Феликс Птицев

Квиромания

+3

Несколько слов про нас. Действующих лиц и исполнителей. Я – полный придурок, полный - в смысле комплекции, придурок – в смысле моего отношения к себе и другим; мой приятель – не полный и не придурок, а маленький, цепкий, хищный зверёк, который всегда разнюхает где-что-почём и закатит, если ему этого захочется, сцену. Сцену ревности, сцену пропажи последних денег, сцену битья немытой посуды, сцену…  (СМ. ниже) Цена таких сцен повышается с каждым разом и поэтому существует риск либо окончательно разориться, либо... сойти с ума. Я называю такое поведение своего визави сценическим синдромом. Только это не боязнь сцены, как об этом приступе нервной болезни правильно написано в психологическом словаре, а наоборот – лелеемый с самого детства выпендрёжный образ жизни, при котором человек не может не актёрствовать, не пугать окружающих своими театральными выходками и не устраивать из любой ситуации драматический или комедийный эффект. Некоторые из моих закадычных приятелей, оказавшихся втянутыми в сценические разборки, предположили, что всему виной его неискоренимое гейское фиглярство или, как обозвал такие вспышки гомосексуальной активности один мой знакомый лингвист, КВИРОМАНИЯ. Конечно, среди знаменитых актёров много людей нетрадиционной ориентации. Но неужели в каждом злобном педике сидит-вопит-ругается нереализовавшийся Смоктуновский или Марлон Брандо, а каждый сыгравший в театре своего Гамлета актёр автоматически получает от завистливо-независимых критиков двусмысленное определение «транс»?  Не беру на себя смелость, что либо по данному вопросу утверждать, а всего лишь делаю свои бесхитростные зарисовки, а точнее СЦЕНЫ ИЗ ЖИЗНИ, и тайно надеюсь получить (в том числе от своего разыгравшегося не на шутку приятеля) не только рисковый подзатыльник, но и хоть какой-нибудь смачно-твёрдый аплодисмент. (Ух... вроде всё)     


***

КОРОТКАЯ СЦЕНА. Перетягивание-перещупывание каната. У него маленький и аккуратный, мой больше подходит для других игр, но можно и так. Победителей нет, потому что проигрывать никто не торопится. Канат изгибается, рвётся и... (Жопа, ты опять умудрился кончить раньше меня!)

ПОСТЕЛЬНАЯ СЦЕНА. Нам нужно сделать так, чтобы нас никто не обнаружил. Чем мы там занимаемся. Вроде детской игры в пряталки. Он выбирает привидение, которое живёт под двумя одеялами. Остаются конечности, которые, как лисий (кошачий? бесхвостый?) хвост, выпирают наружу. Можно ущипнуть и прищемиться. (Тихо! Мама же…)

СКАЗОЧНАЯ СЦЕНА. В раздевалке принц и нищий рассматривают друг друга. Они очень похожи, хотя… Меняются местами, сверяя внешние и внутренние данные. Одежда здесь лишняя, потому как можно сориентироваться по реакции верноподданных вуайеристов. Кто-то уже ржёт. Ему достаётся за двоих. (Перед тобой, мальчик, стоит Король! На колени!) 

СЦЕНА С ПРИМЕНЕНИЕМ СИЛЫ. Прогулка по городу. Веду маленького ребёнка в ясли. (Ясно тебе?!) Ребёнок оказывается взрослым, но не хочет в этом признаваться. Поддаю по попе, но он никак не может угомониться. Приходится утешать и предлагать спиртное. Выбирает только самое дорогое и сильнодействующее. (И этот обормот уже собрался в Университет?!)

СЦЕНА В МУЗЕЕ. Мы на экскурсии. Переполох, потому что он пристаёт к иностранцам.  Бедные туристы не знают, как от него отделаться. Я наблюдаю со стороны и запоминаю сцену. Дома повторяем наизусть. Первым ошибается он, потому что - эта картина не продаётся! Заляпал квадрат чем-то белым. Создаём новое искусство в домашних условиях. Лепим одновременно нагую скульптуру рабочего с крестьянином. (Без серпа, пожалуйста, но с яйцами!) 

ДОМАШНЯЯ СЦЕНА. Звучит сирена. Соседи случайно услышали, о чём мы гутарим. Как читали и обсуждали группу «Ленинград». Ждём приезда полиции. Почему-то он радуется и моет руки для наручников. С мылом. С дезодорантом. (Конечно, извращенец!)

ПОРНОСЦЕНА. Смотрим по телевизору, как занимаются сексом. Примериваем позы. Он так не может. Я тоже. Выключаю. Будем учиться прыгать на батуте на улице. (А зачем с тройным пируэтом… в воду?) 

КУЛИНАРНАЯ СЦЕНА. Аттракцион. Он зажмуривает глаза и загадывает желание. Я выбираю то, что есть в холодильнике. Узнай вкус любви! Кислое. Немного холодное. В конце сладкое. (Я так и знал, что это... твоя голубая кровь)

СЦЕНА С МУМИЕЙ. После приступа моей чрезмерной общительности следует наказание. Доступ к телу закрыт. Одеяло превращается в склеп с мумией, которая иногда нервно шипит. Хожу вокруг да около, придумываю, как отдать его на съедение нильским крокодилам. (Да ты ж...ебиптянин!)
 
СЦЕНА ЗАГОРОДОМ. Перегородить огород. В кустах беспризорный воришка. Тычит яблоками, которые он якобы нашёл на дороге. Сторож чешет яйца и спускает с ошейника злую собаку. Эти двое четвероногих сразу подружились и бегут к соседям. (И кто им сказал, что там больше халявы?) 

ЛЮБОВНАЯ СЦЕНА. Спастись от дождя, увеличив площадь зонтика в два раза. Уснуть в шалаше, оказавшись вдруг в сексшоповском сарае. Возбудить в себе членососущего комара, чтобы убить сомневающегося педанта. Научиться кидать стрелы любви. Найти клад, потом рыболовный сачок. Раскочегарить пионерский костёр, чтобы прилетела ночная бабочка.(Да ты... грязный, противный рейнджер!)

СЦЕНА, КОТОРАЯ ПЕРЕХОДИТ СРАЗУ В ДРУГУЮ СЦЕНУ. Не трогай меня. Не трогай ме... Трогай только там. Не трогай там. Там уже больше нет. Нет, пожалуйста, здесь. Здесь живёт дотрога, а там недотрога. Понял, чучело?!

СЦЕНА В ЯПОНСКОМ СТИЛЕ. Она же чайная церемония. Заканчивается без церемоний. Пакетики используются вместо презервативов. Вкус секса сдержанно зелёный. С плавающими кусочками моего нытья по поводу его лимона. (Нет-нет, пожалуйста, только не растворимый кофе!)

ГОРОДСКАЯ СЦЕНА. Изготавливаем пугало. Пугаем прохожих. Тот, кто не испугается, будет приглашен на другую сцену. Не сдрейфил только тот, кто притащил свою безумную пугалицу. Обмен опытом, впечатлениями. (А это и есть... Красная площадь?)

СЦЕНА В СУПЕРМАРКЕТЕ. В очереди он засмотрелся на очередного. Ценник с упаковки не срывается. Клептоман становится сексоголиком. Сексоголик становится душкой-инвалидом. Инвалид катается в непотребной корзине и натыкается на... (Я тебе говорил, что всегда хотел сделать татуху в виде штрих-кода? Тогда не забудь срок годности указать...)   

СЦЕНА БЕЗ ТОРМОЗОВ. Катим на великах в сторону Европы. У кого-то отказали тормоза. Врезаемся в дорогущую иномарку. Из машины вылезает шикарный амбал и улыбается. Он косится в его сторону, утверждая, что "мою олигофрению вылечит только олигарх". Ремонт запчастей. Разбор полётов.(А в следующий раз ты поедешь на... воздушном шаре) 

СЦЕНА С НАДЛОМОМ. Уходящий без нас поезд к тёплому морю. Улетевший без нас в Лос-Анджелес милый Джамбо Джет*. Создаём экипаж. Тренируемся. Почти готовы, но в последний момент его рвёт экзистенциальными недоварениками. Спешно меняем маршрут и готовим новую сцену.(Ну, а девочки? А мальчики... потом) 

СЦЕНКА С КАРТИНКАМИ. Каждый в своей комнате, в своём замке, но при этом всегда может увидеть, что делает другой. Когда он смеётся, я плачу. Когда у меня отличное настроение, он в бешенстве и грозится всех убить. Я пишу ему письмо, которое он не читает. Он рассматривает картинки животных, которые завтра будут спать с ним в одной постели. Ему больше всего нравится... (А-а, опять пришла Зелёная Годзилла?!)

ДЛИННАЯ СЦЕНА. Беспощадное утрамбовывание времени. Потрошитель часов сделал своё дело и теперь может отдохнуть. Темно. Привыкаем к звёздам. В этом месте можно сориентироваться только по сладострастной улыбке.   (Это твой или...  снова твой?)  


                      P.S.

                      Иногда парень бывает таким забавным, что похож на гея.
                      Иногда гей бывает таким парнем, что даже не похож!
                      (Из комментария читателя журнала "КВИР") 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

0 комментариев