в рубаху строгого покроя с воротником - стойкой, на рукавах рубахи тоже без излишеств. На строгом классическом покрое манжет красовались серебряные запонки. Штаны в тон камзола и черные, начищенные до блеска сапоги. Завершал ансамбль платок - галстук в центре, которого, Раушель прикрепил простую, но изящную булавку с рубином на конце со словами: «Пусть королю это напоминает про браслет Мариссы – Энн весь бал. Пусть любуется и вспоминает». Он улыбнулся так, что меня слегка передёрнуло. Это, похоже, была его маленькая месть Бри за моё состояние. Я лишь ответил вялой улыбкой.
Наконец, настал день бала. Ровно в одиннадцать часов утра во двор нашего особняка въехала карета короля. В это время, я уже был готов и стоял в холле в сопровождении Раушеля. Он наводил на мне лоск, поправляя одежду, булавку с галстуком, рукава и прочее, доводя до совершенства. Даже поправил на голове мудрёный зажим, удерживающий сплетённые по бокам по три тонкие косички в одном месте, на затылке. Бри зашёл уверенной походкой. Сказать, что он тоже был неотразим в своём бело – синем бархатном костюме, расшитым золотом и с витиеватой причёской на голове, ничего не сказать! Король, одним словом! Однако, хоть я и оценил, но мне было всё равно. Я нарисовал на лице больное безразличие и ушёл в глухую оборону.
- Фаро – о! Ты – прекрасен! – восхитился Бри, но на это я лишь посмотрел на Раушеля и ничего не ответил.
- Спасибо, ваше величество, мы старались! Вы тоже прекрасно выглядите! Будете смотреться гармонично. - ответил за меня Раушель и перевёл тему на меня. – Его светлость встал на ноги лишь пару дней назад и ещё очень слаб. Поэтому он согласился поехать на бал только при соблюдении ряда условий.
- Каких же, позвольте узнать?  - король продолжал улыбаться и от интереса даже склонил голову на бок. О, наи–и–ивны–ы-ый, он ещё не знает, что мы ему приготовили. Сразу лыбиться перестанет, гад!
- Из – за слабости, его светлость очень раздражён и нервничает по поводу бала. Поэтому просит, на протяжении всего дня, особенно на балу, его не трогать, не прикасаться и…не танцевать с ним.
- Как жестоко, Фаро - о! – обратился ко мне Бри, но я даже не смотрел на него, поправляя запонку на рукаве.
- Это ещё не всё, ваше величество, – отметил Раушель.
- Да? А вы считаете, что этого недостаточно? – в словах Бри мелькнуло раздражение.
- Его светлость чётко дал понять, что поедет на мероприятие лишь при соблюдении всех условий или не поедет совсем.
- Ладно, слушаю, что у вас там ещё? Сдаётся мне, Марис постаралась...– выдохнул Бри, закатив глаза.
-Далее, - продолжил Раушель с деловым видом. Надо было видеть лицо опекуна. Просто кремень! А ведь он такое самому королю говорит! Я едва сдерживал улыбку. – На протяжении всего мероприятия вы лишаетесь сладкого. Его светлости известно, что на балах в достаточном количестве подают сладкое, а вы его любите и обязательно захотите попробовать. Но, думаю, ради его светлости, вы постараетесь.
- Ого! Как строго! Прямо как в детстве! Ну, ладно, что ещё? Или это всё?
- Нет, не всё, ваше величество. Ближе к концу бала, когда вам дадут уединиться в вашей комнате, его светлость накажет вас так, как сочтёт нужным, за обиду его сестры, Мариссы – Энн. Вы ни за что обидели девушку и не потрудились даже извиниться. После этого, мы с ним улетим домой своим ходом, так как его светлость ещё слаб и нуждается в лечебных процедурах и отдыхе. Это всё!
- Как много условий… - задумчиво произнёс Бри, обдумывая ситуацию. Улыбка действительно сползла с его лица.
- Ваше величество, вы согласны или я отправляю его светлость переодеваться и спать. Он уже вымотан утренними сборами.
- Ладно, древние драконы с вами! У меня нет времени это обсуждать. Я согласен. Разговор с Фаро на эту тему был, и я готов.   Поехали уже, нас ждут, – махнул он рукой и первым быстро вышел из дома.
          Чего ещё можно было ожидать от Бри! Только безоговорочной капитуляции! Раушель захватил приготовленный заранее хлыст, и мы вышли. Он помог мне сесть в карету и сам сел, напротив. Бри сел рядом, а напротив его – его слуга Романат. Я от Валеона слышал это имя, когда мы в саду гуляли и беседовали то обо мне, то о Бри. Вот хребтом чую, это не просто слуга, а фаворит, т.к. простого слугу рядом с королём не посадят. А, впрочем, мне было всё равно… Я ехал, уткнувшись в пролетающий мимо пейзаж, положив голову на раму окна. Меня глушило тихое раздражение от предстоящего. Во время пути молчали все, кроме … Бри.
- Скажите, Раушель, а зачем вы прихватили с собой хлыст? Вы же не взяли лошадь. Или…это…для других…целей?
- Позже узнаете, ваше величество, - сухо ответил мой опекун. Но тут я по-тихому взорвался.
- Раушель, - прошептал я. – Скажи, пожалуйста этому недоразумению, что, если он ещё хоть одно слово во время поездки скажет, я остановлю карету, спалю её и пойду домой пешком.
- Действительно, ваше величество, я же всё вам объяснил. Его светлость весьма нервозен из – за слабости. Не стоит его провоцировать, - попытался Раушель угомонить Бри.
- Ладно – ладно, молчать так молчать. Но, напоминаю, на балу этого не получится, от меня будут ждать речь. Ему придётся терпеть. От него, кстати тоже будут ждать речь. -сдался Бри. Но не на того напал. Мой цербер в лице Раушеля сражался самоотверженно! Уважаю его!
- Речь идет лишь про поездку. Но и на балу, никаких речей, ваше величество от его светлости. Вы же видите его состояние? Горло посадил. Мы едва его на ноги – то поставили! Он прилетел едва живой, без сил и почти без сознания. С трудом выходили. Так что, какая к чёрным драконам речь! Сегодня обойдитесь без неё…, пожалуйста.
- Ладно, уговорили, придумаю что – нибудь, - ответил Бри и замолчал. Видимо, что – то обдумывал, а сам поглядывал на сидящего напротив него Романата. Чтобы Бри думалось быстрее, я попросил у Раушеля пару платков, которые он предусмотрительно захватил с собой. Одним я вытирал глаза и шмыгающей нос, а другой рвал на тонкие полоски, растянув это удовольствие на долго. Раушель смотрел на это с ледяным спокойствием, а Бри и Романата, к концу пути от этого уже начало потряхивать. Чего, я и добивался. Впрочем, Бри и без этого ёрзал на сиденье, как уж на сковороде, предвидя неизбежное событие.
          По приезду, нас встретила ликующая толпа. Все приветствовали нас, махали платочками, кричали пожелания…По настоятельной просьбе Раушеля (!), я тоже время от времени махал рукой и как мог, натянуто улыбался. Бри, так и не взял меня под руку как свою пару, на которую имел полное право. Поэтому махал народу обеими руками, чтобы показать ему, как рад всех видеть и приветствовать. Мы зашли в тронный зал, Бри произнёс высокую речь.
- Я приветствую всех вас, друзья мои! Мы долгих два года ждали этого момента, и вот, он настал. Изнеможённый долгим путешествием, моя пара – огненный дракон Фарант, наконец, вернулся, – я стоял рядом с ним и легко поклонился, мол, вот он я. Все зааплодировали. Бри продолжал. – В его честь сегодня и устраивается этот балл и пир. Наслаждайтесь! Объявляю открытие бала! – мы сели с Бри каждый на свой трон. Раушель встал за мой трон, а за трон Брианта – Дрейк.
          Зазвучала музыка, к нам стали подходить вельможи, их представлял устроитель бала (камердинер, по-нашему). Он называл их имена и статусы, те в свою очередь приветствовали нас, желали нам долгой совместной жизни, мне – здоровья, выражали надежду в скором возвращении благоденствия. Это действо затянулось часа на полтора и жутко меня раздражало. Потом пошли танцы. Нам: мне и Бри подносили еду и напитки. Бри по моему примеру от всего отказывался, хотя Рауш и шептал мне на ухо, что немого я есть всё же должен, хотя бы ради себя. Но, от того, что рядом столько незнакомых мне людей, видеть которых я не рад, отнимало у меня аппетит напрочь. Я только морщился на слова Раушеля. Ох, как же мне не хватало здесь Валеона с его манией меня накормить. Он единственный, уговорил бы меня. Ещё Раушель строго следил за соблюдением протокола, в коем я был полный профан. Иногда он давал мне подсказки и конечно, строго следил за выполнением условий. Бри, действительно, не делал и малейших попыток прикоснуться ко мне, не ел сладостей, хотя от вида яств его корёжило. Полагаю, он проявлял железную выдержку, которая давалась ему титаническими усилиями. Сидя очень близко, я это прямо кожей ощущал.
- Что, твой питомец спуску тебе не даёт за твою проделку? – злобно усмехаясь, заметил Дрейк, стоявший за троном Бри. От его внимания не ускользнуло то, как мы оба отстранённо держимся в отношении друг друга, не едим, не разговариваем, поэтому не мог отказать себе в удовольствии и не съязвить.
- Заткнись, Дрейк, так надо! – сквозь зубы прошептал Бри брату. – Я реально виноват перед ним, теперь отдуваюсь…
- Ха, смотри, как бы этот красавец, тебя на короткий поводок не посадил…Ты у него теперь на всё разрешения спрашивать будешь?
- Да пусть садит, лишь бы рядом был. Я не могу без него. И подход я к нему всё равно найду, или я не король Бриант!
- Узнаю, брата! Что ж, удачи, Бри! Я в тебя верю, - сказал Дрейк и саркастически усмехнулся.
- Заткнись, Дрейк, сказал же! Выпросишь сейчас!
- Молчу – молчу! – Дрейк притих, а сам продолжал наблюдать за нами с нескрываемым удовольствием.
          Меж тем танцы продолжались. Раушель напомнил Бри, что скоро музыка для совместного танца и её надо пропустить. Бри спохватился и подозвал устроителя. Тот, выслушав просьбу Брианта, которую тот прошептал на ухо, очень удивился. Но, когда устроитель глянул на моё бледное лицо, кивнул и отошёл. Подойдя к дирижёру, устроитель быстро ему что – то шепнул и тот дал знак музыкантам убрать следующую партитуру. Так мы пропустили ненавистный мне танец. Почти под конец бала, я засиделся, мне стало душно, хотя и терпел, сколько мог. О чём я и сообщил Раушелю.
- Ваше величество, его светлости плохо от духоты. Не желаете вывести его на балкон?
- О, конечно - конечно, - Бри озабоченно посмотрел на меня.  – Чего же ты сразу не сказал, я давно бы вывел тебя на воздух. Как ты терпел – то при своём состоянии?
Я не ответил ни на один вопрос Бри и просто пошёл за ним. Мы направились к балкону. Раушель сопровождал нас, но дальше дверей не пошёл, дав нам возможность побыть наедине и поговорить. Подойдя к краю балкона, я обнял свои плечи и сжался. Ветер наполнил поры кожи и лёгкие. Бри подошёл сзади и едва удержался, чтобы обнять меня за плечи. Он уже руки занёс, но вовремя вспомнил условия договора и тяжело опустил их.
- Прости, Фаро. Я не знаю, сколько ещё смогу выдержать эту пытку. Я ведь не железный! Я и ломать тебя не хочу, иначе испорчу отношения окончательно, но и ждать бесконечно долго не могу. Я готов на всё, лишь бы ты простил меня, и мы были вместе, Фаро. Пожалуйста, давай не будем мучить друг друга.
- Отойди от меня, Бри, - прошептал я, почти прошипел. Да, я понимал, что одно его слово, движение и он действительно, может взять меня силой. Но, так же, я понимал, что он заинтересован в гармонизации наших отношений. Однако, что –то мешало мне принять его слава. Поверить ему, простить, понять...- Знаешь, Бри, я ни за что не поверю, что за два года, у тебя никого не было. И тем более, ты сидел паинькой и ждал меня…Кто этот парень, что сопровождал тебя в карете? Это не он ли ублажал тебя эти два года? И у тебя хватило мозгов показать его мне и посадить рядом с собой в одной карете со мной?
Бри передёрнуло. Есть! Я в точку попал! Ещё одна причина оттягивать соитие с Бри.
- Да, это он, Фаро. Прости…Признаюсь, он один был у меня, но чувств к нему у меня нет. Я просто имел его каждую ночь, как хотел. Он сам мне предложил, согласился до твоего появления. И когда я уже был в отчаянии и попытался лишить себя жизни, он спас меня. Я обязан ему жизнью, это всем известно. Поэтому он ещё рядом. Мне стыдно за столь слабый поступок, но я благодарен, что он не дал мне умереть и дождаться тебя…
- Сестра рассказывала мне про твою попытку. По крайней мере, теперь я знаю, кто не дал тебе умереть. Я должен быть ему благодарен?
- Зачем ты так, Фаро?
- А ты зачем?
- Я уже попросил прощения, Фаро! Что ещё я должен сделать, чтобы ты простил?
-Мне кажется, Раушель тебе уже всё разъяснил. От части, я прощу тебя после…экзекуции…Но, с каждым таким мероприятием, если боль уходить не будет, я буду повышать цену своего присутствия на них.
- Фаро, когда ты стал так жесток? Я же не вынесу, любимый…
- Начнём с того, что первым жестокость проявил ты. Забыл, какой я дракон? Огненные – злопамятны и собственники побольше остальных! Ты не побоялся устроить сцену ревности и ни за что обидеть меня и мою сестру. - Обида и ненависть клокотали на столько сильно, что я уже начал повторяться и ещё раз высказал ему то, что он слышал раньше. Разница лишь в том, что тогда я просто высказался, а теперь уже требовал решения. – Больше всего мне обидно не за себя, а сестру. Скажи, что тогда произошло с тобой? Чего ты взвёлся на пустом месте? И, ладно бы она не была мне как сестра и я флиртовал бы с ней, целовал бы, что ли? Она же мне СЕСТРА! Ты знал об этом! Мы росли вместе! У тебя тогда мозгов не было что ли? Где ты их оставил? Ко всему прочему, я стерпел бы оскорбление к себе, но не к ней. За этот удар и ревность, я бы поквитался с тобой. А она что плохого тебе сделала? Ты даже извиниться не потрудился! И ты прав…этот хлыст, что взял Раушель…он для тебя…
- Я понял, не продолжай. Что на меня тогда нашло, я не знаю. Гормоны, наверное, в голову ударили. Я жутко ревновал. Хоть это и не оправдание, - голос Бри упал. – И ты прав! Я на столько был эгоистичен и жесток, что даже не извинился. Но, ради вас обоих я сделаю это. Завтра же! Потом, ты простишь меня?
- Я подумаю, Бри. Если тебя простит она и её отец, ты будешь прощён и мной…Но это не отменяет отчужденности в наших отношениях. Ты своей ревностью убил все мои чувства к тебе, которые, когда – то были…Тебе придётся формировать их заново. Вернуть старые не получится, они отжили своё. Найди ко мне подход сам, без чьей - либо помощи.
- Всё, что пожелаешь…
- Не всё сразу, Бри. Давай постепенно…Если я тебе выложу все свои претензии, тебе в пору только с ума сойти!
- Ладно, согласен. Надо уже заканчивать. Тебе пора домой, а я сам без тебя завершу бал. Идём в мою комнату. Бери у Раушеля, что он там приготовил для меня. Потом можешь улетать. У нас есть задняя посадочная площадка и вы беспрепятственно и без свидетелей сможете с ним улететь. Я завтра навещу тебя. Мы слетаем к Мариссе – Энн и я извинюсь. Идёт?
- Идет. Теперь я слышу слова не мальчика, но мужа, - вздохнул я, отходя от края балкона, где стоял.
Мы вышли с балкона и проходя мимо Раушеля, я незаметно для окружающих взял у него хлыст и спрятал в полах камзола. Он мельком улыбнулся мне, давая понять, что всё идет по плану и он будет ждать меня. Когда мы зашли в его комнату, Бри спросил.
- Что мне делать, Фаро?
- Сними камзол и обопрись о свой письменный стол. Жди. – он повиновался, а я взял со стола графин с водой и вылил ему на штаны в районе пятой точки.
- Ай, что ты делаешь, Фаро?
- Готовлю тебя. Учитывая, что твой отец Голанд, уже сёк тебя, а я наказываю тебя практически за то же самое, то немного смягчу наказание и не буду стягивать штаны. Обойдёмся мокрой поркой. Это тоже больно. Я хоть и слаб, но благодаря внутренней боли, силы я найду. Бить буду так долго, пока не выдохнется один из нас. Держись, не смей халтурить, ты это заслужил.
- Да понял я уже, начинай! Я готов…
Как же его корёжило!!! Даже через мокрые брюки. Он терпел, старался не издавать ни звука. Знал, под дверями охрана и…Раушель. Постанывать и поскуливать он начал, когда я сам начал уставать. Я лупил его зад, что есть мочи, выкладывая всю силу обиды и горечи от происшедшего на него. Он едва стоял на ногах, когда вымотан был я. Возможно, во мне говорила обида не на Бри, а на Борьку. В любом случае, благодаря схожести ситуаций, я перенёс своё отношение из того мира в этот. Может и Бри не причём, а я просто злюсь, выкладывая на нём всю свою боль. От последнего моего удара, он вообще сполз на пол.
- И, чтобы избежать в дальнейшем подобных сюжетов, установим правило: сначала говорить, а потом делать выводы. И если ты действительно любишь меня, как говоришь, то прекрати ревновать к каждому дереву. Когда реально любишь, значит доверяешь и причин для ревности нет. Понял?
- Понял…- простонал Бри, потирая зад.
- Свободен, можешь идти завершать бал. А я домой. Потом тебе лучше отлежаться. И убери у меня с глаз своего фаворита, пока я не добавил тебе ещё и за это. Я не ревнив, хоть и огненный дракон, но если ты собираешься формировать отношения со мной заново, третьего быть не должно!
          Бри ничего не ответил, только кивнул, морщась от боли. А я быстро вышел из комнаты, держа в руках хлыст. Раушель действительно, ждал меня за дверью, и мы отправились на ту посадочную площадку, которую указывал Бри. Выходя из комнаты Бри, кроме охраны и Раушеля, я заметил Романата. Он был дворецким Бри и личным слугой и наложником. Я мельком провел по нему взглядом, когда Рауш уводил меня. Вид у парня был, надо сказать, плачевный, смотреть больно. Похоже, несмотря на то, что Бри ничего к нему не испытывал, сам Романат, скорее всего любил Бри и понимал, что с моим появлением, он теряет его окончательно и бесповоротно. «Бедный мальчик!», проводив нас взглядом он ринулся в покои короля.
Наконец, вышли на посадочную полосу.  Быстро перекинувшись, мы взмыли в небо и беспрепятственно покинули королевский замок. По дороге от пережитых эмоций, злости, негодования, боли и бессилия, я метал огонь. Глаза Романата не выходили из памяти. Это жгло душу, хоть и не ревную. Тогда, что это? Раушель держался в сторонке, в целях безопасности. Теперь он воочию видел, как я садил горло. Так и долетели. Нас встретил Валеон. Он очень удивился столь раннему возвращению. Спросил, какие будут распоряжения.
- Спать, Вал. Хочу спать. Я без сил. Помоги мне раздеться, - затем я обратился к опекуну. – Спасибо, Раушель за помощь. Без неё я не справился бы. Иди отдыхай, мною Валеон займётся.
- Всегда рад помочь, ваша светлость, - он слегка наклонил голову в знак согласия.
- Завтра это чудовище явится сюда, чтобы навестить Мариссу – Энн и извиниться. Сообщи им, пожалуйста о видите. Время сказать не могу.
- Ух ты! – удивился Валеон. – Ваша светлость, вы как выбили – то из него, он же даже не собирался!
- Вот именно, Валеон, выбил, - я улыбнулся ему и щёлкнул по носу. Затем тайком вернул тоже улыбающемуся Раушелю хлыст, и дал знак Валеону подниматься в комнату. Раушель прекрасно понял о чём я говорил, один Валеон был в недоумении. И, конечно, этот кулинарный маньяк накормил меня на ночь очередной вкусняшкой, которую я с удовольствием съел и попросил ещё. Он был на седьмом небе от счастья и принёс ещё немного. Для него: Я ем! Да ещё и с удовольствием! Да ещё добавки попросил! Это верх его блаженства!   Валеон прыгал от счастья, как кенгуру! Я же не сказал ему, что за весь день так ничего на балу и не съел. Кроме завтрака дома, конечно. Вот и проголодался!

Глава 5. Визит к Мариссе – Энн.

Утром я заспался. Меня не стали будить ко времени завтрака, учитывая моё состояние, которое ещё оставляло желать лучшего. Встал ближе к обеду. Тут это недоразумение – Бри, пожаловал собственной персоной. Застав меня ещё валяющимся у себя в пастели, почти не удивился, но заметил.
- Это ты так лупить меня устал вчера, что сил нет сегодня встать? – «вот же ж язва! – подумал про себя.»
- И тебе утречка, Бри! Сейчас врежу ещё! – прошептал я.
- Меня мучает догадка: ты не специально ли улетел, чтобы ослабеть? А?
- Бри, выпрашиваешь! – шипел я злобным тоном. - Вон, из моей комнаты! Мне надо одеться – умыться, язва ходячая!
- А может я помогу тебе одеться – умыться?
- Перебьёшься! У меня есть помощники! Или ты ревнуешь? Так я это быстро поправлю, по-твоему, …ниже некуда!
- Да, Фаро! В этом ты оказался силён. И от куда только силы – то у такого слабого как ты, взялись? Я вчера всю ночь на животе пролежал. Едва поспал.
- Так тебе и надо! – ворчу я. – А теперь вон! Жди в столовой! Поедим и полетим…
- Ладно, уговорил, жду в столовой, - он демонстративно сделал вид, что надулся и тряхнув гривой вышел. В дверях он столкнулся с Раушелем.
- Доброе утро, Ваше величество, как вы прорвались мимо меня? – Рауш сама любезность.
- И вам, утречка Раушель! Извините, что прорвался, но не утерпел. Меня уже вытурили в столовую. Поторопите, пожалуйста, мою милость – вашу светлость, мы торопимся к Мариссе - Энн.
- Я в курсе, куда вы собрались с его светлостью. Вчера я отправил депешу с предупреждением о вашем визите. Время только не указал. Но, вас ждут. Его светлость не вылетит из дома, пока не будет приведён в порядок и сыт. Впрочем, завтрак касается и вас, - Раушель вежлив как никогда, но в голосе чувствуется какая – то строгость и непримиримость.
- Благодарю, Раушель, - он откланялся и ушёл.
Пока я принимал ванну, меня мучили мысли: «За это время я привязался к Раушелю, как отцу. И то, что он был моим опекуном, только добавляло уважения. Это какие стальные нервы надо иметь, чтобы преспокойно королю заявлять, что ко мне нельзя, условия присутствия на балу перечислять и даже глазом не моргнуть, а потом меня заставлять пить несолёный бульон и иже с ним? Со мной он вообще безгранично терпелив и верен. О, небеса, дайте силы с этим разобраться! Он всегда был в курсе всех дел, был в меру строг и снисходителен. А защищает он меня как? Правда, и спрашивает: вызверился он за побег перед балом на мне по полной! И был прав. А вот король со своими «особенностями» на мою голову был ни к чему. Но, при всей любви ко мне, Раушель даже не поддерживал меня в этом вопросе. Пара и всё тут! Хоть провались, но помирись! И как это сделать? У Борьки в прежнем мире характер – то был не сахар, а у Бри тем более.  Бри – вообще воплощение водного дракона! Дракона! Жуть! Правда, я тоже дракон. Огненный! Вот как я должен с ним строить отношения? Поубиваем только друг друга! Ничего разности и не притягиваются. Даже наоборот. Бри меня откровенно раздражает. Тем более, от меня - натурала, требуется поменять свою суть! Блин, как всё сложно! Сложно с Бри, ему со мной, а Раушу с нами обоими.».
Я спокойно принял ванну. Оделся с помощью Раушеля. Так же спокойно, он уложил мои волосы, помог обуться. Тело ещё деревянное, плохо слушается. Вот и помогает, где я сам не могу. Голос у меня ещё не прорезался, поэтому я до сих пор говорил тихо.
Тут Алистер, неожиданно пришёл навестить меня, чтобы оценить моё состояние после бала. Я как чувствовал, что сейчас грянет гром. Алистер осмотрел моё горло. Он очень удивлялся, почему до сих пор нет эффекта от лечения.
- Ничего не понимаю, ваша светлость. Настойка давно должна была помочь. Вы правильно полощете горло? – спросил он спокойно, но строго, даже озабоченно. Я кивнул. – Тогда покажите мне, как вы это делаете. – Упс, попал! Просто с поличным поймали, как воришку. Мы прошли в ванную, Валеон за нами, настойку подать. Как ещё Раушель остался на месте и не пошёл за нами? Я показал, как полощу горло при Раушеле. Алистер хмыкнул и посмотрел на удивленное лицо Валеона.
- Что не так, Валеон? – спросил он помощника. Валеон сразу выдал меня со всеми потрохами.
- Драг Алистер, его светлость при мне делает не так. Просто полощет рот. -За это я получил строгий взгляд Алистера.
- Поясните, ваша светлость.
- Простите, драг Алистер, - я опустил глаза. – Она горькая. Далеко брать больно и противно. - Алистер, выслушал, как всегда, спокойно и ответил.
- В этом и суть. А при Раушеле вы тоже так халтурили? – я отрицательно помотал головой не в силах говорить. – Ясно. Ваша светлость, вот что я вам скажу. Вы крайне безответственно относитесь к своему здоровью и не цените тех усилий, что тратятся на ваше восстановление. Если я сейчас доложу вашему опекуну, как вы себя ведёте, мне даже уговаривать его наказать вас не придётся. Он сделает это сам. - При упоминании Раушеля, я скривился, сделал страдальческое выражение лица.
 - Нет, - я вскинул на Алистера голову, испуганно и умоляюще посмотрел на него.   – Не надо Раушелю. Я исправлюсь, правда. Я с Бри не хотел разговаривать, вот и не полоскал как надо. Простите. Я не буду больше халтурить. Не говорите Раушу, он огорчится и расстроится. Он и так напуган.
- Об этом следовало подумать раньше. Я бы сказал, в первую очередь. Хорошо, пока я говорить ему ничего не буду. Но имейте в виду, если Валеон мне доложит, что вы опять взялись за своё, пеняйте на себя, - он даже погрозил мне пальцем и посмотрел на Валеона. Тот кивнул, что понял задание. – Если через пару дней я не замечу изменений, расскажу ему всё как есть. Понятно? – я ещё раз кивнул и посмотрел на него так виновато, что он только одарил меня строгим осуждающим взглядом. Я понимал, что если опекун реально об этом узнает, то спросит с меня, и на этот раз уже строже. Точно, мало не покажется. Придётся полоскать как положено. Я посмотрел на Валеона. По его туманному взгляду я понял, что при всей его любви и привязанности ко мне, шалости мои он покрывать не будет. Я наконец, дополоскал горло, как требовал Алистер и отправился в комнату. Меня уже поджидал Раушель и проводил в столовую. Я боялся, что он уже узнал всё от Алистера, но он и словом не обмолвился, а на моё замешательство просто не обратил внимание.
Когда я в сопровождении Раушеля спустился в столовую, «моя пара», с облегчением вздохнул. Но ничего не сказал. Побоялся. Сейчас не он диктует условия. Он составил мне компанию за завтраком. От того, что я был ещё слаб, поел совсем немного, по мнению Раушеля – плохо! Но он пока молчал. Бри тоже заметил мой аппетит и вдруг это синеглазое создание выдаёт.
- Милый, ты должен питаться лучше. Иначе не будет сил быстрее восстанавливаться…- как будто он первый мне это говорит.
- А я никуда не тороплюсь, Бри, - ответил я двусмысленно.
- Но, Фаро, ты оттягиваешь выздоровление…
- Тебе что за дело?
- Мне есть дело, милый! Я не желаю тебя больше терять. И потом, мы единое целое. Как только ты восстановишься, мы сможем навести порядок и обеспечить благоденствие.
- Порядок начинается с малого. Например, с визита кое – куда. Но, напомню, - меняю я тему. – После визита ты улетаешь к себе домой! А я на охоту. Да и дождя давно не было.
- Но почему?
- Что почему?
- Почему я должен лететь домой? Я с тобой хочу дождь вызывать. Это эффективнее. А у тебя сил ещё недостаточно. Или ты горишь опять огнём?
- Не в этом дело, горю ли я. Я хочу один.
- Но, дорогой, это же безумие! – возразил Бри.
- Бри, - я посмотрел на строгое выражение Раушеля. Всё это время нашего препирательства с Бри он хранил молчание. Взглядом он по сути осадил меня. Ох, и задаст он мне снова! Придётся идти на уступки. - Послушай, я согласен, чтобы ты полетел, если тебе так хочется. Но, тогда, держись от меня как можно дальше. Желательно, чтобы я совсем тебя не видел. Я просто хочу, чтобы ты после визита к Марис, оставил меня в покое.
- Фаро, ты жесток, - опять это недоразумение надул губки. Шило в моей пятой точке! Как же на сегодня от него отвязаться после визита?
- Бузить будешь, добавлю вчерашнего! Тебе, что, понравилось?
- Да что я такого сказал - то? – передёрнуло Бри.
- Давишь присутствием. Мне визита с лихвой хватит. Мои истощенные силы едва это выдержат. Да и один люблю побыть, если ты не заметил. Вот, погоди лучше станет! Будешь настаивать, перекинусь в дракона – подерёмся!
- Это ещё зачем? Этого нельзя делать, Фаро. Мы – единое целое! Ты ураганы с молниями и пожарами хочешь вызвать?
- Нет, но ты, когда - нибудь выпросишь!
- Ладно, молчу! А то действительно попадет. Только не от тебя, а от Раушеля, - он хитро посмотрел на Рауша. Бри после принесённых извинений Раушелю, когда не мог ко мне пробиться, стал называть его только на «вы». Тот с серьёзной миной подтвердил.
Как дворецкий он снисходителен, но как опекун – весьма строг. Бри это понял. И теперь ему придётся относиться к Раушелю именно как к моему опекуну. А это другой уровень отношений и со мой.
- Всенепременно, ваше величество, - ответил тот.
- То – то же, Бри, ешь и полетели. Нас ждут, - я вернулся к еде и продолжал медленно жевать мясо. Бри последовал моему примеру.
После столь позднего завтрака, мы перекинулись и полетели в сторону имения Маккефри, отца Мариссы – Энн. Она приметила нас ещё издали и выбежала встречать на посадочную площадку у дома. При посадке я успел одарить его раздраженным взглядом и злобно шепнуть.
- Только попробуй заставить их преклонить колено после того, что натворил.
- Не сердись, понял я, – был спокойный ответ Бри.
Отец Марис тоже встречал нас, но предпочёл остаться в тени навеса крыльца. Как только мы подлетели и перекинулись, он тоже подошёл.
- Рада видеть вас вместе, - первой поприветствовала нас Марисса – Энн.
- Даже не мечтай, сестрёнка, - выдал я, обнимая её и галантно целуя ручку. Затем я поприветствовал её отца, Бри сделал то же самое.
По этикету, действительно, семье Маккефри положено было бы приклонить колено, но поймав мой недовольный горящий огнём взгляд Бри подал им знак не делать этого. Он поприветствовал их как простой вассал. Я продолжил после взаимного приветствия.
- Мы прилетели сюда, чтобы сделать то, что Бриант в жизни, кроме меня, ни с кем не делал.
- И что же?
-Бри хочет…извиниться…- она подняла бровь и переглянулась с отцом. Он подтвердил. Видимо, в депеше была указана причина визита, но он благоразумно ей ничего не сказал, желая сделать сюрприз. – Да, да, Марис и не смотри так! Ты не ослышалась. Впрочем, во вчерашней депеше должно было об этом сказано… - я вопросительно посмотрел на Маккефри.
- Ваша правда, так и есть. Я просто не стал ничего говорить дочери о целях визита. Полагал, будет для неё сюрприз, – я не ошибся в догадках, Маккефри умолчал об этом. Что ж, тем лучше.
- Фаро, милый, как тебе удалось убедить короля сделать это? Ведь сколько себя помню, он никогда этого не делал, - недоумевала Мари.
- Договорился, - а сам переглянулся с Бри. Тот скромно стоял и улыбался, потупив глазки. Вот, блин, милаш, какой! Никогда его таким скромным ещё не видел. Умеет же разыграть спектакль, чертёнок водяной.
- Ка-ак?  - не унималась сестрица.
-Всё гениальное просто, Мари! Я последовал твоему совету и у меня получилось! Уши только не драл. Для тебя оставил! - усмехнулся я ей.
- А –а, понятно, - в глазах заиграли те самые чертята, она догадалась. – Ну, я слушаю, - обратилась она к Бри.
- Кхе – кхе, - откашлялся Бри больше от волнения. Он подошёл ближе, галантно поклонился Марис и ещё раз поцеловав ручку, произнес.
- Милая, уважаемая Марисса – Энн. Я искренне прошу прощения за свою выходку в день вашего перерождения. Каюсь, был не прав и готов понести от вас любое наказание. Ибо моё поведение тогда было недостойным ни принца, ни короля, ни тем более пары бога - дракона. Покорно прошу прощения за принесенные оскорбления, если они имели место. Прошу, не держите на меня зла, так как сделал я это по собственной глупости, а не по злому умыслу…- «Во выдал! – удивляюсь про себя. – Всю ночь, наверное, готовился? Времени – то было предостаточно!»
- Вы прощены мной, ваше величество. А вот что скажет мой отец? Праздник готовил он, - кокетливо произнесла Марис, потом вопросительно посмотрела на отца, стоявшего рядом. Узнаю Мариссу! Бри резко развернулся к нему. Он поклонился Маккефри, чем вызвал небольшое замешательство у хозяина имения.
- Покорно прошу прощения, драг Маккефри за срыв праздника и причинённые неудобства. Именно по причине моего безответственного поведения исчезла моя пара, принеся не мало проблем и вашему дому, - Маккефри, поклонившись слегка, гулко произнёс.
- Вы прощены, ваше величество. И лучше поздно, чем никогда! Но на будущее, следите за тем, кому, что и в каком тоне вы говорите. Вы были не сдержаны и посмотрите, что из этого вышло. Полагаю, с вас строго спросили?
- Всё так, ваша светлость. Досталось от отца и моей пары, при чем неимоверно сильно. Запомнил на всю оставшуюся жизнь.   Вы также в праве наказать меня, но прошу, не держите больше зла, - он всё ещё стоял в поклоне. Моя сестричка не заставила долго ждать ответа отца и взвизгнула.
- Пап, а надери ему уши! Раз уж сам король просит об этом, нельзя отказывать…- она весело переглянулась со мной.
 Драга Маккефри не пришлось просить дважды, и он оттянул Бри за уши как следует, если бы это был его сын.
- Премного благодарен, драг Маккефри. Обязательно последую вашему совету, - выдал Бри и разогнулся после того, как был хорошенько оттянут Маккефри за уши.
- Можно, вас, ваше величество, - спросила Мари, она глянула с надеждой в его синие драконьи глаза. Он кивнул в знак согласия. – Папа, Фаро, я могу минутку переговорить с его величеством в сторонке? - спросила она уже у нас.
- Просто Бри, если можно, - обратился Бри к Мариссе, она кивнула и посмотрела на своего отца и меня в ожидании ответа.
- Да, конечно, дорогая, идите, - разрешил драг Маккефри.
- Я не против, - кивнул я ей, а сам посмотрел на Бри. Он хребтом почуял непростой разговор с моей сестрой. Он предложил ей локоток, который она приняла и отвёл, шагав на десять в сторону.
- Позвольте вопрос, Бри, - начала Мари
- Слушаю, внимательно, - был вежливый ответ.
- Каким образом в вас произошли столь разительные перемены за столь короткий срок? Я ещё ни разу не видела вас таким…покорным драконом. С самого детства и вплоть до недавнего времени вы были другим, властным, самоуверенным, эгоистичным?
- Сам от себя в шоке, дорогая Марис, - усмехнулся Бри. – Возможно, это связано с появлением Фаро, он на меня как – то иначе влияет, чем раньше. Он вообще вернулся другой, если честно. Но я стараюсь делать всё возможное, чтобы он был теперь рядом и не исчезал.
- Тогда вам стоит поторопиться с ним помириться. Я тоже заметила, что он немного другой, но он остался моим братом и вашей парой…
- Я стараюсь, Марисса. Видят древние драконы, я очень стараюсь. Но, к сожалению ваш брат непробиваем!
- Хм, а вы не пробивайте. Вам никогда не пробить броню огненного дракона. Поверьте, мне как сестре, я знаю его с детства. Когда меня обижали, он жалел меня и не было более нежного и ласкового брата, чем он. Ох, и влетало потом обидчикам, только крик стоял. С ним именно так и надо: нежно и ласково, а не напором.
- Я так и намереваюсь сделать, поздновато понял. А пока, увы и ах, ваш брат держит меня в пределах недосягаемости!
- Жаль, значит, что – то вы делаете не так, Бри. Смените тактику.
- Знаете, Марис, я тоже думал об этом. Но пока ничего придумать не могу. Как и его матушка, он упёртый…не поддаётся.
- Смотрите сами, Бри. Я дала вам уже подсказку. Да, мой брат упёртый, как тот горный баран, но поверьте, он очень чувствителен…к правильному подходу. Он вообще чувствителен. Ведь, как-то же Раушель с ним договаривается? Найдите, и вы подход в соблазнении Фаро. Только правильный подход. Этой подсказки вам вполне достаточно, так что действуйте. Теперь от того, как скоро вы найдёте этот подход, будет зависеть благополучие всех.
- Благодарю за совет. Я всенепременно воспользуюсь им, дорогая Марисса. Знали бы вы, как этот совет мне дорог. Пожалуй, я знал о чём вы говорите, но за два года его отсутствия, совсем забыл.
- Да, воспользуйтесь и не пожалеете, - он галантно поцеловал её руку.
Я стою в сторонке с отцом Мари и думаю «Не иначе как обо мне. Вот сводница, сестрёнка! Да что же они все меня свести - то с ним хотят? А главное, не договариваясь…Или сговорились?»
Когда Марисса и Бри завершили свой «тайный» разговор, они подошли к нам.
- Ты обещал, Фаро. Я получил прощение семьи Маккефри, что скажешь? – спросил Бри, когда они подошли ближе.
- Ладно, уговорил. Ты прощен, - смилостивился я с серьёзной миной на лице. От чего Бри и Марис запрыгали на месте и даже обнялись. «Дети малые! – подумал я. – Много ли для счастья им надо?»
Мы с Бри любезно распрощались, отказавшись от чая с печеньем, сославшись на необходимость срочной охоты и вызова дождя на территории материка. Вот, почему он, зараза, не отстал от меня, как договаривались?
На охоту мы полетели вместе. Убив оленя, стояли над ним и не знали, кому начать. Он было сунул морду к туше первым, но не тут – то было. Если дам ему сделать это первым, то признаю вожака! Перебьётся! Я злобно рыкнул и оттолкнул его своей тушей, а затем первым вспорол брюхо оленя. Странно, но против такого положения Бри был не против. Создавалось впечатление, что он вообще специально спровоцировал меня на первое поедание добычи. Как он и хотел, я первым достал горячую сочную печень, сердце, немного мяса с лытки и отошёл в сторону. В ипостаси дракона я был тоже ещё слаб и много не ел. А он и побольше, крупнее, пусть лопает. А в это время я чесал спинку о дерево и валялся на травке, как кот в пыли перед дождём. Отдыхал, короче. Не с набитым же брюхом лететь. Вдруг, чувствую, гореть начинаю. Терплю до последнего, а Бри ещё ест. Всё, сил терпеть нет! Не предупреждая его, взмываю в небо к самым облакам. Он, долго не думая, ринулся за мной. Вот, засранец, сказал же ему, по - дальше от меня! А он летит себе и не отстаёт. Ладно, пусть летит. С полным брюхом далеко не улетит. Вызываю дождь. Такого ещё на было: поднялся шквалистый ветер, нагнал серые, почти чёрные тучи, загремел гром, посыпались молнии, ливень хлынул и встал стеной. Просто умопомрачительно! Наверное, это из – за присутствия Бри. Закончив облёт, я сел на землю. Ну, как сел? Сел и во мгновении ока перекинувшись, рухнул на мокрую землю в человеческой ипостаси. От накатившей слабости, я блаженно потерял сознание.
Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

3 комментария

+2
takomi Офлайн 31 августа 2018 00:44
Ждала, когда появится все полностью, чтобы прочитать. Обожаю истории про драконов, это моя слабость. Мне очень понравилось. Спасибо!
А у автора есть ещё что - то о драконах?
+2
СатоЯ - сама Офлайн 31 августа 2018 02:30
Цитата: takomi
Ждала, когда появится все полностью, чтобы прочитать. Обожаю истории про драконов, это моя слабость. Мне очень понравилось. Спасибо!
А у автора есть ещё что - то о драконах?

Есть ещё один. Чуть позже выложу. Немого осталось закончить. Спасибо за проявленный интерес.
--------------------
САТО
+1
СатоЯ - сама Офлайн 2 сентября 2018 04:28
Цитата: takomi
Ждала, когда появится все полностью, чтобы прочитать. Обожаю истории про драконов, это моя слабость. Мне очень понравилось. Спасибо!
А у автора есть ещё что - то о драконах?

Скидываю специально для вас Эльфа-дракона. Читайте на здоровье. однако, мне интересно узнать, что вы об этом думаете. легко ли читать, как вам сюжет? и так, по усмотрению, мысли. спасибо.
--------------------
САТО