СатоЯ - сама

Эльфы дроу не дремлют

+6
Аннотация
Юноша, гуляя по лесу, попадает в перелом пространства. Его новые родители альфа и омега. Они очень его любят и правильно воспитывают. Даже в академию магии отправили, чтобы его самобытный дар развивался. Как же сложатся отношения с родителями? В академии он находит друзей и любовь. Даже становится немного вампиром. С новыми друзьями и любимым он возвращается домой. По дороге они встречают двух эльфов – дроу, которые просят помощи. Чем же оборачивается для юноши помощь будущим братьям? Сможет ли он вместе с родителями и друзьями пройти все испытания, которые подкидывает капризная судьба? И почему эльфы - дроу не дремлют? Может они не могут друг без друга или просто не любят спать?

Глава 1. Лес, дом, люди...


Идя по лесу, ворчу и пинаю сухие ветки. Вот же напасть! Отец решил меня женить! Не хочу я жениться! Я ещё слишком молод. Мне только восемнадцать! Какие невесты? Я поругался с родителями и ушёл в лес развеяться. Меня одолело странное чувство одиночества и безысходности. Хотелось выть и лезть на стены. Лес всегда был моим домом. Я знал его как пять пальцев. Шелест листвы меня успокаивал и приводил в порядок чувства.

В определенный момент я устал, и утомлённо присел под дерево. Уронив голову на колени, я тихо завыл. Не хотелось раньше времени связывать себя узами ненавистного брака и брать ответственность за семью. У меня самого есть два младших брата и сестра. Как тяжело родителям, я видел. И так помогаю как могу, а тут мне заявляют, что пора в дом невестку брать! Не хочу!

Вдруг стало прохладнее. У меня горло сдавило, и голова закружилась. Я поднял голову с колен. В глазах всё плыло, обстановка менялась, лес словно стал чужим. Что происходит? Какая-то неведомая сила подняла меня с места. Я понимаю, что лес не тот. Куда идти, не понятно. Я дезориентировался. Куда идти, не пойму. Слышу голос какого – то парня.

— Мастер Эвало-он! Вы где? Это, я Илие! Откликнитесь! Ма-астер Эвалон!

           Я отчётливо слышал голос, но не понимал, что это меня зовут. Я же не Эвалон, я Эсмэ. Голос продолжал настойчиво звать и приближался. Я упорно молчу. Сел под дерево и снова задумался. Не преломилось ли пространство, пока я сидел тут и про женитьбу страдал? Об этом я слышал от старейшин нашей деревни. Преломление пространства появляются редко, но по необходимости. Если попал туда, надо приспосабливаться, пути назад нет. Доказывать кому-то, что ты из другого пространства, бесполезно. И если Эвалон – это я, то Эсмэ для меня навсегда потерян. Однако, откликаться я упорно не собираюсь.

— Мастер Эвалон! Наконец – то! Зову вас, зову. Вас дома уже хватились. Оба ваших отца и наставники весь дом, и окрестности прочесали.

— И, что всем от меня надо? - спрашиваю спокойно. Илье мне понравился, он хоть и был обеспокоен поисками, однако, меня напряг его ошейник. Он раб? Почему раб беспокоится так обо мне?

— Ну, как же! Вы ушли гулять и вас уже пять часов нет! Уже нагуляться можно до отрыжки. К тому же, вы будущий маг и оракул. Терять такое редкое сокровище никто не хочет. Ваши отцы даже поругались из-за этого. Вы ушли гулять после их очередной ссоры по поводу вашей дальнейшей судьбы. Теперь они помирились и очень расстроены, что не могут вас найти. Они вас очень любят. Давайте не будем их расстраивать, пойдёмте домой, а?

— Я не хочу, - спокойно сказал я, отвернувшись от Илие. Этого мне ещё не хватало! Два отца, да ещё два наставника! К тому же, я маг и оракул. Я в этом вообще ничего не смыслю. Я сын фермера из глухой деревни. Нет, лучше здесь останусь и тихо умру. Это в случае, если пространство снова не переломится, и я не окажусь у себя в реальном, а не параллельном доме.

            Илие упал ниц, сложив руки в молитвенном жесте над головой, взвыл.

— Ваша милость, мастер, пожалуйста! Не убивайте меня! Когда я пошёл вас искать, ваш отец Ленгран пригрозил, что меня засекут до смерти, если я вас не найду! Он очень зол. Вы же знаете, его как альфу нельзя сердить! Пожалуйста, мастер, пойдёмте домой! - Илье ревел и молил меня о возвращении. Про альфу и омегу и что это такое, я слышал как-то от старейшин. Отец тоже немного рассказывал. Вопрос в том, кто я.

— Илье, а я кто, если отцы мои альфа и омега? – Илье поднял вихрастую голову, слёзы сразу высохли.

— Ну, вы гибрид беты и гаммы! Но, ваши родители всё равно в вас души не чают.

— Хоть это радует, Илье.

— Мастер, скоро на землю спустится вечер, мы можем заплутать, - вернул он меня в реальность. – Я провожу вас.

Илье помог мне встать. Я обратил внимание, что даже поменялась моя одежда. В процессе перелома, видимо. Не исключено, что и внешне я другой. Илье шёл по лесу уверенно и быстро вывел меня на равнину. Недалеко виднелся большой дом, огражденный высокой каменной стеной, дворовые постройки, дальше селение. Вокруг этого большого двухэтажного дома продолжалась суета. Слуги сновали туда-сюда. Завидев нас из дома, мои отцы выбежали к нам с Илье навстречу. Один их них бежал впереди другого. По более мощной фигуре, волевому, хоть и немало обеспокоенному взгляду и напряженному телу я понял, кто это. Это и был мой отец – Ленгран.

— Эва! Наконец–то! Ты где был, сын? – он крепко обнял меня. Его слегка трясло.

— Простите, отец, я забыл о времени. Меня напугала ваша ссора, - проурчал я ему в плечо. Не хотелось выдавать себя, а воспользоваться той малостью информации, которая у меня была от Илье, надо. Отец погладил меня по голове.

— Не делай так больше, Эва. Мы с мамон очень сильно были напуганы твоим долгим отсутствием.

— Хорошо. Только вы больше не ругайтесь, ладно?

— Не будем, - обнимая меня, он посмотрел на моего второго отца, являющегося по сути моей матерью. Тот стоял с виноватым видим. Оказывается, его проявление характера вызвало ту самую ссору, после которой я сбежал погулять и долго не возвращался. - Вот видишь, Керю, к чему приводят твои капризы, - укорил отец своего супруга.

— Прости, дрогой, я не подумал...

— Не подумал он, а наш единственный мальчик чуть не потерялся. Хотя, по-хорошему, ему надо всыпать за это... – он огрел меня одним увесистым шлепком по заду.

— Ай! Не надо, папа, я понял... – я отпрянул от отца и посмотрел ему в глаза, вопрошая о прощении. Не очень–то хотелось лежать с поротой задницей, если один шлепок такой чувствительный. – Я же не сбегал. Я просто гулял, чтобы успокоиться и забыл о времени. Это не повторится. В следующий раз я возьму Илье, он напомнит о времени, если я забуду.

— Ладно, уговорил. Но, ты под домашним арестом. Напугал нас! Я весь дом на уши поднял. Марш в свою комнату, посиди и подумай! Керю, отведи сына в комнату и покормить не забудь, - обратился он к младшему мужу.

— Хорошо, дорогой, - Керю перехватил меня у отца и повел в сопровождении Илье в мою комнату.

По дороге он молчал и виновато смотрел в пол. Когда мы уже были у двери, я сделал попытку примирения.

— Мам... – начал было я.

— Не надо, сынок. Иди сейчас к себе. Я распоряжусь подать тебе ужин. Потом поговорим. Твоих наставников накажут, за то, что упустили тебя...

— Может не надо, они не виноваты! Они же просто учат меня. Они не обязаны следить за мной двадцать четыре часа в сутки. Да и мне нужна относительная свобода и личное время. Подумаешь, погулять пошёл...

— Не дерзи! – лицо Керю окаменело, тон стал строже. Я сразу понял, что как мамон сказал, так и сделают. Это ещё хорошо, что отец Ленгран сам не взялся за меня в этом плане.

— Простите. Я пойду, - я открыл дверь моей комнаты и вошёл. Илье не отставал. Однако, я попросил, чтобы он вышел. Я бросился на кровать и зарыдал как дитя малое. Вот я попал! Отец жесткий альфа, мать-отец, т.е. мамон – слабохарактерный омега и боится его. А вот я вообще неизвестно кто! Как это переварить, как освоить? Как освоить магию, которой учили? О ней я знать ничего не знаю! Жуть, короче. Иначе не скажешь!

            Илье принёс мне ужин. Я поел в полном одиночестве. Меня не оставляли мысли относительно однополой семьи, моего положения и статуса, а также обучения магии. Куда же я попал?

            Вечером перед сном заглянул Керю. Он уже порядком успокоился и пришёл проведать самочувствие своего сокровища. Точнее своего и альфы. А по большей части самого альфы.

— Добрый вечер, сынок.

— Добрый, - ответил я, поднимаясь с кровати.

— Как ты чувствуешь себя?

— Нормально.

— Ты принял решение относительно обучения в академии магии?

— Академии? – я отвернул взгляд. Вот, подстава! Я даже не знал об этом, а потому и не думал. Даже Илье мне ничего не сказал. Но, во мгновении ока пронеслась мысль о том, что в академии будет на много лучше, чем дома под давлением отцов. А учиться я всегда умел. Возможно и ссора родителей была именно по этой причине.

— Да, отец просил тебя подумать о том, согласен ли ты на академию, так как ты самородок и учить тебя дома – преступление. Отец считает, что наставники не дадут тебе много знаний. Я же, настаивал на домашнем обучении. Уверен, что не смогу так на долго с тобой расстаться. Я просил, умолял Ленграна, но не выдержал и сорвался. Обычно он не отказывает мне в чём-либо, но относительно тебя, он непреклонен. Твоё мнение для него тоже важно, и думаю, он сделает, как ты решил. Он отправит тебя сразу, как дашь добро.

— Я желал бы поговорить с отцом.

— Ты согласен на академию?

— Да, мамон, я согласен. Это будет лучше, чем ваши ссоры терпеть. По поводу наставников отец был прав. Они не дадут мне того, что нужно в полной мере. Я лишь хотел бы попросить их подготовить меня к поступлению. Думаю, отец пойдёт на это и не откажет, - я опустил глаза в пол. Отец Керю начал тяжело дышать, выдавая своё недовольство. Я съёжился под его взглядом.

— Хорошо, я поговорю с отцом. Думаю, ты прав, и он не откажет. Но, прежде подумай, как мне быть без тебя?

— Это эгоистично, мамон. Отец считает, что я должен лучше учиться. Он на меня надеется, я не могу его обмануть или разочаровать. Вы же понимаете.

— Верно, разочаровывать папу нельзя, - Керю подошёл и крепко меня обнял. – Я поговорю с ним и тебя вызовут.

— Хорошо, я буду ждать.

Когда мамон вышел, я снова бухнулся на кровать. Мне стоило проявить терпение, и я быстро вырвусь из этого незнакомого мне дома, освобожусь от опеки отца альфы и его омеги. Для разнообразия, я глянул в напольное зеркало, обрамлённое деревянной резной рамкой. Я ведь так и не видел себя со стороны, как прибыл. Действительно, я изменился. Я выше своего роста, стал блондином, лицо поменяло черты на более аристократические, руки имели красивые изящные пальцы, телосложение оформлено и не было хилым или тщедушным. Я молод, но ещё не зрел в полной мере. Полагаю, что мне не больше восемнадцати, может и меньше.

Позже зашёл Илье и позвал меня в кабинет отца. Даже проводил.

— Добрый вечер, отец.

— И тебе, сын. Мамон сказал, что ты принял решение относительно академии?

— Да, я согласен ехать туда, отец.

— Чем это продиктовано?

— Я мало знаю. Если я маг и оракул, как мне говорят, то не могу позволить себе низкий уровень обученности и такое же качество дальнейшей работы.

— В этом ты прав, Эва. Мамон же настаивает на найме учителей. Более сильных, чем твои нынешние наставники.

— Не выйдет ли это для семьи дороже?

— Выйдет. Ты прав, дешевле тебя учить в академии.

— Когда я поеду?

— Через месяц. До этого ты должен подготовиться и сдать экзамены.

— А что будет, если я не сдам?

— Вернёшься домой. Выпорю и отправлю работать в какую – нибудь лавку древностей. Хотя, иного, чем твоего успешного поступления, я и не ожидаю, - он подошел и приподнял мне подбородок, чтобы взглянуть в мои глаза. Я был настроен решительно и мне уже было всё равно. – Во-о-от, такого настроя я от тебя и ожидаю. С завтрашнего дня начинай готовиться к поступлению.

— А мои наставники? – спросил я с намёком, не наказали ли их.

— А что твои наставники? Мамон опять встал на их защиту и просил не наказывать. Сказал, что это твоя личная просьба. Я не стал этого делать с условием, если они хорошо подготовят тебя к поступлению. Если ты не сдашь вступительные испытания, тогда пусть берегутся.

— Я постараюсь, папа.

— Постарайся, Эва. Я верю в тебя. Пусть ты и не альфа, но ты самородок как маг и медиум. Это надо развивать. А теперь иди спать, уже поздно.

— Спокойной ночи, отец.

— И тебе приятных снов. Отдыхай. День был трудный для всех.

— Спасибо, отец.

           Я вышел из кабинета в полном опустошении. Хотелось убежать и спрятаться куда подальше. Илье уже ждал меня. По его мордашке я понял, что он готов сопроводить меня в мои покои и уложить спать.

— Не желаете принять ванну перед сном? Я могу маслами вас растереть. Вы устали, ваша милость. Надо расслабиться и отдохнуть. Массаж тоже не помешает.

— Нет, Илье. Ничего не нужно. Я помою лицо и руки, и лягу спать. Устал очень.

— Как прикажете, мастер.

На утро был запланирован ранний подъём, утренний променад и завтрак. Наставники ожидали меня как всегда в классе, и первым делом поблагодарили за защиту от гнева моего отца – Ленграна.

— Всё нормально, - ответил я. - Отец пожелал, чтобы вы хорошо приготовили меня к поступлению. Я и сам хочу поскорее отбыть в академию. Поэтому прошу, постарайтесь.

— Приложим все усилия. Учитель Леон и я – Герон, сделаем всё от нас зависящее, - они оба поклонились мне.

— Благодарю, мастер Герон. Я буду стараться. Отец не должен быть разочарован. Но, впрочем, это надо прежде всего мне самому.

— Тогда приступим, - сказал Герон. Я дал знак Илье, чтобы оставил нас с наставниками наедине. Герон больше гонял по теории, а Леон по практике.

Я перечитал кучу книг, учил и рассказывал Герону всё, что запомнил. Тут же Леон пытался заставить меня показать действие того или иного заклинания. Так, мало по малу я осваивал азы магии и готовился к поступлению. При экзаменовке обычно требовали элементарные магические навыки. Больше всего меня беспокоил и одновременно увлекал магический стеклянный шар. Мне как будущему оракулу, владение шаром было необходимо. Обучение шло довольно быстро и успешно. Наставники были довольны. Они вообще утверждали, что я это знал, а поэтому просто повторял, а не учил как новое. Иногда на занятиях присутствовали мои отцы или кто-то один из них. Для меня это было дополнительным стрессом. Однако, мастер Леон посоветовал мне отрешиться от свидетелей, забыть про них, и работать, как работал. В противном случае, я буду ошибаться и мастер Ленгран будет недоволен качеством обучения. Говорить о том, кому и как при этом попадёт, не приходились.

К концу дня я так уставал, что стоило коснуться подушки, как сразу засыпал. Иногда даже поесть забывал. Когда Ленгран узнавал о том, что его чудо-отпрыск укладывается спать голодным, велел папе Керю строго следить за моим питанием и не допускать голодного отхождения ко сну. Он полагал, что, если я улягусь голодным, организм не отдохнёт как положено. При этом, поесть я должен был за час или два перед сном. А ведь обучение у меня шло ежедневно, без выходных и проходных. Даже в воскресенье я учился. Половину дня, конечно, но всё же. Керю очень жалел меня и жаловался мужу, «как можно так мучить нашего мальчика!».

— Ничего, дорогой, пусть старается. Это залог его поступления. Он обещал не разочаровать меня. Он это сделает.

— Но, любимый, наш мальчик работает на износ... – парировал Керю.

— Ничего с нашим мальчиком не случится. Раз он имеет в себе силы, то пусть готовится.

— Да он так до экзаменов не доживет! Ты же знаешь, как он тяжело нам достался! – возмутился Керю.   – Пощади ребенка! Запрети заниматься хотя бы по выходным!

— Керю, ты сына не знаешь? Он упёртый как тот баран! Сказал, может поступить, значит поступит. А какой ценой, это его дело.

Керю прижался к Ленграну и вопрошающе посмотрел на него.

— Ну, пожалуйста, дорогой. Дай мальчику отдых по субботам и воскресеньям. М?

— Ладно, уговорил, - Ленгран обнял мужа и вызвал меня вместе с наставниками.

            После разговора со мной и учителями, он запретил мне тренировки по выходным. Мотивировал тем, что его супруг слишком обеспокоен моим здоровьем и не желал, чтобы я перенапрягался.

— Но, отец, мне это в радость! – возразил было я.

— Ничего не хочу слышать, Эвалон! Пощади сердце матери. В выходные отдыхай. Всего–то, пара недель осталась. Потерпишь. Я наблюдал за тобой. Ты справляешься хорошо. Не думаю, что комиссия по приёму потребует что-то большее.

— Хорошо отец, я буду отдыхать, - пришлось пообещать ему, чтобы отстал, наконец. А сам, тайно продолжал в выходные практиковать защитную и боевую магию.

Когда настало время ехать в академию, меня собирали как в «крестовый поход». Для сопровождения мне выделили моих наставников, слугу и, конечно, поехали сами родители. Ленгран хотел сам лично посмотреть на процедуру вступительного экзамена. Как любой альфа он привык всё держать под личным контролем. Экзаменационная комиссия мучила меня добрых полтора часа. Вымотался я неимоверно. Однако, вердикт не заставил себя долго ждать.

— «Допущен!» - прозвучало как гром среди ясного неба. Я стоял спиной к отцу, когда слушал список поступивших и услышал своё имя и фамилию как допущенного. Отец радовался больше меня. Он крепко стиснул меня в объятиях и сказал.

— Я знал, что так и будет! Я рад за тебя, сын!

— Я тоже, папа, - потом меня обнял и поцеловал мамон. После недолгого прощания они с наставниками уехали домой, оставив мне Илье. Мамон очень не хотел со мной расставаться. Но, папа заверил его, что я при хорошем поведении буду гостить дома каждые каникулы.


Глава 2. Академия магии


Наконец, они уехали. Мне предстоял выбор факультета и заселение в общежитие. Так как я больше оракул и медиум, чем маг, то и факультет мне определился специфический – для будущих оракулов. Магия здесь тоже преподавалась, однако в объёме, необходимом для минимальной помощи людям. А так как я практиковал в тайне от отца защитную и боевую магию, то не волновался относительно и своей безопасности в академии. А то мало ли что мне в академии понадобится? А вот магия амулетов для меня была в новинку, а потому интересна.

Благодаря тому, что магов – оракулов в наборе было мало, всего десять, то в общежитии нам определили каждому по отдельной комнате. Кроме этого, по совету отца, который он дал мне перед самым отъездом, я начал активно знакомиться с территорией академии и искать себе друзей и соратников. А по возможности, надо стать для кого – нибудь статусным альфой.

Как я выяснил, занятия начинались через неделю, поэтому у меня было время освоиться в академии. Мне был открыт вход везде, так как был редким сочетанием беты и гаммы. Запахов я не чуял, но под себя мог подмять любого как омегу, так и альфу. Все немногочисленные альфы были на факультете боевой магии, омеги ошивались на факультете целительной магии, а гаммы и беты на факультетах любовной и охранной магии. Факультет, где учился я, был самым престижным из всех. Оракулов и так-то можно по пальцам посчитать. Программа обучения предполагала совместные учения или учения на какой-то общей территории. Вот на таких занятиях я и планировал подыскать себе друзей и соратников. Кроме этого, в конце семестра планировались тренировки в Седой пустоши для отработки полученных навыков. Как говорится, в полевых условиях, приближенных к реальным. Кроме этого все студенты были одеты в свою униформу, а у меня в довесок ещё и шар в бархатном мешочке на поясе. По нему меня и определяли, что я будущий оракул.

Я решил прогуляться до факультета, где было полно альф. Может, удастся познакомиться и подружиться с сильными мира сего? Боевые собрались в кафе под открытым небом на общей территории академии. Так что, мне до факультета идти не пришлось. Они попивали лёгкие коктейли, общались и смеялись. Увидев нас с Илье, когда мы проходили мимо, один из них (самый наглый, видимо) – Ятсен, вздумал поддеть. Решил показать своё превосходство, что ли? Уж, дудки! Я ему просто тумаков навешаю и подомну под себя! Как дома учили! Не даром же мой отец - сильный альфа!

— Эй, малыш! Далеко собрался? Может с нами посидишь? Или ты только с шариками из стекла говорить умеешь?

— Чего тебе надо? В зубы не хочешь? А то гляжу лаять только умеешь, псина! – отвечаю я. Вот вижу, что он оборотень – волк, от него братец не отстаёт. Но тот, кажется на пантеру смахивает. Пантера сзади встал и поддерживает брата со спины.

— Глянь, Ятсен, а у него ещё огузок есть. Может поделимся? Тебе этот любитель шариков, а мне, так и быть, хватит коготки об его парнишку поточить!

— Не сейчас, Крис. Я сначала этого малахольного на вшивость проверю.

— Попробуй, подойди, паршивец! Я у тебя сам вшей найду! – прошипел я. Не очень–то хотелось в первый день портить с кем-либо отношения и наживать врагов. Впрочем, не я первый бросил вызов. Ладно, придётся разбираться.

— Вали его, Ятсен, - посоветовал Крис. На это оборотень–волк перекинулся во мгновении ока и уверенно подошёл ко мне. Одежда в клочья вон во все стороны. Глядя мне в глаза, он испытывал моё терпение и нервы. Но, похоже ни на того напал.

Ростом он был так велик, что моя голова была наравне с его. Даже чуть выше. Мы смотрели друг другу глаза в глаза. Драки в академии были запрещены, он это знал. Поэтому, видимо, решился ограничиться запугиванием. Для пущей важности этот волчара ещё и зубы мне показал. Но, это была фатальная ошибка! Как успокоить псину, я знал. Отец мне как-то рассказывал и даже показал. Он всегда так делал, когда оборотни – бойцы охраны чем-либо перед ним были виноваты. Я резко и с силой схватил его за нос. Теперь только держать и не давать вырваться. Другой рукой я тянул вниз нижнюю челюсть. Оборотень фыркал, скулил, пытался лязгать зубами, шумно дышал, пытался дёрнуться назад. Тщетно! Пёс взвыл и упал в позу подчинения через пять минут сопротивления. Я потрепал его по животу и встал, обращаясь к остальным.

— Кто следующий? Кажется, ты, кошак драный хотел моего слугу сцапать, чтобы когти поточить? Иди сюда и я покажу тебе, как это нельзя делать, – в это время Ятсен дёрнулся, чтобы отойти, но я пригрозил. – Куда собрался? Я тебя ещё не отпускал! А, ну, лежать! К ноге, я сказал! – волк подполз ближе и улёгся рядом. – Так-то лучше! Так, кошак, топай ко мне! Можешь даже перекинуться, чтобы я быстрее показал тебе, кто здесь главный!

— Ещё чего? Думаешь, я попадусь на эту уловку, как мой брат? Ни за что!

— Не хочешь по-хорошему? – спрашиваю его нарочито спокойно и ласково улыбаюсь.

— Я вообще никак не хочу. Единственное моё желание – порвать тебя и твоего маленького шакала.

— Ты моего шакалёнка обижать не смей! Я тебя ещё заставлю его охранять и защищать! А то много таких охотников как ты до его задницы есть.

— Губу закатай, оракул недоделанный! Не хватало мне всяких рабов защищать!

— Чего сказал? А ну, повтори! – я рассердился не на шутку и пустил в оборотня туман подчинения. Он подошёл ко мне и по приказу перекинулся. Вся братия смотрела на него, не отрывая глаз и боялась пошевелиться. Я проделал с ним тот же фокус и он, прижав уши, пал на землю в позе подчинения. – Так-то лучше, парни. А теперь встать и перекинуться!

Они последовали приказу и сразу опустились на одно колено прямо голышом. Впрочем, среди оборотней это было в порядке вещей, и никто не удивился. Их воспитание и долг чести велел всецело подчиняться тому, кто укротил их нрав в ипостаси зверя и заставил пасть ниц. В противном случае, их клан опозорен, а их самих в клане просто загрызут.

— Простите, хозяин, - промолвил Ятсен сквозь зубы. - Ждём ваших приказаний.

— Мне не нужны приказы. Мне нужны не слуги, а друзья. Вы оба альфы, а мне помощь альф здесь, в академии не помешает. Вы согласны быть друзьями, а не слугами?

— В нашем лице вы найдёте самых преданных слуг и друзей.

— Вот и славно. А теперь можете вернуться к своим. С сегодняшнего дня вы мои статусные омеги!

— Да, господин! – был ответ обоих оборотней.

Так, за полчаса, я заработал союзников среди боевых. Теперь надо найти бету и гамму для равновесия.  И омегу, если повезёт. Их факультеты были недалеко от моего. Вообще, каждый факультет был отделен друг от друга, имел свою территорию и корпуса общежитий. Только столовая находилась в общем учебном здании, а также медпункт и кафе. Ещё сад был общим для всех, кроме боевого факультета. Поразило то, что в общем саду, где прогуливались студенты, было очень красиво, даже романтично, спокойно и умиротворённо. В центре сада стоял большой круглый фонтан с рыбками. Там водились карпы коя. Интересно, от куда они здесь?

В сад я и направился. На краю круглого фонтана сидел парень, развлекающийся тем, что общался с этими красивыми рыбками. Мы с Илье понаблюдали за ним. Правда, его внешний вид не совпадал с его тонкой душевной организации омеги. Он был высок, но не тощий, в меру накачан, коротко подстрижен, взглядом серых глаз ласкал рыбок и тянул к ним руки с кормом. Он тихо с ними разговаривал, как будто они его понимали и прыгали за кормом как дрессированные. Действо завораживало! Мы с Илье даже залюбовались.

— Кого-то ищите? - спросил какой-то парень, явный бета. Он подошел так, чтобы мы могли его видеть. Он же не хищник, в отличие от боевых. Так чего ему подкрадываться? Вот и подошёл в открытую. Мне он тоже сразу понравился, однако, пока моё внимание всецело занимал парень у фонтана.

— О, нет, никого конкретно, - отвечаю я.  – Знаешь его? – указываю головой на парня у фонтана.

— Знаю. Это Люк Полак! Он маг охраны и лекарь – второгодка. Владеет магией стихий. Подчиняет воду, ветер, землю и огонь. Его все любят, хотя он омега. Он добрый и отзывчивый парень.

— А ты кто?

— А я Бишом! Маг охраны. А вы ребята, кто такие?

— А мы с факультета оракулов. Я – Эвалон. А это мой друг и слуга Илье.

— А как это можно сочетать: друга и слугу? – не понял Бишом.

— Очень просто. Я отношусь к слуге как к другу, а он проявляет уважение, а не раболепие. Мне нужен и ценен в нём не слуга, а друг. Он это с лихвой даёт.

— Вот как? А меня в друзья не возьмёте? Я слышал дружба с оракулом – дело почётное для всех. Оракулов ведь мало.

— Только с Люком. Мне не помешает и его дружба. Можешь с ним поговорить?

— Конечно, я позову его. Сам и поговоришь. Он как омега подчиняется тем, кто выше его по статусу. Даже бете.

— Я знаю эту особенность омег, Бишом. Но мне нужно совсем не это. Лучше позови его, чтобы я мог поговорить.

— А сам чего не позовёшь?

— Напугать боюсь. Он очень увлечён своими рыбками.

— Ну, ладно, - вздохнул Бишом. Он присвистнул, и Люк повернул на Бишома голову. Увидев меня, он встал с фонтана и не знал подходить или нет.

— Здравствуй, Люк. Я – Эвалон. Можешь подойти?

— Да, могу. А что нужно будущему оракулу от студента факультета лекарской и охранной магии? – он подошёл.

— Ищу друзей и соратников.

— А я здесь при чём?

— Ты очень понравился мне. Твои умения могут пригодиться, когда в Седую пустошь пойдём на учения.

— А если я не соглашусь?

— Я не буду заставлять тебя, Люк. Я только предложил. Бишом уже согласился. Подумай. Время ещё есть.

— А кого ты ещё возьмёшь?

— Двух боевых. Они оборотни. Один волк, другой пантера.

— Нехило! И как ты их уговорил?

— Договорился.

— За нос цапнул... – хихикнул Илье, за что получил от меня строгий взгляд и локтем в бок.

— О, как необычно. Как правило, боевые альфы сами решают с кем и куда идти... – хмыкнул Люк.

— Не в моём случае, - ответил я. - В общем, думай, - я уже было развернулся, чтобы уйти, но Люк неожиданно гаркнул.

— Я согласен!

— Вот и славно. До тренировок в пустоши ещё целый семестр, так что не помешает каждый день встречаться. Нам нужно формировать командный дух. А для этого, нам нужно общаться. Оборотней не бойся. Они тебя не покусают.

— Хорошо. Я буду по первому зову.

— Эвалон, давай я амулеты сделаю, - предложил Бишом. – Они будут работать как средства связи. Любого члена команды, находящегося на самом удалённом расстоянии, можно будет вызвать. Да и местоположения каждого будет известно.

— Это хорошая идея, Бишом. Я согласен. Это облегчит вызов ребят в случае опасности. Только сделай их небольшими, чтобы не мешались и не потерялись.

— Изволь, учту! Тогда оборотней надо предупредить, что будешь вызывать их именно так. Вообще-то, их можно просто голосом вызвать, и они явятся незамедлительно. Но, для верности, амулеты не помешают, - настаивал Бишом.

— Пусть так, ты у нас спец по амулетам. Вот и делай на всех.

— Хорошо.

Вскоре начались занятия. Я методично ходил на лекции и всё скрупулёзно записывал. Потом учил, сидел в библиотеке по заданиям к семинарам и для выполнения домашних заданий. Учил много заклинаний, повторял старые, пробовал новые. Потом встречался со своей командой в общей столовой. За обедом мы обычно непринуждённо болтали. На нашу компанию все по началу косо смотрели, но через пару недель привыкли. Оборотни вели себя скромно, что было весьма необычно для альф. Я не позволял им проявлять агрессивность только в моём присутствии и присутствии остальных членов команды. А так, на своём факультете, они постоянно устраивали учебные бои для тренировки, и чтобы пар выпустить. Я старался к ним на факультет не заглядывать, чтобы не ставить их в неловкое положение в глазах других боевых. Там ведь не только оборотни были, но и эльфы-дроу и низшие вампиры. А вот на факультетах любовной, целебной и охранной магии я бывал часто. Мне нравился общий сад, где я мог свободно с ними встречаться. Ведь такой сад был только у них. У боевых была вместо сада тренировочная площадка с препятствиями и снарядами. По ночам, я, пользуясь пологом невидимости занимался там, чтобы держать себя в форме. Илье тоже гонял вместе с собой. Потом мы мылись и без сил укладывались спать. С командой, кроме столовой, мы встречались и проводили вместе выходные. Оборотни, которые первое время сконфуженно вели себя при мне, немного расслабились, привыкли и уже не кидали на Люка, Бишома и Илье похотливые взгляды.

Правда, случалась беда, когда на одну неделю у бет, гамм и омег течка начиналась раз в полугодие. Особенно тяжело переживал её Люк. Он беспокоил меня больше остальных. Я просто велел ребятам запереться в своих комнатах, чтобы не искушать альф. А ещё я им боль снимал. И себе тоже. Им и мне оставалось только отлежаться. По мере возможности Илье таскал им питание прямо в комнаты. Илье было легче, так как он стерилизован. Поэтому и помогал друзьям. Хорошо, хоть я не чуял их гона. А вот альфа – оборотни, вообще с ума сходили. Я их тогда отправлял на территорию своего факультета и запретил высовываться даже в столовой.

Так прошёл семестр. Команда моя общалась хорошо, эксцессы были только извне. Кто – то из альф пытался нас дразнить, но тут же получал злобный рык от Криса и Ятсена. Этого было достаточно, чтобы отставали. Как я потом узнавал, Крис и Ятсен обидчиков позже колошматили в какой-нибудь тёмной комнате. Чтобы неповадно было. Но, когда мне стало об этом известно, то я устроил своим оборотням выволочку за самоуправство. Даже уши им надрал. Их оправдания, по поводу того, что по примеру наглецов могут и другие безнаказанно приставать, я отвечал, что для этого есть тренировочные бои. Вот пусть и «обучают» непонятливых альфа-студентов.

Подошло время отправляться на пустошь. Моя команда была собрана быстро и качественно. Ничего лишнего мы с собой не брали. Нашей задачей было определиться с маршрутом и пройти по пустоши на другой конец. Обратно разрешалось по обходному пути. На прохождение Пустоши отводилась ровно неделя. Не вернёмся в срок, испытание провалено. О том, что мы побывали на другом её конце Пустоши, должны свидетельствовать артефакты. Они ждали нас там, приготовленные организаторами. С другими группами контактировать нельзя.

Ещё, мне было позволено взять слугу. Мой отец, оставляя меня в академии, договорился с деканом, чтобы мне было позволено таскать его с собой. Мол, мальчик без помощи слуги как без рук и разлучить, означает дезориентировать его сокровище, а также вогнать в стресс и прочее и прочее. Декан артачился недолго, но авторитет моего батюшки и кошель с деньгами быстро заставил его согласиться с неизбежным явлением. Не многим студентам было позволено держать у себя слуг. Я в этом плане оказался счастливым исключением.

Седая Пустошь представляла собой степь. В ней было перемешано всё: белые пески, кое-где выпирающие валуны, скудная растительность, наличие редких источников воды, палящее без конца и края солнце. Оно вставало рано, садилось поздно и доставляло путникам немало хлопот. Чтобы облегчить путешествие, мы определились с кратчайшим маршрутом и распределили обязанности. Оборотни были поставлены на внешнюю охрану, Бишом ставил пологи защиты на ночь, Люк и Илье занимались бытовыми задачами: едой, водой, костром и прочим. Люк старался не отходить от меня далеко, да и я постоянно держал его в поле зрения. А моя поддержка состояла в навигации по Пустоши и работа с шаром по предсказанию будущих испытаний. Ещё мы на полную использовали амулеты связи. Они работали как часы.

Первым испытанием были хищные орлинги, которые неожиданно налетели стаей. Охранные навыки Люка и Бишома сработали мгновенно. На радостях, я обоих обнял и поцеловал в щёку. На щеке Люка задержался. От чего он сильно смутился, как всегда. Птиц же просто разорвало на куски, благодаря стараниям Люка и Бишома. Зато на ужин нам и оборотням было мясо. Так мы сэкономили на еде. Оборотни поели просто, перекинувшись в зверей. Правильно, а чего на них дефицитное топливо изводить?

На следующий день я предвидел по шару, что будет землетрясение и обвал с ближайших горных массивов. Пришлось идти по жаре почти целый день, пока солнце не село. Как только землю начало трясти, мы остановились и присели. Люк вызвал силы и успокоил дрожь земли. Обвал мы благополучно обошли и двинулись дальше. Немного погодя встретили небольшой источник. Люк определил, что он безопасен. Мы пополнили запасы воды. Оборотни вообще припали к воде и пили, пока у них не надулись животы. Не известно, когда ещё попить придётся. Ночью нас одолели местные грызуны. Люк и Бишом вовремя отогнали их от наших запасов.

На утро третьего дня пути шар дал понять, что предстоит встреча с группой соперников в составе которой есть вампир. Была картинка, как он кусает меня. Мне стало от этого не по себе и даже передёрнуло. Я чуть шар не выронил из рук. Хорошо, реакция Илье не позволила ему выпасть из моих рук и разбиться. Ещё напугался и помог поймать шар Люк. Я обоим был благодарен, рассказал о том, что видел.

— Вампиров нам ещё не хватало, - ворчал Бишом.

— И что делать? – спросил обеспокоенно Люк. Он словил мой растерянный взгляд. От чего и сам стал больше беспокоиться.

— Может порвать его? Мы на испытании, нам можно, - предложил Ят.        

— Всё бы рвали! Никаких убийств, - осадил я оборотня. – Уши надеру, Ят. – ворчал я.   – Если шар это предсказал, значит тому и быть.

— Но, тогда, мастер вы вампиром станете, -возразил Илье.

— Не обязательно. Он может покусать и без заражения моей крови, - возразил я. – Всё зависит от ситуации. Ситуацию я не понял, ребята. При каких обстоятельствах это произойдёт. Я совсем не понял, правда! Картинки путаются. Всё размыто. Может он мне жизнь спасёт? Или я ему. Может, моя кровь чем-то привлекает его? Я ведь непростой гибрид. Не понял я, короче. Ждем сегодняшней встречи и действуем по ситуации.

На это все дружно закивали. А что им оставалось? Вампир оказался из числа альфы боевого факультета и высшим. Это было странно. Потом, Ят вспомнил, что вампир этот был наказан своим отцом за какой-то грех и отослан в академию в качестве наказания. Он принц, а потому урождённый вампир. Этим он и был опасен.

К полудню мы устроили привал и раскинули небольшой тент, под которым устроились отдохнуть. Люк удобно расположился рядом со мной, Бишом общался с Илье, оборотни занимались оружием. Уже к вечеру мы должны быть на месте. Неожиданно, показалась группа соперников, в составе которой и был тот самый вампир. Он был ранен, его несли на носилках. Было странным, что он не вставал. Он же вампир! Что с ним будет? Дайте крови, и он выздоровеет. Ан, нет! Подошедшая группа попросила помощи и заявила, что все, кто был в группе, уже дали ему своей крови, но раны серьёзные и не затягивались. Поэтому крови надо больше. Попросили помощи.

— Нет, кровь своих друзей я ему не дам, - заявил я как главный команды. – Кровь дам я один. Ему этого будет достаточно, – команда соперников была безмерно благодарна нам и за это. Я подошёл к носилкам. – Как тебя зовут?

— Аякс Эдмон.

— Как получилось так, что ты серьёзно ранен и не можешь восстановиться?

— В обвал попали. Я перед выходом в Пустошь давно крови не пил. Думал справлюсь.

— Много думать зря – вредно для жизни! – заключил я.

— Понял уже, - простонал тот.

— Чем заплатишь? У меня редкая гибридная кровь, она дорогая.

— Своей кровью. Так как я урождённый вампир, могу дать каплю своей, чтобы ты жил долго и был неуязвим.

— В чём подвох?

— Надо время от времени охотиться и пить кровь. Но в отличие от меня, тебе придётся делать это достаточно редко. Раз или два в год.

— Так я тогда совсем вампиром стану.

— А ты не пей человеческую кровь. Кровь оборотней сытнее и питательнее. Если пить их кровь постоянно и по первому требованию, то не превратишься. Можно кровь простых животных употреблять. Найди сам, что тебе по вкусу.

— Уж очень всё просто, - я посмотрел на Ятсена и Криса. Те напряжённо смотрели то на меня, то на вампира. Перспектива стать едой для меня их не прельщала. Но на всякий случай уточняю. – Ребят, как вы на это смотрите?

— Мастер Эвалон, – сказал Ят. – Мы, конечно не в восторге от этой идеи, но...если так надо...мы и так ваши слуги. Вы вольны делать и поступать, как пожелаете. Мы можем и согласиться...У нас просто нет выбора. Тогда по окончании академии, мы будем вынуждены быть с вами постоянно.

— Идёт! Я согласен! Но у меня ещё один вопрос, Аякс. Ты станешь моим повелителем, если выпью твоей крови?

— Не совсем. Если бы ты решился на специальный ритуал, то да. Я так, я просто выпью твоей, дам каплю своей взамен и всё. Ты не обязан меня считать повелителем, так как это обоюдная сделка.

— Ясно, что мне делать?

— Дай мне руку, – я оголил запястье. Мои оборотни ощетинились и отошли подальше, а остальные просто напряжённо наблюдали. Люк едва удержался, чтобы не хлопнуться в обморок. Вампир взял моё запястье, прокусил, сделал несколько положенных глотков и отпустил. Больно не было, но давление его рук и челюсти я ощущал. Он пил жадно, и глотки делал большие. Затем он отстранился. Ранка на руке сразу затянулась, как будто её и не было. Потом он надкусил свой палец и дал мне.

— Достаточно одного глотка. Захочешь больше, пожалуйста. Не стесняйся. Дольше проживёшь. А за твою кровь спасибо, мне лучше.

— Ладно, давай палец, - я взял его надкусанный палец и слизал уже потёкшую кровь. Затем засунул в рот весь палец и сделал три уверенных глотка. – Достаточно. Спасибо.

— Пожалуйста. Обращайся.

Вампир пролежал, затягивая раны ещё около часа. Мы теряли с ним время. Надо было идти. Однако, он попросил не беспокоиться и сказал, что вызовет портал. Правда, только до назначенных артефактов. Обратно сами и раздельно. Портальный амулет Аякс настроил так, чтобы, войдя в один портал, мы вышли в двух разных местах. Я предупредил его, чтобы не вздумал нас обмануть, иначе разберусь с ним позже. Он даже обиделся на мои слова. Мол, не в его правилах обманывать людей. Испытание, это всего на всего игра на отработку полученных навыков, а не на выживание. Нам контактировать нельзя, но никто не говорил, что нельзя помогать.

Так благодаря Аяксу, мы быстро добрались до артефакта. Их группа куда-то делась, а мы оказались аккурат на том месте, где должны были забрать свой артефакт – сосуд с маслом заживления. Затем, мы поторопились в обратный путь. Дорога в окружную была хоть и дальше, но безопаснее. Прибыли мы вовремя. Зашли на территорию академии буквально за минуту до назначенного срока. Тем самым, сессия была сдана и нас распускали на каникулы. Но, куда же я дену свою свиту? Оборотни категорически отказывались ехать домой. Долг и всё тут! Мои заверения, что со мной дома ничего не случится в их отсутствие, были не убедительны. Согласился уехать только Бишом. Люк был омегой и признал во мне альфу. Скромный и тихий, он постоянно взглядами давал мне понять, что я не безразличен ему. Он тоже отказался ехать домой. Заявил, что поедет ко мне, и всё тут! Вот, куда я с таким багажом? А если не приеду домой на каникулы, мамон и отец сами приедут. Если не отец, то мамон-то точно. Его истерики и скандала мне в академии ещё не хватало!

Была идея срочно сильно провиниться, чтобы наказали тем, что не пустили домой. Но, Илье быстро напомнил мне об отце. Мало того, что он приедет сам и привезёт мать, так ещё и всыплет мне по первое число. А в довершении всего, всё равно домой заберёт. Ну, или сначала домой заберёт, а потом всыплет.

— Надо что–то придумать, Илье. Домой я и сам не хочу. И чтобы родители приезжали, тоже не хочу. Что делать?

— Признаться господину Ленграну, что у вас теперь свита есть. Вы теперь альфа, он одобрит. А то, что в вашем подчинении два альфа – самца оборотня, и того лучше. Про Бишома говорить пока не обязательно.

— А что я ему про кровь вампира скажу? Думаешь, не учует? Да он порвёт меня в клочья, если узнает.

— Не порвёт. Во-первых, вы неуязвимы, вы и сами заметили. А во-вторых, уже сделанного не вернуть. Ну, что он может сделать, на самом деле? По сути, ничего!

— Может ты и прав. Но, думаю, сначала надо отписать отцу и получить ответ, а потом ехать. А то ещё вызверится на мне сразу с порога.

— Это верно, нельзя судьбу искушать. Она и так к вам благосклонна.

— Неси перо и бумагу, буду писать.

В оборотах речи мне не было равных. Поэтому, я постарался написать так, чтобы не вводить мамон в шок, а папу в ярость. Через неделю мне пришло гневно-одобрительное письмо от отца, где он давал своё высокое дозволение прибыть домой со своим омегой, слугой и охраной. Предупредил, если моим выбором он будет не доволен, то чтобы я готовился к серьёзному разговору. Для меня это означало не что иное, как трёпка. Ну, или порка. Как вам угодно. Я об этом сообщил ребятам. На это оборотни заявили, что встанут на защиту меня – любимого и не дадут отцу трепать меня даже за шкирку. Давать в обиду моего омегу они тоже были не намерены.

— Ладно, тогда пошли собираться, - скомандовал я. Через час сборов, мы были готовы к отъезду. Из академии полагалось уезжать самостоятельно. Как и приезжать.


Глава 3. Встреча с дроу


Мы были уже на родных мне землях. По дороге домой, мы остановились на ночлег в лесу. Люк развел костерок, подогрел ужин, взятый из академии. Ему как всегда помогал Илье. Ят отправился на свою охоту, оставив брата охранять лагерь. Потом планировалось поменяться, на охоту отправить Криса. Через полчаса с охоты вернулся Ят и притащил упирающегося Бишома.

— Вот тебе раз! – удивился я гостю. Его виноватая мордашка меня позабавила, но вопросы я задал. – Бишом, в чём дело, почему ты здесь? Ят, ты где его нашёл?

— Недалеко от сюда, когда с охоты возвращался. А я ещё бегу и думаю, запах знакомый. Думал показалось! Ан, нет, оказалось – НЕ показалось! – усмехнулся Ятсен.

— Простите, мастер, я опрометчиво решил вернуться домой. Быстро понял, что меня никто особо не ждёт, поэтому шёл по вашим следам, не хочу бросать. Ребята не бросили, так чем я хуже, - Ятсен всё еще держал его за шкирку так, что у того ноги болтались. Мне стало его жалко.

— Ладно, Ят, отпусти его, – Бишом тут же обессиленно осел на землю. – Иди есть, гулёна. Проголодался, наверно?

— Угу, - промычал Бишом, жадно засовывая в рот предложенный ужин. Бутерброд с жареным мясом и овощами был горячим, вкусно пах и возбуждал и без того разыгравшийся аппетит. Илье приготовил дополнительную порцию для меня, так как мою Бишом поглотил со скоростью света.

— Ешь, не торопись. У тебя ужин никто не забирает, - успокоил я его.

Теперь на охоту ушёл Крис. Ят остался. Но и Крис принёс нам сюрприз. Точнее привёл. Вся моя честная компания ахнула! Перед нами стояли два эльфа – дроу. Альфа и омега. Первый был мощнее второго, с накаченным рельефом мышц, спокойным, но жестким выражением лица. Второй – омега, чуть мельче альфы, тоже накачан, но во взгляде ощущалась неуверенность и покорность. На нём была метка альфы – его запах. От обоих за версту несло потом и.…сексом. Видимо, недавно совокуплялись. Оба высокие красавцы с длинными белыми волосами, аккуратными вытянутыми ушками, с особыми татуировками по всему смуглому телу. В академии учились эльфы-дроу, но Крис утверждал, что эти старше студентов, поэтому он никогда их не видел. Оставалось загадкой, как один оборотень разоружил двух дроу и привёл в лагерь связанными их же набедренными повязками. Надо ли говорить, что оба сейчас были голышом и будили в умах моих спутников нездоровые фантазии? Это надо прекращать.

— Что вы здесь делали? – спросил я их.

— Мы шли к оракулу... – ответил старший. - Я подошёл ближе, чтобы, во-первых, рассмотреть, а во-вторых прикрыть собой их срам. Это чтобы мои спутники не перевозбуждались. Я-то в отличие от ребят на запахи не реагировал, хоть и чувствовал.

— Если я попрошу вас развязать, вы обещаете вести себя хорошо и не делать глупостей? Как только будете снова одеты в свои повязки, поговорим.

— Обещаем, - прогудел альфа эльф. Младший (омега) благоразумно промолчал, но тоже кивнул.

— Крис, развяжи их, пусть оденутся. Ят, помоги и будь рядом, - скомандовал я, возвращаясь на своё место. Парни поспешили выполнить мои указания.

Когда дроу были развязаны, относительно одеты и усажены у костра, я начал допрос.

— Итак, вы утверждаете, что идёте к оракулу.

— Да, - ответил альфа.

— Как зовут тебя и твоего спутника?

— Я Иридел, а он Семкью. Он мой омега.

— Я это вижу и так. От него разит тобой. Я чувствую разные запахи, но не реагирую на них...

— Так ты и есть оракул?

— Хочешь сказать, что, находясь на земле оракула и держа к нему путь, вы оба не знаете, как он выглядит?

— Нет, мы его ещё не видели. Но нам рассказывали купцы из ваших земель, что здесь живёт молодой оракул, способный помочь нашей беде.

— Интересно. Я только начал обучение в академии и ещё не работал. От куда ваши купцы прознали обо мне?

— В академии есть отпрыски из семей купцов. Они рассказали отцам, а я узнал от них.

— А вы знаете, что моя помощь дорого стоит? – решаю их напугать. Ага, куда там!

— А чем ты сам докажешь, что ты оракул?

— Вот тебе раз! – удивился я. Мои оборотни прыснули, стоя за спинами дроу. А я заметил, как Ят чуть было не перекинулся от ярости.

— Ят, не смей! Это их право. Хорошо, Иридел. Я докажу, что я оракул. Однако, вы не отвертитесь от всех подробностей своего дела и сути вопроса. Только когда я буду знать все подробности истории, я решу, можно ли вам помочь и как. Согласны?

— Да, - был короткий ответ.

— Тогда смотрите. Я накастую вам виртуальную карту. Вы покажете мне, где и как прошли сюда. Отец будет явно недоволен, если узнает, что пограничная охрана вас пропустила без препятствий.

Я вызвал сгусток энергии, скастовал шарик и придав ему форму квадрата, растянул. Манипуляциями поверх квадрата метр на метр, который светился как неоновый, я вызвал объём. Получился ландшафт всей территории, являющейся собственностью моего дорожайшего отца. Такая своеобразная объёмная карта местности. Я указал ему границы, заставу, наше местоположение и наш дом.

— Покажи место, где вы с Семкью прошли, - прошу Иридела. Он указал место недалеко от пограничной заставы. - Ят, глянь, - прошу оборотня. Он подошёл.  – Запомни это место и напомни мне сказать отцу или, когда сами по близости будем, взгреть начальника пограничной заставы.

— Да, мастер.

Я убрал карту и обратился к дроу.

— Вы удовлетворены увиденным?

— Вполне, - был короткий ответ.

— Теперь я слушаю вас внимательно.

— Дело в том, что мы бежали из своей страны. Отец Семкью решил продать его в гарем королю. Собственно, уже продал. Король знает о том, что отец Сема приготовил его в гарем, но ждал возраста соития. Я выкрал его раньше и увёз. Отец не учёл, что я давно люблю Сема и пометил своим запахом. Я пытался Сема выкупить у отца, но тот заломил такую цену, что нам пришлось бежать. Кроме этого, я поссорился со своей семьёй. Мне запрещали видеться с Сэмом. Теперь нас разыскивают. Мне сказали, что единственный, кто владеет даром убеждения, это молодой оракул, живущий на этих землях. Если он не поможет убедить, то возможно согласится предсказать будущее и подсказать решение. Я не желаю отдавать Сема королю.

— И вы реально думаете, что я способен вам помочь? Нет, я понимаю, чем-то помочь могу. Но на самом деле, я не силён в переговорах. И здесь не обойтись без помощи моего отца. Он умеет торговаться. Остальное я могу сделать сам. О плате за услугу, можем договориться позже. Всё это очень сложно, а потому дорого. Пахнет международным скандалом. Я должен подумать. А пока можете остаться здесь с нами и продолжить путь в имение моего отца. А вы подумайте, чем можете заплатить.

— Мы готовы, мастер, – согласился Иридел. Семкью только сильнее прильнул к любимому.

Спать мы легли где – то через час. Ят и Крис стояли попеременно в дозоре. На утро мы пустились в путь. До дома ещё пару дней пути. Больше приключений на нашу голову не было. Дроу порадовали тем, что охотились для себя сами, даже добыли воду из каких-то корней. Вскоре, пыльные и уставшие от дороги, мы прибыли в имение моего отца. Первым меня заметил мамон. Видно было, что он уже весь извёлся и с нетерпением ждал моего приезда.

— Эва! Наконец – то! – игнорируя моих спутников мамон стиснул меня в объятиях так, что я чуть не задохнулся.

—  Ох, мам, не придушите. Я тоже рад вас видеть! А где отец?

— В доме, у себя в кабинете. У нас гость, - я отпрянул и посмотрел Керю в глаза.

— Что за гость?

— Вампир Аякс Эдмон, принц Ваасдатский.

— Аякс? – удивился я.

— Да, сынок. Ты его знаешь?

— Да, он в одной академии со мной учится. Уехал раньше меня. Я думал, он домой отправился.

— Он утверждает, что ты спас ему жизнь. Приехал выразить отцу благодарность за своё спасение и за твоё воспитание.

— Вот как?

— Это правда? Ну, что ты спас его жизнь?

— Да, мамон, правда, - я внимательно посмотрел на Керю. Он похоже, не был рад моей дружбе с вампиром.  – Мамон, скажите, это плохо?

— Это не плохо, Эва. Это странно. Отец почуял в нём твою кровь.

— А как ещё я мог его спасти, если не дать кровь?

— Твоя кровь слишком дорога, Эва, чтобы так разбрасываться ею.

— Тогда для чего она мне нужна такая дорогая? Я не могу разбрасываться друзьями, мам. Пожалуйста, вы хоть не сердитесь!

— Ладно, не мне это решать. Тебя я люблю любого. Идём в дом, познакомишь нас с отцом со своими спутниками. Принц Аякс рассказывал, что вы настоящая команда, где ты главный. Отец гордится тобой. Ты в академии не терял времени даром.

— Спасибо, мамон, я старался.

Мамон провел всю честную компанию в кабинет отца. Даже в домашнем он выглядел величественно и в этом принимал гостя. Они оба поднялись, когда мы вошли. Первым делом он обнял меня.

— Добро пожаловать домой, Эван, - он крепко обнял меня и одновременно втянул запах моих волос.

— Спасибо, папа. Я вернулся.

— Я рад. Думаю, тебя не надо представлять нашему гостю, - я переглянулся с Аяксом. Он кивнул и улыбнулся в знак приветствия. Я ответил тем же. – Теперь представь своих спутников.

— Отец, - начал я с главного. – Позвольте вам и мамон представить своего омегу – это Люк. Он маг охраны и целитель. Очень талантлив в области стихий. Но люблю его не за это. Я просто его люблю.

— Очень приятно, - отец отвесил небольшой поклон. Руки подавать он не мог. Он альфа. Омеге положено было приклонить колено. Люк был хорошо воспитан и сделал, что положено.

— Мне тоже, отец, - ответил скромно Люк, опустив свой взор на половицы в кабинете. С позволения отца он сразу встал.

— Можешь встать. Сын писал о тебе. Выбором я доволен. Добро пожаловать в мой дом. Когда вы планируете свадьбу? – это отец уже ко мне.

— Я ещё не думал, папа. Как-то не до этого было.

— Подумай. Я желал бы до этого познакомиться с родителями твоего возлюбленного.

— Всенепременно, папа. Как только с делами управимся. Но, думаю, не раньше, чем закончим учёбу в академии.

— Не понимаю, чего тянуть так долго? – вмешался Керю. Мамон видимо решил поспешить с оформлением отношений, чтобы я не жил с любимым вне брака. Он переживал за мою репутацию и репутацию семьи.

— Успокойся, Керю, - ответил отец. – Успеется. Они могут носить статус помолвленных на протяжении всей учебы в академии. А теперь представь нам остальных, сын, - это уже мне.

— Ах, да, - спохватился я. – Это мои друзья и по совместительству охрана – братья оборотни. Это Ятсен, он волк, а это Крис, его брат по отцу. Он пантера. Рядом Бишом, талантливый маг охраны и просто мой друг. А это эльфы дроу Иридел и Семкью. Они пара и пришли сюда за помощью. Мы встретили их в лесу, когда домой ехали. Я выслушал их. Но не представляю, как можно им помочь. Мне понадобится ваша помощь, отец.

Отец поздоровался за руку с Ириделом, а Семкью приклонил колено и сразу встал.

— Приятно познакомиться, - ответил отец на приветствие обоих дроу. – Думаю, вам всем не помешает отдых. Предлагаю пройти в комнаты для гостей, умыться, переодеться и отдохнуть с дороги. Продолжим разговор за обедом, - предложил отец. – Керю, дорогой, проводи гостей в комнаты. И распорядись на счёт обеда. Вас принц тоже проводят в лучшие апартаменты.

— Что вы, мастер Ленгран, не беспокойтесь. Мне и простые подойдут.

— Даже не спорьте, в моём доме вы почётный гость.

Аякс не стал спорить. Будучи альфой, он не стал спорить с альфой. Мне только оставалось гадать, как Аякс сумел незадолго до нашего появления очаровать моих родителей и сделать так, чтобы отец принял факт кровосмешения. Я же с удовольствием принял ванну, которую заботливо приготовил мне Илье. С моего позволения, он плюхнулся в ванну и с удовольствием помылся после меня. Потом он помог мне переодеться к обеду. Когда он успел привести себя в порядок раньше меня, я не понял.

То, чего я так боялся, не произошло. Пока не произошло. Это потому, что рядом куча народу. Но, я почуял напряжение отца, когда он обнимал меня. Он втянул запах моих волос. Как пить дать, вынюхивал кровь вампира. Полагаю, об этом у меня с ним ещё будет отдельный разговор тет-а-тет. И пока добра я от этого разговора не жду. Зная норов отца и его отношение ко мне и вампирам, по головке он меня точно не погладит. Придётся принять бой, даже если я его проиграю. Он сильный, брутальный, мощный альфа. Спорить, что–то доказывать, объяснять смысла нет. Проще подчиниться. И хотя, за то время, что я пробыл в этом доме с момента преломления пространства, он ни разу не поднял на меня руку. Однако, опасность всё же сохранялась. Шлепок по попе можно не считать, но нельзя не учитывать. Отец глыба! Он незыблемый авторитет этого дома и всего имения! Ему подчиняются все, и я не исключение. У ещё меня теплилась надежда, что он передумает. Если так, то это будет чудом.

Люка поселили в соседней комнате. Приставили слугу для помощи, но он отказался. Потребовал пригласить меня, чтобы я помог ему сам. Мол, нечего чужим его до и после ванны разглядывать. Я был уже почти одет, когда прибежал слуга Крон и сообщил, что мой любезный не желает принимать ванну в моё отсутствие. Просит, чтобы я помог ему. Пришлось уважить жениха и пройти в его апартаменты.

— Ну, чего капризничаешь, Люк? - спрашиваю его. Уверен, дело не в том, что он стесняется.

— Ну, понимаешь, Эвалон. Я неуверенно себя чувствую среди чужих. А кроме этого, я не привык к чужим слугам. Посиди со мной, пока я помоюсь. Пожалуйста.

— Хорошо, мойся, раз тебе именно так хочется. Что думаешь об этих дроу? – меняю я тему, садясь на кровать. Люк в это время без зазрения совести скинул простынь и изящно опустился в ванну. Я ещё раз отметил идеальное строение его тела.

— Не вижу причин им отказывать. Но, на месте твоего отца, я бы предложил их королю договоры на торговлю. Желательно с льготными послаблениями. И проблему решим и заработаем. Будет не плохо с ними торговать. Они имеют развитую культуру и искусство. Пока оно закрыто от большинства людей и светлых эльфов. Уверен, несмотря на то, что многим сами дроу не нравятся, их культура может привлечь внимание и дать возможность хорошо заработать. А решить проблему самих ребят можно простым выкупом их у короля дроу. Говорят, сквалыга ещё тот, но, если предложить приемлемую цену и разные фишки, и бонусы, он согласится! Сами ребята могут расплатиться бесплатной преданной службой до конца своих дней. Ведь не секрет, что дроу – элита охраны. И если не выше оборотней будет, то хотя бы равной ей!   Но, это так, в качестве бреда, – он спокойно продолжал омовение, гоняя пену от мыла по всему телу. Чем немало возбуждал мои фантазии.

— Ты гений, Люк! Думаю, во время обеда, это можно озвучить отцу и всем присутствующим.

— Как хочешь, - сказал он как-то равнодушно. Я не выдержал и подошёл. Присел возле ванны и чмокнул его в щёчку.

— Ты у меня умница. Давай волосы помою и прополощу.

— Я сам, – пробурчал Люк, и спрятал взгляд. Однако, его феромоны говорили об обратном желании.

— Не спорь, милый. Я же вижу, ты изнываешь от желания. Давай сюда свою красивую головку, – я налил на руки немного шампуня и нанёс на голову Люка. Со дня первой встречи, волосы успели отрасти и уже не были так коротки. Они спускались аккуратными витыми прядями на плечи. Чем ещё больше мне нравились. Они придавали лицу Люка особый аристократический лоск. Только я это понимал. Он же возиться с волосами особо не любил. А не стриг именно по моему настоятельному приказу. Я просто запретил. А пока я массажировал его голову, Люк просто млел. Я не удержался от лёгкого поцелуя.

— Мой милый, - промурлыкал я.

— Эва, мне это всё детство говорили. Скажи что-нибудь новенькое, - кокетничал Люк.

— Мало говорили, - парировал я. – Нового придумывать и не стоит. Милый и всё тут. Люблю тебя! – тихо, почти шёпотом сказал я, глядя в его серые глаза.

— Я тоже, - так, массажируя голову Люка пеной шампуня, я ещё раз поцеловал его, но уже глубже. И не важно, что мой нос постоянно тёрся об его гладкий подбородок.   

Наконец, мой любезный был вымыт, сполоснут, одет, обут. Нас позвали на обед. Во время обеда дроу ещё раз рассказали свою историю, но уже немного подробнее. Я озвучил предполагаемое решение и сослался на то, что это идея Люка. Отец одобрил, оценив смекалку и интеллект моего омеги. Отметил, что такой омега весьма ценен, в выборе я не ошибся и сам он этот выбор одобряет. Осталось решить, когда поедем к дроу. Сами дроу в лице Иридела, предложенный вариант решения их проблемы тоже одобрили. Чуть позже я тайком сказал отцу о том, что на заставе нарушение границ не заметили. Но за дроу теперь я не боялся, так как, несмотря на это самое нарушение, они пришли за помощью (их отчаяние можно понять) и получили от отца защиту. Однако, сказать, что на нашей границе плохо несут службу, надо. Отец пообещал с этим разобраться.


Глава 4. Дома


Время части каникул было потрачено на дорогу, поэтому, отправляться в путь сразу, как прибыли для помощи дроу, отец не хотел. Это был бы удар по мамон. Он очень любил Керю и знал, что тот не простит, если так скоро разлучит его с сыном. Ехать к дроу Керю категорически отказался, а для пущей важности ещё и слезу пустил.

— Дорогой, ты смерти моей хочешь? – хныкал Керю мужу в первый вечер моего приезда. – Сын только вернулся с учебы. И то не на долго. Я столько ждал его! А ты хочешь меня так по-варварски разлучить с моим ребёнком?

— Не бузи, Керю. Никто не собирается забирать у тебя наше сокровище, - успокаивал мужа Ленгран, обнимая в постели. – Завтра поговорим с ним и дроу. Ехать сейчас не целесообразно. Во-первых, часть каникул ушла на дорогу и на обратный путь столько же уйдёт. Во-вторых, сборы в дорогу и подготовка самого визита требует значительных финансовых затрат и времени. Как понимаешь, последнего у нас нет. Так что, придется взять этих дроу под свою защиту до того момента, пока это будет возможно. На границу пошлю подкрепление. Сын сказал мне тайком, что дроу вынуждены были тайно пересечь границу, когда бежали из своей страны. А на пограничной заставе их даже не заметили. Место указал, где они преспокойно прошли.

— Какой ужас! – возмутился мамон. – Это получается, любой может пересечь нашу границу и заявиться к нам как к себе домой?

— Выходит так. Начальника заставы я ещё взгрею сам лично. Потому и посылаю подкрепление. И письмо гневное пришлю. Нет, сам поеду взгреть. Вместе с пополнением поеду! – решительно произнёс Ленгран. Чем вызвал очередной накат истерики Керю.

— Но, дорогой, ты меня оставишь одного?

— Нет, милый, не одного. Сын приехал. Им и займись. Гости тоже внимания требуют. Я быстро приеду. Ты даже не заметишь моего отсутствия. Я только до заставы, день там и обратно.

— Это дня три – четыре! – возразил Керю.

— Потерпишь три дня?

— Угу, - простонал Керю мужу в плечо. Глаза наполнились влагой. Ленгран знал особенность мужа: он тяжело, очень тяжело переносил разлуку с ним и с сыном. Чего стоило успокаивать и отвлекать внимание Керю, когда сын уехал в академию. А как Керю изводился в день приезда? Просто жуть! Слуги старались просто не попадаться ему на глаза! Ленгран погладил мужа по плечу и чмокнув в голову, подмял под себя. Это был единственный способ успокоить расстроенного омегу вообще, а Керю в частности.

Вообще, в эту ночь все в доме неожиданно решили заняться любовью. Папа с мамон у себя, дроу тоже тихо постанывали, чтобы себя не выдавать. Пока мамон занят, я пробрался к Люку и устроил ему вечер ласк и прелюдий. Чуть не вошёл. Пришлось изливаться в полотенце. Мамон и так с нас глаз не сводит, а если узнает, что я к Люку пробрался до официальной помолвки, то, несмотря на всю его любовь ко мне, точно выпорет. Или от отца это потребует. Не важно, конец один. Как я узнал позже, Бишом тоже совратил моего Илье в эту ночь.

С утра мамон был добр и спокоен, как никогда. Как, впрочем, и дроу, и мы с Люком. Даже Бишом и Илье. Отец это заметил, но тактично промолчал. Только мне одному доставались непонятные взгляды отца. Он что-то быстро шепнул матери и тот занялся нами на весь день. Также он пояснил мне и эльфам, что их вопрос пока откладывается по понятным причинам, пригласил дроу погостить, обещал защиту. После завтрака, мамон устроил Люку форменный допрос. Аяксу было больно смотреть на моего любезного, как скромно он отвечает на вопросы моего второго отца. Про себя Аякс даже посмеивался. Мне тоже было не очень ловко, но что я мог поделать. Это же мамон!

Мамон засыпал моего любимого вопросами: от куда он сам, кто родители, сколько земли, какое приданное, есть ли братья – сёстры? Последнее вообще больше всего интересовало мамон. Женщины у нас были в огромном дефиците, считались редкостью и дорогим удовольствием. Владел женщинами лишь наш король и некоторые приближенные. А так, наш мир был населен особями мужского пола: альфами, бетами, омегами и гаммами. Рождались от омег и бет в основном мальчики. Если рождалась девочка, это считалось чудом, и родители просто так абы кому её не отдавали. Если только в гарем короля. И то на крайний случай. Старались найти истинную пару в зависимости от неё самой. Если она альфа – искали омегу и наоборот. И как Люк не упомянул, что его мама - женщина, осталось для меня загадкой. Ещё большей загадкой для меня явилось то, что мамон об этом Люка не допросил, не догадался просто!

Мамон занимал нас, как мог, но постоянно держал в поле зрения. Его ненадолго отвлёк лишь отъезд отца, и то мы с Люком рядом были. А как только конный эскорт скрылся за воротами имения, мамон снова взялся за нас. Нет, вру, он иногда ещё дроу вопросами донимал. Всё выяснял подробности их любовной истории и побега.

— Как романтично, - тихо оценил он рассказ Иридела.

— Возможно, но нам ещё предстоит побороться, мастер Керю, - ответил Иридел на фразу мамон.

Аяксу и Бишому тоже достались вопросы от мамон. Он их просто замучил. Мне это уже надоело, и я не вытерпел.

— Мамон, - решил я поменять тему и хоть как-то избавиться от его внимания, - Разрешите на речку сходить нам всем. День прекрасный. Купаться охота! М? Пожалуйста! Обещаю, мы осторожно! – я сделал такое выражение лица, что мамон только поморщился, но не найдя причин для отказа, согласился.

Всей гурьбой мы ринулись собираться на речку. Мамон тоже не отказал себе в удовольствии пойти с нами. Даже организовал слуг приготовить корзинки со снедью и дополнительные одеяла и полотенца, чтобы загорать. Он удобно расположился под тентом, установленным слугами и попивая прохладные напитки, следил за нашим купанием. Вдоволь накупавшись, мы проверили содержание корзин. О, пир богов! Всё, что было мы смели за полчаса. Потом голышом загорали на одеялах, предусмотрительно захваченных мамон. Однако, со своего места он продолжал следить, чтобы конкретно мы с Люком не позволяли себе лишнего. Благодаря этому, дальше кокетства и заигрываний дело не шло.

Так, под пристальным вниманием мамон, мы провели все три дня отсутствия отца. Когда он приехал, мамон расцвёл как роза по утру. Мамон ненадолго, но оставил нас в покое. Он рассказал папе, чем мы занимались, как нам было хорошо и весело. Омрачало лишь одно: отсутствие дома хозяина, то есть отца. Папа с дороги, ещё не умывшись, жадно поцеловал мамон и пообещал компенсацию за трёхдневное ожидание сегодняшней же ночью. У меня тоже появился шанс, пробраться к Люку в комнату, когда мамон будет занят.

Чтобы занять дроу до решения их вопроса, отец предложил им от его имени поступить в академию на боевой факультет. Так они в качестве моей охраны отработают потраченные средства на оплату их обучения. А их проблемой он предложил заняться по истечении всего года обучения. Летние каникулы будут длиннее, а значит появится возможность нормально подготовить поездку и собрать деньги на возможный выкуп. Эльфам дроу ничего не оставалось, как согласиться. Выбора у них всё равно не было. Поэтому, по окончании этих каникул отец и мамон отвезли всю нашу компанию в академию и устроили дроу на боевой факультет. Точнее, Иридела на боевой, а Семкью на лекарский факультет. Таковы правила. На боевом факультете только альфы. Сем очень переживал по этому поводу, но мой Люк и Бишом взяли его под свою опеку и помогли освоиться.

Началась учеба. Сем постепенно привыкал быть без Иридела. Аякс подружился с Ириделом и приглядывал за ним, чтобы другие альфы его не домогались. Бишом опекал Сема, а я как всегда Люка. Компания наша крепла и дополнилась ещё эльфами-дроу. К нам, кстати, ещё Аякс присоединился. Таким образом мы имели пять боевых, способных отразить любую атаку. Чем приводили в недоумение окружающих. На нас бросали как завистливые, так и раздраженные и восхищенные взгляды.

Лекции и сессионные испытания шли своим чередом, мы все вместе из библиотеки не вылезали, много практиковались каждый в своём деле. Бишом даже усовершенствовал амулеты связи и сделал ещё два для дроу. Почему-то для Сема амулет связи оказался особенно изящным и красивым. Ирид приятно удивился и порадовался за любимого.

Сессия сдавалась за сессией. Нашей команде в испытаниях не было равных. Каждый раз мы доставали нужный артефакт и вовремя возвращались на базу академии. Наконец, мы дождались окончания года, и отец прибыл вместе с мамон, чтобы забрать нас всех. Это делалось для профилактики приключений на нашу задницу, чтобы мы не подцепили по пути ещё кого – нибудь. На этом, кстати настоял мой незабвенный мамон, но к решению они пришли совместно с папой. Они умели договариваться, и меня этому научили.


Глава 5. На землях дроу


По приезду домой, нам дали неделю отдыха и сообщили о запланированной и подготовленной заранее поездке в земли дроу. Нам даже на каждого были присланы пропуска, чтобы мы беспрепятственно прошли на территорию дроу. Сборы много времени не заняли, так как всё готовилось заранее.

Для верности, отец проверил работу приграничной заставы, навестил начальника заставы, проверил все отчёты, выслушал доклад, дал распоряжения, и мы отправились дальше. Как оказалось, в прошлый свой приезд отец устроил на заставе форменный разнос и предупредил, что если ещё кого-нибудь пропустят, пусть берегутся. Самому же начальнику заставы влетело лично от отца.

Затем мы двинулись дальше. Дорога шла сначала лесом, потом лес начал редеть, вышли на равнину, потом опять через редкий лес. На равнинах мы встретили пограничный патруль и предъявили документы. Нас спокойно пропустили. Не верить печатям самого короля, никто не осмелился.

Дальше, проехав лес, мы выехали прямиком на дорогу, ведущую в столицу. Я наблюдал за нашими дроу. Иридел старался не выдавать никаких чувств, а Сэм с приближением к столице всё больше нервничал. Перед самым въездом в город, мы ещё раз показали документы превратной охране и нас направили куда положено, к замку.  Обоих дроу пришлось одеть в длинные плащи с глубокими капюшонами, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Зная хитрость короля, мы не взяли с собой эльфов, когда пошли во дворец. Первым делом мы остановились в таверне недалеко от дворца. С дроу остались Бишом, Крис в качестве охраны, мой мамон и Люк. Мы с отцом, Аяксом и Ятсеном отправились к королю. Илье привязался к нам в качестве агента и в случае неполадок, вернётся в таверну и сообщит новости. Амулеты связи у нас, конечно были, но «человеческий фактор» тоже никто не отменял. Там мамон быстро решит, что делать. Мы сообщили о своём прибытии королю и нас проводили в тронный зал. Король эльфов дроу Таурель восседал на троне, стоящем на возвышении. Тронный зал поражал своими размерами и блеском. Сам король величаво восседал на троне и светился не меньшим блеском, чем сам зал. Он выглядел так, как во время пути его описывал Иридел. Высок ростом, красив до безобразия, с длинными белыми волосами, заплетёнными в витиеватую прическу, надменный взгляд красноватых глаз, сомкнутые плотно губы, королевская осанка и полное хладнокровие во взгляде. Настоящий альфа среди дроу.

По поведению моего отца я понял, что общаться с такими он умел, т.к. сам являлся альфой. А по долгу службы не раз имел дело с королевскими особами. Аякс тоже, будучи принцем имел опыт общения с такими как король эльфов. Мой оборотень напрягся и готов был перекинуться в любой момент, если король не так посмотрит на меня, например. Я время от времени поворачивался, чтобы жестом осадить его.

— Приветствую вас, уважаемые гости, - начал король.

— И мы приветствуем вас, ваше величество, - отец сделал поклон, приличествующий в данном случае. Мы последовали его примеру.

— Представьтесь сами и представьте спутников, - попросил король

— Я лэрд Ленгран Донаван фон Рисмарк. Справа мой сын Эвалон и его слуга, слева принц-вампир Аякс Эдмон, принц Ваасдатский.

— Странно, когда готовился ваш визит, я подписывал в двое больше пропусков. Где остальные?

— Мы не стали брать сюда всех. Мой муж утомлен с дороги, его сопровождает жених моего сына и слуги, - выкрутился Ленгран не моргнув и глазом.

— Ясно. Судя по вашей заявке, вы предлагаете договора на торговлю между нашими государствами?

— Всё верно. Пока мы решили начать с нашей провинции, так как, только у нас есть прииски, где добываются драгоценные металлы и камни. Мой король поручил мне лично составить договора и отчитаться о проведенной работе. Сам он прибыть не смог, слёг от болезни.

— Хорошо. Думаю, что удобнее будет общаться в кабинете. Прикажу подать туда чай, позже приглашаю вас на обед.

— Премного благодарны, - откланялись мы и последовали в кабинет короля.

Этот сквалыга, как и предупреждал Люк, был весьма несговорчив в цене договоров. Пришлось отцу много торговаться, уступать или наоборот, не уступать. Оба спорили до хрипоты. Иногда с предложениями вступали я или Аякс. Время до обеда пролетело незаметно. Нам стало казаться, что король специально тянет время. Наконец, мы были приглашены на королевский обед. Семейство короля и его немногочисленная свита составили нам компанию. Это заняло немало времени. Пришлось вспоминать весь придворный этикет и вести светские беседы, от которых к концу обеда у нас с Аяксом уже была стойкая отрыжка. Время как назло тянулось очень медленно. Обед проходил неспешно. Ближе к концу обеда ко мне подошёл слуга и попросил разрешения позвать ко мне юношу, назвавшегося Илье. Я тут же согласился. Когда неспешно подошёл Илье и на ухо шепнул мне новость, меня чуть не подкинуло на месте. Вида подавать было нельзя. Я передал отцу, что временно удалюсь и по какой причине. Он кивнул, шепнув пару слов и отпустил. Я сразу покинул обеденный зал.

— Что с вашим сыном? – спросил ехидно король.

— С ним ничего, но ему доложили, что его жениху плохо. Эвалон души в нём не чает, пылинки сдувает. А тут ещё пища не очень привычная, акклиматизация, опять-таки. Ничего, он побудет с любезным и вернётся, - снова выкрутился отец. Обед продолжался.

Мы с Илье бежали в таверну что есть мочи. Люди короля, пока шли переговоры времени зря не теряли и активно искали среди приезжих Иридела и Сема. Хотя, при подготовке упоминались только мы и слуги. Эльфов мы за слуг и выдавали. Перед уходом из королевской трапезной я сказал отцу, что в таверну ворвались стражники.  Они арестовали наших эльфов и увели в неизвестном направлении. Отец велел ждать, а вытаскивать их раньше заключения договоров не получится. Прибежав в комнату таверны, где находились все мои близкие, я обнаружил нелицеприятную картину. Мамон сидел в кресле, ревел и причитал.

— Что я мужу скажу!

Люк его отпаивает водой с успокоительными каплями. Бишом и Крис ранены, лежат один в кресле с перевязанным плечом – это Бишом, а второй на кровати с перевязанной головой – это Крис. За Криса я мог не волноваться, ему станет лучше быстрее Бишома. Он ведь оборотень и регенерация работает быстро. Бишом стонал от невыносимой боли в плече. Первым делом я кинулся к матери и обнял его.

— Мам, вы в порядке? – я сел ему на колени как в детстве и обнял крепче. Тремор его тела постепенно сошёл на нет. Он успокоился и рассказал, как было дело.

Люк подтвердил, что как только мы ушли, через пять минут ворвались стражники, пытались арестовать Иридела за похищение королевской собственности, а самого Сема увести в гарем. Крис, Бишом, Керю, сами дроу и Люка оказали сопротивление. Однако, стражников было больше, и они были лучше вооружены. Сначала защитные фокусы Бишома и Люки срабатывали, но позже, стражники вызвали своего мага и тот быстренько всё снял. Завязалась нехилая драка, в результате которой Иридел был арестован и препровождён в тюрьму для дальнейшего разбирательства. Сэма проводили в гарем и заперли в специальной комнате, чтобы усмирить нрав и доставить королю уже покорного и на всё готового омегу. Оставалось загадкой, как дроу узнали, что вместо слуг с нами находятся Иридел и Сэм. Не иначе, шпионская сеть сработала!

— Не переживайте сейчас так. Этого следовало ожидать, - сказал я. – Пока идут переговоры, мы ничего сделать не можем.

— А если они убьют Иридела раньше? - возразил мамон.

— Это вряд ли, - ответил я ему. – Скорее всего, король сам захочет разобраться с похитителем своей собственности.

— Не понимаю я, как можно продать сына в гарем, - выдал мой любезный, стоя рядом с креслом, где сидели мы с мамон. Он по-прежнему держал в руках стакан с водой.

— Я тоже. Кстати, мам, а я ведь тоже уникален. Вы сами говорили мне это не раз. Представляете, папа меня продал бы нашему королю в гарем!

— С ума сошёл, Эва! Да ты знаешь, сколько раз ему это предлагали? И сколько раз он отказывал? Он бился за тебя каждый раз! Они поднимали цену до заоблачной, но он до последнего держался, пока не перестал отвечать на письма, ездить на аудиенции к королю. Он просто отписал, что своими детьми не торгует и убедительно просил оставить его с сыном в покое. Это было его последнее слово.

— Так вот почему он так трясётся надо мной? – догадался я, наконец.

— Только дошло? – спросил мамон.

— Да, полагаю, что вы меня не особо посвящали в это дело? – догадался я.

— Верно, маленькому мальчику совершенно не обязательно знать, что он предмет торгов с самим королём. А теперь слезай с меня и давай думать, что делать. Похоже, мамон пришёл в себя, капли подействовали, мои успокоительные действия и слова тоже. Поэтому он обрёл ясность ума и начал думать, что будем делать.

Я спрыгнул с колен мамон и выдал.

— Ничего пока не предпринимайте. Нужно только выяснить, в какую тюрьму и камеру поместили Иридела, где находится гарем короля и какие подходы, входы и выходы, а также лазейки есть у этих территорий. Этим займитесь Крис и Илье. Бишом, оставайся с мамон и Люком. Охраняй. Дождитесь нашего с папой возвращения, – все кивнули в знак согласия.

Перед уходом, я вызвал Люка в коридор и подарил ему умопомрачительный поцелуй в качестве компенсации за то, что ему пришлось пережить. Он чуть сознание не потерял.

— Будь осторожнее, любимый, - сказал он мне на прощанье.

— И ты береги себя, Люк. Будь паинькой! А то не посмотрю, что только помолвлены, устрою тебе ночь любви и расправы.

— Ага, мамон нас сразу женит!

— Ну и пусть!

— В академии могут быть проблемы! – осадил любезный.

— Не переживай, отец решит все проблемы.

— Сначала сам реши проблемы друзей, потом о ночи любви поговорим.

Я ещё раз поцеловал его на прощанье и отпустил, хлопнув игриво по заду. Когда я вернулся во дворец, король уже был в кабинете и на моё появление среагировал сразу.

— Как ваш жених?

— Спасибо, ваше величество, ему лучше. Он немного перенервничал из-за поездки, съел что–то не то и мучился от болей. Я успокоил его и помог справиться с приступами. На чём вы остановились?

Переговоры продолжались. В это время мои ребята выяснили что-то сами или подкупали местных, чтобы выяснить нужную информацию.


***


В это время в тюрьме.


Иридела пометили в одиночную небольшую камеру, лишили возможности вызвать адвоката, прокурора или вообще получить какую – либо информацию. Он выл, кидался на стены. Проклинал короля вместе с его похотью и жадность отца Семкью. Но, что он мог сделать? Только выть и кричать, биться о стены и решётки? Его посадили на хлеб и воду. Давали лишь один раз в день. Иногда приходили и нещадно били, чтобы уже успокоился и прекратил выть и биться. Но он всё равно вставал и начинал метаться по камере, как раненый зверь, когда чувствовал, что Сэму сейчас хуже, чем ему.


***


В это же время в гареме короля.


Сопротивляющегося и упирающегося Сэма приволокли к главному евнуху. Он осмотрел парня, пытался проверить его задний проход. Сэм дернулся и прорычал.

— Не смейте меня трогать!

За что евнух отвесил ему звонкую пощёчину и промолвил с холодным тоном.

— Собственности короля не положено говорить и думать. А я просто обязан проверить девственность твоей дырочки, милый. Ты предназначен королю и в ближайшее время окажешься в его опочивальне.

— Не дождётесь! Лучше сдохну! У меня есть любимый! Или ему или никому принадлежать я больше не буду!

— Какие мы смелые! – рявкнул евнух. – Ну, ничего, и не таких покорными делали. В изолятор его и связать. Сейчас приду, воспитывать буду. Королю нужен котёнок, а не тигр. Поцарапает ещё, греха не оберёшься. – Он всё-таки проверил задний проход Сема и остался доволен.

Сэма отвели в «комнату для перевоспитания». Его связали так, что следов не останется. Подвешали, чтобы ноги до земли не доставали. Пришёл евнух и сначала спросил, показав иглы.

— Может сразу норов свой усмиришь, чтобы я тебе шкурку не портил? Король хороший любовник, он не обидит тебя. Поверь, тебе лучше сразу сдаться и не выпендриваться.

— Тебе надо, ты и топай в опочивальню короля, а меня оставь в покое! А ещё лучше отпусти к любимому.

— Твоего любимого король скоро казнит за похищение своей собственности, так что лучше забудь о нем.

Это были последние слова евнуха. Он начал свою пытку иглами, всаживая их под ногти рук и ног так, чтобы боль была просто невыносимой. Сэм кричал, пытался вырваться, но не сдавался. В это время его альфа метался по камере как раненый зверь, чуя боль и слыша в голове истошные крики своего омеги.

Сэм держался сколько, мог, пока от боли не потерял силы и сознание.


***


Между тем, переговоры шли своим чередом.  Король уже изрядно устал, но не особо соглашался по ряду пунктов. Было решено продолжить переговоры завтра. А пока гостям было предложено отдохнуть в гостевых покоях.

— Вынужден отказаться от покоев, ваше величество, - возразил спокойно мой отец. – Мой супруг уже наверняка извёлся в ожидании меня. Он устроит мне форменный скандал, если я не явлюсь на ночь к нему. Да и жених сына ещё нуждается во внимании. Так что мы пока вернёмся в таверну, где остановились. А завтра с утра снова прибудем на переговоры.

— Как пожелаете, оставлять омегу без присмотра опасно. Вы правы, вам лучше пока вернуться к себе в таверну. Буду ждать вас завтра в это же время с утра.

— Благодарю, ваше величество, спокойной ночи, - откланялся отец. Мы с Аяксом и Ятсеном последовали его примеру.

— Доброй ночи! Вас проводят до выхода.

Когда мы возвращались в таверну, я рассказал отцу, что случилось в наше отсутствие. Узнав об аресте Иридела, отец был в ярости. Он знал, что можно предпринять в этом случае, однако, гарантий успеха не было, учитывая коварство короля. Вообще, у дроу были странные законы.

Когда отец ворвался в комнату, где был мамон, то первым делом обнял его и постарался успокоить.

— Прости, дорогой, я не смог их защитить... – выл Керю в плечо мужу.

— Не переживай так. Дорогой, это не твоя вина. Они захотели это сделать, у них получилось. Сейчас мне надо в тюрьму. По местным законам, я могу выкупить любого преступника, взяв в рабство или усыновив его. Так мы хотя бы жизнь Ириделу сохраним. А как с Сэмом, пока не знаю. Его тоже выкупать придётся.

— Я предпочел бы иметь брата, а не раба, папа, - вмешался я.

— Посмотрим по ситуации, Эва. Не будем загадывать. А теперь всем по местам и спать. А где Крис и Илье?

— Они на разведке. Я отправил их узнать, как можно спасти ребят, - ответил я.

— Давно ушли?

— Полагаю, сразу после меня.

— Ясно, тогда будем их жать. Керю, ты, пожалуй, укладывайся на сон. Люк тоже. А мы подождём ребят с разведки и будем думать, что делать.

Когда вернулись Илье и Крис, доложили следующее.

— Сэм в гареме. Его пытаются заставить подчиниться, причиняют много боли. Он пока держится, но на сколько его хватит, не известно. Подходы к гарему охраняются. В самом гареме тоже охрана. Бдят и днем, и ночью. Так что, без шансов выкрасть, - доложил Илье. – Вечером к нему заходил король, пытался уговорить пройти к нему, обещал, что не обидит, золотые горы сулил. Сэм хоть и слаб с виду, но остался непреклонен. Король в ярости. Ушёл ни с чем. Евнухи продолжили его бить. От боли он на некоторое время теряет сознание, они прекращают. А как в себя приходит, опять пытают.

— Если Иридел узнает о том, что эти твари делали с его сокровищем, он не только от гарема камня на камне не оставит, но и от всего дворца, - заключил я, когда Илье закончил свой доклад. – Что с Ириделом, Крис?

— Не лучше, мастер. Его держат в одиночной камере, так как он буйный. Мечется по камере как раненый зверь. Воет и бьётся о стены каземата. Особенно в те моменты, когда боль Сэма чувствует. Его тогда тоже приходят бить, чтобы успокоить, но это мало помогает. Держат на хлебе и воде один раз в день. Но, он и этого не ест. Не может. Плохо ему.

— Не мудрено, - выдохнул отец. – Он альфа, запечатлённый со своей омегой. Их разлучили и не понимают, что всё, что они делают бесполезно. Парни лучше умрут, чем подчинятся.

— Пап, надо срочно что-то придумывать. Бишом, что есть в твоём арсенале?

Бишом тяжело выдохнул и закатив глаза начал перечислять имеющиеся апгрейды.

— Амулеты связи с них сняли, так что связаться я с ними не смогу. Но, у меня есть амулеты невидимости, порошок заклинания сна, чтобы усыплять, порошок заклинания «замри и замолчи». Так я его называю. Потом ещё заклинания на исчезновение пространства...

— Это как? – уточняю последнее.

— Да, это чтобы сквозь стены проходить. Только действует недолго. Чтобы обратно пройти, надо снова применить. Минус состоит в том, чтобы оно сработало, нужно немного времени. Остальные же работают быстро.

— А «мертвецкий сон» есть?

— «Мертвецкий»? Нет, но можно сделать. Ингредиенты имеются. А зачем?

— Стражу обмануть и выкрасть сонных ребят, - объясняю я Бишому, как маленькому.

— Но, тогда противоядие сразу надо, а то не дождёмся, когда сами проснутся.

— Ну, так делай! Бишом, ночь не спи, но сделай! – гаркнул отец. Он внимательно нас слушал, пока мамон укладывал. Похоже, пока мы с Бишомом переговаривались, он думал, как эти средства можно применить.

— Что ещё есть, Бишом? – спросил я.

— Ну, ещё туман подчинения и фантом. Из последнего можно соорудить копию любого предмета или человека на двадцать четыре часа. Вот, собственно и всё.

— Это хорошо, - оценил отец.  – То, что у нас имеется, достаточно. Главное, правильно применить. Думаю, нам следует поменять таверну. Стража короля уже знает, где мы. Поэтому первым делом будет искать здесь. А так они время потеряют, пока найдут нас в другой таверне.

— А может не в таверне спрячемся, а в какой – нибудь семейной гостинице? – предложил Аякс. Таверны, это первое, что они будут искать и прочёсывать. А в маленькие гостиницы полезут в последнюю очередь. Здесь же мы можем оставить фантомы.

— Аякс дело говорит, папа. Надо уходить от сюда. Прежде всего следует обезопасить себя, а уж потом ребят, - поддержал я друга.

— Так, Илье, Крис, - дал отец команду. – Марш в город, ищите подальше от сюда, семейную гостиницу. Узнайте у местных жителей. Как найдёте что-то приемлемое, забронируйте и бегом сюда. Мы сразу переместимся. Аякс, порталы есть?

— Да, мастер, полно.

— Вот и славно. Бишом, будь готов применить фантом. А пока займись снадобьем. Люк, можешь ему помочь?

— Да, отец, я помогу, - скромно ответил мой Люк и пошёл к раненому Бишому, чтобы приготовить для создания зелья всё что нужно. Не смотря на то, что папа сказал ему раньше, чтобы он уже отдыхал.

Я остался с мамон, а отец с Аяксом и Ятсеном занялись упаковкой вещей. Одновременно, мы обсуждали план по вызволению наших дроу. Отец нашёл целесообразным сначала подписать договоры, затем попросить устроить развлечение в честь подписания. Обычно, парни гаремов использовались как артисты для таких мероприятий. Был шанс увидеть Сэма или просто проникнуть в гарем, чтобы дать снадобье и забрать его как мертвого. Мол, отец его продал, других родных нет, а мы его давно знаем и полюбили. О его теле сами и позаботимся. Однако, шансы на то, что король может согласиться отдать тело именно нам, тоже были ничтожно малы. Надо продумать всё вплоть до деталей. С Ириделом было проще. Если не удастся его выкупить после суда, то придётся проникать тайно, насылать «мертвецкий сон» и забирать тело. Но, это так, наброски. Что будем делать, решится завтра после подписания договоров.

Через три часа прибежали Илье и Крис. Они нашли на окраине столицы небольшую, но приличную гостиницу. То, что она на окраине, хорошо. Ближе к воротам. Больше шансов быстрее уйти с дроу на перевес. Илье сказал, что они забронировали две комнаты. Хозяева ждут нас утром.

Когда всё было готово, Бишом и Люк напустили фантом. Со стороны казалось, что все, кто есть в комнате, спят. Даже видно, как дышат и ворочаются во сне. Хозяину таверны приказали не беспокоить постояльцев заботой и дождаться, когда появятся сами. Этим же утром, не выходя их таверны, мы переместились вместе с вещами в гостиницу на окраине города. Не все, правда. Отец, Аякс и я с Ятсеном пошли во дворец. Так было ближе.

После мучительно долгого королевского завтрака, переговоры продолжились. Как всегда, до вечера. Наконец, договоры были подписаны. Что называется, ударили по рукам. Отец предложил это весело отметить и намекнул, что слава о гареме короля дроу простирается далеко за пределы его земель. Король был польщен и устроил неформальный ужин с танцами и песнями. Мы напряжённо выглядывали Сэма. Но, его не было. Чего и следовало ожидать. Из последней информации Илье, его перестали мучить, однако, он лежит на постели, не жив и не мёртв. Просить короля показать похищенного эльфа было безумием. Однако, отец осмелился осведомиться, что с эльфами, приехавшими с нами. Их арестовали. А так как они под нашей защитой, то хотелось бы узнать, как они. Король поморщился и сказал, что Семкью – его собственность. Он как король вернул себе то, что ему принадлежит. И всего-то! Про Иридела он сказал, что даже разбираться с похитителем не будет и казнит его, как только мы уедем.

— Видите ли, ваше величество, я отвечаю за них обоих. Могу ли я выкупить похитителя, чтобы сделать своим рабом? Ведь для альфы это позор, каких свет не видывал. А казнь для него слишком просто. О том, что он выкрал собственность короля умолчал. Поэтому, я согласен с вами, и он должен быть наказан. Продайте его мне. Обещаю, я ему такую жизнь устрою, что он сам будет молить меня, чтобы его убил.

— А это идея, - согласился король дроу, – вы правы, зачем облегчать его участь? Можете его забрать за...три тысячи золотых.

— Благодарю, ваше величество, вы очень щедры. Только кто мне его в тюрьме выдаст?

— Никто, вы правы. Его приведут сюда, и я сообщу ему, что он теперь раб. Можете сразу забирать, как оплатите.

— Я могу сделать это сейчас, ваше величество.

— Вы всегда носите с собой деньги?

— Приходится. Никогда не знаешь, сколько и на что понадобится. А иметь у себя такого экзотического раба – престижно. Соседи себе уши отгрызут, когда узнают об этом, - отец сделал очень злорадное выражение лица. Даже ладони потёр для пущей важности. Никогда бы не подумал, что отец не только хороший переговорщик и дипломат, но и актёр! Глядя на него, нам с Аяксом даже жутко стало. – Скажите, ваше величество, а что со вторым?

— Вы тоже хотите его выкупить?

— Определённо. Мой сынуля подружился с ним, - отец посмотрел на меня. Я часто закивал и заулыбался как дурак. Мол, а как же, конечно! – Не хотелось бы его так расстраивать. Он слаб здоровьем, тяжело разлуку переносит. Было бы неплохо, чтобы у него эта игрушка осталась. Нет, я понимаю, может Семкью важен для короля и очень нужен, но решать вам. Я лишь спросил, чтобы только уточнить, можно ли выкупить?

— А чего здесь выкупать? Он со дня появления в гареме признаков жизни показывать не желает. Внешне, он слабее остальных, но видимо и духом слаб. Лежит себе и едва дышит.

— Осмелюсь предложить помощь жениха моего сына. Он неплохой целитель. Может он попытается оживить это бревно?

— Да смотрели его уже мои лекари. Ничего сделать не могут. Опасаются, что скоро сам помрёт.

— Так может за полцены полудохлого нам отдадите? – предложил отец.

— За полцены?

— Ну, да. Он же почти умер. Представляете, сколько средств я потрачу на его воскрешение? Он за всю оставшуюся жизнь этот долг не покроет.

— Может вы и правы. Зачем мне мёртвый в гареме? Я видел его пару раз после прибытия. Поговорил, но после каждого разговора со мной, ему становилось только хуже. Евнухи пытались его в чувства приводить, но он только чаще терял сознание.

— Вот и я говорю, зачем вам бревно?

— А вам зачем?

— Сына побаловать!

— А не дороговатая игрушка?

— Что вы, ваше величество, самый раз. Я своему мальчику особо не отказываю. Да если мой муж узнает, что я отказал сыну в такой малости, как раб, он меня со свету сживёт.

— Хм, вы очень сильно балуете своего отпрыска, как я погляжу, - заключил король.

— Что, вы, ваше величество, нисколько. Спрашиваю я с него больше. Он в академии учится. Так попробовал бы он там плохо учиться! Всего, что дарил, лишил бы сразу!

— Справедливо. Ладно, зовите своего лекаря, может он что подскажет.

— Отец, можно, я сам схожу за Люком?

— А чего слугу не пошлёте за ним? – король с прищуром посмотрел на меня. Подозревает подвох?

— Дело в том, ваше величество, - выкручиваюсь я, не моргнув глазом. – Он мой омега. Он слушается только меня. Даже слугам не верит. Мне его ещё уговорить надо. Так что я лучше сам.

— А, понятно, тогда идите. Не задерживайтесь, а то время идёт, а Сэм помереть может раньше времени.

— Я поспешу, - ответил я с поклоном, вставая, чтобы удалиться.

— Возьми Ятсена, - приказал отец.

Когда мы вышли из кабинета, Ятсен перекинулся, я сел на его спину, и мы помчались по коридорам замка, вон. Мы распугивали и вводили в шок встречных придворных и стражу. Однако, никто не осмеливался не остановить.

Через полчаса, Люк был во дворце. По дороге я объяснил ему суть дела. Его задача дать зелье под видом исцеляющего и сказать, что, если оно не поднимет Сэма на ноги, то уже ничего не поднимет. Так и сделали. Люка провели в гарем без меня. Он разыграл там целый спектакль. Наорал на евнухов, как можно было буквально за два дня довести парня, который приехал сюда здоровым, до такого жуткого состояния? Евнухи не знали, куда бежать от этого молодого, но очень строгого лекаря. Люк осмотрел Сэма и ещё раз наорал на евнухов.

— Вам собственная жизнь недорога? - орал мой любезный на евнухов. – Как вы посмели так жестоко обходиться с собственностью короля? На нём живого места нет! Вот, я королю–то расскажу, как вы обходитесь с его вещами!

Евнухи упали ниц и завыли, умоляя сделать хоть что-нибудь, лишь бы парень встал.

— Ладно, - смягчился юный лекарь. – Есть у меня одно средство. Очень дорогое. Если оно его не поднимет через полчаса, то уже ничего его не поднимет. А королю скажу, что это вы его довели до состояния, когда помочь уже невозможно.

Те завыли ещё пуще. Люк не вытерпел их воя и приказал удалиться. Те повиновались.

— Сэм, Сем, - тихо позвал Люк парня. – Это я, Люк. Открой глаза, пожалуйста. Ты слышишь меня? – Сэм едва открыл глаза и вяло улыбнулся уголками губ.

— Люк?

— Не волнуйся. Я дам тебе средство, и ты уснёшь. Мы заберём тебя отсюда. Только живи. Иридела отец выкупит. Так что встретитесь. А пока вот, выпей и поспи.

Сэм безропотно сделал пару глотков зелья и уснул. Люк вышел, и с каменным выражением лица сообщил евнухам.

— Я сделал, что мог. Дальше только ждать.

Он вернулся в зал, где всё ещё шло преставление и опустившись на одно колено с трагическим выражением лица промолвил.

— Простите, я сделал всё, что мог. Он отказывается жить. Кроме этого, его тело сильно истерзано пытками. Ваши евнухи постарались на славу. Выбили из парня всё желание жить. Он скоро умрёт. Я дал ему восстанавливающее средство, однако, не факт, что оно поможет. Вы позвали меня слишком поздно.

Король посерел. Только сейчас он понял, что он сделал. Разлучать альфу с омегой категорически нельзя. Он же, надеялся порвать эту связь, сделав Сэма своим. Он не учел, что времени с побега прошло слишком много и альфа давно запечатлел омегу. Теперь, разрыв означает смерть обоих.

— Ладно, можете его забирать хоть сейчас. Привести ко мне Иридела! – приказал король. – С евнухами позже сам разберусь.

Ятсена и Люка проводили в гарем, откуда они вынесли полумертвого Сэма. Показали королю. Он убедился, что парень доживает последние минуты и отпустил его. Ятсен на руках унёс его к порталу, приготовленному Аяксом. Портал сразу вёл в новую гостиницу. Там им сразу займётся Бишом. Мы с отцом остались ждать, когда приведут Иридела. Праздник тем не менее продолжился.

Когда привели Иридела, выглядел он не лучше Сема. Тоже нет живого места.

— И за это три тысячи золотом? – возмутился отец. Он подошёл и осмотрел Иридела как настоящего раба. – Нет, вы посмотрите на это! Он весь в кровоподтёках и синяках, руки до крови сбиты! Ваше величество, будьте справедливы! Снижайте цену. Я на его восстановление больше потрачу!

— Две с половиной.

— Полторы и не монетой больше!

— Две!

— Согласен!

— По рукам! Деньги вперёд!

Отец кивнул мне, и я отдал королю кошель, предварительно, посчитав монеты. Пока я считал, король говорил с Ириделом.

— Послушай Иридел, приказ своего короля. Ты продан в рабство за похищение собственности его величества, то есть меня. И нечего рычать! Твой омега мёртв, поэтому смысла держать тебя здесь или казнить не вижу. Твой новый хозяин лэрд Ленгран волен делать с тобой всё что угодно. Живи и мучайся за кражу королевской собственности.

Иридел в это время продолжал рычать и пытался вырваться из рук стражников. Он выл и стонал, не веря своим ушам по поводу Сэма. Рабство – это меньшее зло по сравнению со смертью любимого.

— Договора подписаны, вы можете забрать своего раба и уезжать, лэрд Ленгран.

— Благодарю, ваше величество.

Как только на Иридела нацепили ошейник и стражники отошли, передавая раба в руки нового хозяина, Ленгран тихо сказал ему.

— Веди себя смирно, всё будет хорошо, - тот кивнул и притих. Сейчас не время и не место показывать свой нрав альфы.

Мы благополучно удалились из зала, где только что гремела музыка и были танцы. Сейчас там повисла гнетущая тишина. Словно по голове тяжелым предметом ударили. Мы ушли так быстро, как могли. Поймав при выходе из дворца возницу, мы на полной скорости за десять минут были на месте.

Бишом и Люк колдовали над Сэмом. Мамон опять бился в истерике. Илье пытался его успокоить, как мог. Увидев в проёме двери мужа, мамон выдохнул и бросился к Ленграну. Отец успокоил любимого и попросил взять себя в руки и срочно собираться домой. Керю не нужно было просить дважды.

Иридел, увидев полумёртвое тело любимого взвыл, хотел броситься, но ему не дали Крис и Ятсен. Люк, со свойственным ему сочувствием во взгляде, подошел к Ириделу и положив на его щёку свою ладонь, тихо произнёс.

— Иридел, послушай. Он не умер, он в глубоком сне. Мы пытаемся его вывести. Не мешай нам, пожалуйста. Суета и крики здесь не помогут. Слёзы тем более. Сядь и жди. Скоро выезжаем. И будет хорошо, если он очнется в пути. Ты понял меня?

— А если он не очнётся? – на глазах сильного Иридела появилась влага.

— Очнётся. Должен очнуться. Это зелье, которое я дал, с заклинанием. Противоядие я уже влил ему. Теперь читаем заклинание, потом только ждать. Сколько, не знаю. Он слаб.   Мешать нельзя, понимаешь. Сбиться можем. Тогда не проснётся. Успокойся и сядь. Дай нам работать.

— Хорошо, - тихо выдохнул Иридел. Оборотни его отпустили. Недолго думая, он начал помогать мамон собираться.

— Дорогой, - тихо обратился Керю к мужу. – Ты оставишь друзей своего сына рабами?

— Нет, что ты. По законам дроу я не только волен дать им свободу, но даже усыновить. Сын не простит нам рабство друзей. И потом, они ещё в академии все учатся. Вот и пусть учатся как мои дети. За ними всё равно неоплатный долг. Кто за них отрабатывать будет?

— Спасибо, дорогой! Это в высшей степени мудро! За это я тебя и люблю!

Как только все вещи были собраны и гостиница оплачена, мы в срочном порядке покинули пределы столицы. Иридел ехал на своей лошади, держа перед собой спящего Сэма. Он тихо с ним разговаривал, поддерживал тактильно. На свободную лошадь Сэма была привязана поклажа. Так, быстро и беспрепятственно мы покинули столицу, а затем и приделы земель дроу. Сэм начал приходить в себя только, когда мы миновали границу и были уже недалеко от пограничной заставы. Там пришлось остановиться, чтобы дать Сэму отдых и передохнуть самим. Иридел был вне себя от счастья, когда увидел, что глаза любимого открылись. Он обнял Сэма и произнес.

— С возвращением, любимый!

— И тебе привет, - тихо ответил Сэм. А дальше молодой лекарь Люк строго-настрого запретил трогать больного, кому бы то ни было. Сэму надо приходить в себя и восстанавливаться. Он сам делал Сэму перевязки, кормил его и снова укладывал. Иридел при этом напряжённо наблюдал. Однако, теперь он был благодарен Люку и доверял ему. Поэтому сильно не беспокоился и не настаивал.

Чуть позже, когда мы уже приехали домой, отец начал оформление документов на усыновление дроу. Для этого, надо было просить разрешение у короля дроу. Отец составил такое жалостливое письмо, что король следующим же ответом дал разрешение. Правда, нам пришлось ждать месяц. Король с ответом не торопился. Не очень-то он верил в то, что Ленгран хочет взять на опеку раба, которого хотел наказать. Всё это время Иридел должен был ходить с ошейником, но мамон, как всегда, вмешался.

— Снимите эту гадость немедленно! - кричал он мужу и мне. – Не хватало, чтобы в академии заметили след от ошейника! Вы в своём уме, вообще? А если разрешение придёт через год? Снимайте сейчас же! – вопил мамон на весь дом. Мы с отцом смотрели и улыбались. Папа и не собирался держать моего друга в ошейнике. Как только тирада мамон закончилась, он с улыбкой на лице сам, собственноручно снял с Иридела ошейник. И сообщил мамон следующее.

— Дорогой, документы на дарование свободы обоим готовы. Осталось подписать.

— Ленгран, ты чудо! – восхитился мамон и обнял папу. Мы с Ириделом предпочли тактично удалиться. Пусть помилуются.

Через неделю пришло письмо Аяксу с дозволением срочно вернуться домой. Так что до начала учебы в академии он от нас уехал. Бишом тоже съездил, навестил родных, которые не очень-то его любили, но терпели, так как он сирота и единственный наследник. Оборотни были мягко выдворены в клан с письмом от моего отца, где описаны их заслуги и даны гарантии трудоустройства после окончания академии. Люк остался со мной, но отец послал его родителям письмо с приглашением прибыть для знакомства. Пора было оформлять наши с ним отношения официально, а то мамон уже весь извёлся на нет.


Глава 6. Ох, уж эти родители...


Вскоре пришло письмо от короля-дроу, где он разрешил, наконец, усыновление Иридела и Сэма. Почти одновременно с этим письмом, приехали родители Люка. Встречая гостей на пороге дома, отец был приятно удивлён, что его мать – женщина, да ещё и альфа. Ленгран глазами просто пожирал маму Люка. Он так редко видел женщин, что для него они были экзотикой. Сказать, что при этом, мамон жутко ревновал, ничего не сказать.

— Люк, мальчик мой, почему ты не сказал, то, что твоя...у тебя мама так прекрасна? -

— Извините отец, не знал, что надо было, - вывернулся мой любезный.

— Не сердитесь на моего отпрыска, лэрд. Я просила его не афишировать это.

— Можно просто Ленгран! – отец слегка поклонился и поцеловал маме Люка ручку. -  А это мой муж и мать Эвалона – Керю.

— Очень приятно. Я – Хлоя, а это мой муж и отец Люка – Дорран.

После всех любезностей, мы прошли в гостиную. Отец познакомил родителей Люка со своими потенциальными детьми и моими друзьями. Родители Люка были в восторге от эльфов – дроу и оборотней, которые проявили весь спектр своего обаяния.

За обедом, родители стали на перебой расхваливать нас и решать время и место помолвки, а потом и свадьбы. Мы с Люком, братьями дроу и друзьями оборотнями присутствовали только как слушатели. Было интересно посмотреть, как отец не хочет своего упускать, но и Хлоя держит ситуацию под контролем.

— Предлагаю организовать помолвку у реки, - предложила Хлоя. Теперь было понятно, в кого Люк такой любитель флоры и фауны.

— Думаю, целесообразнее провести церемонию в доме. У реки солнцепёк. Не каждый гость выдержит, - парировал отец.

— Можно натянуть тенты! – возразила Хлоя. – И воздуху больше. А в доме душно.

— У реки много насекомых, способных испортить радость праздника, - не унимался отец.

— Территорию можно обработать специальным составом, - спокойно отвечала мама Люка. Ситуацию как всегда спас мамон.

— Дорогой, а почему ты не рассматриваешь вариант на площадке перед домом. И на воздухе и гостям есть где укрыться, если кто пожелает. И тенты можно поставить. Фонтан у нас всегда работает. Вот вам, у воды и на воздухе.

— Гениально! – с удовлетворением отметила Хлоя. – Значит, решено! На площадке у дома. Теперь время. Когда? Недели хватит всё подготовить, уважаемый Керю? – Хлоя специально обратилась именно к мамону, так как быстро нашла в его лице союзника.

— Да, вполне, леди Хлоя. Думаю, мероприятие получится незабываемым.

— Я тоже надеюсь, лэрд Керю. Наши дети достойны этого, не находите?

— Всенепременно, дорогая Хлоя. Устроим всё в лучшем виде. Знали бы вы, как долго я этого ждал. – Наши мамы щебетали как две птички, забыв обо всём.

— Так, девочки!!! - вмешался отец. – Раз вы с таким энтузиазмом загорелись идеями, может тогда сами всё организуете, а дети на подхвате!

— Мы согласны! – вскрикнули все хором: я, Люк, Крис, Ятсен и Иридел с Сэмом. Самое интересное, мы даже не договаривались. Нам всем хотелось побыстрее прекратить перепалку взрослых. А то ещё что-нибудь придумают, а нам разгребать!

— А чем будете вы заниматься, папа, - спросил я отца.

— Хороший вопрос, сынок, - поддержал Керю. – Да, дорогой, а чем намереваешься заняться ты?

— Займу лэрда Доррана. На рыбалку пойдём.

— На всю неделю? – удивился мамон.

— Ну, почему на всю? У нас ещё охота есть, бильярд! Да много чего!

— Так, Ленгран! - рассердился мамон. – Я не понял, мы с детьми будем готовить мероприятие, а ты значит отдыхать?

— Не отдыхать дорогой, а занимать гостя! – поправил Ленгран. Да, похоже, отец попал и мамон сейчас его тоже в оборот возьмёт. Не такой он у меня и слабохарактерный, и совсем отца он не боится, как я думал раньше. Просто мамону нужно какое-то дело, чтобы он проявил себя в полной мере.

— Это одно и то же!   - возразил мамон. – Ладно, три дня нам помогаете, а потом топайте на свою рыбалку и куда вы там ещё собирались!

— Спасибо, дорогой, - отец подмигнул и улыбнулся Доррану. Мужское время было отвоёвано.

На следующий день началась подготовка к помолвке. Мы с моим суженным в сопровождении отцов поехали в город за кольцами и заказом мамон и Хлои для украшений к празднику. Первым делом мы заехали в ювелирный и купили четыре кольца: на помолвку и свадьбу. Сразу, чтобы не ездить дважды. Мамон вообще не рассматривал вариант: помолвка есть, а свадьбы нет. Хлоя, впрочем, тоже. Сами мамы занялись составлением меню и пригласительными открытками. У Хлои получилось составить такое меню, которое учитывало бы потребности разных гостей. От мяса до фруктов. Мамон подписал и подготовил к отправке пригласительные ближайшим родственникам и друзьям. Не забыл он про Аякса и его родителей, Бишома, родителей оборотней. Про друзей семьи я вообще умолчу. Их оказалось немало! Короче, помимо нас самих, на церемонию было приглашено человек тридцать.

Всю неделю мы помогали в оформлении площадки, искали дополнительные стулья и украшали их, мамон гонял горничных по подготовке дома и комнат для гостей. Они с Хлоей даже сели за шитьё подушечек для колец. Подушечки пригодятся и на свадьбу. Отец занимался финансовой стороной дела и сам лично вместе с Дорраном закупал в городе лучшие продукты. Мамон слугам не доверял, поэтому послал за этим делом отца. Как Керю уговаривал папу, всегда было шедеврально! Попробуй уговорить брутального альфу сдвинуть с места стол! Или переставить не там стоящий стул? Или за продуктами в город отправить? Это умел делать только мамон! Только когда основная подготовка была окончена и оставались мелочи, мамон благосклонно отпустил папу на рыбалку, охоту «и куда вы там ещё собирались!». Нам лишь оставалось отрепетировать сценарий мероприятия.

Надо ли говорить, что, когда стали прибывать гости, они были поражены не только красотой, но и размахом церемонии, которая больше походила на саму свадьбу. Мы с Люком безумно были рады видеть Аякса и познакомились с его родителями. Его отец сразу почуял во мне кровь сына и отметил, что и я теперь ему как сын. Бишом приехал один, но не с пустыми руками. У него для нас и всех членов семьи были готовы подарки в виде разных амулетов. Оборотни были горды, что являются частью нашей семьи и с удовольствием познакомили нас всех со своими родителями. У отца Ятсена и Криса был гарем. При чём, все его мужья были официальными. Впрочем, у оборотней это практиковалось. Ничего удивительного.

Со стороны дроу никого не было. Мы обговаривали с ребятами этот вопрос ранее. Оба отказались сообщать что-либо своим родителям. Сэм по понятной причине, а Иридел поссорился с семьёй из-за Семкью. Иридел, впрочем, отметил, что теперь их с Сэмом семья здесь. А большего им и не надо.

В начале церемонии отец выступил с торжественной речью, где упомянул, как долго мы с Люком к этому шли. Как мы проявили себя в отношении друг к другу. Какие мы чудесные и как достойны друг друга. Мамон стоял рядом и был горд и счастлив. Отец Люка тоже подготовил небольшую речь, где упомянул, как его мальчик незаметно вырос и встретил в академии свою судьбу. Хвала академии! Даже сказал, что они с Хлоей никогда не жалели, что отправили сына учиться в академию, так как там его ждало его будущее, его счастье, его половинка. После этого, нас подозвали. Мамон подал мне кольцо для Люка, а Хлоя кольцо Люку для меня. Кольца лежали на тех самых подушечках, которые сшили наши матери за неделю подготовки. Я взял кольцо первым и произнес клятву помолвки.

— Я, Эвалон Ленгран фон Рисмарк, одеваю тебе, Люк Дорран фон Полок кольцо помолвки как знак моей верности. Прими вместе с ним мою руку и сердце, ибо даю торжественное обещание любить и беречь тебя до и после свадьбы.

— Я, Люк Дорран фон Полок, одеваю тебе Эвалон Ленгран фон Рисмарк, кольцо помолвки как знак моей верности. Прими вместе с ним мою руку и сердце, ибо даю торжественное обещание любить и беречь тебя до и после свадьбы.

После этого будущий союз осветил маг и зазвучала музыка. Далее шёл танец официальных жениха и.…жениха. О, если бы вы знали, сколько мы его репетировали до этого!

Потом было пышное застолье. Поле первых трёх бокалов и тостов с поздравлениями, нас усадили в кресла на крыльце дома и стали одаривать подарками. Дальше до вечера, пока гости не отошли ко сну, были пир и танцы, танцы, танцы. Я определённо был ревнив и никому не позволял танцевать с Люком. Как и он, никого не подпускал ко мне. Хотя, по правилам церемонии станцевать с женихами в последний раз было можно. После свадьбы уже никто этого сделать бы не мог. Но, мы отказались от танцев с посторонними уже на помолвке. Единственный, кто менял партнёров без конца – это Хлоя. Её муж Дорран по-тихому бесился и ревновал. Но от участи знаменитого Отелло его спас мой отец. Он отвел Доррана в бильярдную и занял игрой на деньги.

Ввиду отсутствия свободных спален, нам с Люком было позволено лечь спать в моей. Его спальню уступили Хлое и Доррану. Судя по стонам за стенкой, Хлоя полночи извинялась перед мужем за танцы с другими мужчинами. Мы же с Люком на столько устали, что было уже не до чего. Мы просто легли и уснули, обнявшись как два котёнка.

Если вы думаете, что за нашей нравственностью и целомудрием присматривал только мой мамон, то ошибаетесь. Мама Люка с не меньшим рвением следила за этим. Нам было позволено лишь иногда держаться за руки, на людях не целоваться. Вообще запретили, к слову сказать. Мамон всё боялся, что нас сглазят. И, чем бы мы не занимались, всегда были на виду у наших мам и гостей. Через три дня гости благополучно разъехались, а нам оставалось ещё пару недель до начала занятий в академии. Мы оба, оборотни и даже дроу с нетерпением ждали отъезда в академию. Когда я заявил нашим родителям, что поедем туда сами, мол не маленькие, то сильно пожалел. Мамон на пару с Хлоей такой скандал закатили! Наши отцы их едва успокоили. Я чуть от отца не схлопотал за это.

— Эва, разве так можно расстраивать мамон? – рычал он на меня, обнимая ревущего во всё горло мамона.

— Люк, вы оба в своём уме, если собрались ехать одни? – вторил Дорран, обнимая хныкающую Хлою. Вот, понимаю же, что это чистой воды спектакль наших дорогих мам, но поделать ничего не могу. Отцы встали за них горой.

— Но, отец, мы уже не маленькие. Во мне кровь вампира, дающая неуязвимость! С нами два оборотня и два эльфа-дроу. Все с боевого факультета! Да у нас охрана сродни королю!

— Ничего не знаю, Эва! – рычал отец, поглаживая мамон по спине. – Вы едете вместе с нами! Это моё последнее слово!

— Ленгран прав, на дорогах опасно. Даже кровь вампира не спасёт, - поддакивает Дорран.

— Но, папа! – не унимаюсь я. И тут отец сделал ход конём!

— Эва, ещё одно слово и я выпорю тебя на глазах жениха!

— Тц! – я сжал зубы, топнул ногой и улетел к себе в комнату, прихватив Люка.

Я метался по комнате, ругался, на чём свет стоит. Единственный, кто сохранял спокойствие удава, был мой жених. Он стоял у дверей, опасаясь проходить дальше, иначе я его просто снесу. Он терпеливо ждал, когда первая волна истерики схлынет и я немного успокоюсь. Наконец, я бухнулся на кровать и завыл. Люк подошел и присев на кровати, обнял меня. Он ничего не говорил. Просто обнимал. Этого было достаточно, чтобы я успокоился. От нервного потрясения я даже уснул в его объятиях.

Весь следующий день я ходил и дулся на мамон, не разговаривал с ним больше положенного. Вежливо, но отстранённо.  Мамон по началу не обращал внимания, но ближе к вечеру его терпение закончилось. Я бы сказал, лопнуло с громким треском. Таким же громким, как хлопнула дверь кабинета отца, когда мамон закрыл её за собой со всего маха. Он загнал меня в кабинет отца, пока тот был в биллиардной с Дорраном, а Люк со своей мамой на террасе во дворе. Они, к слову сказать, и не ссорились. У них в отношениях вообще царила гармония и идиллия. Поэтому такой ситуации как у нас не было. Мамон толкнул меня к креслу и прорычал сквозь зубы.

— Эва, объясни, что значит твоё поведение?

— Что именно, мамон? – делаю вид, что не понял, о чем он мне говорит.

— Я про твою резкую отстранённость. Это что за нарочито вежливый тон? Ты же знаешь, я терпеть его не могу! Объяснись, наконец! Что не так?

— Вы знаете, - я облокотился о спинку кресла, но смотреть в глаза злющему как чёрт мамону не хотел. Однако, он заставил. Быстрым движением он развернул меня к себе и одной рукой держал запястье моей правой руки, другой поднял мне подбородок, чтобы я взглянул ему в глаза. Он читал спокойный вызов. Мне уже было всё равно, накажет он меня сам или отца попросит. Я не желал принимать его решения. Он душил меня своей заботой, а я свободы хотел. Но, ввиду того, что по какой-то причине я – единственный ребёнок в этой семье, то мамон решил опекать меня до последнего своего вздоха.

— Эва, пойми правильно, - начал мамон. – Ты мой единственный ребёнок, и я боюсь потерять тебя. Из троих рождённых выжил ты один, милый. Представь мои потрясения. Я слишком многое потерял, чтобы потерять и тебя. После тебя, сколько мы с папой не пытались, других детей у нас не получилось. Прости, что настаиваю и заставляю. Но это продиктовано лишь одним, сохранить тебе жизнь. Я это делал, делаю и буду делать до конца моих дней. Уж прости!

— Я.…не знал про двоих до меня... – промямлил я, открывая рот на столько, на сколько позволила прижатая пальцами мамон челюсть.

— Мы и не говорили. И слугам запретили. Зачем тебе это? Главное, что ты у нас есть. Я не желаю тебя терять и папа тоже. Поэтому, мы и едем с вами, чтобы быть уверенными в вашей безопасности.

— Тогда почему первый наш приезд с дроу, вы не поехали нас встречать, а ждали дома? – спросил я.

— Папа настоял. Он решил проверить, насколько ты самостоятелен. Знал бы ты, как изводил он меня своим решением. Никакие уговоры не помогали. Но после приезда дроу, он не желает, чтобы вы с Люком и дальше привозили подобные сюрпризы. Разгребать потом дорого. Поэтому, теперь мы с ним будем вас провожать до академии и встречать обратно.

— Мы можем отправиться порталом Аякса. Он оставил нам амулет. Это быстро и безопасно.

— Не начинай, Эва. Порталом для безопасности вернёмся мы с папой и родители Люка. А вас мы с комфортом доставим сами до дверей академии. Я и так вижу тебя раз в семестр. А ты ещё хочешь лишить меня такой малости, как сопроводить до академии?

— Нет, простите, мамон. Я всё понял, - я опустил глаза и больше не видел смысла спорить с Керю. Он мог быть убедительным, когда хотел.

— Вот и умница, сразу бы так, - он отпустил мой подбородок. - Прости за спектакль в гостиной, но я был вынужден его устроить. Иначе, папа встал бы на твою сторону, - мамон обнял меня в знак примирения.

— Я понял это сразу. Вы на пару с Хлоей прекрасно его отыграли. Просто шедевр! – усмехнулся я.

— Уж какие есть, такие есть ваши мамы. Ну, что, мир?

— Мир! – мамон крепче обнял меня и отпустил. Похоже, гроза пронеслась стороной и наказывать меня никто не будет. Мамон просто вставил мне на место мозги. Думаю, отец об этом разговоре не узнает. Мы вышли из кабинета отца довольные разговором, а мамон ещё и собой. И волки сыты и овцы целы. Похоже, всё-таки придётся ехать в академию в сопровождении родителей. Кстати, дроу теперь мои братья и их мои родители тоже сопровождают. Те восприняли новость абсолютно спокойно, а Сэм даже с радостью. Оборотням же было всё равно!

Через неделю начались сборы в академию. Мамон, как всегда, взял всё в свои руки. Хлоя помогала ему, как могла. У них вообще сложился своеобразный тандем, целью которого было защитить своих мальчиков от мирового зла. Мы с Люком едва это выдерживали. Хорошо, что потом мамон и Хлоя за дроу взялись. Хоть на время от нас отстали. Мамон опекал Иридела, а Хлое поручил Семкью. Не скрою, парням это внимание было приятно. Потом ещё оборотням досталось. Обе матери разнесли багаж Криса и Ятсена в пух и прах. А затем научили складывать всё как надо, а не как попало. Те от стыда не знали куда деваться. Чтобы снять стресс после сборов, отправились на охоту. Счастливчики!

Настал день отъезда. Слуги проводили нас с помпой, и мы тронулись в путь. По пути с нами никаких приключений не произошло. Попробовали бы эти приключения показаться хоть на пушечный выстрел, когда у нас такая разношёрстная компания и боевые...мамон и Хлоя. Нас проводили до ворот академии, обняли, всех расцеловали и отправили учиться. Потом, родители вернулись домой порталом.

Страницы:
1 2
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

3 комментария

+3
СатоЯ - сама Офлайн 16 сентября 2018 04:27
Данная работа чистой воды - эксперимент. Таких работ у меня ещё не было. Так, что зацените, пожалуйста пробу пера! Заранее спасибо!
--------------------
САТО
+3
Rasskasowa Офлайн 17 сентября 2018 01:41
О, омегаверс. Неплохо для эксперимента. Читается легко, написано интересно.
Есть куда стремится, но в целом, на мой взгляд, эксперимент вполне удался.
+3
СатоЯ - сама Офлайн 17 сентября 2018 02:10
Цитата: Rasskasowa
О, омегаверс. Неплохо для эксперимента. Читается легко, написано интересно.
Есть куда стремится, но в целом, на мой взгляд, эксперимент вполне удался.

Благодарю за оценку. Очень приятно. Если эксперимент удался, то попробую продолжить в том же духе. ;)))
--------------------
САТО