СатоЯ - сама

Одинокий Ворон гнезда не вьёт!

+6
Аннотация
Оборотень – ворон и оборотень – волк давно составляют довольно крепкий тандем. Они, несмотря на разницу в видах – давно запечатлённая пара. Волк – альфа. Однако, он очень любит и бережёт своего омегу. Когда ворон теряет семью, волк забирает его в своё логово. Дом на опушке древнего леса стал для ворона укрытием и тюрьмой одновременно. Много опасностей подстерегает его в этом мире, если бы не его альфа. Кроме этого, пред воронами стоит задача восстановления рода. Сможет ли младший брат Гарольда найти и обуздать свою пару благодаря полученному ранее опыту?

Глава 1. Начало истории

Я бежал по лесу, что есть сил, Гарольд звал меня своим громким каркающим зовом. Мой Ворон попал в беду. Его отчаянный зов обрывал моё сердце и заставлял бежать по лесу ещё быстрее. Я гнал, как мог.


Выбежав на поляну, где мой Гарольд в человеческой ипостаси сражался с дикими рыжими псами, отбивая лежащего на земле младшего брата. Уже полегла и была растерзана вся его семья. Стая, напавшая на селение Воронов, тоже потеряла не мало особей. Крови немерено! Я одурел от запаха крови. Долго не думая, я ринулся на помощь. Бросившись на остатки стаи из восьми особей, я сразу порвал двоих одного за другим. Потом настала очередь следующих. Сразу двое набросились на меня с боков. Один вцепился в холку, другой в бедро правой задней ноги. Первого я мотнул головой и он, оторвавшись от меня, влетел в дерево. Упал с визгом и затих. Второго я зажал за шею и сдавил, что было сил. Он заскулил и забился в судороге. Шея хрустнула, и он тоже притих. Оставалось четверо, от которых отбивался Гаро. Мне не составило труда избавиться и от них. Одному я просто перекусил хребет, второго разорвал и бросил в сторону. Третьему и четвёртому удалось убежать. Мне было не до них. Я перекинулся и подбежал к любимому. Его ещё трясло. Я обнял его.


— Гаро, ты как?


— Нормально, Марш.


— С братом что?


— Ранен.


— Дай посмотрю.


— Смотри.


Я осмотрел раны мальчика. Они, несомненно, были тяжёлыми, но не смертельными. Местный лекарь живо его подлатает и на ноги поставит. Только надо успеть.


— Гаро, надо спешить. Я перекинусь. Посади его мне на спину и лети за мной.


— Хорошо, торопись. Я за тобой.


Мы помчались, что есть сил. Мирт истекал кровью. Селение находилось в пяти километрах к северо-западу от того места, где мы находились. Я уносил Мирта и уводил любимого от места, когда-то бывшим их домом. По дороге я выл. Звал сородичей на помощь и лекаря, если он окажется среди них. На подходе к селению первым выбежал вожак – мой отец Калеб, за ним лекарь.


— Маршалл, что случилось? – спросил отец, подбегая к нам. Он увидел мальчика на моей спине. Лекарь Гобэр осторожно снял его с меня и понёс к себе в дом. Теперь за него не надо было беспокоиться. Гаро сел на землю и перекинулся. Кивком он поприветствовал отца, тот ответил тем же.


— На семью Гаро напала стая диких псов. Они разорвали всю его семью и сородичей. Он и Мирт выжили одни. Отец, можно ли им остаться?


— Пока Мирт не поправится. Потом, обоих надо будет прятать. Это не просто дикие псы, это посланники Лютого. Они знали, что делали. Оставляя твоего любимого здесь, мы подвергаем опасности всё селение.


— Не понимаю...в чём опасность, – я посмотрел на отца, взглядом прося его прояснить ситуацию или рассказать, что он знает.


— Я разъясню тебе. Но, не здесь и на сейчас, ... – Это всё слишком сложно и на ходу не расскажешь. Идемте в селение.


          Мы прошли в дом вождя. Это мой родительский дом. Хотя, у меня как у альфы самца племени был уже свой дом. Я построил на опушке древнего леса. Это тот же лес, что и наш, только восточнее. Там всегда было спокойно и теплее, чем на равнинах, где жили мои сородичи. Так как я был взрослым, имел право отделиться от стаи и жить как хочу. Хочу, своё селение создам. А хочу, буду жить один, пока не сгину от несчастного случая, старости или болезней. Сейчас я вернулся в родной дом, чтобы попросить помощи отца и сородичей.


          Дома вкусно пахло жареным мясом, травами и духом семьи. Последнее знаком любому оборотню, кто знает запах собственного дома, запах близких родных. Моя маман хлопотала у очага. Готовила обед. Увидев меня и Гаро, она просияла.


— Маршалл, Гарольд! Рада вас видеть. Он куда вы?


— Привет, мам! – я обнял мать так крепко, как мог. Я соскучился по ней.


— Что случилось? На тебе и Гарольде кровь! – радость встречи была омрачена. Мама сразу убрала свою улыбку, которую я так любил.


— Это не наша кровь, мама. На Гарольда и его семью напали, мама. Он побудет у нас. Ещё Мирт выжил. Больше никто.


— Надо же! Какое несчастье! – она сочувствующие посмотрела на Гаро и в знак этого самого сочувствия, положила ему на щёку свою ладонь. – Прими соболезнования, Гарольд.


— Благодарю, матушка, - ответил мой любимый и поцеловал ладонь матери.


— Ладно, что бы не случилось, надо жить дальше. Мальчики, пойдите умыться, будем обедать. За столом и поговорим, - она отошла к очагу, проверить, как себя чувствует мясо и жареные овощи. Отец пока отошёл по делам. Дал распоряжение усилить охрану по периметру селения.


          С улицы прибежали мои брат и сестрёнка. Близнецы Бартон и Лика. Они как всегда устроили шум и гам при виде нас. Лика так завизжала, когда увидела меня, что Гарольд вздрогнул. Я едва унял шумную сестрёнку и поздоровался, наконец с братом. Они с Миртом были ровесниками. Только Мирт чуть старше. Мама накрыла на стол, пригласила на обед. Мы сели за стол. Отец произнёс благодарственную речь богам – заступникам оборотней и мы приступили к трапезе.


Я наблюдал за Гаро. Он был тих и не желал говорить. Весь мир в его душе перевернулся. Он потерял семью, а будущее его самого и его брата – туманно. Он ел без особого аппетита и опустив глаза в тарелку. Его чёрные прямые блестящие волосы скрыли глаза и щёки, когда он смотрел в тарелку. Невозможно было понять, что он думает. Но он слушал и слушал внимательно. Отец рассказывал историю Лютого. Нашим малышам - Бартону и Лике тоже было полезно послушать эту страшилку.


— Давным-давно, когда я сам был ещё сопливым щенком, мне рассказывал мой дед, а ему мой отец. В гористой местности живёт сильный и мощный волк-оборотень Лютый. Легенды говорят, что он не всегда был таким. Его таким сделала сама жизнь. Он потерял любимого. Когда–то он был вожаком стаи лесных оборотней, державших не в страхе, но повиновении всю округу. Его возлюбленный был Вороном. Его звали Трейси. Лютый в нём души не чаял, но семья Трейси решила их судьбу иначе. Им сначала запретили встречаться, разлучили под страхом страшного проклятья. Но для лютого, разлука с любимым была страшнее проклятья. В семью Трейси был вернут, но его не могли заставить разлюбить Волка. Оба страдали. Однажды, тело Трейси нашли в его доме, где он был заперт в наказание за любовь к Волку. Он должен был дождаться обряда разрыва сердец. Жрецы всё приготовили и послали за ним, но обнаружили его мёртвое тело. Потом тело загадочным образом исчезло совсем. И ни кто не знает как. Оно исчезло, когда смотритель побежал за жрецами. Узнав об исчезновении тела, Лютый совсем озверел и поклялся уничтожить всех воронов и их потомство, чтобы они больше не могли разлучать любящие сердца. С тех самых пор, его дикие псы, которых он держит кровным заклятьем, охотятся на всех Воронов – оборотней. После каждой расправы, Лютый сам приходит на это место, чтобы убедиться, что все мертвы. Если он почует хоть одного Ворона, тому несдобровать. Лютый или его псы будут преследовать Ворона, где бы он ни был. В любое время дня и ночи. Вот почему я сказал, что селению угрожает опасность, пока хотя бы один Ворон здесь. Лютый пройдёт мимо и не причинит вреда, если почует, что в селении нет ни одного Ворона – оборотня.


— Пап, а как звали Лютого раньше, если ты говоришь, что он был, когда-то другим? – спросила неугомонная Лика.


— Лаэрт.


— Красивое имя. А я слышала от старейшин, что он ещё и красив сам.


— Верно, дочка. Старейшины правы. Он до безобразия красив, как и зол. Его боятся и ненавидят все. Особенно Вороны. Они вынуждены прятать свои селения куда-нибудь подальше от глаз Лютого Лаэрта. Не понимаю, как его псы нашли селение Воронов.


          В это время, мой Гаро сжался в комок.  Почувствовал его напряжение и вывел из-за стола.    Отвёл в мою бывшую комнату и уложил.


— Гаро, любимый, не молчи. Что тебя беспокоит? Не держи в себе, скажи что-нибудь. Иначе мне самому в пору сойти с ума.


— Марш, я семью потерял. Как теперь я буду жить . У меня кроме тебя и Мирта никого нет.


— Не расстраивайся так. Поживём пока здесь, пока Мирту лучше не станет. Потом я вас перевезу в свой домик на опушке. Там эти рыжие бестии нас точно не найдут. Для них далеки, да и территория чужая. Не сунутся.


— Марш, я умереть хочу...- простонал мой возлюбленный, чем не мало меня напугал. Однако, ради него я сохранял железное спокойствие. Я волк, а не обезьяна.


— Ещё чего придумаешь? А меня с Миртом на кого оставишь? Тебе надо сохранить ему жизнь и найти пару. Он должен создать новую стаю. Он нуждается в тебе как никогда. А ты собрался умирать? И кто ты после этого? А мне без тебя тоже Лютым становиться? Мама права. Надо жить дальше.


          После этого, из глаз любимого потекли градом слёзы. Он рыдал у меня на плече абсолютно не стесняясь того, что оба мужчины и к нам могут зайти. Не зайдут. Я давно об этом позаботился. Нас приняли в своё время как пару и не мешали уединяться. А меж тем Гаро рыдал как ребёнок, оплакивая потерю. Я не стал ему больше ничего говорить. Только обнимал и гладил по спине, плечам. Это всегда его успокаивало. Когда слёзы высохли, и Гарольд успокоился, я уложил его в постель.


— Полежи. Если хочешь, усни, - сказал я ласково. – А я навещу Мирта.


          Я проповедал мира у лекаря. Мальчик был без сознания. Гобэр обработал и зашил раны, влил в него лечебные настойки и теперь дежурил у кровати больного. Следил за состоянием.  


— Как он, Гобэр? - спросил я лекаря, тихо зайдя в комнату, где Гобэр лечил мальчика.


— Сносно. Должен поправиться. Сейчас только сон вернёт ему силы. Скоро должен прийти в себя. А ты чего хотел?


— Так, осведомиться, что с братом Гаро всё хорошо. Мирт – это будущее Гарольда.


— Ясно. Можешь передать своему любимому, что его сокровище поправится в скором времени. Прогноз хороший. У него сильный молодой организм. Да и сам он боец тот ещё! Сильный очень.


— Хорошо, передам. Зайду ещё завтра. Если что понадобится, немедленно сообщи.


— Всенепременно, сообщу. А теперь иди. Ему нужно отдыхать.


          Я вышел из дома Гобэра в полном спокойствии. Я знал, что скажу любимому про брата. Гаро проспал до следующего утра. Я не стал его беспокоить. Пусть отдохнёт. Правда, он не долго во сне метался. Видимо кошмары снились. Но, я потормошил его и обнял. Только после этого, он уснул в моих объятиях до утра.


На следующее утро, за завтраком, Гаро уже мог по просьбе отца спокойно рассказать, как было дело.


— Мы с Маршем вернулись с охоты. Он проводил меня до селения и оставил...


— Знал, бы что такое приключится, не оставил! – фыркнул я между делом. – До сих пор простить себе не могу, зачем я тогда покинул тебя. Останься я ненадолго, всё могло быть иначе.


— Не кори себя, Маршалл, - вступилась мать. - Чему быть того не миновать.


— Продолжай, Гарольд. А ты Маршалл, слушай и сиди! – гаркнул отец. Гаро продолжил, многозначительно переглянувшись со мной.


— Они налетели ближе к обеду. Сторожевые вороны вовремя увидели их приближение, дали сигнал. Мы сразу вооружились. Все, кто был в селении приняли боевую трансформацию. Они не застали нас врасплох, но налетели как ураган. Сметали всё, что двигается. Они научились даже подпрыгивать высоко, чтобы цепляться в перья и тянуть вниз. Уронив ворона на землю, они просто его терзали в мелкие клочья. И продолжали дальше. Их была много. Мы не смогли совладать со всеми. Но те, что кружили вокруг меня и раненого Мирта только и оставались. Мне пришлось перекинуться в человеческую форму, чтобы защищать его. Он от слабости и потери крови не смог держать никакую трансформацию. Остальных мы давно положили. А потом прибежал Мар. Я уже отчаялся. Брат был без сознания и кровью истекал. А я один против восьми. А дальше, вы знаете. Он расправился и с ними и привёл нас сюда. Правда, у них тоже двое оставалось. Удрали, собаки! – закончил Гаро.


— Да, беда, скажу я вам, - выдохнул отец. – Подозреваю, они Лютому доложат. Их нельзя было отпускать, Маршалл.


— Не до них было, - ответил я гулко. Хотя, понимаю, отец прав.


— Ясно. Теперь только ждать. А пока повозку собрать надо, чтобы в лесу вас спрятать. Мирт ещё слаб, чтобы бороться. Он ребёнок, в конце концов. Поэтому, надо время. А пока нужно залечь на дно и переждать. Сейчас ни к чему показываться Лютому. Он силен и коварен, - заключил отец.


— Проведай брата, Гаро, - предложила мама.


— Обязательно, - кивнул мой любимый. Она ему мягко улыбнулась, чтобы поддержать. Он ответил такой же мягкой улыбкой, только с грустью.


          После завтрака, мы пошли в дом Гобэра. Он задремал, сидя у пастели больного. Но, судя по тому, что «больной» уже не спал, было видно, что ему гораздо лучше. Ещё пара дней и он оклемается.


— Привет, малыш. Тебе лучше? - поприветствовал Гаро брата.


— Привет, братец. Ты вовремя. Мне лучше. Где мы?


— В селении Марша. Ты в доме лекаря.


— А, теперь понятно, кто вливал мне в глотку эти микстуры. Я уже встать хочу...


— Ни в коем случае... – прогудел Гобэр со своего места. Он проснулся и был намерен выпроводить незваных гостей.


— Это почему? – лениво возмутился Мирт.


— Это потому, молодой человек, что рано ещё вставать. Вы потеряли много крови. Надо восстанавливаться. Стоит вам встать, как упадёте. Кто поднимать будет?


— Но, мэтр, я хорошо себя чувствую, - возразил этот непоседа.


— Это пока лежите. А стоит встать, как станет только хуже. Так что лежите. А вас, молодые люди прошу часто не беспокоить больного. Ему нужен покой и отдых.


— Хорошо, мэтр. Мы сейчас уйдём, - ответил я. Дайте братьям побыть минуту вместе. Пусть почирикают. Для них это важно, - попросил я лекаря.


— Ну, хорошо. Пусть поговорят. Но, не долго. Мирта сейчас нельзя утомлять, - сдался Гобэр.


          Мы с Гобэром вышли, а Гаро присел на кровать к брату и взял за руку.


— Послушай, Мирт, - начал мой любезный. – Надо срочно уходить из селения. Поэтому, как только ты поправишься, Марш спрячет нас в своём доме.


— Надоело убегать и прятаться, Гаро, - возразил Мирт.


— Потерпи. Нам только тебя подрастить и найти невесту. Одинокий ворон гнезда не вьёт.


— Это ещё зачем?


— Род восстановить.


— Нет, Гаро. Ты не прав. Я не хочу прятаться, чтобы размножиться. Я нормально жить хочу. Не хочу постоянно бояться. Надоело. Я согласен побыстрее подрасти. Но, лишь для того, чтобы расправиться с врагом. Иначе, я только и буду делать, что размножаться для того, чтобы мои потомки гибли! Не вижу смысла в таком размножении.


— В этом ты прав. Оказывается, ты взрослеешь быстрее, чем я предполагал. Это хорошо. О твоём предложении я подумаю. Однако, временно, пока Лютый активно нас ищет, надо спрятаться. Не на долго. Хорошо?


— Хорошо. А как не на долго?


— Не знаю, Мирт. Всё будет зависеть от ситуации.


— Я согласен подождать недолго. Однако, если ожидание затянется, я ...


— Не время геройствовать, братец. Сейчас выздоравливай. Потом подумаем, что делать, - прервал Гаро брата. Он серьёзно опасался, что мальчишка может сбежать и натворить дел. Подвергнуть себя опасности и погибнуть. В силу своего возраста, он ещё не способен думать на перёд, взвешивать все «за» и «против», рассматривать варианты последствий. Поэтому, стоит не спускать с него глаз.


          Зашёл Гобэр, дав понять, что свидание окончено и ему пора взяться за лечение пациента. Гаро по его взгляду это понял, чмокнул брата в лоб и удалился. Я ждал его на улице.


— Ну, что поговорил?


— Да, и мне не понравилось то, что сказал Мирт.


— Что он сказал, любимый?


— Ничего хорошего, Мар. Он хочет побыстрее подрасти, чтобы сразиться с врагом и уничтожить его. Ему надоело бояться и прятаться.


— Разве это плохо? Он правильно рассуждает. С этим надо заканчивать!


— Мар, как ты не понимаешь? Он ещё ребёнок! Ему нет шеснадцати лет. Он может сбежать и натворить дел. С него нельзя спускать глаз.


— Это верно. Если он сбежит, беда. Ладно, сейчас об этом не думай. Пусть сначала в себя придёт. Пошли повозку собирать. Надо всё предусмотреть, чтобы не страдать потом от нехватки чего-либо.


Отец и мама давно оговорили список того, что могут предоставить сами. Мы, отсмотрев имеющееся, добавили своё. Но, это придётся закупать отдельно. А значит просить у кого-то. Повозка была собрана за три дня. За это время Мирт залечил раны благодаря искусному лекарю. Он уже вставал, хорошо ел.


Пытался перекидываться. Гаро не очень был доволен этому, так как переброс могут заметить шпионы Лютого. Ведь переброс подростка, это не то что переброс взрослого ворона – оборотня. Взрослый перекидывается полностью и у него две формы: обычная и боевая. Боевая представляет собой ворона – переростка с мощным телом, когтистыми лапами, горящими огнём глазами. Размером такой переросток с лошадь, крупной породы будет. Может чуть больше. Ударом одних только крыльев он выбивает из жертвы дух. Про клюв и когти и говорить нечего. Клювом Вороны не только глаза могли выклевать. Но и раздробить черепную коробку как орех. Когти рвали живую плоть как гнилую ткань.


         Подростки до двадцати одного года имеют одну единственную форму: человек с крыльями. Такого тоже надо ставить на крыло, как и обычного воронёнка. Летать подростки учатся за неделю или две, в зависимости от возможностей тела и способностей самого подростка. Подростки в такой ипостаси без присмотра взрослых весьма уязвимы. Поэтому, Гаро переживал, что Мирт в своей вороньей ипостаси может привлечь лишнее внимание, быть сцапанным псами Лютого. Но, разве подросту с его неспокойным характером это объяснишь? Нет, объяснить-то можно. А вот сделает он всё с точностью до наоборот!


Глава 2. Дом на опушке древнего леса

Как только Мирту стало легче, мы втроём, в сопровождении отца тронулись в путь к моему дому. Доехали мы без приключений. Отец помог нам выгрузить повозку и уехал. Мы разместились в комнатах. Нам с Гаро досталась моя собственная комната. Тут, как говорится, без вариантов. Комната напротив - гостевая. Её мы отдали Мирту. Целый день мы потратили на то, чтобы обустроиться и мало-мальски привести в порядок дом. Сделали небольшую уборку и приготовили ужин. Снова в камине загорелся огонь, согревающий не только тело, но и душу. В доме запахло едой, ароматами жильцов. Стало уютнее и теплее. За долгое время Гаро и Мирт ненадолго расслабились. Мирта разомлело после ужина, и он уснул у камина в гостиной. Мы же, пошли к себе и занялись собой.


Я припёр Гаро к стенке у двери нашей спальни.


— Ну, что, соскучился? Не желаешь «потанцевать»?


— Марш, ты чего? – не понял Гаро. Или сделал вид, что не понял.


          Я страстно и требовательно поцеловал его в губы, руки сами стали исследовать изгибы его стройного тела, добрались до сокровенного. Он ахнул.


— Ах-х! Марш, ты чего творишь, зверюга?


— Гаро, я соскучился по тебе, по твоему телу. По малышу Гаро! Я изнемогаю. Если ты сейчас не накормишь моего волка, то я сам тебя загрызу в порыве страсти!


— Я тоже соскучился, Марш. Только по тише, Мирт дома. Услышит ещё!


— Ой, чего он от нас не слышал? Что, думаешь он маленький и не знает, чем могут заниматься у себя в комнате двое влюблённых?


— Он так молод. Ему ещё рано об этом знать!


— Не бузи, милый, корми меня! – я взял его за грудки и прижав к себе протолкнул в комнату. Дверь со скрипом открылась, и мы вошли в комнату. Я, не отрываясь от поцелуев толкал его в направлении кровати. А он, идя спиной вперёд, чуть не заплетался в наших ногах. Наконец, мы дошли до вожделенной кровати. Я толкнул его на мягкую пастель. Он удивленно посмотрел на меня.


— Что дальше? – хитро спросил он.


— Раздевайся, Ворон! Я голоден!


— То, что ты голоден, я уже слышал.


          Я навис над ним и снова поцеловал. Сначала быстро и нежно, потом всё требовательнее. Любимый активно и страстно отвечал мне, чем заводил ещё больше. Я коснулся губами его шеи, ложбинки и плеча. Он инстинктивно сжался, застонал от удовольствия. Его тело слегка содрогнулось. Я продолжил его «поедание». Наконец, я добрался до сосков Гаро. Он тихо застонал от того, что я тронул языком его сосок. Какой же он чувствительный! Я просто прикоснулся, а у него снова судорога. Соски затвердели и прикосновение к ним было ощутимее. Я долго их терзал по очереди, пока «малыш Гаро» не проснулся. Я заклеймил поцелуями всё его тело, дойдя до самого вкусного. Сделав ему недолгий минет, решил не торопиться. Даже излиться не дал. Я выпрямился и вернулся к поцелуям. Гаро издал вздох разочарования.


— Ты хочешь меня убить или съесть? – съязвил моя милость.


— Я хочу тебя поглотить! Полностью! Ты мой и таковым останешься! Ты вкусный и соблазнительный. Особенно, одно местечко!


— Это какое же? – заулыбался мой любимый ворон.


— А ты как будто не знаешь? Кажется, я тебе его раньше показывал...


— Напомни... – флиртует эта язва. Его черные глаза выдали соблазн.


— Не испытывай меня, Гаро, - хмыкнул я и ласково чмокнул в нос. Он не унимался.


— Ой, забыл, ты о чём говоришь, что за местечко? – продолжает свой флирт Гаро.


— Ах, ты не помнишь? А ну, иди сюда! – я живо подмял его и перевернул на живот. – Становись на руки и колени. Сейчас напоминать буду.


          Гарольд хмыкнул и встал на кровати так, как я его попросил. Раздвинув его ягодицы, достал до заветной дырочки. Всю её вылезал. Гаро стонал и выгибался. Лёгкие судороги снова вернулись к нему. Блин, вот, до чего он милый! Я простимулировал дырочку языком. Потом пальцами со смазкой.


— Марш, прошу, пощади! Я больше не могу, - стонал Гаро. – Войди, сил нет терпеть!


— Войду, не переживай, - спокойно отвечаю я. Нащупав предстательную железу, немного помассировал её. Гаро вообще взвыл!


— Мар, пожалуйста! – от напряжения из его глаз хлынули слёзы.


— Да вхожу-вхожу! – благосклонно произнёс я. Осторожно вставил в проход своё возбуждённое копьё. Гаро застонал. Я начал движение, и он ненадолго притих. Гаро начал стонать сильнее, когда я угол входа менял. В определённый момент я почувствовал судорогу у себя. Прижавшись к любимому животом, излился. Он требовал.


— Ещё Марш, ещё!


— Ты чего такой ненасытный, а любовь моя?


— Соскучился! И похоже, сильнее, чем думал.


— Ну, тогда укладывайся на спину.


          Просить любимого дважды или уговаривать, не пришлось. Он живо перевернулся и закинул мне ноги на плечи.


— Торопишь события? – спрашиваю его.


— Нет, подталкиваю куда надо, - Гаро опять начал свой флирт.


— Выпрашиваешь! Отметелю! – предупреждаю его, смеясь.


— Ну и пусть! – отвечает моя милость, скаля зубки.


— Ах, та-а-ак! Ну, держите меня семеро! И ты держись, любимый!


— Ну-ну, давай, я в тебя верю! – провоцирует моя язвочка.


          Сделав ему ещё один минет, вылезал все складки и.…всадил со всего маха. Он забился в экстазе, стонал и кричал, цепляясь за простыни.


— Ма - арш! – вопил мой ворон


— Терпи, сам выпросил! Теперь, пока не кончу ещё, буду таранить. – Гаро пополз от меня, чтобы лечь повыше. Я подхватил его за талию и приподнял над кроватью. Одним рывком я поднял его повыше на подушки. Его чёрные как смоль волосы раскидались по подушкам, обрамляя лицо как лучи солнца. От его вида я часто задышал и долго не думая, вошёл ещё раз. Гаро изогнулся подо мной.


— Марш! Маршалл, я кончаю, - стонал Гаро.


— Не вздумай! Жди меня. Я скоро!


— Не могу больше!


— Сказал же, терпи! Сам выпросил!


          Я спустил его ноги со своих плеч и подогнул одну ногу, чтобы было удобнее двигаться. Вернувшись к поцелуям, довёл его до исступления и добился того, что оба одновременно кончили. Когда Гаро кончил, он попросил.


— Обними меня. Давай спать.


— Устал, любовь моя? – я нежно коснулся губами его виска.


— Угу, - промычал он устало улыбаясь.


— Тогда давай спать. Только помоемся.


          Мы вместе плюхнулись в уже готовую давно ванну и помылись. И ничего, что вода была уже порядком остывшая. Для наших разгорячённых тел – самое то! Ополоснувшись, пошли спать. Так и не вытерлись как следует. Прямо так, мокрые.


          Утром мы спали сколько хотели. Не надо было никуда спешить, что-то делать, за что отвечать.


— Доброе утро, любимый, - промурлыкал я, когда моё солнце открыло свои темно – карие, почти чёрные глаза.


— И тебе утречка, любовь моей жизни, - ответил он.


— Давай вставать. Мирт уже наверняка встал и позавтракал. Я тоже есть хочу. Ты как? Поесть не желаешь?


— Никогда бы не подумал, что так скажу, но я голоден как волк.


— И я тоже, поэтому давай вставать. Я бы и рад тебя до завтрашнего утра здесь держать, но нельзя. Нам надо есть не только друг друга, но и обычную еду.


— Мяса хочу. Сырого!


— И я тоже. Может на охоту двинемся?


— Ты, как всегда, забьёшь, а я поем?


— А у тебя есть варианты?


— Нет, нету, - Гаро усмехнулся. – Я же Ворон, а не Орёл!


— Верно. Вот и не выпендривайся!


— А я и не выпендриваюсь! – он скуксил смешную мордашку, передразнивая меня. Чем заработал шлепок по голой попе.


— Ай, за что? – возмутилась моя маленькая язвочка.


— За всё хорошее! – отвечаю уклончиво. – Поднимаемся! – скомандовал я.


          Гарольд, надув губки, сполз с пастели и начал одеваться. Он демонстрировал всю свою обиду и неприступность в связи с этим. Ага, решил вызвать у меня чувство вины за этот воспитательный шлепок? Не дождётся! А вот урок вежливости я ему сейчас преподам! Одевшись, подхожу к моему сокровищу. Прижал к себе и подняв подбородок взглянул в глаза. Что я искал? Что признается в своей игре? Или извинится за выпендреж? Нет, он просто спокойно смотрел. А сам чуть не плакал.


— Вот чего ты заводишься и меня заводишь? Скажи, любовь моя. Тебе ночи не хватило? Или ты на охоту не хочешь? – спрашиваю Гаро.


— Я не знаю... – процедил он сквозь зубы.


— Вот как? Сейчас помогу! – я притянул его лицо к себе и требовательно поцеловал. Потом углубил его так, что Гаро чуть не задохнулся. Когда я отстранился, снова посмотрел ему в глаза. В них было желание и похоть! Вот ненасытный! И он ещё меня зверюгой называл? - Ну, и кто здесь ненасытная зверюга? – спрашиваю я мою милость. Он помялся, пытался высвободить подбородок. Но, я не дал. – Отвечай!


— Оба!


— А, по-моему, ты! Никогда бы не подумал, что Вороны не могут держать себя в руках. Я Волк, для меня это свойственно. Если я сорвусь, то для мня это нормально, а для окружающих опасно. Но чтобы Ворон был ненасытен?


— Прости. Просто я соскучился по близости. Если бы не физический голод, я бы так и продолжил утолять голод тела. Проголодался не только ты, Маршалл.


— Вот оно что? Тогда предлагаю вернувшись с охоты заняться любовью снова, - Гаро просиял на мои слова. Идея пришлась ему по душе.


— Я согласен.


— Вот и славно. Пошли. Пожелаем утречка братцу и предупредим, что наш завтрак ждёт нас в лесу.


          Мы закончили с утренними туалетами и вышли из комнаты. Мирт уже поел и сидел у камина, читал книжку. Этого добра я привёз немерено ещё в прошлые свои визиты. Надо было как-то коротать одинокое время. Теперь моей библиотекой воспользовался и мирт. Молодец, умеет себя занять. Мы поздоровались и предупредили, что пойдём на охоту. Давно мяса не ели, хочется сырого. Он только кивнул и понимающе улыбнулся. Мы ушли обратно в комнату и скинув одежду, вышли в окно. Переброс и мы несёмся на охоту по угодьям. Учуяв добычу, я помчался со всех ног. Гаро летел вслед за мной. В пылу погони, мы не заметили, как миновали границу угодий и оказались на чужой территории. Убить небольшого оленя не составил труда. Я отрывал большие куски плоти и отходил в сторону, чтобы дать поесть Ворону. Потом возвращался и брал ещё. Наконец, мы насытились и стали возвращаться. Не успев покончить с трапезой, почуяли знакомый и ненавистный запах рыжих псов. Вот, их нам ещё для полного счастья не хватало. Стая была не маленькая, но действовали они слажено. В определённый момент, стая разделилась. Одна часть, это особей двадцать набросились на меня и Гарольда. Он, почуяв опасность сразу в боевую форму перекинулся. Так что защищаться мы могли. И как я не заметил, что вторая часть стаи, приблизительно то же число особей, направилась в обратную сторону по нашим следам вглубь леса? Бойня с этой двадцаткой длилась относительно не долго. Гарольд рвал и метал псов.  Я тоже не отставал. Наконец, все лежали. Кроме нас, конечно. Я стоял и тяжело дышал. Гарольд тоже сел на землю и осмотрел место побоища.


— Гаро, что-то не так, – рычу ему. - Их было больше! Где остальные?


— Ушли, - каркнул он и догадался. – Мирт!


— Бежим! – скомандовал я.


          Мы летели и бежали что есть сил. При подходе к дому перекинулись и заметили некоторый беспорядок во дворе и следы драки. Крови почти не было. Но, на двери ножом была прикреплена записка в несколько слов: «Он у Лютого! Забери, если сможешь!»


— Черт! Черт! Черт! – выругался Гаро, ударив кулаком в дверь. Его дёрнуло на месте.  – Это я виноват! Зачем я его одного оставил? Ведь решили же с него глаз не спускать! – бесновался любимый. Я сжал его в объятиях, чтобы успокоить. Он ещё долго дёргался и пытался вырваться из моих цепких и сильных объятий, но не мог. Проще было успокоиться.


— Успокойся, Гаро. Если он у Лютого, то мы его вытащим оттуда, - успокаиваю я его.


— Как ты не понимаешь, Мар? Они просят его прийти и забрать! Им не он нужен, а я! Да и он тоже, как потенциальный родоначальник Воронов. Он ведь ещё совсем ребёнок!


— Верно мыслишь, дорогой, - отвечаю я. – Но, полагаю, что раз они просят за ним прийти, то будут ждать. Мы попадём в ловушку. Сами не справимся. Нужна помощь стаи.


— А если они откажут? Ты же теперь не принадлежишь стае на прямую! – возразил Гаро.


— Возможно. Но, думаю, при правильной мотивации не откажут.


— И? Чем ты их мотивировать будешь?


— Страхом за свою собственную жизнь, а также жизнь селения. Предупрежу, что пока Лютый жив, он потенциальная опасность для всех. Рано или поздно он доберётся и до волков, и до лис, и до медведей! До всех, короче!


— Не понимаю, как можно бояться одного единственного оборотня? Его боятся все! Почему до сих пор его не собрались и не убили всем скопом?


— У него слишком много союзников. Он агрессивный, но не глупый. Вот и собрал тех, кто помогает другим его бояться. Пойдем сейчас в селение и попросим помощи у отца.


          Мы снова перекинулись и помчались в селение. Отец был удивлён нашему скорому возвращению.


— Что случилось, Маршалл?


— Отец, прошу, созови совет. Нам нужна помощь стаи. Лютый похитил Мирта.


— Чего! Когда похитил?


— Сегодня утром, пока мы на охоте были. Нас отвлекли его псы, а другая часть стаи выследила, от куда мы прибыли и выкрали его.


          Калеб подошёл к сыну. Они оба были крупные альфа – самцы. Один под стать другому. Обе глыбы стояли друг напротив друга и смотрели друг другу в глаза. Гаро стало не по себе. Отец задышал нервно и спросил. Видимо, для уточнения.


— А как вы с ними встретились? На твои угодья они не сунутся! Слишком опасно. Так, как и где вы с ними пересеклись?


— Похоже, мы перешли границу. Не заметили. Недалеко от угодий они нас и встретили.


— А оттащить добычу на свою территорию нельзя было? Бестолочь! – отец со всего маха врезал мне оплеуху.   – Совсем без мозгов что ли? Ладно, соберу, но ничего не обещаю! Ты нарушил границы владений. Ты сам провоцировал псов, а теперь просишь помощи в борьбе с Лютым? Они могут и не послушать.


— Прости, отец. Я постараюсь убедить их... – я держался за щёку, по которой ударил отец.


— Убедит он, - ворчал Калеб, разворачиваясь, чтобы идти в селение. – Был бы сейчас в ипостаси, я бы по-другому тебе мозги вправил. Идём, соберу тебе совет. И если они откажут, я не при чём! Решай свою проблему сам. Понял меня?




— Понял, - пробурчал я. Ну, хоть взашей за это не выгнал. И то хорошо. Есть маленький шанс убедить племя помочь. Гаро поплёлся за мной.


          Калеб отдал распоряжение своим людям и пригласил нас на место совета. Через полчаса совет стаи был собран. Вождь начал.


— Дорогие соплеменники! Ко мне пришёл мой сын и его муж. У Гарольда пропал брат и стало известно, где он. Мой сын просит вас рассмотреть вопрос о помощи ему в поисках и спасении Мирта их лап Лютого. Я собрал вас для того, чтобы мы обсудили возможные варианты помощи Маршаллу.


          Народ загудел. Все стали тихо переговариваться и недовольно шептаться. Мне и Гаро стало тяжко смотреть на недовольство стаи. Однако, это только начало. Ещё слова мне не давали, поэтому их реакция понятна.


— А чего это он к нам пришёл? – спросил один зловредный старикашка. – Он уже не принадлежит стае. Почему он надеется, что мы поможем? Это его проблема!


— Может ты и прав, достопочтенный Рэндел. Однако, он остаётся моим сыном! Когда он уходил, я обещал ему помощь в случае необходимости!  - ответил Калеб, не моргнув глазом.


— Зря ты ему дал это обещание, - не унимался Рэндел. – Он такой же альфа, как и ты. Вот и пусть свою стаю собирает и пускается за братом мужа.


— Это не верный подход! – заявил Калеб.  – Наша стая никогда не бросала своих в беде!


— Но ведь, помощи он просит не для себя, а для мужа и его брата. А они, как нам помнится Вороны. Если Лютый за них взялся, нам нечего и лезть! – вставил своё слово ещё один старикан - Хёрн.


— Вы не правы, - не вытерпел я. Взглядом я попросил у отца дать мне слово. Он разрешил жестом. Я начал гнуть свою линию, иначе эти старики всех подобьют не помогать. А нам, помощь просто жизненно необходима. – Уважаемые соплеменники, послушайте меня, прежде чем принимать столь категоричное решение и отказывать. Да, я не в стае. Но это нормально. Да, я пришёл за помощью! Имею право обратиться! Я вырос здесь. Это мой дом, и я имею право просить о помощи. Да, Гарольд и его брат – Вороны! Что с того? А вы можете дать полную гарантию, что, уничтожив последних Воронов, Лютый не возьмётся за вас, оборотней волков, далее лис и медведей! Вы лично, можете дать эту гарантию, достопочтенные Рэндел и Хёрн? Если мы возьмёмся все вместе и уничтожим одного единственного оборотня, держащего в страхе всю округу, то и опасность для вас сведём к нулю. Кто он такой, чтобы диктовать свои условия жизни и законы? Да, он подкупил диких псов! Но чем? Едой? Кто предложит еду, тому и служат! Их тоже можно отвадить он Лютого, если заставить их уйти в свои земли. Здесь они чужаки.


— И чем ты собираешься их отвадить? – спросил неугомонный Рэндел.


— Всем известно, что боятся они человека. Настоящего человека, а не оборотня. У людей есть оружие, которое они знают и боятся.


— И где нам взять столько настоящих людей, чтобы помочь? Да и какой здравомыслящий человек согласится пойти на такого сильного оборотня, как Лютый, - добавил свою ложку дёгтя Хёрн.


— Заключим договор. Людям только дай возможность оборотней пострелять. Мы их не трогаем, а они помогают нам избавиться от Лютого и его своры!


— А платить чем?


— Шкурами псов и сам Лютый как трофей достанется.


— А не мало? Нет, лучше купить у них оружие и самим перестрелять этих гадов! – зарычал Хёрн. - А то потом ещё чего-нибудь потребуют!


— Хёрн дело говорит, - вступил в разговор ещё один старейшина – Норманн. – Люди коварны и мстительны. Их кровожадность не меньше, чем оборотней. Так что лучше ограничиться покупкой оружия.


— Не понял, зачем нам оружие у людей покупать, если мы сами можем изготовить его? – вмешался в рассуждения соплеменника Рэндел.


— Тогда надо выделять Маршаллу оборотней из числа воинов, чтобы применить это оружие, - возразил Хёрн.


Мы с отцом и Гаро стояли и просто слушали. Если они заговорили о людях и оружии, значит прямо отказывать не будут. Надо только проявить терпение, и они придут к решению, способному удовлетворить все стороны. Выгоду стаи тоже нельзя сбрасывать со щитов.


— Так огнестрельное оружие с серебряными пулями есть только у людей! – возразил Рэндел.


— А стрелы с серебряными наконечниками чем вам не нравятся? Обязательно огнестрельное применять? – предложил Норманн. – Остаётся набрать отряд оборотней для помощи.


— Добровольно, ни один уважающий себя оборотень, не согласится пойти на эту авантюру! – сказал Хёрн.


— А если вождь прикажет и сам пойдёт? – уточнил Норманн.


— Вождь может и прикажет, - вмешался Рэндел. – Последнее слово всё равно за ним. Однако, кто согласится идти на помощь Воронам? Какой интерес волкам от этого? Нас же Лютый не трогает!


— Это сейчас не трогает, – возразил Норманн. – Маршалл прав. Он так и до нас доберётся.


          Народ загудел пуще прежнего. Короче говоря, спорили и ругались они ещё где-то час. Отец с внимательным нетерпением слушал перебранки норманна с Рэнделом и Хёрном. Кто-то из стаи свои реплики подавал. Мы с Гаро начали уставать, слушая ссоры. Однако, в определённый момент отец не выдержал.


— Тихо всем! – гаркнул Калеб. – Я понял вас. Вы хотите помочь, но не хотите помощи людей. Хорошо, к людям обращаться не будем. Вопрос. Кто пожелает пойти с Маршаллом и помочь ему. В награду, можете выбрать в чьей стае оставаться. Здесь или перейти в новую стаю к Маршаллу.


          Это был ход конём. Определённо. Отец знал законы стаи. Понимал, что стая растёт. Молодняк жаждет свободы и приключений на свой хвост. Поэтому, они могут согласиться. Предложение отделиться от стаи и перейти под начало другого вожака, для них дорогого стоит. Это ещё и шанс отделаться от опеки собственных родителей. Делая такое предложение, отец давал и мне шанс обрести друзей и стаю. Вызвалось пять парней и одна девушка. Отец одобрил их выбор и сказал.  


— Хорошо. Если вы готовы отправиться немедленно, то идите собираться. Я выделю Маршаллу серебро и древки для стрел. По пути отольёте. Совет окончен. Всем разойтись. К нам подбежали парни и девушка, которые собрались идти с нами. Они представились: Томми, Эрик, Рене, Лоренс, Грэг и его пара Глория. Им было велено собраться в течение получаса, так как время уже сильно потеряно. Лютый мог уже убить мальчика. В любом случае, наша задача не оставить в живых Лютого и прогнать его свору. Когда парни и девушка пошли собираться, отец тихо мне сказал.


—  Не плохой набор. Перспективы есть. Грэг бета с задатками лидера. С ним поосторожнее. Держи его под контролем. А так, ребята хорошие, обучены. И Глория – девчонка боевая. Так что не пропадёшь. А теперь сами поторопитесь на сборы.


          Через полчаса мы выдвинулись в сторону владений Лютого. Шли два дня в звериной ипостаси. На ночь перекидывались, чтобы отлить и подготовить стрелы. На третий день пути мы подошли к имению Лютого. Как ещё на его рыжих псов не нарвались? Они вечно кружат по округе.


Глава 3. В логове Лютого

          Принесённый псами мальчик не отличался покорностью. Они его едва донесли. Лютый подошёл посмотреть на мальчишку, лежащего у его ног во дворе имения. Глядя сверху вниз, он спокойно промолвил.


— Что, один? А где второй? Их двое выжило!


— Тот сам придёт за этим! – был ответ.


— Тогда готовьте «тёплый приём» долгожданным гостям, - промолвил Лютый. Он присел на корточки, чтобы осмотреть мальца поближе. – Не бойся воронёнок, мне нужен твой братец. И пока он не придёт за тобой, ты будешь жить. А там посмотрим.


— Зачем мы тебе?


—Позже узнаешь, сладенький, - ответил Лютый наигранно-ласково. Он держал подбородок мальчика и смотрел ему прямо в глаза. – Тебе пока ни к чему это. Мы с тобой пока немного развлечёмся.


— Подонок, не трогай меня! – рыкнул мальчик.


— О, какие мы недотроги!    - усмехнулся Лютый. – Тебе лучше вести себя хорошо. Иначе, тебе будет плохо и больно. Не хотелось бы убить тебя раньше, чем прибудет твой братец. Он самый старший из вас двоих. Вот и поговорю с ним. Будет лучше для вас обоих, если он сам сдастся мне.


— Оставь нас в покое. Мы ничего тебе не сделали! – не унимался подросток. Чем заслужил увесистую пощёчину от Лютого.


— Не дерзи, малыш! Ты можешь не знать или не иметь того, что мне надо. С детьми я не торгуюсь. Поэтому мне нужен твой брат. А ты пока будь паинькой.


          Надо знать своенравного Мирта. Несмотря на пощёчину, Лютого он не боялся и спокойно плюнул ему в лицо.


— Не дождёшься! Отвяжись, сказал!  - процедил Мирт сквозь зубы.


— Вот как мы умеем? – терпение Лютого закончилось. Он устал играть доброго дяденьку.  – Эй, - позвал он слуг. – Уведите его в мои покои и подготовьте!


          Те схватили мальчика и увели в покои Лютого. Его бросили на кровать и привязали к изголовью кровати за руки. Сорвали одежду и оставив на прикроватной тумбе флакон с ароматным маслом, вышли. Надо ли говорить, что мальчик брыкался, кусался, извивался, не давал себя связать. Но, разумеется, слуг было больше чем один и они сильнее его в разы. Поэтому, через четверть часа Мирт был голышом и привязан к кровати. Через некоторое время пришёл Лютый. Уже в домашнем халате и тапочках. Мирту это не понравилось.


— Что ты собрался делать? Отпусти меня! Если брат узнает, ты труп!


— Покричи-покричи, малыш! – усмехнулся Лютый.  – Что он мне сделает? Я практически не уязвим. А нам с тобой надо как-то время скоротать, пока брата ждём.


— Я и без этого прекрасно подожду его, - рявкнул Мирт.


— А я нет! Мне скучно! Расслабься малыш и попробуй получить удовольствие. Я слышал, что твой брат любит альфу волков. Не плохой выбор! Особенно, если учесть, что он старший из вас и ему надо продолжать род. Если, конечно, он сам выживет. А ты себе ещё мальчика для утех не нашёл? Нет? Ну, тогда считай, что я у тебя первый. Дам тебе ценный опыт. Покажу, чем твой брат с любимым в постели занимается.


— Я без тебя знаю, чем они занимаются, - снова рявкнул Мирт. Он дёрнулся, так как Лютый уже подошёл в плотную и залез на кровать. Надо ли говорить, как загорелись глаза этого оборотня, когда он разглядел обнажённое тело подростка.  – Я не такой, как мой брат! Уйди, не трогай меня!


— Не волнуйся так, сладкий мой, - Лютый перешёл на ласковый тон. – Ты просишь о невозможном. Будешь хорошо себя вести, получишь удовольствие. А так, я только порву тебя и сделаю больно. Если ты будешь в непотребном виде, я не смогу договориться с твоим братом. И прекрати убегать. Ты же знаешь, что это бесполезно и только будит мой охотничий инстинкт. Иди ко мне. Обещаю, буду нежен, - Лютый подвинулся ближе и обхватив мальчика за талию, пододвинул на середину кровати. Мирт всеми силами сопротивлялся. Но, Лютый был неумолим. Как он действовал, было видно, что опытен. По его спокойному взгляду Мирт понял, что пока Лютый не собирается ничего сверхъестественного делать. Но и становиться его игрушкой Мирт не желал. Скорее бы пришёл Гарольд.


Лютый скинул халат и остался абсолютно гол. От него приятно и успокаивающе пахло. Он не торопился, а в движениях была грация дикого зверя. Он оседлал мальчика. Сел так, чтобы не давить на живот. При этом его ягодицы касались сокровенной детали подростка. Он был не зрел ещё, а потому для Лютого представлял интерес только его анус. Чтобы немого завести мальчика, Лютый начал нежно целовать его лицо и тело. Кто сказал, что он Лютый? В его действиях было столько нерастраченной ласки и нежности, что Мирту стало не по себе. Он проявлял не дюжее терпение и осторожность. Бережно обращался с молодым незрелым телом. Не хотел пугать и насиловать. От куда у него это? Что за шакалы кружили в его душе? Почему вся округа его боялась и ненавидела, а с Миртом он был до скрежета в зубах ласков нежен и обходителен? Мирт не понимал и понимать пока не хотел. Он был вынужден уйти в глухую оборону и прикинуться бревном. Просто так сдаваться он не желал.


Наконец, Лютый наигрался сосками и телом Мирта. Даже шрамы на руках и теле, оставшиеся после той бойни, тоже вылизал. Взяв флакон с ароматным маслом, он налил немного на руку и растёр всё тело. Это было приятно и одновременно говорило о том, что возбуждение Лютого достигло точки кипения и он готов сделать то, что задумал. Наконец, Лютый дошёл до ног. Обмазал бёдра и провернул Мирта на живот.


— Не смей, слышишь! – процедил Мирт сквозь зубы.


— Поздно, милый! Не проси даже! Я уже в нетерпении! Так что немного осталось.


          Лютый покрыл маслом спину мальчика и ягодицы. Затем, поставив его раком, добрался до заветной дырочки. Накапав ещё немного масла на ложбинку между ягодицами мальчика, он засунул один палец в проход. Мирт застонал.


— Не дёргайся так, сладкий мой, - посоветовал Лютый. – Я не сделаю тебе сильно больно. Просто растяну дырочку. Ты ещё девственник. Так что, больно будет совсем немного. Как только дырочка растянется, будет проще. Потерпи, милый.


          Лютый вставил второй палец и Мирт взвыл. Из глаз полились слёзы. Мирт не смог их сдержать. Не хотел показывать слабости. Лютый замети это.


— Слёзы? Это хорошо. Плачь и кричи! Не стесняйся. Услади мой слух, малыш. Я это обожаю.


— Не дождёшься! – Мирт шмыгнул носом.


— Не вредничай, сладкий. Хочется плакать – плачь. Слёзы – это нормально. Крик от боли или удовольствия – тоже. Так что не стесняйся. – Лютый продолжал растягивать анус Мирта. Тот выл, но терпел. Прикованные к кровати руки не давали убежать дальше неё. Однако, Мирт старался усложнить Лютому задачу, дёргаясь и отклоняясь от его ласк. Он только хмыкал и посмеивался. Неловкие подёргивания подростка забавляли его.


          В определённый момент, Лютый вынул пальцы и произнес.


— Ты готов, милый. Теперь только держись, - он чмокнул мальчика в плечо и осторожно, как мог, вошёл. Мирт выгнулся. Было больно и приятно одновременно. Попытка побега была быстро пресечена Лютым.  – Не убегай, малыш, я осторожно.


          Лютый двигался мерно, медленно и осторожно. Не допускал резких движений и грубости. Мирт извивался и стонал под ним. Единственное, чем Мирт мог показать свой протест, это слова. Он кричал на Лютого, проклинал его последними словами, угрожал расправой, но тот только посмеивался и делал своё дело.


— Не бузи, малыш. Тебе это не идёт. Признайся, я не сделал тебе больно больше положенного. Тебе было приятно. И сейчас приятно, я уверен. Я не бываю груб в постели. Просто прими это как есть.


— И после этого ты сможешь просто так взять и убить меня? – поинтересовался Мирт.


— Не знаю, ещё не думал. Посмотрим на поведение твоего братца. Если он разозлит меня, то убью. Ему лучше пойти на сделку со мной. Он и свою жизнь сбережёт и твою тоже. Впрочем, даже если я оставлю тебя в живых, а он согласится, мне придётся оставить тебя у себя. В качестве заложника и гарантии того, что братец твой, глупостей не наделает.


— Что тебе от него надо? Тебе мало смертей моих родных и близких?


— Прости-прости, - с сарказмом прогудел Лютый. – Так было надо. Иначе, я не заполучу твоего братца. Что, думаешь, я не знаю, как Вороны атаковать умеют? Как рвут когтями жертву и выклёвывают глаза? Как крыльями своими дух вон вышибают? Один-то опасен! А если вся стая поднимется? Нет, мне моя жизнь тоже дорога! – Лютый методично продолжал свой танец внутри Мирта.


— А псы, я так понимаю, разменная монета?


— Верно понимаешь! Сам я один с твоей стаей не разобрался бы.


— Трус! – рявкнул Мирт.


— Не разбрасывайся словами, мальчик, - Лютый сделал резкое движение вперёд, чтобы дать понять Мирту преждевременность его слов. Мирт взвыл. Было больно. Он едва сдержал слёзы, но выругался.


— Мразь! Подонок! Чудовище! – рычал Мирт. Лютый ещё по разу на каждое слово резко подал вперёд.


— Ругайся больше, сладкий! Хочешь, чтобы я порвал тебя? Прекрати ругаться! Тебя всё равно никто не услышит. И не поможет. А мне тебя до прихода брата ещё додержать надо. Постарайся остаться целее, - посоветовал Лютый.     


— А не пошёл бы ты... – Лютый снова резко подал вперёд.


— Какие мы дерзкие, - промурлыкал Лютый. – Просил же, прекрати, малыш, порву.


Мирт притих и беззвучно заплакал. Лютый этого не заметил и продолжал медленно работать. Наконец, его тело свело судорогой, и он кончил в мальчика. Отстранившись, он вынул копье и тихо сказал.


— Сейчас отдыхай, можешь поспать. Беспокоить тебя никто не будет. Позже приду тебя покормить, – он встал с кровати, накрыл Мирта покрывалом и натянув халат, вышел.


          С Мирта не спускали глаз все эти трое суток. Обращались хорошо, кормили вкусно, в удовлетворении физиологических потребностей не отказывали. Никто его не унижал и не издевался. Его отвязали от кровати и взяли обещание, что он не сделает попытки сбежать. В противном случае, он снова будет привязан. Лютый приходил каждый день, имел его, беседовал о чём-нибудь и уходил. Ничем и никак Лютый не давал понять мальчику, что желает его смерти и сделает это при первой же возможности. Лютый также понимал, что насильно мил не будешь, поэтому, «беседы по душам» были призваны изучить мальчика, а самому Мирту показать, что не такой он лютый, как о нём говорят. Единственное, что пока Мирт не понимал, зачем Лютому всё это надо. Пока не понимал.


А меж тем, Гарольд в сопровождении волков подошли к логову Лютого. Зря Гаро успокоился, что псов нет. Они были и пристально следили за маленькой стаей на расстоянии. Им было велено при возможности отделить Ворона от волков и доставить к Лютому. Псы встретили оборотней у самой границы имения. Организовали круговую оборону. Тот, что побольше, вышел вперёд и прорычал.


— Что вам надо? Мы ждали и пропустим только Ворона. Остальным советую уйти совсем. Вас не приглашали.


— Мы не уйдём, пока не заберём воронёнка! – рычу я в ответ.


— Это не вам решать! Он заложник. Хозяин хорошо с ним обходится, но ждёт его брата. Мы не пропустим вас, уходите! – продолжал рычать главарь стаи псов.


Со стороны это выглядело так: два самца собаки и волка стоят друг напротив друга и рычат, не отводя глаз. Рычание было протяжным и прерывистым. Оскаленные зубы были готовы в любой момент порвать плоть врага. Но, нет, что-то их держало. А держало их то, что в заложниках у его хозяина мальчик, которого надо как-то вытаскивать. Лишние конфликты ни к чему хорошему не приведут. Только усложнят положение дел. Я отошёл на шаг назад. Надо быстро принимать какое – то решение.


— Хорошо, Ворон пойдёт к вашему хозяину. Но, мы пойдём с ним. Или никак!


— Ты меня слышал, Волк? Хозяин ждёт только Ворона! – рычал главарь псов.


— Я не оставлю его!


— Тогда только ты один! Убирай своих волков подальше. Мы не пропустим их.


          Я дал знак ребятам отойти в лес и ждать меня и Гаро. У них были сутки для ожидания, а потом они должны были применить разработанный в дороге план. Гаро уселся мне на холку. В сопровождении псов я пошёл в имение. Нас определённо ждали, были готовы в любой момент наброситься по первому приказу хозяина.


На крыльце дома нас встретил Лютый. Выглядел безупречно. Что-то выдавало в нём кровь аристократии. Гладко выбрит, одет с иголочки, от него исходил лёгкий аромат масел вперемешку с тестостероном. Взгляд спокойный, лицо без единой морщинки. Эмоций вообще нет. Однако, от меня не ускользнуло то, что визитёрами, т.е. нами с Гаро, он доволен.


— О, какой сюрприз, - произнёс Лютый, уже не скрывая своего удовольствия.  – Я ждал только пташку, а ко мне в гости пожаловал ещё и волчонок. Как мило.


— Отдай Мирта, и мы уйдём! – глухо прорычал я.


— Ещё чего? – так же спокойно произнёс Лютый.  – Пока не поговорю с твоим любезным, Волк, никуда вы не пойдёте. Я ещё не разучился принимать гостей. Не провоцируйте меня превращаться в вашего тюремщика. Пока я предлагаю просто поговорить. У меня обед готов, стол накрыт. Вот за обедом и поговорим, как цивилизованные люди. Проходите.


          Он сделал приглашающий жест.


— Полагаю, вам нужно отдохнуть с дороги и переодеться к обеду. Я сам провожу вас в комнату. Я не ожидал Волка, потому одежда готова только для Ворона. Если подождёте немного, я распоряжусь и вам принесут дополнительный костюм.


— Чего это ты такой добрый?    В чём подвох? - спросил Гаро, сидя на моей холке. Лютый шёл рядом и пояснил.  


— Я уже сказал. Что вы мои гости. И не ищи подвоха, его нет. Принимать гостей я умею. Если вы будете достойно себя вести, я продолжу себя вести точно так же. Что будет в противном случае, вы знаете. Успокойтесь, я не намерен вас убивать. Это, несмотря на то, что Волка я не приглашал. Но, поговорить мне с тобой, Ворон надо.


— И зачем я тебе?


— Всему своё время, Гарольд. Тебя ведь так зовут?


— Да, - каркнул я.


— Не могу же я занимать гостя серьёзной беседой прямо с порога. Отдохни с дороги и переоденься.


— Я увижу брата?


— Несомненно. Однако, как я и сказал, всему своё время. Сначала разговор.


— А что, его не будет на обеде?


— Нет, он уже сыт. Поел раньше. Сейчас его готовят для встречи с вами. Но, не торопитесь и не спешите, чтобы ничего не испортить. Не пытайтесь увидеться с ним раньше.


— Ты даёшь слово, что мы его увидим? – спрашиваю я.


— Конечно. При соблюдении всех условий, да.


— И потом отпустишь? – не унимаюсь я. Надо сразу с ним на берегу договариваться, иначе схитрит и не отпустит ни Мирта, ни нас.


— Это будет зависеть от результата беседы с вами. Если мы договоримся, то возможно, я вас отпущу. Но не его. Он моя гарантия, что вы не наделаете в будущем глупостей. По крайней мере, пока не выполним все условия сделки. Он и сейчас моя гарантия, которая работает весьма исправно.


— Но, Лютый, мы пришли за ним и намерены его забрать, - не выдержал мой Ворон.


— Это опять-таки от тебя зависит, Гарольд. Смотря до чего договоримся. От тебя будет зависеть то, отпущу я его с вами?  Или вы повидаетесь с ним последний раз.


— Всё на столько серьёзно? – не унимался Гаро.


— Сейчас просто не забивай себе голову, Гарольд. Поговорим за столом. Вот и ваша комната. Проходите. За вами придут, чтобы позвать к обеду.


Глава 4. История Лютого

Мы зашли в комнату, Лютый закрыл за нами дверь. Мы перекинусь.


— Что думаешь? – спрашиваю Гаро.


— А чего тут думать? Дёрнемся, сами погибнем и Мирта не спасём. Пока мы можем играть только по его правилам. Выхода нет. Посмотрим, что он нам скажет. Думаю, хотел бы убить, сделал бы это давно и сразу. Но, он нас ждал. Почему бы не послушать, что он скажет.


— Ты прав, сейчас не время геройствовать. Придётся проявить терпение. Идём в ванную, раз дали время. Воспользуемся гостеприимством. Смоем дорожную пыль и переоденемся, как рекомендовано.


Пока мы мылись, слуги принесли мне одежду. Из всех слуг, кто снова в доме, мы заметили оборотней разного вида. Среди слуг были оборотни Волки, Лисы и Вороны. Как только мы оба были готовы, за нами пришли и проводили в столовую. Хозяин дома уже был в столовой и любезно пригласил сесть пообедать. Откровенно говоря, мы всего могли ожидать. Но не этого! Мы готовы были драться и кусаться, выручая Мирта их плена. Однако, приём нас удивил и немного дезориентировал. По знаку Лютого, слуги подали обед. Нам был представлен довольно разнообразный выбор блюд. Всё очень красиво для глаз и приятно для желудка. Мы по началу не решались приступить. Но, хозяин дома заметил наше замешательство и заверил.


— Не бойтесь, не отравлено. Ешьте спокойно. Не думаете же вы, что я отравлю пищу, которую ем сам и предлагаю гостям во время переговоров?


          В словах Лютого был смысл, поэтому мы немного расслабились и приступили к еде.


— Итак, Лютый, ты пригласил нас, чтобы поговорить. Мы слушаем, - начал Гаро. Лютый начал из далека.


— Скажи, Гарольд. Какие легенды ходили в твоей семье относительно меня?


— Разные. Но, в основном, страшилки для детей. Старые Вороны рассказывали молодняку истории о страшном оборотне по имени Лютый. Говорили, что он когда-то был другим. Но, несчастная любовь сделала его злым и мстительным человеком и Волком. Это правда, что раньше тебя звали Лаэрт?


— Правда. Это имя было дано мне при рождении. Но, когда умерла моя душа, имя тоже кануло в лету. Пришлось стать Лютым.


— Это что же произошло, что ты потерял душу? - спрашиваю я.


— Много чего. Обеда не хватит, чтобы рассказать.


— Мы не торопимся, - заявил Гарольд.  – У нас сутки для того, чтобы решить проблему.


— Почему сутки? – поинтересовался Лютый.


— Те волки, что пришли с нами, будут ждать сутки, потом начнут действовать. Мы же не знали, как всё обернётся. Признаться, такого приёма мы не ожидали. Поэтому и разработали план вызволению Мирта.


— Ясно, - усмехнулся Лютый.    – Можете им написать записку, как начнёте понимать, что задерживаетесь. Вот и всё. Хотя, им было бы лучше вообще уйти.


— Они не уйдут. Они моя стая, - пояснил я.




— Что ж, раз так, пусть ждут. А пока ешьте.


— Так ты нам расскажешь, как потерял имя? – не унимался Гаро.


— Конечно, раз вам так интересно. Однако, я хотел бы кое-что узнать и от тебя, Гарольд. В вашей семье есть тайна, известная тебе. Согласен рассказать в обмен на то, что знаешь об этой тайне ты. На основе этого, я предложу тебе небольшую, но взаимовыгодную сделку. Ты согласен?


— А у меня есть выбор? – спросил Гаро.


— Выбор есть всегда, Гарольд. Вопрос в том, кто его предлагает и на каких условиях.


— Тогда, мне ничего не остаётся, как согласиться.


— Вот и хорошо.

***

История Лаэрта и Трейси.

          Лаэрт прогуливался по городу в поисках успокоения. Отец сообщил ему утром, что намерен его женить на одной из дочерей друга и соседа – Моргана Фрисби. Семейство Фрисби было богатым, как и семья Лаэрта Орфорда. Реджинальд Орфорд желал этого брака, надеясь на расширение своих охотничьих угодий, а за одно сплавить в одно из родовых имений старшего сына – повесу и балагура Лаэрта. Имея за спиной достойное образование и воспитание, Лаэрт не отличался покорностью характера, свойственной всем сыновьям и дочерям в любой семье оборотней – волков. По статусу положено, так сказать. Лаэрт же, часто спорил с отцом, перечил во всём, чем мог. Наказывался поркой, но продолжал перечить. Известие о том, что отец хочет его в ближайшее время женить, не вызвало в душе Лаэрта ровным счётом никакого восторга. Напротив, узы брака его не прельщали.


          Сильно поругавшись с отцом, он пошёл в город в сопровождении слуги, чтобы немного развеяться и подумать, как избежать брака. На площади, где было не мало народу, его внимание привлекла толпа, окружившая трупу артистов. Они выступали с разными номерами. Развлекая публику музыкой и танцами, зарабатывали на жизнь.  Лаэрт пробрался по ближе к сцене. На сцене уже выступила маленькая танцовщица. Её сменил парень лет семнадцати на вид. Он вышел на сцену с гитарой запел. Лаэрта словно током ударило! Он не сводил глаз с парня. Тот заметил пристальный и заинтересованный взгляд. Их взгляды встретились. Похоже, у парня была та же реакция, что и у Лаэрта. Странно, как он сдержался. Он продолжал владеть голосом, но глаз с Лаэрта не сводил. Пел только для него. Лаэрт заслушался и засмотрелся.


По окончании представления, Лаэрт не отказал себе в удовольствии подойти к артистам и поблагодарить за представление. Надо ли упоминать, что и вознаграждение за представление из рук Лаэрта получил именно парень, спевший песню.


— Как тебя зовут? - спросил Лаэрт парня, передавая кошель с деньгами.


— Трейси, милорд.


— Позволь поблагодарить тебя за чувственное выступление и прими скромное вознаграждение. Если бы я взял с собой больше, отдал бы и это, не задумываясь.


— Благодарю, милорд, - ответил парень, скромно отводя взгляд. Лицо зарделось краской. Его пение не только похвалили, но и достойно оценили.


— Скажи, могу ли я пригласить тебя на ужин в какую-нибудь приличную таверну или ресторанчик.


— Это честь для меня, милорд.


— Меня зовут Лаэрт. Прошу, зови меня так, а не иначе. И на «ты», если можно. Так меня называют только слуги. А ты в их число не входишь.


— Благодарю, мил...Лаэрт. Это не меньшая честь для меня. Чем я это заслужил?


— Голосом, Трейси. Исключительно голосом. И песней ещё. Ты замечательно не только поёшь, но и на гитаре играешь. Я заслушался.


— Спасибо, я старался, - ещё больше рассеял Трейси.


— Скажи, ты ведь оборотень?


— Да, я Ворон? Что-то не так?


— Нет, что ты! Всё так, просто я наслышан о том, что вороны не поют. А у тебя красивый голос. Да такой, что даже если ты будешь напевать мотив на ля-ля-ля, всё равно за душу возьмёшь.


— Брось, Лаэрт. – Трейси совсем смутился. Столько комплиментов в один день он ещё не слышал никогда.


— Я не вру, Трейси. Поверь, если бы ты мне не понравился, я даже слушать не стал и ушёл бы.


— А почему только я понравился? Ведь мои родные тоже старались.


— Извини, Трейси, но танцы мне и дома надоели, а к фокусам я отношусь скептически. А вот пение я люблю. При чём и слушать, и петь.


— У тебя тоже есть голос?


— Есть. Во всяком случае так говорят. Даже просят иногда что-то исполнить. Теперь я хочу выучить и твою песню. Она мне понравилась. Кто автор?


— Спасибо. Я сам её написал.


— Красивая, - оценил Лаэрт. – Давно таких не слышал. Ладно, я пойду. Мы можем встретиться вечером в кофейне «У Тэда»?


— Думаю, да. Мы будем в городе ещё дня три. Потом домой поедем.


— А где вы живёте?


— В селении «Мак Мелен», к востоку от сюда.


— Ясно. Я знаю, где это. Как-то мимо проезжал. Ну, я жду тебя к семи вечера.


— Да, я приду. Причин для отказа пока не вижу, планов у меня на вечер нет. Так что, я буду, -Трейси улыбнулся Лаэрту самой обворожительной улыбкой. Эту улыбку Лаэрт запомнил на всю жизнь.


          Вечером, отец снова запел песню про женитьбу и сообщил, что скоро прибудет потенциальная невеста для знакомства. Лаэрт опять поссорился с отцом, заявив, что к ним в дом может приехать хоть сотня невест, но ни одна ему не нужна. Он будет ждать истинную пару. Однако, визит уже был запланирован. Всё договорено и не отменить. О чем отец и сообщил сыну. На что Лаэрт только фыркнул и бросил фразу.


— Ну, я вам устрою! – он убежал к себе и бросился на кровать.


          Побыть одному и пострадать ему не дали. Зашла матушка. Пришлось встать с кровати и вытереть слёзы.


— Лаэрт, сынок, что происходит? Почему ты так не рад женитьбе? Элеонора очень хорошая девушка. Мы получили о ней самые лестные отзывы.


— Она мне не интересна, мама, - Лаэрт отвёл взгляд.


— Почему?


— Прежде чем ответить на этот вопрос, я хочу всё знать о поиске истинной пары. Я оборотень и хорошо мне будет только с ней. А Элеонору я видел однажды. Она красива и умна, но не нравится мне. Я не вижу её своей парой. Так что вы знаете об истинной паре? Вы же с отцом истинные, почему я должен жениться в угоду территориальным интересам?


— Хорошо, я расскажу тебе об истинности пар. Присядь на кресло.


          Они сели в кресла друг напротив друга. Оделия взяла руки сына в свои и начала рассказ.


— Истинная пара одна и на всю жизнь. Развод ей не светит, так как они понимают друг друга с полуслова. Они чувствуют настроение друг друга, реагируют на его смену. Боль пары чувствуется как своя. Эмоции радости тоже. И что бы в их жизни не происходило, они не могут друг без друга. Тяжело переживают разлуку или размолвку. Даже временную. Ни с кем другим оборотню не может быть так хорошо, как со своей парой. Нет, до пары и после неё, оборотень может жить с кем – то другим. Однако, так хорошо, как с истинной, ему уже не будет.


— Как находится пара, мама. Я же должен как-то понять, что это моя пара и больше ни чья.


— Ты поймёшь это сразу. Между вами пробежит искра. Вы не сможете оторвать друг от друга взгляда. Тебе не захочется её отпускать, а ей тебя. Вы оба будете ждать и желать встреч. А если такую пару поженить, дети у них будут самые красивые и счастливые.


— Ясно. А если я скажу, что нашёл такую?


— Вот как, - лицо Оделии просияло. – И кто же она?


— Мам, это не она. Это он. Я, правда ещё не уверен, я ещё это проверю. Но, с ним всё было так, как вы рассказали мне.


— Лаэрт, милый, я рада за тебя. Однако, если отец узнает, он будет в шоке. А потом в ярости.


— Думаю, пока ему говорить не стоит. Я хочу сначала сам разобраться. Скажем, когда пройдут смотрины. Так ему легче будет принять это.


— Сынок, может ты и прав. Действительно, не стоит срывать смотрины. Однако, тебе придётся познакомить отца с истинной парой. Скажи хоть, кто он? Он оборотень?


— Да, конечно, он оборотень, - Лаэрт только сейчас понял, к чему клонит мать. Воронов Волки не очень–то жалуют. У Волков отношение к Воронам как к существам низшего ранга, любителям падали.


— Он Волк?


— Он Ворон, мама.


— Что? Этого ещё не хватало! Да, Лаэрт, отец будет в жуткой ярости.


— Матушка, я разберусь с этим позже. Обещаю. Если он решит лишить меня наследства или наказать, я готов. Но, от парня я не отступлюсь.


— Не говори глупостей, сынок. Отец не лишит наследства единственного отпрыска.


— Хотелось бы верить, - вздохнул Лаэрт. – Матушка, можно вас попросить?


— Да, говори.


— Не могли бы вы занять отца во время ужина и до утра?


— И, что я ему скажу? Почему нет сына за ужином?


— Заперся в комнате, расстроился и лёг спать. От ужина отказался.


— А зачем тебе это?


— Проверять пойду, истинная ли он пара.


— Хорошо, иди. И лучше бы он не был твоей истинной парой, сынок. Я не представляю, что тогда отец сделает.


— Посмотрим, что сделает. Потом и будем решать, как быть дальше. Огромное спасибо за поддержку, мама. Вы всегда меня понимали.


— А как же иначе? Я твоя мама. Почему я не должна тебя понимать?


— Ну, отец-то не понимает.


— Не сердись на него. У него свои интересы от этой женитьбы. Его можно понять.


— Я понимаю. Я не хочу принимать это.


— Лаэрт. Я прикрою тебя. Но, только сегодня. Дальше сам. Я не могу это делать бесконечно.


— Спасибо, мама.


— Когда ты уходишь?


— К семи.


— Ладно, - она поднялась с кресла. Лаэрт последовал её примеру. – Сейчас отдыхай.


— Хорошо.


          Он поцеловал ей руку на прощание и отпустил. Разговор с матушкой успокоил его и настроил на позитивный лад. С нетерпением Лаэрт ждал шести часов, чтобы испариться из дома. Матушка, действительно сделала, как договаривались. Отец был на сына зол и даже одобрил отсутствие сына на ужине. Лаэрт тем временем торопился в кофейню «У Тэда». Выбор места был обусловлен тем, что находилась кофейня недалеко от места, где остановились Вороны. Трейси ждал его у входа в кофейню. Даже в своём нетерпеливом ожидании он был мил и притягателен. Лаэрт, полюбовавшись парнем у входа, подошёл ближе.


— Привет, долго ждёшь? – спросил Лаэрт.


— Нет, только пришёл.


— Ясно, пошли?


          Они зашли в кофейню. Народу не много, удалось занять свободный столик. Симпатичная девушка сразу подошла и приняла заказ. Парни проболтали о сём и не о чём вплоть до закрытия. Хозяин таверны едва их выгнал, приглашал завтра с утра. Ну, где там? С утра у Лаэрта были планы на Трейси. Он выяснил, когда труппа начинает представление и сколько в день их бывает.


— Приду на все. А вечером опять в кофейню зайдём, - предложил Лаэрт.


— Ты не боишься разориться?


— Для тебя мне ничего не жалко. Я не могу насладиться общением с тобой.


— Я тоже.


— Скажи, Трейси. Ты что-нибудь слышал об истинности пар у оборотней?


— Да, слышал.


— А ты не находишь, что мы и есть истинная пара?


— Я думал об этом, но пока не могу даже мечтать об этом. Мои родители вряд ли это одобрят.


— Мой отец скорее всего тоже. Однако, если мы истинная пара, то нам нечего бояться. Ничего они нам не сделают.


— И всё же я боюсь.


— Не бойся, любимый! Я с тобой! – Лаэрт осторожно притянул к себе Трейси. Также осторожно, словно спрашивая разрешения поцеловал его.  Это был их первый поцелуй. Он у обоих был первым.


          Со следующего дня парни виделись ежедневно вплоть до отъезда семьи Трейси из города. На прощанье, Лаэрт подарил любимому амулет, защищающий от несчастий. В него даже можно вселить душу, чтобы временно спрятать. Заключить душу и тело в амулете хозяин амулета может и сам нажатием на центр. А вот достать его оттуда, только истинная пара. Трейси нехотя принял амулет. Но, Лаэрт настоял, так как не хотел рисковать, а перестраховаться не мешало. Он даже пообещал любимому, что найдёт амулет где угодно и вызволит душу и тело Трейси. Сам Трейс, вообще не намеревался пользоваться амулетом. И взял он его из рук любимого только для того, чтобы уважить.


Теперь, только дорога к его дому занимала целый день. Прибыть можно к вечеру, если выехать утром. Лаэрту приходилось придумывать массу отговорок, чтобы уйти из дома не трое суток. Каждую неделю он согревал любимого в пастели, доводя ласками до исступления.


Наконец, настал день знакомства с потенциальной невестой. Смотрины, то есть. Лаэрт остался верен себе и своему слову. Поэтому устроил форменный беспредел на данном мероприятии.


Во-первых, он бессовестно опоздал из города на смотрины. Извинился и придумал какую-то неправдоподобную отговорку. Типа той, что, когда он уже возвращался, ему дорогу перебежала чёрная кошка. Да не простая, а оборотень. Что ещё хуже! Пришлось делать огромный крюк по городу. В результате заблудился и кое-как нашёл выход. А тут его чуть не ограбили, пришлось отдавать все деньги и спасаться бегством. Вот! Гениально, не правда ли?


Во-вторых, он даже не смотрел на девушку, хотя, она его пожирала глазами. За обедом Лаэрт проявил чудеса неловкости. Перевернул со стола и на себя всё, что можно. В результате, пошёл переодеваться и застрял на два часа. Когда отец отправил мать посмотреть, что с сыном и почему так долго, она обнаружила, что он даже не одет. На её резонный вопрос, что случилось, он ответил, что не нашёл ничего достойного, чтобы переодеться. А в довершении всего вообще отвлёкся на интереснейшую книгу. Просто оторваться невозможно. Мать пожурила сына, быстро нашла, что одеть и вывела недовольного всем Лаэрта к гостям. Этого было мало и Лаэрт продолжил свой протест.


В-третьих, во время бесед он вставлял какие-то глупые фразы. Не к месту и не по делу. Чем сильно смущал всех присутствующих.


В-четвёртых, когда его попросили спеть, он спел. Он так спел, что от его пения у присутствующих заложило уши. Пел Лаэрт с полным незнанием текста, отсутствием голоса и музыкального слуха. Хотя, перед этим, маман расхваливала голос своего отпрыска. А в довершение всего, во время совместного танца, Лаэрт так отдавил барышне ноги, что та отказалась от танца вовсе. Для него до сих пор оставалось загадкой, как девушка вообще вытерпела этот поход в гости к потенциальному жениху.


После того, как мероприятие, наконец-то было окончено и гостей с почётом проводили, отец немедленно вызвал сына в свой кабинет.


— Лаэрт! Ты в своём уме? Объясни, что это было?


— Вы о чём, папа? – Лаэрт сделал вид, что не понял вопроса отца.


— Я о твоём непристойном поведении, сын мой. Ты что устроил?


— То, что обещал, отец, - лицо Лаэрта стало серьёзным как никогда. Он стоял, вытянувшись в струну и испытывающе смотрел на родителя. Сказать, что отец был в гневе, ничего не сказать. Однако, Лаэрту было уже всё равно.


— Ты сведёшь меня с ума! – рыкнул отец. – Ты даже шанса девушке не дал! Молись, чтобы её родители не обратили внимание на эту «злую шалость» с твоей стороны и дали разрешение на помолвку и свадьбу.


— Лучше я буду молиться, чтобы они НЕ дали этого разрешения, отец.


— Это ещё почему? – Реджинальда подкинуло на месте.


— Это потому, папа, что я нашёл истинную пару и не отступлюсь. Можете что угодно со мной делать, но я не женюсь на этой девушке.


— Кто она? И где ты её нашёл?


— Это не она, а он. И я нашёл его в городе. В тот день, когда вы сообщили о том, что намерены женить меня.


— Этого нам ещё не хватало? И кто он такой?


— Его зовут Трейси. И он Ворон - оборотень.


— Ещё не лучше! – гаркнул отец. Он подошёл ближе к сыну и посмотрел в его глаза. Найдя в них только решимость, он огрел сына увесистой оплеухой и процедил сквозь зубы.


— Никаких Воронов, ни каких мужчин в твоей постели не будет! Мне нужно твоё потомство! Кому наследовать дом и земли, не подскажешь? Ты под домашним арестом до прихода письма с уведомлением о согласии на свадьбу. И берегись, если в письме согласия не будет!


— Мне всё равно, я этой свадьбы не хочу.


— Вон! – закричал отец. Лаэрт метнулся к дверям кабинета и через пять секунд был у себя в комнате.


          Письмо пришло через три дня. Всё это время Лаэрт томился у себя в комнате или библиотеке. Отца он видеть не хотел. Даже ел у себя. В письме чётко было сказано о несогласии выдавать любимую дочь за данного молодого оборотня «в связи с явным скудоумием и дурным воспитанием». Отец взвыл. Его рык был слышан во всех уголках дома. Даже мать напугалась и пошла посмотреть, что могло стрястись и так вывести мужа из равновесия.


          Промаявшись остаток дня, Реджинальд ничего никому не говоря, поехал в селение Воронов – оборотней. Ему не составило труда найти Трейси и его родителей. Первым делом он поговорил с отцом парня и рекомендовал не допускать отношений его сына с Лаэртом. Кроме этого, Реджинальд убедительно попросил самого Трейси порвать с его сыном. Даже пригрозил, что в противном случае устроит в селении чиновничий беспредел, проверки, казни за неуплату налогов с уличных выступлений и прочее, и прочее. После отъезда Реджинальда родители Трейси запели его дома и глаз не спускали. От отца Трейси тоже влетело. Это же не мыслимо, допустить отношения с волком?


— Тебе, что Ворониц мало? – рычал отец Трейси, когда порол сына. – Позора нам ещё не хватало? Ты в своём уме? Так вот куда ты наведывался вечерами в городе! Я тебе покажу, как в сторону Волков смотреть!


— Он моя истинная пара! – кричал Трейси. – Я люблю его! Вы ничего не измените!


— Вот увидишь, изменю!


          После порки его бросили в сарай на отшибе селения, держали на хлебе и воде. Отец каждый день спрашивал, не передумал ли он. На что всегда получал один ответ: нет! Через неделю, когда Лаэрт вырвался из дома отца, прибежал в селение, где жил любимый, чтобы забрать его. Однако, он не нашёл его...живым! Да и мёртвым тоже. Тела нигде не было. Родные говорили, что он последнюю неделю сидел здесь в сарае, на хлебе и воде. А потом просто исчез. Исчез и амулет. Лаэрт перерыл всё селение, но амулета не было. Никто его не видел и не знал, как он вообще выглядит. На третий день поисков, Лаэрт отчаялся и перестал понимать, что происходит. Он озлобился и перекинувшись убежал в родовое имение, которое должно было остаться ему после свадьбы. Перед уходом, он предупредил Воронов, что будет каждый год убивать молодняк, пока амулет не найдётся. И делать он это будет с особой жестокостью. Вороны поплатятся за то, что сделали с его возлюбленным.


          Лаэрт подозревал, что любимый жив, заключён в амулете. Но сам амулет кто-то по незнанию выкрал. Надежда умирает последней. Через несколько лет к Лаэрту, сменившему имя на Лютый, пришла ведунья. Она сообщила, что в селении появится парень, способный отыскать амулет. Сказала, что Лаэрт должен согласиться на любую цену, при условии. Что он найдёт и принесёт амулет. Также, она подтвердила, что его возлюбленный всё это время томился именно внутри амулета. У Лаэрта снова появился вкус к жизни, и её смысл. Он стал активно искать парня по приметам ведуньи. Одной из примет было наличие брата и возлюбленного – Волка-оборотня. Пришлось даже нанять псов для поисков нужного Ворона. Пару недель назад ведунья пришла снова и сообщила, что нужный Ворон живёт неподалёку и застать его или его брата можно в доме на опушке древнего леса. Лаэрт – Лютый немедленно направил псов на указанную территорию. Велел доставить к нему всех, кто будет находиться в доме. И не важно, что дом находится на чужой территории!


Глава 5. Тайна семьи Гаро

Лютый закончил свой рассказ и в столовой воцарилось молчание.


— Теперь твоя очередь, Гаро. Расскажи свою тайну. Уверен, что это такая страшная тайна, что ты не имел права её рассказать даже любимому Волку.


— Ты прав, Лютый. У меня есть тайна. И я не мог и не должен её никому выдавать. Даже Маршаллу. Это запрещено. Я - хранитель амулета.


— Как это? – спрашиваю я.


— Очень просто. Версию истории, которую рассказал Лютый, я знал. Мне прежний хранитель рассказывал. Когда о Лютом рассказывал кто-то другой, я делал вид, что впервые об этом слышу.


— Как и для чего амулет попал к хранителям? – спросил Лютый.


— Ты не знал, поэтому и не нашёл амулет сразу, Лютый. Когда Трейси пришёл кормить его брат, являющийся моим предком, то застал процесс поглощения души и тела амулетом. Он испугался.    Когда амулет полностью поглотил Трейси, Якоби – мой предок спрятал амулет под половицами сарая. Он хотел отдать его, но не смог. Он понимал, что, если амулет попадёт в твои руки и ты вернёшь любимого, твой отец с лица земли сотрёт наше селение. Лучше терять каждый год часть молодняка, чем всех и сразу.


— В твоих словах есть смысл, Гарольд, - отметил Лютый.  – Однако, если вскрылась правда, я хочу, чтобы ты вернул мне амулет. Он принадлежит мне. Отца давно нет, и он не является угрозой для тебя и брата. Я лишь хочу вернуть то, что мне принадлежит по праву. Ты должен понять меня, Гарольд. У тебя тоже возлюбленный – Волк. Как и я. Поставь его на моё место, что он будет чувствовать, если потеряет тебя безвозвратно.


— Всё верно. Одинокий ворон гнезда не вьёт. Нельзя быть счастливым, когда твой любимый пропал или погиб, - подытожил Гаро.


— Это ты правильно подметил, Гарольд, - оценил Лютый.


— А это про возврат амулета ты имел в виду, когда говорил про сделку? – уточняю я.


— Именно!


— А где амулет спрятан? – поинтересовался Лютый.


— В Кенвильской пустоши.


— Так что, вы готовы оговорить условия сделки?


— Готовы, – ответил Гаро. – Говори свои условия.


— Мне нравится твой настрой, Гарольд. Что ж, слушай условия. Они чрезвычайно просты. Я отпускаю тебя и твоего волка от сюда живыми и невредимыми. Вы отправляетесь туда, где спрятан амулет и приносите мне. Как только я получу амулет и верну Трейси, я отпущу твоего брата. Не переживай за его жизнь и безопасность. Он у меня на полном довольствии. Ни в чём не нуждается. Кроме этого, я позволю вам увидеться. Можете побыть с ним столько, сколько захотите. Но, не затягивайте. Твой-то милый рядом, Гарольд. А я хочу поскорее увидеть своего. Не следует злоупотреблять гостеприимством. Как только вы будете готовы к отъезду, я дам приказ пропустить вас и выпроводить с моей территории. Псы останутся на месте и встретят вас на границе моих владений, чтобы проводить сюда на обратном пути. Вы мне амулет – я вам брата.


          Мы переглянулись с Гаро. Выбора у нас нет. Надо соглашаться.


— Мы – согласны. – сказали мы хором.


— Вот и славно. Идёмте в гостиную. Я прикажу подать туда «десерт».


          Кто был этим самым «десертом», я догадался сразу. Как только мы разместились на диванах у камина, привели Мирта. Он вошёл скромно и тихо. Одет он был так же как Лютый. С иголочки и идеально. Правда, мордашка его выглядела слегка виноватой. Но, для Гаро это не имело ровным счётом никакого значения. Он кинулся к брату и обнял его. И сразу почуял неладное.


— Не понял!  - сказал Гаро, почуяв характерный запах. А затем обратился к хозяину дома. – Что ты сделал с моим братом?


— Ничего особенного, Гарольд. Просто научил мальчика кое-чему. Он, кстати был очень даже не против.


— Мирт, ты как? – спросил Гаро брата, слегка отстранившись.


— Нормально. Ко мне хорошо относятся. Но, я хочу домой. Ты заберёшь меня?


— Заберу, милый. Обязательно заберу, - Гаро крепко обнял брата.


— А когда?


— Как только принесу то, что просит Лютый.


— А что он просит?


— Один важный артефакт. Тебе незачем знать. Я знаю где он и мне нужно пойти за ним на дальнюю нашу территорию. В пустошь. Ты пока ради безопасности останешься здесь.


— Гаро, я ничего и никого не боюсь. Возьми меня с собой, - настаивал мальчик.


— Не могу. Это очень опасно.


— Но, Гаро! Я уже не маленький! Я устал тебя ждать. И вот, когда ты пришёл, ты уходишь, не забрав меня?


— Да, Мирт. Так надо. Тебе придётся погостить у Лютого.


— Он не лютый. Он Лаэрт. Не надо его так называть. Он обещал мне, что больше не тронет молодняк Воронов. Он рассказал мне, что было и почему он озлобился.


— Тогда тем более, погости, - настаивает Гаро. И только я знаю, какими усилиями воли мой любимый Ворон сдерживает себя от переброса в боевую форму. Форму, которая даст возможность разнести здесь всё и забрать брата. Но, он дал обещание, пошёл на сделку. Теперь он не может позволить себе этого безрассудства. – Мы побудем с тобой немого. Отдохнем с дороги и отправимся. Для Лаэрта этот артефакт очень важен, и мы не можем здесь задерживаться. Чем быстрее я предоставлю ему амулет, тем быстрее заберу тебя домой.


          Мы разместились на диванах. Подали сладкое и чай. Мирт прижался к Гаро и не желал отпускать. Это не удивительно, зная, как братья близки. Тем более, трое суток не виделись. Я не верил, что Мирт вообще тут скучал. Но, то, что он скучал по брату – точно! В связи с задержкой, пришлось отослать оборотням, ожидающим нас в лесу, записку. Чтобы не волновались. Я даже потёр её рукой, чтобы запах передать. А главное, чтобы оборотни поверили словам на бумаге. Раз она пахнет мной, значит, на ней мои слова и им надо верить. Это всё равно, если бы вместо записки был я сам.


          Через пару дней мы выдвинулись в пустошь. Все семь Волков пустились бегом по лесу. Что для оборотней сутки бега? Так, разминка. Гарольд в обычной ипостаси ворона летел над нами, указывая дорогу. Через три дня такой гонки привели нас к границам пустоши. Пока мы отдыхали, Гарольд слетал на разведку.


— Дом ведьмы на месте. Она тоже, как всегда дома, - сообщил Гарольд, прилетев с разведки. Он сел на соседнее дерево и говорил, что видел. – Её дом защищён магическим кругом. Ей ничего не угрожает, а вот нам не пройти. А пройти надо, у неё амулет. Именно она в своё время давала амулет Лаэрту. Продала на базаре.


— Почему не пройти?  - спрашиваю.


— Там две виверны. Не пропустят.


— И? Ты хочешь сказать, что с двумя вивернами мы не справимся?


— Только если по одной. Они огромны. Я могу перекинуться в боевую форму и помочь.


— Это в любом случае опасно, - заключил я. – Не хочу молодняк терять. Надо что-то придумать. Мы не для того сюда шли, чтобы погибнуть от лап виверн.


— Тогда думай, - каркнул Гарольд. – Ты у нас вожак. Вот и думай.


— Я уже придумал. Просто другого выхода нет. Надо разделиться. Виверн надо разделить. Пока трое разбираются с одной, трое других отвлекают и уводят от драки второго. Потом, соединяемся.


— А почему сразу нельзя?    - спросил Гарольд.


— У нас тогда будет шанс самим остаться в живых. В случае. Если возникнут трудности с одной из виверн, другие могут подоспеть на помощь. Ведь отвлекать, это не драться.


— А может нам лучше просто отвлечь обоих виверн. Одна группа отвлекает и уводит. А вторая проходит к ведьме, - предложил Грэг.


— Какой умный! А обратно как?


— Так же, Маршалл! – отозвался Грэг.


— Нет, Грэг. Не пойдёт!    - возражаю я. - Опасно очень нет гарантии, что пока мы пробиваемся к ведьме, виверны не обратят на нас внимание и не бросятся.


— Тогда действительно выход один. Однако, я бы предпочёл не отвлекать второго, а драться одновременно с другим.


— А если помощь понадобится? – возражаю я.


— Тогда ты прав, Маршалл, - согласился Грэг. Все зафыркали в знак одобрения. А я скомандовал.  – Гаро, перекидывайся в боевую форму.


— Кто пойдет отвлекать, а кто биться? – уточнил Грэг.


— Мы с Гаро, и ты с Глория в бой. Остальные отвлекают и уводят, – затем я обратился к любимому. - Гаро, надо разделить их сначала. Можешь одного на себя взять? С ним и будем биться.


— Хорошо. Сделаю, ответил мой Ворон, перекинутый уже в боевую форму.


— А как только мы первого отделим, будьте на чеку. Отвлекайте второго. Всё, погнали! – командую я.


          Стая разделилась, как сказал я. Мы с Гаро, и ты с Глория обошли виверн справа и дали понять, что мы здесь и собираемся атаковать. В это время Томми, Эрик, Рене, и Лоренс обошли слева и отвлекли на себя внимание второго. Их виверн не собирался просто так бегать за ними. Он бросился и старался догнать как можно быстрее. Последним от него бежал Лори, поэтому чуть не попался под лапы и зубы виверны. Его группа отвела его как можно дальше.


          Мы с Гаро, и Грэг с Глорией отвлекли на себя самца. Он был крайне возмущён нарушением его территории волками и бросился на защиту. Самку он упустил и вида вообще, как Гаро постоянно хлопал пред ним крыльями и старался отвлечь на себя. Мы отвели его подальше от гнезда и вынудили пойти в атаку. Окружив виверна, мы отвечали на атаки по очереди. Грэг и глория подошли к нему со спины. И как только Гарольд ударил его клювом в голову, набросились и мёртвой хваткой вцепились зубами в лопатки. Оба старались лапами рвать перепонки виверна между лапами и боками. Учитывая, что перепонки для виверны - очень чувствительное место, то это дало свой эффект. Виверн заметался, не мог сбросить ни Грэга с Глорией, ни меня. Я повис у нег на шее. Гарольд что есть мочи клевал ему голову и. наконец, пробил. Виверн с грохотом упал. С ним было покончено. Дружным воем мы позвали остальных. Они. Не ввязываясь с самкой в драку, они побежали нам на встречу. Самка за ними. Преследовать она умела и на этот раз чуть Эрику не досталось. Однако, мы успели подбежать и атаковать её со всех сторон. А дальше случилось то, чего мы не ожидали.


          Прозвучал громкий и протяжный свист. Все встали как вкопанные. Особенно самка виверны. По её глазам мы поняли, свист этот она хорошо знает. Более того, он спасителен для неё. Свист издала ведьма пустоши Иоланта.


— А, ну прекратить бойню! Это ещё что такое! Мало того, что пожаловали без предупреждения! Так и виверн моих убить собрались? Волки, вы в своём уме? Ворон тоже не лучше! Убили моего мальчика и за девочку взялись? – ругалась ведьма. – Урсула. Девочка моя. Иди в гнездо. Они тебя  больше не тронут. Позже мамочка о тебе позаботится! – сказала она самке. Та послушно пошла к гнезду и улеглась.


          Мы стояли как в стопоре. Никто и семерых не мог сдвинуться с места.


— Ну, а вы чего встали. Валите от сюда, если случайно забрели. Или говорите, что надо, если шли ко мне специально!


— Мы пришли целенаправленно к тебе, Иоланта, - ответил ей Гаро, перекинувшись в человеческую форму.


— А, это ты хранитель Гарольд, - признала его ведьма. – А чего не предупредил о визите? Можно подумать, не знаешь, как это делается!


— Извини, не было времени! Да и забыл.


— Благодаря твоей забывчивости, Гарольд, я потеряла дружка своей девочки. Урсуле теперь нового искать придётся.


— Извини, нам не до сантиментов, - вмешался я. – Мы за амулетом. Он очень нужен Гаро.


          Ведьма вальяжно подошла ко мне. Нисколько не церемонясь, положила свои руки на мою нижнюю челюсть и чмокнула в нос.


— А ты, я так понимаю, его друг? Ну, или муж? Что тебе приятнее?


— Да, - тихо рыкнул я сквозь зубы.  


— А, понятно. Значит ты и есть Маршалл?


— От куда знаешь?


— Я всё о вас двоих знаю…, но…


— Что «но»?


— Но, просто так я вам обоим этот артефакт не отдам. Я бы отдала вам его сразу и не задумываясь, если бы вы мне не устроили тут погром. Вот, что я теперь с телом Кёрка буду делать?    - она продолжала держать меня за нижнюю челюсть и смотреть прямо в глаза. Взглядом пыталась меня загипнотизировать. Мои Волки уже повалились на землю в позе подчинения. А я стоял.


— Иоланта, прекрати! – гаркнул Гарольд. – Он подошёл и убрал её руки от моей морды. – Говори, что делать и отдай амулет. Мой брат в плену у Лютого.


— В плену? У Лютого? – усмехнулась Иоланта. – Скорее в гостях. Судя по его вибрациям, он чувствует себя как дома и ему хорошо.


— Может и так, - вмешался я. – Однако, он отдаст на Мирта лишь при условии возврата медальона.


— Да видела я, что с вами было. Я всё знаю. Можете не рассказывать. Как я пропустила ваше появление, не пойму. Заспалась, наверное. Нечего до поздней ночи с книгами сидеть. Ладно, пойдёмте в дом. Накормлю вас и переодеться дам. Обсудим плату за выдачу амулета.


— С какой стати, мы должны за него платить? – не понял мой любимый, обращаясь к ведьме.


— Я же сказала, Гарольд. За убийство Кёрка. Эта парочка для меня ценность. Я пользуюсь тем, что они дают. Много снадобий и настоек я готовлю на основе из продуктов деятельности.


— Это ещё каких же?


— Вот, вы обидели Урсулу, у меня теперь будут её слёзы. Очень дорогой ингредиент для превращений в кого угодно. Чешуя или пёрышки идут на настойки и суспензии. Их яйца ядовиты. На основе этой скорлупы можно сделать как сами яды, так и противоядие к ним. Из отвалившихся когтей…


— Ладно, мы поняли, не продолжай, - попросил Гарольд. – Так что там с платой?


— Пойдёте в соседние горы и приведёте молодого виверна. Где вы будете его искать и как сюда приманите, ваше дело. А пока милости прошу на обед.


          Обед Волков состоял из мяса в мисках. Каждый кусок был полит рыбьим жиром. Деликатес для оборотня. А для Гарольда простая похлёбка из мяса и овощей. Ведьма налила себе то же самое.


— Как ты узнала? – справил Гарольд, имея в виду мясо и похлёбку.


— Малыш, я ведьма или как? Меня считают довольно сильной, а потому бояться. Я много чего умею, знаю и могу. Ваше появление для меня тоже сюрпризом, как видишь, не было. Только устала и прилегла. А вы тут как тут. Так что ешьте и марш в горы за новым самцом виверны.


          Мы с удовольствием поели. Хотелось спать. Однако, Иоланта гнала на прочь на поиски пары для Урсулы. Только зайдя на территорию гор, я послал Гарольда на разведку. Он через десять минут сообщил, что в направлении северо-востока есть один приличный молодой виверн. Правда он сыт и отдыхает. Такого сдвинуть с места будет не просто. Но можно. Гарольд вернулся к Иоланте и попросил вещь с запахом Урсулы. Та дала связку её чешуек вперемешку с перьями. Как она пояснила, они из-под хвоста. Помахивая перьями пред носом самца Гарольд поманил его за собой. Тот, встрепенулся, когда почуял запах. Его не надо было упрашивать долго. Он пошёл на запах самки. Стая укрылась недалеко от виверна и как только он пошёл за Гарольдом, ринулись его преследовать. Зачем? Да подгонять надо было. Он сыт и тяжёл. А нам надо быстрее пригнать, чтобы он встретился с Урсулой.


          Стоило нам пересечь границу пустоши, как Иоланта уже ждала нас. Она встретила виверна лоб в лоб. Остановила посохом и произнесла заклинание подчинения. Виверн притих и спокойно подошел к ней. Она погладила эту тварь и послала знакомиться с Урсулой. Та была не против смены партнёра. А тело Кёрка они потом съели как свадебный ужин.


— Ладно, молодцы!  - похвалила ведьма. – Идёмте в дом, ребятки, отдам вам амулет.


          Мы получили амулет и долго не думая пустились в обратный путь. Чем ближе мы подходили к месту назначения, тем беспокойнее вёл себя амулет.


Глава 6. Амулет Трейси

          Амулет Гарольд держал в клюве, но предусмотрительно не летел, а сидел на моей холке. Ребята следили, чтобы он не выпал из его клюва. Однако, с приближением к имению Лютого, медальон стал вести себя странно. Всё время гудел, дёргался, менял блеск центрального камня. Камень, будучи красным, становился то бордовым, то розовым, то почти прозрачным. Гарольд объяснил мне и ребятам, что это нормально. Прежний хранитель рассказывал о том, что, когда Лютый был рядом, камень бесновался. Стоило его отнести подальше с глаз Лютого (точнее от его самого), как медальон успокаивался. К концу пути его в зубы взял уже я. Он просто с ума сошёл. Стал багровым и качался как заведённый. Клюв Гарольда уже не выдерживал такой нагрузки.




          У границы имения Лютого, нас встретили псы. Они, видя поведение амулета, предпочли сопроводить нас до дома хозяина, держась на расстоянии. С нами даже пошла вся моя маленькая стая. Их тоже пропустили, так как я заявил сквозь зубы, что это необходимо. Те спорить даже не стали. И без слов было понятно, что это необходимо.


На крыльце, как и в первый раз, нас встречал хозяин дома.




— Ну, наконец-то? – радостно выдохнул он. – Давайте его сюда!


— Сначала Мирт! – гаркнул Гарольд, перекидываясь в человека.


— Да всё хорошо с твоим братцем! Не переживай. Ему у меня было хорошо. Подозреваю, что он сам не захочет уходить.


— Ты испортил мне брата? – не унимался Гарольд.


— Ни чуть. Разве можно испортить суть? Её можно только раскрыть. Как вы думаете, чем мы тут с ним всё это время занимались?


— Ты…ты… - сквозь зубы зарычал Гарольд. Волки тоже ощетинились.  Я рыкнул.


— Эй, вы, всем молчать! Надо выслушать самого Мирта. Лютый, приведи мальчика. Пусть скажет своё слово, вмешался я.


— Как пожелаете, дорогие гости, - ехидно улыбнулся Лютый. Он подал знак слугам и те привели Мирта. - Мирта, да, пожалуйста, - улыбнулся Лютый. Его спокойный взгляд скользнул по Митру. Мальчик, а это время изменился. Стал увереннее в себе, смотрел спокойно. Той виноватой мордашки, которую мы видели в прошлый наш визит, уже не было.


— Мирт, - обратился к брату Гарольд. – Мы доставили амулет. Ты свободен. Идём домой.


— Я не хочу.


— Ты здесь будешь третьим лишним, Мирт!  - возразил Гаро.


— Я согласен!


— Тогда следует выслушать третью сторону, - предложил я, опуская амулет на землю. Тот всё также дёргался и гудел. Постоянно менял цвет от бордового до алого. Лютый обратил на это внимание.


— Ты прав, Маршалл, - согласился Лютый. – Позволь мне самому взять амулет и выпустить Трейси. Отойдите все подальше. Он сейчас рванёт. Может травмировать.


— Как скажешь, - проворчал я, отводя Гарольда и свою стаю подальше от дома. Мирта прикрыли слуги, и он остался стоять на крыльце. Псы ушли ещё дальше.


А дальше произошло то, чего Лютый так долго ждал. Нажав на центральный камень и комбинацию из камней поменьше, Лаэрт вызвал ураган из медальона. Он сначала светился, потом щёлкнул и раскрылся. Льющийся из него свет и ветер стали вытягивать тело и душу Трейси. Он с тупым звуком упал на землю. Лаэрт отбросил амулет в сторону. Перед ним лежал парень лет восемнадцати, одетый так же, как и тогда, когда пропал. На изнеможённом лице светились несколько ссадин и царапин. Наследство отца, который пытался его уговорить порвать с Волком. Однако, что с его глазами? Ни любви, ни нежности. Ничего, что напоминало Лютому его возлюбленного. Взглянув на него, Лаэрт не знал, как реагировать. Хотелось кинуться и обнять его, расцеловать. Но, нет, поднявшийся на ноги Трейси произнёс фразу, прояснившую ситуацию.


— Лаэрт! Волчара похотливый! Какого рожна, ты столько народа убил, чтобы вернуть меня? Думаешь, одобрю? – орал Трейси вместо приветствия.


— И тебе доброго дня, любимый, – спокойно сказал Лютый. Он не собирался выяснять отношения в присутствии многочисленных свидетелей. – Может в дом пройдём?


— Пройдём-пройдём! Сначала Волков и потомка моего поблагодари, дай с дороги отдохнуть и накорми. Потом и поговорим!  - весь вид Трейси говорил о том, что парень зол и не собирается спускать своему Волку проделки. Лаэрт слегка опешил от такого поведения любимого, но желал бы во всём разобраться и если надо, то получить по заслугам.


          Меня и моих Волков проводили в покои. Нам с Гаро выделили прежние покои. А моим ребятам дальше по коридору. Из спальни же Лаэрта были слышны крики ругани с Трейси. После получаса свободного времени, помытые и одетые, мы были приглашены на обед. Я и Гаро одели то, что у нас уже было с прошлого раза. Только идеально чистое и безупречно выглаженное. Парням и Глории принесли новую одежду. Все выглядели под стать хозяину. Даже Глории нашлось шикарное, фиалкового цвета платье, с пышными юбками и проборами. Причёску уложили как подобает случаю. Красавица, одним словом! Она была единственной девушкой в нашей мужской компании, и Грэг не спускал с неё глаз.


          И, если моя стая выглядела величественно, могла собой гордиться, но Лютого было не узнать. Его обычно надменный взгляд сменился скромным и покорным, даже слегка виноватым. Трейси строил его, как мог. Тот подчинялся. Это Волк-то? Это Лютый? Таким Лютого не видел ещё никто! Вот, что делает с оборотнем любовь? Правда, кроме розовых щёк, Лаэрт получил взыскание в виде требовательных поцелуев. Губы обоих были слегка припухшими. Мирт же вообще сидел, опустив глаза в тарелку и ковырялся в ней вилкой как будто на ней не еда, а гвозди. Беседу начал я.


— Скажите, Трейси, как вам жилось внутри амулета столько времени?


— Не сказать, что по началу мне было удобно и привычно, - ответил Трейси, поглядывая на своего Волка. – Магия очень сильная и меня чуть не порвало, когда затягивало. Но, потом я привык. О том, что происходит вокруг я узнавал по тому красному камню. Что был в центре. Мне было чем заняться. Он показывал мне всё, что творил мой неблаговерный…


— А чего сразу неблаговерный-то? – возмутился Лаэрт, но получил строжайший взгляд Трейси.


— А как ещё тебя назвать? Это же надо было придумать? Тащить в пастель разных воронят. А наигравшись, делать их обычными слугами? Этого мальчика ты тоже собирался в слугу превратить?


— Нет, я собирался его отпустить, - Лаэрт опустил глаза, а потом мельком глянул на Мирта. Тот вскинул голову.


— Что? Ты собирался меня сделать слугой?


— Нет, что ты, мальчик, - быстро отозвался Лаэрт. Понял, что запахло жаренным. – Ты будешь вернут брату. Как мы и договаривались.


— А кто говорил мне, что, если брат не вернётся или амулет не попадёт тебе в руки, ты сделаешь меня своим мужем? – не унимался Мирт.


— Так и было бы, - сознался Лаэрт. – Но ведь брат прибыл и амулет со мной, Трейси свободен, и ты тоже.


— А ты уверен, что я желаю покинуть сей гостеприимный дом? – процедил Мирт.


— Стоп! Стоп! – осадил Трейси. – Если я вернулся, то в качестве кого ты решил остаться здесь? Нет, я не хочу рвать тебе сердце, мальчик. Тебе лучше будет с братом и его семьёй. Логово Лютого не место для столь юного создания. И потом, договор дороже денег, малыш. Тебе стоит это усвоить и принять! Я не потерплю третьего в постели любимого. Как бы тебе не понравилось проводить с ним ночи, он мой. Слышишь, мой! Я не для того столько ждал его сидя в амулете, чтобы просто так отдать какому-то маленькому воронёнку. Пусть и моему потомку. Тем более, я не собираюсь им делиться. Так что, как только твой брат и его муж и стая передохнут, вы можете вернуться в свой дом.


— Почему я должен возвращаться после того, что со мной делал Лю...Лаэрт? – настаивал Мирт.


— Он не твоя истинная пара, юноша. Он моя пара, – осадил Трейси. – Лаэрт просто дал тебе опыт чувств и наслаждений. Но, ты ещё не зрел. А ни я, ни Лаэрт детей не насилуем. Я видел, как осторожен он был с тобой. Однако, это не пробудило в вас обоих настоящих чувств. Найди свою пару, Мирт. Это будет правильно. Тебе следует послушаться старших и уехать домой. Теперь уже я не позволю тебе здесь остаться.


— Трейси прав, Мирт, - согласился Гаро.  – Завтра же отбываем домой.


          На что Мирт поник головой и сказав: «Спасибо за ужин», удалился в свою комнату. Мы все переглянулись. Самое строгое взыскание взглядом получил, конечно же Лаэрт от своего любезного. А потом уже от Гарольда и меня. Что-то надо было делать с парнем. Эта неделя в постели Лютого перевернула мир внутри мальчика. И теперь Гарольду придётся разгребать ещё и это.


          Мирт бросился не кровать в своей комнате. На этой кровати Лаэрт дал ему тот самый бесценный опыт платонической любви. А теперь что? Когда брат вернулся, он заберет его домой. Как же Мирт будет обходиться без прежних ласк? Без нежности и познавательных бесед? С другой стороны, Гарольд уже давно озвучил те ожидания, которые Мирту придётся реализовывать ввиду того, что из стаи выжил и может продолжить род лишь он один. Тем более, что теперь, стаи ничего не угрожает. Это неразрешимая делима для пятнадцатилетнего подростка. Мирт выл и стонал, пытаясь выгнать всю накопившуюся энергию. Всю злость и ненависть в отношении к данной ситуации. Хотелось бросить всё и всех и сбежать! Да кто ж даст? Перекинуться и улететь он ещё не может. Рано. А просто сбежать? Найдут во мгновении ока и высекут как следует, чтобы неповадно было. Мирт знал нрав брата. При всей его доброте и серьёзности, теперь он был Мирту за отца. А тот не задумываясь брался за ремень. Что же тогда делать? Подчиниться? Не охота! Временно придётся. Но, потом. Надо что-то придумать. И Мирт обязательно придумает. Осознание того, что ещё не всё кончено, высушили слёзы мальчика и упокоили нервы. Он просто лежал и смотрел в одну точку. После обеда к нему зашёл Гарольд.


— Мирт, можно? – постучался Гаро в комнату брата.


— Угу, - промычал тот на вставая с кровати. Гаро присел на кровати рядом с Братом и погладил по голове.


— Ну, чего ты расстроился? Чем не доволен?


— Не хочу уезжать! – пробормотал Мирт.


— Ясно. Но, ведь ты понимаешь, что по сути был здесь пленником и заложником? Если бы мы не достали амулет, кто знает, что бы тогда сделал Лаэрт?


— Ничего бы не сделал… - ворчал упрямый Мирт.


— Это ты так считаешь! Ты слишком доверяешь ему. И потом, у него есть любимый. Трейси прав в том, что не желает терпеть в доме, где живет его возлюбленный ещё пару любовников. Я уверен, что от слуг – воронов он со временем избавится. Лаэрту и так уже влетело за это. И ещё влетит.


— Я тоже люблю Лаэрта! – признался Мирт. Он посмотрел на Гаро, ожидая реакции.


— Не путай любовь и влюблённость. В твоём возрасте свойственно второе. А Лаэрт, наигравшись тобой, выкинул бы куда подальше. Ему не досуг думать о чувствах других. Ведь, если бы о чувствах Трейси он думал всегда, то не позволил бы себе делать то, что творил безнаказанно всё это время. Сколько жизней он остановил? Сколько судеб сломал? Ты не задумывался, нет? Так подумай. Один из Воронов, кому он сломал жизнь – это ты сам.


— Не говори так. Он не обижал меня.


— Поэтому и не обижал, что уже и так сломал в твоей жизни достаточно. А в результате, испортил тебя. Вот, скажи мне, как ты собираешься искать истинную пару, если уже познал запретный плод. До свадьбы такое нельзя. А ты уже опыт получил. Теперь найти пару будет сложнее в разы.


— Мне плевать! Я хочу остаться здесь!


— Да что ты всё заладил? Мы завтра уезжаем домой. А ты полежи и подумай о том, что я тебе сказал. – Гаро поцеловал брата в голову и вышел.


          На утро Мирт отказался от завтрака, но в дорогу был собран. Он не пожелал ни с кем прощаться и молча сел в карету, любезно предоставленную Лаэртом для доставки воронёнка до дома в лесу. Гаро сел на крышу кареты в ипостаси ворона, а волки сопровождали её эскортом со всех сторон. Даже при всём желании сбежать, Мирту это не удалось бы.


          Как только мы отъехали Трейси и Лаэрт провожали нас взглядом очень долго. Потом Трейси тихо спросил.


— Ну, и зачем ты его испортил?


— Время коротал. У меня давно никого не было. А природа требует…


— У тебя слуг для этого нет? Лучше бы ты мальчишку как пленника держал, а не как гостя. Больше пользы. Ты его хотя бы не испортил. У меня с тобой в постели ещё особый разговор будет по этому поводу, Лаэрт.


— Да, любимый, - Лаэрт потупил взор. Трейси, когда-то добрый и нежный превратился в строгого и непримиримого ни с какими недостатками человека. Наблюдения за милым из медальона и осознание невозможности как-то повлиять на его поведение, сводило Трейси с ума. Теперь он решил наказать его за то, за что Лаэрт наказан не был и вбить в его красивую голову правила хорошего поведения.  А за отдельно взятые случаи, которые прошли для Лаэрта безнаказанно, Трейси ещё ни один раз спросит с него. И не только в постели.


— Марш к нам в комнату! – рыкнул Трейси. – Извинения твои буду выслушивать.


          К слову сказать, Лаэрт извинялся за Мирта целую неделю. Ежедневно по нескольку часов. При чём, главным здесь был Трейси.


Глава 7. Возвращение домой

          По приезду в дом на опушке, мы постарались вернуть жизнь н круги своя.  Парням – оборотням было разрешено вернуться домой и, если захотят, что вернуться в мою стаю правда, с условием, что приведут волчиц. На месте остались только Грэг и его подруга. Им тоже предложили уйти обратно, но они отказались. Пришлось давать разрешение на постройки домов недалеко от нашего. Таким образом, у меня формировалась своя настоящая стая.


Через недели две после приезда, мы с Гаро отправились на охоту. Мирта пришлось оставить дома под присмотром Грэга и его пары. Мирт был предупреждён. Чтобы глупостей не натворил. Если попытается сбежать, догоним и пощады пусть не ждёт. Мирт был умным мальчиком, поэтому на прощанье только кивнул и ушёл в дом. Все эти две недели он был сам не свой. Плохо ел и спал, с нами почти не разговаривал. Запирался у себя в комнате и читал книги или просо сидел. На контакт он не шёл. Гаро пытался его разговорить пару раз, но я попросил его бросить эти попытки. Парню нужно время, а мне надо было срочно что-то придумывать.


Ничто так не приводит мысли как настоящая охота. Я взял ребят и их волчиц. Сходили мы удачно. Всего в пяти километрах от дома мы обнаружили одинокого оленя и начали его преследовать. Через час - два гонки, мы настигли своей цели и повалили его. Что смогли съесть, съели на месте. Но, у нас голодными оставались Грэг, Глория и Мирт. Это мясо ещё надо было как-то дотащить. Нам и это удалось.


По прибытии нас встретила взволнованная Глория. Она сообщила, что Мирт заперся в доме. Грэг пытался его успокоить, но парень и слушать не желает. Крушит в доме мебель и кричит. При этом, повода никто не давал. Он просто неожиданно взбесился. Выманил их из дома и запер дверь. А после это стал крушить всё подряд.


Когда я подошёл к дверям дома, то наблюдал картину. Грэг стучится в дверь и пытается заставить парня открыть её. Внутри ещё слышен шум падающей мебели и проклятья Мирта.


— Грэг, - позвал я помощника. – Отойди! Ничего нельзя доверить. Иди помоги ребятам с мясом для тебя и Глории. Теперь здесь я разберусь сам.


— Да, Маршалл, - Грэг потупил взгляд. Простое задание присмотреть за подростком он с треском провалил. Он был вынужден ретироваться и заняться мясом.


— Мирт, это я, открой, - постучал я в дверь. В доме сразу воцарилась тишина. Мальчик явно медлил и не решался открывать. Его ведь не только пожалеть могут, но и наказать. – Мирт, ты слышишь меня? По-хорошему откроешь или мне выламывать дверь?


          Наконец Мирт открыл. Стоявшему рядом со мной Гаро было больно смотреть на брата. Покрасневшее от крика лицо, опухшие от слёз глаза, самого трясёт.


— Что с тобой случилось, малыш, пока нас не было? – спросил спокойно Гаро.


— Ничего! – рявкнул Мирт. – Ничего хорошего! Как я должен себя чувствовать и ощущать, когда мною воспользовались как игрушкой и отдали прежнему владельцу без каких-либо сожалений. Чем я провинился перед вами? – Мирт зарыдал и Гаро, войдя в дом, обнял его. Я тоже вошёл и закрыл за собой дверь, чтобы моя стая не видела дальнейшего хода событий. Ревущего Мирта Гаро успокаивал долго. Наконец, силы мальчик потерял окончательно, как и сознание. Гаро отнёс его в его комнату и уложил на кровать. Дальше у нас с Гаро состоялся серьёзный разговор. Мы удобно расположились на диване у камина в гостиной. Я обнял его со спины и поцеловал в висок.


— Что думаешь делать?


— Да что тут сделаешь, Марш? – тяжко вздохнул Гаро, глядя на огонь в камине. – Пару ему срочно искать надо. Пока глупостей не наделал. Знаю я его. Даже если он притихнет, то это временно. Если притих, значит что-то задумал. Поэтому лучше действовать на опережение.


— А ведьма Пустоши помочь с поиском может?


— Да, но она указывает точное местоположение и какие-нибудь общие приметы. Сиди и гадай, кто это такой. Если место найти не проблема, то с признаками пары мало что понятно.


— Согласен, но ведь место-это уже кое-что, а саму пару найдём!


— Может ты и прав, Марш. Однако, как убедить Мирта поехать с нами. Без него искать ему пару смысла нет.


— Я вожак стаи! В которой он живёт. Он обязан будет подчиниться, если я прикажу.


— Ма-а-арш, - протянул Гаро.   – Ты Мирта не знаешь? Он подросток и может не только не подчиниться, но и сбежать. Ищи потом ветра в поле! Нет, с ним надо иначе. Ему нужна веская мотивация. Только заикнись про пару, как он сбежит или ослушается. Надо придумать причину, при которой он будет заинтересован в решении проблемы, пойдёт с нами и никуда не сбежит.


— И? Что ты предлагаешь?


— А если сам подумаешь? Ты ведь у нас вожак!


— Я может и вожак, но я Волк. А Мирт Ворон и твой брат! Ты лучше его знаешь! Давай подумаем вместе, какую причину придумать, чтобы непокорный подросток не имел другого выхода, кроме как пойти с нами. Рассуждай, любимый, рассуждай!


— А чего тут рассуждать? Он желает вернуться в дом Лаэрта.


— Та-ак! Дальше!


— Ну, может его попросить вызвериться на Мирте. Пусть скажет, что играл с ним как с питомцем и выкинул как ненужную игрушку! Ну, поплачет! И успокоится. Предложение посетить ведьму он встретит без энтузиазма, ему будет всё равно. Однако, он всё равно пойдёт.


— Ты слышал себя, Гаро?    - укорил я любимого. - Ты предлагаешь играть чувствами младшего брата? А не сделает ли он с собой что-нибудь опасное? Мы так каждый раз будем за ним наблюдать, чтобы он ничего с собой не сделал?


— А что остаётся?


— Да что угодно, но не это! И потом, Лаэрт уже не хозяин своего тела и души. Теперь им полностью владеет Трейси. Он что скажет?


— Полагаю, он этого даже не позволит! – сделал вывод мой любезный.


— А я тебе о чём толкую? Ладно, это не вариант. Рассуждай дальше.


— Ну, может её саму сюда пригласить? Он тогда точно не сбежит и будет вынужден с ней общаться. Она проведёт свой ритуал и готово!


— Хорошая мысль, Гаро! Во всяком случае на много лучше прежней. Другое не понятно. Как ведьму уговорить покинуть пустошь?


— А чего её уговаривать? Она и сама, если надо Пустошь покидает. Продала же она Лаэрту амулет, когда в городе была?


— Тоже верно. Есть ещё варианты?


— Вариантов нет. Есть вопрос.


— Говори.


— Чем платить будем? Амулет не дёшево стоит, и ведьма не могла его просто так Лаэрту отдать. Значит продала. Учитывая, что Лаэрт никогда не был стеснён в средствах, он мог позволить себе купить его. Справедливо полагать, что она запросит плату за свою услугу. Да ещё как-то её сюда надо доставить.


— Как доставить, придумаем. А вот, как и чем платить, это надо на переговоры ехать специально. Я могу остаться здесь и сам присмотрю за Миртом. Так будет быстрее. У меня он не забалует. А ты слетай к ведьме и переговори с ней. Узнай всё и прилетай. Тогда и решать будем, что да как. Ты только о визите сообщить не забудь, а то опять выговорит.


— Ладно, раз других вариантов нет, то полечу завтра с утра. Поздно уже.


— Вот и прекрасно. Раз проблема решена, может в постельку пойдём? Сам же говоришь, что поздно.


— Вот как ты за слова ловить умеешь, Марш? – усмехнулся Гаро, поднимаясь с дивана. – Идём. Я устал и спать хочу.


— Эй, Гаро, - я слегка дёрнул его к себе. – Что ты подразумеваешь под словом «спать»?


— Спать, это спать, Марш. Я вымотан не меньше твоего. Давай просто поспим!


— Ещё чего! А супружеский долг кто отдавать будет?


— Как сказал Трейси, ты - волчара похотливая!


— Это он Лаэрту вообще сказал! – возмутился я, усмехаясь.


— А я тебе говорю, спать! И точка! И нечего на меня смотреть таким похотливым взглядом…


— Не выдерживаешь его? – мурлыкал я. Реакция любимого меня забавляет, однако, отпускать его просто спать, я не хочу. У меня голод иного рода просыпается, а этот недогадливый Ворон решил меня голодным оставить. Ну, уж нет!


— Как же, выдержишь такое? – ответил Гаро усмехаясь. – Но, я не из тех, кого просто уговорить на постель. Я хочу спать, слышишь?


— Слышу, не глухой! – я легонько куснул его за плечо. Он взвизгнул. Зато понял, наконец, чего я от него требую.


— А так ты хочешь меня до утра с ума сводить?


— А почему нет!


— А потому, что мне завтра в Пустошь лететь! Мне выспаться надо!


— Ну, хоть немного? – уговариваю я, а сам целую ложбинку между плечом и шеей.


— Марш, зверюга ненасытный! Ты начнёшь и не остановишься! Знаю я твоё немного!


— Га-а-аро! Я хочу тебя! – канючу я. Ласками всегда добивался от него, чего хотел. Он всегда сдавался. Так, чего сейчас – то оборону держит?


— Нет, Маршалл! Спать! Обещаю, награжу тебя по прилёту из Пустоши. Буду благодарить тебя за помощь с братом и проявленное терпение.


— Вот изверг! – тяжко выдохнул я. Мне ничего не оставалось, как пройти первым в нашу комнату, помыться и завалиться спать не солоно хлебавши. Вот, как этот Ворон выдержал натиск и отказал? Я в шоке! Придётся поститься? Ох, как я не люблю воздержание! Я же Волк, а не монашка! Нет, надо что-то придумать!


Гаро тоже помылся и лёг на свою половину кровати. Да ещё догадался отвернуться от меня, свернувшись калачиком. Вот умница! Его сознание работает на запрет того, чего хочет тело! А тело не обманешь, и оно быстро выдаёт то, что хочет на самом деле. Недолго думая, я подобрался поближе и притянул его к себе.


— Эй, Марш! Чего творишь? – возмутился Гаро моей наглости и напору.


— Спокойно, любимый! – прошептал я ему на ухо. – Я же сказал, совсем немного. Ну, не могу я без этого!


— Марш, нет! Ты точно…


— Знаю, знаю. В курсе. Иди сюда. – Я подтянул его поближе и придерживая за живот, осторожно вошёл в него. Начал медленно двигаться, довёл нас обоих до экстаза и кончил. Гаро тоже получил свою долю удовольствия. Я ведь не забывал его ласкать и нежить со спины. Он не возражал, так как понял, что смысла просто нет. Расслабился и получал своё удовольствие. Правда недолго, как я и обещал ему. После того, как всё было кончено, Гаро пошёл опять мыться. А мне было всё равно. Я вырубился до утра, как только он снова вернулся в постель.


Утром Гарольд разбудил меня на завтрак и напомнил, что мне следует приглядеть за его младшим братом. Потому, пришлось вставать, завтракать и занимать Мирта делами, чтобы дурью не маялся. А сам Гаро под видом дел полетел в Пустошь, к ведьме.


Волки мои активно занимались постройкой своих домов. Мы с Миртом помогали. Его крылья очень пригодились, когда надо было поднять укрывной материал на крышу. Это занятие заняло его до вечера. Он даже есть не хотел. Пришлось заставлять. Потом, я понял, почему он не хотел. После еды сложнее подниматься самому и поднимать груз. Я дал ему час отдыху, и мы снова приступили к работе. Дел оказалось невпроворот. Дом строили не только Грэг и Глория, но и остальные. Они привели волчиц и те активно взялись за помощь в строительстве семейного логова. Каждая своего. А так как у Волков выходило работать в разном темпе, то и крыши были готовы у всех к разным срокам. Не успев покончить с крышей дома Грэга, как Мирт перелетел на помощь к Эрику и Томми. Потом и остальным помогал. Одним словом, занял я парня, работай не хочу! У Мирта даже времени на глупые мысли не оставалось. А вечером, не успев толком проглотить ужин, валился спать без задних ног.


Через неделю вернулся Гарольд.


— Как слетал, любимый, - поприветствовал я Гаро, когда он влетел во двор и перекинулся. Я обнял его и поцеловал.


— Нормально. Она сама прибудет недели через две. Пока занята. Просьбу она поняла и принесёт с собой всё необходимое.


— Хорошо. Нам есть чем заняться эти две недели.


— Я гляжу без меня вы тут без дела не сидели, - оценил мой Ворон.


— А то! – показал я гордыню и улыбнулся. – Много успели за твоё отсутствие. А помогал Мирт. Особенно с крышами.


— Вот как? Молодец, какой! – похвалил брата моя милость.


— Парни, а вы про кого говорили, когда Гаро прилетел, - спросил Мирт, подойдя ближе.


— Про ведьму, Мирт. Мы тут с Маршаллом подумали, что не плохо было бы усилить магическую защиту территории, где мы обосновались. А то мало ли кому что в голову придёт.


— С чего бы это? Лютый округу больше не побеспокоит! – усомнился Мирт.


— А ты думаешь, что кроме Лютого некому напасть на молодую стаю? Мы сейчас составляем конкуренцию родной стае Маршалла. Так что, не помешает перестраховаться. Лучше пере бдеть, чем не до бдеть! Видел бы ты, как она свою территорию охраняет! – выкрутился мой любимый. Ведь помимо магического купола, её территорию охраняла пара злющих виверн. Но, об этом Гаро тактично промолчал. Интересно, а он всю дорогу это объяснение придумывал, пока сюда летел? Или с ведомой договорился? Не пойму. Впрочем, он у меня умный, мог и сам догадаться, что недоверчивому братцу сказать. Главное, чтобы Мирт ничего не заподозрил.


          Мы две недели занимали Мирта всем, чем могли и глаз с него не спускали. Он был занят от зари до зари. Правда, зная брата, Гаро опасался, что тот догадается о чём-то и попытается сбежать. И не напрасно. В ночь пред появлением ведьмы, Мирт исчез из своей комнаты. Мы хватились его только утром, когда все встали и начали звать его к завтраку. Я тут же отдал приказ Волкам найти воронёнка. И без него домой не возвращаться. Так как мы ждали ведьму, то вынуждены были остаться дома.


Как Мирт умудрился за одну ночь появиться у границ имения Лаэрта и Трейси, не понятно. Однако, встретившие его псы, не пустили на территорию имения. Это приказ Трейси, который озвучил им сам Лаэрт. Значит вход заказан. Мальчик пытался с псами договориться, чтобы пропустили его. Говорил, что он должен поговорить с Лютым и всё. Поговорит и уйдёт. Однако, надо было знать преданность псов своему хозяину, долгу и приказам хозяина. Мирт подумал, что мог бы пролететь по воздуху и сам, но вспомнил, что это не так-то просто. Периметр имения охраняется не хуже границ всей территории имения. И если он полетит, охрана откроет огонь на поражение. Стрелы и копья ещё никто не отменял. А раз договориться с охраной не удалось, пришлось поворачивать. Мирт принял решение написать письмо. Оно ведь границ не знает и дойдёт куда надо. И только он развернулся, чтобы уйти, как встретился глазами с моими ребятами. Те, рыком дали понять, что живым его к Лютому не пустят, а домой доставят в целости и сохранности. Он вздохнул и проворчал.


— Вот помогай вам после этого дома строить.


          Как только Мирт вернулся в сопровождении Волков, Гаро бросился на встречу. Волки рассказали, где его нашли и что он там делал и что говорил. Гарольд был вне себя от злости на брата. Он взашей увел его в дом и выписал люлей по первое число. Я предпочёл не ввязываться в отношения братьев. Пусть сами разбираются. Я лишь поблагодарил ребят за хорошую работу и отпустил отдыхать. Обещал охоту после того, как проводим ведьму. Чему они были рады. Охоты давно не было.


Глава 8. Пара для Мирта

Когда прибыла Иоланта, «виновник торжества» лежал в гостиной с поротым задом. Она не стала спрашивать, что произошло. Она уже знала это. Пока Мирт отходил, мы принимали Иоланту как дорогую гостью. Показали новые дома, двор, провели в столовую и угостили напитками собственного производства. Ей понравился брусничный ликёр, который готовила Глория. Он нам всем нравился. Поэтому и водился в доме постоянно. Хорош для разжигания аппетита. После напитков мы сели обедать. Мирт был вызван на обед и несмотря на дискомфорт в районе пятой точки, вынужден был сидеть и принимать участие в трапезе.


          После обеда, Иоланта расположилась в кабинете, являющейся библиотекой. Тесного пространства было достаточно для ритуала поиска пары. Когда мы привели к ней Мирта, он спросил.


— Не понял, к чему всё это?


— Садись и слушай, - сказала Иоланта. – Пару тебе искать будем!


— Чего? Не хочу я пару искать! Не нужен мне никто! Я Лаэрта люблю!


— Поэтому и побежал к нему сломя голову? – спросила она в ответ на его признание.


— Может и так, вам то какое дело до этого? Ай! – Мирт получил увесистый подзатыльник от брата. Гаро смерил Мирта строгим взглядом. Попробуй после такого дёрнуться!


— Мне может и всё равно, мальчик, - заверила ведьма. – Однако, как показывает моё последнее гадание, ты не там ищешь и за пару признаёшь ни того. Ты не любишь Лаэрта. Ты просто к нему привязался. Тебе понравились его ласки и отношение. Но это лишь видимое. На самом желе, твоя пара не только не он, но и не здесь. Он – пара Трейси. Ей и останется. А где твоя пара, я сейчас выясню.


— А если я не хочу?


— А твоего мнения здесь никто не спрашивает. Это заказ твоего брата. За это, он найдёт твою пару и заберёт у нее то, что принадлежит мне.


— Это вы специально делаете, чтобы вернуть свою вещь? Выдаёте её нынешнего владельца за мою пару?


— Наоборот! Моя вещь у твоей пары.


— Что за вещь?


— Амулет в виде маленького флакона. Внутри него кровь дракона. Очень дорогой ингредиент для формирования амулетов богатства. Я утеряла его когда-то. А Вороны нашли его и припрятали. Настоящие сороки! Всё хватают, что плохо лежит! Передавали из поколения в поколение. Так он достался твоей паре.


— И? Кто моя пара?


— Не кто, а где? – поправила Иоланта.


— И где моя пара? – не унимался Мирт. По большому счёту он и не хотел это знать.


— А вот это мы сейчас с тобой и посмотрим, – Иоланта быстро подошла и проколола Мирту палец острым маленьким кинжалом. Он даже ахнуть не успел. Набрав на кинжал немного крови, она понесла его к столу, где разделила всё необходимое. Белая бумага. Свеча белая или красная. Хрустальный бокал, куда она капнула каплю крови Мирта. Прозрачная вода. Иоланта провела свои манипуляции с этими простыми предметами. Когда в ход пошла капля крови вперемешку с водой и воском, Иоланта вылила полученную жидкость на лист бумаги. Образовалась своеобразная карта с помеченными метами. Горы и холмы изображали капли воска, а вода с кровью пространство и дороги. Ведьма произнесла заклинание и рисунок на бумаге стал чётким и хорошо различимым. Вода и воск встали в нужном порядке. Она подозвала Гаро.


— Посмотри, Гарольд, узнаёшь местность?


          Он посмотрел и чуть не упал.


— Да, Иоланта, я знаю эту местность. Когда-то давно, наша стая, где я родился, жила здесь. Но, в поисках безопасного места мы прилетели сюда. Мы тогда спасались от Лютого. А что, там обосновалась другая стая Воронов?


— Видимо, да. Вам стоит вернуться на эту территорию и поискать пару Мирта там.


— Никуда я не полечу, не пойду и не поеду! – заявил Мирт.


— Не спорь, Мирт. Мы позже оговорим с тобой этот вопрос. Полагаю, Иоланта, ритуал окончен. Можно уже его отпускать?


— Да, окончен. Приводите его чувства в порядок и отправляйтесь туда так быстро, как сможете. Главное привезите флакон. Я буду ждать у себя. Где меня найти и как вызвать, ты знаешь, Гарольд Так что не медли. Брату нужна пара. И срочно. Пока он очередную глупость не натворил.


          Я дал знак Мирту удалиться, а сам помог Иоланте собрать все вещи и навести порядок. Она улетела, как только всё было собрано. Гарольд же отправился к Мирту в комнату, поговорить.


— Ну, чего ты опять дуешься?


— Не поеду никуда! – ворчал Мирт. Он лежал на животе на кровати поверх одеяла и обнимал подушку.


— Мирт, ты можешь сопротивляться сколько угодно, однако, от судьбы не уйдёшь. Рано или поздно, она сведёт тебя с твоей парой. Не вечно же тебе бегать за Лаэртом и оставаться одному? Одинокий ворон гнезда не вьёт. А ты пока одинок. Я уже имел с тобой этот разговор, ты продолжатель рода. Иоланта тебе всё уже объяснила. Глупо бежать от того, что предписано свыше.


— Я не желаю знать пару, пока не поговорю с Лаэртом.


— Мирт, ты слышал себя? Да кто позволит тебе с ним поговорить, если рядом Трейси?


— Ты напишешь письмо с просьбой о визите. Я поговорю с ним. Он так и не объяснил мне, зачем он дал этот опыт? Я не просил его об этом. Что он реально собирался делать со мной дальше? Я же ведь не успокоюсь!


— Да, ты та ещё заноза, братец, - вздохнул Гаро.


— Вот и реши проблему, чтобы вынуть эту занозу! Пока не поговорю, никуда не поеду! – Мирт отвернулся от Гаро, давая понять, что разговор окончен. Гарольду ничего не оставалось, как принять эту ситуацию и пойти ко мне за советом.


— Что делать будем? – спросил меня Гаро. – Он никуда не собирается ехать, пока не поговорит с Лаэртом.


— Думаю, им надо объясниться. Мирт имеет на это полное право. Но, письмо с просьбой о разрешении визита надо писать Трейси. Не исключено, что Трейси откажет в визите. По крайней мере, у нас будет причина заставить Мирта ехать за парой. А если всё же разрешение будет получено, тем хуже для самого Мирта. Его сердце и так страдает. А теперь и разбито будет. С учетом того, что мальчик сам этого хотел, пусть страдает. А мы просто будем рядом и поддержим. Идёт? – я обнял Гаро и легко поцеловал в качестве небольшой компенсации за нервотрёпку с братом.  – Не переживай. Я сам напишу Трейси. Так больше шансов, что он не откажет в визите.  Поговори с Миртом и предупреди, что за парой он едет в любом случае.


— Хорошо, - ответил Гаро шёпотом. Ему эта ситуация не нравилась. Меньше всего он хотел сейчас теребить незрелую душу брата. Он опустил глаза и упёрся мне головой в грудь. Тяжко вздохнул и расстроился.


— Гаро, ты чего? – я крепче его обнял. – Не грусти и не расстраивайся. Никто, слышишь? Никто не достоин ни одной твоей слезинки. Даже Мирт. Не плачь, любимый. Пойдем в комнату и приляжем.


          Пришлось мне успокаивать растрёпанные чувства любимого. Он уже не плакал, но ушёл в себя. Мне стоило большого труда вывести его из этого состояния всеми возможными ласками и нежностями. Я завёлся быстро, но мне нельзя было торопиться. Состояние Гаро не позволяло этого. Зато процесс удалось растянуть, и только через три часа он пришёл в норму. Мирт, гадёныш! Это же надо было довести моего любимого до такого состояния!


          Позже я написал письмо Трейси и Лаэрту. Чтобы увеличить шансы на положительный ответ, я обратился к ним обоим. В письме я поблагодарил их за гостеприимство, указал на то, что Мирт соскучился по нему и желал бы обсудить ряд вопросов, беспокоящих его. Поведение Мирта обещает быть подобающим. Я сам это гарантирую, так как буду стоять рядом и присутствовать при беседе. Присутствие Гарольда не предполагается.


          Через неделю пришёл долгожданный ответ. Мы получили высокое дозволение Трейси прибыть вдвоём с Миртом. С нами до границы разрешено было взять столько Волков стаи, сколько нам надо, но у границы они останутся ждать. Дальше к имению нас поведут псы. На беседу не более часа. Мирт будет разговаривать с Лаэртом исключительно в присутствии меня и Трейси. Гарольд удивился такой постановке условий.


— Ну, и кто из них двоих здесь Лютый? – с сарказмом отметил мой Ворон.


— Оба хороши, Гаро. Трейси можно понять. С другой стороны, остаётся не понятным, как ему удаётся так строить Лаэрта, - отвечаю я.


          На следующий день мы начали сборы в имение Лаэрта. Мирт ходил сам не свой. Он собирался только при помощи Гаро. Тот боялся, что Мирт что-нибудь забудет. А чего там забывать? Сумку с небольшим количеством провианта в дорогу, нож и спички для костра? Мирт толком ночь не спал, а утром был похож на варёную муху. Гаро быстро привёл его в порядок, опрокинув на голову ведро ледяной воды. Мирт ругался и фыркал, но проснулся. Затем Гаро помог брату одеться и заставил позавтракать. К слову сказать, я в это время уже был за столом и допивал кофе.


— Опаздываешь, Мирт! – заявил я ему строго. – Кому надо в имение Лаэрта? Мне?


— Прости, Маршалл. Я не спал ночь, а утром встать не мог, - бубнил Мирт.


— Ладно, садись завтракать. Можешь не торопиться, чтобы не давиться едой. В дорогу это вредно, - ответил я. Гаро в это время сел рядом со мной и продолжил свою трапезу, так как был оторван от неё сообщением Глории о том, что не может разбудить Мирта. Оба брата молча поели и вышли во двор, чтобы отправиться в путь. Волки уже ждали нас. Гаро обнял брата на прощание и пожелал хорошей дороги и удачного разговора с Лаэртом. Мирт кивнул на прощанье и выпустил крылья. Я тоже перекинулся, и мы отправились в направлении имения Лаэрта. Мирт летел над нами, а мы бежали внизу, не спуская с него глаз.


          Наконец, он устал. Приземлился отдохнуть. Мы были уже в землях Лютого, поэтому охотиться была нельзя. Мирт достал из дорожной сумки бутерброды и немного поел. Мы с волками были сыты. Однако, Эрику как самому настырному и ласковому досталось пол бутерброда Мирта. Я рыкнул на него, и он отошёл. Не хватало ещё Мирта голодным к концу пути оставить. Да Гаро мне все волосы на хвосте повыдергает, если узнает, что Мирт голодным остался. Немного передохнув, мы пустились дальше. Самое интересное, что ни псов, ни добычи мы не встретили.


Когда мы подошли к границе, нас уже встречали. Мне пришлось перекинуться, а Мирту убрать крылья. В самом имении нас тоже ждали. Первым нас встретил Трейси и провёл в кабинет. В имении всё незримо поменялось. Во-первых, сама атмосфера была другой. Ощущалось присутствие дисциплины, но не страха, как раньше. В самом доме тоже немало изменений и перестановка мебели. Трейси проводил нас в кабинет, где уже был Лаэрт. Мы поприветствовали друг друга и Трейси перевернул песочные часы, объёмом на один час. Тем самым давая понять, что разговор начат, а время запущено.


— Итак, Мирт, - обратился к подростку Трейси. – О чем ты хотел спросить Лаэрта. Всё что тебя интересует, говори ему. Мы с Маршаллом присутствуем как свидетели для соблюдения приличий. Важно, чтобы между вами всё решилось здесь и сейчас. Никаких недомолвок остаться не должно. Ты можешь задавать любые интересующие тебя вопросы в течении этого часа.


— Спасибо, Трейси, - поблагодарил Мирт и начал разговор с Лаэртом.


— Скажи честно, Лаэрт, кто я для тебя был, когда меня притащили сюда твои псы?


— Сначала пленником. – откашлялся Лаэрт. Ему было трудно говорить в присутствии любимого и меня. Он должен был выбирать выражения очень осторожно, чтобы не навлечь праведный гнев Трейси или мой.


— Что изменилось?


— Я говорил тебе, что мне нужен был твой брат.


— Я тут при чём?


— Прости, Мирт. Я не должен был так играться с тобой. Поверь, я раскаиваюсь. Я понял, что не должен был этого делать. Признаюсь, сначала я хотел тебя просто изнасиловать, но понимал, что делать этого категорически нельзя, так ка это усложнит договорённости с твоим братом. Я решил тогда, что будет лучше, если я просто покажу тебе чувственную сторону интимной жизни.


— Зачем? Я не просил этого делать. Лучше бы в клетке запер. Ты прав, ты не должен был играться со мной. Я не твоя игрушка. А самое подлое, ты приучил меня к своему присутствию и необходимости твоих ласк. Ты же знал, что это когда – то закончится! Так зачем делал это каждый день?


— Я не желал, чтобы ты воспринимал меня как врага.


— А как я тебя должен воспринимать после этого?


— Хотя бы не ненавидеть.


— Лаэрт, вспомни. Я ведь просил тебя это не делать, просил отстать. Почему ты не послушал?


— Я всегда принимал решения сам и сам за них отвечал.


          Я наблюдал за реакцией Трейси. Похоже, ответы на предполагаемые вопросы он уже знал и смотрел на всё и всех спокойно. Он строго поглядывал на Лаэрта, если бы был его отцом, а не возлюбленным.


— И на этот раз ты решил развлечься, а потом отдать брату или сделать слугой? Я задавал тебе уже этот вопрос, но вразумительного ответа так и не получил.


— Прости ещё раз, - ответил Лаэрт. – Да, признаюсь, мне было скучно ждать твоего брата, и я решил немного скрасить досуг и одиночество. Поверь, я понимаю сейчас, что был не прав. И готов просить прощения, пока не добьюсь его.


— Скажи, тогда к чему твои обещания?


— Какие?


— Ты знаешь это!


— Ты про мужа?


— Да, про это самое.


— Да, я собирался это сделать в случае, если Трейси не вернётся. Я не был уверен в том, что твой брат и Волки доставят медальон. Ведьма Пустоши славится грозной охраной, которую кормит незваными посетителями.


— Так ты брату не доверял? – изумился Мирт.


— От чего же? Доверял, конечно. Он достойный потомок своих предков, - Лаэрт глянул на спокойное, но холодное выражение лица Трейси. Это означало лишь то, что комплимент он принял, но пока пропустил мимо ушей. Он и без Лаэрта знал, что имеет достойных потомков. Лаэрт продолжал, - У меня не было причин ему не доверять. Однако, никто не давал полной гарантии того, что его визит к ведьме будет безопасным и не окончится плачевно. Если бы это было так, мои псы сразу бы донесли до меня информацию. Потом, я проверил бы всё сам. А уж потом сделал бы тебе предложение.


— Означает ли это, что ты испытываешь ко мне какие-то чувства? – уточнил Мирт.


— Нет, мальчик. Не испытываю. Тогда, когда ты был здесь, мною двигало любопытство и интерес. Сейчас, я полностью от этого избавлен.


— Каким же образом?




— Не переживай Мирт, - вмешался Трейси. – Поверь за каждое своё неправильное действие, слово, намерение, приказ и прочие грехи, Лаэрт наказывается мной каждый день. Бывает бит и даже стоит в углу на коленях. Ни один грех не останется безнаказанным. Поэтому, он уже излечен от глупых помыслов и действий.


— Ты так жесток, Трейси, - спросил я. Понятно же, что такого рода наказания для сильного оборотня, которым являлся Лаэрт, будут как нож по сердцу, унижение и принижение достоинства. Однако, Трейси был неумолим.


— Ни чуть, Маршалл, - ответил Трейси официальным тоном. – А не жестоко было идти по головам и жизням в достижении цели? – Лаэрт при этом притих и опустил глаза в пол. -Ни один Ворон не провинился пред Лаэртом на столько, чтобы быть лишённым жизни или семьи. И если раньше вставить ему мозги было не кому, то я делаю это сейчас. Смягчусь я лишь тогда, когда он будет самостоятельно действовать и рассуждать правильно.


— Тогда мне понятен ход твоих действий и мыслей, - оценил я.  – Остаётся узнать, что же решил Мирт. Время визита на исходе. Надо уже что-то решать. Мирт, говори. Ты приехал сюда, чтобы всё для себя выяснить. Ты выяснил или у тебя ещё есть вопросы? – спрашиваю я Мирта. Он поднял голову на Лаэрта и обратился к нему.


— Теперь я точно тебе не нужен?


— Нет, Мирт. Не нужен, - был ответ Лаэрта.


— А как насчёт меня? Тебе не интересно знать, что я испытываю к тебе?


— Прости…Я не подумал об этом тогда…И сейчас…это уже не важно. Трейси моя пара и мне не нужен другой. Твои чувства не зрелы, и они пройдут. Ищи свою пару. Прости, что не могу ответить тебе взаимностью… Ты же всё понимаешь…


— Понимаю, Лаэрт. Но, не знаю, смогу ли простить тебя когда-либо. Если я найду пару, то ей достанется уже не девственное тело. Гарольд учил меня, что такое делается только после свадьбы. А ты просто развлёкся. А я даже пары не имею. Мне ещё рано. У меня нет полного переброса. Ты просто надругался надо мной, - рычал мальчик.  – А теперь заявляешь, что мои чувства не зрелы, и они пройдут. Ты думаешь, такое легко забыть? Раз так, я больше не люблю тебя! Я тебя ненавижу, Лаэрт! Ты подлец! – Мирт встал. – Маршалл, мы уходим. Я всё для себя разъяснил и больше искать встреч с Лаэртом не буду. Не желаю его больше видеть. О прощении пусть забудет. Я никогда его не прощу!


          Мы с Трейси откланялись друг другу, и он проводил нас с Миртом до выхода. Мирт был не плохо воспитан и кивнул Трейси на прощанье. Затем выпустил крылья и взмыл в небо. Да, действительно, Мирт был достойным потомком Трейси. Несмотря не внешнюю слабость, внутренне он не сгибаем.


          Мы благополучно достигли нашего дома. Гаро с тревогой ожидал наше появление. Мирт, прилетев, сразу бросился в объятия брата и заревел навзрыд. Его сердечко было разбито, но получило ценный чувственный урок. Он дал себе зарок, что не примет пару, если она будет одного пола с ним. И не допустит этого среди своих потомков. Гаро гладил ревущего брата по голове и успокаивал лёгкими поглаживаниями. Так они стояли посреди двора, пока плечи Мирта не перестали содрогаться от плача. Потом Гаро увёл его в дом, дал попить воды и уложил спать. Мирт был на столько эмоционально вымотан, что проспал целые сутки.


          Мы с Гарольдом сидели в этот вечер у камина. Я, как всегда, обнял его со спины и поглаживал плечи. Он млел в моих объятиях. Гаро соскучился по ним, но почему-то не мог дать волю чувствам и пойти в постель заняться любовью. Как-то не до этого было. Я чувствовал его настроение и не настаивал, хотя тоже не отказался бы от ночи любви. Мы просто сидели и говорили о том, как прошёл разговор Мирта с Лаэртом. Гаро не очень был доволен результатом. Но по крайней мере, Мирт не будет больше спешить в имение Лаэрта и делать попытки сбежать. Гаро предпочёл бы худой мир, чем хорошую войну. Я тактично напомнил, что сейчас хорошая война как раз перешла в стадию худого мира. Нам ничего не угрожает, Мирту тоже. Будем жить дальше.


          Шло время. Мирт взрослел и когда ему исполнилось полных восемнадцать лет, он созрел для переброса. Мы устроили грандиозный праздник по этому поводу. Впервые ему было разрешено попробовать ликёр Глории. Ему не понравилось. Решил, что без алкоголя обойдётся. Тем лучше. Нам с Гаро больше достанется.


          На следующий день после праздника, Мирт изъявил желание отправиться в местность, где его стая жила раньше. Ведьма говорила, что другая стая там обосновалась прочно. А значит, они всё ещё там. Путь до этой территории не близкий. Покидать насиженное место не хотелось, без охраны его оставлять тоже. Поэтому было решено, что в нашем маленьком поселении останутся волчицы с волчатами и несколько Волков охраны. С собой мы взяли только Эрика и Томми. Этого было достаточно. Три Волка и два Ворона вполне могут быть мобильные и манёвренные в лесу. Нас ничего не будет задерживать.


          Через неделю пути на высокой скорости, мы прибыли на место. Дозорные Вороны приметили нас уже предыдущим вечером. Сразу подняли гвалт. Однако, Гаро и Мирт полетели поговорить с ними. Стоило им представиться и узнать, что произошло с их стаей, как Вороны дали согласие пролететь им и пройти нам.


          На следующее утро мы прибыли в селение и как полагается, на подходе к нему, перекинулись. Нас встретил вожак селения Андерсон. Он уже знал от дозорных, кто мы и от куда. Мы поприветствовали его как полагается. Он проводил нас в свой дом и усадил за стол. Начался обед и допрос с пристрастием. Пришлось поведать историю убийства семьи Лютым и его псами, о пленении Мирта, путешествии в пустошь к ведьме и возвращении домой. Не стали мы скрывать и целей своего визита. Пришлось упомянуть про амулет в виде флакона.


— Да, знаю я этот флакон. Он в приданном моей дочери числится. Но, пока её нет. Она с другими Воронами сейчас на охоте. Обычно, в такое время и пару отыскать можно. Как прилетит, поговорим с ней. А пока я расположу вас на отдых, - сказал Андерсон.


          Нас расположили в гостевых комнатах. Мирту не хотелось отдыхать, и он полетел в сторону, куда указали дозорные. Именно туда их собратья улетели на охоту. Не долетев до охотничьих территорий, Мирт спустился к ручью, напиться. Перекинулся. Здесь было светло и тихо. Журчание ручья успокаивало. Мирт припал к воде. Он устал и хотел пить. Глотки он делал жадные и глубокие. Вода в ручье выла не только прохладной, но и вкусной. Он увлёкся и не заметил опасности. Неожиданно, рядом со свистом в землю вошла стрела. Тут же Мирт услышал ругань. Ругалась девушка.  


— Чёрные сороки! Не попала! Чтоб тебя… - девушка попыталась скрыться. Но Мирту это как сигнал: «на старт – внимание – марш!». Он схватил стрелу и побежал за девицей что есть сил. Как же она быстро бегала! Догнать её надо ещё постараться. Вдруг она бросила лук и стрелы, перекинулась и взмыла в небо Вороницей. Мирт отметил, как она была красива. Пока летел за ней, отметил, что чёрная спина и крылья сильно переливаются синим цветом. Просто умопомрачительно! Он гонял её по всему свободному пространству неба, сколько мог. Пока не выдохся сам и не вымотал её. Наконец, она бросилась к земле, перекинулась и побежала. Мирт за ней. Он гонял её уже добрых полтора часа. Должна же она была уже устать. Но, нет, она бежала, что есть сил и Мирт не отставал.


— Чего привязался? Отстань, - кричала она.


— Зачем стреляла? – спрашивает он.


— Не твоё дело!


— Моё! Ты в меня стреляла! Убить хотела? – наконец, он нагнал её, толкнул, она полетела по инерции вперёд и упала на спину. Он сразу её оседлал и прижал руки к земле. В глазах девчонки играли те самые чёрные сороки, дышала тяжело. Впрочем, как и Мирт. Её грудь вздымалась от тяжёлого дыхания, чем привлекла к себе внимание Мирта. В газах самого Мирта потемнело ненадолго. Словно в туман попал. Он глянул на неё и промолвил.


— Вот я не понял, зачем ты в меня стреляла? Говори, чертовка! Не пущу, пока не скажешь!


— Вот ещё! Так я тебе и сказала! Ай, не дави, больно!


— Говори, а то покусаю! Меня Волки растили, так что я кусаюсь. Лучше признавайся!


— Ты чужак. Я территорию охраняла. Ты от куда вообще, такой дикий взялся?


— Ты что-то путаешь, дорогая! Это ты тут дикая! Я в гости прилетел! Стаю родственников навестить. А меня стрелами встречают!


— Скажи спасибо, что промазала! Так бы не разговаривали сейчас!


— Ох, какие мы кровожадные! А вот я тебе за такое гостеприимство всыплю по мягкому месту и тогда сразу хорошим манерам научу!


— Только посмей, Ворон драный! Я отцу скажу! Он сам с тебя шкуру спустит!


— О, мы ещё и огрызаться умеем! Значит плохо твой отец тебя саму воспитывал! Курица общипанная!


— Не твоего ума дело, как меня отец воспитывал! Сам ты петух - переросток!


— Это кто тут петух! Я между прочим Ворон знатного рода! Ну, держите меня семеро!


          Он слегка привстал, резким движением перевернул девицу на живот и снял с себя ремень.


— Ты что творишь, гадёныш! – визжала девушка.


— Манерам учу. Именно так мой брат вдолбил мне правила хорошего поведения.


— Отстань, ворон драный! Я отцу скажу! Он тебе это не спустит!


— Опять отцом пугаешь? А мать твоя чем занималась? Почему она не воспитывала?


— Ай, отпусти, изверг!    Нет её! - Мирт одной рукой удерживал её руки на пояснице, а другой начал оглаживать её ремнём. Девушка визжала и вырывалась. Но, разве можно вырваться из-под такого сильного парня, как Мирт. За время жизни в лесном доме и при моей стае, он не только подрос. Но и возмужал. Набрался сил и выносливости.


— Лучше молчи, малахольная! Хуже будет! Я ведь всё равно накажу! Я такого не прощаю! Ишь, чего придумала! Ворона древнего рода убить! Я тебя живо манерам научу! – он полосовал её пухлый зад. Десяти ударов хватило, чтобы Мирт выпустил пар. Затем он связал её руки за спиной и поднял на ноги.


— А теперь идём в селение. Будешь рассказывать всем, за что тебя наказал и связал по рукам Ворон древнего рода.


— Ещё чего! Не дождёшься! – рявкнула она и плюнула в него. Попала на обнажённую грудь. Он взвыл и наградил её лёгкой пощёчиной.


— Стерва! Мало я тебе всыпал! Надо было добавить! Иди давай, да смотри дорогу не перепутай. Я знаю её и не дам тебе свернуть!


— Да от куда тебе знать? – фыркнула она.


— Я родился в этих местах и был достаточно большим ребёнком, когда был вынужден покинуть их. Так что не пытайся обмануть.


          По пути они нашли лук со стрелами и даже ту самую, потерянную Миртом стрелу. Он вёл её впереди себя, иногда останавливался, чтобы прислушаться. Звуки говорили, что идут они правильно.  При подходе к деревне, их окружили мальчишки и девчонки. Стали прыгать вокруг и смеяться.  


— Смотрите, смотрите, гость Киру связал! Он её привязал к себе!


Мирт по началу не понял, что означала последняя фраза, не придал значение. Но, среди детей был маленький братец Киры – Нельсон. Он быстро донёс отцу весть о том, что Киру связали и домой ведут. Андерсон, не веря своим ушам выбежал на улицу и увидел, как посреди селения идёт его дочь со связанными за спиной руками, а ведёт её прибывший недавно гость.


— Сбылось, - прошептал он себе под нос. – Сбылось пророчество!


          За ним выбежали из дома мы с Гаро и наши Волки. Действо становилось всё интереснее, когда Мирт подвёл «пленницу» к дому. Она остановилась напротив отца. Он испытывающе посмотрел на неё и произнёс.


— Что ты на этот раз выкинула?


— Ничего! – рявкнула она.


— Она в меня стреляла и пыталась убить, - пояснил Мирт.  – Я её по всему лесу и небу гонял, чтобы спросить: «за что?».


— И, что она тебе ответила? – спросил я.


— Сказала, что хотела убить.


— Дочь, ты в своём уме? Эта территория его рода! А ты его убить хотела? – спросил отец у дочери.


— Я не знала, кто он папа! У нас таких Воронов нет. Он чужак. Я выстрелила и промахнулась! Он стал догонять и … догнал, - она опустила глаза. Всегда гордая и независимая, она теперь наказана гостем и стоит перед отцом, готовая провалиться сквозь землю.


— Ты помнишь о пророчестве ведьмы Пустоши? – спросил отец свою непокорную дочь.


— Да, отец… - прошипела она сквозь зубы.


— Значит, готовься к свадьбе! Он «привязал» тебя!


— Стоп! Стоп! Стоп! Что это значит? – спросил Гарольд.


— Понимаете, Гарольд. Как бы вам всё по тактичнее объяснить?


— Говорите, как есть! Чего уж теперь?


— Видите ли, Ведьма пустоши была здесь проездом. У нас как раз родилась Кира. Ведьма предсказала, что парой ей станет парень, который свяжет её по рукам. По сути, это как привязка пары.


— Ясно! Мирт, - обратился Гаро к брату. – Ты зачем её связал?


— Чтобы мне в нос не дала! Она больно прыткая и наглая очень. Я её сначала догнал, выпорол и связал, чтобы не грубила гостю.


— Ты её даже порол?  - изумился Гаро?


— Да, а что мне оставалось делать? Она меня убить хотела!


— Понятно, связал! А пороть-то зачем? – не понял я.


— Ага, она ещё обзывалась и оскорбляла! Совсем манер нет! – возмутился Мирт.


— Это ты правильно сделал. Я давно её ремнём не обихаживал, вот и отбилась от рук, - подтвердил отец Киры. – Ей не помешает.


— Я тоже так понял. А то больно язык у неё ядовитый! – согласился Мирт. – Только мне такая жена не нужна. Я не привык, чтобы в моём доме сквернословили! Да ещё убить меня пытались!


— Не переживай, братец, - успокаивал Гаро Мирта. – Перевоспитаешь!


— Больно она мне нужна! – фыркнул тот. – Я сюда за парой приехал, а не девиц невоспитанных переучивать.


— Подожди, Мирт! – осадил я. – Если ты её встретил и связал по пророчеству. Может она и есть твоя пара? Андерсон сказал, что в её приданном числится флакон с кровью дракона. Значит, всё сходится, это она и есть!


— Вот ещё! Пусть сначала её нормальным манерам научат! – заладил Мирт. Не очень ему хотелось в жёны стерву. Он у нас мальчик воспитанный и понятливый. Ни одна волчица не противоречит мужу. А эта прямо бороться с ним готова до потери пульса. – Ну, уж нет!


— Да, Мирт, да! – тихо сказал Гаро брату. – Придётся. Все критерии и приметы сходятся! Стерпится – слюбится!


— Ну и что, что сходятся? Она мне противна! Она плюнула в меня, а я жениться должен?


— Да потому, что за нами ещё долг. Помнишь? Мы должны заплатить ведьме этим флаконом!


— Вот не хотел я того ритуала, Гаро! Нет же, заставили!


— Зато мы достоверно узнали, кто твоя пара.


— Да я смотреть на неё не могу, - ерепенился Мирт.


— Скажи братец, а когда ты впервые посмотрел ей в глаза, что ощутил? – не унимался Гаро.


— Да ничего! Дымка какая-то прошла! Пролетела и опять ясным взгляд стал. Я думал это от напряжения из-за резкой остановки после долгого бега.


— Ничего подобного! Да как бы вы сейчас друг друга не отталкивали, вы уже друг другу принадлежите. Время всё расставит на свои места. И после этого даже не говори мне, что она не твоя пара!


— Не понял!


— Чего ты не понял? Того, что ваши души связались в то время, когда ты ей в глаза посмотрел?


— Ну и что, у неё этого могло и не быть! – возразил Мирт.


— Было! – рявкнула Кира. Она даже глаз от земли не оторвала. Мы все посмотрели на неё и поняли, что Мирт, наконец, нашёл свою пару. Осталось разобраться с помолвкой и свадьбой, приданным и ведьмой!


Глава 9. Невеста без места

          Кира металась по своей комнате как раненый зверь, ругалась   и проклинала гостей и Мирта в придачу. Отец уже отдал распоряжение готовить помолвку. Подруги помогают готовить церемонию, а двое пришли помочь в подготовке её самой. Гости тоже без дела не сидят. Волки, прибывшие с нами, охраняли периметр двора. Их задача – не упустить невесту. Судя по тому, как она кричала и ругалась, когда её в комнате запирали, она вполне могла сделать попытку сбежать. Я предупредил их, чтобы, не упускали с неё глаз. В противном случае, сам с них шкуру сдеру. Вот и не спускали с её окон глаз.


          Ритуал помолвки у Воронов был чрезвычайно прост. Старейшина одевал паре браслеты помолвки после торжественной речи. Он сообщал всем, что пара запечатлена и скоро свадьба. Он браслетами отмечает их статус жениха и невесты. Вот и всё. Но, даже на этот ритуал невесту и жениха надо подготовить. Ритуал простой, но красивый. Когда к Кире пришли подружки, она устроила истерику. «Не пойду и всё тут!». Однако, стоило появиться на пороге отцу и жениху, как она притихла и дала себя подготовить в их присутствии. Порку жениха она ещё помнила, а получить от отца уже не хотела.


          Наконец, её подготовили и вывели на общую площадь, где ждал старейшина и всё селение. Жениху и невесте организовали живой коридор. Они очень важно, медленно и степенно подошли к старейшине. Он произнёс речь.


— Дорогие собратья. Сегодня знаменательный день. Мы отмечаем помолвкой запечатлённую пару Воронов Мирта и Киру. Процесс помолвки так же скор, как и запечатление. Не будем тянуть. Есть ли среди присутствующих те, кто против помолвки этой пары?


— Есть! Я! – крикнула «невеста». – Я не хочу за него. Он мне противен. Как и я ему.


— Это только помолвка, детка, - успокоил старейшина. - Если через месяц вы не передумаете, я вас женю. Если у вас не срастётся, расторгну помолвку. Но, это вряд ли. Тебе не стоит на это рассчитывать.


— Это ещё почему?


— Это потому, что вы уже запечатлённая пара! У таких дело всегда свадьбой заканчивается. И живут долго.


— Я не верю в это!


— Твоё дело, девочка. Кто-то ещё изъявит нежелание помолвить эту пару?  - спросил старейшина.


          В связи с тем, что никто ничего не изъявил такого нежелания, старейшина объявил их женихом и невестой и одел браслеты. Он сцепил браслеты специальными кольцами. Мирт и Кира должны были так ходить до конца дня, чтобы все убедились, что они жених и невеста и больше никто на них претендовать не будет. Надо ли говорить, как Киру это бесило. Мирт же вёл себя достойно. Он как мужчина проявил такт и уважение к невесте и её окружению. Правда, к вечеру его терпение лопнуло, и он предложил невесте расцепить браслеты. Однако, предупредил, чтобы она даже не пыталась делать глупости. В противном случае, он будет вынужден её запереть на весь месяц. Она фыркнула и согласилась. Свобода дороже.


          Нет, сбежать Кира не пыталась, однако, начала выкидывать фортели, которые были призваны вынудить жениха отказаться от неё.


          Первым делом, она навела порядок в доме, и, чтобы иметь причину выйти из дома без дополнительного внимания жениха и отца. Дальше решила устроить большую стирку. Набрав грязного белья в корзину, она мерным ходом пошла к реке. Покачивая бёдрами, она мило улыбалась всем прохожим парням. Она заигрывала со всеми подряд, флиртовала и строила глазки. Это, несмотря на то, что о её статусе было всем сказано официально  Никому кроме Мирта она больше не принадлежит. Однако, девушка делала это так искусно и легко, что парни велись на её уловки и отвечали взаимностью. Вездесущий Нельсон заметил это. Естественно, о неподобающем поведении сестры он доложил отцу, а тот её жениху.


— Не пойму, чего добивается Кира? - спросил Мирт Андерсона.


— А разве не понятно? Она будет делить всё, что захочет, лишь бы дискредитировать себя или тебя! Главное, не допустить свадьбы. Она так же непокорна, как и её покойная мать. Я любил её безумно, однако, с её стервозностью легко справлялся лаской и пониманием. Жена быстро поняла, что я ей не враг и успокоилась. Слушалась только меня. И ты так можешь. Найди к моей дочери подход.


— Легко сказать «найди»! – возразил Мирт. – Она смотрит на меня как на прокажённого. Я, конечно, могу всыпать ей снова и заставить слушаться меня, благодаря страху. Однако, это не эффективно. Ласку до себя она тоже не допустит. Слишком мало знакомы. Что же тогда делать?


— А ты пробовал с ней разговаривать? Узнать поближе. Что думает, чего хочет?


— Как будто я не знаю, о чём она думает и чего хочет? – возразил Мирт. Однако, он понимал, что Андерсон был прав. Надо искать подход. – Ладно, пойду сам посмотрю, чем она там на реке занимается. Может и поговорить удастся.


— Иди, мальчик, иди. Я бы советовал тебе вообще с неё глаз не спускать, - заключил Андерсон.


— Попробую, - буркнул Мирт и отправился к реке.


          Придя к реке, он обнаружил интересную картину. Его суженая полощет бельё в реке, выставив аппетитный зад. Продолжает строить глазки и флиртовать сразу с пятью парнями (!). Мирта подкинуло на месте.


— Что здесь происходит? – гаркнул Мирт, стоя на пригорке. Парней тут же как ветром сдуло.


— А ты не видишь, стираю! – фыркнула Кира.


— Это так у тебя флирт с посторонними парнями называется?


— Они не посторонние! – огрызнулась Кира. – Я их знаю и доверяю больше, чем тебя. Они по крайней мере меня ремнём не били. Они мои друзья и я не собираюсь порывать с ними только потому, что стала твоей невестой. Я невеста, а не монашка!


— Вот именно, невеста! – возразил Мирт, подходя ближе. – А ведёшь себя как ветреная девица!


— Это ты что ли меня будешь учить как себя вести и следить за моей нравственностью? Забудь! – она бросила бельё в корзину и встала перед Миртом, подбоченившись. Взгляд её выражал непокорность и вызов. Мирт понимал это. Однако, здесь и сейчас доказывать ей что-то или уговаривать он не хотел. Физически наказывать тем более. Они скрестились взглядами. Нет, оба уступать не желали.


— Ты просишь о невозможном, - тихо сказал Мирт. – Я не забуду ничего. И я буду наблюдать за тобой. И не позволю делать попытки поставит меня перед людьми в неловкое положение. Не хватало, чтобы сразу после помолвки меня нарекли рогоносцем! Ты моя невеста и я требую…


— Да мне плевать, что ты требуешь! – вспылила Кира. – Я не желаю выходить за тебя!


— Ты забываешь, что если не выйдешь за меня, ты не выйдешь ни за кого! Никто не согласится взять в жёны такую вертихвостку и стерву как ты.


— Ну и пусть! Зато тебе не достанусь!


— Поспорить хочешь? На что?


— На свадьбу! Если выиграю я, то мы расторгаем помолвку, и ты улетаешь! Если ты – будет свадьба!


— Условия какие?


— Просты как трава на берегу! Выдержать мои выходки!


— Почему только твои? Тебе тоже надо выдержать мои!


— Ты не сможешь! Ты с волками рос и не позволишь себе обидеть девушку.


— Сомневаешься?


— Ещё как! Думаю, в этом ты вообще слаб. Только на порку и хватает! – фыркнула Кира. Она опять задела его этим фактом. Дала понять, что не простила его за это!


— Я спрошу разрешения у брата обижать девушек. Точнее только одну конкретную девушку. Тебя!


— Боишься, как бы он сам тебе за это не всыпал? Я гляжу, он у тебя строгий.


— Не столько он, как его муж. Тебе следует научиться подчиняться и слушаться. Он Волк. Непослушания не прощает.


— Я не планирую выходить за тебя замуж и уезжать к тебе. Мне и здесь хорошо!


— Глупая, как ты не понимаешь? Если мы не поженимся и я улечу, тебе здесь тоже никто спокойной жизни не даст. Дурында!


— Сам дурак, если думаешь, что соглашусь улететь от сюда!


— Посмотрим! – прорычал Мирт.


—Посмотрим! – прорычала в ответ Кира. Пока последнее слово осталось за ней. Она дёрнулась, схватила корзину с прополосканным бельём и гордо вздёрнув носик, пошла прочь. Мирт проводил её взглядом, но за ней не пошёл. Он сел на берегу и уткнувшись лицом в колени, засопел. Нет, плакать он не хотел. И не стал. Только от куда взялось это поганое чувство. На душе сел осадок и ноющая боль в груди и низу живота. Ревность? Безысходность? Что? Мирт не мог понять. Он просидел на берегу ещё часа два, прежде чем вернуться в дом невесты. Ладно, она хочет войны, она её получит!


          Когда он пришёл домой, то обнаружил во дворе Киру, упорно подметающую двор. Мирт подошёл к ней и спокойно спросил.


— Твоё предложение в силе?


— Да, хочешь рискнуть?


— Почему бы и нет! Если таково условие формирования моей будущей стаи и продолжения рода, то почему бы не рискнуть?


— А ты я гляжу, рисковый парень! – заявляет эта стервочка.


— Не без этого! Так, как? Ты согласна?


— Да, когда начнём? – у Киры загорелись глаза.


— Да хоть сейчас!


— Ну-ну, валяй! Посмотрим, кого на большее время хватит! – заявила эта язва.


— Начали! – гаркнул Мирт и пошёл в дом.


— Что это с ней, Мирт? – спросил Андерсон, имея в виду возвращение Киры с речки.


— Шлея под хвост попала, папа. Не обращай внимание! Я прошу всех набраться терпения и просто наблюдать. Так как мы устроим небольшие игры на нервах друг у друга. Кира хочет заставить меня отказаться от неё. Ты был прав, отец. Я принял её вызов и намерен выстоять. Прошу никого не вмешиваться и не помогать. Я сам! Сам разберусь с ней! У нас месяц. Я справлюсь раньше. – Мы все, кто были в это время в гостиной не хотели верить своим ушам. Первым порывом Гаро было подскочить и надрать Мирту задницу за это, но я осадил любимого.


— Не лезь, Гаро! Мирт уже большой мальчик и пусть сам разбирается со своей парой.


— Но, Марш! – хотел возразить Гаро. В его понимание никак не входило, что отношения в истинной паре могут быть такими!


— Гаро, успокойся! – отрезал я. – Мирт сам просит нас не вмешиваться. Обещаю, что, если всё зайдёт слишком далеко, я сам надеру обеим задницы. На следующий же день сыграем свадьбу и уйдём домой. Обещаю! Гаро, посмотри на меня. – Любимый всегда немного закрывался, когда я начинал давить или принимал слишком жёсткое решение. Он притихал и отводил взгляд. Придётся его успокаивать и убеждать дополнительно, в постели.


— Ладно, но … Только не сильно давай затягивать. А то я не выдержу и сойду с ума! Наверно…




— Не переживай, любимый! Мирт справится! – я обнял Гаро, а Мирту сказал. – Мирт, ты получил дозволение самостоятельно решить вопрос со своей невестой. Однако, если всё слишком затянется или зайдёт слишком далеко, я вынужден буду вмешаться. Тогда берегитесь оба.


— Да понял я уже! Я постараюсь побыстрее, - пообещал Мирт.


— Главное, нас сильно не втягивайте, - попросил Андерсон.


— Хорошо, я и не собирался.


— Вот и славно. Зови её домой. Пора готовить ужин.


          Мирт кивнул и вышел позвать Киру. Она вернулась быстро и принялась заготовку ужина. Для неё обычное дело. Однако, она не отказала себе в удовольствии напакостить первой. В одну порцию мяса с овощами она обильно добавила красный жгучий перец. Специально для Мирта. У них была договорённость не вмешивать остальных. Вот и постаралась перца насыпать за всех одному. Мирт, не моргнув глазом выдержал эту пытку. Поел немного и спокойно выбросил в мусор остатки своей порции. Также спокойно вышел и пошёл к реке полоскать рот. А сам пока думал об ответных действиях.


          Думал, думал и придумал. Следующим его шагом было сломать ручку дери в её комнате. Он подкрутил замок таким образом, чтобы войти было можно без проблем, но открыть с обратной стороны уже нельзя. Ручка вылетала из замка, а сам язычок замка оставался в своём гнезде. Таким образом, Кира оставалась запертой в комнате. Без еды, воды, удовлетворения потребностей. На утро так и получилось. Дом проснулся от её истошного визга. На крик прибежал отец и увидев дверь, даже не удивился.


— Ничем не могу помочь, - сказал он, памятуя о том, что вмешиваться нельзя. Отец развернулся и едва сдерживая смех, вышел на кухню. Сам приготовил завтрак для себя и гостей. И сколько бы Кира не кричала и не угрожала, ей никто не помог. Даже Нельсон. Мы ели и едва сдерживали смех относительно того, как изящно Мирт наказал Киру за перец в ужине. Но, надо было знать Киру. Сидеть запертой она не собиралась. Пухнуть с голоду или терпеть нужду тоже. Она открыла окно. Перекинулась и вылетела из дома. Облетела по кругу и приземлившись во дворе, снова перекинулась. Зайти в дом через дверь труда не составило.


— Что так долго, дорогая?    - спросил ехидно Мирт. – Мы уже заждались! Долго же ты соображала.


— Ты – подлая скотина! – кричала она на Мирта.


— И тебе доброго утречка дорогая! – ласково и с усмешкой произнёс Мирт. Эти двое общались так, как будто остальных здесь нет.


— Я тебе устрою! Гад такой! Как ты посмел такое сделать? – она была в гневе и не скрывала этого.


— Правда, утро доброе? Сам в шоке, милая. Не ожидал от себя!  - Мирт сохранял насмешливо – ироничный тон.


— Ты издеваешься? – рявкнула она.


— Ничуть, дорогая! – промурлыкал Мирт.


— Ну, я тебе покажу, как запирать меня! – она схватила со стола пустой сотейник и запустила им в Мирта. Тот отклонился.


— Не шали, Кира, а то ремнём пригрею! – предупредил Мирт.


— Мне плевать! Подлец! Лис драный! Ворон общипанный! – ругалась Кира. Каждый раз она посылала в Мирта очередную посудину потяжелее.


— Мирт, успокой её, - потребовал я. Мне уже порядком надоела эта истерика. - Заткни ей рот!


          На что Мирт спокойно встал и направился к Кире. Она попыталась убежать, но была схвачена самым наглым образом. Он перехватил её руки, прижал к шкафу с посудой и требовательно поцеловал. Поцелуй длился ровно столько, сколько Кира билась в объятиях Мирта. Наконец, она поняла, что для того, чтобы прекратить поцелуй, надо просто успокоиться. Она перестала брыкаться и притихла. Мирт разомкнул губы.


— Теперь можешь присоединиться к завтраку, - снисходительно разрешил Мирт невесте.


— Спасибо, дорогой, - прошипела она сквозь зубы и быстрым движением ноги припечатала коленом Мирту в пах. Но, не тут-то было. Он сделал блок и предупредил.


— Ещё одно неверное действие сегодня, и ты останешься без еды на весь день. Поняла? Иди за стол, пока я не передумал, - прорычал он. С его аргументами было сложно спорить, и она подчинилась. Взглянув на отца, она поняла, что он получает от ситуации неописуемое удовольствие. А потому, он ей не помощник. Он даже Нельсона осаживал, чтобы он не сильно выказывал своё веселье. Придётся с ненавистным женихом справляться самостоятельно. Она спокойно села и приступила к завтраку. При ней все сначала примолкли, ожидая её реакцию, а потом просто забыли о её существовании.


          Вечером, отец починил замок в двери. Кира не захотела больше закрывать дверь на замок и стала подставлять стул изнутри, чтобы блокировать открывание двери снаружи. Так ей было спокойнее. Утром она встала раньше всех и занялась завтраком. С завтраком она решила не мудрить, но придумала для Мирта кое-что ещё. Как только он сел на своё привычное место, она подала ему тарелку с едой. Приборы уже лежали на своих местах. И, как только Мирт взялся за них, тут же выронил. Они были горячи до невозможности удержать их в руках. Он отбросил приборы и глянул на Киру. Та, ехидно улыбаясь ему промурлыкала.


— Что-то не так, милый? Тебе еда не нравится? Или приборы? Извини. С едой я старалась. А вот других приборов, к сожалению нет. Придётся есть этими!


— Что ты, золото моё? – ответил Мирт тем же тоном. – Всё нормально. Завтрак я оценю, как только поем. И не приведи тебя силы небес пересолить или переперчить мне его! А вот приборы пойдут эти. Просто, не ожидал того, что они уже горят от нетерпения, когда я ими воспользуюсь!


— Вот как? Что ж, тогда приятного аппетита, дорогой! – Кира скалила зубки как, могла, чтобы вывести Мирта из себя. Но, он молодец, держался. Все сидящие за столом время от времени прыскали в кулак, чтобы не сильно выдавать того, как забавляются, наблюдая за Кирой и Миртом.


          Так они изводили друг друга недели две. Нам уже не казалось это смешным. Мы просто уже устали и молча наблюдали. Первым, у кого начали сдавать нервы – это мой любимый Гаро. Я едва сдерживал его от того, чтобы он вмешался в эти отношения. Впрочем, сами воронята тоже начали порядком уставать от выходок друг друга. Я зажал Мирта в коридоре в один из вечеров.


— Мирт, я предупреждал тебя, что если ваши разборки затянутся, я вмешаюсь?


— Да, Маршалл.


— Так вот, они затянулись. Пощади чувства брата и его самого. Мне уже больно на него смотреть. Вы оба его уже замучили. Если завтра же не примешь кардинальные меры, я вмешаюсь и прекращу этот фарс. Понял меня?


— Да, Маршалл, - Мирт опустил глаза и вырвался из моих цепких объятий. – Я и сам устал. Ты прав, пора заканчивать. Завтра я решу этот вопрос.


— Вот и славно. А теперь марш спать. И не забудь всем спокойной ночи пожелать!


— Не учи ученого, - проворчал Мирт и отправился к Гаро. Он пожелал ему спокойной ночи, и дал обещание прекратить игру на нервах. Гаро поцеловал его в лоб и благословил на сон. Мирт ушёл к себе, но эту ночь он почти не спал. Думал, как решить проблему с непокорной невестой. Победителем должен выйти он. Это однозначно. Иначе, худо будет всем. А ему в первую очередь.


          На утро, была очередь Киры пакостить. Однако, эта язвочка решила повременить и утро прошло относительно спокойно. Она решила, что будет выпендриваться в обед. Она его просто не приготовила и ушла в лес, захватив лук со стрелами. Ушла никому ничего не сказав. Мы уже сами приготовили обед и поели, а Киры всё не было.


— Может сбежала? – предположил я. - Отправить моих Волков на поиски?


— Нет, не надо, Маршалл. Спасибо за предложение, но я сделаю это сам, - возразил Мирт.


—Тогда чего ты ждёшь? – спрашиваю его строго. Это было сигналом к началу активных действий по решению проблемы. Мирт выскочил из дома и перекинулся. Он поднялся как можно выше, чтобы видеть, как можно дальше. И не ошибся. Киру он нашёл в десяти километрах от дома. Зачем она так далеко ушла? Чего добивается? Мирт бросился камнем вниз и перекинулся прямо перед ней.


— Ты чего задумала, невестушка? Уж не побег ли?


— Ещё чего? На охоту пошла! Не видишь? И вообще, ты чего припёрся сюда? Я на охоте!


— И кого уже подстрелила?


— Не уйдёшь с дороги, тебя пристрелю! – выдала эта стерва.


— Вот как? А ну, попробуй! Ты столько времени играла на моих нервах и испытывала моё терпение, что я решил сегодня покончить с этим.


— И каким же образом?


— Лишить тебя кое-чего! Только после этого ты будешь покорнее.


— Это ещё что?


— Твоя девственность!


— Ну уж нет! Ты не прикоснёшься ко мне! – завизжала Кира и бросилась наутёк. Вот, зачем она это сделала? Жизнь с Волками научила его бежать, а точнее лететь за убегающей добычей. А Кира как раз приняла на себя эту роль. Нет, так нельзя! Однако, он бросился за ней и догнал во мгновении ока. Прижав её к широкому стволу лиственницы, он требовательно поцеловал. Затем углубил поцелуй, сделав его немного нежнее. Она начала сдавать и отвечать на ласки. Руки Мирта ходили по всему её телу, лаская и изучая его. Опыт, подаренный Лаэртом не пропал зря. Лаэрту можно сказать спасибо только за это.


— Ты прекрасна в гневе! – прошептал Мирт.


— А ты нет! - прорычала она.


— Прости, не знаю, что на меня находит, когда я вижу тебя в гневе. Мне хочется взять тебя и всю заласкать, чтобы успокоить. Понежить и полюбить. Но, ты не даёшься!


— И не дамся!


— Нет крепостей, которые нельзя взять осадой или штурмом. Я достаточно был в осаде, не находишь? Пора идти на штурм!


— Попробуй, мерзость такая и пожалеешь!


— Ругайся больше, сокровище моё! Это только распаляет меня! – он продолжал методично изучать её тело. Поцелуи перешли уже с лица на плечи и грудь. Он заводил её. Пришлось активнее вспоминать тот бесценный опыт, который дал ему Лаэрт. Пригодилось. Теми же ласками, что и Лаэрт, когда-то, Мирт ласкал и нежил Киру. Она сдалась и уже перестала ругаться и спорить. Он расслабил её напряженное тело, подчинил единому ритму движений. Доставил удовольствие ей и себе. Наконец, она была готова к тому, чтобы принять его. Он был достаточно возбуждён, чтобы с лёгкостью войти в неё. Он сделал это медленно и осторожно, чтобы не причинить много боли. Она стонала и извивалась под ним.


— Скажи, что принимаешь меня! – требовал Мирт. – Скажи, что я нужен тебе!


          В ответ она только стонала и кричала от получаемого удовольствия.


— Скажи! Скажи, милая! Я же знаю, что ты этого хочешь! Не упрямься, любимая! Я не обижу тебя!


— Да! Да! Да! Принимаю! Хочу! – вырывалось из её груди. Как только она это сказала, как Мирт порвал девственную плевру, вошёл дальше и в судорогах оргазма кончил в неё. Что и требовалось доказать! Непреступная крепость сдалась почти без боя. Теперь от свадьбы Кира точно не отвертится! И как миленькая полетит с Миртом в наш дом.


          Когда они закончили и Мирт вышел, они улеглись на траву. Поговорить по душам.


— Скажи, Кира, а ты помнишь свою мать?


— Да, помню. Мне шесть лет было, когда она умерла, рожая Нельсона. А ты?


— Я тоже. Мне было лет десять, когда, защищая весь выводок воронят, мама погибла от рук псов Лютого. Жуткое создание.


— Я слышала, что лютого больше нет.


— Не совсем верно. Он жив-здоров, но уже не лютый. Вернулся его возлюбленный, которого он искал. И теперь Трейси строит Лаэрта как может.


— Ты знал их?


— Пришлось. Я был заложником в доме Лаэрта, пока мой брат не принёс ему медальон с душой и телом Трейси. Тот был недоволен поведением Лаэрта. Вот и воспитывает.


— А где Гарольд достал этот медальон?


— Ведьма Пустоши дала. Правда, плату потребовала.


— О, как интересно. Продолжай. Что за плата? – Кира улеглась на бок и подпёрла голову рукой. Другой она гладила обнажённую грудь Мирта. – Расскажи.


— А нечего рассказывать. Они случайно с Маршалом и волками убили одного виверна их двух. Они ей территорию Пустоши охраняли, чтобы лишних зевак не было. Пришлось нового доставать. Вот и вся плата. Я потом, как-нибудь по подробнее тебе расскажу, как время будет.


— А зачем тебе мой амулет – флакон?


— Видишь ли Кира. Ведьма была столь благодарна брату за поиск нового виверна, что оказала услугу и предсказала мне местонахождение моей пары. Сказала, что я узнаю её по этому самому флакону.


— Ясно.


— Скажи, а почему ты сразу меня не приняла, Кира.


— Свободу терять не хотела.


— Что для тебя свобода?


— Охота, возможность в любое время уйти в лес, подумать. Мне не хватает общения. Отец и брат его дать мне не могут, а бытовая рутина не даёт сделать этого с подружками. На мне хозяйство и дом. Ну, посуди сам! На кого я оставлю отца и малолетнего брата?


— В твоих словах есть смысл, дорогая Кира. Как я раньше этого не понял? Ведь до меня у тебя была своя жизнь. И тебе будет крайне сложно это всё бросить. Теперь я понимаю твой протест.


— Верно, не хочу этого бросать.


— А сразу чего не сказала? Я бы уж как-нибудь решил бы эту проблему.


— Ага, тебе скажешь, после порки! – Кира надула губки. Вот, опять она упомянула эту злосчастную порку.


— Прости, не хотел тебя обидеть. Говорил же, завожусь от твоей ругани. Так что лучше тебе не ругаться. Целее будешь! – мягко усмехнулся от


— Да поняла я уже.


— Значит, мир?


— Мир! – они одновременно потянулись друг к другу, чтобы скрепить этот договор поцелуем. Лёгким и нежным.


Эпилог

Когда эта парочка вернулась из леса, держась за руки, их лица светились от счастья. Отец, я, Гаро Нельсон и волки поняли, что всё в порядке. Недопонимания нет, конфликт улажен, проблема решена. Осталось приготовить свадьбу, отыграть её и вернуться, наконец домой. Гаро мне уже раза три напоминал о том, что соскучился по нашему дому и нашей постельке. И как бы я его не уговаривал, он только настойчивее жаловался на тоску по дому.


          Ещё через две недели отыграли свадьбу. На семейном совете, ещё в период подготовки, было решено, что Мирт останется в селении, где нашёл свою пару. Он вернулся на земли рода и теперь мог продолжить свой род ничего не опасаясь. Теперь он обрёл настоящую семью и не был больше одинок. Поэтому теперь, имея пару, он может строить своё гнездо. Позже стал вожаком стаи Воронов. Напрочь забыл про Лаэрта и Трейси. После свадьбы часто навещал нас в нашем доме. Даже гостил. А когда у него появились воронята, то с гордостью показывал нам их. Хвастался. Какие они умные и красивые.


Наша стая тоже росла. Впрочем, мы тоже без детей не остались. Когда Лоренс с женой погибли на охоте от рогов яка, нам пришлось взять на воспитание двух его волчат: Лорену и Брукса. Эта пара близнецов прочно обосновалась не только в нашем доме, но и в сердце. У Брукса были все задатки лидера. Однако, сестра крутила им как хотела. Строила по полной программе. Это нам кого – то напоминало. А кого, мы даже думать не желали. И так ясно.


          Ведьма Пустоши, наконец получила свой флакон с кровью дракона. Нам и Мирту немного досталось того богатства, которое она наколдовала, благодаря флакону. Странное дело, но этой малости хватило на довольно приличные запасы золота.


          Лаэрт и Трейси продолжали жить, где жили. Однако, со временем Трейси смягчился, сменил гнев на милость. Они писали нам, что у них всё хорошо. Псов они отпустили на родину, а также распустили часть слуг. Первыми были отпущены Вороны. Трейси просил нас приютить их, дать работу и кров. Нам ничего не оставалось, как согласиться. Тем более, что Вороны и принесли то самое письмо. Самих Воронов было трое. Я отписал, что благодарен Трейси и Лаэрту за столь щедрый подарок. Ведь известно, что Вороны лучшие шпионы и охранники. Этим я их и занял.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

1 комментарий

+1
СатоЯ - сама Офлайн 30 сентября 2018 02:57
Ещё один эксперимент. Так получилось, что рассказ начался с названия и случайно увиденной в интернете картинки. Вот бы её на обложку! А дальше от сюжета самой картинки пришлось плясать. Такой работы точно ещё не было. В загон ушло большое произведение о магии. Когда ещё возьмусь, не знаю. Жаль, что в данной работе обошлось без моих любимых эльфов и драконов. Зато есть оборотни. Сочетания любви волков и воронов мне ещё нигде не встречались, поэтому пробую впервые для себя. Однако, что получилось, зацените, пожалуйста. Не судите строго, но обязательно учту пожелания в комментариях. Извините, если не вижу некоторых ошибок. Обычно проверяю на несколько раз. Спасибо!
--------------------
САТО